Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Объяснение видений

Глава 51

1950



В АВГУСТЕ 1950 ГОДА Уилльям Бранхам проводил собрания пробуждения в Кливленде, штат Огайо. Это была двухнедельная кампания. Служения длились уже десять дней, когда мистер Боинг — местный миллионер, наживший себе состояние, изготовляя бамперы для машин, — сказал ему:
— Брат Бранхам, я думаю, что ваши собрания в Кливленде могли бы быть более успешными, чем в данный момент. В вашей палатке помещается только 4000 человек. Когда местные люди возвращаются домой с работы, обедают и приезжают туда, палатка уже заполнена приезжими людьми, и сотни жителей этого города не могут туда попасть. Будет намного лучше, если вы переедете в городскую аудиторию. Тогда всех можно будет рассадить. Я узнал цену: провести один вечер в этой аудитории стоит 1900 долларов. Я все оплачу, если вы туда переедете.

Билл ответил вежливо, но решительно:
— Брат Боинг, если бы вы заплатили за аудиторию, чтобы проводить там собрания целый год, я все равно не смог бы переехать туда, пока Бог не повелел бы мне. На данный момент я подписал с этими братьями договор о том, что буду проводить собрания в палатке еще три дня, и я обязан выполнить условия моего договора.

Мистер Боинг сделал следующее предложение:
— Когда вы закончите эти собрания, у вас будет несколько свободных дней перед началом следующей кампании. Почему бы вам не провести хотя бы одно вечернее собрание в той аудитории, прежде чем вы уедете из Кливленда?
— Я помолюсь об этом и сообщу вам, что скажет мне Господь.

На следующее утро, во время завтрака служителей, Биллу предстояло быть почетным гостем. У гостиницы остановился синий “Кадиллак”, в котором Билл и Гордон Линдсей поехали в ресторан. Когда все позавтракали и отодвинули в сторону тарелки, служители попросили Билла объяснить им процесс возникновения видений.

— Видения трудно объяснить, — сказал Билл, — но я сделаю все возможное с моей стороны, чтобы вы поняли. Вы все видели, как Господь посылает мне видения на платформе; вы видели, как Бог открывает множество различных тайн, и каждое такое различение является стопроцентно точным. Вы, несомненно, замечали, что я очень ослабеваю, а это ограничивает количество людей, которым я могу лично послужить за один вечер. Все это соответствует Писанию. Помните, как женщина, страдавшая кровотечением, прикоснулась к одежде Иисуса, и Он сказал, что почувствовал, как из Него вышла добродетель? Добродетель — это сила. Вера той женщины вытянула ее из Иисуса.

— Тот же Иисус сегодня находится с нами. Именно Он совершает исцеления на всех этих вечерних собраниях. Это правда, что Бог дал мне дар видеть видения, однако там, на платформе, в действительности ваша вера, притягивающая силу от Бога, вызывает видения. Я просто вверяюсь Богу, и каждый раз, даже когда я вообще ничего не осознаю, о чем говорю, Святой Дух говорит через меня. Однако люди прикасаются не ко мне. Верой они прикасаются к Первосвященнику, Иисусу Христу, точно как та женщина с кровотечением прикоснулась к Нему и исцелилась.

— Дома, или когда я нахожусь наедине, Бог также дает мне видения. Он может либо направлять меня в определенное место совершить нечто, либо Он показывает мне то, что произойдет в будущем — и всякий раз это происходит в точности так, как показывается в видении. Как ни странно, такие видения вовсе не ослабляют меня. Иногда они могут длиться час, однако когда я выхожу из них, обычно чувствую себя окрепшим и взбодренным.

— Итак, одни видения укрепляют меня, а другие — ослабляют. Почему же так? Что ж, я нахожу, что то же самое происходило и в жизни нашего Господа. Он увидел видение о воскресении Лазаря из мертвых, и то видение нисколько не ослабило Его. Но когда та женщина прикоснулась к краю Его одежды и исцелилась от кровотечения, Он сказал, что ослабел. В первом случае Бог использовал Свой дар, а в другом случае сама женщина тянула силу из Божьего дара.

