Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Таинственность и чудеса в Мексике

Глава 75

1956



ТРАВА ВО ДВОРЕ дрожала под снежным покровом, а Уилльям Бранхам тем временем размышлял о самом мощном видении, какое ему когда-либо приходилось видеть. Загадочно отмененное собрание, безуспешная попытка зашнуровать детский ботиночек, урок рыболовства и таинственная комната на возвышенной платформе в громадном тенте, — все эти эпизоды не выходили из памяти Билла, и их тайный смысл не давал ему покоя. Долгое время он был поглощен мыслями об этом видении. Хотя он покорно хранил тайну, которую Ангел поведал ему в той комнатке, воздействие той тайны накладывало огромный отпечаток на то, что он читал в Библии, и на большинство проповедей, которые он проповедовал в последующие месяцы. Однажды вечером, в декабре 1955 года, Билл никак не мог заснуть от переполнявшего его воодушевления. В 22:30 он разбудил жену и спросил:
— Дорогая, можно, я тебе немножко попроповедую?
Меда перевернулась на другой бок, чтобы смотреть своему мужу в лицо. Она протерла глаза, улыбнулась и сказала:
— Конечно, Билл. Проповедуй, я буду слушать.

Билл проповедовал своей жене до полуночи, говоря:
— Христианская вера основывается всецело на покое. Христианин не мечется как угорелый. Христианин не бегает туда-сюда. Христианин не суетится, не кипит от злости и не беспокоится. Христианин покоится. Для верующего все завершилось на Голгофе. О-о, могут прийти разочарования, однако христианин по-прежнему покоится, зная, что Бог способен выполнить Свои обещания. Мы, христиане, знаем, что неважно, какие бы проблемы ни появлялись — будь то голод, болезнь или даже смерть, — ничто не может отлучить нас от любви Божьей во Христе Иисусе385. Мы спокойны. Хотя жизненные невзгоды будут гнать и бросать этот ветхий корабль во все стороны, наш якорь надежно держит нас на месте. Наша вера не опирается на наши способности или нашу церковь, или на наших друзей. Наша вера полностью покоится на завершенном труде Иисуса Христа. Конечно, всякого рода бури и волнения будут приходить, но наш корабль не может потонуть, потому что мы заякорены в Божьем Слове.

Первого января 1956 года Билл более подробно изложил эту тему в проповеди “Почему люди такие беспокойные?”. Он говорил о тех христианах, которые постоянно гонимы туда- сюда жизненными невзгодами. У такого христианина то взлеты, то падения. Один день он чувствует себя победоносным, а на следующий день он в унынии. Один день он поклоняется Богу, а на следующий день он может вернуться к мирскому образу жизни. Почему же такое происходит? Потому что у него всего лишь умственное понятие Божьего Слова. Он пришел к Иисусу через интеллектуальное познание, а не через сверхъестественный опыт переживания в своей душе.

Для пояснения своей мысли Билл использовал историю о путешествии Израильтян из Египта в Обетованную Землю. Поскольку Израильтяне не взяли с собой никакой пищи, Бог ежедневно давал им сверхъестественный хлеб, который они назвали манной. Израильтянам было велено не запасать эту манну. Если они пытались приберечь ее, на следующий день она портилась. Каждое утро они должны были собирать столько манны, сколько могли съесть в тот день. Так же и христиане должны ежедневно питаться Иисусом Христом, Хлебом Жизни.

Хотя эта манна могла сохраняться в свежести не более одного дня, были, однако, некоторые исключения. Поскольку Бог велел Израильтянам работать шесть дней в неделю, манна, которую они собирали в шестой день, всегда сохранялась свежей до конца седьмого дня. К тому же, Бог поручил Моисею положить сколько-то манны в Ковчег Завета. Ковчег Завета был прямоугольным ящиком, который находился в самом дальнем отделении скинии, известном под названием “Святое святых”. Манна внутри Ковчега вовсе не портилась и не черствела; одно поколение сменялось другим поколением, а она пахла настолько же приятно, как свежеиспеченный хлеб. С духовной точки зрения, эта постоянная свежесть была доступна и христианину.

Поясняя то, что он подразумевал, Билл сравнил христианскую жизнь со скинией, которую Бог велел Моисею построить в пустыне. В скинии были три отделения: внешний двор, святилище и Святое святых. (1) Внешний двор. Человек, приходивший к скинии, прежде всего, должен был войти в огороженный двор под открытым небом, где находился жертвенник, для принесения в жертву животных, и умывальник, в котором умывались священники перед вхождением в скинию. (2) Святилище. Сама скиния была разделена завесой на два отделения. Комната, ближайшая к входу скинии, называлась святилищем, и в ней находился светильник с семью ответвлениями для семи горевших лампад. К тому же, в святилище стоял жертвенник для воскурения благовонных курений и стол для хлебов предложения, которые обозначали Божье Присутствие. (3) Святое святых. Самая внутренняя комната называлась “Наисвятейшим Местом” или Святым святых. В этом священном внутреннем отделении скинии находился только один предмет инвентаря: Ковчег Завета. Крышка этого ковчега называлась “престолом милости”. Эти три отделения скинии символизировали три стадии спасения: (1) оправдание, (2) освящение и (3) крещение Святым Духом.

