Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Последнее сильное искушение

Глава 89

1963



В ТО ВРЕМЯ когда Уилльям Бранхам проповедовал о Семи Печатях, с его шурином, которого звали Джеймс Флетчер Брой, произошёл несчастный случай. Перед отъездом из Джефферсонвилла Билл пошёл помолиться за своего родственника. На Флетчера Бройя было больно смотреть. Ещё в подростковом возрасте он пристрастился к алкоголю, и с тех пор спиртное управляло его жизнью. Он женился и вырастил двоих детей, однако алкоголизм, в конечном счёте, разрушил его брак. Теперь он практически был бродягой. В последнее время он жил на ферме семьи Уиднер, ночуя в их амбаре и выполняя подённую фермерскую работу взамен на разрешение проживать там.

Помолившись за своего шурина, Билл сказал:
            — Флетч, мне хочется дать тебе немного денег.
            — Не делай этого, Брат Билл. Ты же знаешь, что я сделаю с ними. 
            — Тогда позволь мне дать тебе кое-какую одежду. У меня в пасторском доме есть несколько костюмов. Они мне не нужны, и я хочу отдать их тебе.
            — Не делай этого, Брат Билл, — сказал он, жалостно качая головой. — Я просто отдам их в залог, а полученные деньги пропью.

Видя Флетчера в таком жалком состоянии, Билл вспомнил нечто, что ему приснилось в октябре прошлого года, приблизительно в то время, когда он проповедовал в Джефферсонвилле проповедь “Облик совершенного человека”
            В том сновидении Билл стал бездомным бомжем, бродившим по тёмной пустынной местности. Некуда ему было податься, и никому он не был нужен. Дрожа от холодного пронизывающего воздуха, он беспокоился, как бы не умереть ночью от мороза. Вдруг вдали он увидел огонь. Идя в том направлении, он пришёл к городской мусорной свалке. Там горел мусор, разбросанный в двух канавах, которые тянулись параллельно одна другой. На полоске земли между теми двумя кострами спали сотни бездомных людей. 
            Билл встал на краю того участка, где лежали эти бездомные бродяги, и начал искать место, где он мог бы лечь и отдохнуть. Нигде не было видно свободных мест. Его поиски и будущее казались безнадёжными. Затем кто-то поднялся и подошёл к нему. Это был Флетчер Брой.
            Флетчер сказал:
            — Билли, я найду тебе место. Ты кормил моих детей, когда они были голодными. Теперь я помогу тебе найти тёплое место для ночлега. 
            Билл поплёлся за Флетчером, перешагивая множество людей, пока не пришёл к участку земли, на котором он как раз мог поместиться. Когда Флетчер ушёл, Билл перевёл взгляд за пределы полыхающих костров в тёмное, холодное ночное пространство, размышляя: “Как странно… Ведь однажды Всемогущий Бог позволял мне вести Его церковь. Было время, когда Он разрешал мне проповедовать Его Евангелие и видеть спасение тысяч душ. Мужчины и женщины приезжали со всех уголков мира, чтобы поговорить со мной всего лишь несколько минут. А сейчас я бродяга, и никому нет до меня дела. Мне так холодно. Что же мне делать?

Когда Билл проснулся, он стал недоумевать, был ли в его сновидении какой-либо скрытый смысл. Теперь, сидя и разговаривая с Флетчером Бройем, он вспомнил свой странный сон. По-прежнему не мог он найти в нём никакого смыла, однако его значение вскоре станет очевидным в виде урока, который ему нужно будет усвоить…

Билл возвращался в Аризону с Джином Норманом. За рулём всё время находился Билл. Во время этой поездки говорил он мало, но когда они пересекли границу и въехали в штат Аризона, он начал петь; пел он одну христианскую песню за другой до самого прибытия в Тусон. В течение последующих нескольких недель он не занимался многими делами. Был он изнурён и немного подавлен. После того как он провёл целую неделю в присутствии семи величественных Ангелов, возвращение в повседневный мир было подобно возвращению на нудную работу после экзотического отдыха — было тяжело это переносить. На протяжении одной захватывающей недели Билл стоял — если выражаться духовным языком — на вершине горы, наблюдая, как Иисус Христос раскрывал Себя как Верховное Божество, Которое сотворило всё для Себя. Христос показал, как все творения, в конечном итоге, исполнят Его великую цель, а именно: Он вступит в брак с людьми, которых Он коллективно называет Своей Невестой. Те Семь Духов Божьих открыли тайны, которые хотели узнать святые в каждом веке с тех пор, как была написана Библия. Спускаться с той “горной вершины” и выполнять повседневные обязанности было почти тем же, что посещать собрания пробуждения в церкви, а затем возвращаться домой и очищать хлев от навоза.

