Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Парадокс Холла

Глава 55

1951



НЕОДНОКРАТНО ИЗ-ЗА своего служения Уилльям Бранхам проводил в поездках несколько недель подряд. Возвращаясь домой, он каждый раз привозил с собой много новостей. Меда засияла от радости, узнав, что даты предстоящих кампаний Билла в Южной Африке, наконец, намечены. Он будет вылетать из Нью-Йорка 1 октября 1951 года.

Билла обуревали смешанные чувства относительно этой поездки. С одной стороны, он разделял радость Меды. Это будет только вторым его путешествием за пределы североамериканского континента. Весной 1950 года его исцелительные кампании в скандинавских странах привлекли огромные массы людей и послужили вдохновением для многих потрясающих чудес, среди которых был случай, когда финский мальчик, мертвый в течение получаса, вернулся к жизни через силу Иисуса Христа. Подобных результатов Билл ожидал и в Южной Африке, так как Бог особенным образом повелел ему отправиться туда.

В январе 1950 года, проводя кампанию в Хьюстоне, штат Техас, Билл получил письмо от Флоренс Найтингейл Шерло, которая умоляла его прилететь в Дурбан, Южная Африка, и помолиться за нее. Рак желудка медленно истощал ее — она была на грани жизни и смерти. В конверт с письмом мисс Шерло вложила авиабилет и свою фотографию — фотографию неимоверно тощей женщины, напоминавшей собой египетскую мумию. Билл сожалел, что не мог прилететь к ней. Сделать это было просто невозможно, так как ему предстояло вскоре отправиться в Скандинавию для проведения кампаний. Глядя на фотографию Флоренс Найтингейл, Билл проникся глубоким состраданием к ней и произнес следующую молитву: “Боже, если Ты желаешь, чтобы я отправился в Южную Африку, пожалуйста, исцели эту женщину”. К изумлению Билла, Флоренс Шерло заказала частный самолет и прилетела в Англию для встречи с ним. Там, в то туманное апрельское утро 1950 года, Бог чудеснейшим образом исцелил ее. В результате этого Билл понял, что Бог хочет, чтобы он полетел в Дурбан, Южная Африка, и он ожидал, что Бог будет совершать в этой стране великие дела.

С другой стороны, он испытывал тревогу. Осенью прошлого года, когда он был в Шривпорте, штат Луизиана, Святой Дух сошел на него, и он изрек пророчество о том, что сатана готовит для него западню в Южной Африке. Билл недоумевал, что это за козни. Он дал простор воображению, размышляя о колдунах, бросающих вызов силе Иисуса Христа. Однако это казалось не ахти какой ловушкой. Тогда ожидали ли его в Африке другие каверзы, о которых он не имел ни малейшего представления? Билл встревожился от одних только мыслей об этом.

Наряду с хорошими новостями Меда поделилась некоторыми плохими известиями: друг Билла, Уилльям Холл, был при смерти.
— Брат Холл?! Не может быть! — с удивлением сказал Билл.

Уилльям Холл был его первым обращенным во время кампании пробуждения, которую он проводил в Миллтауне, штат Индиана, одиннадцать лет назад. Позже этот человек стал пастором Баптистской Церкви Миллтауна.
— Да, — сказала Меда. — У него рак печени. Доктор Диллман сказал, что долго он не проживет. Они привезли его в Нью-Олбани, и сейчас он прикован к постели в доме своей сестры. Он зовет тебя.
— Что ж, давай поедем и навестим его прямо сейчас.

Когда они прибыли в тот дом, Билл вздрогнул, увидев, насколько тощим и мертвецки бледным выглядел его товарищ. Кожа больного была оранжевой, как тыква.
— Что произошло, Брат Холл? — спросил Билл.
Уилльям Холл напряг все силы, чтобы ответить ему.
— Брат Бранхам, врачи сделали все возможное. Думаю, что это конец моего пути, если Бог не совершит чудо.

