Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Объяснение Божьего естества

Глава 83

1961



С СЕРЕДИНЫ ЯНВАРЯ 1961 ГОДА Уилльям Бранхам проповедовал в течение недели в Бомонте, штат Техас; затем он провёл несколько вечерних собраний в Финиксе и Тусоне, штат Аризона, а потом у него была двухнедельная кампания в Лонг-Бич, штат Калифорния, во время которой он служил Словом в Первой Ассамблее Божьей. В субботу утром, 11 февраля 1961 года, он обращался с речью к нескольким сотням людей на завтраке Общества Предпринимателей Полного Евангелия, который проходил в “Кафетерии Клифтона” в Лос-Анджелесе. Его послание записывалось видеокамерой для телевизионной передачи в следующий вечер.

Понимая, что он выступает с речью перед всей страной, Билл воспользовался этой возможностью, чтобы вкратце поделиться с людьми тем, что он узнал из семи периодов церкви. Он объяснил различие между деноминациями и настоящим Христианством и показал, как сатана попытался нанести поражение Христу, примкнув к церкви и обольщая её изнутри. Билл использовал в качестве основного текста Иоанна 15:4-5, где Иисус сказал: Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмь Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нём, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего”. Обычно это место Писания применяется к отдельным христианам и их взаимоотношению со Христом. В этот день Билл сделал шаг вперёд, применяя это к христианским церквям на протяжении церковных периодов и к их взаимоотношению со Христом. Поскольку отдельные люди собираются в группы и совместно выбирают, за кем следовать, эти группы приносят плоды, отображающие идеи их лидеров.

Для пояснения своей мысли Билл привёл наглядный пример, рассказав о диковинном дереве, которое он увидел на прошлой неделе в доме мистера Шэррита в Финиксе. Каждая ветвь этого дерева приносила различные цитрусовые плоды. Спросив у господина Шэррита о том, какое это дерево, он узнал, что это апельсиновое дерево, но к его стволу были привиты ветви многих других цитрусовых деревьев, и каждая из этих ветвей плодоносила в соответствии с природой того дерева, от которого она была взята. Билл спросил у мистера Шэррита, будут ли в следующем году на каждой ветви апельсины. Его друг объяснил, что хотя ствол является апельсиновым деревом, каждая привитая ветвь будет приносить свои особые цитрусовые плоды: апельсины, мандарины, грейпфруты, лимоны или лаймы; от рода изначальной ветви будет зависеть сорт растущих на ней плодов. Однако когда ствол этого дерева пустит новую ветвь, она произрастит больше апельсинов.

Затем Билл провёл духовную параллель для своей аудитории в Лос-Анджелесе, сказав:
— Иисус Христос является Деревом Жизни. Когда это Дерево начало расти в Книге Деяний, его ветви приносили одинаковые плоды; то есть, они порождали христиан, наполненных Святым Духом и верующих в Библию. Позже сатана проник в церковь и, используя своё влияние, привил к стволу другие ветви. Со временем эти ветви приняли такие названия, как католики, лютеране, методисты, баптисты, пресвитериане и другие. Они стали приносить лимоны, грейпфруты и прочее. Видите, она прикрывается именем христианства и живёт за счёт жизни Дерева-родителя, однако приносит свои собственные деноминационные плоды. Но если то апельсиновое дерево когда-нибудь пустит ещё одну ветвь, на ней вырастут апельсины, как было в самом начале.

Закончив свою речь, Билл отошёл от микрофона, чтобы обменяться рукопожатием с рядом стоящими людьми. Генеральный смотритель деноминации Ассамблей Божьих, находившийся возле микрофона, сказал громким голосом:
— Я полагаю, что Брат Бранхам не это имел в виду. Как-никак, не сказал ли Павел, что все мы привиты к одному дереву?
Билл повернулся к смотрителю и сказал:
— Сэр, именно это я и имел в виду. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Павел действительно сказал, что мы являемся ветвями дикой маслины, привитыми к хорошей одомашненной маслине. Однако маслина есть маслина, поэтому сейчас я говорю не о ней. Бог по-прежнему желает, чтобы на апельсиновом дереве росли апельсины, а не лимоны, лаймы или грейпфруты. Я говорю вам в виде притчи.

В этот момент к Биллу подошёл молодой человек и пожал ему руку. 
— Брат Бранхам, — сказал он, — меня зовут Дэнни Генри, и я просто хочу сказать вам, что я согласен с вами. Надеюсь, что это не покажется кощунственным, но ваша проповедь могла бы стать 23-й главой в Книге Откровения.

Билл поблагодарил Дэнни за такой комплимент, хотя от этих слов он почувствовал себя немного неловко, так как в Книге Откровения только 22 главы, а Бог сказал, что к ней нельзя ничего прилагать. Тем не менее, он знал, что Дэнни имел в виду. Он подразумевал то, что послание Билла совершенно соответствовало Писаниям.

Дэнни Генри был одет в пиджак и белую сорочку; на шее у него был галстук-бабочка. При виде его тёмных волос, квадратной челюсти и приятных черт лица невольно могло создаться впечатление, будто он похож на кинозвезду. Позже Билл узнал, что он приходится двоюродным братом актрисе Джейн Расселл. Теперь Дэнни положил руку Биллу на плечо и спросил:
— Брат Бранхам, можно мне помолиться за вас? 
— Конечно, мой брат, — ответил Билл.