Каждый день Билл молился, прося Бога показать ему, что делать дальше. Никакого конкретного ответа не появлялось. Это приводило его в уныние. В апреле Билл дважды проповедовал в Альбукерке, штат Нью-Мексико, и затем провёл по одному собранию в Сьерра-Виста и в Финиксе, штат Аризона. Позже он взял отпуск и поехал с Билли Полем на север, в канадскую провинцию Британская Колумбия. Рой Роберсон, Фред Сотманн и Бэнкс Вуд встретились с ними у избушки Бада Саутвика, откуда Бад повёл их верхом на лошадях в горы, где они собирались порыбачить в течение недели.

На обратном пути домой пятеро мужчин ехали колонной в машинах через Канаду. Прежде чем они въехали на территорию Соединённых Штатов, эта колонна разделилась: Роберсон, Сотманн и Вуд продолжали ехать на восток по кратчайшему маршруту в Джефферсонвилл, а Билл со своим сыном повернули на юг в Аризону. Проехав канадско-американскую границу, они ехали ещё часа четыре и затем остановились в городе Хелена, штат Монтана, где нашли мотель, чтобы переночевать. На следующее утро, встав в четыре часа, они прогрели двигатель своего пикапа и выехали из Хелены до рассвета. Билл вёл машину первым, поэтому Билли Поль сделал себе подушку из своей куртки, засунул её между головой и боковым стеклом и тотчас же уснул.

Снова Билл погрузился в то же уныние, которое докучало ему ещё до того, как он взял этот отпуск. Он стал молиться: “Боже, почему же Ты не призвал к этому труду кого-нибудь другого, кто мог бы правильно его выполнить? Я сожалею, Господь, но я подвёл Тебя. Мне не удаётся побудить людей слушаться меня”.

Пока за окном его пикапа тянулись горы, поля и луга, Билл размышлял: “Вот уже 30 лет я проповедую Евангелие. За прошедшие 16 лет я делал только то, что Господь велел мне делать. Я старался жить так близко в общении с Ним, что никуда не ездил и ничего не говорил вопреки Его воле. Иисус Христос в каждом действии доказал, что сегодня Он тот же, каким Он был вчера, и, тем не менее, большинство церквей не хотят иметь со мной ничего общего. Ну, раз уж им не хочется слушать моё послание, тогда это уже их дело. Я просто уйду с поприща. Отправлюсь на север Британской Колумбии и стану профессиональным проводником вместе с Бадом. Уговорю Меду и детей поехать туда отдохнуть, а когда они войдут в избушку, скажу им: “Я так сильно люблю эту местность, поэтому нам нет нужды ехать куда-то ещё. Давайте просто останемся здесь”. Отращу бороду и буду настоящим горцем, рыбача весной и летом, охотясь осенью и расставляя капканы зимой. Люди говорят мне, что я пророк. Я никогда не считал себя пророком, но люди твердят, что я являюсь пророком. Что ж, если я пророк, тогда мне следует жить в дикой местности, как жили Илия и Иоанн Креститель. Если Бог захочет, чтобы я принёс людям послание, я отправлюсь назад в цивилизацию и буду проповедовать его, но оставшееся время я предпочту проводить на рыбалке”.

