Анжела Смит

Поколение

Пэрри Грин



Пэрри Грин

РОДИЛСЯ 
1 июля 1933 г.

НАСТОЯЩЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА
Тусон, штат Аризона.

Пастор Скинии Тусона с 1965 года,
который открыл церковь в этом городе
 по просьбе Уилльяма Бранхама.

В 1949 году, когда мой папа стал пастором Церкви Евангелия Эмманиула, наша семья переехала в город Бомонт, штат Техас. Вскоре после этого мы узнали, что человек по имени Уилльям Бранхам, имеющий дар Божественного исцеления, проводил собрания в городе Хьюстон, штат Техас, находившемся от нас на расстоянии менее 150 километров. Мне тогда было 16 лет и я был крещён Святым Духом и имел переживание говорения на языках. Я читал о Божественном исцелении, обо всех чудесах, описанных в Библии и верил в них. Я цитировал Евреям 13:8 с девяти лет, но в то время у меня и понятия не было, что это означает на самом деле. 
            23 января 1950 года брат Бранхам проводил служение в Колизее Сэма Хьюстона. Мы приехали пораньше и заняли места в партере, в 11 ряду, прямо напротив кафедры. В начале служения выступил брат Гордон Линдсэй, затем брат Ф. Ф. Босворт. Потом к кафедре подошёл брат Бранхам, посмотрев на аудиторию, он сказал: "Доброе утро, друзья." Это было сказано так проникновенно; я подумал, что он обращается прямо ко мне. Я встал со своего места, подошёл к платформе слева и встал недалеко от кафедры, так как мне казалось, что этот человек обращается только ко мне. А он таким образом говорил к каждому.
            Когда он созвал молитвенный ряд, вперёд вышло около 15 человек. Я решил, что с того места, где я стоял, смогу хорошо наблюдать за молитвенным рядом. До этого я ни разу не видел молитвенного ряда и не знал, что же произойдёт дальше. Первым в молитвенном ряду стоял маленький семилетний мальчик, слепой от рождения. Брат Бранхам взял мальчика за руку и попросил всех склонить головы во время молитвы за этого ребёнка. Как только молитва закончилась, этот мальчик стал поворачивать голову, осматриваясь так, как будто он видел. Все стали прославлять Господа. У меня появилась мысль: "А как я узнаю, действительно ли мальчик был слепым?" Кто-то держал носовой платок, мальчик подошёл и взял его. Увидев шнур от микрофона, мальчик подошёл и переступил через него. Брат Бранхам сказал: "Теперь бегом возвращайся к своему папе", и мальчик повернулся и посмотрел на аудиторию, где находилось около 11 000 человек. Он ни разу в своей жизни не видел своего папы. Перед тем, как мальчика позвали на платформу, мужчина подошёл и встал рядом со мной. Он же и позвал мальчика, назвав его имя. Платформа была примерно метр двадцать сантиметров высотой, мальчик подошёл к её краю и спрыгнул прямо на руки этого мужчины. Он увидел слёзы на лице этого мужчины, и стал ощупывать его лицо, желая убедиться, что это был его папа. Потом он обнял его и посмотрел прямо на меня. Я осознал, что вижу чудо. Это было поворотным пунктом моей жизни. 
            На этом собрании была также молодая женщина, которая принесла с собой шестилетнего мальчика, у которого не было ступней ног.  Брат Бранхам взял его на руки и попросил её снять с него чулки. Он снова попросил присутствующих склонить головы, что я и сделал, но я ещё раз взглянул на брата Бранхама, когда он молился. Я был не единственный, кто наблюдал, так как во время молитвы показалось, будто брат Бранхам уронил ребёнка, и многие люди в аудитории ахнули. Прямо у меня на глазах появились две ступни. Это оказало на меня такое влияние, что и сегодня это событие стоит у меня перед глазами. Когда я вижу ножки маленького ребёнка, это волнует мне душу, напоминая о чуде, которое я видел.
