Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Раненый опоссум

Глава 72

1955



ВОЗВРАТИВШИСЬ из Швейцарии, Уилльям Бранхам обнаружил в своем офисе в Джефферсонвилле белую гору писем. Это не было неожиданным сюрпризом. Всякий раз, когда Билл находился в поездках, письма, адресованные ему, накапливались, как снежинки в непрестанном снегопаде. Два его секретаря-помощника, мистер и миссис Кокс, справлялись с большей частью этих писем, не нуждаясь в непосредственном содействии Билла. Большинство этих писем приходило от людей, просивших молитвенные ткани. Билл отправлялся в свою пещеру в местности Туннель-Милл и все послеполуденное время молился над катушкой белой ленты. Затем мистер и миссис Кокс расстригали эту ленту на 15-сантиметровые кусочки и посылали их бесплатно по почте каждому человеку, который обращался с такой просьбой. Во многих письмах были свидетельства об исцелениях и чудесах, происшедших во время исцелительных кампаний или после получения молитвенной ткани. На такие письма не нужно было отвечать.

Другие же письма Биллу следовало просматривать лично. В данный момент из 400 крупных городов по всему миру к нему пришли телеграммы и письма, в которых люди просили его провести исцелительные кампании в их местностях. Конечно, он мог удовлетворить лишь немногие из этих просьб. Билл включал каждую из этих просьб в свои молитвы и просил Бога вести его в те места, куда ему следует ехать в следующий раз. Из-за таких его методов его менеджерам было трудно планировать кампании. Они предпочитали составлять расписание его собраний, по крайней мере, на шесть месяцев вперед. Биллу же хотелось иметь более скользящий график, чтобы он мог следовать водительству Святого Духа незамедлительно. На первые выходные августа у него намечались собрания в Кэмпбеллсвилле, штат Кентукки. Затем у него была свободная неделя для приготовлений к поездке в Германию. Его кампания в Карлсруэ, Германия, должна была начаться 15 августа.

Каждую неделю Билл также получал десятки телефонных звонков, писем и телеграмм от людей, которые просили его приехать и лично помолиться за них. Если они присылали письмо, то в конверт вместе со своими просьбами они часто вкладывали авиабилет для поездки туда и обратно. Биллу было просто невозможно путешествовать и лично молиться за всех этих людей. Если бы он попытался, то все время ему пришлось бы заниматься только этим. Тем не менее, он молился за каждого из этих людей, когда читал их письма и телеграммы, и он всегда был готов принять от Бога водительство, чтобы совершить когда-нибудь особую поездку.

Однажды Билл изучал Библию у себя в комнате, когда стены вдруг исчезли, и он увидел себя стоящим на уличном тротуаре. Все дома вокруг были для него незнакомы. Затем открылась дверь одного белого дома, и оттуда вышел мужчина с портфелем в руке. Незнакомец стал идти по дорожке, открыл калитку, прошел по тротуару перед Биллом, сел в свою серую машину и уехал.
Откуда-то сзади, за правым плечом Билла, Ангел Господень сказал:
— Взгляни по другую сторону калитки.
Открыв калитку, Билл увидел мотыгу, лежавшую возле аккуратно ухоженной цветочной клумбы. Ангел сказал:
— Подойди к двери. Там ты встретишься с женщиной в коричневом жакете, которая будет плакать, потому что она так сильно беспокоиться о своем больном мальчике. Попроси ее, чтобы она разрешила тебе посмотреть на ее сына. Она проведет тебя в спальню. Когда положишь свою шляпу на кровать, она положит ее на телевизор. Подожди до тех пор, пока в спальню не придет женщина в красном свитере и сядет у кровати. Когда обе женщины будут в комнате, возложи руки на мальчика и скажи: “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: ты исцелен”.
Вдруг окружающая обстановка изменилась. Теперь Билл, казалось, стоял на улице и смотрел через окно универсального магазина, на стене которого висели большие, своеобразные часы. Билл услышал ритмичный скрипучий звук. Повернувшись, чтобы узнать, откуда исходит этот скрип, он увидел медсестру, толкавшую перед собой мужчину в инвалидной коляске со скрипучими колесами. На коленях мужчины лежала Библия. Ангел сказал:
— Обрати внимание на время.
Билл снова посмотрел на часы и заметил, что стрелки показывали без десяти три.
Затем Ангел добавил:
— Скажи этому мужчине, чтобы он встал и ходил.

