Анжела Смит

Поколение

Ли Вейл



Ли Вейл

РОДИЛСЯ
28 сентября 1914 г.

 МЕСТОЖИТЕЛЬСТВО
Сент-Парис, штат Огайо

Издатель и редактор книги “Изложение Семи 
Периодов Церкви” и менеджер, ответственный 
за проведение евангелистических кампаний 
в конце 1950-х годов.

ВПЕРВЫЕ я увидел брата Бранхама в 1947 году в канадском городе Бернаби, провинция Британская Колумбия. В местной газете было помещено небольшое объявление, в котором сообщалось, что почтенный Уилльям Бранхам проповедовал в городе Кранбрук и у него были весьма успешные собрания. Он проводил “диагностирование” (сегодня мы называем это различением), но в то время я не был знаком с этим понятием, а также со всем остальным, относящимся к этому служению. Моя жена сразу же загорелась воодушевлением и сказала: 
— Мы должны пойти туда.
— Хорошо, ты можешь пойти, но я не собираюсь, — ответил я.
— Этот человек говорит людям о том, что с ними не в порядке, — добавила она. 
            Я сказал: 
— Я видел людей, которые посредством умственной телепатии или чего-то ещё называют имена других людей, знают, какие у них мысли и отвечают на их вопросы. 
Я не говорил, что Уилльям Бранхам был от дьявола, а лишь сказал: “Существуют спиритисты, которые могут совершать определённые вещи”.
— Ты сходи. Я не пойду, — ответил я жене. 
Итак, она пошла со своей подругой и вернулась с такими восторженными рассказами, говоря: 
— Ты просто должен сходить туда.
— Нет, я не должен идти туда, — сказал я. 
Но кончилось тем, что я всё-таки пошёл, так как ко мне зашёл мой друг-проповедник и сказал: 
— Ли, думаю, что я возьму тебя с собой, чтобы ты увидел брата Бранхама.
Так вот, будь это кто-нибудь другой, я бы сказал: “Знаешь, уходи и не морочь мне голову”. Однако я не мог противиться ему, потому что он был поистине настоящим другом.
У нас были места на балконе, и когда брат Бранхам вышел на платформу, он сказал: 
— Итак, это вечернее собрание последнее, и мы раздали много молитвенных карточек. Я хочу внести предложение, и проголосовать за него могут только те, у кого есть молитвенная карточка. Итак, хотите ли вы увидеть, как произойдут двадцать пять гарантированных чудес с людьми, присутствующими здесь сегодня, которые страдают от самых тяжёлых заболеваний, или же все вы можете пройти через молитвенный ряд, где 60% людей будут исцелены. Я хочу увидеть руки тех, у кого есть карточки. Сколько из вас хотят увидеть чудеса?
Я просто внутренне вскрикнул, ибо где ж можно было слышать о двадцати пяти гарантированных чудесах?! Даже Иисус не говорил: “Я гарантирую 25 чудес”. Он говорил, что Он мог гарантировать только одно чудо за один раз, когда Он исцелил хромого человека, как это описано в Евангелии от Матфея 9:5.
Люди проголосовали за то, чтобы все прошли через молитвенный ряд ради 60% исцелений, и все выстроились в очередь. Самым поразительным было то, что в этом молитвенном ряду находилось человек 200 или 300, и все они ушли исцелёнными. Каждый немой заговорил, каждый глухой начал слышать, каждый слепой прозрел. Даже один человек, тело которого было искривлено, как варёные спагетти, был исцелён и тотчас же вернулся в нормальное состояние. Это было не просто 25 гарантированных чудес, а пару сотен чудес.
В то время я не проповедовал, и у меня не было намерения возобновлять проповедование. Но когда брат Бранхам начал молиться за больных, и я увидел чудеса, я не мог удержаться от слёз. В моём сознании не прозвучал голос, однако в разуме навсегда запечатлелись слова, будто написанные ручкой со стальным пером: “Если тебе когда-либо доведётся внимать чьим-то словам, именно этот человек достоин твоего внимания”.
Итак, это событие просто записалось у меня в памяти, и я не углублялся в него. Как я упомянул, раньше я проповедовал, но экономическое положение было таким тяжёлым, что мне пришлось на какое-то время прекратить проповедовать, чтобы зарабатывать средства на жизнь. Однако во время работы я стал сильно болеть. Из-за этого моя жизнь стала очень тяжёлой. Врач сказал, что у меня туберкулёз гипофиза, но я никому об этом не говорил. Затем однажды мне позвонил проповедник из единственников, которого я знал, и спросил, можно ли ему заехать и помолиться за меня.
После появления брата Бранхама на поприще у многих, похоже, стал проявляться дар различения болезней. Когда этот человек возложил на меня руки, он сказал: 
— У тебя туберкулёз гипофиза.
 
