Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Помазание к жизни

Глава 64

1953



ЛЕТОМ 1953 ГОДА Уилльяму Бранхаму приходилось преодолевать дома различного рода давление, которое вызывалось не одними лишь посетителями, нарушавшими его покой. Совсем недавно его сын начал сопротивляться своему строгому христианскому воспитанию. Подобно многим подросткам, Билли Поль хотел вести свой образ жизни безо всякой ответственности или ограничений. К сожалению, такое отношение искушало его свернуть на опасную тропу. Билл ожидал подходящего момента, чтобы обсудить это со своим сыном.

Однажды вечером, во время молитвы, Билл увидел видение о своем сыне, веселившемся на вечеринке с выпивкой. Билли Поль выпрыгнул из окна и, кувыркаясь в воздухе, неудержимо падал на землю. Билл в ужасе закричал: “О Боже, не дай ему умереть! Он ведь мой единственный сын!”

Видение закончилось неясным эпизодом, резко встревожив Билла. С его висков потекли капли пота. Он стал молиться: “Господь, пожалуйста, не позволь, чтобы мой сын вот так погиб”.

Где-то за полночь Билли Поль вошел на цыпочках в дом; из его рта исходил запах пива.

На следующее утро Билл позволил своему сыну как следует выспаться. Когда Билли Поль встал около 10 часов, первым делом ему захотелось посетить своего друга. Билл мыл машину на подъездной дорожке, в то время как Билли Поль вышел через входную дверь. Билл перекрыл воду в шланге и сказал:
— Сын, ты вернулся вчера поздно ночью, не так ли? Хочешь ли ты, чтобы я сказал тебе, где ты был?
— Нет, сэр, — ответил Поль; он знал, что его отец мог это сделать.
— Поль, ты начал идти по неверной тропе.
— Папа, мне хочется посмотреть, какая там жизнь.
— Сын, ты веришь, что твой папа любит тебя?
— Я знаю, что ты любишь меня.
— Отлично, потому что то, что я собираюсь сказать тебе, я буду говорить в любви. Я не могу позволить тебе продолжать трудиться во время собраний, так как это оказывает плохое влияние на мое служение. К тому же, ты не можешь жить здесь, ведя такой образ жизни.
— Папа, я, так или иначе, хотел уходить из дому. Мне хочется посмотреть, что находится в этом мире.
— Не делай этого, Поль. Грех уведет тебя дальше, чем ты захочешь идти, и продержит тебя дольше, чем тебе хочется. Если ты поддашься, грех полностью овладеет твоей жизнью, и все может кончиться тем, что это будет стоить тебе больше, чем ты захочешь заплатить.
— Папа я все равно хочу идти.
— Прежде чем ты уйдешь, сделай мне одолжение. Раздвинь вот так руки.
Билл расправил руки в обе стороны, подняв их до уровня плеч. Билли Поль выполнил просьбу отца. Тогда Билл сказал:
— Теперь развернись и посмотри на стену позади себя. Твоя тень образовала крест. В центре этого креста пересекаются две дороги: одна из них ведет в Небеса, а другая — в ад. Ты не можешь одновременно идти по двум дорогам. Сегодня ты стоишь на этом перекрестке. Я могу сказать тебе, что является правильным, но выбор тебе придется сделать самому. Однако если ты начнешь идти по неверному пути, где-то на этой дороге Бог развернет тебя, потому что я заявляю права на тебя под Знаком. Дорога назад может оказаться тяжелой, однако выбор за тобой.

Билли Поль выбрал неверный путь.

Через несколько дней доктор Пилай, архиепископ пресвитерианской церкви в Индии, посетил Билла в его доме, пытаясь убедить его провести исцелительную кампанию в Индии. Билл и Меда готовились отвезти своих дочурок к зубному врачу в Нью-Олбани, поэтому Билл попросил архиепископа поехать вместе с ними. Пока Меда отводила Ревекку и Сарру в стоматологический кабинет, Билл и доктор Пилай сидели в машине, обсуждая предложение архиепископа.

