Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Разбит и восстановлен

Глава 42

1948



ПОСЛЕ ФИНИКСА, штат Аризона, Уилльям Бранхам проводил исцелительные кампании в Пенсаколе, штат Флорида; в Канзас-Сити, штат Канзас; в Седалии, штат Миссури, и в Элгине, штат Иллинойс. В каждом городе он говорил множеству людей о своем видении, в котором мальчик был воскрешен из мертвых: “Запишите это на листе в начале ваших Библий, чтобы, когда это произойдет, вы поверили, что я говорю вам истину”.

Здоровье Билла продолжало ухудшаться. Во время молитвенных служений он с трудом сохранял равновесие, когда молился за больных. К тому же, каждый раз после собрания ему никак не удавалось уснуть; и если он все-таки засыпал, тогда ему было очень трудно просыпаться, чтобы идти на очередное служение. У него были постоянные головные боли, и временами все его тело била дрожь. В желудке повысилась кислотность, и что бы он ни ел, его организм отказывался воспринимать пищу. Иногда его разум терял ощущение реальности; он стал рассеянным и не мог сосредоточиться. Билл чувствовал себя полнейшей развалиной.

В четверг, 13 мая 1948 года, он начал пятидневную исцелительную кампанию в Такоме, штат Вашингтон. Шесть тысяч человек заполнили “Ледяную Арену” до отказа. Каждый вечер длинные молитвенные очереди медленно продвигались вперед, в то время как Билл использовал знамение в своей руке, чтобы определять болезни людей и поднимать их веру на достаточный уровень, когда они могли принять исцеляющую силу Христа. Одной из первых, вышедших вперед, была Руби Диллард, которая чуть ли не до смерти задыхалась от раковой опухоли в горле. Позже она написала в журнале “Голос Исцеления” следующее: “Хотя мое горло ужасно болело, когда рак выходил, с тех пор я не испытываю никаких проблем”. У сотен людей после исцелительной кампании в Такоме были не менее поразительные свидетельства.

К концу служения в понедельник вечером Билл вновь находился на грани полного истощения. Он сделал несколько шагов назад, отходя в ту сторону, где не было молитвенной очереди, покачнулся и наверняка упал бы, если бы двое мужчин не подхватили его. Когда они выносили его, Билл умолял их позволить ему попрощаться с людьми. Гордон Линдсей передал это “прощание” аудитории, в то время не осознавая его более глубокого значения.

На следующий день Билл созвал свою группу помощников — Джека Моора, Гордона Линдсея, Эрна Бакстера и Фреда Босворта, — сказав им, что его последнее служение будет проходить в городе Юджин, штат Орегон. После этого он сообщил, что на некоторое время хочет приостановить свои кампании, поэтому все остальное расписание придется отменить. Конечно, этим служителям хотелось знать, как долго его не будет на поприще. Билл сообщил им, что ему самому ничего не известно об этом — это могло бы продолжаться всего лишь несколько месяцев или же более года. Однако его мысли были не очень-то оптимистичными. К этому времени его энергия настолько иссякла, что он сам недоумевал, сможет ли он снова молиться за больных.

Гордону Линдсею, в частности, эта новость нанесла ужасный удар. Линдсей не только ушел с пасторской должности в своей церкви в Ашленде, штат Орегон, чтобы следовать за кампаниями Бранхама, но он также вложил всю свою энергию и замыслы в “Голос Исцеления” — журнал, который внезапно потерял свое значение. После продолжительных и мучительных молитв Линдсей осознал, что он продвинул издательство “Голоса Исцеления” слишком далеко, поэтому возвращаться назад было бессмысленно. Первые два номера журнала уже вышли из типографии, и для продолжения этой публикации он решил вложить свои личные сбережения. Однако что же сейчас будет центром внимания этого журнала? Вероятно, не оставалось ничего другого, как только следовать за новым служением…

Конечно, недостатка в выборе кандидатов не было. Стремительный подъем служения Уилльяма Бранхама на национальной арене в 1946 году не только привел к тому, что осведомленность людей о Божьей исцеляющей силе возросла, но также вдохновил других идти по стопам Билла. В 1947 году родились десятки служений исцеления, и ко времени издания журнала в 1948 году этот список по-прежнему пополнялся. В нескольких номерах “Голоса Исцеления” главное место отводилось Уилльяму Фримену, молодому человеку, у которого был средний успех в молитвах за больных. Однако Гордон Линдсей чувствовал, что если “Голосу Исцеления” было суждено продолжать существование без влияния имени Уилльяма Бранхама, тогда его издателям не следует ограничиваться статьями об одном только человеке, но они должны включать в эту публикацию широкий круг служителей, молящихся об исцелении и освобождении. “В конце концов, — подумал Линдсей, — ведь сколько раз я слышал, как Брат Бранхам говорил: “Иисус Христос — единственный исцелитель”.”