Билл помолился за своего старого друга. Когда он и Меда собрались уезжать, миссис Холл проводила их из дому.
— Брат Бранхам, можешь ли ты помочь еще чем-нибудь? — спросила она.
— Я сожалею, Сестра Холл, но единственное, что я могу сделать — это вознести молитву.

Она посмотрела вдаль и пробормотала:
— Может быть, есть другой врач…
— В этом отношении врачи подобны служителям, — сказал Билл. — Нужно иметь к ним доверие, иначе они ничем не смогут помочь. Конечно, есть мой хороший друг доктор Сэм Эдер. С медицинской точки зрения, я думаю, что он самый лучший врач.
Миссис Холл вновь устремила взгляд на Билла, сказав:
— Интересно, а твой друг доктор Эдер не мог бы обследовать моего мужа?
— Я спрошу у него, — ответил Билл.

Когда Билл позвонил в клинику, доктор Эдер сказал:
— Билли, я просто съезжу в больницу и изучу данные лабораторных исследований. По ним я узнаю все, что мне нужно знать.

Позже в то утро доктор Эдер перезвонил Биллу.
— Я изучил результаты лабораторных исследований. У этого мужчины рак печени. Такого рода раковая опухоль неизлечима и не подлежит операции. Он умрет.
— Есть ли специалист, к которому ты мог бы направить его? — спросил Билл.
— Ну, мы могли бы направить его в Луисвилл к доктору Эйблу. Он — один из лучших специалистов страны в области раковых заболеваний.
Хватаясь, как утопающий, за соломинку, миссис Холл наняла машину скорой помощи, чтобы перевезти своего мужа через реку Огайо в клинику доктора Эйбла.

В ТОТ ВЕЧЕР еще один старый друг, пастор Джонсон из Методистской Церкви на улице Мейн-стрит в Нью-Олбани, позвонил Биллу, прося его об услуге.
— Брат Бранхам, не мог бы ты провести у меня одно или два служения? Я был бы так рад, если бы ты сделал это.
— Брат Джонсон, мне не хочется молиться за больных. Когда я бываю дома, я стараюсь расслабиться и не делать этого, потому что когда происходит различение сердечных тайн, оно просто изнуряет меня.
— Тогда просто приезжай и проведи у меня собрание. Удели мне всего лишь один вечер. Я обещаю, что не буду просить тебя молиться за больных.
— Хорошо, Брат Джонсон. Когда мне приехать?
— В среду вечером было бы замечательно.

Поскольку господин Джонсон разрекламировал в среду это собрание во время своей утренней радиопрограммы, в тот вечер в святилище Методистской Церкви на Мейн-стрит протиснулось свыше пятисот человек, и намного больше людей стояло снаружи, желая попасть внутрь. Окна церкви находились слишком высоко, и люди, стоявшие на тротуаре, не могли заглянуть внутрь. Один из дьяконов установил в окнах громкоговорители, чтобы они, по крайней мере, могли слышать проповедь. К тому времени, когда Билл подъехал к церкви, толпа на тротуаре настолько плотно сжалась, что он не мог пробраться к двери. Дьякон провел его за здание к узкому переулку, где другой мужчина наклонился вниз с протянутыми руками из открытого окна, ухватился за запястья Билла и поднял его внутрь церкви.

Проповедуя в тот вечер, Билл сказал:
— В ад не попадают из-за пьянства. В ад не попадают из-за курения сигарет или жевания табака. В ад не попадают из-за лжи, обмана или кражи. В ад не попадают из-за прелюбодеяния…

Вдруг одна из матерей-методисток вскочила на ноги и прервала его речь.
— Почтенный Бранхам, я протестую против этого. Это же грехи! Если в ад попадают не из-за этого, тогда из-за чего же?
— В ад попадают из-за неверия в Слово Божье. Единственный грех, который Бог осуждает — это грех неверия. Все эти остальные вещи являются всего лишь атрибутами греха. Люди совершают их потому, что не верят. Как ни странно, можно всю жизнь сидеть в церкви и по-прежнему не верить Божьему Слову! В Библии говорится, что кто будет веровать в Иисуса Христа и креститься, спасен будет, а не верующий уже осужден! Иисус сказал: “Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит”. Если вы на самом деле верите, что Иисус Христос есть Сын Божий, вы не будете жить той же греховной жизнью, какой вы жили до того, как встретились с Ним.

