Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Объяснение познания добра и зла

Глава 79

1958



ВЕСНОЙ И ЛЕТОМ 1958 года Уилльям Бранхам проводил вероисцелительные кампании от города Чаттануга, штат Теннесси, до Бангора, штат Мэн. Хотя в большинстве своих проповедей он по-прежнему сосредоточивался на усилении веры людей, чтобы они принимали исцеление, он также затрагивал и другие темы. В 1958 году он, по крайней мере, семь раз проповедовал о царице Савской, используя Матфея 12:42 в качестве основного места Писания для этих проповедей: “Царица Южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона”. Иисус, конечно, ссылался на Самого Себя как на ту личность, которая была величественнее Соломона. Билл подчёркивал тот факт, что тот же Иисус Христос каждый вечер присутствовал там во время его собраний, различая сердечные тайны, исцеляя больных и совершая другие чудеса — в точности как Он это делал, когда ходил по земле почти 2000 лет назад.

Хотя Билл был занят, проводя вероисцелительные кампании, тем не менее, в 1958 году он нашёл время для проповедования свыше десятка проповедей в Скинии Бранхама. На последних выходных в сентябре он произнёс несколько проповедей, которые вызвали больше разногласий, чем какие-либо другие проповеди, проповеданные им до того времени. В субботу вечером, 27 сентября, он произнёс проповедь “Почему мы не деноминация?”. Билл подчёркивал, что Иисус вовсе не начинал никакой школы и не учреждал никакой деноминации. Христианские организации берут своё начало в 325 году н.э., когда римский император Константин организовал римско-католическую церковь. В 17-й главе книги Откровения говорится о великой блуднице, матери блудниц, которая с семи холмов господствует над всем миром. На семи холмах был основан Рим.  Католическая церковь, чья “штаб-квартира” размещена в Риме, является единственным учреждением, соответствующим этому описанию. Однако римско-католическая церковь не одна в своих заблуждениях. Билл делал ударение на тех местах в Библии, где сказано, что та церковь является матерью блудниц. Первая христианская организация была матерью, и у той матери были дочери. Те дочери — это другие христианские деноминации, которые все до одной переняли в той или иной форме непреклонность организованной системы своей матери.

Основным изъяном каждой деноминации является непоколебимость взглядов, из-за которой образуются барьеры. Как только какая-нибудь группа составляет запись своих вероучений, уставов и символов веры, она начинает холодно относиться к Божьему Духу откровения. Библия совершенна, а человеческое понимание Библии — нет. Если Бог даёт кому-то более глубокое понимание, люди, скованные деноминационным вероучением, не могут этого принять. Иерархия руководителей в рамках каждой деноминации противится духу откровения, так как каждый человек стремится сохранить свою позицию в сфере иерархии, а также удобное существующее положение в целом.

На следующее утро Билл произнёс проповедь “Крещение Святым Духом”. Его подход к этой теме отличался от большинства его современников. Он прочитал Ефесянам 1:4-6:

Так как Он [Бог] избрал нас в Нём прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви,
Предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей,
В похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном.

Билл продолжал:
— Кто это сделал? Он это сделал! Прежде основания мира Он соделал меня приемлемым в присутствии Его благодати. Я не имел к этому вообще никакого отношения. Я был грешником, родившимся в семье пьяниц. В детстве я сидел на бочке с виски, и, тем не менее, пришёл Святой Дух, когда мне было семь лет, и сказал: “Не пей и капли этого, не кури сигареты и не жуй табак, и не заигрывай с девчонками”. Что же это было? Благоволение воли Отца прежде основания мира было в том, чтобы послать меня проповедовать Его Евангелие и вести Его овец. Да будет благословенно вовеки Его великое Имя! Я буду стоять с этой Библией, чего бы это мне ни стоило — буду я популярным или нет, будут меня любить или нет.   
— Если методисты и баптисты отвергнут меня — не беда. Я желаю делать то, что угодно Ему. Даже пятидесятники отвергают меня из-за того, что я не верю в их учение, что говорение на языках является первостепенным доказательством крещения Святым Духом. Я верю, что говорение на языках наполняет вас Святым Духом не более, чем проживание в царском дворце делает вас царём. От этого царём не становишься. Находясь там, можно быть и слугой. Понимаете? Я верю, что Святого Духа получаете посредством переживания — не через интеллектуальное понимание Писаний, а через опыт переживания, который только вы лично знаете. Если вы желаете узнать, был ли это Святой Дух или нет, наблюдайте за последующим развитием вашей жизни. Исходя из этого, вы определите, какой дух вошёл в вас.