            Когда это произошло, я плакал, и в это время ещё одна женщина подошла к брату  Бранхаму. Он сказал людям, стоящим в молитвенной очереди: "Люди, вы  должны исповедать свои грехи и поместить их под Кровь, потому что я говорю всё  то, что Он показывает мне." Когда эта молодая женщина стояла перед ним, он сказал ей: "Вы были неверны своему мужу." 
            Вся аудитория мгновенно затихла, за исключением одного мужчины, который с криком вскочил и побежал к платформе. Брат Бранхам повернулся и сказал: "Всё в порядке, пусть он подходит. Это её муж."
            Когда мужчина подошёл к платформе, брат Бранхам сказал ему: "А как насчёт вас и рыженькой секретарши, с которой вы в пятницу провели вечер в мотеле? Вы согрешили не против Бога; вы оба согрешили друг против друга. Вы нарушили свои брачные обеты, и вам нужно исповедаться и раскаяться друг перед другом, простить друг друга, обновить ваши обеты, идти домой и быть верными друг другу." Это был хороший совет. 
            Несколько лет спустя я спросил его, как он узнавал о том, что человек раскаялся и поместил свои грехи под Кровь. Он ответил: "Это легко, брат Грин. Когда человек исповедует свои грехи, Бог верен, и прощает его. Он не только прощает грехи, Он забывает об их грехах. Если Он забывает об их грехах, Он  не может показать их мне. Когда Он показывает мне нечто, я знаю, что это не было исповедано."
            На следующий вечер я снова пришёл на собрание. Именно в тот вечер была сделана фотография Столпа Огненного над головой брата Бранхама в форме венца. Я не видел Столпа Огня, но я присутствовал там. Эти два собрания нечто произвели во мне. 23 и 24 января 1950 года Бог открылся мне по-новому. Он больше не был Иисусом Христом вчера, 2 000 лет назад, Он был Иисусом Христом сегодня. Я видел, как Он открыл слепые глаза, сотворил ступни ног и открывал тайны сердечные. Он - Тот же Самый сегодня. Он не изменился. 
            На следующей неделе брат Бранхам приехал в город Бомонт, штат Техас. Я встретился с его братом Говардом, и он попросил меня побыть их гидом на время их пребывания в этом городе. Я также был помощником на собраниях и рассаживал людей, оказывая помощь в проведении молитвенного ряда. 
            В последний вечер собраний Говард спросил меня, нужна ли мне молитвенная карточка. У меня была болезнь кишечника, и в тот вечер номер моей карточки назвали первым. Я помог разместить людей в ряду, а потом занял в нём своё место. Когда он вызвал первого человека в ряду, я подошёл к нему. Приблизившись к нему на расстояние трёх метров, я ощутил скованность. Он сказал: "Это не причинит вам вреда. Это - Его Присутствие." Теперь я хорошо знал, что он имел в виду, когда, проповедуя людям, он говорил: "Это не причинит вам вреда." Увидев на моей руке ленту помощника, он поблагодарил меня за оказываемую помощь и сказал: "Я вижу, в вашей жизни призыв проповедовать Евангелие." Если у меня когда-нибудь в жизни и был призыв, то он прозвучал именно тогда. Он сказал: "Пока вы сидели там на стуле, у вас было заболевание кишечника; теперь у вас этого больше нет." С того самого дня у меня больше не было этой болезни. 
            В последний вечер собраний, добравшись до машины, мы не смогли открыть дверь, так как вокруг неё столпилось очень много людей. 
            Говарду удалось перелезть через капот и сесть в машину с другой стороны (где не было толпы), он завёл двигатель и опустил складной верх автомобиля. Затем я взял брата Бранхама на руки и через борт посадил его в машину. Когда я переносил его, он обнял меня за шею и помолился за меня. 
