Пэрри Грин

Деяния пророка

Возвышение человека



Я не желаю “возносить” Иисуса Христа. Также у меня нет желания “возносить” Брата Бранхама. Это может прозвучать странно по той причине, что люди неправильно понимают значение этой фразы. Она взята из Иоанна 12:32, где Иисус говорит: “И когда Я вознесён буду от земли, всех привлеку к Себе”. Но эта фраза часто цитируется как “когда Я вознесён буду, всех привлеку к Себе”. Слова “от земли” опускаются. Этот отрывок относится к смерти Иисуса, потому что следующий стих, Иоанна 12:33, говорит: “Сие говорил Он, давая разуметь, какою смертью Он умрёт”. Этот отрывок относится к предстоящему распятию. Поэтому у меня нет желания “возносить” Иисуса Христа, “снова распинать его”, как говорится в 6-й главе Послания к Евреям.

Противники этого послания часто ошибочно обвиняют нас в “вознесении” Брата Бранхама. Я снова говорю, я не желаю “возносить” Брата Бранхама, но я желаю прославлять Бога в нём, как прославляли Бога в Павле.

Брата Бранхама называли всеми возможными именами: от Бога до сатаны. Но люди имеют тенденцию “делать из человека Бога”. Например, мусульмане объявили, что Мухаммед, арабский пророк, живший в период с 570 по 632 год нашей эры, является их спасителем. То есть, они взяли человека и сделали из него Мессию. С другой стороны, христиане утверждают, что Иисус Христос из Назарета, рождённый от девы Марии, является их Господом и Спасителем, их Мессией, их Искупителем, жертвенным Агнцем, но Он был вознесён от земли, потому что кто-то считал, что Он делал из Себя Бога. Ученикам запрещали называть его “Иисусом”, потому что само Его имя означает “Иегова Спаситель”. Так же им запрещали называть Его Эммануилом, что означает “Бог с нами”. Действительно, Иисус Христос Нового Завета был Иеговой Богом Ветхого Завета. Мы знаем, что всё, что было в Боге, Он излил во Христа, и всё, что было во Христе, Он излил в Свою Церковь.

Затем, в Библии мы находим примеры, когда мужей Божьих ошибочно принимали за Мессию. Первый пример, конечно, это Иоанн Креститель, который пришёл в Духе Илии как предвестник Иисуса Христа, исполняя Малахию 3. Сам Христос о нём засвидетельствовал, сказав, что это был Илия, которому надлежало придти и обратить сердца отцов к детям. Люди ошибочно приняли его за Христа, потому что они ожидали первое явление Господа.

На Павла после кораблекрушения, да ещё после укуса смертоносной гадюки, смотрели как на дьявола. Они посчитали, что гадюка была отмщением Божьим, за то, что он спасся от кораблекрушения. Однако посмотрите, как изменилось их отношение, когда он не умер от укуса змеи. Они тут же поменяли своё мнение и сказали, что он был богом. Они также “почитали нас с великим уважением”, как сказал Павел, и нет сомнения, что у них было желание поклониться ему за чудесные дела, которые он совершил посреди них.

В доме сотника Корнилия Петра встретил человек, поклоняющийся ему, потому что Пётр пришёл как исполнение видения, данного Корнилию. Пётр отказался принимать такое почтение, надлежащее только Богу, и убедил Корнилия, что он был таким же человеком, как и он.

В Откровении 19:10 Иоанн рассказывает: “Я пал к ногам его (к ногам ангела посланника), чтобы поклониться ему; но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям Твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись, ибо свидетельство Иисусово есть дух пророчества”.

