Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Непонятные терзания

Глава 67

1954



ВОЗВРАТИВШИСЬ ДОМОЙ из Индии, Уилльям Бранхам провел пять дней в постели. Все его мышцы болели. Он чувствовал такую усталость, что едва ли мог двигаться; к тому же, его по-прежнему мучила бессонница. Это отчасти было связано с нарушением суточного цикла из-за 11-часовой разницы в поясном времени между Джефферсонвиллом и Бомбеем, в результате чего организму Билла казалось, что день был ночью. Однако пониженное кровяное давление и расшатанные нервы также были одной из причин его недомогания. Хуже всего, его дух поник настолько же, как и кровяное давление.

Разум Билла обуревали многие мысли — не одни лишь размышления о своем ухудшившемся здоровье. Во-первых, Эрн Бакстер ушел со своей должности администратора кампаний Бранхама; во-вторых, Билли Поля совсем недавно призвали в армию. Однако сильнее этих двух неприятностей вместе взятых Билла терзало чувство, что в его служении что-то не в порядке. Оно, похоже, не приносило желаемых результатов. В 1946 году Ангел сказал ему: “Как Моисею были даны два знамения для подтверждения того, что он был послан Богом, так и тебе будут даны два знамения”. Одно из знамений, продемонстрированных Моисеем, было чудодейственное исцеление, когда он засунул свою прокаженную руку себе за пазуху, а затем вынул ее оттуда совершенно нормальной на глазах у всего народа. Однако Моисею пришлось показать это знамение только один раз, и затем Израильтяне последовали за ним до самой Обетованной Земли.

В наши дни Бог влечет людей в духовную Обетованную Землю, пытаясь увести их от человеческой теологии к пониманию Иисуса Христа, Который является исполнением Божьего плана. Точно как Израильтяне достигли своей Обетованной Земли посредством сверхъестественного опыта переживания, перейдя через Красное море по суше, так же и сегодня люди могут достичь этой духовной Обетованной Земли только через сверхъестественный опыт переживания, получив крещение Святым Духом. Иисус ссылался на эту Обетованную Землю, когда сказал: “Правда, Илия придет прежде и восстановит все”. Петр также упоминал это в 3-й главе Деяний Апостолов, говоря: “Когда придут времена отрады от присутствия Господа, и пошлет Он проповеданного вам прежде Иисуса Христа, Которого небо должно принять до времен восстановления всего…”

Билл верил, что эти “времена восстановления” уже наступили, и он полагал, что его служение должно ввести христианскую церковь в ее духовную Обетованную Землю. В течение восьми лет совершал он поездки по Америке, Европе, Африке и Азии, подтверждая Присутствие Иисуса и демонстрируя Силу Христа. При тысячах тысяч видений, которые видел Билл, в его различении сердечных тайн не было ни единой ошибки — ни разу! Такое совершенство и непогрешимость исходили только от Бога. Почему же тогда христианские деноминации не могли увидеть, что посреди них было знамение Мессии? Ведь это знамение отсутствовало на земле более 1900 лет! Оно должно было привлечь их внимание подобно атомному взрыву. Это знамение наряду с тем фактом, что Израиль стал нацией, должно было сообщить каждому верующему, что конец всего близок. Оно должно было побудить христиан отчаянно искать Бога для получения крещения Святым Духом. Из-за этого их сердца должны были загореться пламенным усердием к познанию Божьего Слова. При виде этого знамения всем деноминационным лидерам следовало бы отбросить в сторону свои различия и сплотиться подобно единой громадной армии, чтобы отстаивать дело Христа. Одним словом, это знамение Мессии должно было встряхнуть христианское общество до самого его основания и преобразить его в облик Иисуса Христа, Слова.

Почему же эти явления и перемены не происходили? После восьмилетнего наблюдения за тем, как Иисус Христос являл Себя посреди них, большинство христиан оставались тепловато-равнодушными. Одеревенелые и чопорные, сидели они в своих деноминациях, удовлетворенные своими церковно-светскими собраниями и миссионерскими программами, довольные тем, что позволяли своим лидерам говорить им, во что нужно верить. Так где же тогда та “славная Церковь, не имеющая пятна или порока”, о которой говорил апостол Павел? Где же Церковь, “приготовленная как невеста, украшенная для мужа своего”, о которой сказано в Книге Откровения?325 Где же любовь, отчаяние, рвение и вера истинных верующих?