У скинии в пустыне был только один вход, и лишь те, кто верили в Иегову, могли пройти через него и увидеть жертвенник. В наши дни человек может получить спасение, только если он или она верит в Иисуса Христа, Который является единственным входом в Вечную Жизнь. Тем не менее, это всего лишь первый шаг. Уверование в Иисуса подобно вхождению во внешний двор скинии. Человек, входящий во внешний двор, верит, что Иисус умер, чтобы спасти его от его грехов. Это оправдывает его верой. Все это замечательно, однако он по- прежнему на открытом воздухе и подвержен всевозможным переменам погоды. Когда дни солнечны, у этого человека прекрасное самочувствие, а когда на дворе холод и буря, он в подавленном состоянии. К тому же, из-за туч и облаков яркость солнечного света и сияния звезд постоянно меняется.

Освящение — вторая стадия благодати. Человек, освященный Кровью Иисуса Христа, находится в лучшем положении, чем тот, который остановился на оправдании. Освященный человек прекратил курить, выпивать, лгать, красть и так далее. Он правильно относится к людям и живет свято перед Богом. Его можно сравнить со священником, вошедшим в святилище скинии. В святилище было уютнее, чем во внешнем дворе — оно укрывало священника от ветра и дождя. Там он не полагался на переменчивое освещение от небесных светил, потому что освещение в святилище исходило от золотого светильника с семью пламеневшими лампадами. Однако эти семь языков пламени не давали полноценного освещения. За этими лампадами нужен был ежедневный уход. Иногда их фитили обугливались, притушивая языки пламени и задымляя комнату. Временами какая-нибудь из лампад вообще гасла, и ее нужно было вновь зажигать.

Заключительная стадия спасения — это крещение Святым Духом. Вот когда христианин входит за завесу во Святое святых и проводит свою жизнь во Славе Шекина Божьего Присутствия. Слава Шекина является таинственным, нежно сияющим и постоянным Светом, который полностью надежен. Источник этого Света — Сам Бог, поэтому во Святом святых никогда не может быть каких-либо изменений или перемен.

Билл сказал аудитории:
— Тем не менее, мужчины и женщины могут жить порядочной жизнью и любить Бога умственным пониманием. Однако настоящее укрытие находится в сердце, сокрытое со Христом. Когда Христос, Святой Дух, входит в ваше сердце, Он находится в вас с вашим характером, и Он живет Своей жизнью через вас согласно Свой воле. Вы настолько вверились Ему, что Христос говорит через вас те слова, какие Он говорил бы; Он думает через вас мыслями, какими Он думал бы; Он совершает через вас те дела, какие Он совершал бы. Вы вверились и покоитесь.
— Что за прекрасный пример посвященного, вверившегося христианина, через которого действует Христос! Павел сказал: “Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение. И уже не я живу, но живет во мне Христос”. Христос живет в покорившейся душе человека: Он говорит через уста, думает разумом, видит глазами и действует через характер. Затем все мирское уходит прочь. Как же это может быть чем-либо иным, кроме постоянной любезности и приятности? Христос всем управляет. Аминь.
— Вы понимаете это? Христос в вас, поэтому все ваше естество — это Христос. Ваше отношение, ваши желания, ваша склонность, все, что находится в вас — это Христос; поэтому вы вверились и покоитесь, все у вас совершенно. Не важно, как бы глупо это ни казалось, или каким бы черным это ни выглядело, это по-прежнему неизменно — Христос находится в вас. Он думает вашим разумом так же, как Он думал бы, если бы Он был здесь на земле. Вы больше не владеете собой, потому что вы сдались Ему.
— Один раз в году Аарон, первосвященник, шел в святилище скинии. Собрание наблюдало за ним. Аарон должен был быть правильно помазан, правильно одет и должен был правильно идти. На своей одежде он носил колокольчики, и когда он шел, те колокольчики звенели: “Свят, свят, свят для Господа!” С собой он брал жертвенную кровь искупления. Он был помазан розой Саронской, и этот елей стекал по его бороде аж на края его одежды. Он входил во внутренний двор в Присутствие Божье, завеса опускалась за его спиной, и он скрывался из виду для внешнего мира.
— Хвала Богу, что есть место укрытия, место обитания! Вы можете ходить в Присутствии Божьем и быть сокрытыми от вещей этого мира. Вы больше не будете их слышать, потому что это звуконепроницаемо. Мирские люди находятся снаружи и смотрят, открыв рот. А вы внутри, в Присутствии Вечного Бога, вкушаете эту манну, которая никогда не застоится и не испортится.
— Когда человек живет в Присутствии Царя, каждый день прекрасен. Он нашел то потаенное место. Он зашел за завесу, и она опустилась позади него. Он не видит мирское. Святилище было сделано звуконепроницаемым бараньими и козьими кожами, а это потаенное место сделано звуконепроницаемым через крещение Святым Духом, Который скрывает человека во Христе. Там он становится новым творением и ежедневно поступает перед Богом таким образом.
— Как прекрасно видеть верующего в Присутствии Божьем. Все было дано Христу. Все, Кем был Бог, Он излил во Христа, а все, Кем был Христос, Он излил в Церковь. Иисус сказал: “В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас”. О-о, что за привилегия у верующих, если бы они только могли это принять!

