Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Откровение Иисуса Христа

Глава 82

1960-1961



В ВОСКРЕСЕНЬЕ УТРОМ, 8 мая 1960 года, Уилльям Бранхам увидел видение (если можно назвать это видением), в котором он проник сквозь тонкую завесу, отделяющую этот мир от мира потустороннего. В этом видении он увидел рай, где его окружили сотни тысяч молодых людей, в один голос кричавших: "Наш драгоценный брат!" Билл пришел в изумление, узнав, что эти люди его обращенные, которые умерли во Христе и ожидали того времени, когда Иисус возвратит их на Землю — усовершенствованную Землю, где будет править покой и благость. Никак не хотелось Биллу покидать этот рай и идти назад в свой ветхий дом; однако у Бога был для него некоторый труд на Земле, поэтому он вынужден был вернуться туда.

Две недели спустя после этого опыта переживания Билл рассказывал своей церкви о контрасте между этими двумя мирами. Он сказал:
— Там настолько лучше... Честно, я говорю это как очевидец, что как только закончится эта жизнь, мы войдем в страну, которая превосходит все наши представления. И если здесь есть посторонние, я молю Бога, чтобы вы не приняли меня за какого-то фанатика. Я желаю быть честным и говорить Истину. И какой толк мне говорить что-нибудь неверное? Павел был взят на третье небо, и он увидел вещи, говорить о которых он посчитал не целесообразным. Но сказал он вот что: “Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его”.
— По сравнению с тем раем, мы живем здесь просто на свалке, просто куча мусора, над которой вонючий дым от этой тлеющей грязи. Даже если сами мы не заражены этим, мы живем в этом, ощущая запах дыма, поднимающегося из тлеющих углей греха. В молодости, когда я работал в компании коммунального обслуживания, мне иногда надо было снимать показания счетчиков там, возле городской свалки. Мне ужасно не хотелось идти по тому маршруту, потому что запах там был отвратительнейший, особенно когда свалка горела. В сравнении с тем раем, который я увидел, эта жизнь на земле воняет так же ужасно, как старая городская свалка. Просто всюду воняет грехом, духовно говоря. Но там, в том другом измерении, дует свежий ветер, и все там любовь, и мир, и радость, и Вечная Жизнь, прямо за рекой.
— Но теперь мы в битве, так что давайте не будем отлеживаться и говорить: "Я спешу попасть туда". Давайте приведем с собой каждого, кого сможем привести.

Вдохновленный личным опытом переживания в потустороннем мире, Билл произнес четыре последовательные проповеди, имеющие отношение к наследию христианина: “Послание к Ефесянам параллельно Книге Иисуса Навина”, “Проявление сынов Божьих”, “Позиция во Христе” и “Усыновление, или Размещение сынов”. Особое значение придавал он не будущему, а ресурсам, которые Бог дал Своим детям в этом мире, чтобы приготовить их к жизни в их будущем Доме. К тому же, он подчеркивал безопасность и уверенность, которую верующий имеет во Христе. Все эти четыре проповеди Билл высказал в мае 1960 года в Скинии Бранхама, в Джефферсонвилле — в единственном месте, где он чувствовал себя свободно преподавать более глубокие аспекты христианского учения. Он говорил:
— Я хочу, чтобы люди, слушающие эти пленки, помнили, что это для моей церкви. Когда я проповедую евангелистические проповеди среди разных людей, я стараюсь быть джентльменом, чтобы относиться к ним, как к детям, учитывая их незрелые понятия. Но если приходится выкладывать истину, то я ее сразу же и выкладываю.

В июле 1960 года Билл начал серию исцелительных кампаний на территории северо- западного побережья Тихого океана. Восемь вечерних собраний он провел в Кламат-Фолс, штат Орегон; четыре служения в Лейкпорте, штат Калифорния, а затем он проехал 640 километров на север, чтобы провести восьмидневную кампанию в Якиме, штат Вашингтон. Поскольку сейчас Бог дал ему больше сил, и он мог дольше находиться под действием своего особого дара, каждый вечер он различал сердечные тайны у большего количества людей в молитвенной очереди. В итоге, он прилагал больше усилий, чем в течение многих лет, и с каждым вечером еще глубже погружался в бездну усталости. Иногда Билл не мог даже вспомнить, в каком городе проводил служения. К концу этого напряженного турне по северо- западным штатам он настолько изнурил себя, что стал задаваться вопросом, сможет ли вообще оправиться от этого.

Джин Гоуд и Лео Мерсер, которые поехали с Биллом, чтобы записывать его собрания на пленку, поочередно вели машину по пути домой, а он тем временем спал. Где-то в восточной части штата Вашингтон он попросил Лео свернуть на обочину и остановиться. Выйдя из машины, Билл отошел немного от шоссе, встал на колени под деревом и стал молиться: "Господь, если Ты только позволишь мне встряхнуться и прийти в себя, снова окрепнуть, я обещаю, что заново исследую мое служение. Помоги мне узнать, в чем истина, чтобы я мог привести мое поручение в должное соответствие перед людьми".

Как обычно, когда Билл вернулся в Джефферсонвилл, дома отдохнуть он не мог из-за людей, которые желали, чтобы он помолился за них. Итак, на следующий день он поехал в Элкхорн-Сити, находившийся в 320 километрах на юго-востоке оттуда, чтобы провести несколько дней со своими друзьями — Чарли и Нелли Кокс. Чарли Кокс приходился шурином Бэнксу Вуду, так как Руби Вуд была родной сестрой Чарли. Семья Кокс жила в сельской местности всего лишь в нескольких милях от границы штата Кентукки со штатом Виргиния. В течение нескольких дней Билл ходил по предгорью Аппалачских гор, охотясь на белок, отдыхая, размышляя и пребывая в молитве. Думал он о той ночи в 1946 году, когда он впервые встретился лицом к лицу с Ангелом Господним, который сообщил ему, что он был предопределен принести дар божественного исцеления людям по всему миру. Ангел сказал, что ему будут даны два знамения для подтверждения того, что его посылает Бог. Вскоре Билл обнаружил, что первое знамение, по своей натуре, сильно изнуряло его физически, поскольку он держал больных людей за руки и ощущал, как вибрации от их смертоносных болезней передвигались вверх по его руке и предплечью прямо ему в сердце. В те ранние дни своего служения он молился за сотни людей в течение одного вечернего собрания до тех пор, пока не чувствовал головокружение и едва держался на ногах от полного бессилия.

