Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Черный занавес

Глава 19

1936



ЧТОБЫ КАК-ТО сбросить камень с души, Уилльям Бранхам приложил большие усилия для проведения евангелизации в окрестностях Джефферсонвилла. Убеждённый в том, что история его жизни сможет вдохновить и других людей получить веру в Бога, Билл описал некоторые из своих личных переживаний и поместил их в брошюру из пятнадцати страниц70. Он заимствовал название этой книжечки — “Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же” — из Послания к Евреям 13:8 и поставил на ней следующий автограф: “Преподобный У. (Билли) Бранхам”.

В предисловии он написал:
Эта книга была написана для того, чтобы каждый, кто её прочтёт, узнал, что Иисус Христос всё ещё СПАСАЕТ и ИСЦЕЛЯЕТ людей.
Я верю, что скоро Он снова придёт.
Эта книга рассказывает, как Он избрал бедного мальчика и призвал его к служению, как этот мальчик некоторое время убегал от Него, а потом всем сердцем обратился к Нему.

На следующей странице была молитва Билла:
О Небесный Отец, благослови каждого, кто читает эту книгу.
Дай ему познать, что Ты собираешься вскоре создать могучую Церковь, какой мы ещё никогда не видели.
Мы по-прежнему верим в Тебя.
Дай стремление каждому сердцу, о Праведный, и помоги Твоему смиренному слуге нести Послание Твоё.
Я знаю, Ты прятал меня в тростниках, как Ты прятал Моисея, для какой- то цели.
О Отец, помоги мне прославить Имя Твоё, ибо я прошу об этом во Имя Иисуса.
Аминь.

На следующих семи страницах главное место отводится описанию необычной жизни Билла, начиная с того, как он и его мать были на грани голодной смерти во время снежной бури, когда сосед подоспел им на помощь. Билл рассказывает о том, как в семилетнем возрасте к нему проговорил Голос из листвы дерева, сказав: “Никогда не пей, не кури и не оскверняй своего тела никаким образом. Когда повзрослеешь, для тебя будет труд”. Затем он упоминает о своей поездке в Аризону в 1927 году и повествует о том, как смерть его брата Эдварда возвратила его домой и заставила задуматься над тем, что ожидает человека после этой жизни. Билл написал об отравлении газом во время работы в компании коммунального обслуживания, о последующей операции и видении о сиявшем кресте, который обратил его к Богу. Далее он описывает своё сверхъестественное исцеление от болезни желудка и ужасного астигматизма; затем рассказывает о призвании к проповедованию, и, наконец, заканчивает повествование появлением огненного шара над своей головой во время совершения крещения в реке Огайо в 1933 году.

Он завершил брошюру следующими словами:
Дорогие читатели, если бы у меня было больше места в этой книге, я рассказал бы вам о многом, что случилось, как была построена наша скиния, и как у нас произошли многие сильные пробуждения. Люди приходили из округи и издалека, чтобы получить исцеление. Но мне хотелось бы сделать эту книжку достаточно небольшой и недорогой, чтобы любой мог приобрести её. Прочитав её, вы узнаете, что Иисус Христос всё Тот же сегодня, каким Он был вчера, и таким Он будет всегда; и что вы должны верить Ему и обрести спасение. Если сможете, в любое время приходите на наши служения пробуждения, когда услышите, что они проходят недалеко от вас.

На двух следующих страницах описываются свидетельства людей, исцелившихся сверхъестественным образом. Сюда включены свидетельства мистера Уилльяма Мэррилла и миссис Мэри Дер Оханион, которые были первыми двумя людьми, чьё исцеление Билл увидел в видениях ещё до того, как оно произошло.

Мистер Мэррилл написал:

Я был в больнице в Нью-Олбани, штат Индиана, и там я услышал о Брате Бранхаме. Меня сбила машина. Почти все рёбра были переломаны. Моя спина была повреждена. Для медицины случай безнадёжный.
Брат Бранхам помолился за меня, и сразу же мои рёбра встали на место, а также и спина. Доктор ничего не мог понять. Я встал, оделся, отправился домой и вышел на работу. Слава Богу за Его Целительную Силу.