Павел, проповедуя в Ликаонии, вдруг увидел, что у одного хромого была вера для исцеления, и он “Сказал громким голосом: …встань на ноги твои прямо. И он тотчас вскочил и стал ходить”. Видевшие это люди тут же провозгласили, что “боги в образе человеческом сошли к нам”. Они уже были готовы принести жертву, веруя, что Варнава, бывший с Павлом, это Юпитер, а Павел — Меркурий. Два апостола, услышав сие, “разодрали одежды и, бросившись в народ, громогласно говорили: Мужи! что вы это делаете? и мы — подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу живому”. Почему же эти несчастные, введённые в заблуждение люди делали это? Потому что они видели силу Божью, проявляющуюся в этих двух мужах, так что они пытались сделать этих людей богами.

Теперь, в Иоанна 10:34 Иисус говорит: “Не написано ли в законе вашем: ‘Я сказал: вы боги’? Если Он называл богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, — Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: ‘богохульствуешь’, потому что Я сказал: ‘Я Сын Божий’?” Иисус ссылался на высказывание Давида в 81-м Псалме, 6-м стихе: “Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы”. Иисус напомнил им, что Писание не может быть нарушено. Таким образом, это высказывание, что те, к кому приходит Слово, являются богами — истинно.

Некоторые называли Брата Бранхама Богом. В его проповеди Раненый змей или Кто такой Уилльям Бранхам, он привлекает внимание к этому убеждению, которого придерживались некоторые люди, и не оставляет никаких сомнений, что он это осуждает. На этой плёнке он говорит, как однажды на юге к нему подошёл один человек и сказал: “Я верю, что вы Сын Божий”. И ещё, один человек в Канаде написал ему поздравительную открытку, которая гласила: “Уилльям Бранхам — мой Господь”. В тех местах он даже нашёл людей, крестящих в имя Уилльяма Марриона Бранхама. (Помните, как Павел сказал: “Благодарю Бога, что я никого из вас не крестил, кроме Криспа и Гайя, дабы не сказал кто, что я крестил в моё имя”.) Иоанна Крестителя, предвестника первого Пришествия Христа, некоторые называли Богом. Чтобы прообраз не изменился, было необходимо, чтобы кто-то называл и Уилльяма Бранхама, предвестника второго пришествия, Мессией. Подобным образом, будучи посланником седьмого периода церкви, его должны были назвать Богом, как называли Павла, посланника первому периоду церкви.

В своей проповеди Раненый змей Брат Бранхам рассказывает о видении змеи, которую он ударил и ранил. В видении что-то отвлекло его внимание, и прежде чем он успел ударить её ещё раз, змея уползла в воду. (Брат Бранхам всегда учил, что вода представляет массу людей.) Истолкование видения было таково: убеждение о том, что он был Сыном Божьим, Мессией, так и будет оставаться среди людей, хотя он нанёс по этому поверью очень сильный удар. Но он сказал, чтобы мы не имели к этому никакого отношения. Он назвал это антихристом, потому что это превозносит его в положение Христа. Подобно Иоанну Крестителю, он сказал: “Я должен умаляться, Он должен возрастать”. Он сказал, что прежде чем придёт Всё во Всём, будет пророк в духе Илии. Он не отрицал, что он им был, но на одной из своих плёнок по Вопросам и ответам он высказал предупреждение: “Если вы замещаете мной Иисуса Христа и говорите, что я Господь Иисус Христос, вы делаете меня антихристом”. Он продолжал: “Я скорее предстану перед Богом, как не исполнивший свои обязанности, чем встречу Его как антихрист”. Но для прояснения ситуации он использует простое сравнение: “Если бы во мне находился дух Бетховена, я бы сочинял музыку как Бетховен, поэтому, если вы говорите, что во мне обитает Христос, я молю, чтобы вы оказались правы на все сто процентов”.

