Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Прачка задерживает самолет

Глава 50

1950



ПРОВЕДЯ ЦЕЛЫЙ МЕСЯЦ в Техасе, Уилльям Бранхам сильно соскучился по жене и детям — его так и тянуло домой. К сожалению, в тот полдень, когда он вылетел из Далласа, грозовые тучи переместились на юго-восток Соединенных Штатов. Вследствие опасных бурь с грозой его самолету пришлось совершить незапланированную посадку в Мемфисе, штат Теннесси. Представители той авиалинии разместили пассажиров в гостинице “Пибоди Хоутэл”, чтобы они переждали это ненастье. Билл позвонил домой и сообщил Меде, что произошло. Затем весь оставшийся вечер он писал письма.

По улицам Мемфиса шел проливной дождь, похожий на бойкий барабанный марш. Время от времени ночную тьму прорезали ослепительные вспышки молнии, сопровождавшиеся гулкими раскатами грома. Незадолго до полуночи дождь прекратился. Билл посмотрел в окно и между плывшими по небу грозовыми облаками увидел скопления звезд. Похоже, буря затихала, и погода прояснялась.

В шесть часов на следующее утро дежурный оператор авиалинии позвонил Биллу, сообщив, что самолет будет взлетать ровно в восемь часов утра. Билл встал и надел свой светло-коричневый костюм. Взглянув на часы, он решил, что у него еще предостаточно времени, чтобы найти почтовый ящик и выслать письма.

Утро сулило теплый, ясный день. Цветники, умытые ночным дождем, наполняли воздух еще более сильным благоуханием. Всюду пели птицы, и от их трелей Биллу захотелось им подпевать. Напевал он мелодию христианской песни, наслаждаясь красотой мира, сотворенного его Небесным Отцом.

Пройдя два квартала, Билл нашел перед банком почтовый ящик. Он просунул письма в отверстие ящика и повернулся, чтобы уходить, когда вдруг услышал шум вихря: “Хш-ш-ш-ш!” Билл почувствовал, как приближалось присутствие Ангела. У него на затылке появилась гусиная кожа. Встав под тень колонны, он склонил голову и сказал: “Отец, что Ты желаешь, чтобы Твой слуга сделал?”

С такой же ясностью, как пение птиц, Билл услышал слова Ангела Господня:
— Иди вперед и не останавливайся.

Руководствуясь только этими словами, Билл пошел к отелю. Приближаясь к входу в гостиницу, он, конечно, подумывал зайти туда. Однако низким голосом Ангел снова сказал:
— Продолжай идти.

Билл посмотрел на часы. Через час его самолет будет взлетать. Тем не менее, он миновал гостиницу, не зная, куда и для какой цели ведет его Господь.

Так прошел он легким шагом несколько километров, напевая песни и наслаждаясь воздухом, освеженным дождем и благоухавшим ароматами жимолости и роз. Душу Билла наполняло отрадное чувство уже просто от того, что он был жив. Однако время поджимало, поэтому он немного нервничал. Все чаще Билл поглядывал на часы, в то время как их тиканье все больше предвещало приближение восьми часов. Каждый раз, когда он на них смотрел, Ангел подгонял его, говоря: “Продолжай идти”. Когда же часовая стрелка перешла за цифру 8, Билл вынужден был смириться с тем фактом, что ему придется сделать приготовления к другому авиарейсу, чтобы вернуться домой.

— Господь, я не знаю, почему я здесь нахожусь, но Ты велел мне идти, и поэтому я иду. Что все это значит?

К этому времени Билл оказался в одном из беднейших кварталов Мемфиса. Гравийную улицу испещряли рытвины, которые после дождя были наполнены грязью. Билл стал спускаться по холму в том месте, где вдоль обочины бежал ручей. Впереди он увидел крупную чернокожую женщину, которая стояла во дворе возле своего дома, опираясь обоими локтями о калитку. Она обвязала голову мужской рубашкой, как косынкой. Когда Билл приблизился, женщина сказала:
— Доброе утро, парсон.
— Доброе утро, тетушка, — ответил Билл, дотронувшись до шляпы в знак приветствия.

Затем он резко остановился, пораженный этим странным обращением. Ведь она назвала его парсоном. Повернувшись к негритянке, Билл спросил:
— Вы знаете меня?
— Нет, сэр.
— Тогда как же вы узнали, что я парсон?
Она широко улыбнулась и ответила:
— Я жешь знала, шо вы придете.
Билл подошел к калитке.
— Как же вы могли знать, что я приду? Я даже сам об этом не знал.
Она объяснила:
— Парсон, вы читали в Библии про женщину, которая Сонамитянка, и не могла иметь детей? Она пообещала Богу, шо если Он даст ей ребенка, она будет растить его для Господа. Ну, я жешь, как та женщина, и я пообещала Господу то же самое. Он дал мне моего сына, и я растила его для Господа, как могла. Но пару лет назад он попал в плохую компанию. Он пошел по нехорошему пути и схватил венерическую болезнь, сифилис. К тому времени, как он узнал, шо с ним происходило, дело зашло слишком плохо. Сейчас он при смерти на моей кровати. Вчера был доктер — он зашел и посмотрел, как он — доктер сказал, шо для него не осталось ниякой надежды. Болезнь ему сердце разъела, и гной в крови. Он сказал ждать самого найплохого в любую пору.
— Парсон, мне просто сердце разрывается, как мой сыночек умирает в таком состоянии. Я хочу, чтобы он был спасенный. И вот, вчера всю ночь я молилась и молилась, говоря: “Господь, если я как та женщина Сонамитянка, тогда где жешь Твой Елисей?” Попозже я уснула на своем стуле, и мне приснилось про то, шо я вышла прямо сюда и стояла вот тут у этой калитки. А потом я снила, шо как раз мимо проходил парсон в коричневом костюме и шляпе. И только я встала на рассвете, как вышла сюда, и все свое время я стою прямо тут, ожидая вас. Парсон, вы верите в водительство Святым Духом?