Однако второе знамение оказалось более утомляющим, чем первое. Когда помазание Святого Духа начинало выявлять проблемы людей, каждое видение истощало так много энергии Билла, что в один вечер он мог молиться только за 15-20 человек. На протяжении всех этих лет он часто просил Бога убрать эту помеху и дать ему необходимые силы, чтобы молиться за большее количество людей на каждом вечернем собрании во время своих исцелительных кампаний. В феврале 1955 года Бог показал ему видение о женщине, одетой в пиджак и юбку коричневого цвета; на руках она держала ребенка, находившегося при смерти. В видении ему было показано, что этот младенец исцелится. Затем Ангел Господень сказал: “Когда увидишь, как это произойдет, твое служение изменится”.

Весной 1959 года, во время исцелительного служения, которое Билл проводил в Чикаго, в молитвенную очередь вышла та женщина в коричневой одежде, в точности как было предсказано в видении. Как только ее ребенок исцелился, Билл почувствовал прилив энергии. Следующее видение уже не истощало его силы, как раньше, и отныне он мог молиться за большее количество людей на каждом своем собрании.

Однако этот "дар с небес" не полностью оправдал его ожидания. Да, имея больше энергии, он мог молиться за большее число больных во время любого вечернего служения. Тем не менее, поток людей, желавших получить молитву, казался нескончаемым. В определенный момент на каждом собрании физические силы Билла должны были иссякнуть. Проводя свою последнюю кампанию в городе Якима, он видел до пятидесяти видений каждый вечер! Пятьдесят сверхъестественных различений — и все до одного совершенно безошибочны! А пятьдесят чудес усиливали веру людей в Божьи обетования больше, чем пятнадцать чудес? Нет. Когда силы Билла, наконец, истощились, и он уже не мог продолжать молитвенную очередь в Якиме, сотни людей все еще просили больше сверхъестественного различения сердечных тайн и помыслов.

Теперь, сидя на склоне холма в Кентукки и наблюдая за солнцем, поднимавшимся над хребтами Аппалачских гор, Билл осознал, что допустил ошибку относительно своего первоначального поручения. Бог с самого начала поручил ему молиться за больных. Ангел сказал, что если он сможет побудить людей поверить ему, никакие болезни не устоят перед его молитвами. Когда он стал было возражать, что люди не поверят ему из-за его низкого положения в обществе, Бог приложил эти два знамения для подтверждения его поручения. Однако знамение, подобно дорожному знаку, не является самим местом назначения; оно всего лишь указывает на конечный пункт поездки. Сейчас он увидел свою ошибку. Он придавал особое значение указателю, а не поручению. Настало Биллу время сменить направление своего служения. Он стал молиться: "Боже, прости меня. Позволь мне встать и попытаться снова. Помоги мне, Господь. Позволь мне вести этих людей и утверждать их в Слове, чтобы мы смогли перейти через Иордан в Обетованную Землю, где великая искупленная Церковь Божья будет спасена и больше не будет грешить".

Оставшуюся часть дня Билл ходил по зеленым холмам и небольшим лесам. Походив немного, он присаживался, затем еще немного гулял и снова садился, чтобы помолиться, поразмышлять и расслабиться. Домой к Чарли вернулся он к тому времени, когда Нелли подавала ужин на стол. Билл собирался возвратиться домой на следующий день.

В ту ночь он никак не мог уснуть. Около трех часов утра он встал, чтобы помолиться. В мягком свете электрической лампы он расхаживал по комнате.

Вдруг Билл вздрогнул. Подняв глаза, он испугался, увидев ужасного темного человека, стоявшего перед ним. Незнакомец не был чернокожим, как африканец или уроженец Ост- Индии; кожа его была черновато-серой, как древесный уголь, и сморщенной, подобно грубой коже аллигатора. Этот непрошенный гость ринулся на Билла и схватил его за горло сильными ручищами. Билл попытался высвободиться из этой железной хватки, однако никак не мог. Он почувствовал, как его жизненные силы медленно покидают его. Затем он осознал, что в руке у него есть нож. В отчаянии стал он наносить удары своим ножом в брюхо этому темному злопыхателю, однако короткое лезвие не могло пронзить его грубую кожу. Казалось, будто Билл тыкал ножом в черепаший панцирь. В самый напряженный момент, когда было похоже на то, что жить ему осталось всего лишь несколько секунд, комнату озарил яркий Свет, отчего темный незнакомец исчез. Каким-то образом — Билл так и не узнал, как, — Господь избавил его.

Пока его сердце все еще колотилось от прилива адреналина, он сел на краю кровати и стал размышлять об этом видении. Он полагал, что тот человек с пепельно-черной, грубой кожей символизировал судебное дело по вопросу подоходного налога, которое завело на него правительство Соединенных Штатов. Оно затянулось почти на пять лет. Поскольку финансовая деятельность Билла подвергалась федеральному расследованию, ему трудно было выезжать за пределы страны. В духовном смысле, это судебное дело по вопросу налогов душило его служение. Теперь же он понял, что каким-то образом Господь избавит его от этой удушающей правительственной хватки.

