Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Истинная и ложная лоза

Глава 70

1955



ВЕСЕННЯЯ ПОГОДА в штате Индиана может быть темпераментной “компаньонкой”. Иногда стоят благоуханные, безветренные дни, и солнце прогревает кукурузные поля в течение одной или двух недель, а затем погода резко ухудшается, и над горизонтом начинают сгущаться грозовые тучи. Огромные кучевые облака с белыми пышными верхушками, с серыми пятнами по центру и с синевато-черным окаймлением вокруг маршируют по небу, как войска гражданской войны, сопровождаемые грохотом пушек и вспышками взрывов, и орошают черную почву очищающим дождем.

В мае 1955 года в жизни Уилльяма Бранхама также было несколько бурных дней. Когда Меда приближалась к концу своей третьей беременности, против Билла задули суровые ветры противления и затем перешли в “ураган”, угрожавший уничтожить его семью. Одна женщина стала пророчествовать, что Меда Бранхам умрет во время этих родов. Она заявляла, что Бог послал ее вести Уилльяма Бранхама, и поскольку он отверг ее руководство, Бог погубит его жену, чтобы рассчитаться с ним за непослушание ей. Интриганка распечатала это пророчество на открытках и разослала их по всей стране.

К сожалению, Меда узнала об этом пророчестве, и оно еще больше расстроило ее, так как она уже нервничала. Во время ее первых родов в 1946 году врач извлек ее дочь Ревекку посредством кесарева сечения. Через пять лет ее вторая дочь, Сарра, также родилась путем кесарева сечения. В обоих случаях врач предупреждал Меду и Билла, что рождение третьего ребенка может причинить ей вред или лишить ее жизни. И тут еще появилось это ужасное пророчество. Некоторое время она пыталась игнорировать это, но по мере приближения ее операции она стала падать духом.

18 мая 1955 года, за день до того как Меда должна была проходить третью операцию кесарева сечения, Билл застал свою жену в слезах. Он попытался успокоить ее.
— Билл, я хочу, чтобы Марджи пошла со мной; мне не хочется идти в больницу одной.

Меда Бранхам и Марджи Морган были близкими подругами. Марджи присутствовала в палате, когда рождались дети Меды, но в этот раз ее вызвали по экстренному случаю, и она не могла приехать.

Билл ответил:
— Послушай, любимая, мы любим Марджи, однако Марджи не является нашим Богом. Марджи — наша сестра. Мы не зависим от Марджи; мы зависим от Господа Иисуса.
— Билл, как ты думаешь, я умру?
— Я не знаю, но ребенок родится. У нас будет Иосиф.
— Это он?
— Я не знаю, дорогая. Я затрудняюсь сказать, но Бог сказал, что у нас будет Иосиф. Мне не важно, что бы кто ни говорил — у нас все равно будет Иосиф. Тот же самый Бог, Который сказал мне все эти откровения, сказал мне и это. Он никогда не подвел в исполнении других откровений, и Он не подведет в этом.

Билл изо всех сил старался ободрить ее, однако она была настолько расстроена, что это привело их обоих в расстройство. Билл сел в машину и поехал в сторону местности Гринс- Милл — он направлялся в свою пещеру, чтобы помолиться. Он знал, что почти пять лет назад Бог сказал ему, что у него будет еще один сын…

В ИЮЛЕ 1950 ГОДА Билл проводил палаточную исцелительную кампанию в Миннеаполисе, штат Миннесота. Находясь в своем гостиничном номере, он радовался, когда читал в Библии о жизни патриарха Иосифа. Билл зашел в чулан, где висела его одежда, закрыл за собой дверь и продолжал радоваться и рыдать.