В то же мгновение видение закончилось, и Билл вновь оказался в своей комнате.

Как и большинство других видений, это видение оставило в его разуме ясные впечатления. Он знал, что подобно всем другим воспоминаниям, эти впечатления также могли бы расплыться со временем, поэтому первым делом он записал каждое из них в свою записную книжку с видениями.

Три дня спустя, когда Билл читал письма, одно из них коснулось его сердца иначе, чем другие. Мужчина из Денвера, штат Колорадо, находившийся при смерти от туберкулеза, желал, чтобы Билл прилетел в Денвер и сразу же помолился за него. Хотя это письмо не отличалось от десятков других писем, которые Билл прочитал за последние три дня, в этот раз Святой Дух внутри него сказал ему: “Отправляйся туда!”

Прилетев в Денвер, он приехал на такси к дому этого человека и помолился за него. Поскольку у Билла оставалось несколько часов до вылета следующего самолета в Луисвилл, штат Кентукки, он решил пойти в центр города. Пройдя легким шагом десяток жилых кварталов, он услышал, как открылась дверь, и увидел мужчину с портфелем, вышедшего из белого дома. Женщина, проживавшая в этом доме, сказала: “До свидания, доктор”.

“До чего странно! — подумал Билл. — Как будто я где-то раньше его видел”. Врач прошел через калитку в белом заборе, сел в свой серый седан модели “Форд” и уехал. От этого в мозге Билла началась цепная реакция нейронов, и он вдруг вспомнил, где раньше видел этого врача. Он подошел к забору и открыл калитку. На земле, возле цветочной клумбы, лежала мотыга: точь-в-точь как он увидел это в том видении пару дней назад. Подойдя к двери, Билл постучал. Молодая женщина приоткрыла дверь, чтобы посмотреть, кто там. На ней был коричневый жакет, в точности как Ангел и сказал. Глаза ее покраснели от слез.

— Здравствуйте, — сказал Билл, снимая шляпу. — У вас есть больной мальчик?
Женщина невольно нахмурилась, причем одна бровь странно поднялась.
— Да. А вы врач?
— Нет, мадам. Я служитель. Моя фамилия Бранхам.
— Думаю, что вы мне не знакомы, мистер Бранхам.
— Я не из этого города. Мое служение — молиться за больных, и Господь направил меня к вашему дому. Можно мне посмотреть на вашего сына?

Она задумалась на пару мгновений и затем, будто желая сказать: “А почему бы и нет?”, пожала плечами и настежь распахнула дверь. Билл пошел за ней в спальню, где маленький мальчик, укутанный одеялами, лежал и весь дрожал. Билл отбросил свою шляпу на покрывало кровати, чуть ниже ног мальчика. Вместо того чтобы положить шляпу на телевизор, мать мальчика положила ее на стул возле кровати. Билл подумал: “Мне нельзя говорить и слова о том видении. Я просто должен буду подождать, пока все не встанет на свое место”.

— А что не в порядке с вашим сыном? — спросил он у этой женщины.
— У него воспаление легких. Врач сказал, что это очень серьезно.

В течение нескольких минут они обсуждали состояние мальчика, и затем мать взяла шляпу Билла и положила ее на телевизор. Билл подумал: “Что ж, эта часть видения исполнилась, но я все еще не могу помолиться за мальчика”. Вскоре в комнату вошла пожилая женщина в красном свитере и села на стул. В то же самое мгновение мать мальчика встала и вышла из комнаты! Билл набрался терпения и стал разговаривать с бабушкой мальчика, пока, наконец, молодая мать не вернулась в спальню, и все встало на свое место согласно тому видению.

Билл сказал обеим женщинам:
— Встаньте, пожалуйста.
Он также встал и, подойдя к изголовью кровати и возложив руки на ребенка, сказал:
— ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Ты исцелен”.

Мальчик позвал свою маму и протянул к ней руки. Она села на край кровати и, поддерживая его своими руками, прильнула щекой к его лбу. Затем она с удивлением подняла глаза и сказала:
— У него пропал жар.

