ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию
  
Перевод Вильнюс
Проповедь Шалом Уилльям Бранхам произнес 64-0112 Продолжительность 2 часа 22 минут 64kb 16kb .pdf
скачать в: .doc       .pdf
Посмотреть только русский текст

ШАЛОМ
У12.01.1964 СЬЕРРА-ВИСТА, АРИЗОНА, США

1 [Брат говорит: “Все приветствуют Брата Бранхама. Это…Если вы хотите остаться до шести часов, до пяти-шести часов, мы…Можете располагать всем временем, сколько понадобится, Брат Бранхам”.—Ред.] Большое спасибо. [“И никому не надо будет уезжать раньше четырёх, пяти или шести часов. Так что мы…Мы были бы очень благодарны, если бы вы заняли это время. И прежде чем передам слово Брату Бранхаму, один человек, побывавший здесь в прошлый раз, которого я видел или слышал, как он у нас говорил, у него был рак. И потом его имя было названо на собрании в церкви Брата…” Сестра говорит: “Мэка”. “…Мэка. И ему было сказано, чем он болен…?…И потом…” Пробел на ленте.]

Доброе утро, друзья, садитесь, пожалуйста. Приятно снова быть в отдалённой пустыне. Знаете, мы…По-моему, в прошлый раз, когда я был здесь, я прозвал это место отдалённой пустыней. Именно там мы обычно находим Господа, или там Он был однажды найден, когда Моисей пас овец далеко в пустыне.

Вот этого парня, недавно, по дороге сюда, я увидел в зеркало заднего вида. На днях я услышал, что он лежал в больнице. Я молился за него, и вот он сегодня утром сидит здесь. О-о, это замечательно; я так рад. У него было кровотечение. Итак, мы…

Так рад видеть его в это утро здесь. Я огорчён известием о том, что этот брат, который в прошлый раз был здесь с нами, лежит в больнице, больной раком. Мы знаем, что выведет нас отсюда только одна дорога, и это дорога смерти. То есть, мы все должны пройти этим путём, даже если мы самые праведные, самые святые, мы опускаем один другого в могилу. И, однако, Иисус сказал: “Верующий в Меня никогда не умрёт”. Но та “смерть” — это не то, что мы называем смертью.

2 Подобно, как Иисус говорил о Лазаре, Он сказал: “Он спит”.

А они сказали: “Ну, мы…Раз он спит, значит с ним всё в порядке”.

Тогда Иисусу пришлось сказать им на понятном для них языке, видите: “Он умер”. Он сказал: “И ради вас Я рад, что не был там, но Я иду разбудить его”. Видите?

И именно тогда Он высказал эту чудесную цитату, которая у нас в Писании: “Слышащий, верующий в Меня имеет бесконечную Жизнь; на суд не придёт, но перешёл от смерти к Жизни. Я есть воскресение и Жизнь. Верующий в Меня, даже если и умрёт, оживёт. И всякий живущий и верующий в Меня никогда не умрёт”. Понимаете? Никогда не умрёт! Не существует…На самом деле для Христианина смерти не существует. Он…

Смерть означает “Вечное отделение”.

5 И, например, теперь, когда мы умираем, как в физическом теле, в котором мы сейчас, мы разлучаемся друг с другом. Но на самом деле это тело является единственным, по чему мы опознаём друг друга, потому что мы ограничены пятью чувствами: зрением, вкусом, осязанием, обонянием и слухом. И пока мы можем видеть или осязать друг друга, для нас, конечно, очевидно, что мы здесь. Если вы слепы и не можете, и—и не можете видеть, тогда вы можете осязать друг друга, и мы…или слышать друг друга. И земными чувствами даём о себе знать.

6 Но в действительности, откровенно говоря, мы никогда не видели друг друга. Вы знаете об этом? Мы никогда не видели друг друга. Вы слышите, как из этого тела говорит нечто, отображающее всё то, что у него внутри. Так что когда мы разговариваем друг с другом, мы—мы на самом деле не с телом разговариваем. Это дух внутри, а тело — это то, что выявляет дух, находящийся внутри. И поэтому когда мы говорим друг с другом, сразу же можно понять, Христиане мы или нет, потому что происходит общение в духе, из которого мы говорим. Понимаете, это передаётся вибрациями от одного к другому, — являемся мы Христианами или нет. Поэтому мы никогда не видели друг друга.

7 Иисус…“Бога не видел никто никогда, но Единородный от Отца явил Его”. Видите? Другими словами, Бог был распознан. Личность Бога была распознана в Теле, в Господе Иисусе Христе, так что Он был выраженным образом Бога. Или Бог выражал Себя через образ, понимаете, через образ, Человека. Бог выразил Себя нам, и Он был Богом. Не третья личность или вторая личность; Он и был той Личностью-Богом. Он был Самим Богом, отождествляющим Самого Себя, чтобы мы могли осязать Его.

8 Э-э, 1-е Тимофею 3:16: “Беспрекословно, — то есть, бесспорно, — великая тайна божественности, ибо Бог явился, или раскрылся во плоти”. Разве это не чудесно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Бог! И мы никак не смогли бы понять Бога, когда Он действует через Огненный Столп и так далее, как Он это делал. Но мы поняли Его, когда Он стал одним из нас, понимаете, когда Он стал Человеком. Тогда Он мог разговаривать с нами, и мы могли осязать Его, трогать Его, прикасаться к Нему и всё такое. И как в Писании ясно сказано, что: “Мы осязали Бога”, понимаете, своими руками, прикасались к Нему своими руками.

