Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Великое испытание

Глава 40

1947



В НОЯБРЕ 1947 ГОДА Уилльям Бранхам отправился в поездку по тихоокеанскому северо-западному побережью, которая началась с четырехдневной исцелительной кампании в Ванкувере, в канадской провинции Британская Колумбия. События, вызванные соотрудничеством местных служителей, превзошли все ожидания. Такого еще не приходилось видеть среди деноминационных церквей Ванкувера. Каждый вечер огромный актовый зал заполнялся до отказа, и служения исцеления были просто потрясающими. Эрн Бакстер — один из местных евангелистов — был настолько этим впечатлен, что, подобно Джеку Моору и Гордону Линдсею, отложил все свои обязанности и дела, чтобы иметь возможность повсюду сопровождать кампании Бранхама.

Следующей остановкой Билла оказался Портленд, штат Орегон. Как и в Ванкувере, сотни местных служителей сотрудничали, чтобы собрания в Портленде были успешными. В первый вечер в аудиторию вошло 7000 человек, после чего начальник городской пожарной охраны приказал закрыть двери. Снаружи оставались еще тысячи людей.

На третий вечер портлендской кампании Билла сатана попытался лишить его жизни. Гордон Линдсей был ведущим пения и пел со всеми основную песню Билла: “Верь, только верь; верь, только верь, Богу возможно все, верь, только верь!”, в то время как Билл выходил на сцену. Поприветствовав собравшихся, Билл воодушевил их верить в Бога, Который может исцелять и совершать чудеса. Продолжая говорить, он заметил крупного мужчину в сером костюме, стремительно шедшего к платформе по среднему проходу между рядами. Когда этот человек стал подниматься по ступенькам на сцену, Билл принял его за одного из помощников, шедшего к нему с каким-то важным сообщением. Возможно, кто-то упал в обморок или пережил сердечный приступ, поэтому нуждался, чтобы за него тотчас же помолились. Когда мужчина поднялся на платформу, Билл увидел, что тут что-то неладно… совсем неладно.

Огромный незнакомец остановился. Он беспорядочно вращал глазами по сторонам, сначала смотря на переполненную людьми аудиторию, а затем на трехсот служителей, сидевших на платформе. Наконец, он сосредоточил свое внимание на невысоком проповеднике, стоявшем на подиуме. Он бросил на Билла грозный взгляд и задвигал нижней челюстью, скрежеща зубами. Затем силач сжал руки в кулаки, будто собирался пустить их в ход, неуклюже продвинулся вперед и рявкнул:
— Эй ты, лицемер, змея подколодная. Сейчас я тебе покажу, какой ты муж Божий. Я переломаю все кости в твоем хилом крохотном теле.

Не сказав ни слова, Билл повернулся, чтобы посмотреть в лицо опасности. Крупный незнакомец — судя по его виду и телосложению — вполне мог привести свою угрозу в исполнение. Он был около двух метров ростом и весил, по крайней мере, 115 килограммов, в то время как Билл весил всего лишь 55 килограммов. Рука этого безумного мужчины выглядела толще бедра Билла.

Злопыхатель медленно приближался. Из толпы вышли двое полицейских, чтобы схватить его, но Билл, игнорируя свой страх, дал им знак удалиться, сказав:
— Это не имеет отношения к крови и плоти. Это между духовными силами.

Полицейские неохотно отошли назад и наблюдали, как маньяк продолжал идти медленной, решительной поступью. Он снова зарычал:
— Ты, самозванец, делающий из себя Божьего слугу. Я покажу этим людям, что ты не кто иной, как лжец. Сейчас я тебе так врежу, что ты улетишь прямо к ним.

Силач подошел еще ближе и остановился в двух метрах от Билла. Он был настолько высоким, что Билл должен был поднять голову, чтобы видеть его лицо. Билл молился про себя:
“Дорогой Бог, моя единственная надежда в Тебе”.

Тут он услышал знакомый звук, напоминавший шум несущегося ветра: “Хш-ш-ш-ш!”, и затем почувствовал, как сходит присутствие Ангела Господня. Внезапно у Билла исчез страх, и его объяла глубокая любовь.

