Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Видение о будущей скинии

Глава 14

1933



ИЗ СОТЕН ЛЮДЕЙ, посещавших первую евангелистскую кампанию Уилльяма Бранхама в июне 1933 года, большинство возвратились в свои домашние церкви, как только вечерние палаточные собрания закончились. Однако некоторые из них были новообращённые ко Христу, не имея ранее никакой церковной принадлежности. Многие из этих людей начали приходить на регулярные воскресные служения Билли. Вскоре арендуемый Масонский Холл стал слишком тесным для удобного размещения прихожан, поэтому Биллу пришлось подыскивать другое здание.

На перекрестке улиц Восьмой и Пенн в Джефферсонвилле, недалеко от того места, где он жил со своей семьёй, дорога петляла вокруг небольшого, мелкого пруда, заросшего водяными лилиями. Возвращаясь домой из Масонского Холла, у края пруда в гуще полевых сорняков Билли встал на колени и стал молиться о своей непредвиденной проблеме: “Господь, что я должен делать? Куда Ты хочешь, чтобы эта церковь перешла?”

Круглые зеленые листья кувшинок, плававшие, как тарелки, на поверхности воды, ласкали его взор. А какие красивые были их розовые и белые цветки! От лилий пруда Билли приходил в изумление. Они ведь начинали расти в таком иле и грязи на дне пруда и пробивались вверх к солнечному свету, пока, наконец, не появлялись наружу такими чистыми и изящными. Это напоминало Биллу о его собственной жизни, которая совсем недавно вышла из грязи греха и вошла в солнечный свет любви Иисуса Христа. Каким чудесным был Господь, что смог совершить такое чудо!

Затем нечто вдруг поразило его, как откровение, стрелой прилетевшее от Божьего престола: здесь будет стоять его церковь — прямо здесь, где находился пруд с лилиями. Билли встал и прошелся по тростнику у края пруда. Сердце его колотилось от восторга и воодушевления. Да, это будет совершенно. Он мог бы построить…

Не успел “строительный раствор” его откровения подсохнуть, как со всех сторон градом на него посыпались “кирпичи” сомнения. Как же он смог бы купить этот земельный участок и построить на нём церковь, когда он едва мог прокормить себя самого, свою мать и сестру с братьями? Билли был бедным человеком, проповедуя собранию из таких же бедных людей, как и он сам, во время одного из наихудших экономических кризисов, какие когда-либо обрушивались на эту страну. Многие из мужчин его собрания были безработными. Безусловно, финансирование постройки церкви казалось неосуществимой мечтой. Однако если это было откровением от Бога, тогда каким-то образом будет проложен путь…

Билл обсудил это с членами своего собрания. К его удивлению, объединив свои скудные средства, прихожане наскребли достаточно наличных для первого взноса. За считанные недели были составлены строительные чертежи, была обеспечена ссуда, и пруд был засыпан песком. В июле заложили фундамент и затем на место стройки привезли бетонные блоки. Но прежде чем поднялся второй ряд бетонных блоков, Биллу захотелось совершить короткую церемонию посвящения, во время которой он желал собственноручно заложить первый краеугольный камень на то прямоугольное основание.

В утро намеченной церемонии посвящения Билл проснулся около шести часов. Во дворе птицы заливались ласкающим ухо пением на высоких нотах, в то время как пчёлы аккомпанировали им на более низких. Лозы жимолости, росшие под окном его комнаты на втором этаже, наполняли её благоухающим летним ароматом. Билл долго лежал в постели, заложив руки за голову, упиваясь радостью этого мгновения и размышляя: “О Великий Иегова, какой Ты чудный! Совсем недавно было темно, а теперь взошло солнце, и вся природа радуется. И вскоре духовный мир, который так сильно охладел и покрылся греховной тьмой, также возвеселится, потому что взойдёт Солнце, Сын Праведности, и исцеление в лучах Его”.

Лёжа там, он услышал, как внутренний голос повелел ему встать. Билл встал с постели и повернулся лицом к окну. Вдруг в комнате ощутил он неописуемое присутствие, похожее на давление, но не злое, угрожающее давление. Это присутствие вызывало священный трепет, словно приблизился Сам Господь. Билл пристально разглядывал три стены в поле своего зрения. Комната казалась пустой. Затем он повернулся, чтобы посмотреть за спину, и в то же мгновение оказался в видении.

Он обнаружил, что стоял на берегу реки Иордан, где Иоанн Креститель крестил Иисуса. Билл проповедовал Евангелие толпе людей и внезапно услышал позади себя хрюканье и визг. Он повернулся и увидел большой свинарник, построенный возле самой реки. Этот хлев кишел свиньями, и зловоние там было невыносимое. Билл сделал замечание: “Это место загрязнено. Так никогда не должно быть. Это святая земля, по которой ходил Сам Иисус”.