9 Бог находится в человеке. И сегодня Он отождествляет Себя в Своей Церкви. В зановорождённом Христианине Бог удостоверяет Себя, что Он остаётся Богом. И внешний мир познает Бога только тогда, когда он увидит Бога в нас с вами. Это единственное, как они познают Бога, — когда мы будем написанными письменами, письмом Писания, мы читаемы всеми человеками. И жизнь, которую мы ведём, отражает то, что внутри нас. Человек познаётся по делам, которые он совершает. Так что наши дела должны быть добрыми, понимаете, всегда добрыми, потому что мы представляем Господа нашего Иисуса Христа.

10 Как это чудесно, особенно когда такой пожилой человек, как я, стоит здесь и—и размышляет о жизни, которая угасает, которая канула в прошлое, и—и перед нами будущее Вечности. И если бы я знал, что имею надежды только на эту жизнь, то сегодня я был бы самым несчастным человеком. Но знаю, что эта жизнь была только тенью того, что нам…что наступит. Она является отражением, потому что она не может быть совершенством, созданным Богом. Бог не создаёт того, что погибает. Понимаете? Бог — Вечный. И поэтому эта жизнь, в которой мы сейчас живём, только отражает то, что ждёт нас впереди: настоящую жизнь, которая не может закончиться. Тело, которое не может погибнуть. Жизнь, которой невозможно лишиться. Понимаете? И поэтому Писания правы, когда говорят, что мы имеем бесконечную Жизнь, имеем Вечную Жизнь. Мы никогда не умрём. Понимаете, потому что вы стали…Когда вы рождаетесь заново, вы становитесь частью Бога. Понимаете, вы существуете всегда, всю Вечность, никогда не исчезнете. Вы — часть Бога, потому что вы — Его сын.

11 Так вот, я могу взять другую фамилию и говорить, что меня зовут по-другому. Я могу взять фамилию моей матери, Харви, которая была бы мне ближе всего. В этом мире моя мать была Харви, и тогда я мог бы взять фамилию Харви. Но всё равно кровь доказала бы, что я — Бранхам. Понимаете? Потому что я — часть моего отца. И пока во мне есть кровь, я буду оставаться частью моего отца. Понимаете, это так. И когда я родился от Духа Божьего, я — часть Бога, вот и всё; я отождествлён с Ним, понимаете, что Он — мой Отец. Тогда моя жизнь должна отражать Его, как моя жизнь отражает моего земного отца по образу, в котором он был. Говорят, что я очень похож на своего отца, так что, значит, его образ отражается во мне. А ваш отец отражается в вас, и ваши родители. Итак, Бог, наш Отец, отражается в нас, когда мы рождаемся и—и соответствуем здесь Его образу.

12 Вот, я начинаю говорить, никак не доберусь до своей темы, на которую я собирался с вами поговорить.

Я всегда ценил домашнее собрание, такое молитвенное собрание в небольшом доме, как это, больше, чем—чем, наверное, люди думают о моём отношении к этому, потому что самые замечательные собрания и самое прекрасное время общения обычно бывают вот на таком немноголюдном молитвенном домашнем собрании. Ближе всего к Богу я чувствовал себя именно тогда, когда просто собирается горсточка верующих, и мы поклоняемся.

14 Итак, сегодня утром, я полагаю, нас сидит здесь тридцать-сорок, тридцать, мне кажется, или что-то в этом роде, считая с детьми. Даже не знаю. С подсчётами количества у меня всегда плохо, вижу только небольшую группу людей, потому что здесь есть другие комнаты, понимаете, в которых мне людей не видно. Так вот, но когда мы вот так собираемся, я чувствую, что у нас такая близость, которой не бывает на огромном, многочисленном собрании. Мы можем свободно выражать свои чувства. Вот почему сегодня утром я подумал по дороге сюда, что я обращусь здесь в это утро к собранию и её прекрасному пастору. Так рад видеть здесь многих моих друзей, Стрикеров и всех тех, кого—с кем я какое-то время не виделся.

15 И в это утро я хотел бы говорить вам моё новогоднее Послание, которое я запланировал говорить в следующее воскресенье после обеда на собрании в Финиксе, в аудитории. Потому что, может, здесь, я подумал, это записывают там на плёнку. Что я…Может быть, Святой Дух здесь, среди такой группки верующих, вероятно, даст мне более полноценную мысль, чем в Финиксе, знаете, среди веры и неверия, и суеверий, и—и всё вперемешку. И если братья брали…и дают плёнки на прокат, тогда было бы—было бы лучше сделать это таким образом, потому что здесь получится лучшая запись. Я попросил ребят сначала проверить акустику. И когда я сегодня утром вошёл, Брат Терри сказал мне, что акустика замечательная. Так что это—это хорошо. Итак, теперь давайте сначала, прежде чем приступим к серьёзному делу, и я знаю…

16 По-моему, говорили, что некоторые из вас останутся на обед, собираются вместе пообедать здесь во дворе или в доме, или что-то в этом роде. Это очень хорошо. Я, конечно же, очень рад видеть, что вы все собираетесь вместе.

И я чувствую, что—что моё Послание сегодня утром обращено к Церкви живого Бога, понимаете, а я верю, что часть её сидит сегодня утром здесь. И теперь, перед тем как перейти к этому серьёзному делу, давайте склоним на минутку головы для молитвы.