Тем временем Билл, больной и подавленный, томился дома. Изо дня в день метался он в постели, а желудок его бурлил, как бак с едкой кислотой. Всякий раз, когда он пытался кушать, горячая жирная жидкость поднималась по его пищеводу и обжигала ему рот. Билл сильно похудел и теперь весил чуть больше 45 килограммов. Глаза его впали, а лицо выглядело худым и бледным. Когда он стоял, в висках стучало, и он едва держался на ногах. Ему казалось, будто он умирал.

Врачи не могли ему помочь. Они отнесли его заболевание к категории “нервного истощения”, вызванного перенапряжением, и предписали ему продолжительный постельный режим. Однако после двухмесячного соблюдения предписаний врачей Билл по-прежнему чувствовал себя смертельно больным.

Он взывал в молитвах к Господу — к Иисусу, своей Жизни; к Иисусу, своей любви; к Иисусу, своей единственной надежде. Днями напролет умолял он о получении своего исцеления, но, несмотря на все это, его состояние не улучшалось. Билл погружался в размышления. Сколько тысяч исцелений и чудес видел он на своих собраниях? Господь исцелял тех людей. Почему бы Ему не исцелить и его? Это казалось несправедливым.

Наконец, Билл нашел ясный ответ на этот вопрос: Господь учил его чему-то существенно важному. Когда Билл пересмотрел свое служение за последние два года, ему стало стыдно, что он так безрассудно изнурял себя. Нагляднейшим примером были собрания в Джонсборо, когда он находился у кафедры, молясь за больных, в течение восьми дней и ночей без перерыва. Но в общем итоге он причинил себе больше вреда из-за того, что по обыкновению позволял, чтобы молитвенная очередь двигалась до одного или двух часов ночи. Фактически, все то время он подозревал, что допускает ошибку, но в сердце сочувствовал всем тем страдавшим людям, зная, что для многих из них жизнь и смерть зависели от его молитв. Итак, Билл изнурял себя, изнурял и еще больше изнурял… Теперь же он расплачивался за это дорогой ценой.

Он сам довел себя до такого состояния, и сейчас Бог желал, чтобы он извлек из этого урок. Билл осознал, что всего лишь тот факт, что Бог дал ему дар исцеления, еще не означал, что Бог намеревался возложить все бремя на его плечи. В 19-й главе Книги Исход он прочитал о том, как Моисей, которому было поручено заботиться о двух миллионах Израильтян в Синайской пустыне, изнурял себя до предела, пытаясь в одиночку решать людские проблемы. Иофор, тесть Моисея, убедил его распределить тот огромный объем работы среди других способных мужчин в стане. В 11-й главе Чисел Билл прочитал о том, как Бог взял от Духа, который был на Моисее, и возложил на семьдесят старейшин, чтобы они помогали Моисею нести бремя народа.

Листая свежий номер журнала “Голос Исцеления”, Билл изумлялся, что теперь так много мужчин и женщин совершали исцелительные кампании по всем Соединенным Штатам и Канаде: в их числе были Уилльям Фримен, Орал Робертс, Джек Коу, Томми Осборн, А. А. Аллен, У. В. Грант и многие другие. С некоторыми из этих людей Уилльям Бранхам был лично знаком, потому что они были на его собраниях и обменивались с ним рукопожатиями. Например, Томми Осборн был молодым служителем, присутствовавшим в Портленде, штат Орегон, на том вечернем служении, в то время, когда тот маньяк грозился переломать Биллу все кости. Однако Осборн получил вдохновение не потому, что тот массивный 120-килограмовый мужчина потерял сознание и рухнул на пол; вдохновение объяло его тогда, когда он наблюдал, как Билл возложил руки на глухонемую девочку и спокойно сказал: “Дух глухой и немой, я повелеваю тебе Именем Иисуса, выйди из этого ребенка”. Билл щелкнул пальцами, и девочка могла слышать. Затем она заговорила. От этого в душе Томми Осборна загорелся огонь, и он начал свое самостоятельное служение, — служение, которое сейчас прожигало на территории дьявола путь к спасению и исцелению, воспламеняя сердца людей к вере во Христа.

