Анжела Смит

Поколение

Анна Джин Моор Прайс



Анна Джин Моор Прайс

РОДИЛАСЬ
6 октября 1927 г.

МЕСТОЖИТЕЛЬСТВО
Даллас, штат Техас

В начале служения Уилльяма Бранхама
она сыграла важную роль как член 
команды "Голос Исцеления".

ВПЕРВЫЕ я увидела брата Бранхама в воскресенье днём. О его приезде объявили на утреннем служении в нашей церкви, Скинии Жизни. Мой папа, Джек Моор - пастор Скинии, услышал об этом евангелисте, проводившем очень необычное пробуждение в нескольких церквях в Арканзасе и договорился о том, чтобы этот ранее неизвестный служитель заехал к нам по пути на собрания в Техас через Шривпорт, и проповедовал на вечернем служении.
            Я хорошо помню этот воскресный день. Мне совсем недавно исполнилось двадцать лет, и я сидела и разговаривала по телефону. Посмотрев в окно, я увидела, как небольшой Форд купе 1938 года выпуска повернул к нашему дому. На антенне развевался беличий хвост, и я решила, что какой-то друг приехал к моему брату, продолжая говорить по телефону. Я увидела, как водитель вышел из машины, и стоял, оглядываясь по сторонам; я подумала, может быть пойти и узнать, кто он такой, и спросить, кого он ищет. Но неожиданно моё внимание привлекло выражение его глубоко посаженных глаз. Казалось, они видят насквозь, проникая в сущность, и по непонятной причине у меня из глаз потекли слёзы. Я просто стояла у окна и плакала.
            Это произошло в 1947 году, но я никогда не забуду этого проницательного взгляда и ощущения исключительности этого человека. Это было поистине так. Последующие месяцы и годы показали, как изменились наши жизни... также как и жизни тысяч других людей.
            После служения в нашей церкви, заполненной до отказа, нашего нового друга пригласили к нам домой. Когда мы склонили головы для молитвы, из наших глаз на вкусную пищу, приготовленную мамой, капали слёзы отчего она стала  более солёной.
            После этого первого собрания брата Бранхама, я была полностью изменена. Я продолжала посещать бизнес-колледж, чтобы получить образование, поэтому я не могла слишком часто ездить на его служения в другие города, но моя близкая подруга ездила на его собрания и рассказывала мне по телефону или сообщала в письмах о своих впечатлениях. Мы обе осознали, насколько незначительными стали для нас вещи материального мира. Даже походы в магазины за покупками больше не волновали нас. 
            МОЙ папа был необычайно великодушным, и когда он встретил брата Бранхама, между ними возникло взаимное расположение. У обоих был мягкий характер и смирённый дух; оба также не претендовали на известность и деньги. Их чистые побуждения - почитать Бога и помогать людям - были характерными чертами обоих.
            Мой отец был убеждён, что брат Бранхам должен служить тысячам людей вместо сотен, поэтому он оставил свой бизнес и ушёл с поста в церкви, чтобы устраивать его собрания в общественных аудиториях и в церквях по всему югу и северо-востоку страны, тогда как другие стремились использовать этот редкий дар в своих целях и управлять им.
            Чудеса, исцеления и обращения многих людей происходили повсюду, и вскоре стала очевидной потребность в определённого рода издании, которое бы информировало других людей об этом великом движении Божьем. Во время собраний в Чикаго папа полетел в штат Орегон, чтобы встретиться со своим давним другом Гордоном Линдсейем, который был не только пастором, но и писателем, и пригласить его на служение. После того, что он увидел на вечернем служении, он оставил свою церковь на попечение своей жены Фреды и поехал с командой брата Бранхама, помогая в служениях и устраивая кампании в Орегоне и в Канаде. Он также собирал свидетельства об исцелениях, чтобы напечатать их в журнале, который мы начали  издавать. Наше намерение издавать журнал было реализовано благодаря необыкновенным способностям брата Линдсея, и уже в апреле 1948 года мы начали рассылать по почте из Шривпорта первый номер журнала Голос Исцеления.
            Тот первый номер был составлен за обеденным столом в нашем доме. Уилльям Бранхам значился издателем, Джек Моор был соиздателем, Гордон Линдсей был редактором, а я была ответственным редактором. В нём было всего восемь страниц, но вскоре он стал двенадцатистраничным, а впоследствии в нём было уже 16 страниц. Вскоре мы перенесли офис из нашего гаража в два папиных склада, которые он освободил для этой цели. Подписка на журнал стоила один доллар, и когда стали поступать деньги, нам уже приходилось заказывать по 100 000 экземпляров журнала в месяц. Расписания исцелительных кампаний других служителей занимали в нём полторы страницы. Люди получали на собраниях  спасение и исцеление, а Бог был прославляем.
