Анжела Смит

Поколение

Дуглас МакХьюз



Дуглас МакХьюз

РОДИЛСЯ
31 августа 1932 г.

НАСТОЯЩЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА
Тусон, штат Аризона

На горе Заката солнца (Сансет) он 
был исцелён благодаря пророческому дару, 
а затем был свидетелем того, как вихрь
 пронёсся по лагерю, принеся послание 
о неизбежном разрушении (суде). 
Пастор Северной общины.

В 1947 году мы даже не знали, что существует Послание, хотя это было выдающимся и изумительным служением. Мне было 15 лет, когда я был обращён в маленькой внеденоминационной пятидесятнической церкви в городе Висалия, штат Калифорния. Мы получили письмо от нашей тёти, посетившей собрания брата Бранхама в Литтл Роке, штат Арканзас, в церкви брата Д. Х. Брауна, и она порекомендовала нам при первой возможности увидеть и услышать этого человека, обязательно сделать это.
            Вскоре после этого брат Бранхам приехал в Лос Анжелес, и мы поехали послушать его. Начиная с того первого собрания, состоявшегося в 1947 году, по возможности я старался посетить каждое его собрание. 
            По моему мнению, он отличался как смирением, так и своей внешностью. Когда он выходил на платформу и говорил: "Добрый вечер, друзья", это отличалось от всего, что я когда-либо слышал до этого. Я был свидетелем многих исцелений на собраниях других проповедников, но дух, пребывающий на брате Бранхаме, который я ощущал, совершенно отличался от других.
            Я начал проповедовать, когда мне было 17 лет, и каждый раз, когда я проводил собрания и узнавал, что брат Бранхам будет проезжать неподалёку, я отменял мои служения и ехал послушать его. Тогда я ещё не знал, что в наши дни должен быть пророк.
            В начале 1960-х годов я начал получать плёнки с записями служений брата Бранхама. Я услышал, как он сказал о том, что в книге Малахии было обещано, что на сцене действия появится посланник, ангел к Лаодикийскому периоду. Услышав это, я осознал, что он и был этим посланником. Именно в то время я стал понимать, что зазвучало Послание. Это был поворотный пункт в моей жизни. 
НЕ существовало большой разницы в учении, в котором я был воспитан и в том, чему учил брат Бранхам, потому что и он, и наш пастор одинаково проповедовали о Божестве и о водном крещении. Но учение о причастии, которого мы придерживались, противоречило тому, чему учил брат Бранхам. Мы не принимали хлеб и вино; мы верили в то, что называлось духовным причастием.
Я знал, что брат Бранхам учил о том, что вы должны принимать причастие буквально - пить вино и есть бесквасный хлеб - но я не знал основания для этого учения в Писании. Я не знал ответов на все эти зачем, откуда и почему. Мы были научены, что если у вас есть настоящее, зачем вам принимать заменитель. Я спросил брата, который был близок с братом Бранхамом, может ли он объяснить мне всё это, но он не смог объяснить. Я спросил, есть ли у брата Бранхама плёнка, посвящённая этой теме, но казалось, что никто ничего об этом не знал. Это разочаровало меня. Я просто решил ожидать должного времени и попытаться лично поговорить с братом Бранхамом.
В ФЕВРАЛЕ 1964 года в Бейкерсфилде, штат Калифорния, я лично встретился с братом Бранхамом в ресторане, где он обедал с братом Билли Полом. Брат Рой Бордерс, посещавший нашу церковь, в то время был управляющим кампаниями Бранхама, и он представил меня ему. Мы поговорили несколько минут и брат Бранхам пригласил меня поехать с ним и ещё с несколькими братьями на охоту на гору Сансет в Аризоне. 
            В то время у меня была болезнь глаз, из-за которой у меня постепенно ухудшалось зрение правого глаза. От яркого солнечного света мой правый глаз постоянно слезился, поэтому, 27 февраля, когда я поехал на охоту, мой младший брат Глен также поехал вместе со мной, чтобы вести машину. 
            Я испытывал почтение к брату Бранхаму; я не хотел быть бременем для него. Когда вы слышите, как брат Бранхам рассказывает этот случай на плёнке, он говорит, что я спросил его: "Брат Бранхам, а вы видите видения здесь", и он отвечает: "Вы задали этот вопрос потому, что у вас заболевание глаза". Так вот, в действительности это происходило в течение трёх дней. Когда же он рассказывает об этом, звучит так, что это был пятиминутный разговор.