Вдруг Билл почувствовал сильное побуждение выйти из машины. На первых порах он пренебрег этим ощущением, но вскоре услышал, как Голос прошептал: “Немедленно выйди из машины”. Теперь он понял, что Господь желал поговорить с ним наедине. Извинившись перед своим собеседником, Билл вышел из машины и пошел по улице. Вскоре Ангел Господень сказал: “Возвращайся домой как можно скорее. Билли Поль в беде”.

Приехав домой, Билл увидел свою тещу, стоящую на веранде и рыдающую в истерике:
— Билли Поль в больнице, при смерти!

Билл успокоил ее, чтобы она рассказала всю историю. Билли Поль жил у нее. Вчера он пошел рыбачить и упал в озеро. Этим утром он стал жаловаться на боли в горле, поэтому миссис Брой заставила его сходить к доктору Эдеру. Врач сделал ему укол пенициллина, не зная, пока не стало слишком поздно, что у Билли Поля повышенная аллергическая реакция на пенициллин. Вскоре после того, как антибиотик проник в его кровообращение, его сердце остановилось. Доктор Эдер оживил его инъекцией адреналина, однако его аллергическая реакция продолжалась. Билли Поля отвезли в машине скорой помощи в больницу, где врачи прилагали все усилия, чтобы он остался в живых.

Приехав в больницу, Билл побежал в реанимационное отделение и встретил в коридоре доктора Эдера. Врач сказал:
— Я не знал, что у него будет аллергия на пенициллин. Я раньше вводил ему этот антибиотик, и у него не было реакции. Но в этот раз реакция произошла. Мы сделали ему три укола адреналина, однако его пульс продолжает ослабевать. Я глубоко сожалею, Билл, но, возможно, я погубил твоего сына.
— Доктор, ты ведь мой друг. Я знаю, что ты сделал все, что в твоих силах, чтобы спасти ему жизнь. Можно мне увидеться с ним?
— Мы подключили к нему дыхательное устройство, и он сейчас в бессознательном состоянии, но ты можешь пойти к нему.

Билл вошел в реанимационную палату и закрыл за собой дверь. Билли Поль лежал на спине, и в его нос была проведена пластмассовая трубка. Тело его распухло, а цвет кожи был мертвецки-синим, за исключением почерневших участков кожи вокруг глаз; челюсть его отвисла, поэтому рот был широко раскрыт. На заднем плане тихо “булькала” и жужжала аппаратура, поддерживавшая жизнедеятельность органов.

Пав на колени, Билл стал в отчаянии молиться: “Дорогой Бог, с точки зрения медицины, моему сыну конец, но я прошу Тебя смилостивиться над ним и не позволить ему умереть”.

Спустя несколько минут Билл увидел то же самое видение, которое явилось ему пару дней назад, только в этот раз концовка была другой… Он смотрел, как Билли Поль выпрыгнул из окна и, кувыркаясь, полетел вниз, но в данный момент в видении протянулись две сильные руки, поймали его и подняли назад к окну.

Затем он услышал слова Билли Поля:
— Папа, где я нахожусь?
Эта речь не исходила из видения.
Билл поднялся и встал возле его койки.
— Ты находишься в больнице, Поль. Не беспокойся. Сейчас все в порядке.

Через несколько минут Билл позвал медсестру. Билли Поль хотел, чтобы из его носа вынули пластмассовую трубку. Когда она проверила его пульс, оказалось, что его сердцебиение нормальное.

К сожалению, после такой “встречи” со смертью Билли Поль не раскаялся. Когда его выписали из больницы, он сразу же возобновил свои греховные действия, слоняясь по бильярдным, выпивая, куря, картежничая и играя в азартные игры. Был необходим более мощный урок, чтобы вернуть его на правильный путь. Урок этот был не за горами…

13 сентября 1953 года Билли Полю исполнилось 18 лет. В октябре Билл взял отпуск и поехал со своей семьей в штат Колорадо. Поскольку Билли Поль жил самостоятельно и не поддерживал связь со своими родителями, ни Билл, ни Меда не знали, что у их сына были проблемы со здоровьем, когда они отправились в эту поездку. У Билли Поля было внутреннее кровотечение. Он пренебрегал своими симптомами, насколько мог, намереваясь пойти к врачу только после того, как боли в желудке заставят его согнуться пополам. Когда это произошло, доктор Бреннер сразу же госпитализировал его.