Тем временем лето переходило в осень, однако сентябрь, казалось, неохотно расставался с августовской жарой. В одну из таких жарких, влажных ночей Билл часами напролет ворочался в постели и никак не мог заснуть. Около трех часов утра, во вторник, 6 сентября 1960 года, он встал и пошел в кухню, чтобы попить воды. Затем он стал медленно расхаживать по своей гостиной, пребывая в молитве и во время ходьбы глядя себе под ноги.

Поскольку такое очень часто происходило в его жизни, он почувствовал, как нечто сверхъестественное вошло в комнату, прежде чем он увидел это. У него по спине прошел мороз. В этот раз он поднял глаза и увидел Человека, озаренного ослепительно-ярким белым сиянием. Это не был Ангел Господень, который обычно приходил к нему во время его молитв. Билл не знал, кто этот Человек, однако Его присутствие напугало его настолько же, как и тот темный незнакомец устрашил его две недели назад — только совсем иначе. В присутствии этого Человека Билл не чувствовал угрозы. От звука слов этой Божественной Личности комната сотрясалась и вибрировала. Билл был настолько ошеломлен, что не расслышал те слова точно. Этот Человек сказал: “Через семь дней ты будешь стоять, как стоял Моисей”, — или Он произнес: “Ты будешь таким, каким был Моисей”, или что-то относительно Моисея.

В следующее воскресенье (11 сентября 1960 года) Билл произнес проповедь “Как Я был с Моисеем, так Я буду с тобой”. Ему хотелось проповедовать эту проповедь еще с 1952 года, когда он увидел, как та рука появилась в его комнате, зависнув в воздухе, перелистала страницы его Библии к 1-й главе Книги Иисуса Навина и указала на текст со 2-го по 9-й стихи. На протяжении многих лет Билл часто читал эти места Писания, веря, что в них заключается особое значение для его служения. Однако в это воскресенье он впервые использовал их в качестве отрывка для проповеди. Он прочитал вслух:

Моисей раб Мой, умер; итак встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им…
Никто не устоит пред тобою во все дни жизни твоей; и как Я был с Моисеем, так буду и с тобою: не отступлю от тебя и не оставлю тебя.
Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им.

— Иисус Навин знал, что то повеление было великим,— сказал Билл, — но, имея уверенность, он мог быть бесстрашным. Он мог быть, как мы бы сказали, беззаботным, до тех пор, пока его направляли туда, куда надо. Так и Церковь живого Бога может быть беззаботной и бесстрашной, в вере, если нас направляют туда, куда надо. Бог сказал: "Как Я был с Моисеем, Я буду и с тобою. Я не подведу тебя и не оставлю тебя". Он никогда не подводил Моисея или Иисуса Навина. Он не подведет и нас. Он будет с нами.

Билл учил, что у Иисуса Навина в действительности было больше труда, чем у Моисея. Иисусу Навину надлежало завоёвывать Обетованную Землю поэтапно, и в то же время ему нужно было справедливо распределить её среди своего народа. Когда Моисей вывел Израильтян из египетского рабства, он символизировал Иисуса Христа, избавившего Своих детей из рабства греха. Когда же Иисус Навин перевёл Израильтян через реку Иордан в Обетованную Землю, он являлся прообразом Святого Духа, ведущего христиан в жизнь, наполненную Духом, в результате чего они могут жить победоносно, согласно Божьему Слову, несмотря на все усилия сатаны нанести им поражение. Обетованная Земля, в которую вошёл Иисус Навин, не была прообразом как Небес, так и тысячелетнего царствования Христа; она не могла быть прообразом этого, потому что Израильтянам нужно было сражаться за неё шаг за шагом. Завоевание Обетованной Земли символизировало христиан, борющихся за то, чтобы унаследовать все Божьи обетования, начиная с крещения Святым Духом и кончая восхищением Невесты Иисуса Христа.

Билл упомянул о том, что Моисей совершал ошибки, тем не менее, Бог продолжал использовать его, так как он был предопределён для выполнения своего поручения. Затем Билл исповедал свою личную ошибку, сказав своему собранию о том, как Господь открыл ему то, что он придавал большее значение указательному знаку, нежели месту назначения. В те годы, когда он проповедовал Евангелие, Бог дал ему три конкретных поручения. Первое поручение заключалось в принесении дара божественного исцеления людям по всему миру. Под вторым поручением подразумевался труд евангелиста, акцентировавший здравое учение. Осуществляя третье поручение, Билл должен был показать церкви её духовное наследие. Введение этого третьего поручения не изменяло первых двух. Каким-то образом он слегка уклонился от своего первоначального поручения — молиться за больных, просто молиться, и всё. Билл сказал:
— Бог никогда не отойдёт от Своего поручения. Где-то четырнадцать лет у меня здесь было одно сплошное различение сердечных тайн, везде, по всему миру; мне кажется, были десятки тысяч видений, возможно, миллион случаев. Я спрашиваю вас об одном: это когда-нибудь подводило? Никак нет. А если указатель не подводит, то тем более поручение никогда не подведёт. Знак — это второстепенная часть. И если знак, указывающий путь к городу, всегда правильно сообщает вам, что там город, то там обязательно будет город, если вы поедете туда. Вот оно, поручение!
— Теперь моё служение изменяется. Оно уже изменилось. Различение тайн будет оставаться. Это будет по-прежнему продолжаться, только когда я почувствую, что Бог хочет, чтобы я это говорил. Но до тех пор я буду молиться, возлагать на больных руки, как Он сказал мне делать, и выполнять своё поручение. Я ждал этого долгое время, но сейчас я верю, что мы готовы завладеть Обетованной Землёй.
— Верьте этому и живите! Верьте этому и выздоравливайте! Я никого не могу заставить поверить этому. Вы сами должны этому верить. Я сказал вам истину. Четырнадцать долгих лет Бог свидетельствовал Своим Словом, Своим Ангелом, знамениями и чудесами, что это истина. Если они не поверят этому сейчас, то они никогда этому не поверят. Но наступил тот час, когда я устал оставаться на этой горе. Я хочу перейти через реку Иордан. Я хочу войти в полноту Божьих обетований.