Затем появился Ангел Господень и перенёс Билла из этого места на перекрёсток улиц Восьмой и Пенн в Джефферсонвилле. На участке, где раньше был пруд с водяными лилиями, стояло теперь большое здание из бетонных блоков с вывеской “Скиния Бранхама” над парадной дверью. Ангел перенёс его внутрь скинии. Билл с трудом мог поверить своим глазам: здание было до отказа забито людьми. Помимо того, что все сидячие места были заняты, люди сидели в проходах между рядами и стояли у стен. В дальнем конце зала висели три креста: один был впереди кафедры и два по бокам. В этом видении Билл прошёл немного за кафедру и сказал: “О-о, это чудесно, это славно! Боже, как Ты благ, что дал мне эту скинию!”

Тогда Ангел Господень сказал:
— Но это не твоя скиния.
— Конечно, это моя скиния, — возразил Билл.
— Нет. Пойди и посмотри, — повторил Ангел.
Он вознёс Билла вверх и снова опустил его, в этот раз под распахнутым сводом лазурной синевы неба. Ангел сказал:
— Это будет твоей скинией.

Оглядываясь кругом, Билл обнаружил, что стоит в саду. Плодовые деревья, достигавшие высоты шести метров, росли в два согласованных ряда, образуя проход между ними. В конце прохода росло одно большое дерево, которое находились на одинаковом расстоянии от каждого ряда. Оказалось, что в одном ряду были яблони, а в другом — сливы. Как ни странно, но они были посажены в большие зелёные вёдра. По правую и по левую сторону от Билла, в соответствии с каждым рядом деревьев, стояло по одному пустому ведру.

Оглядываясь кругом, Билл обнаружил, что стоит в саду. Плодовые деревья, достигавшие высоты шести метров, росли в два согласованных ряда, образуя проход между ними. В конце прохода росло одно большое дерево, которое находились на одинаковом расстоянии от каждого ряда. Оказалось, что в одном ряду были яблони, а в другом — сливы. Как ни странно, но они были посажены в большие зелёные вёдра. По правую и по левую сторону от Билла, в соответствии с каждым рядом деревьев, стояло по одному пустому ведру.

С небес раздался громоподобный Голос:
— Жатва созрела, а делателей мало.
— Господь, чем я могу помочь? — спросил Билл.
В то время как он наблюдал, деревья стали похожими на церковные скамьи, которые он видел в видении о своей скинии. А три дерева в конце прохода приняли форму трёх крестов.
— Что это значит? И что насчёт этих пустых вёдер? — спросил Билл.
— Ты должен посадить в эти два ведра, — ответил Ангел.

Стоя в проходе между двумя рядами деревьев, Билл отломал ветку от яблони и поместил её в пустое ведро в соответствии с тем рядом. Затем отломал ветку от сливы и посадил её в пустое ведро с другой стороны. В этих двух вёдрах тотчас же безостановочно начали расти деревья, пока не выровнялись с остальными деревьями в саду.

Потом сильный ветер потряс деревья, и Голос проговорил:
— Ты хорошо поступил. Протяни руки и собери урожай.
Билл протянул обе руки. В одну руку упало большое жёлтое яблоко, мягкое и спелое, а в другую руку — крупная жёлтая слива, мягкая и спелая. Голос сказал:
— Съешь эти плоды, ибо они приятны. Билл откусил от одного, а затем от другого. Оба плода оказались сладкими, сочными и очень вкусными. Голос повторил:
— Жатва созрела, а делателей мало. 
Теперь Билл заметил, что на ветках большого дерева в конце прохода, которое по- прежнему принимало форму креста, гроздьями висели яблоки и сливы. Он побежал через весь проход и упал у основания этого дерева, взывая:
— Господь, что я могу сделать?
Порывистый ветер так сильно сотрясал деревья, что яблоки и сливы градом посыпались на Билла. Голос трижды проговорил:
— Когда выйдешь из этого видения, прочитай 2-е Тимофею 4.
Затем Билл снова оказался в своей спальне.

Солнце на утреннем небосводе поднялось немного выше, показывая, что он сколько-то времени находился в видении. Билл схватил свою Библию и открыл 2-е Послание к Тимофею. Медленно прочитал он 4-ю главу, размышляя над каждым словом и пытаясь связать её с этим видением.

Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; И от истины отвратят слух и обратятся к басням. Но ты будь бдителен во всём, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твоё.

Билл вырвал эту страницу из своей Библии и взял её с собой на церемонию посвящения скинии, которая должна была произойти на перекрёстке улиц Восьмой и Пенн. Был рабочий день, поэтому только около пятидесяти человек из его собрания смогли присутствовать там — большей частью женщины и дети. В то время как майор Ульрей из “Американских добровольцев” вёл свой духовой оркестр, Билл под волнующий марш прочно заложил краеугольный камень на влажном цементе. Действие это имело символическое значение. Поскольку Новый Завет провозгласил Иисуса Христа Заглавным Камнем Его всемирной церкви, то Билл, помещая краеугольный камень на основание своего нового здания, объявлял тем самым, что эта церковь будет посвящена принципам Заглавного Камня, Иисуса Христа.

Затем люди положили монеты, памятные сувениры и написанные молитвенные просьбы в жестяную банку и поместили её в полый краеугольный камень. Скромной лептой Билла оказалась страница, вырванная тем утром из Библии, — страница, содержавшая эти пророческие слова: “Но ты будь бдителен во всём, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твоё”.



Up