В своей молитве Дэнни произнёс всего лишь несколько слов по-английски, прежде чем из его уст посыпались странные звуки. Поскольку он стоял довольно близко к микрофону, все присутствующие в зале кафетерия услышали этот мелодичный язык. Он явно не был похож на английскую речь. Секунд тридцать спустя Дэнни Генри замолчал и стал в недоумении озираться кругом. 
— Какой это был язык? — спросил кто-то.
— Не имею понятия, — ответил Дэнни.
— Он говорил на незнакомом языке, — сказал ещё некто.

Тут крупная женщина, сидевшая за столиком поблизости, встала и сказала:
— Это не был незнакомый язык; это был французский. Я всё поняла, потому что я родилась и жила в Люцерне, Швейцария, и французский — мой родной язык. Меня зовут Аннета Лонг, и сейчас я живу в штате Луизиана. Молодой человек, где вы выучили такой необычный французский диалект?
— Я вообще не знаю французского языка, — ответил Дэнни Генри, слегка смутившись, — однако то же самое произошло со мной на прошлой неделе во время съезда предпринимателей в Финиксе. В баптистской церкви нас такому не учили. 
Возле другого столика поднялся мужчина в очках и сказал:
— Она права. Этот молодой человек говорил на французском диалекте. Меня зовут Джон Вилдрианн, и я родился в Лиге, Бельгия, поэтому французский также мой родной язык. 
Затем из дальнего конца кафе вперёд вышел другой статный темноволосый мужчина и представился как Виктор ле До — француз, работавший французским переводчиком в здании ООН в Нью-Йорке. Он сказал, что также понял слова, произнесённые этим молодым человеком. 
— Минуточку! — сказал Билл. — Прежде чем кто-то скажет что-нибудь ещё, я хочу, чтобы вы, знающие французский, записали перевод этого пророчества. Затем мы сравним то, что каждый из вас напишет.

Принесли бумагу и ручки, и эти три франкоязычных человека сели за стол и написали то, что услышали. Все три записи полностью совпали, вплоть до знаков препинания. Вот что гласило это пророчество:
Поскольку ты избрал узкую тропу, более трудный путь, ты шёл по своему выбору, ты принял верное и точное решение, и это Мой путь. Из-за этого важного решения огромная часть Небес ожидает тебя. Какое славное решение ты принял. Само по себе это есть то, что принесёт и совершит их чудесную победу в любви божественной.

БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ апреля 1961 года Уилльям Бранхам провёл в штате Иллинойс. В течение семи дней он проповедовал в Блумингтоне, в Веслеянском Университете штата Иллинойс, а в субботу, 22 апреля, он приехал в Чикаго, чтобы начать недельную исцелительную кампанию, финансируемую Обществом Предпринимателей Полного Евангелия. После первого собрания он вернулся в свой гостиничный номер около часа ночи. Над городом бушевала буря. Время от времени ночное небо прорезали вспышки молнии, сопровождавшиеся гулкими раскатами грома. Билл открыл чемодан, чтобы вынуть пижаму.

Вдруг атмосфера в комнате изменилась, “наэлектризовавшись” чем-то сверхъестественным, вызывающим жутковато-благоговейное чувство. Вскоре в воздухе появился Свет, и в комнату вошёл Ангел Господень. Руки Ангела были скрещены на груди.
            — Иди, встань у того окна, — сказал Божий посланник.
            Билл подошёл к окну и посмотрел через него. Поскольку затемнённое стекло было зеркальным, он мог одновременно видеть и бурю на улице, и отражение Ангела. 
            — Ассоциация служителей Чикаго устроила тебе западню, — сказал Ангел. — Они пригласят тебя, чтобы ты выступил с речью во время их завтрака в следующий вторник, и там они собираются бросить тебе вызов относительно твоего учения о водном крещении. Они надеются застигнуть тебя врасплох и сбить тебя с толку. Не бойся идти туда, ибо я буду с тобой. Завтра утром Генри Карлсон отвезёт тебя позавтракать, и там ты будешь сидеть с Томми Хиксом. Я хочу, чтобы ты сказал им следующее…

Окно, по которому стекали капли дождя, стало расплываться и расширяться вглубь, пока не превратилось в туннель, ведущий в другое измерение — измерение, где Билл мог видеть будущее.

На следующее утро позвонил Генри Карлсон, глава чикагского филиала Предпринимателей Полного Евангелия, и спросил:
— Брат Бранхам, можно мне отвезти тебя позавтракать?
— Да, Брат Карлсон. Я как раз хочу поговорить с Томми Хиксом.
— Брат Бранхам, я не знаю, будет ли там Брат Хикс. 
— О-о, он будет там. В прошлую ночь Господь показал мне в видении это и нечто больше этого. Я расскажу вам об этом во время завтрака.