По окончании служения господин Джонсон сказал:
— Брат Бранхам, я знаю мое обещание, что не буду просить тебя молиться за кого- нибудь, кто болен, но у нас здесь есть учительница воскресной школы, которая нуждается в помощи. Ее зовут миссис Шейн. Она — замечательная женщина, одна из моих самых преданных членов; однако у нее невроз. В течение десяти лет она ходит на лечение к психиатру в Луисвилле, но от этого ей вовсе не стало легче. Многие исцелители также молились за нее, однако ничто не помогает. Она по-прежнему в ужасном состоянии. Ее нервы на пределе. Не мог бы ты просто возложить на нее руки и попросить Бога благословить ее?
— Хорошо. Где я смогу ее найти?
— Я велел ей ждать нас внизу, у подвальных ступенек.

Исходя из того, как господин Джонсон описал ее состояние, Билл ожидал увидеть женщину, которую нужно было бы удерживать в смирительной рубашке. Вместо этого он встретился с симпатичной женщиной — ей было за тридцать, — которая с первого взгляда казалась нормальной.

— Здравствуйте, Брат Бранхам, — сказала она.
— Здравствуйте, мадам. Не вы ли та пациентка, за которую мне следует помолиться?
— Да. Меня зовут миссис Шейн.
— Вы не выглядите больной.
— Я на самом деле не больна. Я вообще не знаю, что со мной происходит. Я просто не могу совладать с собой. Иногда я задаюсь вопросом, не лишилась ли я рассудка.

Сейчас Билл заметил в движениях женщины симптомы невроза: она беспокойно перебирала пальцами, и уголок ее рта подергивался.
— Я не думаю, что ты лишилась рассудка, сестра. Давай отнесем твою проблему к Господу Иисусу, — сказал Билл.

Он возложил на нее руки и помолился, однако в конце молитвы у него не было уверенности, что она исцелилась.

Спустя два дня Билл и Меда делали покупки в Нью-Олбани и случайно встретились с миссис Шейн на улице.
— Тебе стало лучше, сестра? — спросил Билл.
— Нет, мне становится хуже, — простонала она.

Ее голова слегка подергивалась, как у птицы, а глаза тем временем перебегали с одного уличного объекта на другой. Она, казалось, была до смерти перепугана, как будто боялась, что в любой миг на нее могут напасть с целью ограбления.
— Брат Бранхам, я не могу уехать из Нью-Олбани, потому что если уеду, я знаю, что нечто настигнет меня. Я действительно думаю, что сошла с ума.
— Я так не думаю, сестра. Являешься ли ты христианкой, живущей превыше греха?
— Да, я освященная методистка, рожденная заново. Каждое воскресенье пополудни я преподаю уроки воскресной школы для молодых женщин.
— Что ж, давай еще раз помолимся за тебя.

Билл склонил голову и начал молиться: “Боже, пожалуйста, смилуйся над этой бедной леди. Мы молим во Имя Иисуса Христа. Аминь”. Однако когда они расставались, Билл почувствовал, что эта проблема по-прежнему не улажена.

На следующий день подруги миссис Шейн привезли ее домой к Биллу. Она сопротивлялась им, крича:
— Отвезите меня назад домой! Если я уеду из Нью-Олбани, я умру!

Когда Билл попытался заговорить с ней, она продолжала бормотать о том, что ей нельзя покидать Нью-Олбани, иначе земля может разверзнуться у нее под ногами и поглотить ее. Билл вновь помолился за нее, и она успокоилась, однако у него все еще было убеждение, что она не исцелилась. Нечто, таившееся глубоко в ее сердце, сильно беспокоило ее.

