Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Заключительные дни пророка

Глава 95

1965



НАЧАВ ПЕРВОЕ СЛУЖЕНИЕ в День благодарения, Уилльям Бранхам произнёс пять проповедей в Шривпорте, штат Луизиана, в церкви Скиния Жизни, пастором которой являлся Джек Моор. В четверг вечером, 25 ноября 1965 года, он проповедовал на тему “Невидимый брачный союз Невесты Христа”. Этот брак, по его мнению, происходит прямо сейчас. Он происходит в каждом случае, когда тот или иной человек слышит и принимает подтверждённое Слово на этот период. Этим подтверждённым Словом является Иисус, Жених. Апостол Павел объяснял эту тайну в Послании к Ефесянам 5:25-27: “Мужья, любите своих жён, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё, чтобы освятить её, очистив банею водною, посредством Слова, чтобы представить её Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна”. Билл сказал:
— Если вы стоите на Слове Божьем и со Словом Божьим, тогда вы стоите всецело оправданными, как будто вообще этого не делали. Аллилуйя! Да тут не то, что День благодарения! Я за это больше благодарен, чем за что-нибудь другое известное мне. Вы — чистая, целомудренная, безгрешная Невеста Сына живого Бога. Каждый мужчина и женщина, кто рождён от Духа Божьего и омыт в Крови Иисуса Христа, и верит каждому Слову Божьему, стоит так, как будто вообще никогда не грешил. Вы совершенны через Кровь Иисуса Христа. Уходите от этих мякин, и выходите сюда, на солнце, где сможете созреть с остальной частью урожая пшеницы. Я слышу, как приближается комбайн. Вы отправляетесь на свадьбу в небесах, и на руке у вас надето свадебное кольцо предопределённой, незаслуженной благодати. Бог Сам это соделал. Он знал вас прежде основания мира, так что Он там, незаметно, надел вам свадебное кольцо, занеся ваше имя в Книгу Жизни Агнца. Что за День благодарения! Аллилуйя! Хвала нашему Богу!

В пятницу вечером Билл произнёс проповедь “Дела — это выражение веры”, объяснив два места Писания, которые, на первый взгляд, кажутся противоречивыми. В Послании Иакова 2:21-23 сказано, что Авраам оправдался своими делами, а не одной только верой; а в Послании к Римлянам 4:1-8 Павел говорит, что Авраам оправдался верой — не делами. Эти отрывки Священного Писания не противоречат друг другу; они — просто две стороны одной и той же медали. Иаков смотрел на Авраама с человеческой точки зрения, а Павел — с Божьей точки зрения. Люди могут получить спасение, только приняв пролитую Кровь Господа Иисуса, однако подлинная вера в Иисуса Христа будет естественно проявляться через добрые дела.

В субботу утром Джек Моор устроил банкетный завтрак в местной гостинице, после которого Билл проповедовал на тему “Не пытайся делать Богу услугу, если это не воля Божья”. В этот же вечер, снова в Скинии Жизни, он произнёс проповедь “Раньше слышал, но теперь я вижу”. Тему этой проповеди он взял из Книги Иова 42:5. После того как Бог проговорил Иову из вихря, Иов сказал: “Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя”. Билл объяснил, что имел в виду Иов, и затем он показал своей аудитории, как это место Писания относится к XX веку, используя в качестве примера своё служение. Какую же историю он использовал для объяснения этого? Ведь он мог выбрать любой пример из сотен и тысяч видений, пророчеств, чудес и сверхъестественных событий, которые происходили с ним на протяжении 56 лет его жизни. Он решил поделиться тем, что он пережил в 1959 году, когда Бог вразумил его относительно значения Марка 11:23 — “если ты скажешь этой горе сдвинуться и ввергнуться в море, и будешь действительно верить, что так и будет, то так и произойдёт”. Билл рассказал о том, как он охотился в то время на белок, и та охота была безрезультатной. Затем Бог велел ему попросить, что он желал иметь, и это произойдёт. Он сказал, что ему хотелось подстрелить разрешённое законом количество белок, и эти белки появились из ниоткуда, из холодного осеннего воздуха, и он их застрелил.

В воскресенье утром, 28 ноября 1965 года, Билл проповедовал на тему “Единственное усмотренное Богом место поклонения”. (Это место поклонения находится под пролитой Кровью Божьего Агнца, Иисуса Христа.) Затем в воскресенье вечером он произнёс проповедь “На крыльях белоснежного голубя”. Он взял её название из популярной песни в стиле “кантри-энд-вестерн”, которую он слышал по радио в своей машине, совершая поездки по всей стране. У этой песни была христианская тема, которая нравилась Биллу. Во время этой проповеди он рассказал своим слушателям о том, как Бог проговорил ему, когда он ходил в Каньоне Сабино, и дал ему знак (знамение) в виде белоснежного голубя. В конце этой проповеди он пел песню “На белых крылах голубя”

Провёл Ной в ковчеге на воде много дней,
Он землю хотел найти поскорей.
Хоть трудности были, но не Бог их давал,
На белых крылах с неба знак Он послал. 

Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь,
На белых крылах
Бог дал знак в небесах.

Иисус, наш Спаситель, на земле в теле жил,
В хлеву для скота приют Ему был.
Хоть люди отвергли, но Господь не забыл,
На белых крылах с неба знак нам явил. 

Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь,
На белых крылах
Бог дал знак в небесах.

До сих пор Билл пел эту популярную песню дословно. Однако после этого припева он добавил третий куплет, который сам сочинил.

Я знал много горя, исцеленья искал,
И ночью, и днём я к Богу взывал.
И Бог мне ответил, веру Он увидал,
На белых крылах с неба знак мне послал.

После этой песни Билл выстроил больных людей в старомодную молитвенную очередь. Позже Джек Моор сказал, что во время всех собраний Уилльяма Бранхама, на которых он раньше присутствовал, ничто не могло сравниться с духом любви, веры и поклонения, который в этот вечер наполнял Скинию Жизни.