            Когда я задал ему вопрос о видениях, мы обедали, и он сидел, опершись спиной о скалу. Он рассказывал мне об Ангелах, которые прилетели к нему, когда он находился на этой горе, и о Мече, который появился у него в руке в каньоне Сабино. Выслушав всё это, я спросил: "Хорошо, брат Бранхам, а может ли Бог показать вам видение здесь", - имея в виду то место, где мы сидели. Я просто общался с ним. Возможно, внутри мой дух взывал к нему, но у меня не было намерения обременять его этим. 
            Это был первый или второй день нашего пребывания там. Мы охотились день или два, и в последний день охоты брат Бранхам сидел за небольшим столиком, регулируя оптический прицел своей винтовки. Он был в очках, а в руке у него была отвёртка. Я стоял неподалёку и снимал на камеру действия братьев, когда я услышал, как брат Бранхам неожиданно обратился ко мне. Он сказал: "Брат Дуг", - и он сказал это другим тембром голоса. Я повернулся, чтобы посмотреть на него, а он в этот момент смотрел прямо на меня. Я понял, что он находился в видении. Он сказал: "Ваша мать примерно моего возраста. Она живет в Калифорнии и у неё небольшие опухоли на пальцах ног". Своей рукой он показал те места, где были опухоли. Он сказал: "Ей назначили хирургическую операцию. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: Ей не понадобится эта операция". Спустя пару секунд он сказал: "Я вижу, как врач крупного телосложения осматривает ваши глаза. Он говорит вам, что вы ослепнете на правый глаз. Он сказал вам, что он так долго лечил вас, и что теперь он ничего не может сделать, и что вы потеряете зрение. ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: Вы не потеряете зрение".
            Трудно представить, как это происходило. Весь лагерь, слушая брата Бранхама, замер при этих словах, всех охватило тихое благоговейное чувство. Но вдруг  брат МакАналли, геолог, друг брата Бранхама, вытащил из кармана манок и дунул в него изо всех сил. Все, кто когда-нибудь слышал звук манка, знают какой резкий и визжащий звук они издают, и скажу вам, что этот звук, прозвучавший на фоне  полной тишины, потряс всех. Признаюсь, что моей первой мыслью было: "Старина, Бог убьёт тебя сейчас, и нам придётся уносить тебя отсюда". Однако в этот момент брат Бранхам вытащил из кармана рубашки свой манок и дунул в него изо всех сил. Я был потрясён этим ещё больше. Ведь он только что находился в  видении, и вот, спустя несколько мгновений, он уже смеётся и дует в манок, разряжая напряжённое состояние. Я подумал: "Господи, что же здесь всё-таки происходит?" 
            Прошло три или четыре минуты, а я всё ещё пытался понять, что же произошло, когда брат Бранхам встал, взял лопату и подошёл к костру, рядом с валуном. Я продолжал снимать на камеру, когда он стал бросать лопатой влажную  землю на угли костра. Внезапно прямо с неба, рядом с той скалой, где располагался лагерь, на землю с пронзительным звуком налетел вихрь, и камни  закружились в воздухе. Я осознавал, что происходило нечто сверхъестественное, но не знал, что именно. Не думаю, что мне было страшно из-за того, что со мной что-то случится. Я просто осознавал, что происходило что-то необычное. Это действительно было сверхъестественно.
            Я наблюдал за братом Бранхамом, так как хотел увидеть, что же он будет делать. Он просто снял с головы шляпу и смотрел вверх прямо на этот вихрь. Этот вихрь сильно шумел и раскачивал верхушки деревьев. Брат Бранхам сказал, что было три раската грома, но я буду честным с вами, я не слышал трёх раскатов грома. Там был просто сплошной сильный шум. Потом этот вихрь поднялся в небо, откуда он и пришёл. 
            Брат Бранхам одел шляпу и пошёл туда, где стояла группа братьев. Он вёл себя так, как будто не знал, говорить ли ему о том, что сейчас произошло или нет. На его лице было выражение нерешительности. Единственное, что он сказал тогда: "Вы знаете, однажды Бог проговорил к Иову в вихре". Потом он начал собирать бумажки и другие предметы, разлетевшиеся из-за вихря по лагерю, очищая лагерь, как он всегда делал это. 
            В тот день он сказал об этом немного больше. Я думаю, что он говорил об этом с братом Роберсоном и с братом Вудом. 