Когда они вошли в ресторан — там сидел Томми Хикс. Они сели за его столик. Заказав еду, Карлсон сказал:
— Брат Бранхам, я распорядился, чтобы утром, в следующий вторник, ты выступил с речью во время завтрака перед Большой Ассоциацией служителей Чикаго. Там будут присутствовать, по крайней мере, 350 служителей. Для них это будет замечательной возможностью поближе познакомиться с тобой.

Билл понимающе кивнул головой и сказал:
— Да, похоже, это будет замечательная возможность. Брат Хикс, не мог бы ты выступить вместо меня в то утро? 
Томми Хикс чуть было не подавился куском гренка. 
— О-о, Брат Бранхам, я бы не смог. 
— Почему же нет? Я оказал тебе много услуг. Притом ты доктор богословия. Как же я буду говорить ко всем тем образованным людям с моим-то семиклассным образованием?
Лицо Генри Карлсона покраснело.
— Гм… Брат Бранхам… гм… Брат Хикс не сможет сделать это.
— А почему? — надавил Билл. Оба его собеседника молчали. — Вы знаете почему, но не хотите сказать это мне. Это потому, что те служители устроили мне западню из каверзных вопросов. Они собираются бросить мне вызов относительно моего учения о водном крещении, семени змея и моей позиции, что говорение на языках не является доказательством крещения Святым Духом. Брат Карлсон, для проведения этого завтрака ты снял в гостинице банкетный зал с зелёными стенами, не так ли? 
— Совершенно верно. 
— То помещение вам не достанется. 
— Но ведь я уже заплатил за него задаток. 
— Мне не важно; оно не будет предоставлено вам. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Мы будем в другом здании, в зале с коричневыми стенами. Я буду сидеть за столом в углу. Доктор Мид будет сидеть справа от меня, а рядом с ним будет сидеть буддистский священник. Доктор Нидл будет слева от меня, а возле него будет сидеть тот пожилой чернокожий служитель со своей женой. 
Билл продолжал описывать, где будут сидеть другие служители и их супруги. 
— Боже милостивый! — воскликнул Томми Хикс. — Я не знаю, смогу ли вообще пойти туда.
— Да, обязательно приходи. Вы видели, как Господь исцеляет больных; теперь посмотрите, каков Он в сражении.

Оказалось, что служащий гостиницы, который принял предварительный взнос от Карлсона, не знал, что какой-то оркестровый ансамбль уже зарезервировал этот банкетный зал на то утро во вторник. Итак, Карлсону возвратили те деньги, и он вынужден был перенести завтрак для служителей в ресторан “Таун-энд-Кантри”. Когда Билл приехал туда в назначенный день, он не удивился, увидев, что в этом помещении коричневые стены.

А вот Генри Карлсона это изумило. После завтрака он подошёл к микрофону и сказал:
— Господа, я рад представить вам Брата Бранхама. Вы можете не соглашаться с его учением, но одно скажу о нём: он неустрашим в своих убеждениях. Три дня назад он рассказал мне обо всём, что уже произошло этим утром, вплоть до того, где многие из вас будут сидеть. Теперь, Брат Бранхам, передаю слово тебе.

Билл начал своё выступление, прочитав в Библии Деяния 26:13-19, где Павел сказал: “Я не воспротивился небесному видению”. Затем Билл продолжал свою речь: 
— Я знаю, что вы пригласили меня сюда в это утро, чтобы бросить мне вызов относительно моего учения. Что ж, начнём тогда с водного крещения во Имя Господа Иисуса Христа. Я хочу, чтобы кто-то из вас показал мне хотя бы одно место в Библии, где кого-нибудь крестили в воде как-то иначе, а не во Имя Иисуса Христа. Возьмите свою Библию, встаньте здесь рядом со мной и опровергните что-либо из того, что я учил о водном крещении.

