Анжела Смит

Поколение

Мэри Норман



Мэри Норман

РОДИЛАСЬ
19 ноября 1923 г. 

НАСТОЯЩЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА
Тусон, штат Аризона

Она и её муж были верными 
друзьями, которые подготовили путь
для переезда Уилльяма Бранхама в
Тусон. Джин Норман умер 
29 декабря 2002 года.

            МОЕМУ отцу было шесть лет, когда он со своими родителями переехал из Германии в штат Айова, где они основали ферму. Его семья не была верующей, но Бог каким-то образом коснулся этого мальчика Своей рукой, и он помнит, как в детском возрасте он стоял на коленях на кукурузном поле в Айове и просил Бога открыть ему истину.
            Как сказал брат Бранхам: "Мы очень обязаны тем, кто проложил путь перед нами", - и я хочу воздать должное нашему папе Харму Виртсу, который перенёс много страданий, был бескомпромиссным, твёрдым в своих убеждениях, и который направил наши стопы на путь, принёсший многочисленные благословения его детям и внукам.
            Когда мне было восемь лет, умерла моя мать, и позднее мой папа женился на женщине, которая слышала о пятидесятническом движении. Некоторые мои ранние воспоминания связаны с тем, что мой папа, будучи адвентистом седьмого дня, читал, изучал, и постоянно говорил о своей вере. 
            С раннего возраста мне нравилось сидеть со взрослыми и слушать всё, о чём они говорили. Я стала рано читать Библию и говорила: "Если это происходило тогда, почему же это не происходит теперь?" Я не могла понять, почему эти чудеса не происходят сегодня. Поэтому, когда пришёл брат Бранхам, я была готова принять это служение.
В 1949 году мой папа поехал на палаточное собрание в северной Миннесоте на озере Женева и, находясь там, он услышал о брате Бранхаме от студентов Библейской школы в Миннеаполисе. Когда он рассказал моему мужу Джину и мне о том, что он услышал, мы пожелали получить больше информации об этом и вскоре подписались на журнал Голос исцеления. 
            В 1950 году мы прочитали в журнале, что брат Бранхам собирался проводить палаточное служение в Миннеаполисе, и мы очень обрадовались. Мы с Джином старались попасть на каждое его собрание. Там я сняла на 8-миллиметровую киноплёнку первый фильм о брате Бранхаме, когда он после проповеди выходил из палатки. Именно на том собрании брат Бранхам сказал, что Ангел Господень сообщил ему о том, что у него родится сын, и он назовёт его Иосифом. 
            Следующей остановкой для палаточных собраний был город Кливленд, штат Огайо. У нас с Джином как раз был отпуск, и мы вместе с нашей 18-месячной дочерью Нормой поехали в Кливленд, чтобы побывать и на этих собраниях. 
            Мы всегда старались приезжать пораньше, Джин занимал нам места с тем,  чтобы я с Нормой как можно больше времени проводила на улице. В том возрасте она не могла долгое время сидеть спокойно. В субботу днём я была на улице, когда туда подъехал брат Бранхам, и у меня с собой была кинокамера. Я видела, как он вместе с матерью и братом выходил из машины, и я стала тут же  снимать это на плёнку. Он приостановился и стал говорить о скором пришествии Господа. Мои фильмы получились довольно приличными и они порадовали верящих в Послание по всему миру.
            Пока я снимала кинокамерой, наша маленькая девочка не стояла на месте. Норма куда-то убежала от меня, и я нигде не могла её найти. Палатка стояла прямо на берегу озера Эри. У воды стояло ограждение высотой примерно 60 сантиметров, и я пробежала вдоль этого ограждения, чтобы удостовериться, что она не перелезла через него. Я обошла и вокруг палатки, но её там не оказалось, поэтому я вошла внутрь, чтобы сообщить Джину о том, что Норма потерялась. Когда я зашла, она стояла на платформе и у присутствующих спросили, не ищет ли кто "маленькую потерявшуюся девочку". Брат Бранхам смотрел на зал и улыбался, а Джин уже шёл туда, чтобы забрать её. 