Тем временем стрелка бензиномера в пикапе Билла медленно двигалась к нулевой отметке. Около семи часов он подъехал к бензоколонке в горном городке. Наполнив бензобак, он припарковал машину у ресторана и разбудил сына, чтобы пойти вместе с ним позавтракать. В ресторане уже кушало человек пятнадцать: некоторые из них сидели на высоких стульях у самой стойки, а остальные сидели в отдельных кабинках на мягких сиденьях с высокими спинками, так что между этими кабинками виднелись только их макушки. Билл и Билли Поль сели в одну из свободных кабинок. Пока Билли Поль поливал свои блинчики разогретым сиропом патоки, Билл заметил, что через шоссе переходил мужчина крепкого телосложения, направляясь к этому ресторану. Вскоре он открыл дверь, зашёл внутрь, стуча по полу подошвами и позвякивая шпорами чёрных сапог, и затем сел на высокий стул у стойки. Биллу показалось, что этому незнакомцу далеко за пятьдесят. Одет он был в синий джинсовый комбинезон и синюю джинсовку; из-под чёрной шляпы торчали пучки седых волос, а щёки и подбородок были покрыты седой щетиной.

Этот человек сильно впечатлил Билла. Он подумал: “Вот это настоящий мужчина. Не то, что некоторые из этих мягкотелых, разленившихся, пузатых мужиков с востока, любящих рассиживаться в шортах и с сигарой в зубах у своих бассейнов. Этот мужик выглядит крепким и закалённым, будто он ведёт такой образ жизни, какой Бог определил мужчине”.

Незнакомец у стойки только что заказал себе блины, как вдруг у него, наверно, защекотало в носу. “А-а-а-пчхи-и-и!” — раздалось мощное чихание, сотрясшее всё здание, и он вовсе не извинился за такое нарушение тишины.

Билл слегка подтолкнул своего сына локтем и сказал: 
            — Билли, вот этот человек мне по душе. Фактически, именно таким я буду в будущем. 
            — Да что ты, папа, зачем тебе быть таким? — ответил Билли Поль, кладя себе в рот последний кусок блина. 
            Тут в соседней кабинке поднялись двое пожилых мужчин и, пошатываясь, пошли к кассе, чтобы заплатить за завтрак. Билли Поль подтолкнул локтем своего отца и сказал:
            — Папа, те двое мужчин выглядят, как ты и дядя Флетчер.

На самом деле так и было. Такое сходство ошеломило Билла. Эти незнакомцы и вправду походили на него и Флетчера Бройя, или, скорее всего, выглядели так, какими они, возможно, будут вдвоём лет через двадцать. Дело в том, что эти двое мужчин были похожи на бродяг, которые провели ночь, свернувшись калачиком и прижимаясь друг к другу у костра. Одежда их была изношенной и грязной. Один из них выложил кассиру двадцать центов за две чашки кофе и два пончика, и затем они вдвоём побрели на улицу, еле волоча ноги.

Билли Поль внимательно смотрел на своего отца.
            — Что с тобой?
            — Ничего, — ответил Билл, имея в виду: “ничего, что я мог бы распознать и объяснить”.
            Когда они вернулись в свой пикап, Билли Поль спросил:
            — Ты не возражаешь снова быть за рулём? Я ещё не выспался. 
            Машина проехала километра полтора, и Билли Поль заснул. Билл тем временем ехал по горному шоссе со скоростью 90 километров в час.