18 Наш Небесный Отец, мы так благодарны Тебе, что мы даже можем иметь привилегию обращаться к Тебе как к нашему Отцу, ибо Отец означает, что мы были ро-…рождены от великого Бога, сотворившего небеса и землю. И мы так счастливы иметь такую привилегию, что мы можем размышлять в своих сердцах и потом…что мы — Твои сыновья и дочери. И потом видеть, как Ты точно удостоверяешь Себя среди нас, что Ты и есть наш Отец, отводя наши мысли от мирских вещей и изменяя наши мотивы и цели, и отношение, и со всех сторон, чтобы нам любить Тебя и верить Тебе, и—и знать, что Твои обетования истинны.

Мы собрались сегодня утром здесь, в этом месте, которое мы называем “отдалённой пустыней”, или я его так называю, размышляя о том, что я говорю так, Господь, не для того, чтобы как-то недооценить эту группку людей, но как о том, что по своей природе скромно.

20 Но я размышляю о том, что это Моисей, Твой слуга, был в отдалённой части пустыни, может быть, только он и его овцы, может быть, с ним была его жена Сепфора и—и Гирсам, его сын. Я…Этого я не знаю. Но именно там у них было переживание, которое изменило того пророка из трусливого беглеца в слугу Бога, Который поставил его на труд в отдалённой части пустыни. Именно там Огненный Столп проявился, насколько нам известно, в первый раз в человеческой жизни, тот Огонь был в далёкой пустыне, в кусте, который не сгорал. Но—но это была Слава Божья, отражавшаяся через тот куст; а пророк Моисей снял свою обувь, приблизился к Ней и получил поручение от Бога избавить народ Божий.

21 Пусть сегодня снова так будет, Господь, в отдалённой части пустыни, чтобы мы сейчас сняли, так сказать, свою обувь, свои шляпы, всё своё и положили у подножья креста Христова и сказали: “Вот я, Господь, пошли меня”.

Благослови этого пастора здесь, нашего Брата Исааксона, брата. Мы молим, чтобы Ты благословил его и его жену, и его деток; Брата Стрикера, его жену и деток; и всех остальных, находящихся сегодня утром здесь.

И мы собрались здесь; нет, Господь, не ради великой славы, или чтобы стать известными лидерами, или—или какими-то…какими-то знатными лицами. Мы—мы здесь просто как смирённые верующие. Мы здесь, потому что мы любим Тебя и любим друг друга. И когда мы видим друг друга, и когда мы собираемся вместе, мы обнаруживаем, что, похоже, собирается больше Бога, когда все верующие собираются в одном определённом месте. И Иисус сказал: “Если вы будете делать это во Имя Моё, тогда Я буду среди вас”. И мы знаем, что Ты здесь.

Проговори к нам, Господь. И если эти выписанные мной заметки и места Писания для ссылок не идут сегодня утром по линии мысли, над которой Ты хочешь, чтобы мы поразмышляли, тогда, Господь, мы просто пропустим это и сделаем так, как Ты нам скажешь сделать. Благослови нас сейчас, ибо мы просим об этом во Имя Иисуса Христа. Аминь.

25 Так вот, при прочтении Писания раньше бывало так, что я…до того как я стал таким стариком, у меня была хорошая память. И в те времена я…в молодости я проповедовал недолго, может быть, примерно, минут тридцать, я сразу углублялся в одну мысль и не отходил от неё. Но теперь я…Я провожу сейчас такие длинные собрания потому, что я записываю на плёнку. Понимаете? И эта плёнка, ребята там на неё записывают, начнут в определённое время, возможно, сейчас, в начале молитвы, и она расходится по многим-многим местам, практически, по всему миру. Так что сегодня утром собираюсь говорить моё новогоднее…как мы называем, новогоднее Послание. Я постарался, произнёс три Рождественских проповеди, и я знаю, что вы, здешние жители далёкой пустыни, получаете эти плёнки. И моё—моё последнее Послание в церкви, точнее, предпоследнее Послание, было на тему: Свет. И я…Если у вас нет этой плёнки, я уверен, что вам понравится. Мне оно очень понравилось, его вдохновение, данное мне Господом.

26 Так вот, сегодня, когда перед нами наступивший новый год, я—я хочу поразмышлять не о прошедшем, но я хочу взглянуть на будущее. Понимаете? Как Павел сказал: “Забывая всё то прошедшее, я стремлюсь к цели, — понимаете, — вышнего звания”. И как уже говорилось, это как смотреть назад в зеркало машины. Мы видим то, что мы проехали, когда смотрим в зеркало заднего вида. Так вот, сегодняшнее Послание мы не пытаемся направить таким образом, как будто смотрим в зеркало заднего вида. На это понадобилось бы слишком много времени, понимаете, на всё, что совершил Господь. И вам всем известны великие дела, которые совершал наш Господь; одни из самых могущественных дел, которые я видел в своей жизни, Он совершал как раз за последние несколько месяцев. И, хотя мы сейчас благодарны за то, что было, но теперь мы смотрим вперёд. Мы смотрим туда, куда мы направляемся, и в этот 1964 год.

27 И теперь, если вы хотите прочесть, или—или, я хотел бы прочесть места Писания, потому что всё это основано на Святом Божьем Слове.

И на эту плёнку у меня сейчас остаётся где-то час и пятнадцать минут. И, если воля Господа, я постараюсь уложиться, чтобы вы смогли пообедать. Спасибо, что разрешили мне говорить до шести часов вечера. Это было очень мило.

