Анжела Смит

Поколение

Джен Мэй



Джен Мэй

РОДИЛАСЬ
19 марта 1925 г.

МЕСТОЖИТЕЛЬСТВО
Джефферсонвилл, штат Индиана

Как ближайшая соседка, она имела 
единственную в своём роде возможность 
наблюдать за жизнью семьи Бранхамов.

БРАНХАМЫ переехали на Эвинг лэйн в 1948 году, а мы - в 1949.
            Из-за ошибки в изначальном межевании наши дома были построены близко друг к другу, и в течение многих лет между нашими участками не было даже забора. Люди, ожидавшие встречи с почтенным Бранхамом, ходили как по его двору, так и по нашему, осматривая его дом.
            Я - медсестра, а мой муж Ральф работал в представительстве компании Шевроле в центре Джефферсонвилла. Наша дочь Викки была сверстницей Сарры и они часто играли вместе. Я вспоминаю то время, когда родилась Сарра и люди, чтобы не беспокоить почтенного Бранхама, его жену и их новорожденного ребёнка, звонили нам домой. А ведь тогда у нас тоже был новорожденный ребёнок!
            В то время у нас не было прямого телефона. Все междугородные звонки проходили через оператора, и иногда оператор, зная, что мы - соседи почтенного Бранхама, звонил нам, когда не мог дозвониться на его номер. Мы бежали к нему сообщить, что ему звонят по междугородней линии и он прибегал к нам, чтобы ответить на звонок.
            ОДНАЖДЫ, когда он собирался уехать за границу, я сделала ему нужную прививку. Когда у него появилась аллергия, требовавшая ежедневных уколов, я научила его как при необходимости делать уколы самому себе. 
            У него был личный врач, который без ругательств не мог сказать и слова; он был так устроен. Меня всегда интересовало, как он общался с почтенным Бранхамом. Они были знакомы как врач и больной, но мне было любопытно, как же этому врачу удавалось прилично выражаться в присутствии пророка.
            У почтенного Бранхама был паричок, который он иногда надевал, и однажды  в воскресенье, придя из церкви домой, он не смог его снять. Он пришёл к нам, чтобы выяснить, не смогу ли я ему чем-нибудь помочь. Он встал на колени, нагнувшись над ванной в нашей крошечной ванной комнате, чтобы мы полили на его голову воды и попытались снять парик. Это было забавно, и после этого мы все долго смеялись!
            Он был хорошим семьянином; находясь дома, он был очень добр к детям. Выходя на задний двор, он играл с ними, затем отмывал их и шёл купить им по стаканчику мороженого. Он поистине наслаждался временем, проведённым дома с семьёй.
            Почтенный Бранхам был и хорошим соседом. Он приносил нам белок, убитых на охоте, а мы делились с его семьёй овощами, выращенными на нашем огороде. Он уважал нашу частную жизнь, и мы делали всё, что могли, чтобы уважать частную жизнь его семьи.
            К дому почтенного Бранхама приезжало множество людей, временами они приезжали целыми автобусами, они хотели увидеться с ним, а также желали, чтобы за них помолились, и по другим причинам. Бывало так, что люди приезжали, и если его не было дома, у них не было возможности вернуться в город, чтобы попасть на автобус и вернуться домой. Я приходила с работы домой, а люди сидели на крыльце моего дома, тогда мне приходилось отвозить их в город на автовокзал.
            Конечно, я не одобряла приезд такого количества посетителей. Я думаю, что Бранхамы имели право на личную жизнь. Вместе с тем я сочувственно относилась к этим людям, хотя и не имела такой веры, как у них. Я посещаю методистскую церковь.
            Бранхамы - хорошие люди, и мы всегда были довольны тем, что они были нашими дружелюбными соседями.



Up