Разочарование объяло Билла подобно удушающему облаку пыли. Ангел сказал ему: “Ты принесешь дар божественного исцеления людям по всему миру”, однако Ангел не сообщил ему, как это совершать. К тому же, Ангел не дал подробных объяснений, как Биллу следовало использовать эти два знамения, данные ему для подтверждения того, что его посылал Бог. Билл недоумевал, уж неправильно ли он применял пророческий дар, слишком сильно сосредоточивая его на божественном исцелении. Как-никак, Орал Робертс, Томми Хикс, Томми Осборн и многие другие евангелисты получали приемлемые результаты во время своих исцелительных кампаний, не демонстрируя сверхъестественного различения сердечных тайн. Возможно, если бы Билл сосредоточил свой дар непосредственно в рамках пророчества и использовал свое влияние, чтобы крепко утвердить людей в Божьем Слове, тогда, может быть, у его служения было бы прочное воздействие на христианское общество.

В течение последних восьми лет Билл проповедовал в большинстве случаев короткие проповеди, рассказывая библейские истории и личные переживания, которые могли поднимать веру его слушателей, чтобы они могли верить для принятия своего исцеления во время молитвенного служения. Поскольку его кампании посещали люди из всех деноминаций, Билл сфокусировал свое учение на нескольких основных доктринах, таких как спасение, вера и божественное исцеление, чтобы у него была меньшая вероятность ранить чувства людей. Теперь же, чем больше он размышлял об этом, тем больше он чувствовал, что такую деятельность нужно изменить. Ему было необходимо вести людей дальше. Ему нужно было учить их о различии между истиной и заблуждением, между библейским учением и человеческими традициями. Билл осознал, что он обидит некоторых людей; возможно, он ранит чувства многих людей. Это было неизбежно. Если его служению предстояло оказать прочное воздействие на христианскую церковь, тогда Биллу придется преподавать более глубокое учение, несмотря на то, кого оно обидит. Бог благословил его, дав ему всемирное влияние. Он желал использовать это воздействие для крепкого утверждения христиан в Божьем Слове. Тогда уж им не нужно будет видеть чудо, чтобы их вера воспрянула и парила, как орел, на дуновении Божьего Духа.

Однако, прежде всего, Биллу нужно было собраться с силами. Постоянное бремя его служения, в особенности напряжение от различения сердечных тайн, вновь изнурило его до такой степени, что его нервная система была на грани срыва. Человеческий организм мог выдержать только определенное давление, прежде чем наступало полное изнеможение. Биллу необходимо было уединиться на некоторое время, чтобы восстановить свои силы. К счастью, на дворе был октябрь — месяц, который он всегда приберегал для охоты. Через несколько недель он будет располагаться лагерем высоко в Скалистых горах штата Колорадо, вдали от людских толп. Там он сможет пить живительную воду, любуясь красотой стремительно бегущих ручьев, и освежать свой разум среди величественных горных пиков. Там он сможет свободно общаться со своим Творцом и ощущать покой. Такого рода переживания на лоне природы омолаживали Билла. В оставшуюся часть года, всякий раз, когда давление его служения казалось невыносимым, он часто закрывал глаза и рассматривал в разуме какую- нибудь живописную горную долину, ранее посещенную им, пытаясь снова пережить тот покой, который он ощущал там.

Теперь же в своем страдании, лежа весь день в постели, Билл мысленно переносился в прошлое — в то время, когда он поехал на охоту в Канаду в 1952 году. Он расположился лагерем далеко на севере Британской Колумбии, по крайней мере, в 160 километрах от ближайшей мощеной дороги. Верхом на лошади он исследовал высокие долины, зажатые между зубчатыми горами. Как-то раз Билл выслеживал крупного медведя-гризли. Стрелять в него он не намеревался — просто хотел подойти к нему достаточно близко, чтобы сделать несколько хороших фотографий. Весь день шел он по следам этого медведя сквозь густой кустарник и прекратил эту затею только тогда, когда ехать по тропе стало невозможно из-за сгущавшихся сумерек. Предстоял долгий путь назад в лагерь. Лес был залит светом полной луны, которая хорошо освещала тропу для лошади. В одном месте тропа проходила через горный хребет и затем вилась по склону горы через старое пожарище, где много лет назад неистовствовал огонь, губя деревья, но не сжигая их дотла. Теперь эти мертвые деревья стояли в лунном свете подобно сотням белых надгробных памятников, усеивавших горный скат. Когда Билл проехал половину этого пожарища, поднялся ветер и стал завывать среди омертвелых, несгибаемых ветвей, похожих на духов древних индейских воинов. Это было самым жутким местом, которое ему когда-либо доводилось видеть.