В воскресенье вечером, 28 сентября 1958 года, Билл проповедовал “Семя змея” — короткую проповедь, которая посеяла одно из его самых назидательных и в то же время спорных учений. За основу своей проповеди он взял отрывок из 3-й главы книги Бытие:

Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?
И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
Только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
И сказал змей жене: нет, не умрёте,
Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что даёт знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.
И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.

Билл учил тому, что в самом начале змей вовсе не был пресмыкающимся — наоборот: он был млекопитающим. В Библии он назван зверем. Змей был прямоходящим как человек, и его телосложение было как у человека. По своим умственным способностям он был настолько близок к человеку, что мог даже говорить. Слово хитрыйозначает “имеющий истинное знание о принципах жизни”. В еврейском языке слова лукавый, умный, хитрый и нагой образованы от корня одного слова. Запретный плод среди сада являлся плотским знанием человеческой сексуальности. Слово среди означает “по середине”. Когда Ева и Адам “съели” этот “плод”, они вдруг узнали, что были наги. В действительности, в Эдемском саду произошло следующее: Ева совершила прелюбодеяние со змеем и забеременела от него. Затем она показала Адаму, чему научилась, и сразу же зачала от него. Через девять месяцев у неё родилась двойня: Каин, который был семенем змея, и Авель — семя Адама.

Хотя такое объяснение является полнейшим отступлением от Христианской традиции, оно не отклоняется от Библии и даже здравого смысла. Внезапно первоначальный грех людей был изъят из категории мифа и легенды и был прочно помещён в реальность человеческой генетики. Согласно этому истолкованию событий, падение человека не было вызвано чем-то настолько произвольным, как вкушение от яблока, взятого с яблони среди сотен других яблонь; оно произошло из-за прелюбодеяния — действие, которое в Божьих очах всегда было и будет греховным. Именно поэтому Бог сказал Еве: “Умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей…” Наказание, которому Бог подверг Еву, имело непосредственное отношение к её греху. Билл сказал:
— Если женщина, съев яблоко, осознала, что она нага, тогда надо бы начать раздавать яблоки.

Когда же Бог наказал змея за его причастность к падению людей, Он сказал: Проклят ты над всеми скотами и над всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоём, и будешь есть прах во все дни жизни твоей”. Почему же Бог, проклиная змея, упомянул скот и полевых зверей? Бог относил змея к другим видам млекопитающих, таких как коровы, львы и обезьяны. Затем Он переменил змея из млекопитающего с ногами в безногое пресмыкающееся. Вот почему антропологи никогда не найдут это “недостающее звено” между человеком и обезьяной. Первоначальный змей и является тем “недостающим звеном”, однако Бог настолько в корне изменил этот вид животного, что его уже невозможно генетически соотнести с человеком. Тем не менее, натура этого зверя не исчезла полностью.

Затем Бог сказал змею: “И вражду положу между тобой и между женщиной, и между семенем твоим и между семенем её. У змея было физическое семя или отпрыск, и тем семенем являлся Каин и его потомки. Только посмотрите на черты характера Каина! Он был настолько же религиозным, как и его брат Авель. Они оба построили жертвенники для поклонения Богу. Каин, у которого не было откровения о действительной сущности греха, принёс на свой жертвенник фрукты; Авель же, имея откровение действительного происхождения греха, принёс в жертву кровь. Бог принял приношение Авеля, а дар Каина отверг. Из-за этого Каин настолько разгневался, что убил своего брата. Убийство является не Божьим атрибутом, а дьявольским. Именно так сатана ввёл зло в Божий план. Зло было генетически введено в человеческую натуру через смешение генов первой женщины с генами зверя, первоначального змея. Животная натура их отпрыска, возникшая в результате этого, усиливалась на протяжении истории, смешиваясь и ослабляя гены Адама, и распространяя зависть, ненависть, ханжество и другие всевозможные пагубные черты характера, известные человечеству, а также навлекая на землю бесчисленные беды.