Он видел, что Авраам символизировал избрание; Исаак — оправдание и любовь; Иаков — благодать, а Иосиф — совершенство. Он был совершенным прообразом Христа. Иосиф был любим своим отцом и ненавидим своими братьями, потому что ему снились духовные сны. За 20 сребреников его братья продали его в рабство, в точности как Иуда Искариот предал Иисуса за 30 сребреников. После многих невзгод и даже тюремного заключения Иосиф был воздвигнут на должность правителя в Египте; только сам фараон превышал его во власти. Находясь на той позиции, Иосиф смог спасти свою семью от смерти во время голода. Подобным образом Иисус был испытан, осужден и отправлен в темницу ада, однако Он воскрес из мертвых и воссел по правую руку Отца, и вся власть в небесах и на земле была в Его распоряжении. Теперь Иисус мог спасти Свою семью на земле от вечной смерти.

“О-о! — возрадовался Билл, — Я буду так счастлив, когда однажды перейду на ту сторону, встречусь с Иосифом и пожму ему руку. Увижусь с Даниилом и спрошу у него, как он себя чувствовал, когда тот Столп Огненный стоял там и всю ночь удерживал тех львов. Я увижу, как еврейские юноши вышли из раскаленной печи, сопровождаемые веянием того пятидесятнического ветра. Что за прекрасное время!”

“Боже, — молился Билл, — я хочу поблагодарить Тебя за такого человека как Иосиф; человек, который однажды жил на земле; человек во плоти, как и я; человек, который мог верить Тебе и принимать Твое Слово. Благодарю Тебя, Господь, благодарю Тебя за такого человека”.

Билл сочувствовал патриарху Иосифу. Тот ничего не мог поделать с тем, что был духовным. Он видел видения, истолковывал сны. Все ненавидели его за это. Он ничего не мог поделать с тем, что он просто был таким. Продолжая молиться, Билл сказал: “О Боже, если Ты когда-либо дашь мне ребенка, и это будет мальчик, я назову его Иосифом”.

Билл знал три сферы, в которых живут люди. Первая из них представляет вознесение молитвы за кого-нибудь гуманистическим образом, например: “Я надеюсь, что ты выздоровеешь. Я верю вместе с тобой, стараясь использовать всю веру, как только могу”. Это по-человечески. Вторая сфера — это божественное откровение, когда нечто открывается вам. Вы знаете в своем сердце, что это произойдет; однако помимо этого нет ничего — всего лишь откровение. Третья сфера — это видение, которое есть “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ” и является совершенным и несомненным.

Когда Билл молился и рыдал, Нечто просто сказало ему (это не было в видении): “У тебя будет мальчик, и ты назовешь его Иосифом”. Билл подумал: “Что ж, это замечательно. Благодарю Тебя, Господь”. Он вышел счастливым и ликующим и начал рассказывать всем об этом.

Летом 1950 года Меда забеременела. Билл недоумевал, будет ли этот младенец их Иосифом. Ребенок родился в марте 1951 года — это была девочка. Они назвали ее Саррой. После операции кесарева сечения врач объяснил:
— Мистер Бранхам, тазовые кости вашей жены не расходятся, как это происходит при нормальных родах; они неподвижны, как у мужчины. Фактически, ей больше не следует рожать детей, так как ее утроба слишком тонкая. Лучше позвольте мне связать ее фаллопиевы трубы.
— Нет, доктор, я не могу позволить вам это сделать.
— Ей не следует рожать очередного ребенка. Если она будет вынашивать еще одного ребенка, это может погубить ее. Нам пришлось там немало попотеть. Она едва преодолела это. — Я все равно не могу позволить вам связать те трубы. Бог сказал мне, что у меня будет сын.
— Что ж, возможно, вы снова женитесь, и у вас родится этот мальчик.
— Нет, — ответил Билл, качая головой. — Бог сказал, что у меня будет сын от Меды.

Хотя он не увидел это в видении, это запечатлелось в его сердце посредством откровения через веру.

Не все разделяли с ним его веру. После рождения Сарры один мужчина позвонил Биллу по телефону и стал насмехаться над ним, говоря:
— Послушай-ка, ведь ты имел в виду Жозефину.
— Сэр, Бог сказал мне, что у меня будет сын, и я назову его Иосифом.
Тот мужчина вскоре умер.