В 1952 году я встретился с Билли Полом Бранхамом, когда мы оба посещали Юго-западный Библейский Институт в городе Ваксахачи, штат Техас. В это время он учился в старших классах средней школы, а я только что поступил в колледж. Прежде чем они узнали, что я уже не принадлежу к Ассамблеям Божьим, меня избрали на семь различных должностей, включая должность президента первого курса и руководителем нескольких клубов. После этого они не могли исключить меня, потому что я был уже вовлечён в деятельность института. Но Билли Полу они сразу же дали понять, что его пребывание там нежелательно. Мне стало известно, что заместителю декана было поручено найти повод, чтобы наложить на него сто взысканий, что позволит им исключить его.
            Билли являлся моим другом, и я вскоре начал замечать предвзятое отношение к нему со стороны преподавателей. Иногда даже такая мелочь, как оставление брюк на постели, стоили ему взыскания, тогда как я оставлял свою постель неубранной и не получал даже замечания. Пользуясь своим положением руководителя общежития, я начал противостоять этому, и он задержался там на шесть недель дольше установленного ими срока, хотя впоследствии его всё же исключили. Но это был не по его вине; они просто не хотели, чтобы он там учился.
            Однажды я сидел в вестибюле мужского общежития, а Билли Пол зашёл в кабинет декана. Думаю, что его предупредили о скором исключении. Выйдя оттуда, Билли Пол пошёл к себе в комнату. Спустя минуту декан вышел и, стоя в  дверях, разговаривал с нами, а в это время у него в кабинете зазвонил телефон. Он взял трубку, поговорил по телефону, и выйдя из кабинета, спросил: "Куда пошёл этот парень Бранхам?" Я ответил ему, что он пошёл в свою комнату. Он спросил: "А он в это время звонил по телефону?" Я сказал ему, что он не звонил, тогда он озадаченно сказал: "Звонил почтенный Бранхам из Джефферсоввилла, штат Индиана. Он сказал мне всё, что я только что сказал его сыну!"
            Я подумал: "Я так рад, что мой папа не может таким образом знать всё обо мне." Из этого и других переживаний я начал понимать, что брату Бранхаму также, как и пророку Илии, было дано знать сердечные тайны.
В НОЯБРЕ 1963 года на собраниях в Шривпорте, штат Луизиана, я сказал брату Билли Полу, что если у брата Бранхама будет желание и возможность снова посетить Бомонт, я буду финансировать его собрания. Эти собрания были назначены на март 1964 года и, как потом оказалось, они были частью последней поездки брата Бранхама по югу, начавшейся в январе в штате Аризона, и закончившейся в апреле в штате Флорида. 
            За неделю до того, как он приехал в Бомонт, он был в Далласе. В воскресенье утром я сказал моему собранию: "Если вы придёте сюда сегодня вечером, я расскажу вам всё, что я знаю о брате Бранхаме, чтобы вы знали, как приглашать людей на его собрания." В тот вечер вместо того, чтобы подробно рассказать о нём, я примерно 15 минут говорил, что он, наверное, самый многословный проповедник, которого я знаю, но его собрания стоят того, чтобы их посетить, потому что на них всегда происходят сверхъестественные события.
            Примерно в это время в кабинете церкви зазвонил телефон, и один из молодых братьев пошёл ответить на звонок. Когда он вернулся к платформе, чтобы сказать, что звонил брат Бранхам, он был так бледен, как его белая рубашка. Я подошёл, взял трубку и спросил: "Брат Бранхам, а вы знаете, чем я занимаюсь?" (И я собирался рассказать ему об этом.)
            Он ответил: "Да, знаю".
            Когда ко мне вернулось самообладание, я спросил: "Брат Бранхам, я что-то делаю неверно?"
            Он ответил: "Брат Пэрри, я позвонил тебе как раз для того, чтобы сказать: делай то, что у тебя лежит на сердце, а если ты совершишь ошибку, я сообщу тебе об этом."