На 277-й странице книги Изложение Семи Периодов Церкви Брат Бранхам говорит: “Я хочу провести ещё одно сравнение между Седьмым Посланником, предвестником второго Пришествия Господа, и Иоанном Крестителем. Этот пророк-посланник будет иметь такую силу пред лицом Господним, что будут такие, кто ошибочно примут его за Мессию, точно как сделали в дни Иоанна, когда они вышли и спросили, не он ли Мессия, и он ответил, что нет”. Но Брат Бранхам предупреждает нас о том, что в последние дни будет какой-то дух, который обольстит некоторых людей поверить, что Седьмой Посланник и есть Мессия, но избранных он не обольстит, потому что их обольстить невозможно. Он говорит, что он не Господь Иисус Христос и не Мессия, но он брат ваш, слуга Господа, пророк Божий, и ему не нужно большего почёта, чем Иоанну. Трагедия в том, как он объясняет, что эти люди — не враги, но его друзья. О врагах он мог бы просто забыть, как он говорит, но это были хорошие люди, его братья, которые любили его и согласны были сделать всё, что бы он у них ни попросил — кроме одного — когда он попросил их прекратить идти в этом ложном убеждении и учении. После проповеди Брата Бранхама Раненый змей эти люди подошли к нему и попросили прощения, и сказали, что больше не будут об этом говорить. Но, и это больше всего изумляет, они до сего дня продолжают это делать.

Это убеждение о том, что Брат Бранхам был Богом, является сильным проникающим духом, который является одной из причин неприятия этого послания. Я сам пережил влияние этого духа, и мне рассказывали о других случаях, которые я здесь расскажу. Одна семья, которая твёрдо верила, что Брат Бранхам был Богом, путешествовала по стране и остановилась в определённом гостиничном номере в определённом городе. Назовём их семьей “А”. Другая семья, которую я назову “Б”, проезжая через тот город, по случайному стечению обстоятельств остановилась в той же самой гостинице и в том же самом номере. Семья Б верила истине, что Брат Бранхам был пророком Божьим. Той ночью, когда семья Б ночевала в том номере, Брат Б и его жена несколько раз просыпались, и каждый раз на них сходило что-то наподобие откровения, которое гласило: “Уилльям Бранхам есть Бог”. Их это очень сильно взволновало, и на следующий день они обсуждали это друг с другом. Это переживание их так сильно встревожило, что они рассказали об этом своим друзьям, а те, в свою очередь, пересказали эту историю Брату Бранхаму, спросив, что же это значило. Так вот, Брат Б и его семья не знали, что семья А останавливалась в той комнате до них. Брат Бранхам, с помощью Духа, объяснил им это странное происшествие. “Вот что произошло, — он сказал, — Брат А и его семья останавливались в этом номере за день до вас, и у них этот дух. Тот дух по-прежнему оставался в комнате, и вот что слышали Брат Б и его жена”. Для меня это было доказательством того, что это дух.

В качестве дальнейшего доказательства, что убеждение о божественности есть дух, я вспоминаю 21-е ноября 1965 года, когда Брат Бранхам впервые посетил Скинию Тусона. В соответствии с его просьбой выделить ему пять минут, Брат Бранхам объяснил собравшимся, что он попросил меня приехать в Тусон и что он поддерживает эту скинию и заявляет, что это “его” церковь. Он рассказал, как Господь показал ему это здание ещё до того, как оно было арендовано. Так как он должен был выступить со своим коротким обращением, естественно, что те люди, которые верили, что он Бог, присутствовали в большом количестве. Хотя я выражал огромное желание видеть в то утро его за кафедрой, он был непреклонен в том, чтобы проповедовал я, чтобы я мог занять своё место пастора церкви. Он хотел, чтобы я был независим, но при его поддержке, где необходимо. В то утро, когда я произносил проповедь Как велик Бог и подошёл к месту Писания о Слове, что оно “острее меча обоюдоострого”, и “различает мысли и намерения сердечные”, что-то проговорило мне, когда я стоял за кафедрой, и сказало: “Различает мысли и намерения сердечные, Брат Бранхам делает это — это и есть Бог”. Со мной это повторилось три раза. Я сопротивлялся, чтобы не высказать это. В то утро, сразу же после служения, Брат Бранхам подошёл к тому месту прямо перед кафедрой и поздравил меня с этим посланием. Брат Рой Роберсон подошёл ко мне выразить поздравления в связи с моим назначением, и он стоял там как свидетель, когда Брат Бранхам сказал мне эти слова: “Брат Пэрри, — он сказал (прямо перед кафедрой), — помнишь, как в 21-м Псалме Давид сказал: ‘Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня?’ Кто это был?”