Три человека в церкви Билла (выходцы из определенной деноминации) пришли к заключению, что он был лжепророком.
— Минуточку, — ответил Билл, — я вовсе не говорил, когда это произойдет, и Бог не сказал, когда. Бог сказал Аврааму, что у него будет Исаак, но в промежутке между тем временем родился Измаил. Это не упразднило обетования. Однажды у меня будет сын от Меды, и мы назовем его Иосифом, в точности как Бог и сказал.
С тех пор прошло четыре года, и сейчас Меде предстояло рожать очередного ребенка…

БИЛЛ СВЕРНУЛ с шоссе и поехал в местность Гринс-Милл. Он припарковал машину и стал идти к своей пещере, чтобы помолиться. Идя по извилистому повороту, он вдруг увидел тот Свет: Столп Огненный нависал под кустом, между двумя деревьями, и двигался из стороны в сторону… Голос проговорил: “Развернись и возвращайся к машине. Твоя Библия будет лежать раскрытой”.

Когда Билл вернулся к машине и взял Библию, он увидел, что ветер перелистал страницы к тому отрывку, где пророк Нафан говорил Давиду: “Все, что у тебя на сердце, делай, ибо с тобою Бог”. Затем в ту же ночь Господь явился Нафану и сказал: “Пойди и скажи рабу Моему Давиду: Я взял тебя от стада овец и сделал имя твое, как имя великих на земле. Я был с тобою везде, куда ты ни ходил, и истребил всех врагов твоих пред лицом твоим…” “Я не могу позволить тебе построить Мне дом, но семя твое после тебя, которое будет из сынов твоих…” Как только Это сказало: “…сынов твоих”, — о-о, то-то было и оно! Билл сказал: “Иосиф?” Это было истиной. Билл понял, что Господь показывает ему, чтобы он не волновался. Затем он зарыдал.

Билл сел в машину и поехал домой. Подъезжая к дому, он увидел Меду, шедшую выбросить мусор. Она едва передвигалась, ее живот сильно увеличился, лицо было бледным, она плакала и очень нервничала. Билл подбежал к ней, обнял ее и сказал:
— Любимая, я хочу, чтобы ты ободрилась.
— Почему?
— Ты знаешь, где я был?
— Догадываюсь.
— У меня есть “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ”. Дорогая, Иосиф появится на свет. Он уже на подходе. Не волнуйся; теперь все в порядке.
От этих слов Меда тотчас же обрела покой.

В семь часов на следующее утро (19 мая 1955 года) Билл отвез свою жену в больницу. Врач увидел, что в течение ночи ребенок уже опустился, и он воскликнул: “О Боже милостивый!” Билл поцеловал свою супругу и сказал:
— Любимая, не пройдет много времени, и Иосиф будет здесь.

Меду поспешно отвезли в родильную палату. Билл ожидал, расхаживая по приемной с другими обеспокоенными отцами, которые истаптывали ковер. Прошло сколько-то минут, и затем в зал ожидания вернулась медсестра, сказав:
— Господин Бранхам?
— Да, мадам.
— У вас родился прекрасный мальчик весом 3 килограмма и 260 грамм.
— Иосиф, малыш, ты довольно-таки долго добирался сюда. Папочка рад тебя видеть.
— Вы назвали его Иосифом? — сказала медсестра.
— Да, именно такое его имя.

СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ после рождения Иосифа, Майнер Арганбрайт зашел к Биллу в гости. Майнер был невысоким мужчиной. Билл однажды сказал, шутя, что потребовалось соединить вместе Майнера и его жену, чтобы получился челов ек полноценного роста и величины. Несмотря на небольшое телосложение своего друга, Билл считал Майнера Арганбрайта великаном в вере. Он был вице-президентом Международного Общества Предпринимателей Полного Евангелия. К тому же, он редактировал ежемесячный журнал этой организации, “Голос Предпринимателей Полного Евангелия”, в котором регулярно опубликовывались статьи о кампаниях Уилльяма Бранхама. Билл был знаком с Майнером уже несколько лет и уважал его христианский характер: смирение, любезность, щедрость и постоянную чувствительность к водительству Святого Духа.