В зале ресторана вдруг воцарилась тишина: не было слышно даже звона вилки о тарелку.
— Раз уж вы не можете это опровергнуть, то почему же вы не верите этому? Или, по крайней мере, отстаньте от меня.
В течение последующего часа Билл излагал свои убеждения относительно водного крещения, начав с объяснения Божьего естества:
— Я не единственник и не сторонник троицы. Я христианин. Слово “триединство” даже не упоминается в Библии, слово “троица”. Я не верю, что есть три отдельных Бога. Я верю, что есть один Бог в трёх функциях: Отец, Сын, Святой Дух — то есть, это Божье сошествие к людям.
— В Ветхом Завете Бог являлся Израилю в форме Столпа Огненного — это был Логос, Ангел Завета, Который был Христос, потому что в Иоанна 8:58 Иисус сказал: “Прежде нежели был Авраам, Я есмь”. Ещё тогда, при ветхозаветном законе, Бог был настолько святой, что даже если человек прикасался к горе, где Он разговаривал с Моисеем, он должен был погибнуть. Тот же самый Бог желал вернуть Своему творению познание о Себе. Он не мог к ним приблизиться, потому что они были грешными, и кровь волов и козлов не могла убрать грех; она только покрывала грех. Итак, тот же самый Бог, что был Столпом Огненным, стал плотью через Своего Сына и обитал в теле, названном Иисус Христос. В Колоссянам 2:9 сказано: “В Нём обитает вся полнота Божества телесно”. В 1-м Тимофею 3:16 говорится: “И беспрекословно — великая тайна Божественности: Бог проявился во плоти…” В 14-й главе Иоанна Иисус сказал Филиппу: “Видевший Меня видел Отца”. Во 2-м Коринфянам 5:19 говорится: “Бог был во Христе, примиряя мир с Собою”.
— Бог не может быть тремя Личностями, тремя Богами; как Иисус не может быть Своим Собственным Отцом. Поэтому обе крайности неправы. Исайя сказал: “Сам Господь даст вам знамение: вот, дева забеременеет, и родит Сына, и нарекут Имя Ему: Эммануил, что значит: “с нами Бог”.” Итак, Мессия будет Богом. Затем это произошло точно так, как пророчествовал Исайя: Великий Иегова осенил женщину, сотворил в ней яйцеклетку, и через ту кровяную клетку появилось тело Христа. Иисус не был ни Евреем, ни Язычником. Мы спасены Кровью Божьей. Поэтому когда мы приходим к алтарю и верою возлагаем наши руки на Его голову, и чувствуем Его терзания и агонию на Голгофе, и исповедуем наши грехи, что мы не правы, и что Он умер вместо нас, — тогда Его Жизнь возвращается к нам. В Библии сказано, что жизнь находится в крови. Когда Иисус умер, и Его клетки крови сокрушились, это не было всего лишь пролитием крови человека; была высвобождена Божья Жизнь. И когда поклоняющийся возлагает верою свои руки на Сына Божьего и исповедует свои грехи, Жизнь Бога (не жизнь другого человека) возвращается в этого верующего. Греческое слово, обозначающее эту жизнь, есть “зоуи”, которое переводится как “Вечная Жизнь”, однако дословно оно значит “Жизнь Самого Бога”. Тогда мы можем признать себя сыновьями и дочерьми Божьими.
— Бог есть Дух… и Он сотворил маленького Иегову. Он мог бы прийти взрослым человеком, но вместо этого Он пришёл как младенец. Иегова игрался как мальчик. Иегова работал плотником. Иегова висел между небом и землёй, умирая, чтобы искупить Своих детей. Не другая личность, но Сам Бог в служении Сына. Затем Он стал Богом в нас. Мы — часть Его. В день Пятидесятницы Столп Огненный разделял Себя Самого среди Своей Церкви. В Иоанна 14:20 Иисус сказал: “В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моём, и вы во Мне, и Я в вас”
— Теперь вы можете понять Отца, Сына и Святого Духа? Бог нисходит… Иегова-Бог, вон Там, не мог соприкасаться с человеческой расой из-за Своего собственного закона святости. Поэтому Иегова-Бог стал грехом ради нас и уплатил цену, чтобы тот же самый Иегова-Бог мог прийти и жить в нас. Это Бог над нами, Бог с нами, Бог внас — не три Бога, а один Бог. Профессора сходят с ума, пытаясь постигнуть Это, потому что это откровение. Это должно быть открыто вам.
— Теперь давайте рассмотрим вопрос о водном крещении. В Матфея 28:19 Иисус сказал: “Итак идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца и Сына и Святого Духа”. Десять дней спустя, в Деяниях 2:38, Пётр сказал: “Покайтесь, и да крестится каждый из вас во Имя Иисуса Христа для прощения грехов”. Неужели это противоречие? Я не верю. Обратите внимание, что в 16-й главе Матфея Иисус спросил Своих учеников, за кого они почитали Его. Пётр ответил: “Ты — Христос, Сын Бога живого”. Иисус сказал: “Блажен ты, Симон, потому что не плоть и кровь открыли тебе это. Ты получил откровение от Моего Отца, Который на небесах. И на этой скале (на какой скале? — на откровении.) Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её”. Пётр стоял там, когда Иисус велел им идти и крестить во Имя Отца, Сына и Святого Духа. Десять дней спустя он в точности исполнил повеление Иисуса. У него было Божье откровение и ключи от Царствия. Он знал, что Отец — это не имя, Сын — это не имя, и Святой Дух — это не имя; они являются титулами, показывающими Его естество. Он является Отцом; Он — Сын, и Он — Святой Дух. Иисус велел крестить во И-М-Я (в единственном числе), во Имя Отца, Сына и Святого Духа. А это Имя — Господь Иисус Христос.
— Итак, когда я совершаю водное крещение, я признаю обе части: как Его титулы, так и само Его Имя. Я говорю: “Отец, как Ты поручил нам идти по всему миру и приобретать учеников из всех народов, крестя их во Имя Отца и Сына и Святого Духа, я крещу сейчас этого человека во Имя Господа Иисуса Христа”. Это охватывает обе стороны этого вопроса и даёт мне возможность общаться со всеми вами. 
— Теперь подытоживаю тайну Божества: я верю, что Бог Отец наш осенил девицу по имени Мария и сотворил в ней клеточку Крови, из которой вырос и родился Иисус Христос. Он был Сыном Божьим, скинией, плотью, в которую Бог облёк Себя, проявляя Себя среди нас. Бог был во Христе, примиряя этот мир с Собою. Та клеточка Крови была сокрушена на Голгофе для отпущения наших грехов, и Дух вышел из Него и вернулся на Церковь. Святой Дух (Христос, Логос) теперь в нас посредством крещения Святым Духом. Христос разделил Себя Самого, давая Свою Жизнь каждому из нас, чтобы мы могли быть Церковью Бога.