Состояние Билли Поля было критическим. У него в кишечнике развились язвы, вызванные, вполне возможно, частым употреблением алкоголя. Одно лишь кровотечение представляло серьезную угрозу для его здоровья. Хуже того, поверх одной из язв образовалась рубцовая ткань, блокируя его кишки, отрезая кровообращение и омертвляя клеточную ткань. В результате этого появилась гангрена. Доктор Бреннер предупредил Билли Поля об опасности, советуя немедленно сделать колостомию, иначе он умрет.

Билли Поль медлил. Он отчаянно хотел сообщить об этом своему отцу, полагая, что если только отец мог бы помолиться за него, то все было бы в порядке. Он видел, как это происходило во время исцелительных кампаний его отца и в его доме: чудеса следовали одно за другим сотни сотен раз. Почему бы этому не произойти и в его ситуации? Это, безусловно, произошло бы, будь его отец там. Однако никто точно не знал, где находится Билл, или когда он возвратится. После нескольких дней отсрочивания доктор Бреннер настоял на том, что откладывать операцию без риска было больше невозможно. На карту была поставлена жизнь Билли Поля. Миссис Брой неохотно подписала разрешение, чтобы доктор Бреннер мог оперировать ее внука.

На следующее утро, когда Билли Поль, нервничая, ожидал операцию, он роптал на свою судьбу. Через час доктор Бреннер намеревался удалить некоторую часть его кишечника и вывести открытый конец кишки в целлофановый пакет через отверстие в его брюшной стенке. На всю оставшуюся жизнь он будет обречен носить при себе этот целлофановый пакет. Он невольно подумал о том, что сказал ему его отец: “Все кончится тем, что грех будет стоить тебе больше, чем ты захочешь заплатить”. О-о, почему же он повернулся спиной к Господу Иисусу Христу?!

Затем он почувствовал на плече чью-то руку и услышал голос своего отца.
— Привет, Поль.
Его объяло чувство облегчения.
— Папа, я изо всех сил старался разыскать тебя. Где же ты был все это время?
— Я отдыхал с нашей семьей в Колорадо. Поль, помнишь ту ночь в Вандалии, Иллинойс, когда Бог позволил тебе увидеть Своего Ангела?

Билли Поль вспомнил тот пульсировавший пучок Света, который у него на глазах преобразовался в человеческий облик. В углу их гостиничного номера стоял Ангел со скрещенными на груди руками. Билли Полю так хорошо запомнилось то выражение лица, от которого веяло строгостью и могуществом.
— Папа, я никогда не смогу забыть ту ночь.
— Тот же самый Ангел встретился со мной в Скалистых горах Колорадо и сказал: “Немедленно отправляйся к Билли. Он в беде”. Сын, путь беззаконника тяжел.
— Папа, помолись за меня.

Билл покачал головой.
— Пока еще нет, сын. Согрешил ведь ты, а не я. Прежде всего, тебе нужно попросить Бога простить тебя. Если ты готов принять Иисуса Христа как своего Господа, я верю, что Он тебя исцелит.

Там, на больничной койке, Билли Поль развернулся, возвратился к центру того перекрестка и в этот раз выбрал правильный путь — тот, который ведет к Вечной Жизни. Затем его отец помолился об его исцелении.

Когда доктор Бреннер вошел в палату повидаться со своим пациентом перед операцией, Билл попросил его еще раз обследовать Билли Поля. Проведя немало экспериментов и анализов, доктор Бреннер сказал:
— Господин Бранхам, я этого не понимаю. У вашего сына прекратилось кровотечение, и я не могу найти и следа от гангренозной инфекции. Как будто чудо произошло.
— Но вы не знаете самую лучшую новость, — сказал Билл. — Поль ушел от Господа Иисуса Христа, но сегодня он вернулся. Это величайшее из всех чудес.