Теперь давайте откроем Библию в двух местах, эти книги находятся близко одна к другой. Они в Ветхом Завете. Я возьму текст для прочтения из двух мест, Исайя 62 и Псалом 59-й. Сначала мы откроем для чтения 62-ю Исайи. И там нам напоминается о великой силе нашего Господа Бога, и как—как Он велик, и какой наш Бог могущественный. Извините, это Исайя 60, а не 62. 60-я Исайи. Хорошо, теперь мы читаем вот что, Исайя 60:1 и 2.

Восстань и светись, ибо пришёл свет…, и слава ГОСПОДНЯ взошла над тобою.

Ибо, вот, тьма покроет землю, и густой мрак — народы; а над тобою воссияет ГОСПОДЬ, и слава Его явится над тобою. [Перевод с английского—Пер.]

“Густой мрак на народах”. Об этом, конечно, это пророчество о времени, в которое мы сейчас живём.

31 Теперь давайте откроем Псалмы. Я, наверно, тут немного напутал при записи мест Писаний, когда вчера вечером второпях записывал их, выписывал это. Псалтирь 61:2-9.

Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение моё.

Только Он — скала моя, [Синод. пер. “твердыня”—Пер.] спасение моё, убежище моё: не поколеблюсь более.

Доколе вы будете налегать на человека? Вы будете низринуты, все вы, как наклонившая—наклонившаяся стена, как ограда пошатнувшаяся.

Они задумали свергнуть его с высоты, прибегли ко лжи; устами благословляют, а в сердце своём клянут.

Только в Боге успокаивайся, душа моя! ибо на Него надежды мои.

Только Он — скала моя [Синод. пер. “твердыня”—Пер.] и спасение моё, убежище моё: не поколеблюсь.

В Боге спасение моё и слава моя; крепость силы моей и упование моё в Боге.

Народ! надейтесь на Него во всякое время; изливайте пред Ним сердца ваши; Бог нам прибежище.

32 Так вот, если вы заметили при чтении Писания здесь, в Псалмах, тут постоянно говорится: “Бог — скала моя”. Вы знаете, что скала символизирует в Библии? Скала здесь в Библии символизирует “откровение Божье”. Понимаете, “Бог — откровение моё”. Он есть…Понимаете? Откровение Слова — это скала.

Потому что однажды Пётр, когда Иисус задал вопрос: “За кого почитают Меня, Сына Человеческого?”

И один из них сказал: “Ты…Некоторые говорят, что Ты — Моисей или Илия, Иеремия или один из пророков”. Но не об этом был вопрос.

“А вы за кого почитаете Меня?”

Он, Пётр громко произнёс эти знаменитые слова и сказал: “Ты — Христос, Сын Бога живого”.

Он сказал: “Благословен ты, Симон, сын Ионин, ибо не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Который на Небесах. И на этой скале!” Понимаете?

И Давид здесь говорит: “Бог — скала наша”. Бог — наша скала, когда Бог открылся нам. Это становится скалой, понимаете. Бог есть наша скала.

38 Так вот, моей темой на это утро является необычное слово: Шалом. Шалом по-древнееврейски означает “мир”. И именно это я говорю сегодня утром Церкви: “Шалом!” То есть, мир.

По-фински его называют Юмалан роха, что означает “Божий мир” вам. Роха. Бог, видите, Божий мир, шалом.

Моё новогоднее Послание обращено к Церкви, избранной в Иисусе Христе, на 1964 год. Не—не просто к церковным группам; но к Избранной, к Госпоже, Госпоже Неб-…Церкви, к Невесте Христовой, понимаете, вот к кому я обращаюсь.

Здесь, в этих двух темах, которые мы прочитали, вернее, в двух местах Писания, мы сталкиваемся с большим контрастом между ними. У Исайи говорится: “Восстань и светись, ибо слава Божья сошла на тебя. Свет пришёл”. А потом в следующем же стихе он говорит: “Густой мрак на этих людях”. И поскольку мы среди смешения Света и тьмы — а моё обращение к Церкви: “шалом, мир” — давайте выясним, что всё это значит, понимаете. Мы вступаем в этот год как с тьмою, так и со Светом. Мы…мир никогда не находился в таком хаотическом времени мрака, как сейчас; и несмотря на это, с другой стороны, он пребывает в самом благословенном Свете, когда-либо светившем на него. Угу. И есть…

42 Разница точно такая, как была в начале, когда на земле была густая тьма. И Дух Божий носился над поверхностью воды и сказал: “Да будет свет”. И Бог отделил свет от тьмы. И я верю, что мы сейчас снова живём в такой час, когда Бог отделяет Свет от тьмы, и Он оттесняет её на другую сторону мира, чтобы мог проявиться Свет. И мы…

Потом, к Церкви, я говорю им “Шалом” потому, что это Божий Мир. Вот что я хочу донести вам в это утро на новый год, не оглядываться назад, но мы смотрим вперёд на рассвет нового дня. Ведь впереди нас ждёт нечто великое, чего мы многие годы с радостью ожидали, оттеснение, приход великого Света. И сейчас видно, как он пробивается над горизона—областью горизонта, но…пробивается между смертью и бессмертием. Мы видим, как он пробивается между небесами и землёй, из земной болезненности и беспокойного мира в ясный сияющий день бессмертной Жизни и бессмертного тела, и бессмертной земли, которая никогда не прейдёт. Это—это “Шалом” до тех пор…для Церкви. Так вот, для верующих это наступление времени Света, но для людей — сгустившаяся тьма. Я…

На днях мы с женой разговаривали, и мы говорили о часе, в который мы живём. Так вот, я выбрал это местечко потому, что почувствовал, что могу просто расслабиться и поговорить с вами, понимаете. Видите? Это…кажется, что на людей налегло такое время, что печальней времени я не мог бы себе представить.

