Пэрри Грин

Деяния пророка

1937 год



Чтобы до конца осознать десницу Божью в трагических событиях 1937 года, и как эти события повлияли на жизнь Божьего пророка, давайте снова обратимся к той поре, когда он был ребёнком, а затем к годам, непосредственно предшествующим 1937 году.

Брат Бранхам родился во вторник, 6 апреля 1909 года, и в 1912 году, когда ему было только три года, у него было первое видение, которое он был в состоянии запомнить. 16 июня того же года поженились мистер и миссис Брумбах, и год спустя, в среду, 16 июля 1913 года, их союз был благословлён появлением девочки - младенца — Хоуп. (Фото №5) Ребёнку Уилльяму Бранхаму, предназначенному стать её будущим мужем, тогда было только четыре года, но уже тогда многие признаки показывали, что Божья рука пребывает на нём. Три года спустя, в возрасте семи лет, он впервые услышал, как из вихря посреди кроны дерева к нему проговорил голос.

В среду, 26 марта 1919 года, родилась Меда Брой — девушка, которой тоже было предназначено стать помощницей пророку Божьему, разделить с ним горькие разочарования, трагедию, а также переживать радость, которую приносила его необычная и бескорыстная жизнь. >(Фото №6)

В промежутке между 1928 и 1933 годом род занятий Брата Бранхама казался наиболее маловероятным для будущего служителя — профессиональный бокс. За это время он провёл четырнадцать профессиональных боёв. Но как прелюдия к жизни служения, где удары судьбы очень сильны, этот опыт был неоценим в строительстве его характера. Призыв Божий в его жизни проявился сразу же после этого периода, когда он обратился, а затем был крещён христианским крещением. Как это замечательно, что даже в такой ранней стадии его христианской жизни он осознал важность крещения в Имя Господа Иисуса Христа. Миссионерская баптистская церковь, в которую он ходил, крестила, конечно же, в титулы Отца, Сына и Святого Духа. Он не мог найти в Слове, где в ранние дни церкви кого-нибудь когда-нибудь крестили как-то иначе, чем во Имя Господа Иисуса Христа. Вообще-то он обнаружил, что креститься в титулы Отца, Сына и Святого Духа — это значит креститься вообще ни в какое имя. Поэтому он попросил, чтобы его крестили во Имя Господа Иисуса Христа, и его так крестили. Это фундаментальное откровение оставалось с ним всю его жизнь, и стало базисной частью его учения, за которое так благодарны многие тысячи.

Посещая эту баптистскую церковь, он встретил прекрасную Хоуп Брумбах. Как бывает со всеми молодыми людьми на земле, сформировалась группа молодёжи с одинаковыми интересами. Сестра Хоуп и молодой Брат Бранхам стали частью этой группы, которую позже назвали “Шайкой”. По старым фотографиям видна теплота и единство их общения. Жизнь улыбнулась Брату Бранхаму, когда узы любви привлекли его и Сестру Хоуп ближе друг ко другу. Их нежные взаимоотношения и его уникальное предложение Сестре Хоуп выйти за него замуж составляют прекрасный рассказ, который он рассказывает на своих плёнках История моей жизни и в книге Брата Гордона Линдсэя Муж, посланный от Бога, написанной им при сотрудничестве с Братом Бранхамом.

11 июня 1933 года на реке Огайо над головой Брата Бранхама появился Свет. Тогда ему было двадцать четыре года. Ему были даны семь масштабных видений. И ещё в этом году, будучи твёрдо уверенным, что в этом им руководит Бог, он сделал шаг веры и начал строительство церкви. Каким бескрайним источником развлеченья для тех, кто видел в этой затее только безрассудство, стал этот неимущий, неиспытанный, самобытный молодой проповедник, который с восьмидесятью четырьмя центами в кармане намерился покорить мир организованной религии. Несмотря на их заявления о том, что он слышал “от дьявола”, и несмотря на их суровые предсказания, что “через год здесь будет гараж”, он продолжал двигаться вперёд, уверенный в том, что это был тот же голос, который безошибочно говорил ему с самого раннего детства.