В заключении Билл сказал:
— Человек, который входит за ту завесу, ограждает себя от всего мирского. Он сидит под крыльями херувимов, соприкасающимися своими концами, и его окружает Божья Слава Шекина. Тот Свет никогда не тускнеет, никогда не гаснет. Верующий покоится возле Ковчега Завета и вкушает из золотого сосуда манну, которая всегда свежая. Ему вообще нечего беспокоиться. Все улажено. Бог находится над ним, слушает его молитвы и отвечает на них. Более того, этот верующий живет в самом Присутствии Царя царей, с Богом в Его Славе Шекина! Проблемы не могут достичь его там. Он не станет их слушать. Мирские вопли остались снаружи.
— Друзья, если вы вот так войдете во Христа, если вы сможете войти в такое состояние, когда мир станет мертвым, и вы будете жить только во Славе Шекина, жить в Присутствии Царя, тогда каждый день будет сладостным для вашей души. О-о, вот это да! Все в порядке! Все хорошо! Ничто не может причинить вам вреда. О-о, что за прекрасное состояние!

Для подтверждения своей мысли Билл процитировал Евреям 10:19-22:

Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым,
Который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою,
И имея великого Священника над домом Божиим,
Да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою.

В 1956 году он неоднократно повторял эту тему в своих проповедях, уча, что ветхозаветная скиния была земным отображением небесной истины, как учил апостол Павел: “Которые служат образу и тени небесного, как сказано было Моисею, когда он приступал к совершению скинии: “смотри”, сказано [Богом], “сделай все по образу, показанному тебе на горе”.”

Эти три части скинии символизировали многое. В Божьей нумерологии число три означает совершенство. Бог проявляет Себя человечеству тремя различными способами: как Отец, как Сын и как Святой Дух. Человек состоит из трех частей: тело, дух и душа. Спасение включает в себя три стадии: оправдание, освящение и крещение Святым Духом. В скинии Моисея были три отделения: внешний двор, святилище и Святое святых. Билл знал, что его служение будет также состоять из трех этапов: первый, второй и третий рывки на той рыболовной леске, как было показано в видении. Тот огромный тент, при завершении видения, также был разделен на три части: собрание в самом конце, поднятая платформа в другом конце и то небольшое строение на платформе. Биллу было известно, что Первый и Второй Рывки представляли первые две стадии его служения: знамение в его руке и различение сердечных тайн посредством видений. Он еще не знал, что могло бы подразумеваться под Третьим Рывком, однако Ангел ясно ему показал, что Третий Рывок будет каким-то образом связан с той комнаткой на платформе, в которую сошла Слава Шекина. Ангел сказал: “Я встречусь с тобой в той комнате. Это и есть твой Третий Рывок. Это не будет общественным зрелищем”.

Из всех эпизодов того видения “Третий Рывок” не был единственным “крепким орешком”, который Билл никак не мог “раскусить”. Он недоумевал, какие части видения носили символический характер, а какие должны были исполниться буквально. Почему же тот любезный на вид джентльмен сказал: “Брат Бранхам отдыхает”? Зачем же перед молитвенной очередью висел занавес? И что же происходило в той таинственной комнате?

Поскольку узнать, какие эпизоды того видения являлись символическими, а какие нет, было просто невозможно, Билл позвонил своим двум администраторам (в данный момент ими были Джек Моор и Майнер Арганбрайт) и попросил их вникнуть в вопрос аренды или покупки самого большого тента, какой они только могли бы найти. Майнер Арганбрайт предложил разместить тент в Финиксе на целый месяц. Такая идея пришлась Биллу по вкусу. В связи с тем, что его кампании зачастую набирали силу с каждым днем в той местности, где он проводил собрания, он всегда задавался вопросом, не вспыхнет ли пробуждение от более длительного пребывания в одном месте. Однако этот план сорвался, когда другой евангелист, А. А. Аллен, наметил продолжительную кампанию в Финиксе на тот же месяц. Билл отменил свои собрания, осознавая, что провести одновременно две исцелительные кампании в Финиксе просто не получится.

