ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Лиля Куэйлс

Я росла в фермерском крае возле Визалии, Калифорния, одной из девяти детей в семье, которая знала, что такое тяжело трудиться, чтобы прожить. Папа сам обрабатывал немало земли, и мы также собирали хлопок, фрукты и овощи у других фермеров в крае. Мы были бедными, но слишком счастливыми, чтобы обращать на это внимание.
Мой дедушка был из старомодных пятидесятников, которые верили в силу молитвы. Когда его семья нуждалась, он молился, и Господь обеспечивал нужду, и именно от него я впервые узнала, что Бог отвечает на молитву.
Мой папа был спасен в 1944 году, когда мне было 12 лет, и двумя годами позже он услышал, что служитель, который молился за больных, собирался быть в Фресно. Я родилась с зобом, и даже при том, что это в то время сильно меня не беспокоило, он решил взять меня на собрание, чтобы помолились. Я только что переболела тяжелым гриппом и все еще была довольно слабой, однако я все равно пошла.
Церковь, в которой проводилось собрание, была очень маленькой, и когда мы прибыли, была уже переполнена, и избыточная толпа стояла вокруг здания. Служителя звали Уилльям Бранхам, и снаружи располагались громкоговорители, поэтому мы слышали то, что происходило внутри. Я помню, что когда я впервые услышала тот голос, в нем была особенность, которая заставляла меня хотеть слышать каждое слово. В один момент я стала чувствовать слабость, и я молилась: «Господь, не позволь мне упасть в обморок. Я хочу слышать, что должен сказать этот человек».

После проповеди была сформирована молитвенная очередь, и я была в состоянии в нее войти. Было так много людей, что я с трудом передвигала ноги, чтобы продвигаться вперед. Там не было молитвенных карточек, и в то время брат Бранхам демонстрировал знамение в своей руке.

В одно из мгновений, когда я была достаточно близко, чтобы видеть то, что происходило в районе кафедры, к брату Бранхаму пришла леди, у которой на горле был огромный зоб. Он попросил, чтобы мы склонили свои головы, когда он молился, и когда молитва была окончена и мы подняли свои головы, зоб ушел. Он попросил женщину наклониться вперед, и ее кожа свободно свисала с шеи в том месте, где только за мгновение до этого была туго натянута увеличенной железой.

Я никогда прежде не видела ничего подобного, и я почувствовала себя полностью испуганной от всего того, что происходило. Наконец, подошла моя очередь, и брат Бранхам помолился за меня, и я не знаю, почему я не смогла достаточно поверить в свое исцеление, увидев исцеление той женщины. Я предполагаю, что еще не было мое время, однако я никогда не забывала то, что я видела и слышала в тот день.
Мой муж, Джин, и я поженились в 1951 году, и годом позже у нас появилась малютка девочка. Моя беременность обострила мой зоб, и состояние становилось все хуже и хуже. К 1955 году между зобом и трахеей сформировалась киста. Я задыхалась так ужасно, что едва могла дышать, и я больше не могла трудиться на своей работе по упаковке апельсинов. В конце концов, доктора решились на операцию.

Очень скоро после оперативного вмешательства я была выписана из больницы, доктора почти что стремились избавиться от меня. Они сказали мне, что было бы вполне приемлемо вернуться к работе, и я так и сделала, даже при том, что я едва была способна двигаться. И мне не становилось ни чуточку лучше.
К 1957 году я с трудом поднимала руки. Все мое тело опухло, и я мучилась от постоянной боли. Я молилась, и церковь молилась, и пастор молился. Но каждый вечер, когда я ложилась в кровать, я лежала там и думала: «Я верю, что если бы я когда-нибудь смогла встать перед человеком Божьим, я была бы исцелена».

Однажды в марте мне позвонила моя подруга, сестра Ванда Айерс. Она сказала: «Ты знаешь, что брат Бранхам собирается быть в Окленде?» Это было примерно в 200 милях, а у нас едва ли терлись друг о дружку два пятицентовика. Я задавалась вопросом, как я туда доберусь, и в тот вечер моя тетя заглянула по пути в церковь. Когда я рассказала ей о собрании, она сказала: «Я возьму тебя, и мы сможем остановиться у моей сестры, когда мы там будем».
Мы посетили всю неделю собраний. В пятницу молились за кузена моего папы, и он был исцелен от рака плеча. В субботу приехали Джин и мои братья, и в тот вечер в аудитории находились многие из наших друзей и членов нашей семьи, и я была одной из некоторых, получивших молитвенные карточки на то служение.