Другой служитель, которого Билл знал, был Орал Робертс. Билл впервые встретился с этим молодым человеком в Талсе, штат Оклахома. В то время 32-летний Робертс только начинал свое самостоятельное публичное служение и был все еще неуверен, в каком направлении продвигаться. Посетив одно из собраний Билла и увидев исцеляющую силу Иисуса Христа, Орал Робертс решил, что в своем служении ему также следует придавать особое значение божественному исцелению. Билл вновь встретился с Оралом Робертсом весной в Канзас-Сити и изумился, увидев, как этот человек созрел в течение десяти месяцев. Сейчас от Робертса веяло уверенностью и лидерством. Из-за его природных организаторских способностей и умения привлечь внимание зрителей его служение расширялось ежемесячно. К тому же, у Робертса был проницательный ум бизнесмена. Чтобы уменьшить накладные расходы своих кампаний, он купил себе палатку. Помимо трансляции своей радиопрограммы он издавал собственный журнал под названием “Целительные Воды”. Эти два учреждения расширяли сферу его влияния и укрепляли фундамент его финансовой поддержки.

Впечатленный искренностью и инициативностью Орала Робертса, Билл получил немалое утешение, видя, что он оказал воздействие на этого отважного молодого проповедника. Фактически, листая журнал “Голос Исцеления”, Билл осознал, что его собственное служение прямо или косвенно повлияло на каждого из этих мужчин и женщин. Когда он начал свое служение в 1946 году, в Америке не было никаких других служителей, которые бы проводили большие кампании и проповедовали божественное исцеление. Теперь эти проповедники, казалось, были везде, и каждый из них в своих проповедях использовал тему Билла, что Иисус Христос есть тот же вчера, сегодня и вовеки. Это его не удивляло. Разве не это сказал ему Ангел Господень в пещере? “Ты послан принести дар божественного исцеления людям по всему миру”. В то время Билл полагал, что лично ему надлежит проявлять этот дар. Теперь же он увидел, что он был всего лишь искрой для воспламенения всемирного пробуждения. Его двухлетнее служение зажгло священный огонь в сердцах десятков тысяч людей, и сейчас веяние Святого Духа раздувало во все стороны это пламя пробуждения.

Означало ли это, что Бог закончил с ним дело? Нет, такого не могло быть. Ведь Ангел сказал, что ему будут даны два знамения для подтверждения того, что он послан от Бога. До настоящего времени Билл видел только одно из них — знамение в своей руке. А как насчет второго знамения? Ангел сказал ему, что если он будет искренним, произойдет то, что он будет знать сокровенные помыслы людских сердец. У Билла не было ни малейшего представления о том, что это означало, однако он знал, что это еще не произошло. К тому же, еще не осуществилось видение о воскрешении того мальчика. Конечно, Бог еще не закончил использовать его — он молился, чтобы такого не случилось, — за исключением того, что он растратил свою энергию, и его жизнь, возможно, пошла вопреки Божьим намерениям о нем.

15 СЕНТЯБРЯ 1948 ГОДА Билл посетил Клинику Майо в Рочестере, штат Миннесота, надеясь, что те врачи смогут ему помочь. В течение трех дней группа специалистов подвергала его всевозможным исследованиям и анализам, которые могли бы дать им ключ к установлению диагноза заболевания.

В последнее утро своего пребывания в Рочестере Билл проснулся с чувством нестерпимого ожидания. Через несколько часов он отправится в клинику и получит окончательный ответ о своем состоянии. Будет ли для него хотя бы лучик надежды? Или же ему пришел конец? Он сел на краю кровати и стал молиться: “Дорогой Иисус, люди со всякого рода нервными расстройствами приходили на мои собрания, и Ты исцелял их. Почему Ты не исцеляешь меня? На протяжении многих лет Ты показывал мне видения об исцелении других людей, но Ты ни разу не показал мне видения о моем исцелении. С самого детства меня то и дело терзает эта ужасная нервозность. Теперь же мои силы настолько иссякли, что я, кажется, не могу овладеть собой, чтобы верить Твоему Слову для получения исцеления. Что же произойдет со мной?”

Как только Билл закончил молитву, он почувствовал, что входит в видение. Интерьер гостиничного номера исчез, и он, казалось, очутился в лесистой лощине. Перед собой Билл увидел семилетнего мальчика, стоявшего возле старой засохшей коряги. Где же раньше Билл видел это лицо? Вдруг он узнал: ведь этот мальчик выглядел точно как он в том возрасте. Ну и ну, это же был он сам!

Внезапно Билл увидел, как в дупло, находившееся в этой коряге, юркнул какой-то пушистый зверек. Билл сказал мальчику:
— Дай-ка я тебе покажу, как выгнать оттуда эту белку.