Когда собрание закончилось, Билла немного удивил тёплый, чуть ли не восторженный приём со стороны этих служителей. Многие из них утверждали, что его проповедь помогла им лучше понять Божество, и некоторые даже сказали, что приедут в Джефферсонвилл и примут водное крещение во Имя Иисуса Христа. Билл покинул Чикаго, ободрённый этими сведениями. Следующие его собрания были намечены на середину мая в северо-западной части Канады. Затем он планировал отправиться дальше на север Канады, чтобы поохотиться недельку с Эдом Бискалем в Скалистых горах.

ЕЩЁ ОСЕНЬЮ 1959 ГОДА Уилльям Бранхам получил письмо от почтенного Эда Бискаля, проживавшего в городе Досон-Крик, Канада, с приглашением поехать на охоту в северные регионы Британской Колумбии. Полтора года спустя Билли Поль Бранхам написал Эду Бискалю, сообщая, что его отец хотел бы взять отпуск. Он предложил, чтобы Эд Бискаль запланировал одну короткую исцелительную кампанию в Гранд-Прэри, провинция Альберта, а другую кампанию — в Досон-Крике, Британская Колумбия, на весну 1961 года. После этих собраний они могли бы поехать охотиться туда, куда почтенный Бискаль желал бы отправиться с ними. Эд Бискаль немедленно сделал все приготовления, и даты проведения этих кампаний были намечены.

Досон-Крик и Гранд-Прэри — два небольших города, находящихся в 800 километрах на север от американо-канадской границы и в 120 километрах один от другого по обе стороны границы канадских провинций Альберта и Британская Колумбия. (Эти города расположены на западной оконечности канадской прерии, недалеко от восточного края Скалистых гор.) 14 мая 1961 года Билл и Билли Поль приехали в Гранд-Прэри, где они зарегистрировались в двухэтажном мотеле. Затем Билл позвонил мистеру Бискалю, сообщив, что он уже приехал. Вскоре после этого он услышал стук в дверь своего номера.

Мужчина, вошедший в комнату, выглядел очень молодым. Для своего роста был он худощавым, волосы его были густыми и тёмными, а его мальчишеское лицо озаряла широкая улыбка.
— Папа, это Брат Бискаль, — представил его Билли Поль. 
Сидя на краю своей кровати, Билл поднял указательный палец правой руки и сказал:
— Так ты Брат Бискаль? А я-то ожидал увидеть пятидесятилетнего мужчину. Ты — всего лишь паренёк. 
Бискаль покраснел. 
— Ну, мне 27 лет.

Хотя Эд Бискаль был молод в своём служении, был он закалённым и опытным охотником, хорошо знающим дикую природу. Вырос он на севере Британской Колумбии и провёл большую часть своей юности, исследуя окружавшую его сильно пересечённую, холмисто-гористую местность. В течение нескольких лет он совершал миссионерский труд среди индейцев, а затем три с половиной года был пастором небольшой пятидесятнической церкви в Досон-Крике. Один из членов его собрания, Харви “Бад” Саутвик, совсем недавно стал квалифицированным проводником на территории огромных лесных угодий, находящихся в 640 километрах к северу от Досон-Крика. Именно в эту дикую местность запланировал Эд Бискаль свозить Билла после завершения собраний в Гранд-Прэри и Досон-Крике.

В пятницу, 19 мая 1961 года, Билл начал свою трёхдневную кампанию в Досон-Крике, проповедуя в здании Объединённой Церкви, в котором могло разместиться несколько сотен людей. В этот вечер первой в молитвенной очереди была пожилая женщина. В течение нескольких минут Билл разговаривал с ней, как Иисус с той самарянкой у колодезя Иакова.

Когда появилось видение, он сказал ей: 
— Вы стоите здесь не ради себя. Вы молитесь за мужчину, которого покрывает смертная тень. У него рак. Этот человек не из этого города. Он живёт на севере отсюда в городе под названием Форт-Сент-Джон. 
Выпучив глаза от удивления, женщина закивала головой и подтвердила, что это истина. Билл продолжил:
— Идите и веруйте.

В субботу вечером Билл быстро перешёл от своей проповеди к молитвенной части служения. В этот вечер он не выстраивал людей в молитвенную очередь. Когда начали появляться видения, он просто раз за разом указывал на различных людей, с совершенной точностью говоря им, о чём они молились и каковы их нужды. Затем, обратившись к пятому человеку, он сказал:
— Здесь справа сидит леди. Видите ли вы тот Свет над этой женщиной? У неё суставной ревматизм и опухоль на груди. Она из Форт-Сент-Джона. Её зовут Агнес. Я с вами незнаком. Я никогда раньше в жизни не видел вас. Если всё, что я сказал о вас, является истиной, тогда встаньте. 
Агнес поднялась, и Билл сказал: 
— Ваша просьба исполнится.