            МЫ посещали многие собрания и брали с собой магнитофон для записи этих  собраний для себя, так как тогда у нас была такая возможность. Эти первые бобинные магнитофоны записывали только на одной скорости, и на каждой стороне бобины помещалась только получасовая запись. Обычно, чтобы записать одно служение, требовалось больше одной бобины, а новые бобины были очень дорогими, по семь или по восемь долларов за штуку. Поэтому мы прослушивали их по несколько раз, а потом вновь записывали на них новые проповеди на последующих служениях, о чём я теперь сожалею. Если бы мы тогда осознавали всю их важность, мы бы так не поступили, несмотря на их стоимость. Хочу подчеркнуть, что  в течение очень долгого времени эти плёнки были нашей духовной пищей.
            Во время служения брата Бранхама мы стали хорошими друзьями с братом Фредом Сотманом и его семьёй из Саскачевана, Канада. Мы вместе посещали собрания в городе Принц Альберт в августе 1956 года, там мы провели много времени с братом Бранхамом и его семьёй. Джин вместе с братьями поехал на рыбалку, которую организовал брат Фред, а когда мужчины уехали, я провела три или четыре дня с сестрой Бранхам. Мы ходили по магазинам и хорошо провели время.
            В следующем году брат Фред профинансировал собрание в Эдмонтоне, и хотя мы не смогли побывать там, нечто проговорило к нашим сердцам. Ведь мы также можем профинансировать собрание в нашей местности! Тогда мы жили на расстоянии 32 километров к западу от Уотерлу, штат Айова.
            Я очень хорошо помню это время. Мы только что переехали в наш дом и у нас ещё не было телефона, поэтому в воскресенье мы пошли в магазин, стоящий на углу, чтобы с телефона, находившегося там, позвонить брату Бранхаму. Как раз в то время он вернулся из церкви и ответил на наш звонок. Да, он согласился приехать, и попросил нас только сообщить ему время проведения собраний. Вы могли бы представить себе такое?
            Брат Ли Вейл, который в то время был управляющим его кампаний, приехал и встретился со служителями той местности, с которыми он договорился о проведении 10-дневных собраний в январе 1958 года на ипподроме в Уотерлу, штат Айова. Всем церквям, находящимся в той местности, были разосланы приглашения. В местных газетах были размещены объявления о собраниях, и об этом также сообщалось по радио. В итоге эти собрания посетило около пяти тысяч человек.
            Во время одного из собраний, после проповедования послания Единство союза, как раз перед тем, как брат Бранхам готовился к молитве за больных, произошло нечто потрясающее. Он сказал: "Я молю, Боже, чтобы Ты пробудил эту группу людей и великим, мощным порывом ниспослал на них свыше Святой Дух."
            В течение нескольких мгновений после того, как он помолился, это произошло! Сильный гул пронёсся по зданию. Для меня это прозвучало подобно тому, как грохочет покрытая железом крыша при сильном ветре, а это было огромное помещение. Он сказал: "Только что по этой платформе пронёсся ветер, когда Святой Дух проходил здесь, потому что это совершено именно изречённым Словом Божьим."
            Сначала я не знала, что думать об этом пронёсшемся грохоте. Брат Ли Вейл в тот момент находился на платформе, и он сказал, что это дуновение приблизилось к нему и ощутимо коснулось его пальто. Теперь я верю, что для брата Бранхама и для нас эти собрания стали поворотным моментом, так как по завершении этих собраний у брата Бранхама было видение, в котором ему говорилось, что когда он увидит, как подъездная дорожка к его дому в Джефферсонвилле будет разрушена, ему необходимо будет уезжать на запад.
            Примечательное событие произошло на завтраке для служителей, который состоялся утром в воскресенье перед началом собраний. Брат Бранхам говорил на тему "Я не воспротивился небесному видению", и служители были настолько непочтительными к нему, что большинство из них покинули помещение. Спустя несколько недель, в Чаттануге, штат Теннесси, рассказывая об этом случае, брат Бранхам сказал: "Мне лучше было бы завтракать с группой колдунов... Да избавит нас Бог от всего этого."