Миссис Шейн это также было известно.
— Брат Бранхам, я верю, что исцелюсь, если ты помолишься за меня, когда на тебе будет помазание.

Затем она сказала своим подругам:
— В следующий раз, когда Брат Бранхам будет проводить исцелительную кампанию недалеко от Нью-Олбани, я говорю вам сейчас, что хочу туда поехать, даже если вам придется надеть на меня смирительную рубашку и тащить меня туда, когда я буду брыкаться и кричать.

ПОЗЖЕ В ТОТ ДЕНЬ Биллу позвонил доктор Сэм Эдер.
— Билли, доктор Эйбл сообщил мне свой вывод относительно твоего друга. Будет лучше, если ты скажешь об этом его жене. Мистер Холл скончается дня через четыре.
— Ему ничем невозможно помочь?
— Билли, рак поразил печень! После удаления печени он не сможет жить. Он при смерти. Полагаю, что он готов отойти, поскольку он проповедник.
— О-о, его сердце в порядке пред Богом, однако мне ужасно не хочется видеть его кончину. Ему только 55 лет. Он может совершить еще много труда для Господа. Я не знаю, почему Бог забирает его.
— Да, любому человеку трудно такое понять. Иногда мы просто должны смириться с этим.

Билл поехал с Медой рассказать об этом миссис Холл. Она пала духом от горя, когда ее последняя надежда “рассыпалась” при ударе о “скалы” действительности. Билл попытался утешить ее.
— Сестра Холл, запомни, он христианин. Он готов идти Домой. Апостол Павел сказал христианину: “Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах”. Брату Холлу будет намного лучше там, куда он отправляется. Конечно, в твоем возрасте, притом без детей, тебе будет одиноко. Но ты должна помнить, что Бог знает, что для нас самое лучшее, и Он совершает самое лучшее.
— Я просто не знаю, что буду делать без него, — рыдая, сказала она.
— Давайте пойдем и еще раз помолимся за него, — предложил Билл.

В течение недели Уилльям Холл то лишался сознания, то снова приходил в себя. В данный момент он был в бессознательном состоянии. Его оранжевая кожа напоминала по цвету воск. Билл, Меда и миссис Холл снова помолились, прося Бога смилостивиться и сохранить ему жизнь.

Прежде чем Билл ушел, миссис Холл спросила его чуть ли не умоляющим тоном:
— Брат Бранхам, сказал ли Бог тебе хоть что-нибудь об этом в видении?
— Сожалею, Сестра Холл, но Он ничего мне не сказал. Я молился от всего моего сердца. Возможно, Бог просто позволит Брату Холлу умереть.
— Ты думаешь, что он умрет?
— Думаю, что да, потому что все данные говорят не в его пользу. Это, должно быть, воля Господня, но я не могу сказать это с полной уверенностью.

Билл и Меда возвратились домой. Как обычно, вдоль дороги перед их домом было припарковано много машин. Более десяти незнакомцев ожидали встречи с Биллом. Он помолился за каждого из них. Последний человек уехал вскоре за полночь. Билл прислонил к двери спальни свое ружье для охоты на белок и, сев на краю кровати, поставил будильник на 4:00 утра. Поскольку дома Биллу никак не удавалось хорошо отдохнуть, он любил рано утречком пойти в лес, поохотиться несколько часов, а затем прилечь под деревом и вздремнуть. По крайней мере, в лесу никто не смог бы нарушить его сон.

Будильник зазвенел в 4:00 утра. Билл неохотно скатился с кровати и стал нащупывать в темноте одежду. Просунув пальцы между пластинками оконных жалюзи, он слегка отогнул их, чтобы посмотреть на улицу. Иногда люди приезжали средь ночи и спали в своих машинах, дожидаясь утра, чтобы он мог помолиться за них. В это утро подъездная дорожка была пустой, а это означало, что он мог без задержек пойти на охоту.