Тогда Майнер Арганбрайт предложил другой план. Генерал Нарцисо Медина Эстрада, главнокомандующий мексиканской армии, который был христианином, попросил Майнера Арганбрайта приехать с Кампанией Бранхама в Мехико. Теперь все зависело от Билла: захочет ли он провести несколько собраний в Мексике?

Когда Билл молился об этом, Ангел Господень пришел к нему и сказал: “Я ведь вовсе не велел тебе ехать в Финикс. Я сказал, чтобы ты ехал в Мексику”. Через эти слова Билл получил объяснение еще нескольких фрагментов того видения, показанного ему в ноябре прошлого года. Те два мальчика-оборвыша, которых он увидел в начале того видения, а также и все люди, распущенные с собрания, прежде чем он мог проповедовать, были мексиканцами.

Билл попросил Майнера Арганбрайта организовать кампанию в Мексике, рассказав ему подробно о том видении. Спустя несколько дней Арганбрайт позвонил Биллу и сказал:
— Мы зарезервировали в Мехико арену корриды. Она рассчитана на 60 000 зрителей. Первое собрание будет проводиться 16 марта. В то утро я встречу тебя и Джека Моора в гостинице “Регас Хоутэл” в Мехико.

Арганбрайт не мог скрыть свое воодушевление:
— Брат Бранхам, с нами сотрудничают, по крайней мере, сто служителей из более двадцати деноминаций. Сверх того, их правительство впервые за всю историю Мексики одобрило приезд протестантского евангелиста в их страну. Я в предвкушении чудесных событий.

В течение первых двух месяцев 1956 года Билл совершал полеты во все уголки Соединенных Штатов и проповедовал по нескольку вечерних собраний в различных местах. Это не были исцелительные кампании. Ему не хотелось молиться за больных до приезда в Мексику, так как он предвкушал начало своего нового служения именно там.

16 марта Билл полетел в Мехико в сопровождении Билли Поля, Джека Моора и Янга Брауна. К ним также присоединился Роберто Эспиноза, мексикано-американский служитель, которому предстояло быть переводчиком Билла во время этой кампании. Зарегистрировавшись в гостинице “Регас Хоутэл”, Билл заказал такси, чтобы поехать к арене корриды. В пасмурном небе сгущались тучи, и моросил дождь.

Таксист сказал:
— В это время года у нас редко идет дождь.
Билл толкнул своего менеджера локтем в бок, сказав:
— Не это ли я тебе говорил? Вот увидишь, когда мы приедем туда, возникнет какая-то проблема. Арена будет совершенно пустой.
— Брат Бранхам, как это может быть?
— Не знаю, но именно это я увидел в видении в прошлом году.

Когда они прибыли на стадион корриды, Джек Моор, в полнейшем изумлении, обводил взглядом круглую арену, состоявшую из 60 000 сидений, которые все до одного были пустыми. Он сказал:
— Брат Бранхам, если бы я не верил в твой дар до настоящего момента, то сейчас я уж точно бы поверил.

Позже они узнали, что в то утро на арене корриды собрались тысячи людей, ожидая начала вечернего молитвенного служения. Днем же, когда пошел дождь, кто-то воспользовался звукоусилительной аппаратурой и распустил всех людей по домам. Почтенный Эйбл Медина, один из основных организаторов этой кампании, сказал Биллу, что ему не известно, кто распустил толпу. Хуже того, их договор об аренде стадиона корриды внезапно аннулировали. В тот момент ни господин Медина, ни генерал Эстрада не могли установить личность своего недруга, хотя они были уверены в том, что знали название организации, на которую работал тот негодник. Джек Моор поклялся сквозь стиснутые зубы:
— Я обязательно разузнаю, кто виновник этого фиаско.
Билл ответил, пожав плечами:
— Можешь попытаться, но тебе не удастся узнать. Никому, с кем бы ты ни говорил, не будет ничего об этом известно.

Билл и Билли Поль полетели домой в Джефферсонвилл, а Моор и Арганбрайт тем временем оставались в Мехико, надеясь уладить эту неразбериху. В течение двух дней Джек Моор пытался выяснить, кто распустил людей и отменил собрания. Он ходил по всем кабинетам и офисам, разговаривая с правительственными чиновниками, так что у него уже болела челюсть. Никто, с кем бы он ни беседовал, не знал об этом происшествии. Между тем Арганбрайт, при содействии генерала Эстрады и господина Медины, прилагал все усилия, чтобы спасти кампанию от полного краха. Поскольку их договор об аренде стадиона корриды был расторгнут, они были вынуждены найти другое подходящее место для проведения собраний. Они нашли его в Такубайя, пригороде Мехико.