В НОЯБРЕ 1953 ГОДА Уилльям Бранхам проводил девятидневную исцелительную кампанию в Оуэнсборо, штат Кентукки; затем, 29 ноября, он начал длительную кампанию в Палм-Бич, штат Флорида. Пока он находился в Палм-Бич, позвонил Гордон Линдсей и спросил, будет ли он в пятницу, 11 декабря, выступать с речью на съезде представителей журнала “Голос Исцеления” в Чикаго. Билл планировал находиться в Палм-Бич до 15 декабря, но поскольку прошлым летом он пообещал Линдсею (а также Иосифу Мэттсону Боузэ), что будет говорить в Чикаго на съезде представителей журнала “Голос Исцеления”, он согласился сократить количество своих собраний во Флориде. Как только Билл закончил разговор с Линдсеем, он позвонил Мэттсону Боузэ, чтобы сообщить своему другу дату, когда он будет в Чикаго. Поскольку ему предстояло говорить речь на съезде только один вечер, Мэттсон Боузэ спросил, сможет ли он проповедовать в чикагской церкви “Филадельфия” в субботу вечером и в воскресенье утром. Билл сказал, что будет рад это сделать.

Он завершил собрания в Вест-Палм-Бич вечером 6 декабря. В тот же самый вечер он и Билли Поль (который снова начал помогать ему во время кампаний) поехали домой. Они по очереди вели машину всю ночь и следующий день напролет, прибыв домой около трех часов ночи в последующий день.

Когда Билл готовился идти спать, в его спальне появился Ангел Господень и сказал:
— В Чикаго что-то неладное.
— Это в церкви “Филадельфия”? — спросил Билл.
— Нет, — сказал Ангел, открывая перед взором Билла видение.
Билл увидел как Гордон Линдсей, редактор журнала “Голос Исцеления”, повернулся к другому мужчине и сказал: “Пойди, скажи это Брату Бранхаму. Но не позволь ему узнать, что я вовлечен в это”. Когда видение рассеялось, Ангел сказал:
— Этот человек встретится с тобой лицом к лицу на съезде и устранит тебя с собрания.

Прежде чем Билл мог задать очередной вопрос, Ангел исчез, оставив его недоумевать относительно значения этих слов.

11 декабря 1953 года Билл приехал на съезд представителей журнала “Голос Исцеления” за 45 минут до начала своего намеченного выступления. Мужчина по имени Велмер Гарднер встретил его у двери, взял его за руку и поспешно пошел с ним через вестибюль в боковую комнату. Гарднеру, похоже, не терпелось закрыть за собой дверь. Вскоре пришел другой мужчина и представился как господин Холл из журнала “Голос Исцеления”. Билл узнал в мистере Холле того человека, с которым Гордон Линдсей разговаривал в видении.

Мистер Холл сказал серьезным тоном:
— Брат Бранхам, мы слышали, что ты планируешь проповедовать завтра вечером и в воскресенье в церкви “Филадельфия”. Представители журнала “Голос Исцеления” приняли решение, что если ты будешь проповедовать у Иосифа Мэттсона Боузэ, тогда мы не позволим тебе говорить сегодня на этом съезде.
— Что же плохого в том, если я буду проповедовать у Брата Боузэ?
— Ну, некоторым церквям в Чикаго он не нравится. И чтобы сохранить здесь единство во время нашего съезда, мы просто приняли такое решение.
— Кого ты подразумеваешь под “мы”?
— Совет директоров журнала “Голос Исцеления”. Гордон Линдсей не имеет к этому никакого отношения.

Билл же располагал большей информацией. Теперь-то он смог увидеть, что все это значило. От этого веяло зловонием политики: организация журнала “Голос Исцеления” и некоторые церкви в Чикаго пытались посредством давления заставить его сообразоваться с их идеями. Не выдержи он ту бурю в Южной Африке, он, возможно, сломился бы сейчас под этим давлением. Ему пришли на память слова, которые сказал ему Ангел в ту ночь, когда он исцелился от амебиаза: “Просто поступай согласно водительству”.