Когда он отъехал от того последнего города километров на тридцать, некто проговорил к нему — это был не плод его воображения, а настоящий голос, наполнявший воздух вибрациями внутри кабины его пикапа. Это не был голос Билли Поля. Более того, Билли Поль лежал, опёршись о дверь, подложив под голову свою куртку и используя каждую лишнюю минуту для сна. 
Тот Голос сказал Биллу:
— Если ты осуществишь свои планы, всё кончится тем, что ты будешь таким, как те двое мужчин, которых ты видел в ресторане. Ты станешь бродягой, точно каким ты был в том сне, который Я показал тебе. Твоя жена уйдёт от тебя. Она не будет жить там, в горах, вот так.
— Господь, я не хочу, чтобы моя жизнь кончилась так, но я не доволен тем, как моя жизнь проходит сейчас. Мне хочется делать что-нибудь другое. Если Ты призвал меня быть пророком, тогда почему же я не могу жить в дикой местности так, как жили многие другие Твои пророки?
— Они были пророками Ветхого Завета. Ты же был призван выполнять намного высшее служение, чем они. Прежде всего, у тебя больше даров, чем было у них. Ты был призван по-апостольски проповедовать Евангелие и молиться за больных. Почему же ты всегда ждёшь, чтобы Я подталкивал тебя? Где же тогда твоя награда? Как и Моисей, ты в опасном состоянии, когда ты можешь потерять сочувствие к Моему народу и забыть о поручении, которое Я призвал тебя исполнять. 
За окном промелькнула ещё одна миля, когда Билл пребывал в полнейшей тишине. Затем пошёл снег. 
— Билли, — позвал он. 
Никакого ответа. 
Возвысив голос, Билл снова позвал:
— Билли!
— Что тебе нужно? — сказал спросонья Билли Поль.
— Ты разговаривал со мной пару минут назад?
— Нет. А что?
— Кто-то разговаривал со мной. Я думал, что это ты.
Билли Поль посмотрел на него со странным выражением лица и затем снова закрыл глаза. В таком безмолвии пролетела ещё одна миля, пока Билл размышлял о том, как он чуть было не уклонился от своих обязанностей. Хватит! Никогда больше такое не повторится!

— Господь, что всё это значит? — спросил он.
— Возобнови своё служение, — сказал тот Голос. — Когда Я призвал тебя в самом начале, не велел ли Я тебе совершать труд евангелиста? Я сказал тебе: “Как Иоанн Креститель был послан предвестить Первое Пришествие Христа, так и ты предвестишь Его Второе Пришествие”. Иоанн был более, чем пророк. Он также был посланником Моего завета. 
В голове у Билла зароились мысли. В то время как поля и столбы ограждений проносились мимо, он постепенно постигал суть всего этого. Как же Моисей мог бы достичь Божий народ, всё время уединяясь в пустыне? Не мог бы он этого сделать. Моисею пришлось отправиться в Египет, чтобы стать действенным и плодотворным для Бога. Билл осознал, что и он сам не смог бы быть эффективным, отправься он жить в дикую местность.

Снова стал он размышлять о том видении, которое было показано ему в тот день, когда он закладывал угловой камень Скинии Бранхама. Бог показал ему фруктовый сад с двумя рядами деревьев, символизировавших единственническое и тринитарианское понимание Божества. Билл встал в промежутке между двумя этими крайностями, отломал по ветке с одного дерева в каждом ряду и посадил эти ветви возле креста. В то же мгновение эти ветки очень быстро выросли, так что их кроны исчезли в небе, и затем на Билла градом посыпались плоды. После этого Бог указал ему на 2-е Послание к Тимофею 4:1-5, поручив ему “совершать труд евангелиста”. В этом же отрывке Священного Писания было следующее предупреждение: “Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут…” Теперь Билл увидел, как эта часть Писания относилась и к нему. Бог говорил ему: “…исполняй служение твоё”. Он должен продолжать идти вперёд, проповедовать и дальше преподавать учение. Всё же найдутся те, кто будет слушать его и верить Евангелию.

Как только Билл пришёл к такому заключению, тот Голос сказал:
— Вот, Я дам тебе вечное знамение. Посмотри на запад. 
Билл посмотрел через правое окно машины на цепь гор, возвышавшихся вдоль западной стороны шоссе.
— Я не вижу там никакого вечного знамения.
— На этих горах везде написано твоё имя. 
Тем временем в кабине пикапа стало очень душно. Билл заметил, что руки его вспотели. Он сбавил скорость машины и попытался лучше всмотреться в те горные пики.

Билли Поль уже проснулся и спросил:
— Что ты делаешь?
— Нечто происходит, Билли. Я знаю, в чём моя ошибка, и как я чуть было не подвёл Бога.

Вдруг на переднем плане, на фоне шоссе и гор, Билл увидел тысячи людей — слепых, хромых, больных или страдающих от других недугов. На заднем плане он услышал, как чей-то прекрасный голос пел:

“Нечист! Нечист!” — давал знать прокажённый.
Глухой, немой безмолвно слёзы лил.
Больных, калек неслися в небо стоны.
Пришёл Иисус — все язвы исцелил.