Маньяк повторил свою угрозу:
— Ты, мошенник, я сломаю каждую кость в твоем хиленьком крохотном теле. Он сжал руки в кулаки, и мускулы его напряглись.

Билл подумал: “Бедняга, он лишился ума. Он не знает, что делает”. Затем Билл открыл рот, собираясь сказать: “Друг, на твоем месте я бы этого не делал”, но слова, которые в действительности вышли из его уст, были совсем другими. Билл сказал то, чего и не намеревался говорить:
— ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Поскольку ты бросил вызов Святому Духу, сейчас ты упадешь к моим ногам, склонившись перед Именем Господа Иисуса Христа”.

Маньяк втянул щеки и плюнул прямо в лицо Биллу. Затем он прорычал:
— Ты, лицемеришка, сейчас-то я тебе покажу, к чьим ногам я упаду.

Сделав шаг вперед, он отвел кулак для удара.
— Сатана, выйди из этого человека, — тихо сказал Билл.

Рука маньяка, готовая ударить, застыла в воздухе, как у статуи. Он выпучил глаза, открыл рот, и язык его начал неудержимо двигаться туда-сюда. Затем он завизжал, как собака, огретая кнутом, глаза его закатились, и он упал ничком, потеряв сознание. Голова его оказалась на туфлях Билла, в то время как одна из его рук так крепко обвилась вокруг ног Билла, что тот не мог двигаться.

Оба полицейских выбежали вперед и склонились возле мужчины, который находился в бесчувственном состоянии. Один из них посмотрел вверх и спросил:
— Что произошло? Он мертв?
— Нет, — ответил Билл. — Это просто Бог явил Свою силу, чтобы заставить того демона склониться перед Ним, вот и все.
— Будет ли с ним все в порядке, вот здесь? — сказал полицейский, указывая на голову незнакомца.
— Нет, сэр, — ответил Билл. — Если бы он захотел отбросить от себя тот дух, то он больше не вернулся бы к нему, но этот человек думает, что он прав. Он поклоняется тому духу, поэтому он снова станет одержимым им. Не могли бы вы поднять его с моих ног и отнести в сторону?

Полицейские разжали руку скандалиста и оттащили его от Билла. Несколько других мужчин помогли им снести его с платформы. Перед тем как уходить, один из полицейских сказал:
— Я знаю этого человека. У него было несколько стычек с полицией за то, что он входил в церкви и расстраивал религиозные служения. Его поместили в психбольницу, но он убежал оттуда. У нас есть ордер на его арест. Как раз вчера он сломал челюсть одному мужчине, ударив его так сильно, что тот вылетел через дверь на улицу. Похоже, что сегодня он нашел достойного соперника.

Вернувшись на подиум, Билл обратился к собравшимся:
— Как вы видите, наш Небесный Отец имеет всю силу в небесах и на земле…

В это мгновение больной мужчина, лежавший на раскладушке недалеко от передних рядов, закричал:
— Да, Он имеет ее! Он исцелил меня! — и он тотчас же вскочил с раскладушки.

В другом конце здания закричал другой мужчина, опиравшийся на костыли:
— Он меня также исцелил!
Его костыли полетели прочь, и он побежал по проходу между рядами, ловко двигая двумя совершенно здоровыми ногами.

Затем с инвалидной коляски поднялся мужчина, крича:
— И я тоже исцелился!

После этого сила Божья прошла по всему зданию, касаясь каждого сердца, которое воспрянуло настолько, чтобы поверить, что Всемогущий Бог способен совершить исцеление или чудо.

Турне Билла, пронесшееся, как вихрь, по северо-западному побережью Тихого океана, закончилось в Ашленде, штат Орегон, через пятнадцать дней от начала собраний. Гордон Линдсей написал об этом следующее: “В течение двух недель, когда мы проводили служения, используя сравнительно небольшое количество газетных реклам, около 70 000 человек услышали Евангелие исцеления, и, по крайней мере, 1000 из них были служители”.

В КОНЦЕ ноября 1947 года Билл полетел в Финикс, штат Аризона, для проведения трех вечерних собраний в пятницу, субботу и воскресенье. По прибытии в Финикс он узнал, что служители-спонсоры, впечатленные свидетельствами из Калгари, запланировали провести у себя в воскресенье вечером “чудотворную очередь”. Сделав уже однажды такую очередь, Билл беспокоился, что ему опять придется это совершать.