Сидя на краю кресла, Арганбрайт сказал:
— Брат Бранхам, у меня есть замечательное откровение от Господа.
— Да, сэр, я слушаю, — сказал Билл, наклонившись вперед.
— Господь желает, чтобы я поехал в Цюрих, в Швейцарию. Хочешь ли ты поехать со мной?
Откинувшись расслабленно на подушки своего кресла, Билл ответил:
— У меня намечено одно вечернее собрание в Денвере. Затем я буду одну неделю в Мейконе, Джорджия. После этого я свободен. Дай мне подумать об этом.

Когда Билл помолился относительно поездки в Швейцарию, у него остались смешанные чувства. Бог не сказал ему прямо, что ему следует ехать туда. Тем не менее, чем больше Билл размышлял об этом, тем больше чувствовал, что если Майнер Арганбрайт получил откровение относительно этой поездки, это, должно быть, Божья воля.

БИЛЛИ ПОЛЬ БРАНХАМ настойчиво стучал в дверь гостиничного номера своего отца. Не было слышно никакого ответа — даже малейшего движения за дверью. Билли Поль знал, что его отец находился в глубокой молитве перед вечерним служением. В любой другой вечер Билли Поль уходил и пытался снова достучаться минут через пятнадцать — но этот вечер был исключением. Он продолжал легко стучать и звать:
— Папа, лучше поспеши, тебе снова придется проповедовать сегодня. Брат Джек еще не приехал.

Джек Моор, нынешний менеджер Билла, договорился о том, чтобы собрания в Мейконе, штат Джорджия, начались в пятницу, 3 июня, и проводились одно за другим в течение десяти вечеров. Из-за несогласованности в расписании собраний Моор не смог присутствовать там во время первых трех собраний, однако он обещал, что появится к понедельнику. Теперь же пришло время проводить вечернее собрание во вторник, а Джек Моор еще не приехал. Это означало, что Биллу снова придется проповедовать перед молитвой за больных. Он предпочел бы, чтобы его администратор проповедовал предварительную проповедь для поднятия веры у людей. Таким образом, Билл мог бы сосредоточиться на проведении молитвенного служения, что помогло бы ему приберечь свои силы. Помазание для проповедования и помазание для восприятия видений совершенно различались: во втором случае Билл находился в большем напряжении, чем в первом. Переходя от одного помазания к другому, он испытывал дополнительную нагрузку, однако при необходимости мог это делать.

Эта кампания в Мейконе проводилась под открытым небом на футбольном стадионе. Складные стулья были расставлены в ряды по всему спортивному полю. После того как люди наблюдали чудеса в течение четырех вечеров, их интерес не мог быть приглушен даже угрозой сильного дождя — каждый складной стул на стадионе был занят, включая большинство других сидячих мест на трибунах. Возле линии футбольных ворот была воздвигнута возвышенная платформа. Когда Билл поднялся по ступенькам на подиум, он по-прежнему не знал, на какую тему будет проповедовать. Тема его проповеди пришла к нему только после того, как он поприветствовал людей.

Он открыл в своей Библии Книгу Иоиля, где пророк говорил о нашествии насекомых, которые поразили каждое плодовое дерево и виноградные лозы в Израильской земле. Сначала он прочитал Иоиля 1:4 “Оставшееся от личинки жука ела саранча, оставшееся от саранчи ел червь, а оставшееся от червя доела гусеница”. Затем он прочитал Иоиля 2:25 “Я восстановлю вам за те годы, которые пожирали саранча, червь, гусеница и личинка жука — великое войско Мое, которое послал Я на вас”.

Голос Билла слегка повторялся эхом в интервале между задержкой звука, исходившего от десятков громкоговорителей, подвешенных к прожекторным столбам по всему футбольному полю.