В ПЕРВУЮ НЕДЕЛЮ декабря Уилльям Бранхам совершил короткую поездку на юг Калифорнии, чтобы провести там несколько собраний. Первой его остановкой была Юма — город на юго-западной окраине штата Аризона, недалеко от границы Калифорнии и Мексики. В субботу вечером, 4 декабря 1965 года, он проповедовал в гостинице “Рамада Инн” во время банкета, организованного Обществом Предпринимателей Полного Евангелия. Темой его проповеди было “Восхищение” — то есть, тайный уход Невесты Христа с этой Земли до начала периода великой скорби. Билл прочитал 1-е Послание к Фессалоникийцам 4:13-17: 

Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды.
Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведёт с Ним.
Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим [опередим] умерших;
Потому что Сам Господь при возвещении [возгласе], при голосе Архангела и трубе Божьей, сойдёт с неба, и мёртвые во Христе воскреснут прежде;
Потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение [на встречу] Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем.

Среди многих пунктов, которые Билл упомянул в этой проповеди, самым многозначительным, скорее всего, было его объяснение возгласа, голоса Архангела и трубы Божьей. Он сказал: 
— Во-первых, звучит возглас — послание от посланника, приготавливающее людей. Второе — это голос воскресения: тот же самый голос, который вызвал из могилы Лазаря в Святого Иоанна 11:38-44. А третье, что звучит — это труба, которая созывает людей на Ужин Агнца с Невестой на Небе (не забывайте этот прообраз из Ветхого Завета — труба всегда созывала евреев на праздник труб). Видите, во-первых, звучит Его Послание, созывает Невесту. Далее воскресение усопшей Невесты, тех верующих, которые умерли в других церквопериодах. Они возносятся вместе, и труба созывает их всех на праздник в Небесах. Мы именно в этом процессе, уже готовы. Выходящей Церкви нужно ещё только полежать на Солнце, чтобы созреть. Ещё недолго, и пройдёт великий комбайн. Стебли будут сожжены, а зерно будет собрано в житницу.
— Я говорю это, потому что это Жизнь, потому что я отвечаю перед Богом за то, чтобы высказать это. Моё исцелительное служение должно было только привлечь внимание людей. Всё это время я знал, что придёт Послание. И вот Оно. Те Семь Печатей были сняты, и те тайны были открыты.
— Однажды, когда я начал проповедовать эти Семь Периодов Церкви, я позвонил Джеку Моору, известному теологу. Я спросил: “Джек, что это за Личность в 1-й главе Откровения? Он стоял там, подобный Сыну Человеческому, волосы белые, как шерсть”. Я сказал: “Иисус же был молодым человеком. Как же у Него могли быть волосы белые, как шерсть?” Джек ответил: “Брат Бранхам, это было Его прославленное тело”. Это меня не удовлетворило. Но когда я вошёл в комнату и начал молиться, Бог позволил мне узнать, что это такое. Понимаете, я всегда проповедовал, что Иисус — Божество, а не просто человек. Он был Богом, проявленным во плоти — атрибутом Божьей любви, который спустился и проявился здесь на земле. Иисус был любовью Бога, создавшего тело, в котором жил Сам Иегова. Он был полнотой Божества телесно. Всю сущность Бога Он проявил через это тело. Это тело должно было умереть, чтобы Он мог омыть Невесту Своей Кровью. И Его Невеста не только омыта и прощена, но Она оправдана. В очах Божьих Она вообще никогда этого не делала. Она стоит там, замужем за целомудренным Сыном Божьим. Она была предназначена. Её заманили в этот греховный мир, а теперь, когда Она услышала Истину и вышла, Кровь Божьего Агнца очистила Её. И Она стоит там, целомудренная — на Ней вообще нет греха. Поэтому, Послание созывает Невесту. Это возглас!

После этого служения Билла ждал приятный сюрприз. Ему вручили первый экземпляр его книги “Изложение Семи Периодов Церкви”. Она была в жёстком переплёте, с тёмно-синей обложкой; текст был напечатан на 381 странице и разделён на десять глав. В 1-й главе провозглашалось “Откровение Иисуса Христа”, а в 10-й главе книга завершалась “Итогом периодов”. Промежуточные главы были испещрены стихами из Библии, которые переплетались с историей церкви и комментариями, — всё это было искусно составлено и написано.

В воскресенье вечером Билл проповедовал в церкви “Божья Ассамблея” в городе Риальто, штат Калифорния, в 80 километрах на восток от Лос-Анджелеса. Он назвал эту проповедь “То, что будет”, говоря, что это продолжение того, на чём он остановился в предыдущий вечер в Юме. Текст для своей темы Билл взял из Евангелия от Иоанна 14:1-7, где Иисус сказал: 

Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте.
В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: “Я иду приготовить место вам”.
И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я.
А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.
Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идёшь; и как можем знать путь?
Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня;
Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего; и отныне знаете Его и видели Его.

Билл отметил, что этот библейский отрывок часто зачитывают на похоронах. Теперь, сквозь призму прошлого, эта проповедь звучит так, будто он произносил свою похоронную проповедь — не в печальном стиле, влекущем к раздумьям, но с радостью, предвкушая будущие блага. Билл сказал:
— Я очень благодарен за эти открытые двери, в которые я вошёл, и за то, какое это дало вдохновение таким молодым людям, как ваш пастор здесь. Я начинаю стареть, и знаю, что мои дни исчислены. Я знаю, что эти молодые мужи могут взять это Послание и пронести Его до Пришествия Господа, если Он не придёт в моём поколении... Хотя я надеюсь увидеть Его, я каждый день ожидаю Его, и бодрствую, храню себя готовым для того часа.

Билл говорил о безграничном разуме Божьем по сравнению с нашим ограниченным пониманием жизни и вселенной. Своим ограниченным умом мы не в состоянии постичь, что такое бесконечность. Билл сказал, что Бог знает всё, что было, всё, что происходит сейчас, и всё, что будет происходить в будущем; поэтому всё в полном соответствии с Его планами. Он запланировал ваше рождение, и Ему известен момент вашей смерти. Наш разум ограничен. Нам кажется, что жизнь полна неопределённости. Никто из нас не знает, в какой час мы умрём. Вы можете погибнуть сегодня днём в результате несчастного случая или умереть сегодня вечером от инфаркта. Однако смерть — это ещё не конец. Иисус сказал: “Я иду приготовить место вам”. После смерти христиане будут продолжать свою жизнь в другом месте. Это не будет духовный мир. Это будет реальное место, подобное Эдемскому саду, где мы будем есть и пить, работать и забавляться, и поклоняться нашему Творцу. В том раю у нас будут реальные тела.