За час до начала того вечернего служения в пятницу Билл молился в небольшой комнате за кулисами сцены, когда перед ним вдруг явился Ангел Господень. Как обычно, руки Ангела были скрещены на груди, а над его головой вращался и пульсировал тот сверхъестественный Свет. Ангел был неподвижен и безмолвен. Выражение его лица было всегда строгим, но в этот раз он хмурился и пристально смотрел на Билла пронизывающим взглядом. Вздрогнув, Билл вскрикнул от страха, падая ниц на пол. Услышав этот крик, Гордон Линдсей побежал в комнату, чтобы посмотреть, что случилось. В то же мгновение Ангел испарился, как туман, и исчез.

В течение двух последующих дней Билл волновался по причине этого прихода Ангела. Почему же он семь месяцев не видел Ангела? Почему Ангел явился только сейчас? И почему он ничего не говорил? Разгневался ли он? Билл никак не мог забыть тот сердитый взгляд Ангела.

Каждый вечер в Финиксе, перед тем как выстраивать людей в молитвенную очередь, Билл проповедовал полчаса. Темой его проповедей было путешествие детей Израильских через пустыню к Обетованной Земле. В воскресенье вечером, когда присутствовавшие с воодушевлением ожидали увидеть “чудотворную очередь”, Билл взял отрывок для своей проповеди из 22-й главы Книги Чисел, где Бог повелел лжепророку Валааму не идти с царем Валаком для проклятия Израиля. Валаам продолжал упрашивать Бога, чтобы Он все равно позволил ему идти, пока Бог, наконец, не дал ему разрешение. Затем Ангел Господень преградил путь Валааму и умертвил бы его, если бы осел Валаама, повернув в сторону, не спас бы ему жизнь трижды.

Осуждая Валаама за неповиновение первому Божьему повелению, Билл внезапно осознал, что он сам был виновен в том же преступлении. Разве Бог уже не сказал ему, что он ставил слишком большое ударение на чудотворение? Могло ли это быть причиной прихода Ангела два дня назад? Было ли это предостережением, что он не слушается Господа, позволяя этим “чудотворным очередям” продолжаться? Билл ощущал такую неимоверную внутреннюю слабость, что думал, что у него подкосятся колени. Ухватившись за кафедру, он пытался продолжать свою проповедь, но его нечистая совесть так сильно его осуждала, что он был вынужден остановиться.

В то время как в боковом проходе церкви формировалась “чудотворная очередь”, Билл тихо молился: “Небесный Отец, если я поступил неправильно, и это не Твоя Божественная воля, чтобы я сосредоточивался на чудесах, пожалуйста, покажи мне это ясно. Если кто-то из людей, которые пройдут сегодня вечером через молитвенную очередь, не исцелится, тогда я буду знать, что я вышел из Твоей воли, и я больше никогда никому не позволю приводить людей с самыми тяжелыми заболеваниями в переднюю часть очереди или делать еще одну “чудотворную очередь”.”

Первыми к Биллу подошли мать и дочь. Он спросил у девочки, где она живет, но она ничего не ответила.

— Она плохо слышит, — объяснила мать. — Вот почему сегодня я привела ее сюда.

Повысив голос, Билл снова спросил у девочки, где она живет.

На этот раз девочка ответила:
— В Калифорнии.

Взяв девочку за правую руку, Билл ощутил в своей левой руке покалывание от вибраций. Либо у нее была инфекция, которая повредила барабанную перепонку, либо нормальному функционированию уха препятствовала опухоль, потому что вибрации означали то, что каким-то образом эта проблема была вызвана демонической жизнью. Когда Билл осудил того демона Именем Иисуса Христа, вибрации прекратились.

Отпустив ее руку, Билл сказал:
— Ребенок исцелился.

Затем он попытался с ней заговорить, но она ничего не отвечала. Это показалось странным. Билл повысил голос, однако не получил никакого ответа. Ему пришлось три раза хлопнуть в ладоши, пока девочка, наконец, не закивала головой в знак того, что она могла его слышать. Вместо того, чтобы слышать лучше, она, казалось, сейчас стала слышать еще хуже. Встревоженный, Билл снова взял ее за руку. Вибрации начали пульсировать еще с большей силой, чем раньше.