            Раньше, когда он сидел со мной и рассказывал мне о моей матери и обо мне, Ангел встал между нами и приказал ему отделиться от остальных людей, так как Он должен был сказать ему кое-что. Именно в тот момент он встал и пошёл к скале. В моём разуме я не мог уяснить всё это. Ангел Господа стоял рядом с ним и говорил с ним в то время, как визжали эти манки! Эта мысль просто носилась у меня в разуме, но именно так всё и происходило.
            После того, как всё это произошло, состояние моих глаз не изменилось. Я взял ружьё и вышел из лагеря, чтобы поохотиться. Я поднялся в горы, и  вдруг осознал, что мои глаза уже не болят. Я носил очень затемнённые солнцезащитные очки, и когда я снял их, я не почувствовал боли в глазах. На мне была надета большая соломенная шляпа, я снял и её, но они всё равно не болели. Я посмотрел на небо; но не почувствовал никакой боли. Там на холме у меня было небольшое личное пробуждение перед тем, как я поспешил вернуться в лагерь. Я с нетерпением хотел рассказать другим о том, что со мной произошло. 
            Когда я пришёл в лагерь, там не было ни одной души, кому я мог бы засвидетельствовать об этом, но через несколько минут в лагерь пришёл брат Бранхам. Он прислонил своё ружьё к дереву и подошёл прямо к той скале, где я стоял. 
Он повернулся, как будто хотел погреть руки, дружески толкнул меня локтем в бок и спросил: "Как сейчас поживают твои глаза?" Я рассказал ему о происшедшем исцелении. 
ВЫ ВСЕГДА осознавали, что находились в присутствии необычного человека, мужа Божьего. Брат Бранхам был таким человеком, который всегда оказывал предпочтение другим. 
Он никогда ни с кем не соперничал, всегда давая другим возможность выиграть, пропуская их вперёд. В нём не было никакого притворства. Он был естественным. 
            Брат Бранхам всегда был порядочным человеком и у него было огромные терпение, любовь и смирение. Конечно же, как муж Божий, он был самим Голосом Божьим. В связи с этим у меня не было никаких сомнений. 
КОГДА МЫ находились на охоте на горе Сансет, как-то вечером он сказал нам: "Утром мы пойдём в каньон, там мы найдём тех свиней". Пожилой брат МакАналли, геолог, не обременявший брата Бранхама духовными вопросами, из-за чего брату Бранхаму нравилось находиться рядом с ним, сказал: "Брат Бранхам, там нет этих свиней".
            Брат Бранхам ответил: "Хорошо, Мак, возможно вы и правы". На следующий день брат МакАналли весь день водил нас в поисках диких гусей, и там мы не видели и следа свиней, не говоря уже о свиньях. На следующее утро мы всё же пошли туда, куда брат Бранхам сказал нам пойти два дня назад, и в течение получаса мы обнаружили целое стадо свиней. 
            Так вот, он мог бы тогда сказать: "Мак, я знаю, о чём я говорю." Вместо этого он сказал: "Возможно, вы правы". Вот таким он и был.
            В другой раз мы сидели у костра и говорили об охоте. Я сидел рядом с братом Бранхамом и вдруг он сказал: "Вы знаете, Саул был злодеем. Он был ужасным человеком. Он преследовал Давида по всей стране, пытаясь убить его. Он не послушался Бога, Бог не имел с ним дела и отвернулся от него. Он нарушил установленный им же закон и пошёл к колдунье, чтобы она погадала для него. Когда был вызван дух Самуила, он сказал: "Для чего ты сделал это? Если бы ты был просто терпеливым, завтра к этому времени ты был бы уже со мной."
            Брат Бранхам повернулся ко мне и спросил: "Где находится Саул? Никогда не задавай Богу подобных вопросов."
            До этого момента у меня были очень негативные чувства по поводу Саула. Я был пятидесятником и истинным законником. Я даже не думал, что у Саула были хоть какие-то шансы. Он пошёл против Бога, и Бог отобрал у него царство. Согласно моему пониманию, Он не имел с ним никаких отношений. В тот день я не думал о Сауле, поэтому я знаю, что брат Бранхам не читал моих мыслей. Это было нечто такое, что Господь хотел исправить во мне. 