В субботу Майнер Арганбрайт позвонил Биллу и попросил его вернуться в Мехико. Билл отправился в свою пещеру, чтобы помолиться об этом.

Рано утром в воскресенье он увидел в видении мертвую рыбу, разбросанную по земле. Ангел Господень сказал: “Возвращайся в Мексику. Это не самое подходящее время, однако я буду с тобой”.

Итак, в понедельник, 19 марта, спустя всего лишь несколько дней после вылета из Мексики, Билл снова прилетел туда со своим сыном. Генерал Эстрада на две недели взял в аренду футбольное поле в Такубайя. Биллу предстояло молиться за больных каждый вечер до пятницы включительно. После этого мистер Эйбл Медина намеревался продолжить кампанию с участием местных евангелистов.

В понедельник люди стали собираться на футбольном поле в девять часов утра. Поскольку здесь не было ни зрительских трибун, ни обычных дешевых мест, они весь день сидели прямо на траве, ожидая начала вечернего собрания. Число приходивших людей росло с каждым часом. В шесть часов вечера Билли Поль Бранхам перемешал молитвенные карточки и дал их мексиканцу, который стал их раздавать. Затем Билли Поль шел за этим человеком через толпу, чтобы убедиться, что тот не продавал ни одной из этих карточек. К восьми часам, когда Билл приехал туда, около 10 000 людей ожидали услышать его проповедь. Билл стал недоумевать, как же ему вообще удастся попасть на платформу. Однако его спонсоры уже нашли выход из этой проблемы. Платформа была пристроена вплотную к высокой стене, отделявшей футбольный стадион от городской улицы. Билла привезли к наружной стороне этой стены, соприкасавшейся с тротуаром. Затем он поднялся по лестнице на самый верх стены, где двое мужчин поместили веревки ему под мышки и спустили его вниз на платформу с другой стороны.

Поприветствовав людей, Билл прочитал 3-й стих из Послания Иуды, делая особое ударение на словах “подвизаться за веру, однажды преданную святым”. Затем он упомянул историю о самарянке, поясняя, что Иисус никогда раньше не видел ее, однако он рассказал ей все, что произошло в ее жизни. После этого Билл поделился историей о Нафанаиле. Филипп сказал Нафанаилу: “Я нашел Христа”. Нафанаил спросил скептически: “Какое же у тебя доказательство?” Филипп ответил: “Пойди и посмотри”. Когда Нафанаил подошел к Назорею, Иисус сказал: “Вот истинный Израильтянин”. Нафанаил спросил: “Почему Ты знаешь меня?” Иисус ответил: “Прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницей, Я видел тебя”. Как же Иисус увидел его? Он увидел его в видении. Дух Божий все знает, и также Иисус, Который является проявлением Бога во плоти, знает все о нас.

Билл сказал:
— В этот вечер Господь находится здесь, чтобы совершать чудеса. Я не совершаю чудес. Я просто как этот микрофон, который передо мной. Если я не буду говорить, микрофон сам по себе не сможет передавать никаких звуков. Таким же образом и я — всего лишь орудие в руках Божьих. Именно Господь Иисус Христос исцеляет, а я только являюсь средством, через которое Бог проявляет исцеление. Я действую в согласии с обетованиями Его Святого Слова, потому что я верю в то, что Он обещает в Своем Слове.

Первой из двадцати пяти людей в молитвенной очереди оказалась женщина по имени Энрикета Ареллано. Она поднялась по ступенькам на платформу и встала перед американским евангелистом. Билл сказал:
— Эта женщина настолько же незнакома мне, как самарянка была незнакома Иисусу. Однако я могу сказать вам, в чем заключается ее проблема. Я вижу, как ей делают операцию в больнице. Раны не зажили должным образом, и она боится, что это может быть раковой опухолью. Разве не так?
Женщина сквозь слезы сказала всем присутствовавшим, что это истина. Вознеся короткую молитву, Билл сказал:
— Радуйтесь! Господь исцелил вас!
Энрикета сошла с платформы совершенно новой женщиной.

Через молитвенную очередь прошло несколько человек, и результаты молитвы за их исцеление были в равной степени поразительными. Затем к евангелисту подошел мужчина по имени Мариано Сантьяго. Билл сказал своим слушателям:
— Если Бог скажет мне, почему этот мужчина пришел сюда, поверите ли вы все в Иисуса Христа?
Повернувшись к Сантьяго, Билл сказал:
— Вы пришли сюда попросить меня помолиться за вас об исцелении от грыжи. Но есть еще и другая причина. Вы служитель Евангелия; вы из города Веракрус, и ваша церковь называется “Голгофа”. Вы желаете, чтобы я вознес молитву над несколькими носовыми платками, которые вы хотите дать больным людям в вашей церкви.