Во второй раз изгнал Билл того демона Именем Иисуса Христа. Он, казалось, покинул девочку с большим упорством, чем в первый раз, но Билл знал, что он вышел, так как опухоль его руки уменьшилась, и вибрации прекратились. Однако, как только он попытался поговорить с девочкой (он все еще держал ее за запястье), его левая рука снова распухла, вибрации возвратились и начали пульсировать еще сильнее. Хуже всего было то, что сейчас она вообще ничего не могла слышать, несмотря на то, как бы громко Билл ни кричал. У этой несчастной девочки сначала был ослабленный слух — теперь же она стала совершенно глухой! Потрясенный и смущенный, Билл не знал, что еще сделать, кроме как оставить эту девочку в покое и перейти к следующему больному.

Следующим в очереди оказался пожилой мужчина, который также сказал, что был глуховат. Билл повысил голос, сказав:
— Вы верите, сэр?

Мужчина кивнул в знак одобрения и склонил голову. Билл взял его за руку. Вибраций не оказалось, а это означало, что его заболевание было вызвано не демоном; возможно, просто нервы омертвели. Помолившись во Имя Иисуса об исцелении этого человека, Билл спросил нормальным тоном:
— Сэр, теперь вы можете меня слышать?

Мужчина, который по-прежнему стоял со склоненной головой и закрытыми глазами, ничего не ответил. Билл повысил голос и снова повторил свой вопрос. Ответа вновь не последовало. Билл изо всех сил хлопнул в ладоши, но мужчина даже не вздрогнул. Он также полностью оглох!

Мужчина, который по-прежнему стоял со склоненной головой и закрытыми глазами, ничего не ответил. Билл повысил голос и снова повторил свой вопрос. Ответа вновь не последовало. Билл изо всех сил хлопнул в ладоши, но мужчина даже не вздрогнул. Он также полностью оглох!

В ту ночь Билл не мог уснуть и в темноте сильно мучился из-за своего безрассудного поведения. Как же он мог быть таким дерзким, бросая людям вызов: “Приведите ко мне человека с самым тяжелым заболеванием, и я гарантирую, что Иисус Христос совершит чудо у вас на глазах”? Иисус никогда не бросал таких вызовов. Фактически, в Библии сказано, что Иисус не мог совершить великих дел в Своем родном городе из-за неверия людей. Если это было истинно по отношению к Сыну Божьему, тогда как насчет Его последователей? Теперь Билл осознал, насколько он отклонился от Писаний, утверждая, что любой человек мог исцелиться, несмотря на то, верил он или нет. Правда, он перестал бросать этот вызов, получив предостережение от Ангела в Вандалии, штат Иллинойс; однако он все еще позволял своим сотрудникам помещать людей с самыми серьезными заболеваниями в переднюю часть молитвенных очередей, чтобы в начале каждого собрания присутствовавшие могли видеть совершавшиеся чудеса. Билл также позволял им выстраивать свои так называемые “чудотворные очереди”. Он не противился этому, так как знал, что Бог способен исцелить любого человека от всего, чем бы это ни было. Однако тот факт, что Бог может совершить нечто, еще не означает, что это Его воля совершить это. Появление Ангела вечером в прошлую пятницу было вторым предостережением.

Билл яро осуждал Валаама, а сам все это время был в таком же положении, как Валаам! Валаам ослушался Бога из-за своего пристрастия к деньгам. В своем же случае Билл знал, что его склонило ослушаться не сребролюбие, а сострадание к людям. Тем не менее, какова бы ни была причина этому, не повиноваться Господу — всегда неверно.

На следующее утро, с затуманенным взором и в подавленном состоянии, Билл сел на самолет и полетел для проведения очередных собраний в городе Лонг-Бич, штат Калифорния. Он по-прежнему терзался своими мыслями, и это было видно по его лицу. Стюардесса подошла к нему по проходу между сиденьями и спросила:
— Что случилось, сэр?