            В течение последующих двух лет, когда звонил мой телефон, я всегда думал: "Что же я сделал неправильно?" Я осознал, что Бог видел всё, что я делал, и Он мог показать это Своему пророку. Это побудило меня быть осторожным с тем, что я думал, говорил и делал. Первое, что Ангел Господень хотел донести до нас через брата Бранхама, было: "Будьте осторожны с тем, о чём вы думаете, потому что перед троном Божьим ваши мысли звучат громче ваших слов." Не говорите ничего, пока вы в самом деле не будете так думать. Ваши мысли сегодня - это ваши действия завтра, затем это становится частью вашего характера, а характер - это единственное, что вы возьмёте с собой, когда вы уйдёте из этой жизни.
ТАК КАК мы не смогли арендовать для собраний муниципальное помещение в Бомонте более, чем на три вечера подряд, я договорился о выступлении брата Бранхама  на благодарственном банкете для бизнесменов города; затем мы продолжили наши собрания в другой аудитории. 
            В день проведения банкета мы с братом Бранхамом разговаривали на улице у  гостиницы Риджвэй Мотор Инн, в которой они остановились; я поджидал брата Билли Пола, чтобы показать ему как провести брата Бранхама в гостиницу Бомонт на банкет, и как вывести его оттуда. Когда брат Билли подъехал, я поспешил к нему в машину. Я проходил рядом с братом Бранхамом, когда он сказал: "Тебе лучше поспешить, если ты собираешься сделать стрижку".
            Я сразу же остановился. Мне лично не нужна была стрижка. Откуда он узнал, что я собираюсь пойти в парикмахерскую? Тогда брат Бранхам рассказал мне, что Господь показал ему видение о том, как утром того дня я говорил жене, чтобы наши мальчики подождали меня, и я отвезу их в парикмахерскую постричься. 
            Не осознавая, что я говорю, я сказал ему: "Брат Бранхам, я постиг, что вы - пророк, подобно Илии. Вы любите пустыни и проповедуете против духа Иезавели. Вы не стремитесь к славе и к деньгам, и называете религиозных руководителей этого мира лицемерами."
            Когда я говорил, брат Бранхам поднял руки, как бы желая остановить меня, но затем он сказал: "Брат Грин, я не говорю об этом публично, потому что люди не понимают, что такое пророк, но я не буду отрицать того, что Ангел Господень сказал в 1933 году на реке Огайо". Он положил руки мне на плечи и сказал: "Брат Грин, что бы вы ни делали, соблюдайте равновесие в Писаниях". Я очень благодарен брату Бранхаму за этот совет, а также за все советы, которые он дал мне. Когда я получил откровение, что он был Илией с Посланием из Малахии 4:5-6, моя Библия стала новой Книгой. 
В АПРЕЛЕ 1964 года во время собраний в городе Тампа, штат Флорида, я остановился в том же мотеле, в котором находился брат Бранхам. Зарегистрировавшись в гостинице, брат Бранхам вышел к братьям, которые были ответственны за размещение, и попросил, чтобы ему дали другую комнату. Спустя три недели в Бомонте он снова попросил меня о том же, и в своём сердце я подумал: "Вот, опять та же история." Он уловил это в моём духе, повернулся ко мне и сказал: "Брат Пэрри, прошлой ночью в этой комнате было совершено прелюбодеяние, и я не хочу оставаться здесь". Я думаю, что именно по этой причине люди, подобные брату Бранхаму любили пустынные места. Это - единственное место, куда они могли пойти, чтобы удалиться от этих духов. 
Я ДУМАЮ, что брат Бранхам был самым щедрым даятелем чаевых, которого я  знал. Иногда казалось, что чем хуже было обслуживание, тем больше был размер чаевых. Однажды утром за завтраком у меня было одно переживание. Официантка обслуживала нас так, будто на завтрак она съела кислую капусту. Мы не решались попросить её ни о чём. Брату Бранхаму нравилось поливать варёные яйца уксусом, и он попросил её принести уксус. Она спросила: "А для чего вам нужен уксус?"
            Спустя некоторое время она проходила рядом с нашим столиком, и он сказал: "Брат Грин, не думаете ли вы, что эта приятная леди считает, что мне нужнее  кетчуп, и она принесёт мне его?"