            Я не была специально обучена журналистике, прошла лишь кратковременные курсы, но работать, в основном, было легко, потому что у нас было так много материалов об исцелениях. Люди посылали нам свои свидетельства, брат Линдсей беседовал с больными людьми на собраниях и делал фотографии исцелённых. Затем по почте он посылал свои статьи, мы с Фредой их получали, поскольку в то время не было факсов и электронной почты. Наша работа воодушевляла нас. 
            Сверхъестественное служение брата Бранхама зажгло огонь веры, распространявшийся по всей стране. Пастора, евангелисты, прихожане и предприниматели уезжали с собраний с вдохновлённой верой, свидетельствуя о сверхъестественных проявлениях, которые будоражили толпы верящих и неверящих. Люди, которые не очень-то задумывались о вере для исцеления, теперь сами переживали исцеления и чудеса. Но больше не появилось никого с таким же Божественным даром, как дар Уилльяма Бранхама. Это было изумительным и выходило за пределы всего, что мы когда-либо видели.
            НА первых кампаниях, ещё до того, как мы начали издание журнала, во время служений, когда брат Бранхам служил людям, проводя молитвенные ряды, я часто играла на фортепиано. Он хотел, чтобы в это время тихо играла мелодия песни "Верь, только верь". Сидя за фортепиано, я находилась достаточно близко к нему и видела то, что, возможно, не видел никто другой в аудитории, например, выражение удивления на лице женщины, когда он называл имя её лечащего врача, и когда он повторял точно то, что ей сказал врач на прошлой неделе; или потрясение мужчины, когда он понимал, что проницательные глаза пророка видят тайны его жизни, и как он облегчённо вздыхал, когда брат Бранхам закрывал рукой микрофон, во время  разговора с ним и молитвы за него.
            Также, сидя за фортепиано, я видела много изумлённых лиц. В Далласе, в той церкви, где тогда пастором был брат В. В. Грант, мы с папой находились на платформе во время молитвенного ряда, когда подошла одна леди, и брат Бранхам сказал, что у неё была слабая вера. Он всегда ободрял людей верить, потому что Ангел сказал ему: "Если ты сможешь побудить людей верить, ничто не устоит перед твоей молитвой". Брат Бранхам сказал ей: 
            - Сестра, если я скажу вам, как вас зовут, вы поверите, что Господь находится со мной?
            - Да... да, вы - госпожа Стаут [крепкая]. - добавил он.
            - Нет, нет! - возразила она.
            - Нет... ваше имя - госпожа Стронг [сильная]". - поправился он.
            - Да! - подтвердила она.
Тогда он объяснил, как иногда его видения бывали символичными, и когда он увидел большую мускулистую руку, оба эти слова, конечно же, могли означать это. Я помню, какое облегчение я тогда  почувствовала, потому что я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь сказал "Нет" в молитвенном ряду. Не только я почувствовала это облегчение, казалось, что все остальные также его почувствовали.
            Конечно же, это доказало всем критикам, которые могли находиться в аудитории, что он не получал информацию через наушники с другого конца здания, где кто-нибудь мог записать все имена и диктовать их ему. Такое несколько раз происходило с другими служителями, подражавшими этому служению. Объяснение природы видений, которые он видел на платформе, было проявлением  его искренности.
            Папа рассказывал нам, что находясь за границей, чтобы побудить людей  поверить, он называл улицу, на которой жил человек. Если название было на иностранном языке, и брат Бранхам не знал, как его произнести, он произносил его по буквам. Это всегда было верным.
            МЕНЯ часто спрашивали, какое самое запоминающееся чудо я могу вспомнить, и я всегда вспоминала чудо, произошедшее с Уилльямом Апшоу.
            Я лично не слышала о докторе Уилльяме Апшоу, хотя он был хорошо известен как баптистский проповедник с юга, вице-президент южной баптистской ассоциации, и "искалеченный проповедник" из штата Джорджия. Он повредил спину в результате несчастного случая, и был обречён всю жизнь пользоваться инвалидным креслом и костылями.
            В 1951 году в возрасте 85 лет он и его жена посетили кампанию Бранхама в церкви пастора Лероя Коппа в Лос-Анжелесе, и там он был сверхъестественным образом исцелён. С того времени эта дорогая пожилая пара проехала Европу и  все Соединённые Штаты, свидетельствуя о чуде, которое произошло с ним. Даже находясь в Конгрессе Соединённых Штатов, он стоял перед людьми, прославляя Бога за чудо, которого никто не мог отрицать, тогда как он, будучи избранным в Конгресс в течение двух сроков подряд, мог только сидеть перед ними в инвалидном кресле.