Он поднял палку и начал постукивать ею по стволу, сверху и снизу. Это был старый охотничий прием, как выгнать белку из полого бревна. Сейчас это также подействовало. Однако животное, которое выкарабкалось из коряги, больше походило на ласку, хотя не полностью. У него было продолговатое худое тело черной окраски и маленькая голова с черными глазками-бусинками. Зверек выглядел злым и свирепым.

— Будь осторожен, — предостерег Билл мальчика, — не приближайся к этой старой коряге. Трудно сказать, насколько опасным может быть этот зверь.

Билл повернулся, чтобы посмотреть, как мальчик реагирует на его предостережение. Мальчика — его самого в облике мальчика — уже там не было.

Билл снова повернулся к дереву. Зверек зарычал, напрягая мускулы тела, будто готовясь к нападению. Ружья у Билла с собой не было; небольшой охотничий нож, прикрепленный к его ремню — это все, чем он располагал для самозащиты. Нервничая, он подумал: “Если эта белка нападет на меня, этот нож не очень-то мне поможет. Тогда мне точно несдобровать”.

За спиной, с правой стороны, Билл услышал слова Ангела Господня:
— Запомни, ее длина всего лишь шесть дюймов.

Билл начал доставать свой нож. Прежде чем он успел извлечь лезвие ножа из ножен, зверек прыгнул и уселся ему на плечо. Билл стал наносить удары ножом, но эта “белка” оказалась слишком шустрой. Она стрелой перебегала с одного плеча на другое, так что Билл не мог даже задеть ее ножом. Затем он открыл рот, чтобы что-то сказать, а это животное пулей шмыгнуло в его рот и пошло вниз по пищеводу. Билл ощущал, как зверек бегал в его желудке подобно “белке в колесе” и просто разрывал его когтями. Резко подняв руки, Билл закричал:
— О Боже, смилуйся надо мной!

Выходя из видения, он услышал голос Ангела, который повторял те загадочные слова:
— Запомни, ее длина всего лишь шесть дюймов.

Потрясенный, Билл упал на кровать. Меда пошевелилась, но не проснулась. Долго Билл лежал, размышляя об этом видении. Эта странная белка, должно быть, означала его нервное состояние, которое расстраивало его желудок с такой силой, что ему казалось, будто он умирает. Но что же представлял этот семилетний мальчик? Билл вспомнил, что ему было семь лет, когда на него обрушился первый приступ нервозности. Семь лет — в таком возрасте он осознал, сколько неправильного было в его жизни: отец выпивал, семья была бедной, он сам был неудачником в школе; и, в довершение всего, он видел то, чего другие люди видеть не могли. Неудивительно, что он впал в нервозность и уныние. Это видение начинало обретать смысл.

Вдруг Билл обнаружил определенную закономерность… Это нервное состояние регулярно возвращалось к нему приблизительно через каждые семь лет. Во второй раз оно обрушилось на него, когда ему было четырнадцать лет, после того как его двоюродный брат случайно выстрелил ему в ноги из дробовика. В ту зиму он был прикован к постели и месяцами страдал от нервного расстройства. Затем прошло лет семь, и при утечке природного газа из газопровода Билл отравился, что вызвало у него серьезное заболевание желудка, от которого он едва не умер. В течение пяти месяцев он питался ячменным отваром и соком чернослива. Он явно умер бы от голода, если бы Господь не исцелил его. Еще через семь лет умерли Хоуп и Шарон Роуз. Он был раздавлен этой трагедией, в результате чего дошел до такого нервного истощения, что пытался покончить жизнь самоубийством. Господь Иисус помогал ему, постепенно укрепляя его силы и дух, и на протяжении нескольких последующих лет его нервы стали уравновешенными и не беспокоили его больше, чем обычно. Затем пришло поручение от Ангела, и в течение последних двух лет Билл изнурял себя, напрягая свои естественные силы до предела. Наконец, его организм не вынес этого и “взбунтовал”, заточая его в эту “темницу” нервного истощения.

Потом, все еще размышляя о видении, Билл обратил внимание на тот небольшой нож. Во время этих двухнедельных исследований один из врачей предложил вылечить его заболевание таким способом: вырезать некоторые нервы, прилегающие к желудку. Тот нож в видении, должно быть, символизировал скальпель хирурга, показывая тем самым Биллу, что операция против этого врага будет бесполезной.