            Она пошла, взяла кетчуп, и, поставив его нам на стол, сказала: "Вот ваш кетчуп."
            Когда я прокомментировал брату Бранхаму её плохое отношение, он сказал: "В это утро перед выходом из дома у неё были неприятности с мужем. Нам нужно помочь ей." Весь наш завтрак стоил три доллара, но каждый из нас оставил на столе по пятидолларовой банкноте. Когда на следующий день мы пришли в тот же ресторан, у неё было совсем другое отношение. Немного отзывчивости и доброты запоминается надолго. 
            Сейчас мне 72 года, и, находясь в этой земной скинии, я хочу, чтобы мои действия выражали как можно больше любви и понимания по отношению к людям. 
В АВГУСТЕ 1964 года я поехал с братом Бранхамом и с группой братьев на охоту в Британскую Колумбию. По пути на север он иногда вёл мою машину, а я читал ему из рукописи книги Изложение Семи Периодов Церкви, которая тогда готовилась к изданию. Когда я дошёл до конца главы, он сказал, что хочет сделать перерыв. Какое-то время мы ехали в машине молча, а затем он, посмотрев на меня, спросил, знаю ли я какие-нибудь шутки. Поскольку я родом из Техаса, то я знал их очень много. Я знал, что получу хорошее наставление, даже если они не понравятся брату Бранхаму. Я ответил ему, что знаю. Он спросил: "Ты видишь ту машину? Той молодой паре на дороге нужна помощь, и мы должны помолиться за них. Я попросил тебя рассказать шутки потому, что я хочу  избавиться от этих постоянных видений и отдохнуть в течение этих нескольких дней. Помоги мне в этом." Я рассказал о человеке, уснувшем в церкви, и он, расхохотавшись, застучал рукой по рулевому колесу и сказал: "Это хорошая шутка, брат Грин." В течение следующих двух часов мы обменивались смешными случаями. Он сказал: "У Иисуса было чувство юмора."
            В горах при восхождении я был самым медлительным, но брат Бранхам никогда не позволял мне быть последним. Он всегда находился позади меня. Когда мы ехали на лошадях, он всегда следовал за мной. Несколько дней лагерь был занесён снегом, и некоторые молодые братья в это время упражнялись, бросая в мишень маленькие заострённые стрелы. Некоторые из них хотели состязаться, и они хотели, чтобы все мы приняли участие в этих соревнованиях. Я обратил внимание, что каждый раз, когда брат Бранхам бросал стрелы, он ни разу не побеждал, но я видел, как он, бросая стрелы наедине, постоянно попадал в центр мишени. Я решил, что когда в следующий раз я буду соревноваться с ним, я обязательно сделаю так, чтобы он выиграл. Я бросал стрелы наугад, чтобы он выиграл, но когда я попадал в двойку, он попадал в единицу; когда я попадал в пятёрку, он попадал в четвёрку. Я спросил его: "Брат Бранхам, почему вы не выигрываете?"
            Он ответил: "Брат Пэрри, если в победе есть хоть какое-то удовольствие, почему бы мне не доставить его тебе?" Он показал мне в Библии слово "конкуренция" и сказал, что оно означает соперничество. 
Его смирение было неподдельным во всех его действиях.
ОДНАЖДЫ В 1964 году у меня также была честь в течение четырёх с половиной часов сидеть с братом Сиднеем Джексоном и с братом Билли Полом в доме в Джефферсонвилле, слушая рассказ брата Бранхама о пяти случаях проявления Изречённого Слова. Когда он рассказывал о белках, я на мгновение подумал: "Или я слушаю пророка Божьего, или это самый большой обманщик, которого я когда-либо встречал". 