ПОЗЖЕ ЭТОЙ ОСЕНЬЮ Уилльям Бранхам и Бэнкс Вуд поехали в Элкхорн-Сити, штат Кентукки. Чарли Кокс пригласил их погостить у него дома. Биллу хотелось поохотиться на белок в течение нескольких дней, пока охотничий сезон 1960 года был ещё открыт. Однажды утром Бэнкс отвёз его к небольшой роще, находившейся километрах в шести от дома Чарли. Когда Бэнкс уезжал в своей машине, Билл услышал в конце этого леса громкий собачий лай, который удалялся от него и с каждой минутой становился всё слабее и слабее.

“Если кто-то проходил здесь с собакой, — подумал он, — то какое-то время мне нет смысла охотиться. Все белки будут прятаться в своих дуплах. Просто сяду и подожду, когда они вылезут оттуда”.

Билл достал свою Библию из охотничьей сумки и сел на сухую траву, опёршись спиной о столб забора. Не успел он открыть Библию, как услышал Голос, сказавший ему: “Встань и иди на то место, которое ты называешь “Лощиной охотника-любителя”. Там Я буду говорить с тобой”.
Он послушно встал и пошёл в сторону Лощины охотника-любителя, которая находилась в полутора километрах оттуда. Это местечко не называлось “Лощиной охотника-любителя” ни на какой географической карте. Билл сам окрестил его так. Однажды, охотясь там, он увидел шестнадцать белок, сидевших на одном дереве. Он настрелял допустимое законом количество белок, а остальных оставил в живых, что и было самой настоящей спортивно-любительской охотой.

В этот день, войдя в Лощину охотника-любителя, он не смог найти ни одной белки. Билл сел под дубом, надеясь, что Господь проговорит к нему сразу. Проходили минуты, а он не слышал ничего, кроме дуновения ветра, посвистывавшего в голых ветвях деревьев и шевелившего сухие листья на земле. Уши Билла горели от холода. Распростёршись на ковре из жухлых листьев, он стал молиться. Минут через тридцать он сел и опёрся спиной о дерево. В лесу вокруг него царила полнейшая тишина. Вскоре Билл почувствовал вдали Святой Дух, направлявшийся к нему в гармонии с природой и резонировавший подобно совершенному математическому равенству: Дважды…… два…… — четыре (приближался); дважды…. два…. — четыре (становился интенсивнее); дважды.. два.. — четыре; дважды два — четыре. Билл вновь услышал тот Голос настолько же ясно, как и пение малиновок и луговых жаворонков, сидевших на деревьях вокруг него. Был это низкий Голос, совершенный в своём звучании. Он сказал: “Прочитай четвёртую главу Малахии”.

Билл открыл Библию на 4-й главе Малахии и крепко прижал страницу большим пальцем, чтобы холодный ветер не переворачивал её. Это была короткая глава, состоящая всего лишь из шести стихов. Он прочитал вслух 5-й и 6-й стихи: “Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием”.

“Да, — размышлял Билл, — я верю в это. Но что же означают эти две фразы: “обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их”?”

Затем он обратился в Библии к Евангелию от Луки 1:17 и прочитал пророчество Ангела об Иоанне Крестителе: “И предъидёт он [Иоанн] пред Ним [Иисусом] в духе и силе Илии, чтобы возвратить [обратить] сердца отцов к детям, и… и… (Билл почувствовал, как его стало переполнять воодушевление) и непокоривым образ мыслей праведников…” Тут-то и был ответ на его вопрос! Подобно цветам, раскрывающим лепестки, чтобы показать свою красоту, эти стихи Писания раскрыли истину. Иоанн Креститель действительно обратил сердца отцов к детям — то есть, он направил внимание евреев за пределы веры их отцов, к новой, освобождающей вере в Иисуса Христа, Сына Божьего. Однако в Луки 1:17, цитируя Малахии 4:6, Ангел остановился на середине стиха. Он не закончил говорить этот стих, потому что остальная часть Малахии 4:6 не относилась к служению Иоанна. Это было предназначено будущему Илии, который обратит сердца детей назад к их отцам — другими словами, этот Илия последних дней обратит внимание христиан последнего времени снова к той вере, которую апостольские отцы упрочили в церкви Нового Завета.

Это также даёт объяснение тому, почему, когда фарисеи спросили Иоанна, был ли он Илией, он сказал, что не является им. Иоанн имел в виду то, что он не Илия, упоминаемый во второй части Малахии 4:6. Он не был Илией, который должен предвестить Второе Пришествие Христа. Тот Илия придёт как раз перед самым наступлением великого и страшного дня Господня, после которого земля будет пылать как печь.

Иисус также говорил об этих двух отдельных пришествиях Илии: “И спросили Его ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде? Иисус сказал им в ответ: правда, Илия придёт прежде и восстановит всё; но говорю вам, что Илия уже пришёл, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе”. Когда Иисус сказал это, Иоанн уже был мёртв. Итак, говоря:“Илия придёт прежде и восстановит всё”, Иисус подразумевал будущее событие. К тому же, Иоанн ничего не восстанавливал. Он был посланником, провозглашавшим пришествие Мессии. Однако у этого грядущего Илии будет служение восстановления, как раз перед самым Вторым Пришествием Христа.

Под конец, в этот день, Билл услышал, как тот отчётливый Голос прокатился эхом по лощине, сказав: “Прочитай первую, вторую и третью главы Откровения”.

Перелистав страницы к последней книге Библии, Билл прочитал этот текст в соответствии с полученными указаниями. Там, в лощине у подножия Аппалачских гор, первые три главы Книги Откровения раскрыли свои истины подобно цветам, открывающим утром свои венчики, чтобы показать красочные узоры своих лепестков.