После двух очередных видений Билл поощрял всех больных к принятию исцеления во Имя Иисуса, и он также побуждал присутствующих восхвалять Господа Иисуса. Святилище наполнила мелодия голосов сотен людей, певших:

  Люблю Его, люблю Его,
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.


Вдруг Билл увидел ещё одно видение. Его голос пробился сквозь пение людей:
— Что случилось, солдатик? Ты не совершишь самоубийство. 
Аудитория стихла, внимательно слушая. Билл продолжал:
— Парень, дьявол лжёт тебе. У тебя всего лишь боязнь. Он лжёт тебе. Если ты поверишь ему, он сведёт тебя с ума. Я повелеваю тебе во Имя Иисуса Христа отвергнуть дьявола и принять Иисуса Христа как своего Исцелителя. Ты возвратишься нормальным человеком.
Билл использовал только слово “солдат”, не выявляя человека, к которому относилось это различение сердечных тайн. Выйдя из этого видения, он спел вместе с собранием ещё несколько песен и затем закончил служение. Объяснение этому случаю появилось через два дня самым неожиданным образом.

Аляскинское шоссе начинается в Досон-Крике и тянется на северо-запад через пересечённую местность на 2400 километров к городу Фэрбенкс, в штате Аляска. Оно было проложено во время второй мировой войны как средство военного обеспечения. Хотя оно называется “аляскинским шоссе”, большая его часть проходит в Британской Колумбии. В понедельник, в пять часов утра, Эд Бискаль, Крис Берг, Билл и Билли Поль Бранхам поехали по аляскинскому шоссе по направлению к их месту охоты, на 640 километров на северо-запад.

Когда они проехали около 65 километров и приближались к городку под названием Форт-Сент-Джон, Билл сказал:
— В пятницу вечером какая-то женщина в молитвенной очереди молилась за мужчину, который живёт в Форт-Сент-Джоне.
Эд Бискаль ответил:
— Брат Бранхам, та женщина была хорошо знакома с моими родителями. Я знаю её с самого моего детства. Её зовут Сестра Клант.
Их машина, ехавшая со скоростью 90 километров в час, была ещё в четверти мили от Форт-Сент-Джона. Билл указал на большой белый фермерский дом справа. 
— Мужчина, за которого она молится, живёт в том доме. 
Изумлённый, Эд Бискаль не мог ничего сказать в ответ, так как сам не знал этого факта. Видя совершеннейшую точность дара различения у Билла в Гранд-Прэри и Досон-Крике, он не имел причины сомневаться в этом утверждении. Позже можно будет легко проверить это.

В полдень охотники остановились пообедать в Форт-Нельсоне — в городишке, “вырезанном” прямо на лоне дикой местности. Они вошли в кафе, находившееся в гостинице. Ожидая, когда официантка принесёт заказанный суп, четверо путешественников увидели, как возле кафе припарковался пикап “Форд” 1938 года выпуска. Из грузовичка вышли двое мужчин: высокий молодой человек с тёмными волосами и рыжеволосый мужчина постарше, но чуть ниже ростом. Они вошли в кафе. Компаньон этого парня стал озираться кругом, решая, куда бы сесть. Увидев Билла, он улыбнулся. Молодой солдат тем временем сел за столик возле двери, а мужчина в штатском подошёл к столику Билла, протянул руку и с восторгом сказал:
— Здравствуйте, Брат Бранхам! 
Удивлённый, Билл пожал ему руку и сказал:
— Я с вами знаком?
— Нет, но я знаю вас. Я был на ваших собраниях в Досон-Крике. Вы помните тот вечер, когда вы обратились к тому солдату?
Билл озадаченно посмотрел на своих товарищей за столом.
— Брат Эд, ты это помнишь? 
— Да, помню. Ты сказал: “Солдат, ты не совершишь самоубийство. Это дьявол говорит тебе всё это”.
— Совершенно верно, — согласился с ним рыжеволосый незнакомец. Указав большим пальцем через плечо, он добавил, — Вон там сидит тот солдат. За прошедшие четырнадцать месяцев он уже трижды пытался покончить жизнь самоубийством. Армейские врачи не могут установить, что с ним не в порядке. Они передали его под мой надзор, и я приехал аж из Фэрбенкса, чтобы доставить его на ваши собрания, но он не смог попасть в молитвенную очередь. Брат Бранхам, не мог бы ты помолиться за него здесь? 
— Конечно, — сказал Билл, как раз в тот момент, когда подошла официантка с их едой. — Не могли бы вы подождать, пока мы пообедаем? 
— Безусловно. Нам тоже нужно сначала поесть. 
Мужчина вернулся к своему столику и заказал обед.
Когда все пообедали, солдат пошёл за Биллом на улицу. Они прошли вместе по деревянной дорожке к углу гостиницы. Билл несколько минут разговаривал с молодым человеком, чтобы войти в контакт с его духом. 
— Сынок, никогда не забывай, что Иисус Христос умер для того, чтобы спасти тебя от твоих грехов. 
Солдат, казалось, слушал очень внимательно, но в то же время он был странно замкнутым. 
Вскоре Билл почувствовал справа от себя Ангела Господня и снял свою потрёпанную ковбойскую шляпу, прижав её к синей джинсовой рубашке. В то же мгновение появилось видение и проникло в саму суть проблемы солдата. Билл сказал:
— Я вижу, что у тебя прекрасная жена-христианка и двое маленьких детей, однако у тебя развился порочный умственный комплекс, из-за которого ты совершаешь гомосексуальные акты с молодыми мужчинами. 
От этих слов лицо солдата расплылось в радостной улыбке. Помахав в воздухе три раза кулаком, он воскликнул:
— Я свободен! Я свободен! Я свободен!
Они вернулись к своим машинам, и солдат сказал остальным мужчинам:
— В целом мире только моей жене известно всё то, что сказал мне этот человек. Как только он раскрыл мою тайну, я понял, что я освободился от моих грехов.