— Я надеюсь, вы понимаете это сравнение, которое я употребляю. Я не говорю, что мой дар является таким же великим, как дар, который находился в Иисусе Христе, ибо в Нем обитала вся полнота Божества телесно. Тем не менее, это тот же Иисус, совершающий те же самые дела. Понимаете, Он является, по словам Брата Босворта, всей водой в океане. Дар же, который во мне, является всего лишь ложкой воды из этого океана; однако те же самые химические элементы и минералы, которые содержатся в океане, находятся также в этой ложке воды.

— Позвольте мне изобразить это по-другому. Давайте представим, что вы и я являемся маленькими мальчиками, которым захотелось пойти посмотреть цирковое представление, но у нас не было достаточно денег, чтобы пройти через платный вход. Поэтому мы незаметно прошли в конец, чтобы посмотреть через ограждение. К сожалению, деревянное ограждение слишком высокое для нас обоих, и мы не можем заглянуть поверх него. Что же нам делать? Допустим, я выше вас. Я могу подпрыгнуть, ухватиться за верхнюю часть ограды и затем подтянуться на руках на достаточную высоту, чтобы посмотреть сквозь дыру от сучка, которая там, вверху. Вы спрашиваете меня, что я вижу, и я говорю вам, что вижу жирафа, который срывает с дерева листья и ест их. Вскоре мои руки настолько устают, что я вынужден спуститься с ограды, чтобы отдохнуть. Вы спрашиваете меня, что еще я увидел, но я не мог продолжать смотреть, что там было дальше, поэтому я запрыгиваю на ограду и снова смотрю. Я могу продержаться лишь сколько-то времени, пока полностью не выбьюсь из сил. Именно так происходит каждый вечер на платформе, когда люди используют мой дар видений.

— Теперь позвольте мне объяснить, как обстоит дело, когда Сам Бог использует этот дар. Продолжая рассматривать этот пример с цирком, давайте представим, что к нам подходит директор цирка и спрашивает, что мы там делаем. Допустим, он любезный и понимающий человек, поэтому он говорит мне: “Дай-ка я помогу тебе лучше увидеть представление”. Своими большими крепкими руками он поднимает меня до тех пор, пока моя голова не оказывается над оградой. Теперь-то я могу хорошо рассмотреть все вокруг. Мне видны львы, тигры, слоны и клоуны. Я не могу видеть весь цирк, но я могу видеть намного больше, чем видел тогда, когда я просто смотрел через дыру от сучка в доске. К тому же, я нисколечко не устал, потому что он поднял меня туда. Вот как это происходит, когда Бог использует этот дар.

— Итак, Бог дал каждому из нас дары. Возможно, вы проповедник или учитель. Я не очень-то отношу себя ни к одному из них; мой дар — это видеть видения. У каждого из нас есть призвание к различным видам служений, однако все мы являемся частью одного большого Тела. И как же надлежит этим дарам действовать? Должны ли они возвеличивать какого-то человека или какую-то организацию? Ни в коем случае! Они должны превозносить Иисуса Христа — и только Его.

Закончив речь, Билл долго сидел за столом, попивая кофе и беседуя с несколькими новыми друзьями, в числе которых был мистер Боинг. Один служитель-украинец спросил у Билла:
— После вашего объяснения я сейчас лучше понимаю видения, но меня по-прежнему интересуют некоторые аспекты. Когда происходит видение, что вы видите? Это расплывчато, как во сне?
— Нет, то, что я вижу, является кристально-ясным, как будто я действительно там нахожусь и наблюдаю, как какое-либо событие на самом деле происходит.
— Как же это может быть?
— Богу все возможно. Прошлое и будущее для Него настолько же реально, как и настоящее. Запомните, время — это нечто, что Бог сотворил. Он превосходит время. Вот как Он может знать конец от начала. Как же тогда в Библии было бы столько пророчеств, которые исполнились? Как же тогда были бы пророки, которые могли заглядывать в прошлое и будущее?
— Это довольно понятно. Я видел, что открывают видения на платформе, но вы говорите, что вы также видите видения, когда бываете наедине. Что Господь открывает вам тогда?
— Я приведу вам пример, чтобы вы могли понять. Прошлым вечером мистер Боинг попросил меня остаться в Кливленде на один день и провести собрание в городской аудитории. Я сказал ему, что помолюсь об этом и дам ему ответ. Сегодня утром Господь показал мне видение, чтобы помочь мне узнать, что делать. В это утро я увижу леди, переходящую улицу и держащую за руки девочек-близнецов. Обе девочки будут одеты в клетчатые юбки, а волосы у них будут связаны в хвостики. Это будет для меня первым знаком. Затем, хотя я приехал сюда на завтрак в синей машине, я уеду отсюда в красной. Когда мы выедем на улицу, мимо нас будут проходить две молодые леди в длинных вечерних платьях. Эти три знака будут для меня подтверждением того, что Бог разрешает мне провести еще одно служение в Кливленде, в той аудитории.