Возвратившись в Джефферсонвилл, Билл решил отвести целую неделю в начале декабря для проведения особых собраний, чтобы поделиться с людьми тем, что Господь показал ему. В остававшиеся недели между этим он закрепил свои познания истории, просматривая труды Иосифа Флавия и Броадбента, а также “Два Вавилона” Хислопа, “Книгу мучеников” Фокса, церковную историю Хейзелтина “Как же это произошло?” и многие другие книги о христианской истории, такие как “Доникейские отцы”“Никейские и постникейские отцы” и католический трактат “Факты нашей веры”. В воскресенье утром, 4 декабря 1960 года, в Скинии Бранхама, Билл начал проводить эту серию собраний, проповедуя по первой главе Книги Откровения и показывая поэтапно причину и цель видения Иоанна Богослова. В оставшуюся часть недели он проповедовал по 2-й и 3-й главам Откровения, каждый вечер объясняя по одному периоду церкви.

Билл учил, что автором Книги Откровения является Иисус Христос. Иоанн всего лишь записал то, что он увидел в серии видений, которые были показаны ему в период 95-96 г.г. н.э. В это время Иоанн был заключён в тюрьму на Патмосе — небольшом острове в Эгейском море, недалеко от границы современных Греции и Турции. Иоанн сказал: “Я был в Духе в день Господень…” Билл объяснял, что день Господень в данном контексте не относится к седьмому дню недели, то есть, к воскресному дню. Совсем наоборот, день Господень является тем отрезком времени в истории человечества, когда придёт Иисус Христос и возьмёт физическое господство над этим миром, исполняя пророчество в Откровении 11:15: “Царства этого мира стали царствами Господа нашего и Христа Его; и Он будет царствовать во веки веков”.

В своём первом видении Иоанн, который был учеником Иисуса, увидел Иисуса Христа таким, каким ему никогда не доводилось Его видеть. Иоанн увидел Иисуса ходящим посреди семи золотых светильников, и в правой руке Он держал семь звёзд. Его белые волосы и лицо сияли яркостью Его чистоты, однако Его язык был похож на меч, а глаза Его пылали огнём. При виде Его Иоанн пал от страха к Его ногам.

В воскресенье вечером Билл сказал:
— Сегодня утром мы рассмотрели Верховную Божественность Откровения Иисуса Христа, Которого Бог открыл нам в это утро как верховное Божество: великий Я ЕСМЬ (не Я “был” или “буду”), Я ЕСМЬ — всегда. И мы заметили в этой 1-й главе Откровения. Это откровение Кого? — Иисуса Христа. Как Он здесь открывается в самом начале? — Как Бог Небес, не как триединый Бог, но как единый Бог, один Бог; и Он открывает Себя таким образом в начале Откровений и четыре раза говорит это в 1-й главе, чтобы не было никакого недопонимания. Во-первых, нужно усвоить, что Он не просто пророк, Он не какой-то младший Бог, Он не какой-то второстепенный Бог, Он и есть Бог. Он — Бог! И, следовательно, пришло откровение, и мы сегодня вечером будем ещё дальше говорить об Этом, разбирая семикратное Олицетворение Его Существа. Да поможет нам Бог, когда будем преподавать эти Слова. Я изучил это с исторической точки зрения, но дожидаюсь выхода сюда за кафедру, чтобы получить вдохновение.
— Величайшее из всех откровений — это Божество, Верховная Божественность нашего Господа Иисуса Христа. Не сделаешь даже первого шага, пока не поверишь в это. Вот что сказал Пётр: “Покайтесь, и затем узрите Божество. Креститесь во Имя Иисуса Христа для прощения грехов, и тогда вы готовы войти в Дух. Первое, что нужно знать — это Божественность Христа. Иисус сказал: “Я есмь Альфа и Омега. Я от “А” до “Я”, нет никого, кроме Меня. Я был в начале, Я буду в конце. Я — Тот, Кто был, Кто есть и гряду — Вседержитель”. Только подумайте! Вот что сказала труба: “Будь внимателен, Иоанн. Ты вошёл в Дух. Тебе будет нечто открыто”. Что это? — Самое первое из всех откровений: “Я есмь Альфа и Омега”. (О-о, грешник, склонись, покайся сейчас, пока не слишком поздно!) Во-первых, Он объявил Иоанну, кто приближается. Это Царь Иисус? Царь Бог? Царь Святой Дух? Он сказал: “Я — всё это. Я — от “А” до “Я”. Я — начало и конец. Я — Нетленный, Вечный”. Чуть позже мы увидим Его в семикратном Олицетворении, посмотрите, Кем Он является там.

Открыв Свою Верховную Божественность, Иисус сказал Иоанну, что эти семь светильников являются семью церквями, а семь звёзд в Его руке являются ангелами к этим церквям. Затем Он продиктовал Иоанну письма, адресованные каждой из этих церквей. Это были языческие церкви на полуострове Малая Азия. Условия в этих отдельных церквях соответствуют семи определённым периодам или временным отрезкам, через которые будет проходить христианство до наступления конца времени. Следовательно, эти послания пророчествовали о семи периодах для языческой церкви. В каждом периоде Иисус обращался к Своим последователям, давая им при необходимости ободрение и порицание. Обращался Он с речью и к людям в ложной церкви в каждом периоде — к тем, которые утверждали, что они являются христианами, однако не были таковыми.