— Бог уподобляет Свою Церковь виноградной лозе. Иисус сказал: “Я есмь Лоза, а вы ветви”. Поэтому жизнь, которая была во Христе, должна быть в каждой ветви. Итак, если Христос проповедовал Царство Божье, исцеляя больных, тогда каждая из всех возрастающих ветвей должна будет делать то же самое, потому что в них будет находиться та же самая жизнь, что и в лозе.

До сих пор Билл излагал известный материал, однако с этого момента он начал “протаптывать новую тропу” и сеять новые семена. Он сказал, что на земле существуют две духовные лозы: одна истинная, а другая ложная. Обе лозы растут бок о бок, так что их ветви переплетаются, в результате чего иногда трудно определить, к какому дереву принадлежит какая ветвь. Однако Иисус сказал: “По плодам их узнаете их”.

— Запомните, — подчеркнул Билл, — дух антихриста религиозен. Иисус сказал, что в последние дни это будет настолько близко к истине, что обольстило бы, если возможно, и самих избранных.

Ссылаясь на Книгу Бытие, Билл показал, что Каин и Авель были религиозными: оба были верующими, оба воздвигли жертвенники, и оба принесли жертвоприношения Богу. Каин поклонялся Богу настолько же искренне, как и Авель. Фактически, приношение Каина было более красивым, чем его брата. Каин принес плоды земли и цветы, а Авель вознес на жертвенник закланного агнца. Каин воспылал гневом, когда Бог отверг его приношение и принял жертву его брата. У Авеля было духовное откровение, что не плоды земли ввели грех в мир; грех пришел через кровь. Авель осознал, что грех можно было искупить единственным способом — через пролитие крови, что послужило предзнаменованием того дня, когда Божий Агнец прольет Свою Кровь за грехи падшего человека.

Билл проследил эти две лозы от Книги Бытие до 23-й главы Книги Чисел, где моавитяне боролись с коленами Израильскими. Эти моавитяне, которые были потомками Лота, племянника Авраама, поклонялись тому же Богу, что и Израиль. Точно как Израиль имел пророка в лице Моисея, Моав нашел пророка в лице Валаама. Валак, царь моавитский, предложил Валааму много денег, чтобы он попросил Бога проклясть Израиль. Валаам принял предложение Валака. Чтобы получить доступ к Богу, Валаам вознес в жертву семь тельцов и семь овнов на семи жертвенниках. Согласно левитским законам, фундаментально это было правильным. В этот момент Билл шокировал некоторых своих слушателей, отметив:
— Вы можете быть такими фундаментальными и традиционными, что дальше некуда, и все равно будете идти прямиком в ад.

Он объяснил:
— Хотя эти две лозы росли бок о бок — обе религиозные и фундаментальные, — только по их плодам можно будет узнать их. Сравните Иуду с другими учениками. В течение многих лет Иуда был таким же фундаментальным, как и остальные из них, однако перед Пятидесятницей Иуда показал свой плод — он не смог достичь дня Пятидесятницы и родиться заново. Многие люди не верят, что есть опыт переживания при рождении свыше. Они думают, что все это происходит в разуме. Нет, друзья, это происходит в вашей душе.
— Сравните Иисуса с фарисеями. Как Иисус, так и они верили в Бога-Иегову и в фундаментальные учения Закона, но сверхъестественные знамения и чудеса подтверждали Иисуса. У апостолов также было то подтверждение. Имела его и ранняя церковь. И таким же образом будет подтверждаться истинная лоза в каждом периоде. Иисус сказал: “Именем Моим будут изгонять бесов, возложат руки на больных, и они будут здоровы”. В этом и заключается разница между теми двумя лозами. Они обе могут верить фундаментальным учениям, но только у истинной лозы есть Дух, и она может видеть Свет на свой день. Запомните, Павел сказал, что “буква убивает, а Дух животворит”.