“Это был Христос на кресте”, — быстро ответил я. Тогда мне вдруг открылось. “Брат Бранхам, — сказал я, — вы уловили это в моём духе!”

“Три раза”, — ответил он.

“Но, Брат Бранхам, — сказал я, — Давид был устами, вы — уста Божьи”.

“Брат Пэрри, мне приходится говорить вещи от первого лица, это не я, это Он”.

И снова я сказал: “Брат Бранхам, вы — пророк, вы — уста Божьи!”

Его окончательный ответ не оставил никаких сомнений в том, каково было его мнение, и я включу его сюда, чтобы не было никаких недоразумений. В его голосе не было никакой неопределённости, когда он сказал: “Брат Грин, никогда не забывай, что я из Кентукки!”

Так как я верю, что пророк Божий проговорил мне эти слова, я их не забыл. Я верю, что это был пророк, в котором обитал Бог, посещая это поколение, голос Божий к этому поколению, Тот же Иисус Христос сегодня, открывающий Сына Человеческого, точно как Он был открыт в служении Иисуса, точно как Он был открыт у шатра Авраама, обнаруживая тайны в сердце Сарры, повернувшись к ней спиной.

Но я начал задумываться о том, почему Брат Бранхам сказал мне помнить, что он из Кентукки. По мере того, как мне это открывалось, меня озадачивали всё новые вопросы. Я слушал его проповеди, например, Восхищение, где он говорил о своём языке. Я навострил своё внимание. Может быть, нужно обратить внимание на его язык? Я заметил, как те, кто верил в него как в Бога, искажали его слова, доказывая свою точку зрения. Например, после различения тайн сердечных в молитвенном ряду он молился, и человек тут же исцелялся, затем он поворачивался к собравшимся и говорил: “Так вот, вы знаете, что человек не может этого сделать, только Бог”. Введённые в заблуждение люди тут же навостряли свои уши и провозглашали, что если только Бог мог это сделать, а Брат Бранхам это сделал, тогда это делало его Богом. Брат Бранхам высказывался по этому поводу, он сказал, что это было “плотским истолкованием духовного откровения”. Мне было совершенно ясно, что он имел в виду. Для меня он ясно говорил: “Не я это сделал. Бог это делает”.

В таких посланиях, как Бог, раскрытый перед нами, где он говорил, что в Иисусе Бог обитал в одном Человеке, но после Пятидесятницы Он обитал в человеке [“человечестве” — Пер.]. Он использует единственное число слова “человек”, а не множественное “человеки”. Позже я уловил странную вещь, когда он сказал, что после Пятидесятницы Бог обитал в реформаторах [множественное число — Пер.]. Затем, когда я услышал послание Встань на сторону Иисуса, которое он проповедовал братьям своей церкви, он сказал следующее: “Так вот, сегодня вечером здесь только мужчина”. Это напомнило мне об одном случае, когда мы, трое братьев, стояли вместе, и Брат Бранхам позвал нас: “Мужчина, пойдём со мной!” Я не понял. Говорил ли он: “Люди, пойдём со мной”, или он говорил только одному? Однако я знал, что он обращался ко всем троим. Когда я начал ещё дальше исследовать этот вопрос, разыскивая на плёнках какие-нибудь зацепки, я, наконец, понял, что Брат Бранхам не использовал слово “человеки”. Он всегда говорил слово “человек”. В конце его проповеди Помазанные в конце времени, говоря о двух человеках, об Ианние и Иамврие, он отчётливо ссылается на них как на человека, а не как на человеков. Хотя он даже делает ударение на то, что это был не один человек, но два, он по-прежнему использовал единственное число. Эта ситуация достигла своего предела, когда я обратил внимание, что проповедь Призванный Богом человек была названа неправильно. В этой проповеди он ясно говорит, что название её Призванные Богом человеки [Перевод смысловой — Пер.]. Артикль единственного числа слова был добавлен к названию [A God Called Man — Пер.]. Так что, если бы он сказал “какой-то человек” [“a man” — Пер.], я бы допустил, что он говорил об одном человеке, а ведь именно это хотели услышать те, кто верил, что он был Богом — тем Богом, которого люди называют человеком. В этой проповеди он говорит о Давиде, Иосифе, Моисее, Иоанне, Павле, Петре; он говорит о человеках. Теперь ясно, что он использует форму единственного числа для выражения слова во множественном числе. Он говорит о человеках, которых призвал Бог. Это не какое-то истолкование Слова, это упразднение невежества о Слове. (Пётр сказал: “В посланиях нашего возлюбленного брата Павла есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутверждённые, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания”.)