Иисус начал диктовать Иоанну Свои слова, говоря: “Ангелу Ефесской церкви напиши…” Это означает, что для каждого периода церкви есть ангел. Само слово “ангел”значит “посланник”. Это не были небесные посланники. Пророку Иоанну не было смысла писать письмо небесному ангелу. Нет, эти ангелы были людьми — каждому периоду был определён один посланник. Билл расположил периоды церкви и посланников в их исторической последовательности:

1. Откровение 2:1-7            Ефес                       53-170 н.э.           Павел
2. Откровение 2:8-11          Смирна                  170-312 н.э.          Ириней
3. Откровение 2:12-17        Пергам                   312-606 н.э.         Мартин
4. Откровение 2:18-29        Фиатира                 606-1520 н.э.       Колумба
5. Откровение 3:1-6            Сардис                   1520-1750 н.э.     Лютер
6. Откровение 3:7-13          Филадельфия       1750-1906 н.э.     Веслей
7. Откровение 3:14-22        Лаодикия               1906-? н.э.           “Илия”

Посланником к первому церквопериоду был Павел. Сразу же после того, как Павел обратился в христианство, Господь сказал о нём следующее: “Он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать Имя Моё перед язычниками”. Сначала Павел проповедовал евреям. Когда же они отвергли его послание, он сказал: “Надлежало, чтобы Слово Божье сначала было проповедано вам; но как вы отвергаете Его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам. Ибо так заповедал нам Господь: “Я поставил Тебя во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли”.”  Павел основывал среди язычников церкви по всей Малой Азии; к тому же, в своих письмах-посланиях он давал определение христианской веры. В своём Послании к Римлянам он сказал: “Я говорю к вам, язычники, поскольку я являюсь апостолом язычников, я прославляю служение моё”.

Первый период церкви начался около 53 г. н.э., когда Павел учредил церковь в Ефесе, преподавая основное христианское учение для двенадцати обращённых; он начал с водного крещения в Имя Иисуса Христа и духовного крещения Святым Духом. Само название Ефес означает “нацеленный и ослабленный”. Вначале первый церквопериод придерживался Евангелия, которое Павел получил через откровение от Иисуса Христа; однако позже христиане сбились с истинного пути, внимая другим учителям, которые проповедовали совсем иное благовествование [евангелие]. Вот почему Иисус сказал первому периоду церкви: “Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою”. Тем не менее, Он хвалит их за некоторые их качества и достоинства: “Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела николаитов, которые и Я ненавижу”.

Слово николаит образовано от двух греческих слов: “никао”, которое означает “покорять, побеждать или отстранять от власти”, и “лаос”, которое значит “прихожане” (то есть, обыкновенные христиане, не являющиеся официальными служителями). Эти николаиты постепенно порабощали прихожан, заменяя водительство Святого Духа человеческим руководством. Так как же могла такая перемена произойти в церкви, которую учредил Сам Бог? Отвечая на этот вопрос, Билл использовал Книгу Бытие, чтобы показать, что в самом начале в каждом Божьем движении появлялись братья с различными намерениями — например: Каин и Авель, Исав и Иаков, Исаак и Измаил. В каждом из этих случаев один брат был истинным Божьим семенем, а другой им не был; тем не менее, оба брата утверждали, что любят Бога. Вследствие служения Иисуса появился как Симон Пётр, так и Иуда Искариот. Таким же образом, первый церквопериод породил сплошные собрания братьев с отличающимися планами действий. Называете ли вы их “верующими и притворными верующими”, “духовными и плотскими христианами”, “истинной и ложной лозой”, “пшеницей и плевелами” или “мудрыми и неразумными девами”, — всё сводится к одному и тому же: один брат рождён заново посредством духовного опыта переживания, а другой убеждён интеллектуально-умственным понятием. Иначе говоря, один брат наполнен Святым Духом, а другой брат — нет. Вот как николаитский дух незаметно проник в церковь. Вместо того чтобы получить духовный опыт переживания, некоторые люди становились христианами, руководствуясь интеллектуальными соображениями или политической выгодой. Кто-то из этих людей установил в церкви иерархию лидеров для управления своими братьями. Сатана использовал этих плотских христиан и их политическую систему, чтобы вкрадываться в церковь.

Молитвенно изучая историю, Билл определил посланников остальных шести церквопериодов. Его библейским мерилом был Павел. Поскольку Павел являлся посланником к первому периоду церкви, тогда человек, чьё служение больше всего соответствовало служению Павла в делах и учении, должен был быть ангелом для того церквопериода, в котором он жил. На основании этого стандарта, посланником ко второму периоду церкви был, несомненно, Ириней, епископ из Лиона, Франция. Ириней был последователем учений апостола Павла. Книга Иринея “Против ересей” оказала сильное влияние на многих христиан его дней, в результате чего они стали придерживаться учений Павла и не шли вслед учителей, распространявших противоположные догмы.

Во время Смирнского периода (170-312 н.э.) сатана атаковал христианскую церковь с двух сторон, используя гонение снаружи и обольщение изнутри. Обольщение было его мощнейшим орудием. Несмотря на усилия Иринея и других, ложная лоза всё больше разрасталась и крепла, пока, наконец, не получила себе настоящего поборника в лице императора Константина, который принял христианство ради политической выгоды, сделав его государственной религией.

То, что началось как дела николаитов в первом церквопериоде, в третьем, то есть в Пергамском периоде, стало хорошо сформированным учение. Теперь государственная церковь организовалась в иерархию духовенства: папа римский, кардиналы, епископы и священники. Константин назвал эту государственную религию католической церковью, что означает “вселенская церковь”. Всё началось с Никейского Собора в 325 году, когда церковное учение было издано по всем параметрам, а затем с помощью всей государственной власти оно стало законом. Хуже всего, Константин повлиял на церковь, чтобы смешать христианство с язычеством, пытаясь создать религию, которая пришлась бы по вкусу всем людям в его империи. Католичество в действительности является языческой формой христианства. Мартин из французского города Тур, являвшийся посланником Пергамскому периоду, доблестно сопротивлялся этой гибридизации церкви. Поскольку под контролем католической церкви находились основные центры образования, последователям истинной лозы становилось всё труднее и труднее сохранять учения Апостолов. Подмостки, на которых предстояло разыграться ужасной драме тёмного средневековья, были уже воздвигнуты.