Билл знал, что это было резким отступлением от его обычных проповедей, направленных для поднятия веры; однако это было его новым обязательством — уделять на каждой кампании больше времени для преподавания фундаментальных библейских учений. В этот вечер он подчеркнул самое важное из всех фундаментальных учений: “Вы должны родиться свыше”. Несомненно, от таких его слов некоторые люди чувствовали себя неловко. Билл не мог поступить иначе. Он мог только надеяться, что когда эти люди увидят сверхъестественное различение сердечных тайн в молитвенной очереди, они осознают, что преподаваемое им учение является истиной.

Позже в этот вечер, когда Билл сменил ход служения, перейдя к молитве за больных, видения стали “сыпаться дождем” одно за другим, и каждый случай различения проникал в саму суть чьей-то проблемы. Вторая женщина в молитвенной очереди встала перед Биллом. Прежде чем она могла произнести что-либо, он сказал:
— Минуточку.

Он повернулся лицом к аудитории и стал наблюдать и прислушиваться.
— Это злой дух зовет других на помощь. Я вижу темную полосу между этой леди, стоящей возле меня, и той женщиной, сидящей там, у которой нога поднята на стул. У них обеих рак. У этой леди, которая стоит здесь, рак поразил горло.
Он стал говорить женщине, стоящей возле него.
— Верьте, леди. Вы нервничаете. Врачи попытались оперировать вас, и сейчас ваш голос исходит через отверстие в вашем горле. Вы не из Джорджии. Вы из города Мелроуз, Флорида. Вас зовут миссис Е. М. Робинсон.
По всему стадиону прокатилось бормотание. Билл возложил руку на миссис Робинсон и проклял того демона рака Именем Иисуса. Затем он обратился к другой женщине, сидевшей среди собравшихся людей, и сказал:
— Сестра, у вас рак на груди. В видении я вижу, как врач обследует вас. Билл также проклял того демона рака Именем Иисуса.

За всем этим наблюдал молодой методистский проповедник, сидя высоко на трибуне. Уиллард Коллинз подумал: “Это не так, как в методистской церкви. Мне никогда раньше не доводилось видеть нечто такое. Я сижу слишком далеко и не могу увидеть больше. Завтра мне нужно будет сесть поближе”.

В следующий вечер Уиллард искал свободный стул недалеко от платформы. Он не мог его найти. Даже пространство между платформой и первым рядом стульев было заполнено людьми, сидевшими в инвалидных колясках и лежавшими на раскладушках. Уиллард остановился и спросил пожилого чернокожего мужчину, как долго он был болен.
— Я прикован к постели семнадцать лет, — ответил мужчина.
Заметив, насколько иссохшим выглядит этот пожилой человек, Уиллард поверил ему на слово. Не найдя свободный стул возле платформы, он вновь занял место на трибуне.

Во время того вечернего служения Уилльям Бранхам сказал одной женщине в молитвенной очереди:
— Вы страдаете от ужасной болезни под названием рак. Возле вас нависает дух смерти. Однако помимо исцеления вам нужно спасение вашей души. Вы грешница. Если вы сейчас покаетесь и отдадите свою жизнь Иисусу Христу, Он исцелит вас.
После того как она покаялась, она получила исцеление. Билл наблюдал, как она оживленно спускалась по ступенькам на поросшее травой футбольное поле. Ангел следовал за ней. Пока женщина шла вдоль прохода между рядами складных стульев, Ангел отошел от нее и переместился в ту часть, где находились люди на раскладушках и в инвалидных колясках.
Вдруг Билл указал рукой на того пожилого чернокожего мужчину, с которым ранее разговаривал Уиллард Коллинз.
— Вы, сэр, на той раскладушке… Вы верите мне как Божьему пророку? У вас нет молитвенной карточки, не так ли? Вам она и не нужна. Примете ли вы меня как вашего пророка и послушаетесь ли вы меня? Тогда встаньте с той раскладушки, идите домой и поужинайте. Иисус Христос сделает вас здоровым. Аминь.
Пожилой человек перекинул через край раскладушки свои худые ноги и встал. Кто-то поддержал его в течение нескольких мгновений. Затем без посторонней помощи он пошел вдоль футбольного поля и покинул стадион.