            Он тут же прервал рассказ и сказал: "Брат Грин, не думайте таким образом. Это был Бог." Если подобное произойдёт с вами несколько раз, это несомненно изменит вашу жизнь. Он рассказал нам о рыбке, о белках, о сыновьях сестры Хэтти, о буре и об опухоли сестры Меды. Перед тем, как уйти, мы с братом Сиднеем Джексоном стояли на шкуре медведя гризли с серебристой макушкой, которую он совсем недавно забрал от таксидермиста. Брат Бранхам обнял меня и помолился точно такой же  молитвой, которой он молился, когда я четырнадцать лет назад поднял его и посадил в машину. Затем он взял деревянную шкатулку, которую брат Джексон подарил ему в Африке, и открыл крышку. Внутри лежали разноцветные камешки, собранные и отполированные им. Он вытащил один из них, дал его мне и сказал: "Это - бурый медведь". Спустя много лет, когда я приехал в Советский Союз, я узнал, что их символом является бурый медведь. Меня там приняли очень тепло, и я подумал, что, наверное, брат Бранхам предвидел, что я поеду туда. До настоящего дня этот камень напоминает мне о том, что я был с пророком Божьим.
БРАТ Бранхам попросил меня открыть церковь в Тусоне. Я слышал, что он   просил ещё кого-то открыть церковь, поэтому я не решался. Но он продолжал напоминать мне об этом. Позднее, в 1965 году я разговаривал с братом Бранхамом, и он сказал мне: "Брат Грин, когда в июне 1933 года ко мне пришло поручение, вы ещё не родились." Я никогда не говорил ему о дате моего рождения, но я родился 1 июля того же года. Он сказал мне: "Так вот мы знаем, что число "семь" находится в дате вашего рождения" (Но он не сказал, что это означает). "Один" означает, что вам удаётся начинать дело. То, что вы собираетесь открыть в Тусоне, вы должны сделать до вашего 33-го дня рождения." Мне было тридцать два года, когда брат Бранхам сделал это утверждение, и если бы он не сказал мне этого, я бы не переехал жить в Тусон в ноябре 1965 года. Я бы ожидал до первого числа следующего года, чтобы оплатить все налоги, именно так намеревалась поступить моя семья. Когда он сказал мне это, я сказал моей семье: "Боже упаси, чтобы что-нибудь произошло с братом Бранхамом. Если с ним что-нибудь произойдёт, а в Тусоне не будет церкви, то это будет катастрофой для многих людей." По этой причине я переехал в Тусон и открыл там  Скинию Тусона. Мы открыли церковь всего за пять воскресений до того, как брат Бранхам был забран от нас.
У МЕНЯ была привилегия посетить 135 стран. Я пролетел почти 5 миллионов километров, и я отдал 40 лет моей жизни для одной цели: быть верным свидетелем того, что я видел и слышал. Моё поручение находится в Деяниях 4:20: "Я могу свидетельствовать только о том, что я видел и слышал." Я  - не проповедник и не  учитель великой тайны; моё служение - это свидетельствовать о моих личных переживаниях с пророком Божьим и привилегия знать его и находиться рядом с ним.
БРАТ Бранхам был человеком, подобным Илии. Он был усыновлённым чадом Божьим  (как об этом говорится в Библии), возлюбленным Богом, которому Бог доверял, и который является примером для всех нас. У него был отличный характер для того, чтобы обращаться с Изречённым Словом. Пока у нас не будет такого же характера, у нас не будет такой же способности обращаться с Изречённым Словом, потому что без этого характера некоторые, возможно, изрекут Слово и вычеркнут других из существования!
            Некоторые говорят, что между Иисусом и братом Бранхамом не было  никакой разницы, но Иисус родился от девственницы, а брат Бранхам родился от женщины. Иисусу не нужен был Спаситель, а брат Бранхам нуждался в Нём. Иисус не говорил: "Так говорит Господь", - Он говорил: "Я говорю вам." Из-за всех сверхъестественных проявлений в его жизни, люди по ошибке принимали его за Иисуса. Если Дух Христа находится в нас, то мы должны жить именно Его жизнью. Пусть люди всегда видят в нас Иисуса.



Up ^