Пока все это происходило, один из помощников сообщил господину Медине, что в молитвенной очереди стоит сумасшедший молодой человек, держащий в руке молитвенную карточку, на которой написано женское имя. Расследовав все это, Медина узнал, что этот парень на самом деле выглядел умалишенным, однако он не представлял собой никакой опасности. Затем с краю толпы вышла мать этого молодого мужчины. Она сказала, что эта молитвенная карточка принадлежит ей. Она была больна, но больше всего на свете она желала, чтобы ее сын исцелился, поэтому она дала ему карточку. Господин Медина благожелательно отнесся к ее желанию, однако там было так много больных людей, которым не удалось получить молитвенные карточки, что Медина опасался, как бы любое отклонение от объявленного ими порядка не вызвало бунт. Он попросил эту мать поменяться местами со своим сыном в молитвенной очереди, что она и сделала.
Когда она, наконец, оказалась на платформе, Билл сказал ей:
— Вы католичка, и вы молитесь по четкам. Вы пришли сюда, потому что вы желаете, чтобы один из близких вам людей получил исцеление, и это ваш сын. Бог уже обо всем этом позаботился. Идите с миром.

В этот вечер в Мексике происходило то же самое, что наблюдалось в Африке, Индии и в резервации индейцев-апачей. Простая вера этих мексиканцев принимала различение сердечных тайн таким, как есть — они верили, что Иисус действительно проявлял Себя среди них. Чудеса “распускались” в изобилии подобно цветам в пустыне после весеннего дождя.

На погодные условия этого региона все еще воздействовал буревой фронт. На протяжении всего дня дождевые облака хмурились и плыли над горами. В первый вечер подул ветер, но дождь не пошел. Однако на следующий день после полудня дождь не переставал моросить. Это не воспрепятствовало людям прийти на собрание. К восьми часам вечера, когда Билл пришел молиться за больных, толпа увеличилась до 25 000 человек.

Пятым в молитвенной очереди был слепой пожилой мужчина. Билл наблюдал, как он шел, шаркая, вперед, держась за руку одного из мексиканских помощников. Старик без конца задавал помощнику какой-то вопрос. Мистер Эспиноза перевел для Билла: “Он спрашивает, подошел ли он уже к американскому евангелисту. Он хочет прикоснуться к тебе”.

Спустя пару мгновений помощник приложил дрожавшую руку слепого к отвороту пиджака Билла. Упав на колени, старичок вытащил из своего кармана четки и начал твердить молитву: “Радуйся, Мария, благословенна ты еси, полна милости…” Билл остановил на этом незнакомца и убедил его встать, говоря:
— Папаша, тебе не нужно здесь этого делать.

Старик носил поношенную соломенную шляпу, которая была порвана и затем перевязана шнурком. Растрепанные седые волосы торчали из-под его шляпы, а верхняя губа была скрыта неподстриженными белыми усами. Его штаны и пиджак были изодранными и пыльными, а под пиджаком у него не было рубашки. При виде этого человека сердце Билла разрывалось от жалости. Он подумал: “Если бы мой папа был жив, он был бы почти ровесником этого мужчины. Насколько жестокой, должно быть, жизнь была к этому бедняге. Возможно, за всю свою жизнь он никогда не ел досыта, не имел приличного костюма или пару туфель. Помимо всего этого, сейчас он ходит, шатаясь в темноте, полностью беспомощный”.

Билл посмотрел на босые ноги старичка. Они были пыльными и огрубелыми, с длинными закрученными ногтями. Билл размышлял пару мгновений о том, чтобы отдать ему свои туфли. Затем он осознал, что они ему не подойдут, так как ноги мексиканца были намного больше его ног. Билл посмотрел на плечи слепого, намереваясь отдать ему свой пиджак, однако плечи незнакомца были слишком широкими, поэтому Билл понял, что и пиджак будет ему тесным.

Слепец снял свою шляпу, склонил голову Биллу на плечо и зарыдал. Билл не только чувствовал боль этого человека, но нечто внутри него разделяло его страдание — нечто, превышавшее сочувствие и рассуждение и входившее в сферу любви, посредством которой можно было молиться верой с абсолютной искренностью.

Вдруг перед Биллом, как цветок кактуса, “распустилось” видение, в котором он увидел этого старика прыгающим от радости. Тогда Билл понял, что вопрос об его прозрении решен. Он нежно поднял голову старичка. Мексиканец два раза моргнул и затем закричал: “Глориа а Диос! Вео! Вео!”, что означало “Слава Богу! Я вижу! Я вижу!” Упав на колени, прозревший старичок пытался поцеловать туфлю Билла, но Билл убедил его встать. Тогда он крепко обнял Билла и стал бегать по платформе, обнимая Арганбрайта, Брауна и других служителей и не переставая кричать: “Глориа а Диос!” Тысячи людей в один голос подхватили эти слова: “Глориа а Диос!”