Уилльям Х. Мэррилл
1034 Кларк-стрит,
Нью-Олбани, Индиана

Миссис Дер Оханион написала:

Я была инвалидом в течение многих лет. Я была прикована болезнью к постели. Мои ноги были искривлены, и я не могла ходить. Доктор сказал, что я никогда не смогу ходить. Я услышала о Брате Бранхаме, и как Господь отвечает на его молитвы. Поэтому я позвала его. Брат Бранхам и ещё один молодой человек по имени ДеАрк пришли и помолились за меня. Мои ноги моментально исцелились. Я смогла ходить. И с тех пор я хожу. С того времени уже прошло четыре года.
Я славлю Бога за Его Чудесную Силу.

Миссис Мэри Дер Оханион
2223 Ист Оук-стрит,
Нью-Олбани, Индиана

На четырёх последних страницах книжечки была напечатана проповедь о силе Иисуса Христа, исцеляющей в наши дни. Билл написал:

Многие читающие Библию говорят: “Если бы я жил в библейские времена, я обратился бы к Иисусу, и Он помог бы мне”. Друг, Он здесь сегодня, чтобы помочь вам точно так же, как в те дни. Только верьте Святому Духу, ибо Он свидетельствует об Иисусе. Пожалуйста, прямо там, где вы сейчас находитесь, верьте Ему, и Он исцелит вас.

Члены церкви Билла раздавали экземпляры брошюры “Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же” своим друзьям и родственникам, а те, в свою очередь — своим знакомым и соседям. С течением времени эта простая книжечка “совершила путешествие” во многие труднодоступные места и произвела немало потрясающих чудес...

ПОЗЖЕ, тем летом 1936 года, Билл собрался съездить с Хоуп в Форт-Уэйн, штат Индиана, чтобы навестить её отца. Биллу не терпелось отправиться в путь, так как, если бы им удалось прибыть туда вовремя, они могли бы пойти на вечернее субботнее служение в Скинию Редигар. Это церковь, которую он любил посещать, всякий раз находясь в Форт-Уэйне.

— Хоуп, ты ведь не будешь принимать ванну перед самым отъездом, а? — сказал Билл, нервно поглядывая на свои часы.
— Это не займёт у меня много времени. Но Билл, если вечером мы пойдём в церковь, тогда мне нужна новая пара чулок. Пока я буду собираться, сможешь сходить в “Джей-Си- Пенни” и купить мне одну пару?
— Ну, если это ускорит дело.
— Да. Вот тебе 60 центов. Только убедись, что покупаешь шифоновые чулки, а не капроновые. И не забудь, что они должны быть “в стиле”. Сможешь это запомнить?
— Конечно. Шифоновые чулки, “в стиле”.

Шифоновые чулки изготавливались из чистого шёлка и казались гладкими и изысканными. Хотя они были в три раза дороже капроновых, любая женщина, желавшая выглядеть более элегантно и модно, предпочитала шифон. Капрон же, с другой стороны, чаще приходился по вкусу пожилым женщинам, которых больше интересовали сэкономленные деньги и практичность, нежели внешний вид. О фасонах женской одежды Билл знал мало, поэтому ему с трудом давалось запомнить разницу между шифоном и капроном. По пути в магазин он без конца повторял про себя правильное название чулок, чтобы не забыть: “Шифон... шифон... шифон... шифон...”

— Привет, Билли! —сказал ему кто-то, проходя мимо.
— Привет! — ответил он и продолжал бубнить себе под нос: “Шифон... шифон... шифон...”

Затем он встретил Орвилла Спона, старого приятеля по рыбалке.
— Билли, ты знаешь, что сейчас возле той последней пристани клюют окуни? Некоторые попадаются вот такой длины, — сказал Орвилл, показывая руками размер рыбы.

Билл присвистнул от изумления. Несколько минут обсуждали они приманки и методы ловли. Когда же Билл продолжил путь, он уже не мог вспомнить, какие чулки ему поручено купить.