Билл делал особое ударение на той мысли, что Бог с определённой целью допустил, чтобы всё это произошло. До возникновения вселенной существовал “Я ЕСМЬ”. Он ещё не был Богом, так как “Бог” означает “объект поклонения”, а тогда не было никого живого, чтобы поклоняться этому великому Существу. “Я ЕСМЬ” обладал определёнными атрибутами, которые Он желал выразить. Например, Он был Спасителем, однако не было ничего потерянного и падшего, чтобы Он мог спасти. Поскольку Его натура была источником одной лишь доброты, Он не мог непосредственно сотворить зло. Поэтому, когда Он сотворил мир, Он наделил первых мужчину и женщину способностью выбирать свой путь, хотя Он знал, что они падут. Тогда Он мог выразить Себя как Спасителя, и Он совершил это в облике Иисуса Христа. Билл сказал в виде риторических вопросов: 
— Кто появился первым: Спаситель или грешник? Спаситель появился первым. Кто сильнее: Спаситель или грешник? Если Спаситель может удалить грех, тогда Он сильнее.

В конце этой проповеди Билл сказал:
— Служители и братья, пожалуйста, не чувствуйте обиды из-за того, что я стараюсь изо всех сил втолковать это вам. Это ведь наша скиния, и именно это мы отстаиваем, и нам нужно выкладывать всё не иначе как по Слову и встряхнуть этим людей. Затем, если вы когда-нибудь нарушите правила, мы вернёмся и скажем: “Вы были лучше осведомлены. Вот это здесь на плёнке”.
— Я мог бы поделиться с вами ещё очень многим, и мы вскоре доберёмся до этого. Мы верим в крещение во Имя Господа Иисуса Христа. Мы верим в омовение ног. Мы верим в Причастие. Мы верим во Второе Пришествие Христа — не просто духовное пришествие, но повторный приход видимого, физического тела Господа Иисуса в славе. Мы верим в физическое воскресение мёртвых, когда они получат новое тело. Мы верим в бессмертие души. Мы верим, что есть только одна форма Вечной Жизни, и это Жизнь, которую вы получаете от Христа Иисуса; поэтому мы не верим в вечное наказание. Мы верим в реальный ад, горящий огнём и серой, но мы не верим, что люди мучаются там вечно. Они, возможно, будут страдать там миллион лет, я не знаю, однако они не могут гореть там вечно. Если бы так было, тогда им нужно было бы иметь Вечную Жизнь. Итак, видите, нужно учить ещё многим вещам, которые мы будем рассматривать позже. Благословит вас Господь.

В НОЯБРЕ 1958 ГОДА Уилльям Бранхам уложил дорожные принадлежности в свой многоместный автомобиль фургонного типа и отправился в Калифорнию. С ним поехали Меда и Иосиф, которому было три с половиной года. Майнер Арганбрайт (он жил в городе Ла-Кресента, Калифорния, недалеко от Лос-Анджелеса) запланировал, чтобы Билл провёл по одному вечернему собранию в нескольких различных церквях в районе Лос-Анджелеса. Однако Арганбрайт не ожидал его в южной Калифорнии. Он полетел в город Талса, штат Оклахома, чтобы посетить съезд Общества Предпринимателей Полного Евангелия (ОППЕ). Билл должен был встретиться со своим другом в Оклахоме, чтобы они могли вместе ехать в Калифорнию.