Фиатирский период церкви начался около 606 года и длился более 900 лет. Историки точно назвали этот период Тёмным Средневековьем, так как Свет Божьего Слова настолько потускнел, что его чуть ли не заволокла тьма. А римская католическая церковь развилась до того, что стала крепко спаянной организацией и захватила власть по всей Европе; она сохраняла свою силу тем, что удерживала Божье Слово от простонародья, используя при этом догмы, суеверия и страх, чтобы управлять людскими массами. Тем не менее, даже эта тьма играла соответствующую роль в великом Божьем плане. Иисус сказал: “Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода”. Семя Божьего Слова, посаженное в первом церквопериоде, теперь умерло и разложилось, однако из этого первоначального Зерна проросла и пустила корни подземная, скрытая церковь. Колумба из Шотландии — посланник к этому четвёртому периоду церкви — доказал, что даже среди кромешного мрака истинная Церковь, истинное Божье семя может и сможет выстоять и победить несмотря ни на что.

Наконец, это зёрнышко истины, сокрытое в земле, пробилось сквозь толщу почвы и выставило наружу нежный зелёный росточек. Сардийский период начался около 1517 года, когда его посланник, молодой католический священник по имени Мартин Лютер, написал свои недовольства против римско-католической церкви и пригвоздил их к двери “Церкви всех святых” в Виттенберге, Германия. Последовавшие за этим общественные дебаты всколыхнули весь христианский мир. На протяжении веков католическая церковь учила, что люди получают своё спасение, совершая определённые дела. Лютер открыто выступал против этого. В посланиях святого Павла он прочитал: “Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился”. Лютер соглашался с Павлом в том, что спасение приходит только через веру в Иисуса Христа. К сожалению, последователи Лютера совершили ту же ошибку, которая обрекла католическую церковь: они организовали систему руководства, вытеснив из своей среды Святого Духа. Вследствие этого Иисус сказал периоду Сардиса: “Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мёртв”. В конечном счете, Лютеранский период церкви стал таким же духовно мёртвым, как и римско-католическая церковь, задушенный руководством людей, мотивируемых политическими соображениями.

Филадельфийский период церкви начался около 1750 года. Его посланником был Джон Веслей, служитель в англиканской церкви. В 1738 году Веслей услышал, как кто-то читал вступление Мартина Лютера к Посланию апостола Павла к Римлянам. От Павла и Лютера Веслей получил вдохновение принять “спасительную веру” в Иисуса Христа. Посредством миссионерских программ оставшуюся часть жизни Веслей делился этой “спасительной верой” с тысячами людей в Англии и в других уголках мира. Именно поэтому Иисус сказал Филадельфийскому периоду: “Знаю твои дела; вот, Я отворил пред тобою дверь, и никто не может затворить её”.Однако Веслей добавил определённый аспект к посланию Лютера. Веслей проповедовал о том, что после того, как человек примет спасение через веру в Иисуса, ему следует продолжать свой духовный путь к освящению. Другими словами, люди, которые действительно примут Иисуса Христа как личного Спасителя, будут вести освящённый, святой образ жизни. Из-за систематического подхода Веслея к учению о благочестии его последователи стали называться методистами. Со временем и они организовались, став деноминацией. Перенимая и используя разновидность римско-католической системы церковного управления, методистская церковь допустила, чтобы человеческое руководство превосходило и ограничивало водительство Божьего Духа.

Лаодикийский период церкви начался в 1906 году, когда Бог восстановил дары Святого Духа для группы людей в небольшой миссии на улице Азуса-стрит в Лос-Анджелесе, штат Калифорния. От этой группки христиан дары Духа стали быстро переходить от церкви к церкви, воспламеняя международное пробуждение, которое стало современным пятидесятническим движением. Увы, то, что началось так многообещающе, со временем последовало примеру предыдущих церквопериодов, став деноминацией. Эти пятидесятники организовали своё движение, воздвигли свои догматические ограждения, “забетонировали” столбы своих оград и так позакрывали все ворота, что Святой Дух не мог поднять их на более высокий духовный уровень. Иисус упрекал Лаодикийский церквопериод, говоря: “Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды”; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг”. Седьмой период церкви настолько сильно организовался, что Иисус показывает Себя стоящим снаружи и желающим войти внутрь: “Вот, Я стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною”.

Лаодикия — последний церквопериод, предшествующий возвращению Иисуса Христа на землю. В этот раз Он придёт, чтобы вершить суд. Бог сказал через пророка Малахию: “Вот, Я пошлю к вам Илию пророка, пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит… сердца детей к отцам их…” Итак, посланник к седьмому периоду церкви будет в духе Илии, точно как был Иоанн Креститель.

Билл преподавал своим слушателям:
— Когда этот великий Илия придёт в конце этого периода, он возьмёт Послание Пятидесятницы, чтобы обратить детей к вере отцов. Он будет упрекать христиан в Лаодикии за то, что они не сохранили ту же самую веру, которая была ещё тогда, в начале.
— Я часто задавался вопросом: “Тогда будет ли этот человек только проповедником?” Илия только совершал чудеса и не проповедовал. Но когда его Дух был на Иоанне, Он только проповедовал и не совершал никаких чудес. Почему? — После него должен был прийти Иисус, и Он совершал чудеса. Малахия сказал: “А для вас, благоговеющие пред Именем Моим, взойдёт Солнце праведности с исцелением в лучах Его”. Поэтому Иоанну не было нужды совершать чудеса; он просто объявил Пришествие Христа.