45 Я постоянно старался изо всех сил при разногласии с человеком по религиозным вопросам; но если после этого я бы не смог взять его за руку, каким бы этот разговор ни был колким, и пожать ему руку и сказать: “Это послужит лучшему взаимопониманию между нами”, и по-прежнему любить этого человека, (не просто говоря это устами, но от всего сердца), тогда мне вообще не—не надлежит встречаться и пытаться говорить людям. Потому что, понимаете, мы должны это делать, мы должны любить человека. Понимаете? И когда идёшь к людям во всевозможных слоях общества и разных культах, и кланах, и религиях, и так далее, и стараешься опереться на Библию и сказать: “Давай—давай обсудим это не с точки зрения вашего вероучения или вашей книги этики, но с точки зрения Библии”. И при том не…Может быть, иной раз человек здорово разгорячится; но если у меня появилась хоть одна мысль о том, что этот человек мне не нравится, тогда—тогда я знаю одно: Дух Христа отошёл от меня. Если я—если я чувствую, что мне не нравится этот человек, со мной что-то не в порядке.

46 Потому что Дух Христа, когда они…при—при Его распятии, и Его же народ вбивал гвозди, и—и само Его творение, которое Он сотворил, прибивало гвозди, — что Он сотворил, — в Его человеческую плоть. И, однако, с сердцем, полным любви, Он возопил: “Отец, прости им, они не знают, что делают”, понимаете.

И я—я оказался в таком положении. Я считаю, что люди не знают, что делают. Наступает такое время, когда похоже, что человек стал настолько подвластным злу, что это—это настоящая трагедия. Похоже, что прямо над людьми нависла тень темноты, которая давит на них.

Как, например, вот что. Разъезжаю по всей стране и говорю, и Господь Бог удостоверяет, подтверждает Своё Слово и показывает, что это точно, и никогда не допускает, чтобы было высказано нечто, что не произошло бы в точности так, как Он сказал, изрекая прямо в существование и так далее, как Он делал. А люди сидят и смотрят на это, и всё равно дальше остаются в своём прежнем состоянии. Понимаете?

49 Видите, у меня нет никакого пренебрежения, но как наши сёстры, очень часто, когда я говорю им о том, что носят такую одежду и подстригают волосы, и прочие мелочи. А мужчинам о том, что они продолжают придерживаться своих вероучений и—и служить по тем вероучениям, и прочее. И—и они хорошие люди. Они замечательные люди. Но, однако, кажется, что они—они не могут понять, похоже, что до них это не доходит. Почему? На следующий год я возвращаюсь, и вместо того, чтобы стало лучше, там ещё хуже. Это—это продолжается дальше. Вот сестра, у которой раньше были красивые длинные волосы, она подстриглась. Вот мужчина, который, как раньше казалось, занимал твёрдую позицию и отстаивал правду; он вернулся прямо в…как пёс на свою блевотину и—и свинья в свою грязь. Понимаете, прямо туда и возвращается. Такое чувство, что нечто обрушилось на наших людей, обрушилось на мир, что они, кажется, не имеют понимания, или что-то не в порядке.

50 Точно как посмотришь сегодня на мужчин, в мужчинах уже не найдёшь той подлинности. Её не найдёшь в женщинах. Я не говорю…Я закладываю эту основу для того, чтобы подойти к “Шалому”. Понимаете?

Но обратите внимание на женщин в наше время, такое впечатление, что у них нет той женственности, которая у них была раньше. Похоже, что им—им хочется, но что-то не позволяет им быть такими. Такое чувство, что есть какая-то тяжесть. Говоришь леди, что ей не следует делать то-то, а леди смотрит на Это и верит Этому, она хочет Этому верить, но что-то оттесняет её в другую сторону. Понимаете? Бедняжка, мне—мне так жаль её. Она попалась в такую паутину Голливуда и реклам по телевиденью, радио, в газетах, на улице, на витринах магазинов, где современная одежда и прочее, и того, как относятся к ней другие женщины. И, видимо, есть что-то такое, от чего они никак не могут оторваться; наша молодёжь, наши пожилые люди, люди среднего возраста.

52 Среди мужчин, видимо, что-то есть. У мужчины, похоже, нет той характерной мужественности, которая у него раньше была. У женщины нет той характерной женственности, которая у неё раньше была. Если взять сегодня мужчин, мужчины кажутся не такими крепкими, как раньше. Всё это какое-то…Им хочется носить замшевую обувь пурпурного цвета, и—и им хочется вести себя, как женщины. Это правда. В некоторой степени это как бы похоже на извращение. Женщина хочет подстригать свои волосы и вести себя по-мужски. А мужчина хочет вести себя по-женски. Понимаете? И, однако, с ними можно поговорить, и с ними приятно вести разговор, милые люди, дружелюбные, общительные люди. Что же стало причиной этого? Это та сгустившаяся тьма на людях, это то, чем они так прижаты.

53 Как было с евреями в те времена, когда Иисус пришёл на землю, Исайя пророчествовал об этом и сказал: “Будет, у них будут глаза, но не смогут видеть, и уши, но не смогут слышать”. И поэтому Иисус молил о их прощении, потому что так должно было быть, чтобы исполнилось Писание.

И это снова вернулось к нам. В Библии сказано об этом времени, в которое мы живём, и сказано, что всё это будет: “Густой мрак на народах”. И мы это видим, что есть нечто, что просто-напросто…люди хотят, но не могут.