— Совершенно верно, — ответил я. 
Он помолился, и в тот же момент я был исцелён.
Тогда я понял, что больше не могу позволять, чтобы моя Библия залёживалась на книжной полке, поэтому я начал проповедовать. Значительную часть времени мы проводили в разъездах, периодически останавливаясь в каком-нибудь месте. Далее моё повествование принимает резкий поворот. Небольшая независимая группа верующих в штате Флорида услышала обо мне и попросила меня приехать к ним и стать их пастором.
Я ответил им: “Я буду молиться об этом”.
И через восемь недель мы уже переехали в штат Флорида.

Я БЫЛ независимым пятидесятником и в течение пяти лет проповедовал как баптист, хотя у меня вообще не было никаких документов ни от одной деноминации. У нас в церкви проявлялись дары: пророчества, языки и т.д. В те времена у меня неоднократно проявлялся дар различения, и я молился за больных. К тому же, у меня был дар пророчества.
Однажды в воскресное утро я стоял за кафедрой и вдруг сказал: “Вот, Я посылаю Моего пророка с севера, и он научит людей тому, что они должны знать”.
Я сказал собравшимся: 
— Так вот, я не знаю никакого пророка на севере…
(В то время я думал о том, что “север” означает дальний Север, а не такой “север”, как например, штат Джорджия, находившийся к северу от штата Флорида!) Мне и в голову не приходило, что это был брат Бранхам. Но я сказал: 
— Если это пророчество истинно, тогда сюда приедет пророк и научит нас, но сейчас я не знаю, кто это может быть”. 
Это пророчество прозвучало в июне 1953 года.
Нашу церковь посещал человек по имени Берт Ридхед, бывший пресвитерианин, которому нравились духовные дары, различения и всё остальное. Однажды он сказал: 
— Я поговорил с моим братом, доктором Пэрисом Ридхедом, и он приедет ко мне в гости, чтобы побыть с моей семьёй. Он хотел бы с тобой поговорить. Ты желал бы пообедать с ним?
— Конечно, я буду рад пообщаться с ним, — ответил я.
Итак, мы несколько часов говорили о Божьих делах, духовных дарах и о многом другом. Потом он спросил: 
— Кстати, а ты знаешь почтенного Уилльяма Бранхама?
— Я видел его, но ни разу с ним не встречался. Насколько мне известно, никогда ещё не было человека, у которого было бы подобное служение, — сказал я.
— А ты хотел бы встретиться с ним? Мой лучший друг является его другом. Всё, что тебе нужно сделать — это поехать в город Луисвилл, штат Кентукки, в Церковь Открытых Дверей. Там ты познакомишься с доктором Уоллесом Кобблом. Скажи ему, что ты мой друг и хочешь побеседовать с братом Бранхамом. Он позаботится о том, чтобы ты встретился с ним. 
Я откладывал поездку в Луисвилл до августа, в то время ещё не зная, что август — сезон охоты на белок, и что в это время брат Бранхам, скорее всего, будет в штате Индиана. Я поехал встретиться с доктором Кобблом и объяснил ему цель моего приезда. 
— Конечно, брат Вейл, я отвезу тебя туда, — сказал он.
Это было воскресное утро, и брат Бранхам стоял около церкви. Как только брат Коббл подъехал, брат Бранхам подошёл к машине и поприветствовал его. Брат Коббл сказал: 
— Брат Бранхам, я привёз друга доктора Пэриса Ридхеда, и он хотел бы побеседовать с тобой. Его –зовут почтенный Ли Вейл. 