Ведь он не мог сказать ей об этом. Как же она смогла бы понять? Поскольку он ослушался Господа, сейчас он беспокоился, что Бог лишил его дара исцеления.

Когда Билл приземлился в аэропорту Лонг-Бич, несколько служителей быстро отвезли его в гостиничный номер. Они вскоре заметили уныние Билла, и он поделился с ними своим невыносимым беременем и беспокойством.

Одним из этих служителей был Эрн Бакстер, который оказался в уникальном положении, ободряя человека, ради встречи с которым он совершал такую долгую поездку.

— Брат Бранхам, уверяю вас, что “дар исцеления” не покинул вас. В Римлянам 11:29 говорится, что “дары и призвание Божие непреложны”. Это означает, что они не основываются на наших действиях. Бог был бы неверен по отношению к Своему обетованию, если бы Он забрал от вас этот дар. Это не может покинуть вас. Самсон проспал всю ночь с блудницей, но его сила не ушла от него. На следующее утро он сорвал с петель городские ворота и отнес их на вершину холма. И хотя филистимляне отрезали волосы Самсона, и его сила отступила от него на некоторое время, его волосы отросли, и его сила возвратилась. Помните, как Моисей ударил в скалу, а Бог ведь повелел ему просто проговорить к ней? Вода потекла из нее как ни в чем не бывало. Брат Бранхам, какие бы ошибки вы ни совершили, Бог будет иметь дело лично с вами относительно их; однако “дар исцеления” все еще находится в вас.

Доводы Бакстера звучали неплохо, но Биллу почему-то с трудом верилось, что они применимы к нему самому. Он ощущал внутри себя такую пустоту, такое одиночество, как будто Бог полностью оставил его. Это было похоже на адские мучения на земле. А что, если дар исцеления покинул его навсегда? Как же он сможет выдержать это? Как же он смог бы продолжать жить, зная, что так ужасно подвел Бога? Единственный способ узнать, был ли он обречен или нет — это провести очередное служение исцеления по назначенному расписанию.

Начало кампании в Лонг-Бич приходилось на среду, 3 декабря, и эти собрания должны были проводиться в течение трех вечеров подряд. В среду вечером Билл поведал собравшимся о том, как он ослушался Бога, слишком акцентируя чудотворение, а не исцеление. Он сказал аудитории, что не уверен, обладает ли он по-прежнему даром исцеления; однако вскоре ему предстояло узнать об этом. Когда пришло время для молитвенной очереди, у Билла воротник сорочки стал влажным от пота, ладони вспотели, и живот свело.

Вперед вышла женщина вместе с десятилетней девочкой. Нервы Билла напряглись от ожидания, когда он левой рукой взял девочку за правую руку. Он ощутил сильное, отчетливое биение вибраций, от которых его рука онемела, как от электрического тока, молниеносно пронесшегося к его сердцу. Билл почувствовал облегчение, увидев, что, по крайней мере, такая часть дара все еще действовала. Однако оставался следующий вопрос: почтит ли Бог его молитву об исцелении этой нуждающейся девочки? Билл стал изучать конфигурацию белых пупырышков на тыльной стороне своей распухшей руки.

— Эта девочка глухонемая, — сказал он, — и у нее, к тому же, туберкулез. Теперь все склоните головы и молитесь вместе со мной.

Билл начал тихо молиться: “Дорогой Иисус, пожалуйста, прости меня за мою глупость. Пожалуйста, не допусти, чтобы мои ошибки воспрепятствовали исцелению этой девочки”.

Затем, собравшись с духом, он провозгласил: “Дух немой и глухой, и демон туберкулеза, выйдите из девочки во Имя Иисуса Христа”.

Это было, в самом деле, настоящим испытанием. Билл сдерживал дыхание. Да, это осуществлялось! К огромному облегчению и радости Билла, вибрации прекратились, и его распухшая рука вернулась в свое нормальное состояние. Хотя он знал, что туберкулез сейчас исчез, люди в аудитории не могли этого видеть. Итак, Билл спросил у девочки:
— Ты можешь меня слышать?

Глаза ее расширились от воодушевления, и он понял, что она его слышит. Тогда Билл медленно сказал:
— Аминь.