            По завершению того завтрака брат Бранхам сказал моему мужу: "Брат Джин, подойди сюда и встань рядом со мной", - и вместе они стояли у дверей и пожимали уходившим руки. Затем, по пути в мотель, он сказал Джину: "Это место находится под осуждением. На твоём месте я бы уехал отсюда и поселился на западе."
            Вот и всё, что было сказано; этот вопрос был решён и больше не обсуждался. Мы начали планировать отъезд. До первого августа мы провели аукцион, продали наш бизнес и  поехали на запад с тремя нашими маленькими дочками – Нормой, Мэри и Бекки – и со всем тем, что влезло в нашу машину и в двухосный прицеп. Мы не знали точно, куда едем, но, слушая плёнки, знали, что брату Бранхаму нравился штат Аризона. 
Вначале мы остановились в Гранд Каньоне и прожили там в маленьком домике 10 дней. Затем мы поехали на юг, в Финикс, где мы на две недели сняли комнату и каждый день ездили осматривать близлежащие города. Мы не были знакомы ни с одним человеком во всём штате.
            Однажды мы поехали в Мексику, в город Ногалес, и на обратном пути остановились на заправочной станции в Тусоне. Именно там мы услышали о каньоне Сабино, о прекрасном оазисе, расположенном всего лишь в нескольких километрах от города. Мы провели там всё послеобеденное время, и это место так нам понравилось, что мы решили жить именно там, поэтому мы вернулись в Финикс и собрали свои вещи. Тусон стал нашим новым местом жительства.
            Возвращаясь с вещами, мы ехали по Оракл роуд и увидели местечко, называвшееся "мотель Миннесота". Наши предки - выходцы из штата Миннесота, поэтому мы решили, что это место ничуть не хуже других. Мы заехали туда и за 75 долларов в месяц сняли небольшой домик в глубине мотеля. Владельцы мотеля приехали из штата Миннесота, и, узнав, что мы собираемся прожить в мотеле целый месяц,  попросили нас присмотреть за мотелем, пока они съездят в Миннеаполис. Мы согласились, и они поехали туда, но во время их пребывания там, глава семьи умер. Поэтому нам пришлось присматривать за мотелем около двух лет. Нас это устраивало, так как когда брат и сестра Бранхам приехали навестить нас, у нас было место, где они смогли остановиться. Это было просто великолепно.
            БРАТ Бранхам просил нас позвонить ему, как только мы устроимся в Тусоне, и рассказать ему о том, где и как мы жили. И первое, о чём он спросил нас: "Ваши дети уже пошли в воскресную школу?" На следующее воскресенье мы уже пошли в воскресную школу.
            Мы пошли в церковь Ассамблей Божьих (которая находилась в том же здании, где сейчас находится церковь Пэрри Грина), и там мы встретили брата Тони и сестру Квини Стромей, которые позднее стали близкими друзьями брата Бранхама. Они были первыми, с кем мы познакомились в том городе.
            К церкви делали новую пристройку, а Джин тогда ещё не работал, и он предложил им свою помощь. У боковой двери, куда входили служители, Джин сделал порог, и забивая гвозди, он молился о том, чтобы брат Бранхам однажды вошёл в эту дверь. В феврале 1961 года брат Бранхам перешагнул через этот порог и проповедовал на двух служениях в церкви, которая тогда называлась Центральная ассамблея, а сейчас - Скиния Тусона.
          ПОМНЮ, как однажды брат и сестра Бранхам после собраний в долине Сан Фернандо в Калифорнии, по пути домой остановились у нас. Мы хорошо провели время общения. Вечером я спросила, хотели бы они посмотреть фильмы, которые я сняла в Миннеаполисе в 1950 году. Он  был очень удивлён, повернулся и сказал: "Прошлой ночью мне приснился сон о том, что сегодня я увижу Говарда." Его брат Говард умер прошлой осенью. Он сказал, что Господь видимо дал ему этот сон, чтобы, когда он увидит Говарда на экране, для него это не было бы сильным потрясением.