В то утро, когда он должен был заложить краеугольный камень церкви (Фото №7), Бог дал ему видение. Ему было поручено прочитать 2-е Тимофея 4, где говорится: “Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут… совершай дело благовестника”. Он записал эти стихи на форзаце своей Библии, вырвал его и вместе с памятными записями других людей положил в краеугольный камень. Этот стих стал для него как основание, к которому он часто ссылался в последующие годы. Мир принял его как евангелиста [благовестника — Пер.], но не распознал, что он был пророком Божьим, которому Бог сказал “исполнять труд евангелиста”. Он говорил им: “Можете проследить это аж до того дня, когда я закладывал краеугольный камень этой скинии, и там это записано на форзаце из моей Библии”.

С Сестрой Хоуп они поженились в пятницу, 22 июня 1934 года; он был двадцатипятилетним неопытным проповедником, его возлюбленной невесте ещё не исполнился двадцать один год. Хоть они и терпели недостаток в имуществе этого мира, у них была полноценная и счастливая совместная жизнь.

Их брачному союзу было всего несколько лет, когда он впервые встретился с пятидесятниками и дарами Духа. Это произошло во время его поездки, вдалеке от дома, когда он пришёл на пятидесятническое собрание и увидел проявление даров — это было чем-то совершенно новым для его баптистского происхождения. Его попросили проповедовать на этом собрании, и хотя он пытался остаться незамеченным, Бог не позволил, чтобы это произошло как-то иначе, потому что ему нужно было очень многому научиться от соприкосновения с ними. Его проповедь называлась И он заплакал. Он говорил, как богач поднял свой взор в аду — и он заплакал. Богач увидел, что там нет церквей — и он заплакал. Богач увидел, что там нет Христиан — и он заплакал. Богач увидел, что там нет цветов — и он заплакал. Затем Брат Бранхам сказал: “…и я заплакал”. Проповедь была простой, но на людей она произвела очень сильное впечатление. Приезжие служители приглашали его приезжать и проповедовать в самые отдалённые места.

Во время этого знакомства с пятидесятниками перед ним предстала загадка. Она касалась говорения на языках и истолкования. На тех собраниях были два человека, которые, как было видно, так чудесно были в уделе. Один излагал послание на языках, а другой выдавал истолкование. Это происходило снова и снова, каждый раз сопровождаясь сильным движением Духа на собравшихся. Языки и истолкования, конечно, это по Писанию, но вскоре Брат Бранхам узнал, что где-то что-то не то. После собрания к нему подошёл один человек и спросил, имел ли он (Брат Бранхам) Святого Духа. Так как он был очень скромным, он ответил, что не знает. Тогда этот человек задал свой опорный вопрос, спросив, говорил ли он на языках.

“Нет”, — сказал Брат Бранхам.

“Что ж, — последовал ответ с ноткой самодовольства, — тогда не имеешь”.

Человек допустил ошибку, так как, находясь в присутствии пророка Божьего, призванного от утробы матери и наделённого дарами, намного более глубокими, чем это плотское проявление, он привлёк к себе его внимание, ведь не успел он договорить, как Брат Бранхам увидел видение об этом человеке, которое полностью раскрывало его греховную похоть. В видении он был показан с двумя женщинами, с блондинкой и брюнеткой. Этот мужчина был женат на одной женщине, но жил и имел двух детей от другой. Сам в себе он сказал, что если тот человек имел Святого Духа, то такого ему не хотелось. Вслух он ничего не сказал.

В отличие от того, жизнь второго человека, через его дар различения, была представлена Брату Бранхаму совершенно чистой.

Именно из этого опыта он извлёк урок о двух лозах. Тот же самый дождь, ниспадающий на пшеницу, ниспадает и на плевелы тоже. Они оба восхваляют Господа, в то время как один — пшеница, а другой — плевел для сожжения.

Несмотря на горький опыт с ложной лозой, пятидесятники произвели на него очень сильное впечатление. Он взахлёб рассказывал своей жене о тех людях, которых он встретил, рассказывая ей и другим о полученных приглашениях и предложениях проповедовать. Но многие из тех, кому он так доверял, стремились охладить его пыл. И вскоре они отговорили его присоединяться к тем, как они назвали, “дрянным пятидесятникам”, убеждая, что всё это непременно кончится провалом. Как он сам позже признался: прислушавшись к этим людям вместо Бога, он допустил свою самую большую ошибку.