Сердце Билла затрепетало, и нервы напряглись. Вот куда Господь, должно быть, желал послать его.
— Тетушка, моя фамилия Бранхам. Вам когда-нибудь приходилось слышать обо мне?
— Нет, сэр, парсон Бранхам, я ничего не слыхала о вас.
— Мое служение — молиться за больных людей. Хотите ли вы, чтобы я зашел в дом и помолился за вашего сына?
— Да, сэр, парсон Бранхам. Пожалуйста, помолитесь за него.

Билл открыл грохочущую калитку, к которой прикреплялась цепь. Эта цепь была перекинута через подъемный блок, а к другому ее концу был привинчен ржавый предплужник. С лязгом калитка закрылась сама. Женщина провела Билла в небольшую выбеленную лачугу. Пол из древесины тюльпанного дерева был вычищен до блеска. В одном углу стояла металлическая лохань, к которой была приставлена стиральная доска. Несомненно, таким образом эта женщина зарабатывала себе на жизнь. Над дверью висела табличка с надписью “Пусть Бог благословит наш дом”. Биллу доводилось посещать королевские дворцы и дома некоторых из богатейших людей в стране, однако нигде не чувствовал он такого радушного приема, как в этой скромной хибарке.

В другом углу комнаты стояла старая металлическая кровать со столбиками. На ней лежал сын прачки. Был он крупным парнем: ростом под метр восемьдесят и весом килограммов девяносто. Он замотал кулаки в одеяла и корчился от боли на соломенном тюфяке, стоная: “У- у!… У-у!… Здесь темно… О-о, мама! Здесь страшно темно… Я не знаю, куда я подался…”

— Он уже два дня сам не в своем уме, — сказала его мать. — Ему все кажется, как он где-то затерялся в открытом море, и он гребет в лодке, и не знает, куда. Вот с чем я не могу поладить, парсон, так это шо мой сыночек умирает потерявшимся.

С материнской любовью она похлопала парня по плечу.
— Мой сладенький мальчик, ты узнаешь свою маму?

Он дрожал и стонал: “У-у!… У-у!… Здесь так холодно… М-м! М-м!... Страшно холодно”.

Она поцеловала его в лоб.
— Бедненький мамин сыночек.

“Да, — подумал Билл, — это материнская любовь. Неважно, что он сделал, для нее он все равно “мамин сыночек”.”

Он сказал:
— Тетушка, давайте помолимся. Вы начните.

Когда они преклонили колени возле кровати, эта скромная прачка изливала пред Богом все свое сердце с таким усилием, что Билл не мог не прослезиться. Закончила она молитву следующими словами: “Господь, если Ты просто разрешишь моему сыночку, и он скажет мне, шо он будет с Иисусом, я буду счастливая”.

Билл возложил руки на ступни парня, которые были холодными, как воды Североатлантического океана. “Дорогой Бог, я не знаю, что происходит, но в это утро, когда я был на улице, Ты повернул меня и послал сюда в этот домик. Я знаю, что согласно расписанию мой самолет уже улетел, однако, несмотря на это, в послушании водительству Святого Духа, я возлагаю мои руки на этого парня во Имя Твоего Сына, Иисуса Христа”.

Парень зашевелился.
— О-о, мама, а вот стало светлеть.

Его зрачки начали двигаться; затем взгляд его, казалось, сосредоточился на лице матери.
— Мама, чего ты тут делаешь?

Потом он поднял голову с соломенного тюфяка и спросил:
— А кто вот этот человек?

Билл подождал минут пять — этого было достаточно, так как он увидел, что парень сел на краю кровати и сказал, что хочет одеться. Затем Билл извинился и поспешно вышел из хатки. Пройдя несколько кварталов, он остановил такси, которое вскоре привезло его в аэропорт. К своему огромному удивлению и облегчению, Билл узнал, что его самолет по- прежнему находился на взлетно-посадочной полосе. Полет был отложен на два часа, и только сейчас двигатели самолета прогревались перед взлетом. Билл изумлялся тому, что смогла совершить молитва, объединенная с чистой верой. Он был уверен, что именно молитвы той прачки задержали его полет на восемнадцать часов.

“Да, тетушка, — подумал он, — я, конечно же, верю в водительство Святого Духа”.



Up