Где Иисус — там радостью всё дышит,
Смолкает плач, слабеет гнёт забот,
Уходит тьма, приходит сила свыше.
Там жизнь, там мир, куда Иисус войдёт.

Когда видение расплылось и исчезло, Билл свернул на обочину дороги и остановился. Открыв своё окно, он стал рассматривать горную цепь, тянувшуюся на западе от него. Начиналась она двумя небольшими вершинами, после которых вздымался более высокий пик; затем виднелся пик поменьше, а потом высилась другая высокогорная вершина, переходившая в последний маленький пик, который сливался с заключительной высокой горой, соприкасавшейся с облаками. Билл сказал:
— Господь, я не понимаю, что это значит.
— Сколько пиков в тех горах? — спросил Голос.
— Семь. 
— А сколько букв в твоём имени, среднем имени и фамилии? 
— У-и-л-л-ь-я-м М-а-р-р-и-о-н Б-р-а-н-х-а-м — везде по семь букв.
— Обрати внимание, что три из тех пиков выше других. Они представляют Первый, Второй и Третий Рывки твоего служения. Если ты снова когда-нибудь засомневаешься в своём призвании, возвратись в это место и вспомни то, что Я сказал тебе. 
Через открытое окно в машину залетали снежинки, тая на лету. Взор Билла был прикован к тому самому высокому пику. Билли Поль сел на сиденье и протёр глаза. 
— Папа, посмотри на восток, — сказал он. 
Повернув голову в восточную сторону, Билл увидел недалеко от шоссе горящую мусорную свалку, от которой поднимались клубы сизоватого дыма, равномерно сливаясь в небе с серыми снеговыми тучами. Сердце его дрогнуло, когда он осознал, что едва не совершил ужаснейшую ошибку.

ЖИВЯ В ТУСОНЕ, Уилльям Бранхам часто посещал церковь под названием Центральная Божья Ассамблея по адресу 2555 Норт Стоун Авеню, где пастором был почтенный Спенсер Вэдл. Иногда Билл и Меда Бранхам заезжали к Джину и Мэри Энн Норман и подвозили их в церковь. Однажды в воскресное майское утро Билл и Меда приехали к дому Норманов пораньше, поэтому Джин пригласил их ненадолго в гости, перед тем как ехать в церковь. Войдя в гостиную, Билл сел на диван. Джин сел на стул возле него. Между ними стоял низкий столик, на котором лицевой стороной вверх лежал журнал “Жизнь”, датируемый 17 мая 1963 года; на его обложке была напечатана фотография Нельсона Рокфеллера, губернатора штата Нью-Йорк, улыбающегося своей новоиспечённой жене, Хэппи. Джин взял этот журнал, открыл его на 3-й странице и стал просматривать его оглавление, ведя пальцем вдоль текста, пока не нашёл следующий заголовок:

Необычные зрелища в вышине
>Потрясающие фотографии радуги в лунном свете и облачного кольца невероятных размеров……………………. стр.111

Открыв журнал на 111-й странице, Джин несколько мгновений рассматривал цветную фотографию радуги, снятой ночью на Гавайских островах. В пояснении было написано, что радугу, образованную лунным светом, можно увидеть крайне редко (не говоря уже о том, чтобы сфотографировать), потому что для формирования такой радуги требуются исключительные атмосферные условия. Заголовок этой статьи гласил: “Радуга в лунном свете…” Перевернув страницу с этой фотографией на 112-ю страницу, Джин прочитал заголовок следующей статьи: “… и таинственное облачное кольцо в высоте”. На этой странице были напечатаны четыре фотографии одиночного облака, заснятого в различных местах штата Аризона. Три небольших чёрно-белых снимка находились в нижнем правом углу, а четвёртый занимал остальную часть страницы. На этой крупной цветной фотографии были видны клочковато-перистые очертания такого яркого облака, что на фоне тёмно-синего небосклона оно выглядело фосфоресцирующим. В заголовке оно названо “кольцом”, но автор статьи использовал это слово в широком смысле, чтобы пояснить, что внутри этого облака виднелась обширная часть небосвода. Если в самом начале это облако принимало форму круга, в данный момент оно было растянутым и более угловатым. Таинственное облако парило над песчаным ландшафтом пустыни. Никаких других облаков на фотографиях не было видно.