Они разговаривали еще почти час. Наконец, Гордон Линдсей подошел к их столу и сказал:
— Брат Бранхам, как ты думаешь, не пора ли нам возвращаться в гостиницу?
— Думаю, что пора, — согласился Билл.

Наклонившись вперед, чтобы взять свой пиджак, он посмотрел в окно.
— Джентльмены, посмотрите-ка туда. Вы видите их?

Все посмотрели в ту сторону. Там находилась группа домов, и женщина переходила улицу, ведя за руки двух девочек-близнецов. Их одежда и внешность были в точности такими, как Билл ранее описал: клетчатые юбки и хвостики волос, болтавшиеся на ветру. Мистер Боинг вздохнул и заметил:
— Одно исполнилось; еще два впереди.

Гордон Линдсей сказал:
— Брат Боинг, человек, который привез нас сюда, должен был возвратиться домой пораньше. Не мог бы ты подвезти нас к гостинице?
— Конечно, Брат Линдсей, я буду рад это сделать. Брат Бранхам, а ведь у меня красная машина!
— Вот уже два исполнились, — сказал Билл. — Теперь вы только наблюдайте: третье знамение совсем не за горами.

Шестеро мужчин втиснулись в красный “Кадиллак”. Мистер Боинг завел машину. Автостоянка возле ресторана переходила в улицу с односторонним движением. Чтобы ехать в правильном направлении, мистеру Боингу следовало повернуть налево, а он повернул направо. На углу его остановил конный полицейский.

Когда мистер Боинг открыл свое окно, полицейский накинулся на него с такими упреками, как будто тот был малолетним преступником.
— Вы хотите сказать мне, что вы из Кливленда и при этом совершили такую ошибку! Это непростительно!
— Я сожалею, констебль, — стал извиняться мистер Боинг. — Я полагаю, что задумался о чем-то.

Полицейский стал строго отчитывать мистера Боинга, задержав машину на несколько минут. Тут из-за угла вышли две молодые леди, одетые в длинные вечерние платья. Когда эти две женщины проходили мимо машины, Билл толкнул мистера Боинга в плечо и сказал:
— Посмотри, брат — вот они идут.

Вообще забыв о том, что полицейский читает ему нотации, мистер Боинг поднял руки и закричал: “Хвала Богу! Аллилуйя! Аллилуйя!..” К нему присоединился украинский служитель, восклицая: “Слава Господу! Слава Господу Иисусу!” Затем он заговорил на незнакомом языке.

— Да вы с ума посходили! — рявкнул полицейский. — Убирайтесь от меня.

С Божьего позволения, подтвержденного сейчас, Билл провел еще одно собрание в Кливленде в тот августовский вечер 1950 года. Свыше 12 000 человек наполнили городскую аудиторию для общественных мероприятий, чтобы услышать его проповедь об освобождении посредством силы Иисуса Христа.

КОГДА ПОСЛЕ окончания кампании в Кливленде прошло несколько недель, Уилльям Бранхам отправился на поезде в Финикс, штат Аризона. Его поезд сделал короткую остановку в Мемфисе, штат Теннесси, и Билл вышел купить бутерброды. Мемфисский вокзал кишел приезжими людьми. Пробираясь сквозь толпу, Билл заметил железнодорожного работника в красной униформе, который шел в его сторону, толкая багажную тележку. Когда этот молодой негр поднял глаза и увидел Билла, лицо этого парня засияло от удивления. Оставив тележку, он подбежал к Биллу, воодушевленно тараторя:
— Парсон Бранхам! Парсон Бранхам!