Девочка попыталась повторить эти звуки, но у нее получилось нечто вроде “ах-а-а-а-а”.
— Аминь! — резко сказал Билл.
— А-а-зи, — вышло из уст девочки.
— Папа, — произнес Билл.
Она повторила движения его губ, сказав нечто наподобие “п-у-у-п-п-а-а”.

В это мгновение вера, как разбушевавшийся огонь, объяла аудиторию. В течение последующих часов по всему зданию происходили исцеления и чудеса. Учитель из местной школы для немых привел пятерых детей, которые от рождения были глухонемыми. Все пятеро обрели слух и дар речи. Один мужчина, лежавший на раскладушке, у которого был дрожательный паралич, перестал содрогаться. Многие калеки, имевшие костыли, побросали их, а инвалиды на колясках поднялись и начали бегать по зданию, прославляя Иисуса Христа. Высокое кровяное давление, глаукома, астма, язвы и рак — все подчинялось вере людей.

В четверг вечером, когда Билл начал молитвенную очередь, вперед приковылял мальчик, у которого ноги были сжаты тяжелыми скобами и креплениями из-за полиомиелита.
Мать пришла вместе с ним и сказала:
— Брат Бранхам, пожалуйста, просто помолитесь за него.
— Хорошо, сестра. Так вот, вы не желаете…
— Нет, я не желаю чуда, — она прервала его. — Мне просто хочется, чтобы вы помолились. Я сама могу верить Богу для исцеления моего сына.

В простой молитве Билл попросил Иисуса Христа исцелить этого мальчика-инвалида. В пятницу вечером этот же самый мальчик вышел вперед к платформе церкви со своими ножными скобами, болтавшимися на его плечах. Держа в воздухе уже ненужные крепления, мальчик, на глазах у присутствовавших людей, засвидетельствовал о том, что Иисус по- прежнему совершает чудеса.

В тот последний вечер своего пребывания в Лонг-Бич Билл захотел помолиться за большее количество людей — такое, какое только позволят его силы. Поэтому, вместо различения заболеваний посредством дара в своей руке, он провел “быструю очередь”, вознося короткую общую молитву, в то время как люди колонной шли мимо него. Таким образом он мог молиться за сотни людей в час. Однако, как бы быстро ни продвигалась эта очередь, все равно это было слишком долго для человека, который полтора года беспрестанно выжимал из себя все силы и совсем мало спал в течение этих нескольких дней. Помолившись почти за 3000 человек — в то время как сотни еще дожидались своей очереди, — Билл упал на пол, потеряв сознание.

В субботу утром, все еще слабый и усталый, Билл поехал на автобусе назад в Финикс. Ему хотелось сообщить людям, что Бог простил его. В воскресенье он сказал в церкви:
— Когда я стоял за этой кафедрой в прошлый раз, я был осужденным человеком. Я чувствовал, как Его Присутствие покинуло меня, и я осознал, насколько беспомощным я был без Него. Сегодня это великое испытание закончилось. Пусть для меня это будет камнем для достижения цели (а не камнем преткновения), чтобы я еще лучше мог научиться ходить Господними путями, и чтобы я мог жить в более близком взаимоотношении с Ним. Когда я буду жить в тесном общении с Ним, я смогу больше помочь вам и быть водимым Его Духом. Я хочу поблагодарить Бога за то, что Он возвратил мне дар исцеления, и за больший успех (с позапрошлого воскресения) в молитве за больных, чем за все предыдущие месяцы. Дар вернулся ко мне более благословенным, нежели был в самом начале.

Затем Билл объяснил, почему его вызов о “чудотворной очереди” был неправильным.

— Я делал это утверждение, что нет такой болезни, неважно, какой бы она ни была, которая могла бы устоять перед молитвой; и что нет такого недуга, неважно, каким бы ужасным он ни был, от которого человек не был бы исцелен, если бы я уделил достаточно времени для молитвы за него. Вы слышали, как я упоминал это везде. И это по-прежнему истина… Однако все это я делал один и лишал людей возможности делать это. Вы также должны нечто делать, подобно тому, как Иисус обратился к Марфе и Марии, повелев отвалить камень. Вы обязаны сделать что-то сами — идите, верьте и будете исцелены.



Up