Брать послание Брата Бранхама и по-прежнему продолжать делать из него Иисуса Христа, когда он предупредил, что это антихрист, значит лишать кровь Иисуса Христа всякой святости. Этот дух очень распространён среди некоторых последователей Брата Бранхама. Но так и должно быть, чтобы прообраз остался верным. Я всегда вспоминаю, как он сказал мне “держать баланс в Писаниях”. В результате этого я считаю себя ответственным за то, чтобы делать ударение на баланс в Послании. Человек должен выслушать все за и против, а потом взять истину, которая находится посередине. Иначе вы начнёте делать точно так же, как сделала, например, группа единственников, которые дошли до крещения во имя Иисуса Христа и на этом остановились; или возьмите Церковь Христа, что они сделали с организованностью; или баптисты со своей вечной безопасностью; или методисты со своим епископальным методом освящения. Можно зациклиться на любом из этого. То же самое и с порядком церкви, его можно узаконить как букву или же иметь Дух. Но если буква что-то говорит, “Дух даёт прирост”, и тогда истина лежит посередине.

Я начал замечать, что некоторые из людей, придерживающихся этого противоречащего Слову поверья о Брате Бранхаме, брали Писание, где Иисус сказал: “Никто не знает, кроме того, кто сошёл от Отца”, и применяли Его к Брату Бранхаму. Они говорят: “Сколько раз ты слышал, как Брат Бранхам говорил: ‘Я сошёл к вам сегодня проповедовать в это утро’?” Но дело-то в том, что Брат Бранхам жил на холме Ютика-Пайк, и для меня вполне очевидно, что этим он говорил, что опустился сверху, из своего пасторского дома, к церкви, чтобы проповедовать им. Но так как они настолько несбалансированны, им приходится брать первую попавшуюся вещь, затем брать ещё что-нибудь, чтобы доказать то первое, пробираясь и наощупь углубляясь в абсолютно необоснованные сферы, ради того, чтобы доказать свою точку зрения. Наконец, пределом деградации их мышления является их приписывание Уилльяму Бранхаму происхождения в результате девственного рождения. Я знаю это, потому что меня тоже пытались убедить в этом ложном учении. Когда бабушка Бранхамов была ещё жива, кто-то из этих людей однажды подошёл к ней в продуктовом магазине и назвал её “Марией”. Я могу себе представить, как эта черноволосая женщина, сверкая глазами, с побелевшими от прилива эмоций краешками ушей, недвусмысленно давала им понять, что она не была девой, что Чарльз Бранхам был отцом её старшего сына, Уилльяма.