На холме он остановил лошадь. Глядя на это мрачное кладбище мертвых деревьев, освещенных лунным светом, Билл стал размышлять о словах пророка Иоиля: “Оставшееся от личинки жука ела саранча, оставшееся от саранчи ел червь, а оставшееся от червя доела гусеница”. Этот жуткий горный склон напоминал Биллу многие холодные, формальные церкви, которые ему приходилось видеть. Когда дуновение Святого Духа проходило среди них подобно несущемуся сильному ветру, они оставались настолько чопорными в своем трупном окоченении, что могли только издавать траурный стон: “Дни чудес прошли. Это не соответствует нашей программе. Нет больше никакого божественного исцеления, пророков, видений, крещения Святым Духом или даров Духа”.

Билл подумал: “Господь, почему Ты остановил меня на этом холме? Желаешь ли Ты дать мне какой-нибудь урок?” Посмотрев вниз, он заметил новую сосновую поросль, высовывавшуюся из кустарника. Зеленые и гибкие, эти молодые побеги раскачивались и плясали на ветру. Вдруг Билл воскликнул: “Аллилуйя! Они ведут себя так, будто у них пробуждение Святого Духа!” В этом-то и заключался его урок. Из праха тех старых мертвых церквей Бог обещал воздвигнуть новый урожай христиан, которые будут верить Его Слову во всей Его силе.

На следующее утро Билл прочитал на биваке остальную часть пророчества Иоиля: “Не бойся земля; радуйся и веселись, ибо Господь совершит великое… Я восстановлю вам за те годы, которые пожирали саранча, червь, гусеница и личинка жука — великое войско Мое, которое послал Я на вас. И до сытости будете есть и насыщаться и славить Имя Господа, Бога вашего, Который дивное соделал с вами… И будет после того, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения… И покажу знамения на небе и на земле: кровь и огонь и столпы дыма. Солнце превратится во тьму и луна — в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и страшный. И будет: всякий, кто призовет Имя Господне, спасется”.

В КОНЦЕ октября 1954 года, после нескольких недель охоты в Скалистых горах штата Колорадо, Уилльям Бранхам возвратился домой освеженный в теле, но по-прежнему обеспокоенный в духе. Ему казалось, что он должен делать что-то еще, однако не знал, что именно. Возможно, ему просто не терпелось начать преподавать больше учения во время своих кампаний.

В воскресенье, 24 октября 1954 года, проповедуя в своей церкви в Джефферсонвилле, Билл сказал:
— Многие из вас здесь наблюдали за мной с тех пор, как я был пареньком, проповедующим Евангелие. И я не изменил ни одной частицы Евангелия, с которого я начал. Я по-прежнему учу тому же самому, потому что Это не было дано мне какой-то семинарией, и Это также не было преподано мне человеком. Это пришло через откровение Библии. Верно. Поэтому, я знаю, что Это пришло от Бога, и я придерживаюсь того же самого Евангелия.
— Много лет назад я проповедовал о водном крещении во Имя Иисуса Христа. Я проповедовал об очищении души человека Кровью Иисуса Христа через освящение. Я проповедовал о крещении Духом Святым как о подтверждении или запечатлении Божьего народа в Царствие. Вы знаете, что это так. Я учил о божественном исцелении. Я учил о Втором Пришествии Иисуса Христа. Я учил об омовении ног и причастии как о святынях церкви. Я учил о святости перед Господом. Я учил обо всем этом с самого начала.
— Я учил, что говорение на языках не является доказательством крещения Святым Духом. Пение, восклицание, говорение на языках — любые из этих знамений могут присутствовать, и все же они не являются непогрешимыми доказательствами. Есть только одна Личность, Которая может сказать, что там находится Святой Дух — это Сам Бог. Он есть Судья. Я видел, как люди пели, восклицали и говорили на языках, но их плоды доказывали, что они не имели Его.

Это были некоторые из учений, которые Билл хотел преподавать во время своих исцелительных кампаний. Придавая большее значение таким фундаментальным истинам, он надеялся, что воздействие его служения будет более великим и продолжительным.

Последняя исцелительная кампания Билла в 1954 году должна была начаться в пятницу вечером, 3 декабря, в Бингемтоне, штат Нью-Йорк. Он приехал в Бингемтон на день раньше и остановился в гостинице. В пятницу утром он проснулся в семь часов. Билли Поль еще спал.

Билл тихонько выскользнул из-под одеяла и стал смотреть на город через окно. Он увидел, как уличное движение стало расплываться, а затем исчезать, когда он погружался в видение.
В этом видении он проводил собрание под открытым небом, но не мог определить, где это было. У людей, проходивших в молитвенной очереди, были черные волосы и красноватая кожа, как у американских индейцев. Стояла ночь. Люди восклицали и прославляли Бога за данное им исцеление. Билл увидел женщину, проходившую через молитвенную очередь и державшую в одной руке пару носков, а в другой — галстук. Ему показалось это странным.

Затем видение исчезло, и он вновь оказался в гостиничном номере в Бингемтоне.