Когда Билл вернулся на улицу, его поиски такси не увенчались успехом. Он стал немного волноваться из-за того, что может опоздать на свой самолет, поэтому быстро зашагал к центру города, ища перекресток с более интенсивным уличным движением, чтобы поймать такси. Наконец, он пришел к целому ряду магазинов. Это место показалось ему идеальным для того, чтобы остановить такси. Затем Билл вошел в универмаг, чтобы купить сладостей. Когда он стоял у кассы и платил кассиру, он заметил своеобразные часы, висевшие на стене. Часы показывали без десяти три. Он понял, что находится в нужном месте в нужное время. Как только он вышел из магазина, он услышал, как и ожидал, скрипучий звук. На тротуаре медсестра толкала перед собой инвалидную коляску, в которой сидел мужчина. В точности как Билл увидел в видении, этот пациент, сидя в инвалидной коляске, держал на коленях Библию.

Подойдя к инвалиду, Билл спросил:
— Вы верите в эту Книгу?
— Да, сэр, я верю, — уверенным тоном ответил незнакомец.
— Отлично, потому что в этой Книге содержатся слова Вечной Жизни. Вы когда- нибудь читали о том, как Иисус исцелял больных?
— Много раз.
— Верите ли вы, что Он может совершать то же самое и сегодня?
— Да, сэр, я верю.
— Тогда во Имя Господа Иисуса Христа встаньте, ибо ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Ты исцелен”.

Наклонившись всем телом вперед и ухватившись за подлокотники инвалидной коляски, мужчина попытался встать. Встревоженная медсестра положила свою руку ему на плечо и стала давить на него, стараясь вновь усадить его в инвалидную коляску. При этом она возразила:
— Вам нельзя вставать. Вы ведь упадете и поранитесь.
— Встаньте, — настаивал Билл. — Поверьте мне на слово.
— Кто вы? — спросил больной.
— Это не имеет значения. Встаньте, сэр, во Имя Господа.

Мужчина толчком убрал со своего плеча руку медсестры и встал. Затем он не то, что пошел — он побежал! В то же мгновение из-за угла появилось такси и поехало в их сторону. Билл остановил его и вскоре уже мчался в аэропорт.

На следующий день он зашел в общественную библиотеку в Джефферсонвилле, чтобы почитать денверскую газету. Он нашел ту статью, которую искал. Ее заголовок гласил: “ТАИНСТВЕННОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ МУЖЧИНЫ НА УЛИЦЕ”. Никто в Денвере не знал, что на самом деле произошло. Билл не видел необходимости говорить им об этом.

ПОСЛЕ своей кампании в Швейцарии в июне 1955 года Уилльям Бранхам провел почти шесть недель дома со своей семьей. В это время он не проповедовал слишком много: он провел небольшую исцелительную кампанию на одних выходных в Кэмпбеллсвилле, штат Кентукки, и затем произнес несколько воскресных проповедей в своей домашней церкви. Орман Невилл, который являлся сопастором в Скинии Бранхама, охотно уступил кафедру и позволил Биллу обратиться с речью к собранию. Хотя Билл пытался уйти с должности пастора, когда всецело посвятил себя труду евангелиста в 1946 году, члены его паствы не позволяли ему сделать это. Они по-прежнему считали его своим пастором, хотя в Джефферсонвилле он проповедовал не так уж и часто. С годами Билл принял такую договоренность за плод их любви и уважения к нему. В данный момент, когда он больше уделял внимания преподаванию учения, это означало, что у него была кафедра, где он мог углубленнее учить Слову. Хотя сейчас он и преподавал больше учения, однако во время своих исцелительных кампаний он все еще чувствовал ограничения в том, что он мог говорить и как глубоко он мог излагать определенные темы. Дома же, в Скинии Бранхама, он мог преподавать учение настолько досконально, насколько позволяло ему время.

В воскресенье, 24 июля 1955 года, Билл учил о демонологии. Он использовал много мест из Писаний для объяснения того, как демонические духи могут воздействовать на жизнь людей, и он пояснил эти пункты наглядными примерами, которые взял из своего личного опыта, когда боролся с демонами во время своих молитвенных собраний. Он назвал эту проповедь “Завлекающие духи”.

Перед тем как приступить к изложению своей темы, Билл провел короткое служение посвящения младенцев, помолившись за нескольких малышей и посвятив их Господу. Он не верил в крещение маленьких детей в воде. Вместо этого он учил тому, что д уши детей находятся в безопасности во Христе до тех пор, пока они не достигнут того возраста, когда станут ответственными за свои собственные решения и выборы. Апостол Петр сказал: “Покайтесь, и да крестится каждый из вас во Имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа”. Водное крещение — это осознанное действие, которое новообращенные совершают на глазах у других людей, свидетельствуя тем самым о том, что они отвергли свои грехи и развернулись в противоположную сторону, чтобы следовать за Иисусом Христом. Поскольку маленькие дети покаяться не могут, то их и не следует крестить в воде. Однако Билл поощрял христианские семьи к тому, чтобы они приходили со своими детьми в церковь и позволяли служителю помолиться о Божьем благословении в жизни этих малышей. Он цитировал из Евангелия от Марка 10:13-16, где Иисус сказал: “Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие… И обняв их, возложил руки на них и благословил их”. Один из малышей, которых Билл посвятил Господу в это утро, был его сын Иосиф.