Что же ему теперь оставалось делать? Он постеснялся бы вернуться домой и сказать Хоуп, что забыл. К тому же, на это ушло бы слишком много времени. Вдруг он вспомнил о Тельме Форд, своей знакомой, которая работала в универсальном магазине поблизости. Она, вероятно, могла бы дать ему нужную информацию.

Как только Билл прошёл через дверь, он задержался в отделе спорттоваров, чтобы полюбоваться своей излюбленной винтовкой 22-го калибра, которая находилась на стойке для ружей. Это было великолепное ружьё, идеальное для охоты на белок. Вот уже больше года хотелось Биллу купить его. Оно стоило 17 долларов, а он никак не мог наскрести и 3 долларов для начального взноса. Ну, что ж, может быть, когда-нибудь в будущем...

Тут подошла Тельма Форд.
— Привет, Билли. Чем могу помочь?
— Здравствуй, Тельма. Хоуп попросила меня купить ей пару носков.
— Билли, Хоуп ведь не нужны носки, — сказала Тельма, поморщившись.
— Да, они ей нужны. Она хочет их “в стиле”.
— О-о, ты имеешь в виду чулки. А какие ей нужны?
Почувствовав себя в глупом положении и не желая ещё раз блеснуть своим невежеством, Билл решил как-то выкрутиться.
— А какие у вас есть?
— Ну, у нас есть всё от капрона до...
— Капрон, вот это ей как раз и нужно. Сколько они стоят?
— 20 центов пара.
— В таком случае я беру две пары.

Билл исполнился самодовольства. Придя домой, он поддразнивал Хоуп:
— Вот вы, женщины, без конца хвалитесь своими покупательскими способностями. Едете через реку в Луисвилл и проводите там весь день, ища выгодные покупки, а я вот пошёл в самый центр Джефферсонвилла и купил две пары носков за такую же цену, за какую ты покупаешь одну. И притом у меня осталась сдача.

— Ты купил шифон?
— Да, именно его.

“Шифон”, “капрон” — он не видел в этом никакой разницы.

Хоуп взяла кулёк и заглянула в него.
— Да, Билл, ты действительно умеешь делать выгодные покупки, — сказала она, улыбнувшись.

В Форт-Уэйн приехали они далеко за полдень. Билл забеспокоился, когда Хоуп сказала, что перед служением в церкви ей нужно сходить в универмаг. Он остановился, и она поспешно ушла. Несколько минут спустя она вернулась с бумажным кулёчком в руке. Хоуп не сказала Биллу, что купила, а он её об этом и не спросил, поскольку сосредоточил свои мысли на том, чтобы добраться до Скинии Редигар как можно скорее. Тогда ему и в голову не приходило, насколько быстро его невинная ошибка, сделанная в то утро, возвратится, чтобы терзать его.

ЛУЧ СОЛНЦА озарил жизнь Билла, когда 27 октября 1936 года родилась его дочь. Они назвали её Шарон Роуз. Это видоизменённая форма Нарцисса Саронского71, одного из поэтических имён Иисуса Христа. Шарон Роуз была прелестным ребёнком, и Билл любил её больше тёплого солнца в ясный осенний день. Не знал он, что рождение Шарон окажется для него на многие годы последним утешительным лучиком счастья...

“Чёрные грозовые тучи” начали сгущаться в ноябре. Во-первых, умерла невестка Билла. Затем погиб один из его братьев: семнадцатилетний Чарльз Эдвард Бранхам младший. В один воскресный вечер Чарли остановил попутку, за рулём которой был пьяный мужчина, и примостился на её подножке. Машина зацепила телеграфный столб, Чарли сорвался с подножки и сломал себе шею. Узнав эту неприятную весть от одного из своих братьев, Билли немедленно распустил собрание в церкви и примчался в больницу. Однако брат его Чарли был уже мёртв.

Смерть молодого Чарли сильно потрясла отца Билла. Чарльз Бранхам старший, с подорванным здоровьем и по-прежнему в тяжёлом финансовом положении, начал размышлять о своей жизни — как о прошлом, так и о будущем. Однажды утром Билл увидел, что он сидел на развилке плуга и плакал.