— Конечно, — сказал брат Бранхам. 
Потом, обращаясь ко мне, он сказал: 
— Брат Вейл, примерно в 5:30 утра я иду охотиться на белок, но к одиннадцати часам утра я уже бываю дома. Я встречу тебя завтра в полдень у боковой двери церкви.
На следующий день, когда я подъехал к церкви, он уже стоял там у двери. Он выглядел очень элегантно в красивом сером костюме. На мне была обычная дорожная одежда. 
— Заходи, брат Вейл. Я видел, как ты подъезжаешь. Над твоей головой огненное свечение, что свидетельствует о духе пророчества.
Это ошарашило меня. Почему же он сказал, что видел, как я подъезжаю, тогда как он знал, что я должен приехать? Я не мог понять это до тех пор, пока не осознал, что я проделал путь аж от Вест-Палм-Бич. Вот где брат Бранхам видел меня, когда я ехал к нему.
Мы разговорились и замечательно провели время в общении, в частности из-за того, что мы полностью согласились по многим вопросам, относящимся к основам библейского вероучения: вечная безопасность, предопределение, второе Пришествие Иисуса Христа, божественное исцеление и т.д. В конце беседы я подумал, что проведу решающую проверку. Я был в таком воодушевлении, что внутренне посмеивался и думал: “Вот, я нахожусь с этим великим и поразительным человеком, и в целом мире нет никого, подобного ему, а я хочу подвергнуть его решающей проверке!”
— К тому же, брат Бранхам, я не верю в вечный ад, — сказал я.
— Разумеется, брат Вейл. Ад ведь был сотворён.
            Я подумал: “Этот человек мне по душе, независимо от того, знает он это или нет”. 
Мы помолились, а потом он сказал: 
— Знаешь, брат Вейл, я собираюсь приехать и провести у вас собрание.
 Я подумал: “Хорошо, я знаю, что он хочет приехать, конечно же, он с удовольствием бы это сделал, но ведь он человек такого калибра и известности, которого приглашают отовсюду, так что я даже не могу рассчитывать на его приезд. Любой великий человек всегда смирённый, очень добрый к людям”. Итак, я просто не стал об этом больше думать.
В ноябре того же года мне позвонили. Голос на другом конце линии спросил: 
— Почтенный Вейл?
            — Да, — ответил я.
— Это доктор Босворт.
— Вы хотите сказать, что вы доктор Фред Фрэнсис Босворт, написавший книгу “Христос Исцелитель”?
— Да, это я, — ответил он. 
Я начал говорить с ним о его книге, но он сказал: 
— Подожди-ка, брат Вейл. Я позвонил не для того, чтобы мы говорили обо мне. Я позвонил потому, что брат Бранхам хочет узнать, когда ты ожидаешь его приезд.
— Что вы сказали? — переспросил я.
— Брат Бранхам хочет узнать, когда бы ты хотел, чтобы он приехал к вам.
— Он действительно хочет приехать?
— Да, и на самом деле ты задерживаешь его, так как у него на руках 2500 приглашений, и он предпочел, прежде всего, посетить тебя.
— Брат Босворт, просто скажите мне номер вашего телефона и повесьте трубку. Я найду помещение, и мы проведём собрание, — сказал я. 
И какое замечательное собрание было у нас в Вест-Палм-Бич в ноябре 1953 года!
С этого началась наша дружба. Так я встретился с братом Бранхамом и впоследствии работал вместе с ним.