А как насчет тех слов Ангела: “Запомни, ее длина всего лишь шесть дюймов”? Могло ли это означать, что он будет страдать от этого желудочного заболевания только шесть месяцев? Если это было верно, тогда Бог намеревался вскоре его исцелить, так как прошло приблизительно полгода с тех пор, как началась эта болезнь. Он воспрянул духом, окрыленный надеждой, что скоро выздоровеет. Однако, по здравом рассуждении, Билл опустился с облаков на землю. Ничто в видении не наводило на мысль о том, что та странная белка умерла. Означало ли это, что эта проблема возвратится через семь лет? Придется ли ему всю оставшуюся жизнь периодически страдать от этих приступов? О-о, если бы он только мог увидеть видение, в котором та “белка” умерла бы — тогда он знал бы, что с болезнью покончено!

Несколько часов спустя Билл сидел в кабинете в Клинике Майо, внимательно слушая пожилого врача, который излагал ему результаты его анализов.
— Молодой человек, мне ужасно не хочется это говорить, но состояние вашего здоровья передалось вам по наследству. Как многие ирландцы, ваш отец любил виски. Ваша мать — наполовину индианка, и нам известно, что индейцы не переносят алкоголь. При смешении этих двух групп генов у вас возникло это нервное состояние. Вы никогда не поправитесь. Ваши нервы воздействуют на желудок, и в результате этого пища извергается назад. Нет никакого средства для излечения этого; мы ничем не можем вам помочь. Вы будете страдать от этого всю оставшуюся жизнь.

Когда Билл возвратился в Джефферсонвилл, мать навестила его, желая узнать, что сказали ему врачи в клинике. Билл отметил:
— Я был бы сейчас очень разочарован, если бы Господь не дал мне надежду в том видении.

Элла Бранхам одобрительно кивнула головой.
— Билли, довольно интересно, что ты увидел то видение в четверг утром, потому что в то же утро мне приснился необычный сон о тебе.

Билл знал, что его матери сны снились крайне редко. Однако в некоторых случаях, когда ей снилось что-нибудь, ее сны, казалось, всегда носили духовный характер — например, в то время, сразу же после обращения Билла, когда она увидела его во сне стоящим на белом облаке и проповедующим всему миру.

Элла продолжала:
— Мне приснилось, что ты лежал больной на террасе, почти умирая от своей болезни желудка. Ты строил дом на холме на Западе. Затем я увидела…
— Мама, — прервал ее Билл, — позволь мне докончить. После того как ты видела меня больным и лежавшим там, произошло вот что: ты увидела, как с неба зигзагом, в виде буквы “S”, прилетели шесть белых голубей и сели мне на грудь. Голубь, который был ближе всех к моей голове, то и дело ворковал и терся своей головкой о мою щеку, как будто пытался сказать мне нечто. Он, казалось, сочувствовал мне. Потом, как раз перед тем как ты проснулась, я закричал: “Хвала Господу!”

— Это истина. Как ты узнал об этом?
— Мама, ты ведь знаешь, что каждый раз, когда кто-то рассказывает мне сон, который имеет духовное значение, Господь показывает мне тот же самый сон вместе с его истолкованием. Это ничем не отличается от того, что в Библии. Помнишь, когда царя Навуходоносора мучил кошмар, он желал узнать, что это означало. Проблема же заключалась в том, что он не мог вспомнить, о чем был тот кошмар. Итак, Господь показал Даниилу тот же самый сон, Даниил напомнил царю, что ему тогда приснилось, и, исходя из этого, Навуходоносор понял, что истолкование Даниила пришло от Бога.
— Что ж, Билли, тогда что означает мой сон?
— Господь послал тебе этот сон в то же самое время, когда Он показал мне то видение. Они взаимосвязаны. Та странная белка символизирует мое нервное состояние, которое появляется у меня почти через каждые семь лет. Зверек, напавший на меня, был длиной в шесть дюймов, а ты увидела шесть голубей. Это означает, что после каждого цикла этого желудочного заболевания я буду исцелен… на некоторое время. Согласно Библии, шесть — это незавершенное число. Бог совершенен в семи. В один прекрасный день я увижу, как та странная белка умрет; затем я увижу седьмого голубя, и этой битве придет конец.

Два дня спустя Билл сидел у себя на веранде, читая книгу Фреда Босворта “Христианское исповедание”. Положив книгу, он взял свою Библию и открыл ее наугад. На страницах 1-й главы Книги Иисуса Навина Билл начал читать: “Будь тверд и очень мужествен… Ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь”. Вдруг он осознал, что это должно быть его исповеданием. Затем он услышал, как внутренний голос прошептал ему: “Я Господь, целитель твой”. Обрадовавшись, Билл зашел в дом, обнял жену и сказал:
— Дорогая, Бог только что меня исцелил!



Up