В тот день, когда ко мне впервые подошли с этим учением девственного рождения, я покачал головой, не веря своим ушам, что люди, заявляющие, что любят его, могут поощрять такое ложное учение. Я сказал им, что я никак не нахожу этого в Писаниях, а Брат Бранхам сказал, что всё из Послания должно быть в Писаниях. Они ответили вопросом, разве не правда, что Брат Бранхам учил, что каждое Писание имеет составное значение. Я спросил, не имеют ли они в виду пророчество Исайи относительно девственного зачатия Иисуса, а также и Брата Бранхама. Они ответили, что это так. Я обратил их внимание на тот факт, что Иисус поправил Марию, когда Он сказал: “Я должен заниматься делом Отца Моего”. Я спросил их, как же так, ведь Брат Бранхам называл Чарльза Бранхама своим отцом и приводил очень даже земной пример о том, как его отец каждый Новый год бросал жевать табак. Я сказал им, что помню, как Брат Бранхам говорил о себе как о плевеле и грешнике, спасённом Благодатью Божьей. Тогда этот брат, с которым я разговаривал, выдал свой кульминационный аргумент: “Но разве ты не слышал, как он говорил, что он должен заниматься делом Отца?”

Если они думали меня этим убедить, то у них ничего не вышло, потому что я сказал: “Да, сударь. Но он и мне сказал заниматься делом Отца моего, но я знаю, что мой папа — П. О. Грин”. Я продолжил: “Послушай, сэр, единственная причина, почему Иисус Христос родился девственным путём, заключалась в том, чтобы обойти семя змея, чтобы Он мог быть совершенной жертвой и умереть за грехи человечества. Брат Бранхам сказал, что Иисус умер за грехи Моисея. Он также сказал, что Иисус Христос умер за его грехи (Брата Бранхама)”. Я представил на их рассмотрение железную логику, что если Брат Бранхам должен был родиться девственным путём, чтобы он мог быть без греха, чтобы и он тоже мог умереть за наши грехи, тогда Иисус Христос висел на Голгофе напрасно. В свою очередь, это то же самое, что не почитать кровь Иисуса Христа святой, а это не что иное, как учение антихриста. Брат Бранхам сказал не иметь к этому никакого отношения, потому что для защиты такого объяснения приходится выходить за рамки Писания. Что такое антихрист? Это анти - Слово.

“Послушайте, сударь, — сказал я, — давайте оставим вопрос о его рождении, потому что, я вижу, вы убеждены в этом, но разве вы не знаете, что у него есть дети? Разве вы не понимаете, что это значит?”

Ответ на этот вопрос не укладывался ни в какие рамки, он сказал: “Но он же мог изречь их в существование”.

“Сударь, — я сказал, — вы можете убедить в этом себя, и вы можете убедить в этом других, но на этой земле есть один человек, кого вы ни за что в этом не убедите, и это его жена, Сестра Бранхам”. На это у него не нашлось что противопоставить, и я ушёл.

Я поднял эту тему только для того, чтобы люди знали, что я не избегаю никаких вопросов. Я не отрицаю, что есть люди, которые верят таким вещам о Брате Бранхаме. Но я хочу, чтобы вы знали, и я хочу, чтобы это было увековечено: я всем своим сердцем верю, что Брат Бранхам был с этим несогласен. Когда он попросил меня приехать в Тусон, он сказал: “Брат Грин, те люди ошибаются, но они хорошие люди. Они ошибаются потому, что на духовное откровение они дали плотское истолкование, потому что у них не было пастора”. Я возразил, сказав, что он был их пастором. Его ответ попал в самую точку: “Я не пастор, я — пророк. Мне положено уходить в эти горы и слышать от Бога, и выходить с ‘так говорит Господь’, и возвращаться назад”.