— Прошлым летом я пообещал Брату Боузэ провести у него хотя бы одно собрание во время этого съезда, и я намереваюсь сдержать мое обещание.
— Тогда ты не сможешь говорить в этот вечер.
— Я не возражаю. Я просто войду и послушаю служение.

Встав, Билл открыл дверь. Не успел он отойти от той комнаты и на два шага, как Гарднер и Холл схватили его за руки и с поспешностью повели его через вестибюль к выходу из здания. Двери в зал съезда были открыты, и Билл услышал, как кто-то объявил: “Мы с сожалением сообщаем, что Брат Бранхам не будет говорить в этот вечер. У него больной брат, поэтому он не смог приехать”.

Как хитро сказано! Ведь отчасти это было истиной. Брат Билла, Говард, и вправду был болен. Недавно Господь показал Биллу видение об их отце. Чарльз Бранхам спустился с небес и отметил очертания могилы, где будет похоронен Говард. Однако Билл не знал, когда умрет его брат; к тому же, болезнь Говарда не оказала никакого влияния на эту поездку в Чикаго.

Это было очередным уроком, что церковная политика могла сильно воздействовать на его служение, несмотря на все его старания держаться поверх всего этого. И он действительно старался, как только мог. Не только все его собрания были межденоминационными, но он, к тому же, преднамеренно упрощал свои проповеди, чтобы не обидеть различных деноминационных служителей, которые финансировали его кампании. Билл всегда проповедовал о спасении и исцелении через смерть, погребение и воскресение Иисуса Христа — темы, с которыми большинство христиан могли, по крайней мере, в чем-то согласиться. Всякий раз, когда он чувствовал желание проповедовать что-либо за рамками этого, он совершал это в своей домашней церкви в Джефферсонвилле, штат Индиана. И поскольку в таком международном служении, как у Билла, было невозможно угодить всем, было также трудно избежать западней церковной политики. Пережитое им во время этого съезда представителей журнала “Голос Исцеления” сделало это болезненно-очевидным.

КАК ТОЛЬКО Уилльям Бранхам возвратился домой из Чикаго, он узнал, что Джордж Райт при смерти. Даже не внеся в дом свои вещи, Билл сел в машину и отправился в Миллтаун. Джордж Райт был его другом с ранних дней его служения. С годами Билл провел немало приятных мгновений на ферме семьи Райт, ходя по лесистым холмам и охотясь на белок и зайцев. Неоднократно они с наслаждением кушали вместе и обсуждали многие библейские вопросы за кухонным столом Райтов. К тому же, они побывали вместе во многих приключениях. Джордж даже сопровождал Билла в тот вечер, когда Джорджия Картер, прикованная к постели в течение девяти лет, исцелилась от туберкулеза. К тому времени, когда Билл повернул на знакомую проселочную дорогу, направлявшуюся к ферме Райтов, внутри его снедала тоска.

Джордж Райт был так рад вновь увидеть Билла, что попытался говорить слишком быстро, но тут у него начался приступ кашля, в результате чего он стал харкать кровью. Когда Джордж смог продолжать говорить, он медленно сказал:
— О, Брат Бранхам, мы пытались связаться с тобой в Чикаго. Ты получил нашу телеграмму?
— Нет, Брат Джордж. Она так и не дошла до меня. Каково твое состояние?
— Сгустки крови сначала появились в моих ногах, а затем задержались в коленях. Врач-специалист приехал из Луисвилла обследовать меня. Он сказал, что мне осталось жить дня три или четыре; он добавил, что когда эти сгустки начнут перемещаться, они направятся либо в мозг и парализуют меня, либо пойдут в сердце и вызовут мгновенную смерть.