В пятницу, 13 сентября 1935 года, у Брата Бранхама и Сестры Хоуп родился сын. Его назвали Билли Полем. Тринадцать месяцев спустя, во вторник, 27 октября 1936 года, они были благословлены дочерью Шэрон Роуз [Саронская Роза — Пер.], чьё имя происходило от имени Розы Сарона, Христа [В Синод. пер.: “Нарцисс Саронский” — Пер.]. Но счастливая пора молодого проповедника, который исполнил не всё, к чему призвал его Бог, была на исходе.

К концу 1936 года начали сгущаться штормовые тучи, которые несли дожди, сильные дожди. Вскоре тихая река Огайо превратилась в бурный, стремительный поток, угрожая полностью поглотить и уничтожить селение Джефферсонвилл. Молодой проповедник Бранхам, как любитель природы и опытный речник, отправился на своей лодке спасать от разлившихся вод другие семьи и всех, кого ему было по силам. Увлёкшись заботой о других, он оказался на несколько дней отрезанным от своей жены и детей. Отрезанные друг от друга, они так и оставались в уединении и замешательстве, наступившем после того, как наводнение спало. Именно в это время, когда он сломя голову искал свою семью, Хоуп заразилась болезнью, которая вскоре оборвала её молодую жизнь.

В здании скинии, воды наводнения поднялись настолько высоко, что скамейки и кафедра всплыли до самого потолка. Во время этого наводнения произошло удивительное событие, достойное внимания всего мира. Брат Бранхам оставил свою Библию на кафедре, открытую на том месте, которое он читал в прошедшее воскресенье. Бурлящие воды проникли в здание и подняли кафедру и скамейки к самому потолку, однако, когда вода упала, кафедра опустилась точно на то же место, на котором она стояла; Библия была по-прежнему открыта на том же самом месте, и на Слово Божье не попало ни капли воды. Со скамейками была другая история, потому что они опустились наперекосяк. Так как естественное является прообразом духовного, это ясно указывало, что за кафедрой всё было в порядке, но на скамейках это было не так.

В четверг, 22 июля 1937 года, Брата Бранхама вызвали в больницу, где присматривали за Хоуп. Его встретил доктор Сэм Эйдар, который всю жизнь был его другом. У доктора было мрачное лицо. “Если хочешь увидеть её живой, — сказал, — немедленно иди туда”. Когда он вошёл в комнату, её слабое, покалеченное болезнью тело каким-то образом дало ему знать, что она уходит из этой жизни. Мучаясь от мысли потерять её, он закричал к ней.

Милые чёрные глаза открылись в последний раз. “Билл, — спросила она, — зачем ты позвал меня назад?” Она описала ему прекрасную землю, по которой её несли ангельские существа. В тот момент она беспокоилась только о нём. Ему снова нужно жениться. Он заслуживает иметь того, кто любил бы его. С любовью на лице, в последний раз она заговорила о его желанной винтовке, которая так много для него значила. “Когда придёшь домой, — сказала она, — посмотри сверху буфета. Там у меня спрятаны деньги, монеты в пять и десять центов, которые я экономила”.

Те деньги, пять или шесть долларов, были там, где она ему сказала. По её просьбе он взял их, купил винтовку, и сегодня она является безмолвным свидетельством любви и доброты верной жены и сестры в Господе.

В ту самую ночь, когда умерла его жена, безнадёжно больную малютку Шэрон Роуз срочно увезли в больницу. Молодому проповеднику предстояло выдержать ещё один ошеломляющий удар. Тело его жены едва ли отвезли в морг, когда до него дошли вести, что он должен торопиться к своей дочери, пока она тоже не умерла. В больнице ему сообщили ужасную новость, что у его ребёнка было сильное инфекционное заболевание спинного мозга. Она была изолирована от остальных, но он ускользнул от медсестёр и прошёл к ней через подвал здания. Ребёнок ужасно страдал. Когда он с ней разговаривал, она, казалось, пыталась помахать ему ручонкой, но боль была настолько сильной, что у неё перекашивались глазки. Как же он желал поменяться с нею местами и избавить её от этих страданий.

Затем сатана принялся досаждать ему, спрашивая его, какому Богу он служит, когда жена лежит в морге, а ребёнок так страдает и вот-вот умрёт. “Ты говоришь, что любишь Его, а Он любит тебя, — сказал сатана, — смотри, что Он с тобой делает”. Это было самым тяжёлым испытанием Брата Бранхама, но сквозь всю эту толщу пробилось Слово: “Господь дал и Господь забрал. Благословенно имя Господа”. Он похлопал личико своей дорогой дочери. “Дорогая, — сказал он, — папа встретит тебя на другом берегу”.