Уиллард Коллинз чувствовал пульсацию крови в своих сонных артериях. “Это же реально! — подумал он. — Я хочу попасть в ту молитвенную очередь”. В течение многих лет Уиллард страдал от язв в желудке, что заставляло его придерживаться строгой диеты, включавшей легкую пищу. Впервые за многие годы он поверил, что сможет выздороветь… если ему удастся попросить Уилльяма Бранхама помолиться за него.

Попасть в молитвенную очередь было не так уж просто. Каждый вечер раздавали только сто молитвенных карточек, и из той группы выбирали только 15-30 человек, чтобы выстраивать их в очередь. Каждый вечер сотни людей приходили на стадион пораньше, чтобы попросить карточку. В четверг вечером Уиллард не получил ее. Разочарованный, он какое-то время ходил вокруг, ища свободное место как можно ближе к платформе. Впереди было отведено место не только для инвалидных колясок и раскладушек, но также для людей, которые записывали служение на магнитофонную пленку. Уиллард заметил небольшой свободный промежуток между двумя магнитофонами. Прибежав к своему пикапу, он взял складной стул, принес его на стадион и втиснулся между теми магнитофонами.

Помолившись за дюжину людей в молитвенной очереди, Уилльям Бранхам спустился по ступенькам на поле и стал ходить среди раскладушек и инвалидных колясок, молясь за отдельных людей то здесь, то там. Затем он остановился перед Уиллардом, возложил руку ему на плечо и помолился: “Отец, он также болен. Исцели его”. Поднявшись по ступенькам на платформу, Билл подошел к микрофону и сказал:
— Вы, скорее всего, не могли это видеть, но Ангел Господень повел меня к каждому человеку, к которому я подходил, когда я ушел отсюда.

Уиллард Коллинз не видел Ангела, но он чувствовал Его присутствие. После того как евангелист прикоснулся к нему и помолился, по телу Уилларда прошло необычное ощущение. Это почти было похоже на то, будто прохладная вода протекла по нему и через него. Отныне он мог есть все, что только хотел. У него больше не было проблем с желудком.

В последний вечер кампании через молитвенную очередь проходила какая-то женщина. Билл с точностью сказал ей, в чем заключалась ее проблема, и сколько раз ее оперировали. Затем он сказал ей, что она живет не в Мейконе, а в Огасте, штат Джорджия, добавив ее имя и домашний адрес, хотя, по его словам, он никогда в жизни не видел ее. Уиллард Коллинз наблюдал, как во время этой кампании Уилльям Бранхам различал тайны сотен людей, и от этого факта его изумление не уменьшилось и в этот раз. Затем произошло нечто, что глубоко обеспокоило его. Женщина, сидевшая за его спиной, сказала своей соседке: “В этот раз Брат Бранхам, безусловно, сделал промах. Я знаю ту женщину, и она не живет там”.

Сомнение пронзило веру Уилларда своим злым острием. Он слышал, как Уилльям Бранхам говорил: “Если во время различения я скажу вам что-нибудь неправильно, тогда вообще не верьте ничему из того, что я говорю вам, потому что это означает, что я больше не водим Святым Духом”. Уиллард Коллинз видел логику в таком утверждении. Если Бранхам мог бы допустить ошибку в различении сердечных тайн, он также мог бы сделать ошибку в учении. Вопрос заключался в следующем: на самом ли деле он ошибся? Коллинз должен был все разузнать. В течение нескольких последующих дней он играл роль сыщика, спрашивая отдельных людей, пока, наконец, не узнал истину. Оказалось, что за два дня до того, как та женщина, о которой идет речь, проходила через молитвенную очередь в четверг вечером, она переехала в новый дом в городе Огаста, а ее знакомая, сидевшая в толпе во время собрания, не знала, что она переехала туда. Итак, та незнакомка действительно проживала по тому адресу, который сказал Уилльям Бранхам.



Up