Я ещё больше проникнулся сутью проблемы, когда он рассказал мне о его взаимоотношениях с этими людьми. Он рассказал мне, что они были настолько близки, что он не успевал оставить машину и подняться для посещения от Бога, как, опускаясь оттуда, там уже стояла целая группа людей и ожидала его с вопросом: “Что произошло?” “А ты знаешь, какой я, — сказал он, — я всегда проболтаюсь. Мне не следовало этого делать”. (Сегодня, размышляя об этом, у меня наворачиваются слёзы, точно как это было в тот день, когда он мне это сказал.)

Но те, кто не верит, что Брат Бранхам был Божьим пророком, не осознают, какой это комплимент, когда кто-то называет его Иисусом Христом. Один человек говорит следующим образом: “Большинство проповедников проповедуют Иисуса Христа, но Уилльям Бранхам жил Иисусом Христом”. О, если бы я мог жить такой жизнью, что людям было бы трудно различить, где Пэрри Грин, а где Иисус Христос, если бы люди видели не меня, но видели Его.

Да, некоторые не видели разницы. Когда я слышу, как кто-то говорит, что он был Иисусом Христом, это только утверждает моё уважение к Брату Бранхаму, потому что он был таким мужем Божьим, что некоторые не могли даже отличить. Но тем, кто захочет использовать это против послания Брата Бранхама, и будет говорить, что оно неверно, я хочу указать на Исход 4:11, где Бог отвечает на возражение Моисея, что он не сможет исполнить то, к чему его призвал Бог, со словами: “Кто дал уста человеку? кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? не Я ли Господь?” Бог говорил Моисею, что Он сделал его тем, кто он был. Таким же образом я верю, что Бог сделал Брата Бранхама тем, кто он был, точно как и с каждым чего-то стоящим человеком — он такой только потому, что Бог его таким сделал.

Божьи слова о грядущем служении Моисея и его брата Аарона записаны в Исходе 4:15-16: “Ты будешь ему (Аарону) говорить и влагать слова в уста его; а Я буду при устах твоих и при устах его, и буду учить вас, что вам делать. И будет говорить он вместо тебя к народу. Итак, он будет твоими устами; а ты будешь ему вместо Бога”. Видите, у Аарона не было послания. Божье слово приходило к Моисею, и он, в свою очередь, говорил Аарону, который выходил и говорил людям. Аарон не был пророком Божьим, он был пророком Моисея. Моисей был пророком, устами Бога. Вот почему я могу сказать всему миру, что у меня нет послания. Я только свидетельствую о том, что я видел и слышал в жизни Брата Бранхама, уста которого использовал Бог.

Брат Бранхам учил, что Христианским крещением является крещение в Имя Господа Иисуса Христа, Который умер за мои грехи, за твои и за грехи Брата Бранхама. Но Брат Бранхам был мужем, посланным от Бога, мужем, в котором обитал Бог, “святой муж под вдохновением Святого Духа”, который изрёк Слово Божье к этому поколению. Точно как Иоанн Креститель был больше чем пророк, так и наш Брат Бранхам был больше чем пророк. Он был посланником Седьмого Периода Церкви, звездой в руке Иисуса Христа. Он одно из “семи очей” в книге Откровения, которые открывают Иисуса Христа, Агнца Божьего, закланного от основания мира, и также он является посланником Завета, который Бог заключил с людьми: “Я уйду и снова приду. Приготовьтесь встретить Господа”. Он также, был тем “к кому приходило Слово Божье”, и следовательно, согласно Иоанна 10:34, нет ничего предосудительного ссылаться на него, как это делают с древними пророками, то есть “богами”, потому что “Писания не могут быть нарушены”.

Когда Иисус Христос ходил среди галилеян, Он совершил много знамений и чудес, говорил Своё учение, Своё Послание воскресения, Послание Пути, Жизни, Истины, нёс людям надежду, реальность и жизнь. С великим страхом Божьим они свидетельствовали, что “Бог посетил это поколение в жизни пророка”. Так и я могу сегодня сказать, что Бог посетил это поколение, ибо Он послал могучего пророка — Уилльяма Марриона Бранхама. (Фото №23)



Up