МНЕ ДОВЕЛОСЬ наблюдать так много проявлений божественного исцеления. Например, не было необычным видеть людей, изъеденных раком, которые тут же поднимались с раскладушек и полностью выздоравливали. Однажды в молитвенном ряду находилась психически больная девочка, и к ней мгновенно вернулся рассудок, когда брат Бранхам возложил на неё руки.
Происходили и многие другие сверхъестественные события. Помню, как однажды я сидел на платформе, и Билли Поль подошёл ко мне и сказал: 
— Брат Вейл, папа терпеть не может эти провода, идущие от микрофонов, потому что он боится запутаться в них. Пожалуйста, сядь сзади него и осторожно отодвигай провода так, чтобы он не запутался в них.
— Конечно, я сделаю это, — ответил я. 
Итак, я сел в метре от него, придерживая провод.
Во время проповеди брата Бранхама Папаша Босворт, сидевший рядом со мной, потянул за карман моего пиджака и сказал: 
— Брат Вейл, я в течение 40 лет молился о том, чтобы служение Христа вернулось на эту Землю, и вот оно проявляется в этом человеке.
Через несколько минут после этого брата Бранхама переполнило воодушевление, он неожиданно взял стул и трижды повернулся на одном месте. В то же мгновение провод три раза обвил его тело; потом он поставил стул на пол и продолжил проповедь. 
Я сижу там, держу этот провод и думаю: “Как же мне теперь распутать его?” Итак, я немного дёрнул провод, и он упал прямо на его лодыжки. Это было похоже на путы для связывания лошадей. Если бы брат Бранхам только двинулся, он бы с шумом упал. Единственное, что я мог сделать в этой ситуации, это молиться и внимательно наблюдать, а следил я за ним пристальным ястребиным взглядом!
Вдруг этот провод оказался на полу прямо по одну сторону его ног. Я понятия не имею, что произошло с проводом: испарился он или “растворился в воздухе”. Для меня это было таким же чудом, как сотворение белок или что-либо подобное. Я никогда в жизни не видел ничего такого.
Произошло ещё одно сверхъестественное событие, которое потрясло меня, и оно записано на плёнке. Собрания, проходившие в городе Уотерлу, штат Айова, в 1958 году, были очень напряжёнными.
Во время одного из вечерних служений я сидел на платформе, и брат Бранхам сказал в проповеди: “Я говорю как Божий слуга по Посланию от Ангела, Который помазал и доказал людям, что Иисус здесь, и что Послание верно...”
И в тот же момент я услышал громкий звук, как будто кто-то обеими руками беспорядочно ударил по клавишам органа.
Я резко встал, чтобы дать девушке знак перестать играть на органе. Но у нас там вообще не было органа; стояло фортепиано, и девушка, игравшая на нём, уже ушла с платформы. Это было звучание Святого Духа, проносившегося по аудитории, и можно было видеть, как фалды пиджака брата Бранхама развевались от дуновения настоящего ветра, который появился там. На плёнке это похоже на шум товарного поезда. Но для меня, сидевшего прямо там, это было похоже на звук, издаваемый в результате беспорядочной игры на органе.