Билл объяснил, что эти “новые тела” являются теми “обителями”, которые, как сказал Иисус, Он приготовит для нас. Каждая из этих обителей будет особой и уникальной. Ведь Богу нравится разнообразие. Здесь на Земле Он создал всех нас различными. В Небесах всё будет таким же образом. Мы будет отличаться друг от друга не только нашими физическими особенностями, но наши черты характера будут настолько же разнообразными и особенными, как и здесь на Земле. Обратите внимание на разнообразие людей, которых Иисус избрал в качестве Своих апостолов. Пётр был пробивным и стремительным, и он стал пламенным проповедником. Андрей был более осмотрительным и постоянно молился. Павел был более эрудированным. Невозможно предпочесть одного апостола другому. Они были различными, потому что Бог создал их такими. Только взгляните на разнообразие личностей среди христиан! Некоторые из них шумливые и категоричные; другие спокойные и милые; а между двумя этими крайностями существует множество других оттенков характера — однако все они являются частью Божьего Царства, если они рождены свыше. Одно у всех христиан обще — каждый из них имеет в себе определённую меру Божьего Духа.

Есть только один вид Вечной Жизни — это Божья Жизнь; поэтому Божья Жизнь должна быть в вас, чтобы вы могли жить вечно. Если в вас обитает Божий Дух, из-за этого вы становитесь Божьим атрибутом. Билл сказал:
— Итак, если мы являемся теми атрибутами Бога, мы не можем жить вероучениями или деноминацизмом; мы должны жить Словом. Невеста Христа — это часть Жениха, как любая жена является частью её мужа; следовательно, мы должны быть этой Слово-Невестой. А что такое Слово-Невеста? Проявление этого часа. Невеста является не вероучением или деноминацией, но живым атрибутом Бога, показывающим миру Божьи атрибуты.

К концу этой проповеди Билл рассказал о том, что он пережил, когда побывал за завесой времени, где Бог позволил ему мельком взглянуть на рай, который ожидает христиан. Назвав эту проповедь “То, что будет”, Билл указывал на одну достоверность в будущем каждого христианина. Иисус дал изумительнейшее обетование. Можем ли мы доверять Ему в том, что Он его исполнит? Ответ — наше звучное “да”! Посредством многих знамений и чудес (в том числе сокрушение железной хватки смерти) Иисус доказал, что Он был Богом, проявленным во плоти, и поэтому Он вполне способен осуществить обещанное. “Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я”. Каждый верующий во Христе с уверенностью обладает этой надеждой.

В следующий вечер, во время банкета Предпринимателей Полного Евангелия в городе Сан-Бернардино, Билл проповедовал на тему “Современные события проясняются пророчеством”. Текст для своей темы он взял из Евангелия от Луки 24:13-27. Воскреснув из мёртвых, Иисус шёл с двумя мужчинами в небольшой город, называемый Еммаус. Эти ученики сначала не узнали Его, поэтому рассказали Ему всё, что им было известно об Иисусе из Назарета и Его распятии, которое произошло несколько дней назад. Иисус ответил им: “О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?” И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нём во всём Писании.

Билл привёл некоторые места Писания, которые Иисус, возможно, упоминал в тот день на дороге в Еммаус: 

Псалом 15:10 — Он был воскрешён из мёртвых.
Псалом 21:2 — на кресте Он взывал: “Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты оставил Меня?” 
Псалом 21:8-9 — над Ним смеялись и глумились Его враги.
Псалом 21:17 — исполнилось пророчество: “Пронзили руки Мои и ноги Мои”.
Псалом 21:19 — также исполнились Слова: “Делили ризы Мои между собой”. 
Псалом 34:11 — Его обвиняли лжесвидетели.
Псалом 40:10 — Он был предан Своими друзьями. 
Исайя 7:14 — дева (девственница) забеременеет.
Исайя 9:6 — Младенец родился нам, и т.д.
Исайя 50:6 — Его били и бичевали.
Исайя 53:7 — Он молчал перед Своими обвинителями. 
Исайя 53:9 — Он был погребён у богатого. 
Исайя 53:12 — Он умер с преступниками. 
Захария 11:12 — Он был продан за тридцать серебренников.
Захария 13:7 — Его ученики покинули Его. 
Малахия 3 — Иоанн Креститель был Его предтечей (предвестником).

Более того, задумайтесь над всеми прообразами, на которые Иисус, возможно, ссылался во всём Ветхом Завете — например: 22-я глава Книги Бытие, где Авраам повёл своего сына, Исаака, на вершину горы, намереваясь принести его в жертву, чтобы исполнить Божье повеление.

Основная мысль Билла заключалась вот в чём: Иисус использовал Писания, чтобы объяснить важные духовные события того дня. Таким же образом и христиане могут понять значительные духовные события нынешнего времени, связав их с библейскими пророчествами, относящимися к этому дню. Билл намекал и на своё служение, однако на этом банкете у него не было достаточно времени перечислить все места Писания, связанные с этим. Он сказал:
— Посмотрите на Него! Иисус сразу указал им на Слово Божье. Он не вышел и не сказал прямо: “Вы что, Меня не узнаёте? Я же воскресший Мессия”. Он такого не сказал. Он просто показал им Писания, а они сами должны были разобраться. Иоанн Креститель поступил так же. Так вот, не погружайтесь в сон, рассудите сами.

К НАЧАЛУ ноября 1965 года недалеко от центра Тусона Пэрри Грин нашёл незанятое здание, подходящее для церкви. Некогда оно было первой еврейской синагогой, построенной в Тусоне. К середине ноября Пэрри взял это помещение в аренду, привёл его в порядок и открыл его двери, чтобы верующие могли поклоняться Богу. Он назвал эту церковь Скинией Тусона.