ХОТЯ Уилльям Бранхам взял летний отпуск, чтобы отдохнуть от своего напряженного евангелистического графика, время, которое он проводил дома, было вовсе не похоже на отдых. Приезжие люди заходили к нему домой в любое время суток, желая, чтобы он помолился за них. Поскольку Билл видел видения, многие люди считали его пророком и верили, что, представься им возможность сидеть в его гостиной и говорить с ним о своих проблемах, Бог дал бы Своему пророку “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ” непосредственно для них. Они были правы, однако, сгорая от нетерпения услышать сообщение от Бога, они не осознавали, как сильно у посланника истощалась энергия от этих собеседований.

Большинство людей из собрания Билла понимали это, и, чтобы как-то облегчить его бремя, некоторые из них любыми способами пытались помочь своему пастору. В один прекрасный июльский день Бэнкс Вуд, который жил по соседству, косил траву на газоне Билла. Рано на следующее утро Бэнкс со своей женой перешел за пределы своего участка, чтобы сгрести граблями скошенную траву во дворе Билла до появления солнцепека. Около десяти часов утра Билл вышел на улицу, чтобы поблагодарить своих соседей за оказанную помощь. Во время их разговора к дому подъехали Лео Мерсер и Джин Гоуд. Билл, шутя, называл Лео и Джина своими “учениками”. Подобно Бэнксу Вуду и Уилларду Коллинзу, Лео и Джин переехали в Джефферсонвилл, чтобы находиться рядом с Уилльямом Бранхамом и его служением. Когда Билл совершал поездки, Лео, Джин и Бэнкс часто сопровождали его, чтобы записывать его служения на пленку. Затем они размножали эти записи и продавали их по минимальной цене увеличивавшемуся числу людей, которые желали иметь копии этих пленок.

Лео, Джин и миссис Вуд стояли во дворе, разговаривая с Биллом. Вскоре Бэнкс положил на землю грабли и присоединился к их разговору. Их беседа перешла на тему местного убийства, совершенного несколько дней назад. Молодая женщина задушила своего младенца одеялом, связала проволокой сверток с его мертвым тельцем и бросила его с моста в реку Огайо. Билл использовал эту трагедию в качестве наглядного примера, чтобы показать упадок моральных ценностей, который он наблюдал, путешествуя по всему североамериканскому континенту. Похоже, с каждым годом это еще больше ухудшалось. К сожалению, моральное разложение вкрадывалось и в церкви.

Этот нравственный упадок больше всего бросался в глаза среди женщин. Билл просто поражался тому, сколько христианок отказывалось от своего женского наследия и перенимало особенности мужского духа и поведения, такие как подстригание волос, ношение брюк и даже проповедование Евангелия за кафедрой — все вопреки Божьему Слову. Ежегодно все больше христианок отклонялось в неверную сторону. Они подражали скверным мирским стилям и модам и пытались выглядеть привлекательными, накладывая на лицо косметику и надевая неприличную одежду, например: облегающие, узкие платья или шорты и даже купальные костюмы, которые были не чем иным, как цветным нижним бельем. Эта перемена в сфере моральных ценностей оказывала влияние и на детей. Матери, вместо того, чтобы учить детей набожности и приличию, своими примерами учили их безбожию и непристойности. Однако хуже всего было то, что многие христиане не знали, что эти вещи оскорбляют Святого Духа.

До недавнего времени в своих проповедях Билл не говорил много о таких вещах, полагая, что в обязанности пасторов входило исправлять своих прихожан. Однако слишком много пасторов не проповедовало против мирской и плотской суетности. Билл считал, что кому-то ведь нужно делать это. Если пасторы не будут проповедовать против этого, тогда он будет. Людям необходимо было знать разницу между истиной и заблуждением. Стандарты церкви нужно было отстаивать, раз уж христиане желали быть Невестой Иисуса Христа.