Однажды Никодим выразил это перед Господом: “Равви, мы знаем, что Ты — Учитель, пришедший от Бога, ибо никто не может творить того, что Ты творишь, если не будет с ним Бог”. Но это была та тьма или слепота на еврейском народе, чтобы Мессия мог прийти и взять из язычников Невесту. Они должны были отвергнуть Его.

И сегодня такая же густая тьма на церквях и остальных, что не могут увидеть сияющий Свет. Понимаете? Видите, кажется, что такое тяжёлое давление. Возьмём кого-нибудь из сегодняшних известных евангелистов, они постоянно кричат о пробуждении, а действуют как раз-таки против Этого; видите, не понимая, без понимания.

57 И я не говорю этого с тем намерением, чтобы сказать: “Теперь мы увидели вот Это, и, ‘слава Богу’, они за бортом”. Я не стараюсь сказать это в…чтобы люди подумали: “Ну, Брат Бранхам, на всём белом свете только у тебя есть Истина”. Нет, это неправильно. Понимаете?

Я лишь говорю это в Свете часа, в Котором мы ходим, и на благо людей, которые стараются искать этот Свет. Поистине, Иисус сказал: “Никто не может прийти ко Мне, если Отец Мой не привлечёт его”. Никто не увидит Этого. То предопределённое Семя и только оно примет Это. Но у нас снова наступил такой момент. В Библии сказано, что: “Вы — свет миру”.

Пророк сказал: “Густой мрак на народах”, на людях мира в это время. И это именно то, что у нас, на людях сгустилась тьма.

60 Бог в Своей великой милости, как я всегда проповедовал и старался за это стоять, что Он всегда показывает Свои—Свои события с небес, Его великие события большой важности происходят на небесах, прежде чем они происходят на земле. Он отражает Себя. Другими словами, прежде чем Мессия пришёл в то место, где должно было начаться Его служение, с небес появилась Звезда, которая вела мужей к—к тому месту, где Он находился, мудрецов. Как вы слышали в моём последнем Послании о том, как Бог обращался к мудрецам, и—и в тот день, когда Он через сновидение повернул их в сторону, и Он сказал во сне Иосифу, как позаботиться о благополучии Своего Собственного Сына. Потому что ему приснился сон, что…

61 Сон — это второстепенное, нечто однобокое, потому что у людей могут быть сны, которые неправильные. Но в то время на земле не было пророка, понимаете, не было пророка, поэтому Бог должен был использовать то, чем Он мог воспользоваться. И это урок для нас, что—что Бог может использовать всякую способность и всё, что у нас есть, если это посвящено Ему. Но сначала это должно быть посвящено Ему. Пусть ваши—ваши размышления, которые, на самом деле, и отражаются у вас во сне, понимаете, потому что это ваше подсознание. Если вы проследите за сном, вы увидите, что обычно это то, о чём вы размышляли или что-то в этом роде, понимаете. И пусть тогда ваши мысли будут о Боге, видите, чтобы они отражали что-нибудь для Него. И что бы у вас ни было, пусть это отражает Его.

62 Так вот, вверху в небесах. Вы заметили, я смотрю на этот, на Свет там, на фотографии из журнала “Жизнь”, которую брат, живущий здесь, в этом доме, повесил у себя на стене, тот треугольник Света.

Это просто случайно пришло мне в голову. Если у кого-нибудь из вас есть перевод Библии Ламза, вы заметите, что на её обложке триединый, тройственный свет, треугольный свет наподобие ореола. И когда Доктор Ламза, друг, мой близкий друг, переводил Библию, это — древнееврейский символ Бога в истинном триедином образе, каким Он и является; не три Бога, но три проявления того же самого Бога: Отец, Сын и Святой Дух. Тот Свет — это цельный замкнутый круг Света в виде треугольника, что означает, что Бог пребывает в трёх служениях: Отцовство, Сыновство и промысел Святого Духа — всё тот же самый Бог.

64 Но вы обратили внимание, перед открытием Семи Печатей, прежде чем великий таинственный Свет появился в небе здесь, над Тусоном, Флагстаффом, где мы были? Брат Фред, два человека, что были…со мной в то утро было два человека. Тогда как было сказано на много месяцев вперёд, что это произойдёт. Как Брат Фред Сотманн, так и Брат Джин Норман, сидящие сегодня утром здесь, когда это…были там, когда раздался взрыв, и не знали, что всё это произойдёт. И Он послал меня обратно, сказал, что совсем близко время этих Семи Печатей, которые содержали в себе семь тайн всей Библии, были запечатаны этими Семью Печатями. И что эти ангелы, посланники Периодов Церкви, по порядку открывали определённую часть этого. Но в седьмой час, при седьмом посланнике, все эти тайны должны завершиться. Понимаете? Седьмой земной посланник, понимаете, этот ангел, о котором Он говорит, находился тогда на земле. Ангел означает “посланник”. И потом, после этого, он увидел другого Ангела, сходящего, не земного ангела, которому было дано здесь Послание, но зем-…другой, сильный Ангел сошёл с Небес с радугой над Собой и поставил Свою ногу на землю и море, и поклялся Живущим во веки веков: “Времени уже не будет”. Понимаете? Но прежде чем Он взломал те Семь Печатей, чтобы открыть их, что Он показал сверхъестественным образом, прежде всего Он показал это в небесах.

65 В тот день делали снимки по всем южным Соединённым Штатам и Мексике. Вот один сейчас висит, из журнала “Жизнь”, для них это до сих пор тайна. Но Он возвещает об этом в небесах, прежде чем Он делает это на земле. Он всегда так делает. Сначала Он показывает Свои знамения на небесах.