Работникам органов массовой информации, находившимся под влиянием католической церкви, оказалось не под силу утаить такое сногсшибательное чудо. Тысячи мексиканцев услышали об этом на следующее утро. Среди них была молодая мать, чей младенец был поражен воспалением легких и с трудом дышал. В то же утро, пока эта женщина ожидала своей очереди на прием к врачу, ее ребенок сделал последний вздох, и на этом его дыхание прекратилось. Она в истерике позвала врача, однако его попытки оживить ребенка не увенчались успехом. Врач с серьезностью попросил ее оставить мертвого младенца в его кабинете и сказал ей, что позвонит в похоронное бюро.

Однако нечто не давало этой молодой матери смириться с такой мыслью. Она полагала, что если Бог был способен восстановить зрение старику, Он также мог бы вернуть жизнь ее ребенку. Она сказала врачу, что возьмет мертвое тельце своего младенца с собой, и из кабинета врача она пошла прямиком на футбольное поле, где американский евангелист намеревался молиться в тот вечер за больных. Было за полдень, когда эта женщина пришла туда, и две трети футбольного стадиона уже были заполнены людьми. Моросил дождь. Она заняла свое место в конце длинной очереди, в которой люди ожидали того момента, когда будут раздаваться молитвенные карточки.

В тот вечер, когда Билл поднялся на самый верх стены и его спустили по веревке на платформу, он изумился, увидев перед собой огромную груду платков и пиджаков. Майнер Арганбрайт объяснил, что многие люди, не получившие молитвенных карточек, сложили эти вещи на платформе, чтобы Билл вознес над ними молитву. Те люди верили, что они могли исцелиться, всего лишь прикоснувшись к одежде, над которой он помолился. Билл с радостью это сделал, вспоминая о библейских временах, когда Павел молился в Ефесе над кучей платков и опоясаний. Билл знал, что в нынешнее время это будет действовать так же, как и тогда. Эти мексиканцы усвоили понятие веры. Как всегда, Билл подчеркивал для них тот факт, что их вера должна крепко сосредоточиваться на Иисусе Христе, Который является единственным Исцелителем.

Вскоре после начала молитвенного служения Билл заметил какой-то переполох в молитвенной очереди. Похоже, что женщина в конце очереди пыталась пройти мимо помощников. Билл наблюдал, как она перелазила через их головы и рвалась к платформе. Люди вокруг нее подняли шум и гам. Другие мужчины поймали ее и оттащили в самый конец очереди. Пару мгновений спустя она проползла между ног и вновь бросилась к платформе. Ее снова поймали и оттащили назад, но она вовсе не сдавалась.

На платформу вскоре поднялся Билли Поль и сообщил:
— Папа, мы больше не в силах поддерживать порядок в той молитвенной очереди. Женщина держит там на руках мертвого ребенка, и она отчаянно желает, чтобы ты помолился за него. Проблема в том, что у нее нет молитвенной карточки. Все те люди в молитвенной очереди ожидают здесь с раннего утра. Если я позволю этой женщин е пройти без молитвенной карточки, это может вызвать бунт. Но она в истерике, и помощники не могут удерживать ее. Как же нам поступить?

Билл повернулся и посмотрел на своего администратора. Джек Моор был небольшого телосложения, как и Билл. Они были почти ровесниками, и у них обоих были лысеющие головы. Билл сказал:
— Брат Джек, она не знает, как я выгляжу. Сходи-ка туда и помолись за ее мертвого ребенка. Это должно удовлетворить и успокоить ее.
Джек Моор кивнул в знак согласия и спустился по ступенькам на траву.

Билл же повернулся к микрофону и собрался было говорить к толпе, как вдруг увидел беззубого мексиканского младенца, перемещавшегося в воздухе у него перед глазами. Ребенок сидел на одеяльце, ласкаясь, смеясь и размахивая ручонками, как это делают малыши, когда они возбуждены.

Билл сказал:
— Подожди-ка, Брат Джек. Лучше я сделаю это сам. Скажи тем помощникам, чтобы они позволили женщине пройти.

Билли Поль возразил, закачав головой:
— Я не могу допустить этого, папа. Это ведь может вызвать мятеж.
— Билли, я увидел видение.
— Видение?! Это уже другое дело.
Ставить под вопрос видение Билли Поль не мог.
— Я пойду и сообщу об этом помощникам, — сказал Эспиноза.

Вскоре помощники отошли в сторону и позволили женщине пройти. Она ринулась к платформе, как ацтекский бегун. Пав к ногам американского евангелиста, она закричала:
— Падре! Падре!