Во время разговора Билл заметил, как через его калитку прошел опоссум и стал идти, ковыляя, к его дому по гравийной подъездной дорожке. Это было крайне необычно. Хотя на юге штата Индиана опоссумы не диковинка, они шныряют по ночам, а днем показываются только в том случае, если что-то нарушает их покой. При дневном свете они практически слепы. Тогда почему же эта сумчатая крыса оказалась здесь? Опоссумы обычно избегают людей. Может быть, у этой двуутробки бешенство? Билл стал присматриваться. Издали животное выглядело нормальным. Опоссум немного превосходил по размеру кошку, и его туловище было покрыто жесткой серовато-белой шерстью; голова была белой с продолговатой мордочкой и небольшими безволосыми ушами; хвост также был голым и кнутоподобным, как у крыс.

Когда двуутробка подошла ближе, Билл заметил, что она прихрамывает, волоча переднюю лапку. Он приблизился к сумчатой крысе, чтобы получше ее рассмотреть. Животное не остановилось, когда он подошел ближе, однако оно ковыляло так медленно, что Билл мог без труда разглядеть его. В боке опоссума зияла тяжелая рана, которую Билл не увидел издали. Возможно, сумчатую крысу сбила машина или покусала собака. Как бы там ни было, ее плечо было покалечено и окровавлено из-за раны, которая тянулась до самого уха. Нога, скорее всего, была сломана. Вокруг зиявшей раны кружились и жужжали зеленые мухи, а по розоватой плоти опоссума ползали их личинки.

Билл взял грабли и их рукояткой перевернул двуутробку на бок, чтобы увидеть все ее раны. Обычно в таких ситуациях сумчатая крыса падает на землю и притворяется мертвой, но эта двуутробка прорычала, оскалив зубы, и стала кусать рукоятку грабель. Именно тогда Билл увидел, что она была матерью, старавшейся защитить своих детенышей. Сумчатые крысы, как и кенгуру, носят своих малышей в сумке на животе. Эта мать была настолько ослабшей, что ее брюшные мышцы не могли удерживать сумку закрытой. Билл насчитал восемь крошечных крысят, извивавшихся в ее “кармашке”.

— Джин и Лео, подойдите сюда. Я покажу вам урок. Посмотрите на эту мать, сумчатую крысу. Хотя она бессловесное животное, но, на мой взгляд, она является настоящей леди. В ней больше материнства, чем у многих современных женщин, особенно у той, которая на днях бросила своего ребенка в реку. Той женщине ее ребенок показался обузой, и она убила его, чтобы иметь возможность бегать по барам и веселиться. А теперь примите во внимание эту мать, сумчатую крысу. Ей, возможно, осталось жить всего лишь несколько часов, и, тем не менее, она отдаст свои последние силы в борьбе, чтобы защитить своих малышей.

Как только Билл перестал двигать рукояткой грабель, двуутробка с трудом встала на ноги и проковыляла оставшуюся часть пути к дому Билла, где она свалилась от бессилия возле крылечных ступенек.

Миссис Вуд сказала:
— Брат Бранхам, тебе следует убить ее и положить конец ее мучениям. Тебе придется умертвить и тех малышей. Они настолько крошечные, что ты не сможешь сам их кормить.
Билл покачал головой.
— Сестра Вуд, я не могу так поступить.
— Почему? — спросила она. — Ты ведь охотник. Ты убил много дичи.
— Да, я охотник, но я убиваю только ту дичь, которую смогу съесть или как-то иначе использовать. В других случаях я убивал животных, которые губили других животных. Я никогда не убиваю зверей ради одной лишь стрельбы.
— Но это ведь не будет бессмысленным убийством. Эта сумчатая крыса все равно не выживет, и затем все те крысята будут умирать голодной смертью. Убить их будет гуманным поступком.
— Я знаю, что ты права, Сестра Вуд, но я почему-то не могу заставить себя сделать такое.
— Тогда позволь Бэнксу унести их отсюда и убить.
— Нет, — сказал Билл, — просто оставьте их на данный момент прямо там, где они находятся.

Весь тот день мать-двуутробка лежала у крыльца и жарилась на июльском солнцепеке. Все люди, приходившие для собеседования и молитвы к Биллу, замечали ее и спрашивали у него о ней. Днем Билл несколько раз ткнул ее палкой, чтобы узнать, была ли она еще живой. Сумчатая крыса каждый раз слабо рычала, однако вовсе не пыталась двигаться, даже когда он поставил перед ней пищу и воду. Один раз он полил ее рану водой, чтобы прогнать мух, но они все равно облепили ее.