В 1960 году, прослушав проповедь Отверженный Царь, я позвонила брату Бранхаму и спросила его, не будет ли он возражать, если я напечатаю и опубликую  часть проповеди, где он рассказывал о своих переживаниях за завесой времени. Он ответил, что мы можем это сделать, и мы так и поступили. Мы озаглавили брошюру "За завесой времени", и я помню, что нам удалось напечатать 10 000 экземпляров всего лишь за 166 долларов! Мы взяли с собой большую часть этих брошюр, когда поехали в Джефферсонвилл на серию проповедей по церковным периодам. Затем, раздав все брошюры, мы снова напечатали их. До открытия издательства "Изречённое Слово" не было напечатано ни одной из его проповедей, поэтому, думаю, это было первое напечатанное послание.
            В декабре 1960 года после серии проповедей по церковным периодам, перед отъездом брат Бранхам пригласил нас к себе домой. Мы не хотели обременять брата Бранхама своими проблемами во время общения. Он знал, что мы переживали трудное время, когда многие верящие считали, что мы должны были переехать жить в Джефферсонвилл, а не в Тусон. В действительности некоторые из них называли нас "Лотами", упрекая нас в том, что мы поехали не туда, где находился Авраам, и нас обзывали "Лот в пустыне".
            В тот день он сказал нам: "Вы - как часть моей семьи. Если бы вы и были частью моей семьи, я не думал бы о вас больше, чем сейчас." После этих слов у нас вообще не осталось никаких вопросов. Он сказал: "На вашем месте я бы также  переехал на запад". А мы так и поступили.
            ОДНАЖДЫ мы были в церкви, где показывали фильм о холокосте [массовом уничтожении евреев фашистами]. Мы не осознавали, какое впечатление он произведёт на Мэри, которой тогда было восемь или девять лет, она была очень потрясена этим фильмом. После этого она не смогла заснуть ночью и мне пришлось лечь спать вместе с ней. Она спрашивала: "Если  Бог существует, как Он мог допустить всё это?"
            Летом 1962 года брат Бранхам проводил собрания в Калифорнии - в Саут Гейт, Санта Марии и Грасс Вэлли. Мы посетили все собрания и собирались ехать домой, но он попросил нас перед отъездом заехать к нему в мотель.
            Когда мы приехали, я рассказала брату Бранхаму о том, как сильно тот фильм потряс Мэри. Она играла неподалёку со своей сверстницей Саррой, дочерью брата Бранхама, и он позвал её. Он поговорил с ней немного, потом обнял её и помолился за неё. Он сказал: "Хорошо, теперь иди и играй." Повернувшись к Джину и ко мне, он сказал: "Теперь с ней всё будет хорошо. Когда я молился за неё, нечто похожее на голову буйвола, оставило её". Излишне говорить, что после этого с Мэри всё было в полном порядке.
            Позднее я слушала послание "Демонология", там он рассказывал о различных демонах и о том, как они выглядят. Он сказал: "Демон эпилепсии выглядит как висящая черепаха с круглыми лапами". Я также помню, что он рассказывал об одной леди-христианке, в прошлом танцовщице, которая по глупости оказалась на танцевальной площадке, и когда он помолился за неё, её покинуло нечто, похожее на летучую мышь.
           ПОЗДНЕЕ, на завтраке в Шривпорте, который проводился во время серии собраний, брат Бранхам написал записку и попросил Билли Поля передать её нам, в то время как мы сидели за столиком. Он хотел встретиться с нами за обедом и поговорить о своём переезде в Тусон. Мы пошли на обед, и именно тогда он попросил нас подыскать для него дом в Тусоне.
            Невероятно, но у нас не было никаких указаний по поводу того, какой именно дом нужен брату Бранхаму и его семье для проживания. Мы не знали о его пожеланиях по поводу того, сколько в доме должно быть спален или какую сумму  нужно заплатить за дом. Я думаю, что он знал, что мы были простыми старомодными людьми, и мы основывались на нашем наилучшем суждении. Я думаю, что он и сестра Бранхам были довольны тем, что мы нашли для них.