Билл прибыл в Талсу в субботу днём и зарегистрировался в гостинице. Позже в тот вечер Майнер пригласил его на банкетный ужин. Билл поехал туда, так как ему хотелось услышать проповедь Орала Робертса. Перед ужином Робертс проповедовал об изобильной жизни, которую Иисус обещал дать верующему. Когда Иисус велел рыбакам забросить сети, они поймали такое множество рыбы, что их сети не могли их всех удержать. Орал Робертс сказал:
— В Иисусе Христе есть изобилие всего для всех.

После ужина Димас Шакарьян, президент ОППЕ, сказал:
— Я чувствую водительство попросить Уилльяма Бранхама выступить с заключительной речью на этот вечер.

Это объявление застало Билла неприготовленным к выступлению. Перед ужином Майнер представил его многим из этих людей. Билл знал, что большинство из них были миллионерами, и многие были даже мультимиллионерами. Что же он мог ещё прибавить к их жизни? Своим простым, смиренным способом он стал проповедовать азы Евангелия с таким убеждением, что десятки присутствовавших отдали свою жизнь Иисусу Христу. Затем Димас Шакарьян попросил Билла помолиться за больных. Некоторые жизненные проблемы обрушиваются на богатых людей так же, как и на всех остальных. Джордж Гарднер разбогател, продавая машины марки “Олдсмобил”. Его хобби было летание на самолёте, и однажды он потерпел аварию, поломав ноги и поранив колени, из-за чего он стал с трудом ходить. После того как Билл помолился за него во Имя Иисуса, Гарднер мог ходить настолько же хорошо, как он ходил до того несчастного случая. В то же время там сидела женщина, страдавшая от тяжёлой формы артрита; она склонилась над столом, и её предплечья были прижаты к туловищу из-за сильного воспаления суставов. Она почувствовала, как её спина стала выпрямляться, и больные руки пришли в нормальное состояние. Упав на колени, она начала хлопать в ладоши и так сильно восхвалять Бога, что все люди кругом не могли не заметить этого. В тот вечер горстка миллионеров узнала, что является истинным богатством. Величайшее сокровище находится в Евангелии Иисуса Христа.

Когда Билл уже уходил с этого банкета, богато одетая женщина пожала ему руку и сказала:
— Брат Бранхам, ваша проповедь очень сильно тронула моё сердце. До этого момента я думала, что являлась Христианкой, но сейчас я вижу, чего мне не хватало. С этого дня и впредь я буду служить Господу Иисусу.
— Благодарю вас, — ответил Билл, чувствуя себя очень смирённым от таких слов.

Из Талсы, штат Оклахома, Билл поехал в южную Калифорнию. Прибыв в Ла-Кресенту, он со своей женой остановился в доме Майнера Арганбрайта, а не в гостинице. Каждый вечер Билл проповедовал в различных церквях в окрестностях Лос-Анджелеса.

В один из вечеров он проповедовал в Библейской Церкви Фасги, у пастора Смита. В огромном зале “Фасги” было полным-полно народу, и несколько сотен людей стояли снаружи, слушая через открытые окна. После проповеди Билла пастор Смит спел вместе с собранием несколько церковных гимнов, чтобы Билл мог отдохнуть перед молитвой за больных. В этот вечер произошли два события, чего Биллу никогда раньше не доводилось переживать.

В зале пели несколько тысяч людей, однако Билл услышал пение другого хора, исходившее откуда-то сверху. Сгорая от любопытства, он поднялся по ступенькам, чтобы посмотреть, кто пел в хоре. Никакого хора там не оказалось — просто лилось пение от людей в переполненной аудитории. Голоса же, которые слышал Билл, казалось, исходили с более высокой части здания. Билл прислушался. Да, он, несомненно, слышал пение двух хоров. Голоса одного хора поднимались снизу от него и сливались в пение нескольких тысяч людей, сидевших на скамьях; это были как гармоничные, так и негармоничные мужские и женские голоса. Пение же другого хора нисходило от высокого сводчатого потолка. Это напоминало звучание сотен тысяч голосов высокой тональности, которые слились в совершенно гармоничное пение. Прекраснее этой мелодии и пения Биллу никогда раньше в жизни не приходилось слышать.