И даже в зодиаке. Я не собираюсь учить о зодиаке, но я просто показываю вам, что небеса возвещают об Этом. В зодиаке, в созвездиях, мы обнаруживаем, что Он провозгласил всю Библию в зодиакальном созвездии. Там мы узнаём, что Он начинает, самый—самый первый знак зодиака — это Дева, а последний знак зодиака — это Лев; говорит о том, что в первый раз Иисус придёт на землю через Деву, а во второй раз Он придёт как Лев из колена Иудина. Понимаете? Как раз перед этим Он проходит через созвездие Рыб: эпоха Рака, в которую мы сейчас живём. “И все небеса возвещают о Нём”, — сказано в Библии.

67 Так вот, несколько месяцев назад я проповедовал серию собраний в Скинии на тему: Семь Периодов Церкви. Вероятно, вы все слышали их. И когда я закончил рисовать на доске Семь Периодов Церкви, как Свет появлялся и как Свет угасал. И я полагаю, у вас это есть, наверное, где-нибудь здесь; но, в любом случае, это есть у нас, мы знаем. И странное дело, в последний день, когда был нарисован последний Период Церкви, этот великий Огненный Столп, (Который среди нас), сошёл среди сотен людей и направился в конец к задней стене Скинии. И там перед этими сотнями людей нарисовал те Периоды Церкви, затемнение и освещение, в точности так, как я нарисовал это на доске. Таинственно!

68 Так вот, недавно у нас было историческое событие церкви. В Библии луна символизирует “церковь”, а солнце символизирует “Христа”. Ибо мы это находим в Откровении, 12-й главе, женщина, которая была “церковью”, она была с луной под ногами и солнцем над головой, в её венце двенадцать звёзд. То есть, под её ногами был прежний правоверный еврейский закон, она перешла через это в свет солнца. Двенадцать звёзд — это “двенадцать апостолов”, которые принесли нам послания, вот, под Святым Духом. Так вот, мы видим, что луна на небесах должна отражать свет солнца в отсутствие солнца. Она даёт нам—она даёт нам свет для передвижения. Но это всё равно…Сколько бы она ни отражала, это всё равно несовершенный свет, потому что это отражение. И солнце светит на луну, а луна отражает свет в отсутствие солнца. Но когда восходит солнце, тогда луна больше не нужна.

69 И сегодня Церковь отражает Свет отсутствующего Сына Божьего. Церковь является отражением Света. Потому что Он сказал: “Ещё немного, и мир уже не увидит Меня. Однако вы увидите Меня, ибо Я буду с вами, даже в вас, до скончания века. Дела, которые Я творю”, Свет, Который Он проявил. А Свет может быть не иначе, как через Слово Божье. Было…

Это солнце является Словом Божьим. В начале Бог сказал: “Да будет свет”. И когда проявленное Слово Божье, когда Слово Божье было проявлено, появился свет. Во-первых, Бог изрёк это. А что, если бы это не проявилось? Тогда это ещё не было светом. Но когда Он изрёк это, и потом это было проявлено, доказано, Его Слово было подтверждено, появился свет.

И это единственный способ, как может быть сейчас, — когда Слово подтверждено, Божье написанное Слово подтверждено, тогда выявляется Свет. Это…какая-то часть загорается, либо гаснет для каждого периода. Мы находим это в Периодах Церкви, мы находим это в ветхо—ветхозаветных периодах церкви. Каждый раз, когда наступало время чему-то проявится на пути, на землю приходил пророк. И Слово приходило к пророку, и он делал то Слово живым. И когда то Слово удостоверялось, это отражало Бога. И это было периодом, это было Светом. Таким же образом Свет приходит и сегодня.

72 Так вот, я ничего не имею против какой-либо деноминации, против людей. Но всем своим разумом и мыслями я против систем, потому что они ошибочны. И самой первой из возникших систем была римская система римско-католической церкви. Это была самая первая созданная организация — римско-католическая церковь, Никея, Рим. Где-то через триста двадцать пять лет по смерти Христа в 325 году появилась организация римской церкви, которая объединила людей и ликвидировала всех остальных, которые были против неё. Вот откуда у них взялись чуждые учения и затеяли систему не по Слову. Угу! И вот, с того времени эта церковь полностью отражала тьму, потому что в то время у нас были, как мы называем, “Тёмные Века”, около тысячи лет. Всем историкам и знатокам Библии, и прочим это известно, как Тёмные Века, когда всем управляла римская церковь.

73 И эта римская церковь является “матерью блудниц”, сказано в Библии, в Откровении 17, “она была шлюхой и матерью блудниц”. Так вот, то есть аморальная, нечистая жизнь женщины. И та, и другая — это одно и то же, обе одинаковые. Так что если—раз блудница, значит, это должна была быть женщина. Следовательно, вы заметили, там не блудница, а “блудницы”. Понимаете? Тут “она”, единственное число, “шлюха”. Потом церкви названы “блудницами”, дочери римской шлюхи. Она — всему этому мать, мать организации.