            Было прекрасно, что они проживали там. Они приехали 4 января в пятницу вечером. Когда мы приехали увидеться с ними, брат Бранхам стоял в углу гостиной и говорил. Он был чем-то обеспокоен и сказал: "Вот-вот должно произойти нечто великое." Он сделал пару шагов, поднял руки и сказал: "И я утверждаю, что вот-вот должно произойти нечто действительно великое." Это было непосредственно  перед раскрытием Печатей.
            СЕСТРА Бранхам хотела, чтобы я сопровождала её и поехала с ней на приём к врачу, так как она говорила, что очень нервничает и не сможет запомнить всё, что он ей скажет. 
            Это было за день до дня Благодарения, в это время брат Бранхам находился в Шривпорте. Когда врач прикоснулся к её боку и не обнаружил опухоли, он сказал: "Я не могу вам этого объяснить, госпожа Бранхам, но этой опухоли там уже нет." Это было сказано именно так, как брат Бранхам сказал об этом в проповеди "Обратите взгляд к Иисусу". Я была там вместе с ней и слышала, что сказал врач. Опухоль исчезла.
            На следующий день, в день Благодарения сестра Бранхам с Саррой и Иосифом приехали к нам в гости. Сестра Бранхам была по-настоящему счастлива. Я никогда не видела её такой спокойной и умиротворённой, она была обновлённым человеком. Как чудесно было видеть её такой. У неё всегда было так много забот и она постоянно находилась в напряжении, но в тот день она была поистине счастлива.
            КОГДА брат и сестра Бранхам были вместе, это были лучшие друзья. Она была особенным человеком. Она любила посмеяться, и весело проводить время. Ему нравилось поддразнивать её. Она также была мудрой и обладала хорошей интуицией. Она не занималась всякой чепухой. Она была духовной и 
неунывающей. Она говорила, что когда брата Бранхама не было дома, она всегда плохо спала, точнее ложилась и всю ночь смотрела на часы. Но когда он приезжал домой, она спала как убитая, навёрстывая упущенное.
            Для нас было большой честью находиться рядом с ними. К этому нельзя было привыкнуть. Он любил общение и много раз звонил и говорил: "Давайте сегодня вечером поужинаем в кафетерии Фёрра". Конечно же, мы любили это общение! Мы всегда ожидали, когда он позвонит нам, и он очевидно понимал, что мы не решимся позвонить ему. 
            Однажды, пообедав вне дома, мы подъехали к нашему дому и какое-то время беседовали в машине. Он рассказал, что в этот день у него был разговор с одним человеком из Калифорнии, которого беспокоило то, что он не платил свою десятину.
            Джин работал в бизнесе по производству конфет, и он всегда платил десятины один раз в год. Когда брат Бранхам говорил, я ни слова не сказала, но задалась вопросом, правильно ли мы поступаем, платя десятины один раз в год. Он вдруг обернулся ко мне и сказал: "Всё в порядке, сестра Норман, если вы платите десятину один раз в году".
            Вот как это происходило, когда вы находились рядом с ним. Вы не могли знать, что произойдёт в следующий момент. Господь просто показал ему то, о чём я думала! Я не представляю, что бы с вами произошло, если ваша совесть была нечистой.
            МОЙ зубной врач жил в Мексике, недалеко от границы с США в городе Ногалес. Зная, что в тот день я должна была посетить зубного врача, брат Бранхам позвонил мне и сказал, что он с сестрой Бранхам хотели бы поехать с Джином и со мной и отвезти нас туда и обратно. Это произошло через неделю после исцеления сестры Бранхам. Он хотел как-то отблагодарить и сделать нам что-то приятное за то, что мы отвезли Меду к врачу. Вот таким он и был. Вы не смогли бы сделать для него больше, чем он для вас.
            ЛЮДИ спрашивали меня: "Когда вы впервые увидели его, вы распознали, что он пророк?"
            Я отвечаю: "Да, он был намного больше, чем пророк. Мы никогда в этом не сомневались. Вот поэтому мы приехали сюда на основании его слова и у нас  даже не возникло и мысли о том, чтобы поехать в какое-нибудь другое место".



Up