— Что случилось, папа? — спросил Билл.
— Сейчас ты этого не поймёшь, Билли, но однажды в будущем тебе это будет ясно. Я хочу ещё раз повидать свою родину. Мне сейчас 52 года, и я не был там около 25 лет.
— Папа, если ты хочешь съездить туда, я дам тебе денег на проезд.

В последний раз в своей жизни посетил Чарльз то место, где родился, недалеко от Берксвилла, штат Кентукки. Вернувшись в Джефферсонвилл, он отправился в бар и сидел там, размышляя о том, как подорвал свою жизнь алкоголем. Один из мужчин предложил ему за свой счёт очередной стакан виски. С гнетущим чувством вины, но не в силах взять себя в руки, он принял предложение. Пока светло-коричневая жидкость наполняла его бокал, Чарльз сказал:
— Послушайте, мужики, сегодня вечером мой сын стоит там за кафедрой. Этот парень прав, а я не прав. Пусть этот стакан спиртного никогда не отразится на моём сыне.

Когда он поднёс стакан ко рту, его рука начала так сильно трястись, что большая часть виски выплеснулась ему на подбородок. Мужики стали дразнить его. Чарльз не выдержал и зарыдал. Затем, взяв свою шляпу, он вышел из бара.

Две недели спустя, 30 ноября 1936 года, у Чарльза Бранхама произошёл тяжёлый сердечный приступ. Билл застал его в постели ещё живым. Он обнял руками голову отца и перебирал пальцами его волосы. Эти курчавые чёрные волосы уже начали седеть на висках. Билл подумал: “Я помог этим седым волосам появиться там. Как много сердечных болей я причинил ему!” Он взглянул на руку отца: на ней недоставало одного пальца, который он потерял при несчастном случае с измельчителем в кукурузной молотилке. Билл стал размышлять о том, как этому мужчине приходилось тяжело работать, чтобы вырастить десятерых детей. Биллу было всё равно, что другие люди думали о Чарльзе Бранхаме. Этот человек был его отцом, и он любил его.

Чарльз посмотрел своему старшему сыну в глаза и прошептал:
— Билли, я ошибался.
— Папа, ещё не слишком поздно всё исправить.

И прямо там, на смертном одре своего отца, Билл привёл его к Иисусу Христу, Господу всей жизни. Почти через час Чарльз Бранхам ушёл на встречу со своим Творцом. В тот момент Билл увидел перед собой ангела, облечённого в белую одежду. Снедаемый печалью и горем, он, по крайней мере, сейчас знал, что душа его отца надёжно защищена во Христе.

СЛЕДУЮЩАЯ БЕДА нагрянула за неделю до Рождества, когда двое детей Билла сильно простудились. Вскоре и Хоуп уже сопела и кашляла вместе с ними. Температура на улице упала ниже нуля. Чтобы задержать сквозняки, у основания дверей Хоуп положила одеяла, а подоконники обложила полотенцами. Это немного помогло, но поскольку дом был очень плохо утеплён теплоизоляцией, кухонная плита не могла как следует обогреть две комнаты.

В 1936 году Рождество пришлось на пятницу. За день до Рождества Хоуп отправилась с подругой через реку в Луисвилл, штат Кентукки, чтобы успеть купить подарки детям. Билл, как обычно, пошёл на работу. Во время обеденного перерыва он открыл сберегательный счёт для Шарон Роуз и записал 80 центов на её имя — рождественский подарок своей двухмесячной дочурке. Затем он зашёл в офис своего закадычного друга детства, Сэма Эдера, который совсем недавно вернулся из медицинской школы, чтобы начать частную деятельность в Джефферсонвилле, и оставил ему рождественский подарок.

Позже днём Билла срочно вызвали. Делая покупки в Луисвилле, Хоуп упала в обморок на улице. Теперь она лежала дома в постели и крайне нуждалась в его заботе. Вихрем примчался Билл домой и нашёл Хоуп крепко закутавшейся в одеяла и неудержимо дрожавшей. Он приложил свою руку к её лбу. Хоуп вся пылала от жара.

