Анжела Смит

Поколение

Куртис Хупер



Куртис Хупер

РОДИЛСЯ
1 июля 1909 г.

УМЕР
16 ноября 2005 г.

Друг детства и некровный родственник, 
который сыграл немаловажную роль в 
раннем служении Уилльяма Бранхама.

ФАМИЛИЯ моей матери была Брой. Мать Меды (мы называли её Матушкой, и она была моей тётей) также носила фамилию Брой. Два брата женились на двух сёстрах, поэтому мы с Медой были троюродными родственниками.
Они жили на углу Восьмой улицы и Мейн-стрит, и хотя у них был простой земляной пол, они содержали свой дом в чистоте. Медочка была ангелочком. Она усердно работала на фабрике по пошиву рубашек, чтобы помочь в содержании своей семьи. Когда Билл женился на ней, он получил настоящую жемчужину. 
Мы с Биллом были ровесники. Он родился 6 апреля, а я 1 июля, так что мне недавно исполнилось 96 лет. Если бы вы только знали, что нам пришлось пережить в детстве. Жизнь была тяжёлой. Мы вместе ходили в школу. Бранхамы жили рядом с бакалейным магазином Коллина на улице Фултон, а Билл работал в бакалейном магазине Миснера на углу 10-й улицы и Фултон. Я работал в другом бакалейном магазине на расстоянии одного квартала оттуда. Иногда он хотел пойти поохотиться, так что я работал вместо него. А когда мне нужно было взять выходной, он заменял меня. Мы были в очень близком общении в те времена.
Я женился и переехал на несколько миль севернее в город Чарльзтаун, штат Индиана, и мы не виделись примерно восемь лет. В 1936 году моя дочь Шерли попала в больницу. Врачи обнаружили у неё пять различных заболеваний: воспаление головного мозга, менингит, рахит, двустороннее воспаление лёгких, и, по-моему, какое-то воспаление в ушах. Врачи, работавшие там, сказали нам, что у неё не было никаких шансов выжить.
Мать спросила: 
— Куртис, а ты просил мужа Божьего помолиться за этого ребёнка?
— Нет, мама, я не хожу в церковь, — ответил я.
— Ну, ты ведь знаешь Билла Бранхама, не так ли? 

— Конечно, знаю.
— Они с Роем ДеАрком ходят и молятся за больных, — добавила она.
Для меня это было новостью. Она сказала: 
— Ты хочешь, чтобы я попросила его приехать сюда?
— Конечно, — ответил я. 
И по её просьбе Билл приехал.
 Мы обменялись рукопожатием и поговорили о былых временах. Затем он посмотрел на меня в упор и сказал: 
— Курт, сейчас пора поговорить о чём-то другом. Эта девочка, похоже, почти при смерти. Пообещаешь ли ты Господу, что отдашь Ему своё сердце, если Он прикоснётся к этому ребёнку?
 Любой сказал бы “да”, и я ответил утвердительно. Все пять врачей были в палате, находясь в полном недоумении. Билл сказал: 
— Если кто-нибудь из вас не верит, пожалуйста, выйдите из комнаты. 
Врачи только переглянулись. Там ещё находилась медсестра, белая, как снег, и по её щекам текли слёзы.
Он попросил всех склонить головы. Я склонил голову. Спустя пару минут после того, как он начал молиться, состояние ребёнка стало улучшаться прямо у нас на глазах.
            На следующее утро я сказал медсестре: 
— Миссис Палмер, соберите моего ребёнка. Мы уходим домой.
            — Домой, господин Хупер? — переспросила она. — Вы не пойдёте домой; вам нельзя забрать её. Вам не удастся вернуться домой.
— Не говорите мне этого, — ответил я. — Благой Господь исцелил её, и Он уж точно позаботится о том, чтобы мы вернулись домой.
Теперь Шерли 68 лет, и каждый день по пути на работу она проезжает мимо того места, где она лежала при смерти.

КОГДА УМЕРЛА Хоуп — первая жена Билла и мать Билли Пола, Матушка Брой и Меда пообещали воспитывать Билли Поля, и они сдержали своё обещание. Одно время мы все были как одна семья. Я начал помогать в Скинии в 1940 году, руководил песенным поклонением, и порой, когда Билла не было в Скинии в среду вечером, я проводил служение. Он был пастором церкви, а также проверял линии электропередач для Компании коммунального обслуживания.
У моей средней дочери Эвелины — мы называли её Сисси — была астма. Иногда она теряла сознание и синела. При первой возможности я покупал баночки с определённым маслом, которое при сжигании облегчало её дыхание, и я просиживал у её кровати много ночей, сжигая это вещество и слушая как она с трудом делала каждый вздох. А на следующий день мне нужно было идти на работу.
Однажды мы с братом Биллом были у госпожи Хессик и молились вместе с ней, так как у неё случился сердечный приступ. В это время кто-то пришёл, постучал в дверь и сказал: 
— Курт, лучше иди домой. Сисси потеряла сознание и посинела; она не движется и не дышит.
Мой дом находился примерно в трёх кварталах оттуда. У Билла была машина. 
— Я подвезу тебя, Курт, — сказал он.
 Мы приехали туда. Она лежала на кушетке. Мама и все остальные плакали. Он вошёл и помолился за Сисси, но она по-прежнему не двигалась и не дышала. Её глаза были открыты и неподвижны, и мы решили, что она умерла. Мы ждали, но она оставалась бездыханной.
Я не знал, что делать. Через какое-то время я сказал Биллу: 
— Ты подвезёшь меня к похоронному бюро, чтобы Кутс приехал сюда и забрал её? 
Он подошёл к двери и протянул было руку к дверной ручке, но остановился и другой рукой взялся за дверной косяк. Затем он повернулся и сказал: 
— Встаньте все на колени. Этот ребёнок будет жить.
            Ведь Билл уже молился за неё, но она осталась такой же неподвижной. Он снова подошёл к ней и осудил дьявола. Затем, возложив на неё руки, он начал молиться, и когда он помолился, она сделала такой вдох, который услышали все, находившиеся в комнате. Казалось, будто девочка собиралась вдохнуть весь воздух в доме. Вскоре после этого к ней вернулся румянец, и она уже бегала.
Когда всё это произошло, Сисси было восемь лет. С того дня и до пятнадцати лет она ни разу не закашляла, и у неё не было ни одного приступа. Позднее в средней школе она связалась с плохой компанией и начала курить, и это заболевание вернулось к ней. Эта астма доведёт Эвелину до могилы, если она всё не исправит.