Наступила суббота, день похорон Сестры Хоуп. У него не было участка на кладбище, чтобы похоронить свою жену. Её родители отдали ей свой участок. Обременённый, подавленный и переполненный отчаянием о потере столь любимого им человека, на его сердце навалилось бремя, что его дочь в больнице тоже висит на волоске между жизнью и смертью. Гроб Сестры Хоуп подняли над открытой могилой, служитель произнёс заключительные слова, но Бог показал Брату Бранхаму окончательную победу над могилой, потому что, бросив взгляд на растущие там кедровые кусты, он увидел, как там стояла она. Когда он приблизился к месту могилы, она подошла к нему сзади, опустила свою руку в его руку и стояла там в другом измерении, когда они наблюдали, как её гроб опускали в землю.

Маленькая Шэрон Роуз умерла вечером того же дня, когда похоронили мать. В понедельник могилу Сестры Хоуп вскрыли, и прямо на её гроб положили крохотный гробик её дочери. Он похоронил её на руках матери.

Для пророка Божьего это было ужасное время горя и испытания. Он даже помышлял о самоубийстве. Он спрашивал у Бога, почему Он не заберёт его, для чего он всё это терпит. Но, переживая безысходность и отчаяние, однажды ночью, когда он уснул, Бог дал ему видение о Небесах. Казалось, что он действительно там находился, прогуливался по красивой местности, когда к нему подошла молодая, очень красивая девушка и заговорила с ним. На вид ей было где-то семнадцать, восемнадцать лет.

Он сказал: “Мне кажется, я вас не знаю”.

“Папа, — ответила она, — я твоя Шэрон Роуз”.

“Но ты же была совсем ребёнком!” — воскликнул он.

“Папа, неужели не помнишь, как ты учил о вечности?” — спросила она.

“Нет, помню”, — согласился он.

“Папа, мама ждёт тебя там в доме”, — сказала она. “Я пойду к воротам и буду ждать Билли Поля”.

Он поднялся на холм и увидел такой совершенный дом, который превосходил всё, что он мог себе вообразить. Когда он приблизился, ему навстречу вышла Хоуп, это было подтверждением, что это изящное место на самом деле принадлежало им. Однажды, в самую раннюю пору их совместной брачной жизни, они одолжили денег, чтобы в мебельном магазине на Рыночной улице города Луисвилла купить кресло фирмы “Моррис”. Недолго красивое зелёное кресло украшало их жилую комнату, которое далось им благодаря осуществляемому плану “доллар получил, половину отдал”. Но даже это небольшое финансовое бремя оказалось непосильным для их бюджета, и он принял решение отдать кресло назад. Однажды он вернулся домой с работы, а его жена испекла вишнёвый пирог и приготовила разную другую любимую им пищу, которую могла себе позволить. Она его очень обрадовала, но как только он вошёл в жилую комнату, он увидел, почему. В тот день забрали кресло, которое так ему нравилось. Хоуп старалась изо всех сил облегчить ему тот день. Теперь же, когда она вела его в видении по их жилищу и когда они вошли в парадную комнату, он был в восторге, увидев то же самое зелёное кресло. “Билл, теперь твои труды закончились, — сказала она. — Теперь ты можешь сесть и отдохнуть; этого уже никто у тебя не заберёт”.

Билли Полю ещё не исполнилось двух лет, когда умерла его мать. Он её не помнит; последующие четыре года Брат Бранхам был для него и матерью и отцом. Требовалась большая смекалка, например, будучи не в состоянии приобрести детскую бутылочку, Брат Бранхам использовал для своего сына бутылку из-под Кока-колы, надев на неё резиновый сосок. Чтобы она не остывала, он носил бутылку во внутреннем кармане пальто. Ночью он клал подготовленную бутылку себе под шею, чтобы она была в его распоряжении, когда Билли с плачем просыпался среди ночи.