            Подумать только, я вспоминаю о том, как пророк, муж Божий, однажды спустился с горы, сел рядом со мной и сказал: "Вы видите ту большую скалу вон на той горе? Именно там сегодня утром я получил от Бога очередное Послание." Затем он полез в карман рубашки и достал оттуда маленький потёртый клочок бумаги, на котором было написано Время жатвы. Поразительно, что он, всё время общаясь с Богом, не превозносился, и даже мог делиться этим со мной. Я не достоин этого, конечно нет. Это один из незабываемых и значительных моментов моей жизни, так как я знаю людей, которые пожертвовали бы многим, чтобы побыть с ним пять минут, тогда как мне посчастливилось побыть рядом с ним почти месяц.
КОГДА в 1965 году брат Бранхам проповедовал Избрание Невесты, я не смог поехать туда. Я руководил строительной компанией и не мог оставить работу, но моя жена и сестра Хелен Бордерс полетели на самолёте в Лос-Анджелес, чтобы послушать его. Возвратившись, они рассказали мне, о чём он проповедовал. Позднее я услышал от других людей о землетрясении и суде. Люди в  самом деле были очень обеспокоены. 
            Я позвонил брату Билли Полу по телефону в Тусон и спросил его, могу ли я поговорить с братом Бранхамом. Он ответил, что в то время его не было рядом, но что он попросит его перезвонить мне. Вечером того же дня, в 10 часов Брат Бранхам позвонил мне. Я сказал: "Я звонил потому, что в своём послании вы сказали о погружении Лос Анжелеса в океан. Люди возвратились и они  обеспокоены. В действительности я не знаю, что им сказать."
            Он сказал: "Брат Дуг, я не знаю точно, где вы живёте. Если бы у меня кто-нибудь жил в Лос Анжелесе, я бы вывез их оттуда, но я не знаю, где вы живёте. Господь ничего не показал мне об этом. Просто скажите в вашей церкви всем оставаться на месте, и если Бог покажет мне что-нибудь об этом или даст видение, или проговорит мне об этом, я позвоню и сообщу это вам."
            Я получил плёнки брата Бранхама об этом и услышал, как он сказал: "Калифорния, ты обречена. Когда всё это произойдёт, океан на километровую глубину поглотит всё прямо до озера Солтон Си."
            Услышав, как он говорил обо всём этом, я сказал сам себе: "На этих плёнках он проговорил ко мне. Мне не нужно, чтобы он ещё раз говорил со мной об этом по телефону." Мы приняли решение, что уедем отсюда. Не потому, что я боялся землетрясений; мы в течение многих лет жили в зоне землетрясений. Но я не хотел ослушаться пророка. Я решил повесить на нашем доме табличку "Продаётся". Я сказал жене, что я собираюсь уйти с поста в поместной церкви и уволиться с работы. Мы с ней мыслили одинаково.
В ПОСЛЕДНЮЮ неделю октября я поехал на охоту в штат Колорадо. В первый вечер пребывания в лагере брат Бранхам был в нервном напряжении. У нас был разведён большой костёр и он ходил вокруг и что-то говорил, что он обычно делал, когда нервничал. Вскоре он начал говорить о том, как цивилизация шла с востока на запад, и как грех также прошёл с востока на запад, и как он сконцентрировался на Западном побережье. Там было четыре человека из Калифорнии: Рой Бордерс, Флойд Паттерсон, Маррион Филлипс и я. Брат Бранхам повернулся к нам и сказал:
"Братья, живущие в Калифорнии, уезжайте оттуда как можно быстрее." Я почувствовал себя на седьмом небе, потому что именно это я и собирался сделать. 
            На следующий день утром мы пошли на охоту и вернулись около полудня. Мы сидели около костра и я сказал: "Брат Бранхам, меня порадовало то, что вы сказали вчера вечером об отъезде из Калифорнии. Удобно ли будет, если я попрошу у  вас совета, как лучше это сделать?"
            У меня был небольшой трейлер для отдыха длиной 4,5 метра, и он захотел посидеть внутри него и побеседовать. Он попросил меня рассказать о том, что я собирался сделать, и я сказал ему: "Я планирую вернуться домой, продать свою недвижимость, оставить свою должность в церкви, уволиться с работы и уехать из штата".
            Он посмотрел на меня и сказал: "Не думаю, что я поступил бы именно таким образом." И я почувствовал, будто я куда-то проваливаюсь. Я находился в сильном смущении, едва удерживаясь, чтобы не заплакать. Я знал, что он сочувствовал мне, и он спросил: "Брат Дуг, ты веришь, что я - Божий пророк?"