Упав на кровать, Билл стал умолять Бога позволить Джорджу жить. Он находился на ферме Райтов в течение нескольких дней, продолжая молиться за своего старого друга. Каждый день спозаранку он перекидывал через плечо дробовик и плелся вверх по заснеженному лесистому холму позади дома, охотясь на зайцев. На третье утро, возвращаясь на ферму вниз по холму, Билл насчитал десять машин, припаркованных во дворе. Он знал, что это означает. Люди узнали, что он находится здесь, и стали приезжать, чтобы он помолился за них. Совесть не позволяла ему задерживаться на ферме Райтов ни минуты больше. Еще не хватало, чтобы у двери дома миссис Райт толпились и шумели люди в такое напряженное время.

Меда позвонила Биллу, когда он укладывал свои вещи.
— Билл, тебе следует тотчас же приехать домой. Миссис Бейкер, та еврейская вдова, которая совершает здесь в городе христианско-миссионерский труд, хочет, чтобы ты помолился за ее дочь.

Он был знаком с дочерью миссис Бейкер, у которой первый ребенок родился с изуродованными ступнями и получил исцеление после того, как Билл помолился за него. Он знал миссис Бейкер по ее репутации, так как ее иногда упоминали в статьях местной газеты. Раньше она была приверженной еврейкой, но затем обратилась в христианство, училась в Библейском Институте Муди в Чикаго, окончила его с отличием, переехала жить в Луисвилл, штат Кентукки, и уже в течение многих лет совершает активную миссионерскую деятельность среди еврейского населения этого региона.

— Я, так или иначе, сейчас собирался уезжать отсюда, — сказал Билл. — Что случилось с дочерью миссис Бейкер?
— Она на днях родила ребенка, и у нее появились осложнения. Миссис Бейкер назвала это септицемией. Думаю, что это означает заражение крови. С ребенком все в порядке, а мать находится в критическом состоянии. Ее отвезли в баптистский госпиталь.
— Я заеду туда по пути домой, — ответил Билл.

Шелби Райт, 40-летний сын Джорджа, относил чемодан Билла в его машину, которая стояла возле огромной ивы на переднем дворе. Шелби сказал:
— Брат Бранхам, я знаю, что ты старался дать маме надежду, но что ты на самом деле думаешь о папе? Он умрет?
— Да, Шелби, я думаю, что твой папа умрет. Ему 72 года. Бог обещал ему 70 лет жизни. Я просил Бога оставить его в живых, но Он ничего не сказал мне относительно этого. Джордж является христианином, поэтому он готов отойти. Итак, я полагаю, что Бог возьмет его Домой.
— О-о, я знаю, что папа готов отойти. Но знаешь, что больше всего меня беспокоит? Папа многие годы свидетельствовал всем в Миллтауне о том, что Бог является Исцелителем. Теперь же некоторые из тех людей насмехаются над ним, говоря, что если Бог является таким Исцелителем, тогда почему же Он просто не растворит те сгустки крови? И больше всех насмехается служитель из “Церкви Христа”.

В тот день пополудни Билл зашел в баптистский госпиталь. Миссис Бейкер стояла в вестибюле возле палаты своей дочери, споря с другой женщиной и католическим священником.
Когда Билл подошел к ним, та женщина сказала миссис Бейкер:
— Но она ведь моя невестка, и мне не хочется, чтобы она отправилась в ад. Я хочу, чтобы мой священник помазал ее к смерти.
— Минуточку, — прервал ее Билл. — Вам следует позволить мне войти первым. Я Брат Бранхам, и я приехал помазать эту девушку к жизни.

От таких слов эту свекровь объяло волнение.
— Почему бы вам не позволить ее мужу принять решение? — предложил Билл.

Муж девушки, которому было за двадцать, бесспорно предпочел, чтобы Билл вошел в палату первым и помазал его жену к жизни. Ворча, свекровь отошла в сторону и пропустила Билла.

Молодая мать лежала в бессознательном состоянии, а ее душа “трепетала” между жизнью и смертью. Билл встал на колени у ее кровати и в течение десяти минут просил Иисуса Христа смилостивиться над ней и позволить ей жить. Наконец, он встал, вытер заслезившиеся глаза и взял свою шляпу и пальто.