Передавая журнал с этой фотографией Биллу, Джин спросил:
— Ты когда-нибудь видел что-нибудь подобное этому?

Пару мгновений Билл рассматривал фотографию облака и потом сказал:
— Полагаю, ты заметил, что оно напоминает своей формой пирамиду.

Затем Билл прочитал про себя текст этой статьи: 

28 февраля 1963 г. при закате солнца появилось огромное облако, нависая над Флагстаффом, штат Аризона, как гигантское кольцо пара, и дало начало нескончаемой научной загадке. Наблюдатели, поражённые необычайной формой и громадными размерами облака, сделали фотографии, наподобие этих четырёх, в разное время и с широко отдалённых мест штата. Доктор Джеймс МакДональд, метеоролог Института атмосферной физики в Тусоне, собирает эти фотографии. Используя их в качестве основы для тригонометрических вычислений, он сделал потрясающее открытие, что это облако было на высоте не менее 26 миль (42 км) и шириной в 30 миль (48 км) — “намного выше и больше, — говорит он, — чем могло бы быть облако”. Это кольцо находилось слишком высоко и на очень большом расстоянии, чтобы его образовал реактивный самолёт; к тому же, насколько мог установить доктор МакДональд, в тот день поблизости не проводили испытаний ракет, самолётов-ракетоносителей или бомб. Он надеется, что ещё кто-нибудь, имеющий такие фотографии, предоставит их ему, так как он хотел бы иметь больше ключей к разгадке тайны этого облака на высоте 26 миль — ведь на такой высоте не существует ни единой капельки воды, чтобы образовать облако.

Закрывая журнал, Билл спросил:
— Брат Джин, можно мне взять это?
— Конечно, Брат Билл, пожалуйста, возьми его с собой.

Позже на той неделе Билл, стоя у себя в квартире, открыл журнал “Жизнь” и снова стал рассматривать эту фотографию. Он нисколько не сомневался в том, что это были те же Ангелы, которые встретились с ним 8 марта, когда он охотился на степных кабанов на северо-востоке от Тусона. В его памяти навсегда запечатлелось то, как они во мгновение ока появились из вечности, подхватили его в свою среду, вручили ему меч и велели возвратиться на восток, чтобы проповедовать тайны Книги, запечатанной Семью Печатями. Снова опустив его на землю, Ангелы превратились в белую дымку, которая взвилась в небо и приняла ту же самую пирамидальную форму, изображённую на этой фотографии. 8 марта они также испарились в безоблачном небе, однако их присутствие продолжало находиться возле Билла и сопровождало его в Джефферсонвилл. В статье журнала “Жизнь” утверждалось, что эти фотографии были сделаны 28 февраля. Само по себе это не было удивительным — ведь Бог часто предвещает в небе Свои великие дела, прежде чем совершает их на земле. Спустя восемь дней после того, как были сделаны эти фотографии, те же самые Ангелы встретились с Биллом у горы Сансет и вновь преобразились в облако. Эта большая цветная фотография в журнале “Жизнь” чем-то приковывала его внимание — чем-то синергетическим, чего он сначала не мог понять.

Вдруг тот таинственный, однако, знакомый Голос проговорил к нему из “ниоткуда” и, в то же время, отовсюду:
 Поверни её правильно. 
“По-моему, я правильно на неё смотрю, — подумал Билл. — Может быть, этот Голос имеет в виду повернуть направо”.

Он повернул журнал на 90 градусов по часовой стрелке и изумился, увидев, что это облако приняло очертания головы Иисуса Христа, смотрящего на землю. Затем Билл перевёл взгляд с журнала “Жизнь” на портрет Иисуса, висящий на стене его комнаты; это была картина Генриха Гофмана “Христос в тридцать три года”. В доме Билла всегда находилась репродукция именно этой картины в качестве напоминания о том видении, в котором он увидел Иисуса 1933 году. Ни на какой другой картине, какую Биллу доводилось видеть, Иисус не выглядел так правдоподобно, как на картине Гофмана “Христос в тридцать три года”. И вот здесь была видна та же самая голова Христа, изображённая Семью Ангелами в небе над Аризоной — причём она была сфотографирована и напечатана в журнале “Жизнь” для всемирного обозрения.