Позже в тот день они прибыли в свой базовый лагерь возле озера Манчо. Бад Саутвик уже ожидал их там. Ему было 40 лет. До 1961 года он был скотоводом недалеко от Досон-Крика. Именно там однажды он отдал свою жизнь Христу после проповеди Эда Бискаля. Недавно канадское правительство предоставило ему исключительные привилегии как проводнику-охотнику на большом участке дикой местности в Британской Колумбии. Теперь Бад и его жена Лэла с их пятью сыновьями жили в деревянном бараке, оставленном рабочими, которые прокладывали шоссе. Билл Бранхам оказался его первым клиентом.

В тот вечер Эд Бискаль наполнил их пристанище рассказами о различении сердечных тайн и о чудесах, которые он видел в Гранд-Прэри и в Досон-Крике. Когда он сказал им о миссис Клант, молившейся за мужчину с раковым заболеванием (он жил в белом фермерском доме в четверти мили южнее от Форт-Сент-Джона), Бад Саутвик сказал:
— Я знаю этого человека, который живёт в том доме. Я знаком с ним много лет. Его зовут Эд Томсон, и мне известно, что он умирает от рака.

На это подтверждение Эд Бискаль одобрительно кивнул головой. 
Послушав повествование Эда Бискаля в течение часа, Саутвик спросил Билла, смог бы он увидеть видение, которое помогло бы его младшему брату, так сильно страдавшему от эпилепсии, что каждый день у него было три-четыре припадка. Билл объяснил, что он не мог вызывать видения; их посылал Бог по Своей суверенной воле. Однако Билл пообещал Баду, что будет молиться об этом.

На следующее утро шестеро мужчин оседлали своих лошадей и отправились в просторы дикой местности — Бад Саутвик и его восемнадцатилетний сын Блэйн, Эд Бискаль, Крис Берг, Билл и Билли Поль. С собой они вели шестнадцать навьюченных лошадей. На первых порах тропа была сухой и легкопроходимой. Ехали они по долинам сквозь густой осинник и вдоль горных склонов, покрытых жёлтыми соснами, елями Энгельмана и пихтами Дугласа. Хотя эти низменные места были усеяны красочными весенними цветами, с вершин и плеч высоких гор всё ещё ниспадали белоснежные мантии. В этой-то высокогорной местности и собирались охотиться эти шесть охотников. К сожалению, в течение трёх дней их похода дул ветер-чинук, из-за которого быстро растаял снег на верхних склонах гор, и вследствие этого низменные реки вышли из берегов и стали непроходимыми. Разочарованный, Билл согласился с Бадом Саутвиком, что им придётся повернуть назад.

Из-за разлившихся рек и ручьёв некоторые участки тропы сделались болотистыми, и одна из навьюченных лошадей отбилась от остальных и завязла в болоте. Спешившись, Билл пошёл по грязи, отрезал вьюк, привязанный к спине лошади, и накинул ей на шею петлю из верёвки. Привязав другой конец верёвки к передней луке своего седла, он встал возле своей лошади и начал понукать её идти вперёд, одновременно вытягивая из болота застрявшую бедолагу. Затем Билл вытер, насколько мог, грязь со своей одежды, сел на своего коня и вывел ту вьючную лошадь снова на тропу. 
Именно в этот момент он увидел человека, идущего по воздуху к нему. Натянув поводья, Билл откинулся в седле и стал наблюдать. У этого незнакомца начались конвульсии, и он стал метаться, терзаться и качаться по полу. Когда его припадок прекратился, Билл увидел дровяную печь, в которой горела рубашка. Вскоре это зрелище стало подходить к концу, показывая другие подробности. 
Затем видение закончилось, и взор Билла вновь сосредоточился на соснах, росших по обе стороны болотистой тропы.

Пришпорив лошадь, Билл галопом поскакал по тропе, минуя вереницу навьюченных лошадей, пока не поравнялся с Бадом Саутвиком. Затем он натянул поводья, замедлив ход своей лошади, так что она стала идти тяжёлым шагом, как и лошадь Бада. В воздухе носились всевозможные запахи: это была смесь болотной влаги, благоухания канадского дёрена, хвои и запаха конского пота. Пока оба всадника ехали бок о бок, Билл сказал:
— Бад, я только что узнал, что твоему брату около 30 лет, и ростом он примерно метр восемьдесят. Эпилепсия у него с трёхлетнего возраста. Она передаётся по наследству, и у твоего деда она тоже была.
— Это истина, Брат Билл. Ты увидел видение?
— Да, Бад, и у меня есть для тебя ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Попроси своего брата приехать к тебе сюда, в твою избушку. Как только у него произойдёт очередной эпилептический припадок, сними с него рубашку, в которую он будет одет, брось её в свою печку и скажи: “Я делаю это во Имя Иисуса Христа”. До тех пор, пока он будет верить, у него больше не появятся эти припадки. Доверяешь ли ты мне настолько, чтобы сделать это?
— Да, я сделаю это.