            Я ответил: "Конечно. Я верю этому всем моим сердцем."
            Он спросил: "Сделаешь ли ты то, что я скажу тебе?"
            Я ответил: "Всё, что только смогу."
            Он сказал: "Поезжай домой и выстави свой дом на продажу. Ничего не говори в церкви, подожди, пока Бог не сделает это для тебя." Если быть честным, на самом деле этот совет не удовлетворил меня. У меня не было ясного понимания того, что мне делать дальше, так как он сказал быть готовым исполнить то, что Бог собирается  сделать для меня.
            Когда я вернулся домой, я поместил перед домом табличку о продаже дома, и я понимал, что первый человек из церкви, проходящий мимо моего дома, поинтересуется тем, что бы это значило. И действительно, первый же человек,  проезжавший мимо моего дома остановился и поинтересовался этим. Я ответил: "Да, я хочу быть готовым к тому, что Бог потребует от меня."
            В нашей церкви сложилась такая ситуация, что два человека выплачивали ипотечный кредит за здание церкви, и я понимал, что не могу оставить всё как есть. Я собрал братьев церкви на совет и сказал им, что нам нужно 
передать управление делами церкви совету попечителей, поскольку это неправильно, что только двое братьев несут бремя выплаты ипотечного кредита.  И первый же брат сказал: "Согласно тому, что я услышал в проповеди брата Бранхама, не думаю, что я вообще войду в этот совет. Скорее всего меня там не будет." Второй сказал то же самое; большинство братьев сказали то же. Только один брат из пятнадцати человек не исключил возможности участия в совете попечителей.
            Я понял, что они уже приняли решение, и глядя на меня, спрашивали, что я собираюсь делать. Я сказал: "Я просто хочу быть готовым к тому, что мне повелит Бог."
            Если быть честным, мне это высказывание казалось несерьёзным, но именно так пророк сказал мне поступить. Один из братьев сказал: "Если мы не собираемся оставаться здесь, нам не нужно и здание церкви. Давайте выставим его  на продажу." В тот же вечер они выставили здание церкви на продажу. 
            Все, за исключением двух или трёх семей продали свои дома, а мой дом всё ещё оставался не проданным. До того, как брат Бранхам попал в автоаварию, здание церкви было продано, и многие люди из церкви уехали, но мой дом по-прежнему не был продан. Я был последним из нашей церкви, у кого дом оставался не проданным. Он был продан только тогда, когда брат Бранхам находился в больнице в городе Амарилло.
            К 15 января 1966 года 75 процентов членов нашей церкви жило в Тусоне. 
6 ДЕКАБРЯ 1965 года в Сан Бернардино мы с братом Роем Бордерсом завтракали  в ресторане гостиницы Холидэй инн, и брат Бранхам подошёл к нашему столу.  Всего два дня назад он проповедовал послание Восхищение в городе Юма, штат Аризона в гостинице Рамада инн, и люди, находившиеся там, были очень непочтительными. Это происходило в банкетном зале, и обслуживающий персонал гостиницы находился в другом конце этого зала, усевшись на столы, они курили и гремели тарелками. Даже администратор гостиницы вошла, и сделала брату Бранхаму знак рукой, чтобы он заканчивал как можно быстрее и освобождал зал. Всё это происходило во время его проповеди. Обратите внимание, как на плёнке брат Бранхам говорит: "Возьмите все пожертвования, которые собрали в этот вечер, и оплатите за дополнительное время, что я задержался здесь." И он помолился Отцу таким образом: "Я торопился и говорил ломанной речью. Соедини эти слова и донеси их из моего сердца до сердец этих людей." Он на самом деле нервничал.
            В то утро в Сан Бернардино он сказал: "Если вы не возражаете, я бы посидел и немножко поговорил с вами." Конечно же, это было просто чудесно. Я поставил для него стул и он стал говорить о землетрясении и о том, как газопроводы будут рваться и разваливаться на улицах, как будут происходить короткие замыкания высоковольтных проводов. Он общался с нами два часа.
            Перед этой поездкой я видел сон, который, откровенно говоря, меня сильно расстроил. Во сне я видел автомобильную аварию. Это был один из снов, от которых, кажется, невозможно избавиться. Я подумал, что, может быть, это было предупреждением для меня, и я думаю, что в этой поездке я управлял машиной так осторожно, как никогда раньше.