Отсюда следует, что Илия в последнее время будет как проповедовать, так и совершать чудеса. Билл продолжал конкретизировать его.
— Как Иоанна, того Илию последнего времени будут неправильно понимать. Он будет таким великим, сильным мужем перед Господом, что некоторым людям покажется, что он не кто иной, как Мессия. Каким же Илия будет по складу характера? Во-первых, он будет сильным пророком, верным Слову Божьему, потому что Илия был верным, и Иоанн был верным. Совершая знамения и чудеса, он обратит сердца детей к вере Пятидесятнических отцов. Он будет ненавидеть модниц. Илия ненавидел Иезавель. Иоанн ненавидел Иродиаду. Оба эти пророка, с тем же самым Духом, ненавидели организованную религию, подобную этим христианским деноминациям. Они также ненавидели модниц, негодниц. Нечто в их Духе протестовало против этого! 
— Как Илия и Иоанн, этот пророк последнего времени будет любить пустынные места. Он не будет образованным человеком. Илия Фесвитянин и Иоанн Креститель были необразованными людьми. 
— Этот пророк будет также легко поддаваться переменам настроения. У Илии и Иоанна были периоды мрачного настроения: на Илию напала хандра после того, как он убежал от Иезавели, а Иоанн впал в уныние, сидя в темнице Ирода. 
— Первый Илия пришёл, когда Израиль был готов к избавлению от лап язычества. Иоанн также появился во время избавления и сказал: “Не я Христос, но я послан пред Ним. Имеющий невесту есть Жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос Жениха: сия-то радость моя исполнилась. Ему должно расти, а мне умаляться”. Иоанн проповедовал и дал о себе знать перед самым приходом Господа, как раз во время проявления Господа.

На этой неделе Билл использовал школьную доску и белый мелок, чтобы наглядно показать количество Света (духовной истины), находившегося в каждом периоде церкви. Нарисовав на доске один за другим семь кружков, он разделил каждый из них диагональной линией и белым мелком заштриховал их верхнюю часть, чтобы изобразить Свет в каждом периоде. Первый кружок, символизирующий первый церквопериод, был на три четверти светлым и на одну четверть тёмным. Во втором кружке Света и тьмы было почти поровну. Третий кружок содержал одну четверть Света и три четвёртых мрака. Кружок четвёртого церквопериода был почти полностью чёрным, за исключением тонюсенькой белой полоски в верхней части. Свет увеличился немного в пятом периоде и ещё чуть больше в шестом периоде, однако в седьмом церквопериоде он снова уменьшился до того, что вся эта цепочка кружков закончилась полной тьмой.

В воскресенье утром, 8 января 1961 года, Билл проповедовал свою третью проповедь по 4-й главе Книги Откровения — проповедь под названием “Престол милости и суда”. Он только что закончил своё послание и готовился молиться за больных, как вдруг в воздухе, в конце помещения, появился Столп Огненный и стал уменьшаться в световой шар, похожий на миниатюрное солнце. Билл увидел его первым, так как стоял лицом к своей аудитории. На скамьях сидело приблизительно 350 человек. Они зашевелились и стали перешёптываться от волнения, ощущая присутствие чего-то сверхъестественного. Затем некоторые из них увидели свет, появившийся на стене за кафедрой. Глэдис Даух вскрикнула. Билл повернулся и посмотрел позади себя. Этот свет на стене за его спиной не был таким же ярким, как Свет в конце зала, однако во всех других отношениях оба световых шара были идентичными. Билл объяснил своим слушателям, что свет на стене позади него был отражением этого сверхъестественного Света, находившегося в конце помещения. Он сказал:
— Вы видите один, а я вижу два. Один из них — естественный, а другой — Сверхъестественный.

За этим последовала вереница видений. Билл продолжал говорить, наблюдая, как эти видения раскрывают тайны людских сердец и различные события. Он говорил:
— Мужчина сидит здесь в проходе, вот в этом направлении, и смотрит в сторону этого Света. Он осенил его. Он из Симора, штат Индиана, и у него есть… был инсульт. Если вы будете верить, сэр, Бог исцелит вас от этого инсульта. Аминь! Теперь верьте.
— Леди, вы верите от всего сердца? Если Господь Бог, Творец неба и земли, позволит мне что-нибудь сделать, чтобы доказать вам, что это Бог, тогда вы поверите всем сердцем? Вас беспокоит нервозность, вызванная менопаузой. Иисус исцеляет вас. 
— Леди, сидящая рядом с ней… вы тоже не местная; вы из Сомерсета, Кентукки. Даже хотя я незнаком с вами, я знаю, что это не вы хотите стать здоровой, а ваш сын. Он в Виргинии. У него язвы, и у него ещё одна проблема — он не спасён. Вы молитесь за него сейчас. Госпожа Бейкер, возвращайтесь в Сомерсет и верьте всем сердцем, Иисус Христос сделает вашего сына здоровым.

Билл продолжал служение в таком духе ещё минут пятнадцать, постоянно входя в видения и выходя из них. В промежутке между каждым видением он наблюдал, как этот сверхъестественный Свет в конце святилища видоизменялся. Он постепенно затемнялся подобно солнечному затмению. Отражение этого Света на стене за спиной Билла видоизменялось в такой же последовательности и было похоже на затмение луны. Каждый раз, когда Билл выходил из видения, он видел, что этот световой диск ещё больше затемнялся. К тому времени, когда он вышел из третьего видения, это “солнышко” в конце зала почти полностью покрылось тенью, а от первоначального света осталась лишь тонюсенькая световая полоска. После двух последующих видений этот шар немного озарился, однако после очередного видения он полностью затмился и затем исчез. Каждая из семи фаз этого светового диска выглядела в точности как кружки семи периодов церкви, которые Билл нарисовал на доске. Билл объяснил, что солнце символизирует Христа, а луна — церковь. У луны нет своего света; она всего лишь отражает солнечный свет. Таким же образом и церковь просто отражает Свет Христа. 
Многие люди в собрании, включая и Глэдис Даух, видели затмение этого светового шара на стене позади кафедры. Они наблюдали все семь стадий, причём последняя фаза показала полное затмение. Билл хранил подробности этого феномена в своём сердце в качестве подтверждения от Бога, что учение о Семи Периодах Церкви, которое он преподавал, является истинным.



Up