Он еще не вышел из комнаты, как вдруг над кроватью этой молодой матери появился Столп Огненный. Этот Свет мгновенно ввел Билла в видение. Он увидел эту же самую молодую женщину: она стояла у себя на кухне и помешивала варившийся в кастрюле суп. Потом она посмотрела на неугомонного маленького мальчика, приложила палец к своим губам и сказала: “Ш-ш-ш-ш. Малютка спит”.

Затем видение исчезло.

Улыбаясь от переполнявшей его уверенности, Билл зашагал в вестибюль. Там стояли в одной группе муж пациентки, врач, священник и две бабушки. Билл сказал ее мужу:
— Сынок, у меня есть для тебя хорошая новость. ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Твоя жена выздоровеет”. Этой ночью ей станет хуже, однако утром ее состояние начнет улучшаться. В течение 36 часов она настолько поправится, что сможет возвратиться домой. Если с ней этого не произойдет, тогда я лжепророк.

В то время как миссис Бейкер и ее зять радовались, священник с недоумением посмотрел на врача, который покачал головой и удалился. Бросив сердитый взгляд, свекровь выпалила с раздражением:
— Сын, уж не насытились ли мы по горло этим вздором? Сейчас пришла пора священнику помазать ее к смерти.

Молодой муж не позволял священнику войти. Он ответил своей матери:
— Помнишь, когда мой первый мальчик родился с изуродованными ступнями? Я отвез его в дом Брата Бранхама, чтобы он помолился. Брат Бранхам увидел видение и сказал, что в течение суток ножки малыша выпрямятся. На следующее утро мы побежали к его кроватке, и все произошло в точности так, как сказал Брат Бранхам. Если сейчас Брат Бранхам сказал “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ”, что в течение 36 часов моя жена вернется домой здоровой, тогда до свидания. Я иду приготовить дом к ее возвращению.

Когда Билл выходил из баптистского госпиталя, на ступеньках у входа его встретил Чарли МакДауэлл и стал умолять его, чтобы он поехал с ним во Франкфурт, штат Кентукки, и помолился за его мать. Врачи только что сделали операцию этой 61-летней женщине. Они обнаружили, что ее тело настолько поражено злокачественной опухолью, что они даже не соизволили зашивать разрез. Они просто стянули его клейкой лентой, потому что она все равно должна была скончаться через несколько часов.

Чарли МакДауэлл и Билл приехали во Франкфурт поздно ночью. В больнице Билл просто возложил руки на миссис МакДауэлл и попросил об ее исцелении во Имя Иисуса Христа. Затем он отправился в обратный путь, прибыв домой около пяти часов утра. На ступеньках у двери его дома спали несколько незнакомцев, ожидая его возвращения. Билл обязан был помолиться за каждого из них. Затем он просто рухнул в постель от изнеможения.

Спустя несколько часов он проснулся от солнечного света. Было девять часов утра, в понедельник, 28 декабря 1953 года. Накинув поверх пижамы свой халат, Билл пошел по холлу к ванной.

Проходя мимо двери гостиной, он изумился, увидев привлекательную молодую женщину, стоявшую там. “Доброе утро, мадам. Что же вы тут делаете?” — сказал он.
Она ничего ему не ответила. Вместо этого она повернула голову и стала говорить с кем-то на кухне. Билл обратил взор в ту сторону, чтобы увидеть, кто там. Именно тогда он осознал, что перед его глазами раскрывается видение, потому что кухня, на которую он смотрел, не была его кухней. Там стояла миссис МакДауэлл, опираясь о кухонные шкафчики и разговаривая по телефону. “Это же та женщина, за которую я помолился прошлым вечером”, — подумал про себя Билл.
Как раз в тот же миг он услышал за спиной необычный звук. Недоумевая, он повернулся, чтобы узнать, что это могло быть. Там стояла перед ним плакучая ива, а с неба падали желто-бурые комки глинозема, создавая соответствующий звук: “шлеп-шлеп-шлеп!”, когда они наполняли большую прямоугольную яму у основания этого дерева. Ветви ивы почему- то выглядели знакомыми… Ах да, ведь это ива, растущая возле дома Джорджа Райта. Билл услышал, как Ангел Господень сказал что-то о “могилах”, но он не расслышал это, поэтому попросил Бога повторить это видение.
Вдруг он увидел себя стоящим за кафедрой своей церкви в Джефферсонвилле. Джордж Райт вошел через парадную дверь, зашагал по проходу между рядами и пожал Биллу руку. Ангел сказал: “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: Джордж Райт выкопает могилы для тех, кто насмехается над ним”.