Оживлённый и радостный, Билл спустился по ступенькам на основную платформу. Люди в зале закончили свой гимн, сказав в один голос “Аминь”. Во время тишины, последовавшей за этим, мужчина к конце здания проговорил не более десяти слов на незнакомом языке. Хотя Биллу никогда раньше не доводилось истолковывать незнакомые языки, внезапно он понял значение того изречения: “Пастор будет молиться молитвой веры”, однако он не захотел высказывать это во всеуслышание. Спустя пару мгновений тот необычный поток вдохновения вновь объял его — на этот раз с такой силой, что ему пришлось сжать челюсти, чтобы не произнести этих слов. Это было не так уж важно. Даже без того истолкования пастор Смит начал молиться за больных. Билл с радостью отошёл назад и позволил пастору молиться молитвой веры. Как внутри, так и снаружи церкви “Фасги” сотни людей в тот вечер получили благословение от Бога. Билл был одним из них.

Однажды утром, через несколько дней после того собрания, Билл услышал, что зазвонил телефон Арганбрайта. В тот момент Майнер не был в комнате, поэтому Билл снял трубку.

Мужчина сказал с мексиканским акцентом:
— Здравствуйте, сеньор. Не могли бы вы мне сказать, находится ли здесь Брат Бранхам? 
— Я и есть Брат Бранхам.
— О-о, благодарение Богу! Я — Брат Дюпонста, миссионер из Мексики, хотя я живу здесь в Ла-Кресенте. У меня четырёхмесячный сыночек, и у него рак на челюсти. Хирург попытался удалить его, но сейчас раковая опухоль перешла на язык мальчика. Рикки не может теперь ничего глотать. Мой врач говорит, что не осталось никакой надежды. Брат Бранхам, я знаю, что во время ваших поездок вы обычно не посещаете людей в больнице и не молитесь за них, но не могли бы вы смилостивиться надо мной и сделать это только в этот раз?
— Не кладите трубку. Я позову Брата Арганбрайта, чтобы вы могли дать ему указания, как найти больницу.

При встрече с сеньором Дюпонста Билл изумился, увидев мексиканца, у которого кожа была такой же светлой, как и его. Его жена также была светлокожей, но этому удивляться было нечего, поскольку она была голубоглазой блондинкой из Финляндии. Супруги проводили Билла в больничную палату, где находился их малыш Рикки. В течение всех этих лет молитв за больных и страдающих людей Биллу доводилось видеть много душераздирающих обстоятельств, однако состояние этого ребёнка было одним из самых трогательных зрелищ, какие он когда-либо видел. Рикки лежал на спине голышом, если не считать пелёнок. Синеватый шрам огибал очертания его нижней челюсти с одной стороны горла до другой в том месте, где хирург пытался удалить раковую опухоль. Почерневший язык малыша настолько распух, что перекрывал его дыхательные пути, поэтому теперь Рикки дышал через отверстие в своём горле. При каждом вздохе от металлической трубки, которая являлась его новым дыхательным путём, исходило слабое посвистывание. Медсестра регулярно удаляла у ребёнка слюну и слизь, чтобы отверстие в его горле было свободно. Врач наложил шины на ручки Рикки, чтобы он не вырывал эту металлическую трубку, вставленную в его трахею.

Сеньор Дюпонста наклонился над кроваткой, погладил животик Рикки и сказал:
— Папенькин мальчик. 
Узнав голос своего отца, Рикки попытался поднять свои ручонки, на которые были наложены шины. 
— Рикки, папочка привёл Брата Бранхама, чтобы он помолился за тебя.

Сердце Билла разрывалось от жалости. Он подумал: “Если это зрелище настолько трогательно для меня, тогда как при виде этого чувствует Себя Всемогущий Бог, Который является Источником сочувствия и сострадания? Господь Иисус, если бы Ты стоял здесь, как бы Ты поступил?”

В то же мгновение произошло нечто духовное. Внятный голос Биллу не прозвучал, однако в своей голове (или в душе) он услышал, как Святой Дух сказал: “Ты проповедовал о Марка 11:23: “…если кто скажет горе сей…” Я дал Церкви Мою власть. Теперь я ожидаю увидеть, что с этим будешь делать ты”. 