Он схватил Билла за руку и стал энергично трясти ее.
— Здорово, парсон Бранхам!
Билл взглянул на молодого человека и подумал: “Возможно, он был на моих собраниях”.

— Парсон Бранхам, вы не узнаете меня, да?
— Вроде нет, сынок.
— Ну вспомните, как было почти шесть месяцев назад, когда ваш самолет задержался в Мемфисе. Помните того парня, он помирал, и вы за него помолились?
— Так ты тот…?
— Да, сэр, я жешь тот самый! Я жешь теперь и исцелился, и христианин.

Биллу всегда было отрадно видеть воочию результаты своих молитв, когда он встречался с людьми, которым была оказана помощь через его служение. К этому времени по всей стране таких людей было десятки тысяч.

Позже, осенью 1950 года, Билл получил два письма, которые глубоко тронули его сердце. Первое письмо пришло от его бывшего пастора, доктора Роя Дэвиса — баптистского проповедника, который рукоположил его в служители в декабре 1932 года. Это письмо не было адресовано лично Биллу, а было выслано на адрес Гордона Линдсея вместе с просьбой, чтобы его опубликовали в журнале “Голос Исцеления”. Доктор Дэвис желал публично принести извинения за свою прежнюю критику по отношению к Биллу и его служению.

Билл задумчиво прочитал письмо. Мысленно перенесся он в то майское утро 1946 года… Он шел к пасторскому дому, и ему не терпелось рассказать доктору Дэвису об Ангеле, который поручил ему принести дар божественного исцеления людям по всему миру. Билл вспомнил, как доктор Дэвис осмеивал эту идею, приговаривая:
— Билли, что ты ел на ужин в прошлый вечер?
Билл ответил ему с полной серьезностью:
— Доктор Дэвис, такое мнение мне вовсе не по вкусу. Если я вам не нужен, тогда найдутся те, которым я буду нужен. Бог послал меня, и я пойду.
Старший служитель насмехался над ним:
— Хорошо, Билли, ступай же, пронеси это по всему миру. Мне будет интересно посмотреть, как далеко ты уйдешь с этим.

Теперь же у Билла перед глазами лежало письмо с извинениями за тот сарказм. Доктор Дэвис написал: “Если бы я был более искренним и усерднее изучал Библию, я бы больше понял о видениях и Божьей силе”.

Второе письмо пришло из Южной Африки. Флоренс Найтингейл Шерло, исцелившаяся в Лондоне, прислала свидетельство с подробным описанием своего постепенного выздоровления от рака желудка. За прошедшие полгода вес ее увеличился от 25 до 75 килограммов. В конверт она вложила свою недавнюю фотографию, чтобы наглядно подчеркнуть это невероятное изменение. Ошеломленный, Билл уставился на этот снимок. Она вообще не была похожа на ту же самую женщину. На фотографии она была в клетчатом платье и стояла на улице, держа за ручки большую дамскую сумочку. Ее руки, ноги, даже щеки настолько пополнели, что Билл ни за что бы не догадался — не знай он этого наверняка, — что в апреле она стояла одной ногой в могиле.

Билл вспомнил молитву, которую он произнес в то туманное апрельское утро: “Господь, если Ты исцелишь эту женщину, я приму это как знак от Тебя, что мне следует проводить исцелительную кампанию в Дурбане, Южная Африка”. Теперь он держал в руке подтверждение той молитвы — черно-белую фотографию совершенно здоровой Флоренс Найтингейл Шерло. Билл позвонил своему администратору и попросил его организовать южноафриканскую кампанию. Вскоре Эрн Бакстер получил подтверждение от Южноафриканского Национального Совета Церквей. Предварительная дата проведения этой кампании была намечена на середину 1951 года.

Билл пылал от воодушевления. Поскольку Бог таким необычным образом призвал его отправиться в Дурбан, Южная Африка, за этим, несомненно, должны были следовать чудеса и знамения. Затем однажды, когда Билл проповедовал в Шривпорте, штат Луизиана, Святой Дух предостерег его, сказав: “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Будь осторожен. Сатана устроил для тебя западню в Африке”.” Дух изрек только это, оставив Билла недоумевать, что же за ловушка будет поставлена ему там.



Up