Я ПОМНЮ один случай, когда Бог подверг брата Бранхама настоящей проверке. В тот вечер на собрание пришли молодые парень и девушка, они стали обниматься, целоваться и глупо вести себя прямо во время служения. Лицо брата Бранхама стало мертвенно-бледным, и, стоя за кафедрой, он пошатывался от напряжения.
Мне кажется, что никогда в жизни я не молился так усердно, как в тот раз. Я чувствовал, что вот-вот должна была произойти развязка. Я сказал про себя: “О Боже, если они будут умерщвлены, тогда всё пропало, его служению конец”. Такое происшествие взбудоражило бы людей, выплеснулась бы уйма эмоций, но никто этого не понял бы. Да это вообще было бы уму не постижимо. 
Затем брат Бранхам вдруг расслабился и сказал: 
— Я дарую вам вашу жизнь.
 Я был очень рад такой концовке!
Как мы узнали позже, в тот момент брату Бранхаму была дана власть над жизнью и смертью тех молодых людей.
ГЛАВНОЕ, чем я смог помочь брату Бранхаму, было редактирование его книги “Изложение Семи Периодов Церкви”. Анна Джин Прайс, которой он сначала предложил редактировать её, очень вежливо сказала ему, что она недостаточно хорошо знает библейское учение, чтобы грамматически оформить перенесение проповедей в книжную форму. Когда он дал мне записи проповедей, и я прочитал их, я сказал ему: “Брат Бранхам, мы должны включить сюда необходимые основы библейского учения, потому что когда ты упоминаешь о семени змея, кто вообще поймёт, что ты имеешь в виду? Когда ты говоришь о предопределении, то сколько людей имеют свои понятия об этом?”
Он сказал, что согласен с этим, и так работа над книгой началась. Если возникало что-нибудь, касающееся библейского учения, мы обсуждали это до тех пор, пока формулировка текста не соответствовала его пониманию.
Мне (как пятидесятнику) было очень трудно понять одну тему: что крещение Святым Духом и возрождение (новое рождение) являются одним и тем же. Нужно прослушать очень много плёнок, чтобы это полностью прояснилось. В тот момент такого разочарованного человека, как я, вам ещё не доводилось бы видеть, но, в конце концов, я уяснил это после четырёхчасового собеседования с братом Бранхамом. Вот бы записать это на видео!
Нужно было проделать огромную работу, и мы трудились над усовершенствованием текста почти три года, так как брат Бранхам хотел включить в книгу гораздо больше информации по библейскому учению, чем первоначально упоминалось в серии проповедей “Откровение Иисуса Христа”. 
После того, как работа над книгой была завершена, он сказал мне: “Раз уж мы закончили эту книгу, то теперь давай начнём работу над Печатями”. Откровение Семи Печатей он считал кульминационным моментом всего своего Послания. В конечном счёте, он хотел подробно изложить учение по всей книге Откровения глава за главой.

КНИЖКА “Пророк двадцатого века” была написана экспромтом, однако брат Бранхам на самом деле одобрил весь текст, находящийся в ней. Всё, что в ней написано, расположено именно так, как он этого хотел, потому что я вместе с ним очень тщательно проверил её.
Я не провёл с братом Бранхамом достаточно времени, чтобы из первых уст услышать все повествования о сверхъестественных событиях, которые произошли в его жизни, и многие из этих событий так и не были записаны. Это точно, как сказано в Библии: если описать все чудеса, которые совершил Иисус, библиотеки мира не смогли бы вместить всех книг.

В НОЯБРЕ 1963 года мы были в Нью-Йорке. Брат Бранхам только что вернулся из охотничьей поездки в штате Колорадо. Это была именно та поездка, когда по его слову прекратилась снежная буря. 
Войдя в его номер в мотеле, я понял, что с ним нечто произошло. Я не мог определить, что именно, но это было видно на его лице. Немного погодя он рассказал мне об этой буре. Затем он добавил: “С тех пор у меня нет никакого чувства вины”. И это нечто такое, чего вы не услышите на плёнках, но это можно было увидеть на его лице.
Должен сказать, что мои отношения с братом Бранхамом строились, в основном, вокруг его служения, а не на его личности или чём-то другом. Однажды я сказал ему: “Брат Бранхам, я бы даже не соизволил перейти на другую сторону улицы, чтобы посмотреть, как кто-либо ещё воскрешает мёртвых”. Мне уже порядком надоели те самозванцы, которые ходили по домам вдов, вымогая у них деньги и тому подобное.
Зная брата Бранхама и его безукоризненный характер, я был уверен, что мог полностью положиться на него. Я никогда не видел человека, подобного ему; даже Босворт и тот не шёл в сравнение с ним. Босворт был великой личностью. Он был таким безупречным христианином, и он досконально знал Библию. И я бы сказал, что Папаша Босворт был единственным человеком, достойным нести чемоданы брата Бранхама.
Просто не существовало никого, подобного ему.



Up