Взяв свою винтовку 22-го калибра, Билл включил свет в холле и поплелся к ванной, протирая заспанные глаза. Пройдя половину холла, он увидел небольшое зеленое яблоко, висевшее на стене. “Зачем же моей жене вздумалось повесить на стену узловатое, червивое яблоко?” — подумал Билл. Он подошел ближе, чтобы лучше его рассмотреть. Вдруг он осознал, что ошибся. Ведь это яблоко не было прикреплено к стене — оно висело в воздухе!

Встав на одно колено и положив в сторону ружье, Билл резко снял шляпу и сказал: “Что мой Небесный Отец желает сообщить Своему слуге?”

Внезапно еще одно зеленое яблоко, покрытое струпьями, появилось возле первого… вскоре к ним примкнуло еще несколько. Теперь в воздухе покачивался пучок из пяти узловатых зеленых яблок. Билл в полнейшем изумлении наблюдал за этим, как вдруг на верхушку этой грозди упало большое желтое неиспорченное яблоко. Билл услышал хрустящий звук, схожий со звуком, который создает человек, кусая сочный твердый фрукт. Пятью чавкающими укусами это желтое яблоко поглотило все пять зеленых яблок.

Видение исчезло, но этот сверхъестественный Свет все еще оставался, вращаясь под потолком и издавая звук, похожий на шум вихря. Этот Свет не был видением.
— Что мой Господь желает сообщить Своему слуге? — снова спросил Билл.
— Встань, — повелел Ангел. — Иди скажи Уилльяму Холлу: ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Ты будешь жить, а не умрешь”.

Затем Свет исчез.

Все мысли об охоте на белок моментально испарились из разума Билла. Вбежав в спальню, он разбудил жену, чтобы поделиться с ней этой замечательнейшей новостью.
— О-о, могу я поехать с тобой? — сказала она.

Снова Билл и Меда приехали к дому, где Уилльям Холл лежал на смертном одре. В момент их приезда солнце слегка выглядывало из-за верхушек деревьев. Усталая и апатичная, Мэгги Холл сидела подле кровати своего мужа и растирала ему руку.

— Каково его самочувствие? — спросил Билл.
— Он еще живой, Брат Бранхам, но он умрет. А почему ты выглядишь таким радостным и веселым?
— Сестра Холл, у меня есть ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ для твоего мужа.
Она открыла рот от удивления.
— Это хорошая новость?
— Да, Сестра Холл.
Затем Билл повернулся и спросил:
— Брат Холл, ты меня слышишь?
Веки больного заморгали, и он ответил хриплым голосом:
— Я еще не умер?
— Нет, ты не умрешь — не теперь. У меня есть для тебя слово от Господа. Около двух часов назад я увидел видение. Брат Холл, сколько времени ты болен?

Слишком слабый, чтобы вспомнить это, Уилльям Холл повернул глаза к своей жене и прохрипел:
— Мэгги, скажи ему об этом.
— Он уже болен пять месяцев, — сообщила миссис Холл.
Билл кивнул головой.
— Я так и думал. Ранее сегодня утром я увидел видение, в котором большое желтое яблоко проглотило пять зеленых червивых яблочек. Эти зеленые яблоки символизировали те месяцы, во время которых Брат Холл был болен. С этих пор он начнет поправляться. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ!

Возвратившись домой, Билл позвонил своему другу Сэму Эдеру.
— Доктор, ты помнишь того мужчину, который, по твоему мнению, скончается через четыре дня? Господь только что сказал мне, что он не умрет.
Сэм Эдер стал возражать.
— Это невозможно. Как же он сможет жить, когда его печень поражена раком?
— Я не знаю, но он будет жить, потому что Господь так сказал.
— Билли, мне не хочется сомневаться в твоих словах. Я был свидетелем столь многих поразительных событий, происшедших в твоем служении, что мне следует верить всему, что бы ты ни сказал. Однако этому бывалому доктору придется увидеть, как это осуществится, иначе он не поверит.
— Что ж, ты еще не успеешь состариться, как это произойдет у тебя на глазах.



Up