Билл позвонил Сэму Эдеру, который немедленно приехал. Доктор Эдер поместил термометр Хоуп под язык и начал выслушивать её грудную клетку с помощью стетоскопа, хмуря брови. Затем он проверил градусник.

— О Боже, у неё температура выше 40 градусов. Билл, это очень серьёзно. У неё воспаление лёгких. Тебе придётся всю ночь давать ей апельсиновый сок. Пусть сегодня вечером она выпьет, по крайней мере, восемь литров, чтобы жар спал.

Всю ночь сидел Билл у постели Хоуп, давая ей немного апельсинового сока каждые пару минут. К рождественскому утру её жар понизился на несколько градусов.

Миссис Брумбах пришла навестить свою дочь и ужаснулась при виде такой холодной и продувавшейся насквозь комнаты.

— Уилльям, в этом доме нет достаточного отопления, чтобы согревать Хоуп. Я возьму её к себе домой.
— Я лучше спрошу у доктора Сэма Эдера, следует ли нам её перевозить, — сказал Билл.
— Эдер? Нечего его вообще спрашивать. У этого парня нет ни капли здравого смысла. Я вызову доктора Лоренса, чтобы он проверил её, — сказала она и ушла.

Билл позвонил доктору Эдеру, который дал ему следующий совет:
— Билл, не смей её никуда перевозить. Если ты прямо сейчас выведешь Хоуп на такой мороз, это погубит её.
— Но доктор, ведь её мать собирается сделать это в любом случае.
— Тогда я сразу же закрою это дело. Билл, ты знаешь, что я люблю тебя, как брата, но я не ответственен за состояние Хоуп при таких условиях. Я буду вынужден прекратить это лечение и передать его в руки доктора Лоренса.
— Что ж, доктор, ты ведь прекрасно знаешь мои чувства.

Мысли Билла кружились в водовороте смятения. Войдя в церковь, он встал на колени и стал молиться: “Господь, я люблю мою жену. Пожалуйста, смилуйся над ней и исцели её. Пожалуйста, Господь!”

Вдруг Билл увидел перед собой опускающийся чёрный занавес, похожий на тот, который опускают в конце театрального представления. Он открыл рот от ужаса при таком видении. Затем, когда он продолжал наблюдать разворачивавшиеся события, синевато-серые тучи заслонили солнце. На сельскую местность обрушились проливные дожди, отчего уровень воды в реке Огайо начал резко подниматься, пока, наконец, дамбы, ограждавшие Джефферсонвилл, не рухнули под напором воды, которая затопила нижележащие части города. Билл увидел человека, снизошедшего с неба, который с помощью линейки начал измерять уровень воды на улице Спринг-стрит. Вода достигла глубины 22 футов.

Это видение обеспокоило Билла. До сих пор каждый фрагмент будущего, увиденный им, в точности исполнялся. Он поделился видением с людьми по всему городу, надеясь, что они обратят на это внимание, сделают соответствующие приготовления, и таким образом буд ут спасены многие жизни. Однако те, которым Билл рассказал об этом, либо смеялись и хихикали, либо открыто гоготали. Даже некоторые из его собрания отнеслись к этому скептически. К примеру, пожилой Джим Уайзхарт сказал:
— Билли, самое ужасное наводнение у нас произошло в 1884 году, и тогда глубина воды на Спринг-стрит достигала всего лишь 15 сантиметров.
Билл повторно рассказал видение.
— Я видел, как с неба спустился человек, взял линейку, опустил её в воду на Спринг- стрит и сказал: “Двадцать два фута”.
— А, да ну, Билли, ты просто возбуждён, — насмехался Джим Уайзхарт.
— Я не возбуждён. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ! И, кроме того, тот же Бог, сказавший мне, что произойдёт наводнение, показал мне чёрный занавес, который опустился между мной и Им. Что-то отделило меня от Него: Он не слышит меня, когда я молюсь за мою жену. Я беспокоюсь, что она вообще не сможет оправиться от этого.



Up