Билл достал свою записную книжку и записал это видение. Несколько лет до этого он начал вести запись своих видений. Конечно, ему не было необходимости записывать видения, которые он видел во время молитвенных очередей. Все больше и больше его собраний записывалось на магнитную ленту, поэтому он мог запомнить эти видения, прослушав то, что он говорил, находясь под помазанием. Однако Билл записывал те видения, которые он видел между собраниями, чтобы не забыть их. Именно это видение, увиденное им в Бингемтоне, штат Нью-Йорк, показало, почему такое конспектирование было хорошей идеей. По мере того как кампания шла своим чередом, и количество распознаваемых сердечных тайн увеличивалось, видение, которое Билл увидел в пятницу утром, расплывалось в его памяти, пока почти не исчезло… почти.

Через две недели после этого Билл сказал своей церкви в Джефферсонвилле:
— Моя следующая кампания начнется 12 января в Чикаго; во-первых, в церкви “Филадельфия”, а затем мы перейдем в большую аудиторию где-нибудь в городе. Потом я отправлюсь на Запад, в Финикс, как усмотрит Господь.
— Я отчаянно нуждаюсь в том, чтобы все вы молились за меня — не за мое здоровье. По благодати Божьей в это утро, насколько мне известно, у меня прекрасное здоровье. Я очень счастлив и благодарен за это. Однако я нуждаюсь в духовном руководстве. Я непрестанно чувствую себя неудачником. Нечто просто продолжает преследовать меня, нашептывая: “О-о, ты такая развалина!” Возможно, это так, однако я хочу делать самое лучшее, что в моих силах, с помощью того, чем я обладаю. Итак, я сильно желаю еще больше водительства Святым Духом, чтобы Он позволял мне знать, как мне следует правильно поступать. Потому что после того, как стукнет 45, если я когда-либо буду в самом подходящем возрасте для Господа, мне кажется, что прямо сейчас, ибо в 45 все ребячество прошло, и становишься степенным, седеешь; знаете, смягчаешься. Это тот период жизни, когда нужно быть действительно заякоренным и крепким, в своей лучшей форме. Если я когда-либо узнаю, чем обладаю, мне кажется, что я должен узнать это сейчас. И я так благодарен за то, что Он уже показал мне в Своем Евангелии.
— Но почему-то я просто не чувствую себя еще удовлетворенным. Я жажду получить больше от Бога. У меня такое чувство, будто я должен что-то совершать, и мне просто никак не удается правильно это делать. Кажется, будто для меня приготовлен еще какой-то труд. Я почти что достигаю чего-то, но не полностью. Если бы я только смог войти в то состояние, тогда со мной все было бы в порядке.

В последний день 1954 года, во время новогоднего служения в своей церкви, Билл сказал:
— В этот вечер я счастлив, что знаю, что великий Бог-Иегова, Который однажды прогремел на горе Синай, Который однажды стоял на другой горе и учил Заповедям Блаженства, Который воскрес из мертвых — сегодня Он находится посреди нас. Сегодня Он тот же, каким Он был тогда. И подумать только: Бог небес смирил Себя до того, что сошел вниз и общался с такими ничтожными людьми, как мы, ничего не стоящими в этом мире… Он так сильно возлюбил меня, что снизошел и спас меня по Своей благодати. Я ничем этого не заслужил, но Он спас меня потому, что прежде основания мира Он предопределил меня к спасению — в Своем предузнании еще до того, как мир стал существовать. И Он поступил так же с каждым мужчиной и женщиной, которые спасены. О-о, как это прекрасно и замечательно!
— Я всем моим сердцем желаю, чтобы этот год (если Бог услышит мою молитву), я хочу, чтобы этот наступающий год был бы величайшим годом в моей жизни. К этому времени, по благодати Божьей, я отвоевал для Христа свыше полумиллиона душ. Я надеюсь, что в такое же время на следующий год это число достигнет миллиона, потому что (если в этом Господня воля) я хочу вновь начать поездки по зарубежным странам, как только наше финансовое положение улучшится для осуществления этого.
— Я знаю, что день на исходе; часы уже пролетели. Друзья, ложатся вечерние тени, и я желаю делать все, что только в моих силах, потому что это единственное время, когда мы будем смертными. Это единственное время за всю вечность, когда мы удостоимся привилегии отвоевать кого-нибудь для Христа. Давайте будем делать все, что в наших силах. Давайте, насколько можем, уделим каждый час для Его славы. Таково мое намерение в этом наступающем году. С Божьей помощью и с вашими молитвами я совершу это.

Служению Уилльяма Бранхама предстояло измениться — в корне измениться, и далеко не так, как он предполагал…



Up