Около девяти часов вечера они остановились на привал. Небо всё ещё было светлым как днём. В мае на этой северной широте солнце не заходит. Часов в одиннадцать вечера небосвод меркнет на час, а солнце тем временем описывает петлю у линии горизонта и затем вновь поднимается. После ужина Билл предложил Эду прогуляться. Они взяли с собой ружья на тот случай, если увидят зайцев или куропаток.

С самого начала этой поездки Эд Бискаль питал надежду, что ему удастся побыть наедине с Биллом, чтобы задать ему три вопроса по библейскому учению. Теперь же, имея такую возможность, он не знал, как сформулировать их. В четырнадцатилетнем возрасте он сидел однажды в передних рядах на одном из собраний Билла и видел много чудес, включая и тот случай, когда мгновенно выровнялись перекошенные глаза девочки. С тех пор он с почтением относился к служению Билла и следил, как оно развивалось, читая статьи в различных христианских журналах. Однако в последнее время его стали тревожить слухи о том, что Билл преподаёт необщепринятые учения. Эд не понимал, как же Бог мог так могущественно благословлять Уилльяма Бранхама в его исцелительном служении, а затем не поддерживать его в его учении. Идя вдвоём в лесу по тропе и наслаждаясь живописными видами и ласкающими ухо звуками, они о многом говорили. Позже они сели на бревно отдохнуть. Билл сказал:
— Брат Эдди, сегодня днём, когда я ехал верхом, Он пришёл ко мне там, на тропе. Я полагаю, что ты хочешь задать мне три вопроса. Первый вопрос относится к водному крещению в Имя Иисуса; второй вопрос о Божестве, а третий — о семени змея.

Слова эти настолько поразили Эда Бискаля, что он чуть ли не упал с бревна. Он чувствовал, будто стоит перед Божьим Престолом суда, где ничто не может быть скрыто. 
— Это правда, Брат Бранхам. Я уже давно хотел задать тебе эти три вопроса.
После того как Билл удовлетворительно ответил на его первые два вопроса, их беседа перешла к третьему вопросу. 
— Брат Бранхам, как ты можешь утверждать, что Каин не был сыном Адама? В Бытие 4:1 сказано: “Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от ГОСПОДА”. 
— Брат Эдди, это сущая истина; любая жизнь исходит от Господа. Однако тебе следует прочитать следующий за этим стих: “И ещё родила брата его, Авеля…” Каин и Авель были близнецами. Они родились от одной матери, но разных отцов. В Библии очень точно сказано, что Адам познал свою жену один раз, но в результате родилась двойня. Не забывай, что в самом начале змей не был пресмыкающимся. Сначала он был млекопитающим, зверем, настолько родственным человеку, что мог говорить; настолько близким, что его семя могло скреститься с человеческим семенем. После того как Адам и Ева согрешили, Бог изменил змея в пресмыкающегося. В Бытие 3:15 Бог сказал змею: “И вражду Я положу между тобою и между женщиной, и между семенем твоим и между семенем её…” Теперь обрати внимание, что первая вражда, описываемая в Библии, была между Каином и его братом Авелем. Всё, что тебе нужно сделать — это понаблюдать за их натурой, чтобы увидеть, кто был семенем Адама, и кто был семенем змея. Итак, в самом начале змей внёс свои гены в человеческую расу, и именно из-за этого смешения генов у людей появилась животная натура. Вот почему человеку нужно родиться заново посредством Божьего Духа. Когда мы становимся христианами, Бог даёт нам новую натуру, потому что наша старая натура порочна. Брат Эд, всё это приходит через божественное откровение. Просто будь искренним и молись об этом, и я верю, что Он откроет тебе это.

К избушке Бада Саутвика приехали они под вечер на следующий день. На другое утро они погрузили свои вещи в машину и отправились на юг. Бад сопровождал их до Форт-Сент-Джона, взял там своего брата и привёз его в свою хижину. На следующее утро, пока Бад кормил лошадей в загонах, его брата бросило в эпилептические конвульсии, отчего он стал неудержимо метаться по деревянному полу хатки. Сначала Лэле Саутвик захотелось выпрыгнуть в ближайшее окно, но затем она вспомнила то, что Билл сказал её мужу. Хотя она была небольшой женщиной, она всё же села “верхом” на своего деверя и стала стягивать с него рубашку, отрывая пуговицы. Когда ей, наконец, удалось снять с него рубашку, она бросила её в огонь, говоря: “Я делаю это во Имя Иисуса Христа”. Он тотчас же прекратил метаться и терзаться. Вскоре он уже сидел и разговаривал с ней. Помимо того, что с него градом лился пот, он был в прекрасном состоянии.



Up