Позже Билл говорил об этой фотографии во время проповеди, которую он произнёс в Шривпорте, штат Луизиана. Он сказал:
— Обратите внимание, что Иисус Христос в том парике из белых Ангелов, показывая, что Послание того, что Он есть Бог — это Истина. Он — верховный Судья вселенной, верховный Судья неба и земли. Он — Бог, и не кто иной, как Бог. Он есть Бог, выраженный в человеческом виде по имени Сын Божий, так как Сын был внешним покровом. Это подтверждает то, что наше Послание совершенно верно, отождествлено Писанием, отождествлено в служении, отождествлено Его присутствием, вчера, сегодня и вовеки Тем же. Поэтому, эти Семь Печатей — это Истина, братья. Вы можете с ними не соглашаться, но просто сядьте однажды и изучите с открытым сердцем, просто позвольте Святому Духу вести вас.

ПОСЛЕ ТОГО КАК школьные занятия его детей закончились в июне, Уилльям Бранхам поехал со своей семьёй на лето в Джефферсонвилл. Его жена и дети, конечно, соскучились по своему прежнему дому и друзьям. В воскресенье, 23 июня 1963 года, Билл проповедовал в Скинии Бранхама на тему “Стоять в проломе”, объясняя то, как Бог не позволил ему прекратить своё служение. Он сказал своему собранию:
— Я возвращаюсь на поприще. Я буду повиноваться Богу до тех пор, пока смерть не освободит меня. Позвольте мне дополнить это; я хотел видеть безупречно проявляющегося Иисуса Христа, и это произошло через моё служение различения сердечных тайн. Но да будет известно церкви здесь и будущей церкви: если Бог проталкивает человека через трубу, и он вовсе не двигается, пока Бог не велит ему, то с этим не связана вера. Это Бог подталкивает вас к каким-то действиям. И это подняло моё служение на такой уровень, что никто не может сказать и слова против этого. Но с этого времени я должен идти верой. Я помолюсь, сделаю как можно лучший выбор и тогда пойду, и сделаю это. Мы знаем, что люди могут совершать ошибки, но Бог не может ошибаться. И, наверно, приближается то великое время, которого мы так ожидали. Возможно, само по себе это и есть то, что совершит нашу великую победу в Любви Божественной. Я знаю, что нужна Любовь Божья, чтобы броситься туда, на передовую, и стать в проломе ради людей.
На следующей неделе Билл проповедовал четыре раза на палаточном собрании пятидесятников в Хот-Спрингс, штат Арканзас. В пятницу вечером во время служения он снова преподавал учение на основе Матфея 12:42, где Иисус сказал: “…здесь Тот, Кто больше Соломона”. В этой проповеди он говорил о Соломоне.

В субботу утром, возвращаясь в машине на северо-восток, в Джефферсонвилл, Билл продолжал размышлять о том древнем правителе Израиля. Царь Соломон с тысячью своих жён и мирным царствованием символизировал правление Иисуса Христа во время заключительного Тысячелетнего Царства. В духовном смысле, у Иисуса будут тысячи жён — истинные верующие из всех Семи Периодов Церкви. Затем Билл мысленно перенёсся в прошлое, к первому бракосочетанию в Эдемском саду, а потом стал в мыслях продвигаться вперёд по всей Библии. Именно во время этих размышлений Бог открыл ему нечто о браке и разводе, что ошеломило его. Эта тема никак не покидала его даже после того, когда он прибыл в свой пасторский дом в Джефферсонвилле. До глубокой ночи не смыкал он глаз, размышляя об этом и недоумевая, как истина об этом животрепещущем вопросе повлияет на его друзей и последователей. Святой Дух, казалось, сказал ему: “Произнеси проповедь о браке и разводе, запиши её на плёнку и отложи на будущее”. Тем не менее, когда забрезжил рассвет воскресного утра, 30 июня 1963 года, Билл ещё не был готов проповедовать на эту тему.