Нежно взяв Рикки за его ручку, Билл сказал: “Господь Иисус, услышь молитву Твоего слуги. Верой я помещаю Кровь Иисуса Христа между этим демоном рака и жизнью ребёнка”. Почему-то кроме этих слов в разум Билла ничего больше не пришло.

После того как Билл вышел из палаты, отец Рикки подбежал к нему и остановил его в вестибюле. 
— Брат Бранхам, Господь положил мне на сердце дать тебе денег в качестве десятины, — сказал мистер Дюпонста и протянул ему конверт. 
— О-о, брат, нет! — ответил Билл, покачав головой. — Я не могу взять твоих денег. Используй их для оплаты больничных расходов при лечении твоего сына.  
— Это всего лишь 50 долларов, и их нужно отдать служителю. Пожалуйста, возьми их. 
— Что ж, поскольку мы оба с тобой служители, допустим, что я получил эти деньги от тебя, а теперь я беру и возвращаю их тебе.
Сеньор Дюпонста неохотно положил деньги себе в карман.

Хотя Билл произнёс всего лишь короткую молитву за Рикки Дюпонста, этого было вполне достаточно. Спустя несколько часов после ухода Билла из больницы, распухший язык Рикки уменьшился до обычного размера. На следующий день врач вынул металлическую трубку из горла малыша и зашил то отверстие. В то же самое время врач провёл биопсию, результаты которой подтвердили то, что во рту Рикки не осталось никаких раковых клеток. Отец Рикки непременно позвонил Биллу и рассказал ему об этом чуде. Однако сеньору Дюпонста это показалось недостаточным. Он приехал со своей женой к дому Арганбрайта, чтобы лично поблагодарить Билла.

Билл укладывал вещи в свою машину “Форд”, готовясь возвращаться домой, когда приехал этот мексиканский миссионер. Сеньор Дюпонста распахнул дверь своей машины, выскочил с сиденья и побежал к Биллу, как будто думал, что тот мог уехать ещё до того, как он прибудет туда. Сорвав с головы свою шляпу, он сказал:
— Брат Бранхам, Рикки сегодня возвращается домой из больницы. 
— Я так благодарен за это, — ответил Билл. — Бог так милостив.
— Вот те деньги, которые Господь велел мне дать тебе.
— Брат Дюпонста, я ведь тебя попросил использовать эти деньги для оплаты больничных расходов. 
— Я так и сделал… то есть, я попытался. Врач сказал, что я ему не должен ничего платить, так как он вовсе не причастен к выздоровлению Рикки. Он сказал, что это было просто необъяснимое явление, причуда природы. У нас же с тобой совсем другое мнение. Поэтому, Брат Бранхам, прими, пожалуйста, мою десятину.

Мистер Дюпонста протянул ему 50 долларов.

Билл подумал: “О-о, я не могу так поступить. Господь, у меня нет желания брать это”. Затем он вспомнил, что Иисус позволил той вдове положить свою последнюю монету в сокровищницу синагоги. Билл неохотно взял деньги.

По возвращении в Джефферсонвилл, когда он свидетельствовал своему собранию о чуде, происшедшем с Рикки Дюпонста, он сказал:
— У меня прямо сейчас есть десятина этого человека. Я точно не знаю, что сделаю с этими деньгами, но я знаю, что дам их кому-то, кто трудится для славы Божьей.

Затем Билл продолжал:
— Ложатся тени. Появляется Христос. Вот почему являются знамения и чудеса. Церковь (как тот великий спутник, луна) отражает свет Утренней Звезды, поднимаясь над горизонтом с “исцелением в лучах Его”. Если Он принесёт исцеление от отражения Своего Присутствия, тогда что же Он будет совершать, когда придёт лично? Эти наши тленные тела изменятся и станут такими, как Его славное тело. Пока не наступит тот день, мы будет благодарны за свет Его Присутствия. Подобно звёздам, я восхожу по коридорам Славы и сижу там, ожидая, чтобы приветствовать Его пришествие в этот тёмный час.



Up