В тот вечер Бэнкс Вуд постучал в дверь Билла и сказал:
— Брат Бранхам, на сегодня ты уже достаточно послужил людям. Позволь-ка мне повозить тебя, чтобы ты мог немного отдохнуть.
Билл с радостью принял это предложение.

В течение нескольких часов они ездили по сельской местности, любуясь лесами и кукурузными полями, фермами и амбарами и все время говоря о Божьей благости. Возвратившись домой к 11 часам, Билл снова ткнул двуутробку, чтобы удостовериться, была ли она еще живой. Она издала жалобный стон и задрожала.

Этот стон всю ночь не давал ему покоя. Часами напролет расхаживал Билл по комнате, думая об опоссуме. Позже этот жалобный стон проник даже в его сны. На следующий день, спозаранку, Билл вышел на крыльцо, чтобы снова пошевелить ногой сумчатую крысу. В этот раз ее задняя нога подернулась, но все тело оставалось неподвижным. Мать-двуутробка даже не открыла глаза. Билл понял, что жить ей оставалось недолго. Он зашел в дом и сел в своем рабочем кабинете. Потирая руками лицо, он подумал: “Так или иначе, сегодня мне придется сделать что-то с этой сумчатой крысой. Что же мне сделать?

Неизвестно откуда к нему проговорил Голос:
— Вчера ты назвал ее леди и упоминал ее в качестве примера в своей проповеди. Ты хвалил ее за то, что она настоящая мать.
— Да, это правда, — ответил Билл. — А что?M
— Все это время она, как леди, лежит у твоего порога, терпеливо ожидая своей очереди, когда за нее будет вознесена молитва.
— Ну, я и не знал. Я…
Сидя, Билл неловко выпрямился. Он стал озираться по всей комнате, недоумевая: “Что же тут происходит? С кем это я говорю? Ведь я кому-то отвечал”.
Снова он услышал, как Голос отчетливо сказал:
— Я послал ее к твоему дому, чтобы за нее была вознесена молитва. И вот она уже почти целые сутки лежит у твоей двери, а ты еще не помолился за нее.
Склонив голову, Билл стал молиться:
— Дорогой Бог, это Ты послал ее ко мне? Прости Твоего глупого слугу, что не понял этого.

Теперь он ясно это увидел. Сумчатая крыса могла прийти только из того лесочка, находившегося в метрах ста пятидесяти вверх по улице. Чтобы достичь дома Билла, она, прежде всего, должна была с трудом тащиться мимо четырех других домов, которые были ближе к дороге, чем его дом, и все они были без заборов. Из всех дворов вдоль этого квартала только его двор был огорожен забором, однако эта самка опоссума проковыляла по его подъездной дорожке, не останавливаясь, пока не достигла его двери. Бог, несомненно, вел ее.

Выйдя во двор, Билл остановился возле матери-двуутробки, поднял к небу руки и стал молиться: “Небесный Отец, я знаю, что Ты ведешь Своих детей, чтобы за них была вознесена молитва, когда они больны. Я также знаю, что Ты заботишься даже о малых птицах. Если Ты Своим Святым Духом привел это бессловесное животное, чтобы я вознес молитву, прости меня за то, что я был слишком глуп, не поняв этого. Я молю Тебя, Небесный Отец, во Имя Иисуса, исцели эту доблестную мать”.

Как только Билл произнес “Иисус”, эта мать, сумчатая крыса, подняла голову и посмотрела Биллу прямо в глаза. Через пару мгновений она перевернулась, собрала всех своих малышей и запихнула их в свою сумку. Затем она встала на ноги и сделала несколько шатких шагов. Казалось, что с каждым последующим шагом она становилась все крепче и крепче, когда поспешно бежала по подъездной дорожке. Теперь у нее не было и малейшего признака хромоты и ковыляния. Достигнув калитки, двуутробка остановилась возле одного из пирамидальных столбиков и посмотрела на Билла, словно желая сказать: “Благодарю, любезный сэр”. Затем она повернула налево и побежала вверх по улице, прямиком в тот лесочек, где она могла обрести безопасность.

Позже, рассказывая эту историю, Билл обратился к собранию со следующими словами:
— Если Бог так заботлив, что Он сжалился над несведущей сумчатой крысой, тогда подумайте, насколько же больше Он заботится о Своих сыновьях и дочерях, которые в нужде. Сила сатаны ограниченна, а Божья сила беспредельна.



Up