Теперь-то Билл понял, что Джордж выздоровеет.

После завтрака он позвонил Чарли МакДауэллу и сказал, что его мать возвратится домой из больницы. Затем он позвонил Райтам. Трубку взял Шелби.

— Брат Бранхам, папа в это утро почти парализован.
— Это не имеет значения. Он выздоровеет. Пойди, скажи твоему папе, что у меня есть для него “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ”. Он выкопает могилы для тех людей, которые насмехаются над ним.
— Брат Бранхам, а ты знал, что мой папа иногда работает на кладбище могильщиком?
— Нет, Шелби, я этого не знал.
Теперь же, когда он узнал об этом, то видение стало более понятным.

Все эти видения стали действительностью вплоть до мелочей. Состояние миссис МакДауэлл сразу же улучшилось. Ее врач повторно обследовал ее и был ошеломлен, не найдя и следа от рака. Фактически, ее случай озадачил весь персонал в больнице. Спустя неделю после того, как за нее была вознесена молитва, она возвратилась домой и возобновила свои обычные домашние дела. Она ежедневно наслаждалась долгими телефонными разговорами со своей дочерью, в точности как Билл видел ее у телефона в видении.

Через два дня после того, как Билл сказал Джорджу Райту “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ”, сгустки крови в его коленях рассосались, не вызвав никаких осложнений. После этого он быстро выздоровел. Однажды в воскресное утро он открыл парадную дверь Скинии Бранхама, прошел к платформе по проходу между рядами и пожал Биллу руку; именно так Билл увидел в видении, как он совершал это. Что же касается тех людей, насмехавшихся над Джорджем во время его болезни, поскольку он свидетельствовал, что Иисус Христос является Исцелителем, в течение года он был очевидцем того, как пятерых из них похоронили, включая служителя из “Церкви Христа”. А Джордж Райт прожил еще долго, уйдя Домой, когда ему было за девяносто.

Что касается молодой матери, умиравшей от заражения крови, на следующее утро, после проведенных анализов, в ее крови не было обнаружено никаких токсинов. В последующее утро она со своим младенцем возвратилась домой из больницы. Миссис Бейкер не могла напеться от радости. Во время своей миссионерской деятельности она пламенно свидетельствовала о том, как Иисус Христос исцелил ее дочь. Вскоре христианская организация, спонсировавшая ее, прекратила свою финансовую поддержку. Один из служащих этой организации объяснил: “Мы не имеем ничего против Брата Бранхама, но в то же время мы не желаем быть вовлеченными в разногласие, связанное с божественным исцелением”.

Услышав об этом, Билл сказал: “Тогда они вышли из Божьей программы. Чудеса и знамения будут всегда подтверждать Божью программу. До тех пор, пока будет существовать этот мир, здесь будет пребывать сверхъестественный Бог, чтобы управлять всем; и у Него всегда будет кто-нибудь, кого Он сможет взять в Свои руки. В этот вечер у Него есть церковь по всему миру. В Его церкви нужно сгладить немало трудностей. Я не могу их сгладить; никто из людей не может. Это Божье дело. Он об этом позаботится. Неважно, сколько бы вымышленных людьми программ ни поднималось, они все до одной падут. Сам Бог установит Свою программу. Насколько мне известно, Его программа заключается в том, чтобы люди крестились в Иисуса Христа и были водимыми Святым Духом, не находясь под осуждением”.



Up