            Я упоминаю об этом ещё и потому, что этот конгрессмен также сыграл особую роль в моей жизни!
            К тому времени мне было 24 года, я уже четыре года была помощником редактора журнала Голос Исцеления. В тот период, когда начал издаваться журнал, я   встретила Дона Прайса, замечательного молодого евангелиста, который сказал мне, что когда он впервые увидел меня, Господь сказал ему: "Вот она!". Но я не согласилась с ним, так как была очень увлечена этим важным служением и у нас   было не так уж много времени, чтобы думать о чём-то личном. Но он терпеливо ожидал более трёх лет, зная, что Господь сказал ему о том, что я была предназначена для него.
            Однажды ночью я видела сон, в котором я находилась на собрании, и брат Бранхам повернувшись, указал на меня и сказал несколько слов. Это странно, но я так и не вспомнила, что он мне сказал, однако воздействие этого было таковым, что я позвонила в Канаду, где в это время проповедовал Дон, и сказала ему: "Да, я согласна выйти за тебя замуж". Это несомненно было воздействием брата Бранхама на мою жизнь!
            У Дона уже было запланировано проповедование в Европе в течение ближайших девяти месяцев, так что мы решили пожениться в период проведения  Всемирной пятидесятнической конференции в Лондоне, куда мы оба собирались поехать. Когда я с родителями приехала туда в июне 1952 года, Дон сообщил нам новость, что он получил разрешение на заключение брака, однако по закону требовалось, чтобы мы перед заключением брака три недели прожили в Англии. Мы же могли остаться там только на две недели.
            Дон сказал, что ему придётся обратиться с просьбой к архиепископу Кентерберийскому для получения особого разрешения, что он и сделал, но даже его особым разрешением можно было воспользоваться только в государственной церкви. Мы не были знакомы ни с кем в государственной церкви Англии, но один из чиновников предложил поговорить с ректором часовни святой Маргариты,  расположенной в историческом Вестминстерском аббатстве в Лондоне. Дон объяснил ему нашу ситуацию, и ректор Уилкокс, который служил капелланом во время войны, захотел сделать "что-то приятное для этих американцев" и оказал нам желаемую услугу.
            Итак, мы с Доном поженились в Вестминстерском аббатстве. Мой папа был "другом жениха" на свадьбе, а мать была единственной "подругой" невесты. Брат Апшоу добровольно вызвался пройти со мной к алтарю и представить невесту жениху. В тот день чудо исцеления было выставлено на всеобщее обозрение, когда этот пожилой джентльмен, который стоял прямо и уверенно, предложил мне свою руку и провёл меня по проходу. Затем он поразил нас, гостей, и всех присутствовавших там, когда он повернулся и попросил извинения за то, что он таким необычным образом использовал эту возможность засвидетельствовать о своём исцелении!
Он провёл остаток своих 89 лет жизни, путешествуя по разным местам и свидетельствуя о чуде, произошедшим с ним, вдохновляя веру в Божьи обетования, а также в сверхъестественное служение исцеления брата Бранхама. 
В 1964 году брат Бранхам в частой беседе сказал мне и моему папе, что он видел видение о том, как брат Бранхам и мой муж служат вместе высоко над землёй. К началу октября 1966 года их обоих позвали Домой.
            ЖУРНАЛ Голос исцеления выходил ежемесячно с апреля 1948 года, а в 1970 году его название изменилось на Христос для народов. Так как земное служение брата Бранхама закончилось, брат Гордон Линдсей почувствовал необходимость в открытии Библейского института для подготовки служителей к распространению Евангельской Истины по всему миру. Примерно 30 000 студентов окончили институт Христос для народов.
            Я очень рада, что моя сознательная жизнь начиная с 1948 года была посвящена этому большому труду. Я не окончила колледж, но получила особенное переживание, изменившее всю мою жизнь, что можно уподобить учёной степени.

      Божьи музыканты не умирают, 
      Они дополняют музыкой высший аккорд Небес,
     "Заканчивая игру" мы не прощаемся,
      И в конце пути получаем Степень Магистра!

 Вся Слава да будет отдана Богу.
 

Иисус никогда не жил для Себя, Его жизнь была потрачена для других. Это совершенно Вечная Жизнь. Когда ты говоришь, что ходишь в церковь и делаешь хорошие дела, это хорошо. Но когда ты проживаешь свою жизнь для себя, ты не имеешь Вечной Жизни. Вечная Жизнь — это жить для других.

Уилльям Бранхам



Up ^