            Там за столом брат Бранхам рассказал нам о сне, который видели дочки Эвансов, в этом сне было что-то о том, что его застрелят. Я не помню всех подробностей. Брат Бранхам повернулся, посмотрел на меня и сказал: "Вы знаете, мне нравится, когда мои друзья рассказывают мне свои сны."
            Я купил для брата Бранхама бинокль, так как в последней поездке на охоту он упал и разбил свой бинокль. Я попросил брата Билли Пола не покупать ему новый бинокль, потому что мне хотелось купить бинокль для него. Так я и сделал, и я взял этот бинокль в Сан Бернардино.
            После обеда я спросил брата Билли Пола, удобно ли будет, если я приду в комнату брата Бранхама и передам ему бинокль, и он ответил: "Конечно."
            Я подошёл к комнате брата Бранхама и он пригласил меня войти. Когда я передал ему бинокль, он попытался заплатить мне за него. Я сказал: "Брат Бранхам, в это утро в ресторане вы сказали, что вам нравится, когда ваши друзья рассказывают вам свои сны. У меня есть сон, о котором я действительно хотел спросить вас."
            Я сказал ему: "В этом сне я видел автомобильную аварию, там были машины скорой помощи и мигали красные огни. Затем сцена поменялась, и я видел, как шестеро мужчин несли гроб. Я не знаю этих мужчин и всего остального, это просто было нечто такое, что сильно поразило меня."
            Он с минуту помолчал, потом посмотрел на меня и сказал: "Брат Дуг, могу вам сказать, что это духовный сон, но я не могу сказать, что он означает." Так что меня всегда интересовало, относился ли этот сон к нему, ведь всего лишь через двенадцать дней он попал в автомобильную аварию.
            На следующее утро мне ещё раз довелось пообщаться с братом Бранхамом. Я сказал ему: "Брат Бранхам, вы сказали, что мы должны исполнять три постановления: водное крещение, причастие и омовение ног. О водном крещении я вижу в Писании, но у меня большие затруднения с поиском мест Писания о том, как они принимали причастие, кроме одного места в 11 главе I Послания к Коринфянам, а в большей части этой главы Павел обращается к тому, что они совершали в прошлом."
            Он ответил: "Да, это верно. Это трудновато увидеть. Но вы знаете, что в Писании Слово Божье говорит, что церковь собиралась и преломляла хлеб? Именно это они и делали." Меня всегда учили, что они просто собирались и обедали вместе, но он сказал: "Я верю, что каждый день, когда ранняя церковь собиралась, они принимали причастие. У нас в Скинии в Джефферсоввилле это проводится один раз в месяц, но я верю, что ранняя церковь делала это каждый раз, когда они собирались." Он провёл около двух часов, говоря о причастии, очень терпеливо разбирая подробности.
            Выходя из ресторана, мы встретили одного брата, и брат Бранхам сказал: "Вчера один хороший молодой человек пришёл ко мне в комнату и вручил мне бинокль, чтобы я мог видеть дальше. По милости Божьей, я смог дать ему бинокль, "чтобы он также мог видеть отчётливее"."
            Думаю, что это один из самых запомиающихся моментов, проведённых вместе с ним.
В СУББОТУ мы узнали об автомобильной аварии. К полуночи мы с братом Роем Бордерсом уже летели на самолёте из Сан Франциско в Амарилло. Мы добрались туда в 10 часов утра в воскресенье.
            Я провёл там два дня, но потом мне пришлось возвратиться домой из-за моей работы. Накануне Рождества я полетел в Финикс, собираясь на следующий день полететь в Амарилло вместе с Эваном и Аланом Моузли на их самолёте. Я находился в доме брата Алана, когда мы узнали, что брат Бранхам скончался. Мы, не зная, что делать дальше, полетели в Амарилло как и запланировали. Нам просто хотелось быть там.
 
ВПЕРВЫЕ я услышал о брате Бранхаме и о том, как он охотился в лесу, о белках и об орлах, и так далее. Я, будучи молодым парнем, сидевшим там, подумал: "Господь, я бы отдал всё, чтобы оказаться там с этим человеком." Бог даровал мне такую возможность. Это самое незабываемое событие в моей жизни. Бог исполнил самое заветное желание моего сердца. Подобно как Давид сказал в Псалмах: "Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего."
            Находясь рядом с братом Бранхамом, я всегда видел Бога, проявленного в нём.



Up ^