Впервые в Скинии Тусона Уилльям Бранхам проповедовал в воскресенье, 21 ноября 1965 года. Он попросил у Пэрри Грина разрешение выразить всем присутствовавшим в течение пяти минут свою огромную радость о том, что, наконец, в Тусоне появилась церковь, куда он и его семья могли регулярно приходить на собрания. Его речь длилась 27 минут. В некотором смысле это было служение посвящения, хотя он больше говорил о посвящении христиан, нежели о посвящении церковного здания. Он завершил свою речь, возложив руки на нового пастора и помолившись за Пэрри и его семью.

Последний раз Билл проповедовал в Скинии Тусона в воскресенье вечером, 12 декабря 1965 года. После проповеди Пэрри Грина Билл говорил в течение 34 минут о важности совершения причастия (то есть, вечери Господней). Он сказал: 
— Итак, мы видим только три физических божественных повеления, оставленных нам: причастие, омовение ног и водное крещение. Это три действия, которые мы должны исполнять как символы.

Проповедь Уилльяма Бранхама “Причастие” оказалась его последней записанной проповедью. Закончив это короткое послание, он попросил Господа благословить хлеб и вино, и затем он преподал причастие нескольким сотням людей, которые пришли в тот вечер в церковь. После того как все приняли причастие, Билл взял с подноса стаканчик с вином, поднял его перед собранием и сказал (цитируя слова Иисуса): 
— “Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божьем”.

Позже на той неделе Билл попросил Досона Райли приехать в его двухквартирный дом и помочь ему рассортировать его коллекцию ружей. Досон Райли был молодым охотничьим проводником. Этим он зарабатывал себе на жизнь. Он специализировался в охоте на горных львов, используя обученных собак, которые выслеживали кугуаров и загоняли их на деревья, чтобы его клиенты затем стреляли в них. Однако он также использовал своё умение и знание в охоте на других животных. Билл неоднократно пользовался охотничьими услугами Досона, и на протяжении всех этих лет они стали близкими друзьями.

Досон прибыл в двухквартирный дом своего товарища около одиннадцати часов утра. Билл объяснил ему свою дилемму. Ему хотелось, чтобы Досон помог ему решить, какие из его ружей ему следует выставить в своей новой охотничьей комнате. У него было так много винтовок, пистолетов и револьверов, что всех их разместить было бы невозможно. Когда Досон рассматривал различные виды огнестрельного оружия, Билл рассказывал ему историю о том или ином ружье. Он помнил историю каждого ружья, которое было у него — как он получил его и какую дичь убил им.

Около полудня Билл предложил Досону поехать с ним в центр города поесть. Они отправились в мексиканский ресторан. На обратном пути домой они говорили об охоте и ружьях. Билл сказал:
— Я не купил ни одного из тех ружей. Каждое из них было подарено мне. Многие из тех ружей присылали мне по почте, и на подарочной открытке не было подписи тех, от кого они пришли. 
— Это изумительно, Брат Бранхам. Ты даже не будешь знать, кого благодарить за это, — сказал Досон. 
Билл продолжал:
— Вот, к примеру, как это происходит: возле моего дома останавливается грузовик ЕПС, и почтальон вручает мне посылку с ружьём марки “Сако Финбар” 270-го калибра, которое пришло из Финляндии; причём неизвестно, кто отправитель. На открытке просто написано “от брата, который любит тебя” — и больше ничего. Многие из тех ружей были присланы мне подобным образом.

В двухквартирном доме Билла оба охотника продолжали сортировать винтовки, револьверы и пистолеты, обсуждая достоинства и заслуги каждого вида оружия. Чуть позже днём Билл спросил у своего приятеля:
— Чья это машина остановилась перед моим домом? 
Они занимались пересмотром огнестрельного оружия в задней части дома, и Досон не услышал никаких звуков, однако сказал:
— Я выйду и посмотрю.

Он направился к парадной двери и затем вышел на улицу. У бордюра, возле дома Билла, стоял грузовик Единой Посылочной Службы. Шофёр-почтальон открыл широкую дверь в задней части грузовика, достал длинную узкую картонную коробку и отнёс её Досону Райли. Затем он сказал:
— У меня посылка для Билла Бранхама. 
— Да, сэр, — ответил Досон. — Он живёт здесь. Я распишусь.

Отнеся посылку в дом, Досон положил её на кухонный стол. Билл открыл её. Внутри коробки оказалась винтовка марки “Сако Финбар” 270-го калибра. “Сако” — финская компания, выпускающая огнестрельное оружие, которое знаменито своей высокой точностью. Кто-то прислал Биллу очень дорогой подарок. В коробке была открытка, на которой было просто написано: “От брата, который любит тебя”. Своей подписи отправитель не поставил. 
Билл улыбнулся, посмотрев на Досона, и сказал:
— Он думает, что я не знаю, кто прислал мне это, но я знаю.

На следующий день Билл пригласил Пэрри Грина посмотреть его новую охотничью комнату. Как только они припарковались на подъездной дорожке, Пэрри заметил на дворе своеобразное украшение: старое колесо от повозки, прислонённое к кактусу-цереусу. Это было деревянное колесо с металлическим ободом. Первопроходцы и первые переселенцы на Запад США использовали такие колёса в своих повозках и фургонах. В этом колесе отсутствовало несколько спиц. Когда Пэрри спросил об этом сломанном колесе, Билл объяснил ему, что 28 лет назад, сразу после смерти его жены и дочери, ему приснилось, что он встретился на Западе с Шарон Роуз возле старой повозки со сломанным колесом. Разумеется, когда она умерла, она была всего лишь младенцем, однако в том сновидении она предстала красивой молодой женщиной. Шарон поздоровалась со своим отцом и показала ему дорожку к Раю, где его ожидала Хоуп. Билл сказал Пэрри, что он поставил у себя во дворе это старое сломанное колесо от повозки, чтобы оно напоминало ему о его первой семье, которая была сломлена трагедией. А его новый дом представлял его вторую семью — Меду, Ревекку, Сарру и Иосифа.