Билл и Эспиноза подняли ее на ноги. Она была красивой женщиной, в возрасте двадцати с небольшим. Глаза ее опухли, так как она целый день плакала. Возможно, это был ее первый ребенок, которого она сейчас держала мертвым на протянутых руках, жалобно умоляя о милости. Билл мог видеть только очертания неподвижного тельца под промокшим от дождя одеялом; самого малыша он не видел.
— Когда умер ребенок? — спросил Билл.
Мать ответила, что младенец умер этим утром в кабинете врача. Билл сказал:
— Брат Эспиноза, не переводи эту молитву.

Он возложил руки на мокрое одеяло и стал молиться: “Небесный Отец, я не знаю, что все это означает, но всего лишь несколько мгновений назад я увидел перед собой младенца, который ласкался и играл. Если в том видении был показан этот мертвый ребенок, тогда пусть жизнь вернется в него во Имя Иисуса”. В то же мгновение младенец закричал и забил ножками под одеялом. Мать пронзительно вскрикнула и прижала к груди своего извивавшегося малыша.

Билл строго сказал:
— Брат Эспиноза, пока еще не объявляй об этом. Сходи с этой женщиной к ее врачу. Я желаю иметь письменное показание ее врача с доказательством того, что ребенок был мертв.

В конце молитвенного служения Билл спросил, сколькие люди, после всего увиденного, желали поднять руки и отдать свою жизнь Иисусу Христу. Поднялись тысячи рук. Удивленный, Билл повернулся к Эспинозе и сказал:
— Скажи им, что я не хочу, чтобы католики или протестанты поднимали руки. Я хочу видеть поднятые руки только тех людей, которые никогда раньше не принимали Иисуса Христа.
Эспиноза подчеркнул эти слова для толпы, однако количество поднятых рук, казалось, не изменилось.

На следующий день Роберто Эспиноза получил письменное показание с подписью врача, который раньше обследовал ребенка той женщины и признал его мертвым. Только тогда Билл дал разрешение опубликовать эту историю: сначала в местных газетах, а затем в журнале “Голос Исцеления”.

Когда Билл собирался уезжать из Мексики, его посетил католический репортер, чтобы взять у него интервью. Расспросив Билла о многочисленных чудесах, происшедших за последние пять дней, корреспондент спросил:
— Вы верите, что наши католически святые могут совершать чудеса?
— Если они живы, тогда могут, — остроумно ответил Билл.
— В католической церкви святым можно стать только посмертно, — возразил репортер.
— Возможно, так утверждает католическая церковь, но в Библии Павел написал послание “святым, находящимся в Ефесе”. Они, конечно, были живы в то время.
— Мы также читаем Библию. Однако если возникает какой-нибудь вопрос, мы предпочитаем верить в то, что говорит церковь, а не Библия, потому что папа римский слышит непосредственно от Бога.
Билл нахмурил брови. Корреспондент сказал:
— Насколько я понимаю, вы не католик.
— Да, я протестант, и это означает, что я протестую против католической церкви — не против людей в церкви, так как те люди являются душами, за которые умер Иисус, — но я протестую против католической системы, которая управляет теми людьми и уводит их от Библии.
Этот мексиканский репортер был поражен такой откровенностью.
— Мистер Бранхам, к какой церкви вы принадлежите?
— К церкви Господа Иисуса.
— Думаю, что не слышал об этой деноминации.
— Не слышали из-за того, что это не деноминация. Это Тело Христа. В Библии сказано: “Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело”. Организации не засчитываются. Засчитывается только вера человека в Иисуса Христа, и эта вера приходит через верованье Библии.
— Видите ли, мистер Бранхам, Библия — это всего лишь древняя история католической церкви.
— В этом я с вами не согласен. Я прочитал много исторических книг, и насколько я понимаю, католическая церковь возникла только во времена Константина, почти триста лет спустя после смерти последнего апостола.
— Мистер Бранхам, а каково ваше общее мнение о католической церкви?
— Я надеялся, что вы не спросите меня об этом, но поскольку вы спросили, тогда я скажу вам мое мнение. Католическая церковь — это наивысшая форма спиритизма.
Такой ответ шокировал репортера.
— Откуда же у вас взялась такая идея?
— Любой, кто пытается говорить с мертвыми, является спиритистом. А вы, католики, всегда пытаетесь общаться с умершими святыми, прося их ходатайствовать за вас.
— Мистер Бранхам, но вы ведь говорите с Иисусом, а Он тоже умер.
— Однако Иисус не остался мертвым. Он воскрес, вышел из могилы и живет по сей день. Если моя кампания в Мексике и доказывает что-нибудь, так это то, что Иисус Христос жив!



Up