Первая женщина, за которую молились, сестра Маккарти, была из нашей церкви, и у нее был очень злокачественный рак. Ее муж и муж ее сестры должны были помочь ей забраться на платформу, потому что она с трудом могла ходить. Господь исцелил ее, и она впоследствии прожила многие годы.
Сестра Джесси Филипс, подруга, была следующей в очереди, а следом за ней был джентльмен, единственный человек в очереди, которого я не знала. Другая подруга, сестра Эвелин Айерс, была следующей, и когда мы оказались в очереди, она сказала: «О-о, я хотела, чтобы у моей дочери, Джанет, назвали молитвенную карточку, и я стала меняться с ней карточками, но я не знаю, правильно ли это».
Я сказала: «Просто держите ее в своем сердце, когда подниметесь туда».
Когда она оказалась перед братом Бранхамом, он рассказал ей об уплотнении на ее боку. Затем он сказал: «Скажите, я также вижу появившуюся маленькую девочку. Ваша маленькая дочь. И у ребенка что-то не в порядке с желудком, и у нее заболевание почек. Разве это не так? Пойдите домой, и возложите на нее тот носовой платок, и пусть она станет здоровой во Имя Иисуса Христа».
Затем была моя очередь, но когда я поднялась к нему, он повернулся к аудитории и вызывал людей из аудитории.
Я плакала, когда там стояла. Проповедь в тот вечер называлась «Бог в Своем Слове», и я могу сказать из глубины своего сердца, что Библия стала живой для меня, когда он проповедовал. Я верила, что проповедь того вечера была как раз для меня. Я могла видеть Бога во всем, и даже было неважно, молились ли бы за меня, я была все еще так увлечена той проповедью.

Спустя мгновение он повернулся и посмотрел на меня, и я знаю, что в то мгновение моя жизнь была открытой книгой, ничего не скрылось. «Вот леди, – сказал он, – это решит вопрос. Вас целая группа, если вы можете поверить». (Я не знаю, говорил ли он о других в аудитории, у которых была та же самая проблема, или обо всех моих друзьях и родственниках, которые в тот вечер были в аудитории.)
Его глаза переместились, и затем он смотрел мимо меня, и я знала, что он видел что-то о моей жизни. Он сказал: «Я только что видел, как что-то произошло. У вас была операция. Правильно. И у вас был зоб горла, и он никогда не приходил в нормальное состояние. Правильно. Вы живете в сельском районе, не так ли? Вы хотите, чтобы я сказал вам, какой у вас адрес? Вы живете на Роут, 1, не так ли? И ваш почтовый ящик 480. Правильно. Вас зовут Лили Куэйлс. Разве это не правильно? Возвращайтесь домой и станете здоровой во Имя Господа Иисуса Христа». Каждое слово было истинным, и когда я сделала шаг, чтобы продолжить идти через платформу, я никогда не чувствовала такое Присутствие. Дух Господа переполнял меня с головы до ног, и мне помогали спускаться по ступенькам. Это было так чудесно.
В тот вечер мы оставались у моей тети, и Джин спросил у меня, как я себя чувствовала. Я сказала: «Джин, у меня такая же боль, как и всегда, но во мне находится что-то, что знает, что я исцелена. Я знаю, что я исцелена».
Мы остались на воскресное служение, затем поехали домой. К воскресному вечеру, когда я ложилась, не было ни капельки боли. Я могла только плакать и благодарить Господа за свое исцеление.
Впоследствии были времена, когда боль угрожала вернуться, однако я просто останавливала то, что я делала, и вспоминала о том собрании, и сразу же я становилась здоровой.
В феврале 1964 года брат Бранхам приехал в Тулар, Калифорния, и меня попросили играть на пианино на собраниях.
Последнее собрание было в воскресенье, шестнадцатого, и в тот день он собирался молиться за всех, у кого была молитвенная карточка. Я некоторое время страдала от двух постоянных состояний: женских расстройств и головной боли от синусита. Брат Билли Пол Бранхам предложил мне молитвенную карточку, но я сказала ему: «Я должна играть на пианино, но если бы вы просто подвели брата Бранхама к пианино, когда вы поведете его с платформы, этого будет достаточно».
Однако в тот вечер, когда была вызвана молитвенная очередь, брат Бранхам покинул платформу и стал впереди с другими служителями, которые присутствовали, молясь за людей, когда они проходили мимо.
Я подумала сама в себе: «Брат Билли Пол заберет его через нижнюю боковую дверь, и он не вернется сюда».
К концу молитвенной очереди он внезапно возвратился на платформу и начал благодарить служителей за их помощь. Я думала, что молитва за больных закончилась, когда он неожиданно повернулся к испанскому брату, который находился на платформе, и сказал: «Не беспокойтесь о вашей маме, с ней все будет хорошо».

Затем он повернулся ко мне. «И вы, сидящая там, та пазуха и женская проблема – я обо всем этом знал наперед. У вас это закончится, не волнуйтесь.
Это было позади нас таким же самым, каким оно было здесь впереди, – сказал он аудитории. – Он знает все об этом». В скором времени и женская болезнь, и синусит были в прошлом.
Когда я оглядываюсь в прошлое, я могу видеть благодать Господа во время всей нашей жизни. Я верю, что мы самые привилегированные люди в мире. Мои мама с папой и все их дети верят Посланию часа. Мы были бедными, необразованными людьми, однако Его благодать к нам принесла духовное богатство, намного больше того, о чем мы могли когда-либо мечтать.




вернуться назад