В охотничью комнату Билл и Пэрри вошли через дверь, расположенную в восточном конце помещения. Панели на внешней и внутренней стороне этой деревянной двери были украшены резными изображениями диких животных. На одном из отделов двери был искусно вырезан большой африканский лев. Три стены в комнате были обшиты шалёвкой, на потолке были деревянные балки, а пол был выложен каменными плитками, — всё это придавало интерьеру мужской, грубовато-естественный характер. Стену, обращённую к северу, украшали большие венецианские окна, открывавшие живописный вид на Каталинские горы. Впечатляющий, изысканно сделанный каменный камин был расположен под углом в юго-западной части комнаты. На стене, находящейся на западе, была выполнена стенная роспись, изображающая красновато-бурые утёсы и горные пики пустынного каньона, которые глядели вниз на ручей, струящийся среди и поверх коричневых валунов. На скалистом выступе стоял олень с оленихой, смотря на ручей, текущий в северо-западную часть этого помещения. Там нарисованный ручей плавно переходил в реальный циркулирующий поток воды, который бежал по камням и затем вливался в неглубокий искусственный омуток.

В комнате было много винтовок, пистолетов, револьверов, охотничьих трофеев, а также сувениров из поездок Билла. На стенах красовались чучела животных, которых он застрелил во время охоты в различных местах. Это были головы оленя, антилопы, оленя вапити, оленя карибу, лося, снежной козы, горного барана и трёх степных кабанов. Оленя карибу он убил в Британской Колумбии в сентябре 1961 года; это было именно то животное с рогами длиной в 42 дюйма, которое Бог показал ему в видении. На полу, у камина, лежала выделанная шкура серебристого медведя-гризли, которого он застрелил во время той же охоты в Канаде. Возле медвежьей шкуры лежала выделанная шкура африканского леопарда — подарок от Сиднея Джексона. На дощечке, прикреплённой к стене, была искусственная копия рекордной форели — эту рыбу Билл поймал в реке Безвозвратной, в штате Айдахо. На полированном столе из красного дерева находилось чучело беркута (золотого орла) с расправленными для полёта крыльями. В углу, у окна, стояло чучело рыжей рыси, оскалившей зубы на белку, а сверху на них смотрел белоснежный голубь. Когда таксидермист закончил работу над пумой, застреленной в январе, Биллу захотелось разместить её чучело в углу комнаты, чтобы создавалось впечатление, будто эта горная кошка только что пришла на водопой к ручью.

Конечно, в этой комнате стоял письменный стол, на котором находилось несколько десятков библейских справочников и книг. Стол и книги были для мужа исследований и знаний. Медвежья шкура была ковром для коленей воина молитвы. Стенная роспись и окна ласкали взор мужа дальновидности и широкого мировоззрения. А ружья и трофеи были достоянием охотника и любителя природы.

В ПЯТНИЦУ, 17 декабря 1965 года, Меда уложила в чемоданы одежду для своей семьи, и Билл положил их в заднюю часть своей многоместной машины “Форд” 1964 года выпуска. Сарру и Иосифа только что отпустили из школы на рождественские каникулы, поэтому Билл собирался отвезти свою семью на праздники в Джефферсонвилл. В воскресенье утром, на следующий день после Рождества, он желал произнести в Скинии Бранхама рождественскую проповедь под названием “Ибо младенец родился нам; Сын дан нам”. К тому же, чуть позже на той неделе он запланировал провести особое собрание в аудитории неполной средней школы Парквью в Джефферсонвилле. Билл намеревался проповедовать на тему “По следу змея”. Он предполагал, что ему понадобится около четырёх часов, чтобы показать след змея по всей Библии, начиная с того зверя в Эдемском саду и прослеживая генетическую родословную Каина вплоть до зверя в Книге Откровение.

Ревекка не планировала сопровождать свою семью в этой поездке. Ей исполнилось девятнадцать лет, и она была помолвлена с Джорджем Смитом. В армии Джорджу дали двухнедельный отпуск, и он собирался приехать на Рождество в Тусон. Ревекке, естественно, хотелось провести как можно больше времени в общении со своим женихом. Билл попросил свою старшую дочь перевезти семейную одежду и небольшие домашние вещи из их двухквартирного дома, который они арендовали на улице Парк Авеню, в их новый дом возле гор. Новая мебель, которую они заказали, должна была быть доставлена до Рождества. Если одежда и кухонные принадлежности семьи Билла будут перевезены, пока они будут в отъезде, то когда вся семья возвратится, она сможет сразу же переселиться в свой новый дом.

В субботу, 18 декабря 1965 года, Билл разбудил своих детей до рассвета и быстро рассадил их на задних сиденьях своего автомобиля бежевого цвета. Меда заняла переднее сиденье, а Билл сел за руль. Воздух был наполнен приятной свежестью после ночного дождя, шедшего в Тусоне. Перед тем как выезжать из города, он поехал к дому своего сына, где была припаркована его красная “Шевроле”. Они были готовы тронуться в путь. Билли Поль и Лойс взяли в эту поездку своего четырёхлетнего сынишку, Поля, а своего 13-месячного малыша Давида они оставили с няней. Билли Поль поехал впереди, и обе машины направились на восток по 10-й магистрали. К шести часам утра освещённый фонарями Тусон остался позади.

Расстояние от Тусона, штат Аризона, до Джефферсонвилла, в штате Индиана, было 2800 километров. За последние три года Билл несколько раз совершал поездки от одного своего дома к другому, поэтому он хорошо знал этот маршрут. Обычно он проезжал это расстояние за два с половиной дня.

Через 12 часов, проехав 800 километров, они остановились поужинать в ресторане, в городе Кловис, штат Нью-Мексико, находящемся около 13 километров от техасской границы. Билл не очень проголодался, так что заказал себе только кусочек лимонно-меренгового пирога. Билл и Билли Поль обсуждали свои альтернативы и затем решили проехать ещё 160 километров до города Амарилло, штат Техас, и переночевать там в гостинице. В сводке погоды, которую они услышали по радио, сообщалось, что в Амарилло шёл снег, однако это их не обеспокоило. Они привыкли ездить по заснеженным дорогам. Когда они вышли из ресторана и направлялись к своим машинам, десятилетний Иосиф спросил у своего отца, можно ли ему ехать с Билли Полем. Обычно Билл держал своего младшего сына при себе, но в этот вечер он позволил Иосифу ехать со старшим братом.