Вместо этого тем утром он произнёс проповедь под названием “Третий исход”. Текст для его темы находился в 3-й главе Книги Исход, с 1-го по 12-й стихи, где Огненный Столп встретился с Моисеем в горящем кусте и велел ему возвратиться в Египет, чтобы избавить Израильтян из рабства. Когда Моисей сказал, что не сможет это сделать, Бог дал ему знамение. Билл прочитал: “И сказал Бог: Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ из Египта, вы совершите служение Богу на этой горе”. Изумлённый, Билл сделал паузу — только в данный момент он осознал, что Бог дал Моисею гору в качестве вечного знамения, точно как Он дал ему вечное знамение в семи горных пиках. Вновь обретя самообладание, он продолжил проповедь.

Слово исход имеет следующие значения: выход, отшествие, отбытие или массовое переселение людей. На протяжении многовековой истории эмигрировали многие народности и группы. Билл говорил о трёх великих исходах, когда Бог сходил в виде Столпа Огненного, чтобы вызвать народ из рабства и вести его к свободе. Разумеется, первый исход был естественным. Именно тогда Моисей вывел Израильтян из египетского рабства и ввёл их в свободу в земле Ханаан. Во время того первого исхода Моисей (Богом призванный пророк) руководствовался сверхъестественным знамением Огненного Столпа, чтобы люди точно знали, кто их вёл. Начали они свой исход под защитой и покровительством крови агнца, нанесённой на косяки их дверей. Билл акцентировал, что единственное место, где Бог будет встречаться с мужчиной или женщиной — это под пролитой Кровью Агнца. После грехопадения человека в Эдеме это было единственным путём спасения, и с тех пор это вовсе не изменилось. Единственное место, где Бог встречался с кем-либо в Израиле в былые времена, находилось под кровью жертвенного агнца. Однако это было всего лишь физическим прообразом чего-то духовного, что должно было произойти в будущем. Иисус Христос стал исполнением и воплощением этого прообраза. В наши дни единственное место, где Бог встречается с кем-нибудь, находится не в деноминациях, не в “церковничестве” или интеллектуализме, а под жертвенной Кровью Божьего Агнца. Каждый верующий имеет Вечную Жизнь только под искупительной Кровью Иисуса Христа. Именно там верующие могут пребывать в общении.

Второй исход был духовным. Иисус (Богопророк) вызвал людей из религиозной системы, образованной евреями на основе заповедей Моисея. Иисус звал усталых и обременённых войти в Его покой. Для верующих Он является Обетованной Землёй, ибо Он сказал: “Я есмь Путь и Истина и Жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня”. Иисус знал, что Он от Бога исшёл и к Богу отойдёт. После смерти, погребения и воскресения Иисуса человек по имени Савл Тарсянин ехал верхом в Дамаск, как вдруг увидел тот же Огненный Столп, который явился некогда Моисею. Поскольку Савл был хорошо сведущ в древнееврейском Священном Писании, он сказал: “Кто Ты, Господи?” Голос из Огненного Столпа ответил: “Я Иисус”. Так начался второй исход. Подобно первому исходу, этот второй исход также был приведён в действие Огненным Столпом. Точно как Моисей был первостепенным вождём при первом исходе, Савл (апостол Павел) был главным лидером во время второго исхода.

Билл сказал:
— Бог обещал, что в последние дни будет третий исход. Через научное доказательство и через свидетельство и дела Духа мы видим сегодня, как великий Столп Огненный движется посреди нас. И чудеса и знамения воскресшего Иисуса Христа вызывают людей из деноминацизма в Присутствие Иисуса Христа, чтобы они вошли в лучшую Землю и жили там. 
— Друзья, я всего лишь ваш брат. Верьте этому не просто потому, что я говорю это; верьте этому потому, что Бог доказал это вам. Тот же самый Столп Огненный, который Он использовал для двух других исходов, Он принёс Его посреди вас сегодня и доказал это научно. Как вы знаете, в прошлом месяце в журнале “Жизнь” опубликовали фотографию этого.



Up