На протяжении нескольких лет, предшествующих смерти Сестры Хоуп, особенно после рождения детей, по хозяйству и в уходе за детьми ей помогала одна молодая соседская девушка. После смерти Хоуп для этой девушки, тогда ей было восемнадцать, было вполне естественным продолжать ухаживать за Билли Полем. Каким утешением для Брата Бранхама, который пережил такую утрату, было видеть, что Билли оставался под опекой способного, любящего и доверенного друга, Меды Брой.

Конечно, начались неминуемые разговоры, в которых молодой проповедник и эта девушка фигурировали в роли романтической пары. Хотя это началось как невинная шутка, вскоре разговоры переросли в порочные сплетни. Наконец, Брат Бранхам подозвал её к себе и сказал: “Меда, ты хорошая девушка… Мне кажется, я больше никогда не смогу жениться, Меда… я так сильно любил Хоуп. Лучше просто найди себе парня. Давай больше не видеться друг с другом. Ты заслуживаешь хорошего мужа”.

Сестра Меда (тогда ей было двадцать два года), взволнованная сплетнями, опечаленная, что люди неправильно поняли их отношения, пошла в тот вечер домой. Она попросила у Бога утешительный стих из Писания, и когда она открыла Библию, страницы раскрылись на Малахии 4:5: “Вот, Я пошлю вам пророка Илию…”

Бог также проговорил к Брату Бранхаму, и в Его словах не было ни тени неопределённости: “Пойди, возьми Меду Брой и 23 октября женись на ней”. Таким образом, в четверг, того же числа 1941 года они поженились. Ему было тридцать два года, ей было двадцать два. Билли было шесть лет.

Брат Бранхам копил деньги, чтобы съездить на охоту, которая приходилась на время свадьбы. На подходе был и медовый месяц. Так что он просто совместил и то и другое. Он взял свою молодую жену и сына, и они поехали на охоту, которая и стала их медовым месяцем. В этой поездке они чуть не погибли в буране. Он оставил свою жену с сыном в крохотной пристройке и ушёл охотиться, когда внезапно поднялась вьюга. Он заблудился и был отрезан от них, но Бог спас его, напомнив о телефонном проводе, простирающемся по горному хребту. Он просто пошёл в том направлении, где был известный ему провод, и следуя ему он добрался до хижины.

В незабываемом 1946 году, в который Брату Бранхаму явился ангел, Сестра Меда родила девочку. Это произошло 21 марта, и младенца назвали Ревеккой. Её изъяли через кесарево сечение. Ревекке было всего несколько недель, когда Бог позвал его в поездку для серии собраний. Он получил от ангела своё поручение: проповедовать и начать пробуждение, которое охватит весь мир. Когда он увидел свою дочь в следующий раз, ей уже было шесть месяцев.

После кесарева сечения при рождении Ревекки врачи сообщили семье Бранхамов, что Сестра Меда больше не может иметь детей. Он об этом не очень беспокоился, потому что ему уже было тридцать семь лет, и это, вероятно, мог быть окончательный состав его семьи. Но летом 1950 года он получил потрясающую новость. К нему пришёл ангел и сказал: “У тебя от твоей жены Меды будет сын, и ты назовёшь его Иосифом”. Это напрямую противоречило медицинскому заключению врачей, но, как Авраам, он “не принимал во внимание” свидетельство врачей. Бог сказал, что у него от Меды будет сын, и что его имя будет Иосиф, и на этом вопрос решён. Так что он начал рассказывать об этом. И действительно, Сестра Меда снова ожидала ребёнка. В понедельник, 19 марта 1951 года, она родила — снова через кесарево сечение — девочку. Её назвали Саррой.

Врачи, конечно, были изумлены, но они допускали, что это было исключительным случаем, в высшей степени необычным, и в любом случае, это был последний её ребёнок. Люди осмелились насмехаться. Они говорили такие вещи, что ангел, может, сказал “Жозефина”, а не “Иосиф”. Брат Бранхам твёрдо держался известной ему истины: “Ангел Господень сказал, что у меня от Меды будет сын, и его имя будет Иосиф”.

В конце 1954 года Сестра Меда снова забеременела. Теперь разносились плотские пророчества, что не только ребёнок умрёт, но и она тоже умрёт. Один человек особенно страстно пророчествовал об этом, и этот человек умер. В четверг, 19 мая 1955 года, в возрасте сорока шести лет Брат Бранхам стал очень гордым отцом мальчика. И он назвал его Иосифом. Он сказал: “Иосиф, долго ты не появлялся!”