Билли Поль снова поехал впереди в своей машине. Билл ехал, не отставая, за ним. Четырнадцатилетняя Сарра, обрадовавшись, что всё заднее сиденье автомобиля досталось ей, легла на нём и уснула. Теперь уже стемнело. Звёзды прятались за облаками, а серп луны с трудом пытался излучать свой тусклый свет сквозь хмурый небосклон.

Прямо на границе штатов Нью-Мексико и Техас находится городок Тексико. На восточной окраине Тексико двум машинам нужно было повернуть налево, чтобы выехать на 60-е шоссе, идущее на северо-восток, в Амарилло. Был это сложный перекрёсток — один из тех, где островок безопасности прикрывал ту дорогу, где нужно было обязательно делать поворот. Билли Поль повернул туда, а его отец проехал мимо. Затем Билли Поль свернул на обочину, чтобы подождать. Он посмотрел на часы — они показывали 19:20. Спустя пять минут он увидел, как его отец сделал правильный поворот на 60-е шоссе. Билли Поль тронул свою машину с места и выехал на дорогу впереди Билла.

Теперь они уже были в Техасе. Полдюжины небольших городов испещряли карту между Тексико и Амарилло. Бовина был первым городком, через который они проехали. Следующим городом на их пути был Фриона. Поскольку этот отрезок шоссе был прямым и ровным, с широкими обочинами, Билли Поль уверенно ехал с дозволенной скоростью 100 километров в час. Километрах в пяти на юго-западе от Фрионы Билли Поль подъехал к медленно ехавшей машине на его полосе движения и затем обогнал её. Когда он снова въехал в свой ряд впереди этой машины, он заметил одиночную фару, приближавшуюся к нему с противоположной стороны. Сначала он подумал, что это мотоцикл. Затем он понял, чуть ли не слишком поздно, что по центру дороги ехала машина, у которой не была включена фара на стороне водителя. Резко повернув руль вправо, Билли Поль съехал на обочину, едва миновав опасность, грозившую его жизни. Машина-нарушитель промчалась мимо него, даже не вильнув, как будто её водитель был пьяным и не осознавал опасности. Когда Билли Поль снова выехал на шоссе, он взглянул в зеркало заднего обзора, чтобы посмотреть, смогла ли та машина, с которой он только что разминулся, избежать столкновения с другими машинами. Тут он увидел аварию, отчётливо услышал её, и из-за этого почувствовал, как сердце в его груди от ужаса сжалось в комок. В то же мгновение он интуитивно нажал на тормозную педаль.

Лойс повернула голову в ту сторону, где произошла автоавария.
— Это твой папа! — пронзительно закричала она. 
Развернув машину, Билли Поль помчался к месту происшествия. 
— Это не может быть папа, — сказал он дрожащим голосом. — Машина, которую я только что обогнал, была между мной и папой!

Когда он прибыл на место аварии, фары его машины осветили кошмарное зрелище: разбитые автомобили и израненные человеческие тела. Одна из легковых машин была “Шевроле” 1959 года выпуска, а другая — многоместный “Форд” его отца. Поскольку “Шевроле” ехала по центральной линии шоссе, “Форд” ударился своей левой фарой в её левую фару. От столкновения обе машины стали вертеться и деформироваться. Правое переднее колесо “Форда” не было повреждено, а вот левое было вжато в отделение двигателя. Теперь оба автомобиля находились на расстоянии многих метров друг от друга. Из их ужасно помятых и разбитых радиаторов поднимался пар. Асфальт между машинами был покрыт разлившимся автомобильным маслом и стеклянными осколками. В результате столкновения шофёр “Шевроле” вылетел из машины на шоссе и теперь неподвижно лежал ничком. В данный момент его состояние проверял мужчина, чью машину Билли Поль только что обогнал. Билли Поль окинул всё это взглядом в одно мгновение. Затем он заметил своего отца. Сила столкновения двух автомобилей была такой мощной, что верхняя часть его туловища пробила ветровое стекло и оказалась на капоте. Теперь тело Билла находилось наполовину в машине и наполовину снаружи. Меды же и Сарры нигде не было видно.

Как только их машина остановилась, Лойс открыла дверцу и побежала к многоместному “Форду”. Билли Поль велел Иосифу и Полю оставаться в машине, и затем он также побежал к “Форду”. Лойс пошла к пассажирской части машины в поисках Меды и Сарры; Билли Поль тем временем пытался оказать помощь своему отцу. Голова Билла лежала на помятом капоте. Его левая рука была зажата в ужасно деформированной двери, а левая нога была обвита вокруг рулевой колонки. Билли Поль быстро оценил опасное положение своего отца. Оно выглядело безвыходным. Нагнувшись над сильно повреждённым капотом, он обнял голову отца своими руками. Как раз в этот же миг раздался пронзительный крик Иосифа.

— Кто это кричал? — спросил Билл, не открывая глаз. 
— Это кричал Иосиф, — ответил Билли Поль. 
— Скажи Иосифу, что всё в порядке, — сказал Билл слабым голосом. 
После некоторых раздумий, он попросил:
— Можешь вытащить меня отсюда? 
— Нет, не могу.
Затем Билли Поля объяло вдохновение.
— Папа, посмотри на меня.
Билл открыл глаза. Взгляд его был отрешённым. Билли Поль сказал:
— Папа, если ты изречёшь Слово, ты выйдешь отсюда. 
Билл закрыл глаза и отвернулся от своего сына. 
С другой стороны “Форда” закричала Лойс:
— Билли, твоя мать мёртвая.