Я БЫЛ с братом Биллом, когда он проводил служения в городе Джонсборо, штат Арканзас. Я впервые находился на одном из таких молитвенных собраний вне Скинии.
Я помню мужчину и женщину, которые пришли и сели сзади, как можно ближе к двери. Одна леди находилась в молитвенном ряду из-за приступов эпилепсии; брат Билл осудил эту болезнь и приказал этому духу выйти из той женщины. Когда это произошло, мужчина, сидевший сзади, вскрикнул и схватился за шею. Билл прошёл в конец помещения и помолился за него. Этот мужчина сказал: “Когда ты молился за мою жену, из неё вылетело что-то, похожее на летучую мышь, и влетело прямо мне в горло”. Он пережил ужасное время, пока это не было улажено, а потом он встал и засвидетельствовал об этом: “Я пришёл для того, чтобы высмеять это вечернее служение, но я больше никогда в жизни так не поступлю”.

БИЛЛА ПОПРОСИЛИ приехать в город Стро, штат Кентукки, и я поехал с ним в маленькую церквушку, находившуюся там. Люди приезжали туда с гористой местности на мулах, большинство из них были одеты в рабочие комбинезоны и были без обуви, но одно у них было точно замечательным. У них была зелёностручковая фасоль — самое вкусное блюдо, которое вам когда-либо доводилось пробовать. 
Когда мы открыли дверь и вошли в церковь, там стояла пожилая женщина в длинном пальто. У двери Билл поговорил с ней, как он обычно говорил с людьми. Зрачки её глаз были белыми от катаракты.
Они проводили служение, а я снова вёл песенное поклонение. После этого Билл спросил, нужно ли за кого-нибудь помолиться. Одна женщина привела туда и посадила светловолосую одиннадцатилетнюю девочку. Женщина сказала ему: 
— Она за всю свою жизнь вообще ничего не слышала и не говорила, и дома осталась ещё одна, так как я не смогу управиться с двумя одновременно. 
Разговаривая с женщиной, Билл протянул руку за спину девочки, и несколько раз щёлкнул пальцами позади неё, чтобы убедиться, действительно ли с ней что-то было не в порядке. Она не шелохнулась. Он попросил всех, не веривших в исцеление, встать и выйти. Три или четыре человека поднялись и вышли. Ей Богу, когда он помолился за эту девочку и осудил дьявола, связывавшего эту малышку, от воздействия Духа я упал на пол, а люди ходили вокруг и перешагивали через меня. Билл стоял там с этой девочкой, и я слышал, как он говорил ей: 
— Ты слышишь меня? Повтори то, что говорю я: “Иисус”.
            И она сказала: 
— Иисус.
            В тот же момент он посмотрел на ту женщину, у которой на глазах была катаракта, и сказал: 
— Матушка, открой глаза. 
Она несколько раз моргнула, и её глаза стали совершенно ясными.
 Человек не мог такое сделать. Такое под силу только Богу.

ПОЛ В СКИНИИ раньше был дощатым. Конечно же, сначала это был просто земляной пол, затем на высоте 15 сантиметров от земли был настелен дощатый пол. Однажды я сказал: “Знаешь, Билл, эти доски подгнивают. Люди наступят на них и провалятся”. Тогда он спросил меня, работал ли я когда-нибудь с бетоном. Я был знаком с такой работой. Итак, я и мой друг брат Грейем Снеллинг сняли и выбросили весь старый пол, и я 48 раз привозил песок, смешанный с гравием. Затем всё это залили бетоном. В этом полу нет ни одного кусочка железа и вообще никакой арматуры, и, насколько мне известно, он до сих пор нигде не треснул.
Потом Билл спросил: “Что ты думаешь о новом баптистерии [бассейн, предназначенный для крещения — Пер.]?” Баптистерий, имевшийся у нас, был неказистый, но люди получали спасение у алтаря, призывая Имя Господне, и принимали крещение в той холодной воде в Имя Господа Иисуса. Я сказал: “Хорошо, мы сделаем и его”. И мы его построили.

ОДНАЖДЫ БРАТ БИЛЛ послал за мной и сказал: “Курт, я должен кое-что тебе сказать. Мне нужно уехать отсюда. Люди пытаются делать из меня Мессию, и в штате Кентукки они крестят других людей в моё имя. Господь никому не даст Своей Славы”. Именно так он и сказал. Он хотел, чтобы я передал это брату Меткафу, потому что тот работал вместе с братом Биллом и был хорошим работником. Он сказал: “Я только что заплатил правительству свою последнюю задолженность, и мне следует уехать отсюда”.
Ведь сейчас кругом витает так много фанатизма. Только Господь наделяет такими дарами. У вас не появится дар всего лишь из-за того, что мне захочется сделать вас кем-то значительным. Он призывает тех, кого Он избирает. Когда увидишь нечто подлинное, будешь знать это наверняка.
Всё это — одни лишь воспоминания. Много хорошего происходило в те времена...



Up