Пусть это станет уроком для мира. В руках врачей были все факты. Их обследования Сестры Меды дважды обнаруживали, что, согласно их профессиональному заключению, рождение детей было невозможно. Но Ангел Божий сказал другое. “Пусть Бог будет прав, а каждый человек — лжец”.

В 1960 году у Брата Бранхама был один опыт переживания, о котором он впервые рассказал 15 мая 1960 года на плёнке под названием Отверженный Царь. Это переживание часто вспоминают под названием За завесой времени. В нём Брат Бранхам был взят (переселён), и ему было дозволено взглянуть за завесу времени. В его рассказе он говорит, что когда он там находился, к нему подошла Хоуп, одетая в белую одежду. Вместо того, чтобы назвать его “мой дорогой муж”, обняв его, она сказала “мой дорогой брат”. Потом произошло что-то странное, потому что другая женщина тоже обняла его со словами “мой дорогой брат”. Затем две женщины обняли друг друга. Вспоминая, какой ревнивой была Хоуп, он был этим очень сильно изумлён, но потом понял, что это была совершенная любовь. В происходящем отсутствовали обычные человеческие рефлексы; порочного греха этой жизни не стало. Но проявлялось обилие совершенной любви. Во время этого возвышенного переживания ему было сказано, что ему на некоторое время придётся возвратиться в эту жизнь, но потом наступит время, когда “все, кого он любил, и все, кто любил его” снова будут там.

В 1963 году, проповедуя откровение Шестой Печати, он рассказал сон, который был ответом на вопрос Сестры Меды, который она задала за несколько недель до этого. Её вопрос был о том, что будет с ними по ту сторону, так как она и Хоуп любили его, и он любил их обоих. Кто будет его женой? Снова был сон о Небесах. Он присутствовал на большой перекличке, не на Суде, на этой перекличке получали награды. Некий записывающий ангел называл имена, и те люди выходили вперёд. Он сказал, что вызывали примерно так: “Ор-ман Не-вилл”, и Брат Невилл проходил среди людей, все приветствовали его, он поднимался и получал свою награду. Брат Бранхам сказал, что он сочувствовал каждому проходящему, ведь они, наверное, так смущались проходить через всех этих людей, когда вдруг он услышал, как голос сказал: “Уилль-ям Бран-хам”. До этого он об этом не задумывался, но теперь ему придётся идти точно так же, как им. Он направился через массу людей, и все приветствовали его: “Благословит тебя Бог, брат”, — хлопали его по плечу, “Благословит тебя Бог, брат”, — говорили все. Он тоже каждого приветствовал, тем временем люди образовали для него проход. Никто не торопился, ведь у них для этого целая вечность. Когда он приблизился к большим ступеням цвета слоновой кости, он подумал, что ему придётся подниматься по ним одному, как кто-то вложил свою руку в его. Он взглянул, и это была Хоуп. Как только это произошло, он почувствовал, как что-то вдруг коснулось другой руки, он посмотрел, это была Меда. Затем они вместе стали подниматься по ступеням.

Женщины, помните высказывание Брата Бранхама, что, служа своему мужу, вы служите Богу. Задумайтесь над этим, он не сказал, что назывались имена женщин, но они поднимались по ступеням вместе с ним. Это должно бы побудить вас, сёстры, сильно любить своих мужей.

Брат Бранхам любил Сестру Хоуп и Сестру Меду. Также он часто говорил, что если мы любим его, то пусть мы лучше проявляем это для его семьи. Он высоко ценил Сестру Меду. Он знал, что множество её седых волос были результатом служения ему, ведь она стояла между ним и общественностью, чтобы давать ему покой, облегчение от стресса. Он говорил о том, как она его любила, хотя он часто приезжал с собраний, и только успеет переодеться, как тут же отправлялся на охоту, возвращался с охоты, только успеет упаковать чемодан, и снова уезжал на собрания. Но он говорил, что у неё всегда было всё подготовлено для него. Она никогда не жаловалась. Она просто занимала своё место жены Божьего пророка.

Для Брата Бранхама потеря Сестры Хоуп было одним из самых тяжёлых событий за всю его жизнь, но, как вы видите, это было волей Божьей, чтобы Иосиф родился от Сестры Меды.



Up ^