Билли Поль побежал к другой стороне машины, где увидел Меду, лежащую, скорчившись, на полу. Она была зажата между сиденьем и обогревателем. Билли Поль стал щупать её пульс, пытаясь сначала найти его в шейной артерии, а затем в запястье. Он никак не мог обнаружить пульс и вследствие этого пришёл к выводу, что сердце Меды остановилось. Затем он услышал стоны Сарры, лежавшей на заднем сиденье. Оббежав машину, он наклонился близко к отцу и сказал:
— Папа, я знаю, что ты сильно покалечен, но я не знаю, как извлечь тебя отсюда, не причинив тебе при этом ещё больше боли. Мне придётся подождать, пока не приедет помощь. Я слышал стоны Сарры, и думаю, что с ней будет всё в порядке; но, папа, мне кажется, что мама мертва.
— Где она? — спросил Билл, приподняв голову. 
— Она на полу, справа от тебя.

Медленно, претерпевая сильную боль, Билл протянул правую руку вниз, пока не нащупал тело своей жены. Затем он помолился: “Господь, не допусти, чтобы мама умерла. Пребудь с нами в этот трудный час”.

Спустя пару мгновений Меда сделала несколько медленных движений и застонала.
— Папа, следует ли мне попытаться высвободить маму из машины? — спросил Билли Поль. 
— Нет, — прошептал Билл, — просто оставь её на месте, пока не приедет помощь. Сарру тоже не трогай.

К этому времени остановилось немало машин, и многие люди предлагали свою помощь. Кто-то поехал во Фриону, чтобы сообщить полиции об этой аварии. Вскоре на место происшествия приехали полицейские машины, машина скорой помощи и грузовик-тягач. Медработники извлекли из машины Меду и Сарру, поместили их в “скорую помощь” и помчались с ними в больницу, находившуюся во Фрионе. Затем “скорая помощь” вернулась, чтобы взять пострадавших из другой машины. Водитель “Шевроле” 1959 года был мёртв, однако три его пассажира были живы, находясь в тяжелом состоянии.

Пока машина скорой помощи отвозила пострадавших в больницу, работники спасательной службы прилагали все усилия, чтобы высвободить Билла из разбитого “Форда”. Его левый локоть был зажат в покоробленном металле дверцы. С помощью ломов и кувалд спасатели пытались открыть дверцу, но она не поддавалась. Все, присутствовавшие на сцене этого происшествия, знали, что времени оставалось очень мало для спасения жизни Билла. Один из безучастных наблюдателей предложил рискованный план. Билли Поль решил воспользоваться им. Этот мужчина ездил в пикапе с приводом на четыре колеса, и у него была с собой мощная цепь. Он подъехал в своём грузовичке к передней части “Форда” Билла и прицепил свою цепь к подпорке дверцы. В то же время водитель грузовика-тягача закрепил свою цепь на заднем бампере “Форда”. Когда грузовик-тягач стал тянуть, многоместный “Форд” растянулся на несколько миллиметров. Этого было достаточно. Войдя в разбитую машину через заднюю дверцу, Билли Поль теперь смог извлечь руку своего отца из помятой передней дверцы. Затем он залез под щиток управления и высвободил левую ногу Билла, которая была обвита вокруг рулевой колонки. Аккуратно и осторожно подняв своего отца, он потащил его к открытой дверце, где стояли другие крепкие мужчины, чтобы помочь ему.

Билли Поль поехал со своим отцом в машине скорой помощи в небольшую больницу в городе Фриона. Медицинский персонал этой больницы вскоре осознал, что травмы Билла были слишком серьёзными, поэтому с помощью своего ограниченного оборудования они не смогли бы лечить его надлежащим образом. Они позаботились о том, чтобы Билла, Меду и Сарру перевезли в больницу “Норд-вест Техас Госпитал” в городе Амарилло. Меду и Сарру немедленно поместили в машину скорой помощи и повезли в эту больницу, находившуюся в 112 километрах от Фрионы. Состояние же Билла не было ещё достаточно стабильным; в связи с этим врачи не могли рисковать тем, чтобы он совершил эту полуторачасовую поездку. Его организм вошёл в шок, и нужно было сделать переливание крови, чтобы Билл мог оставаться в живых на протяжении ночи. К сожалению, в резерве этой небольшой больницы не было достаточно консервированной крови этой определённой группы, чтобы ввести Биллу всё необходимое количество. Билли Поль предложил, чтобы врачи взяли кровь у него, однако результаты обследования показали, что его группа крови не была совместимой с группой крови его отца. Тогда местный шериф изъявил желание стать донором, и его кровь оказалась подходящей. В шесть часов утра Билла поместили в машину скорой помощи и отправили в другую больницу. Билли Полю вновь разрешили сидеть подле отца в задней части машины.

В больницу в городе Амарилло они приехали в 7:30 в воскресенье утром, 19 декабря. Узнав о состоянии своей матери и сестры, Билли Поль пошёл в приёмную, где он позвонил своим родственникам и друзьям, сообщив им всё, что знал. В позвоночнике Сарры было сломано несколько позвонков. Её спинной мозг не был повреждён, и она всё ещё чувствовала свои ноги и руки, поэтому врачи считали, что она со временем поправится. Кроме того, у Сарры были серьёзные порезы во рту от ортодонтических пластинок, которые она носила в момент аварии. Состояние Меды было менее обнадёживающим. У неё были порезы, сильные ушибы, переломы костей и сотрясение мозга. А положение Билла было ещё хуже, чем Меды. Поскольку кости в его левой руке и левой ноге были переломаны во многих местах, здешние врачи пока ещё не знали, можно ли будет эти кости вправить и срастить надлежащим образом. В тот момент врачи оперировали Билла.

К этому времени Билли Поль не спал целые сутки. Он был изнурён от напряжения своего тяжкого испытания. В восемь часов в приёмную вошёл Пэрри Грин и взял на себя обязанность дежурного — отвечать на телефонные звонки. Билли Поль тем временем растянулся на кушетке и мгновенно уснул. Немного погодя медсестра сообщила Пэрри, что хирургическая операция мистера Бранхама только что завершилась, и его состояние по-прежнему было критическим. Она спросила у Пэрри, желал ли он увидеться с ним. Пэрри предложил, чтобы разбудили Билли Поля и разрешили ему повидаться с отцом, однако медсестра считала, что лучше позволить ему выспаться.

Войдя в блок интенсивной терапии, Пэрри сначала остановился у койки Меды. Она всё ещё была без сознания, а лицо её распухло почти до неузнаваемости. Белый занавес отделял её койку от других пациентов в блоке интенсивной терапии. Затем Пэрри подошёл к койке Билла. Его левая рука и нога были на вытяжении, а дышал он через трубку, помещённую в его трахею. Пэрри сказал:
— Брат Бранхам, ты только изреки Слово… 
Билл ничего не ответил. Тогда Пэрри стал тихо петь песню “На белых крылах голубя”. К концу этой песни Билл открыл глаза и слегка улыбнулся.
Пэрри сказал:
— Брат Бранхам, прошлой ночью я видел луну, сиявшую в виде тонкого полумесяца, в нижней части которого была капля кроваво-красного цвета. Мне никогда раньше не доводилось видеть нечто такое. 
Ослабевший, Билл стал изгибаться, будто ему хотелось сесть в постели. Затем он попытался что-то сказать, но его слова затерялись в трахеотомической трубке. Тут в палату вошла медсестра и сказала:
— Мистер Грин, ваши пять минут истекли.

Это был последний раз, когда Уилльям Бранхам отреагировал на человеческий голос. Вскоре после этого он впал в коматозное состояние. На протяжении трёх последующих дней в Амарилло приехало много людей, чтобы поддерживать семью Бранхам своим присутствием в больнице и своими молитвами. Во вторник, 21 декабря, Меда пришла в сознание. Хотя она узнала Билли Поля и Ревекку, однако об аварии она ничего не помнила.

В среду врачи обеспокоились чрезмерным распуханием левого глаза Билла. Они установили, что это вызывалось его распухавшим мозгом — серьёзное состояние, которое могло привести к смертельному исходу. Они советовали провести операцию, во время которой будет удалён небольшой кусочек черепа над левым виском Билла. В результате этого внутричерепное давление уменьшится. Принятие решения — давать или не давать согласие на эту операцию — выпало на долю тридцатилетнего Билли Поля. Посоветовавшись с членами своей семьи и помолившись с 65 христианами в приёмной, Билли Поль подписал бланк, в котором врачам разрешалось оперировать. Хотя эта хирургическая процедура дала ожидаемые результаты (как врачи и предполагали), Билл, тем не менее, по-прежнему находился в бессознательном состоянии.

В четверг доктор Хайнс, хирург-ортопед, сообщил, что сломанные кости в левой руке Билла начали вставать на свои места. Врач надеялся, что через несколько дней он сможет снять Билла с вытяжения и наложить на его руку шину.

На протяжении всей этой недели, в приёмной больницы без умолку звонил телефон, так как люди со всего мира спрашивали о состоянии Уилльяма Бранхама. Мужчины, дежурившие в приёмной, по очереди отвечали на эти телефонные звонки, давая необходимые сведения. Пэрри Грин выразил желание ежедневно отвечать на звонки между тремя и шестью часами утра. В пятницу утром, в 4:37, медсестра сообщила Пэрри, что Уилльям Бранхам перестал дышать, поэтому она подключила его к дыхательному аппарату. Проходили часы, пролетали минуты… На улице день выдался холодный и ветреный, а в приёмной царил день хмурый и унылый. Около пяти часов пополудни Билли Поль пошёл поесть в больничную столовую. Пэрри Грин остался в приёмной. Через некоторое время из блока интенсивной терапии вышла медсестра со слезами на глазах.

— Мистер Грин, не могли бы вы позвать мистера Бранхама? Доктор Хайнс желает поговорить с ним. 
— Всё кончено? — спросил Пэрри.

Она кивнула головой и удалилась. Пэрри нашёл Билли Поля в столовой и передал ему это сообщение. Они оба вернулись в блок интенсивной терапии, где медсестра попросила их подождать во врачебном кабинете, который находился возле отделения медсестёр. Немного погодя в кабинет вошёл доктор Хайнс и сказал:
— Мистер Бранхам, мне прискорбно говорить вам это, но ваш отец скончался сегодня в 17:49.

Был канун Рождества — 24 декабря 1965 года.

Вскоре после рождественских праздников Меду и Сарру переправили на самолёте в Джефферсонвилл и поместили в больницу “Кларк Каунти Мемориал Госпитал”. Хотя мать с дочерью медленно поправлялись, ни одна из них не могла присутствовать на похоронах. Похороны Уилльяма Бранхама проводились в Джефферсонвилле в среду, 29 декабря 1965 года. Сотни людей заполнили Скинию Бранхама до отказа, а многие другие сидели в своих машинах, припаркованных возле Скинии, слушая похоронное служение по радио. Надгробную речь произносил почтенный Орман Невилл. По окончании похоронного служения понадобилось более часа, чтобы все присутствовавшие могли выстроиться в длинную колонну и посмотреть на усопшего в последний раз.

Тело Уилльяма Бранхама не было предано земле в тот же день. Его возвратили в “Похоронное бюро Кутс”, где оно было помещено в камеру хранения. Билли Поль желал, чтобы его приёмная мать решила, где следует погребать её мужа: в Джефферсонвилле или в Тусоне. Поскольку мышление Меды ещё не прояснилось из-за сотрясения мозга, прошло несколько месяцев, пока её состояние достаточно улучшилось и она смогла принять решение.

Уилльям Бранхам был похоронен 11 апреля 1966 года на Восточном Кладбище, расположенном на углу Восьмой улицы и Грэхам Стрит в Джефферсонвилле, штат Индиана, на расстоянии всего лишь одного квартала от Скинии Бранхама. Позже на его могилу поставили памятник в виде белой пирамиды. На вершине этой полутораметровой пирамиды находится бронзовый орёл с поднятыми крыльями и раздвинутыми когтями, словно он стремительно летит с неба. На одной из четырёх граней этой пирамиды выгравированы бок о бок два стиха из Священного Писания: Малахии 4:5 и Откровение 10:7.

Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного.

* * * * *

Но в дни голоса седьмого ангела, когда он начнёт трубить, завершится тайна Божья, как Он провозгласил рабам Своим пророкам.



Up