74 И разве не удивительно, что в этот день, когда мы пережили всё это, и Послание обошло землю, противостоя организации, Оно громило её направо и налево, что в этот час, о котором говорилось с 1933 года, когда Святой Дух показал мне те видения и показал мне последнее время, семь вещей, о которых я говорил, и пять из них уже произошли, в совершенстве, прямо подряд; как Германия и—и Италия, и все войны, и национальные события, (о таких вещах мне говорится редко). Но они произошли в точности так, как Он об этом сказал. Как Муссолини пойдёт на Эфиопию, и Эфиопия падёт у его ног, и как он потом кончит позором, и его же народ будет плевать на него; и в позоре будет подвешен на улице вверх ногами с той проституткой, с которой он жил. Как американцы пойдут на войну с Германией, потерпят ужасное поражение в месте под названием, на огромной линии, которая будет укреплена бетоном, по-моему, она называется линией Зигфрида. И одна из них называется Мажино, это, по-моему, французская. Правильно? А линия Зигфрида была немецкой линией. И Господь позволил мне увидеть это за одиннадцать лет до того, как она была построена. А они никогда бы не согласились с тем, что их там разобьют, американцы не согласились бы, пока не утонула почти вся армия. Когда они там оказались, немцы направили свои пушки прямо на ту флотилию, дождались её появления там и почти всю потопили. И я увидел это за одиннадцать лет до того, как эта линия была…было залито её основание или что-либо подобное, линия Зигфрида. И все остальные вещи, как машины и автомобили, и—и как всё свелось именно к тому, что Он сказал, пока этой страной не станет править женщина, которая, вероятно, является церковью. Понимаете? А затем придёт конец.

75 Теперь мы находим, что в них, во всех этих вещах, а ведь я публично выступал против организации, разве не странно, что папа римский оставил Рим, в первый раз, чтобы вернуться в Иерусалим? И поступая так…Иерусалим известен как самая древняя церковь в мире.

Когда Мелхиседек встретил Авраама после поражения царей, Он был Царём Иерусалима, Священником, Которым был Христос, это был Бог; Мелхиседеком не мог быть никто другой, кроме Самого Христа, вернее, Самого Бога, понимаете, Самого Бога, потому что Он был без отца и без матери. Понимаете? У Иисуса был и отец и мать, видите. Итак, этот Человек был без отца, без матери, без начала дней или конца жизни. И кем бы Он ни был, Он по-прежнему живёт. И Он был в то время Царём Салима, что в переводе: “Царь Мира, Шалом”. Царь Иерусалима, Который встретил Авраама и дал ему хлеб и вино, причастие, после сражения. Такой прекрасный прообраз в той 7-й главе Послания к Евреям, там это находится. Так вот, подал ему хлеб и вино после того, как закончилось сражение. Когда Он…

77 Это первое, что мы сделаем, когда войдём в Новое Царство, мы снова будем вкушать с Ним в Царстве Отца хлеб и вино. “Я больше не буду пить от плода виноградного или вкушать хлеб, пока снова не буду вкушать с вами в Царстве Отца и в тот день”.

Так вот, теперь, когда мы узнаём, что после того как Царь Шалом был в…ушёл из города, затем, позже в нём взяло верх вероучение. И вероучение так и оставалось, но оно представляет прежнюю церковь. А Новый Завет учит нас — обязательно усвойте это — в Новом Завете, что мы не от этого земного города Иерусалима, но мы от Нового Иерусалима свыше. Так что это, должно быть, Иерусалим-луна, а не Новый Иерусалим свыше. Таким образом, луна символизирует церковь земную.

79 И разве не удивительно, что прямо перед тем, как папа отправился в Иерусалим, на небесах произошло полное затмение луны, как раз за несколько дней до того, как он отправился в эту поездку. Ведь он и сюда приедет, видите. Так вот, такого ещё никогда не было, понимаете. Но о чём это говорит? Что это…он это делает для того, чтобы добиться дружеских отношений, ведь он встречался в тот день по приезду в Иерусалим, он встретился с греко-православной иерархией. А что в этом отражается? Содружество, которого они хотят; протестанты и католицизм объединяются, что они и делают, и объединятся полностью. И Бог показал нам отражение этого в полном затмении луны. По Своей милости и благодати…

80 Видел ли кто-нибудь из вас газету, где были фотографии луны? У меня она здесь есть. Это просто совершенный образ, пропустил седьмой период, который ещё не прошёл, в точности так, как я нарисовал с помощью Святого Духа Периоды Церкви. Там их шесть, седьмой ещё не закончился. Шесть положений луны, какая она яркая в первом церковном периоде; затемнена во втором, третьем, четвёртом, пятом и шестом; именно так, как Святой Дух позволил мне нарисовать их на доске, а затем Сам отождествился с ними на стене Скинии два года назад. Луна отражается, и наука вновь запечатлевает снимок Периодов Церкви, точно как они запечатлели и напечатали в журнале “Жизнь” тот Свет открытия Печатей, откровения в период седьмого ангела. Во дни его служения, седьмого посланника, тайны Божьи, то есть все тайны на протяжении всех веков, должны быть открыты, проявлены, это должно произойти в то время. И Он это сделал! Его Слова неизменны. Разве это не таинственно? Бог изображает на небесах то же самое, что у них, тот же Бог позволил мне нарисовать на доске, а потом Сам. То есть, Он в совершенстве удостоверил это три раза, и прямо перед поездкой папы римского в Иерусалим.

81 А это была церковь, луна — это церковь, символизирует церковь. И перед церковью, тень этого мира заслоняет луну. И тень мирской суетности, тень мирского, мирской церкви, распростёрлась, чтобы полностью затмить весь Свет Библии. Этот мир перекрыл отражающийся Свет. Вы понимаете? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Мир заслонил свет луны и затмил солнце. И отражение луны, которое должно давать земле свет, было полностью затемнено. И Он пришёл и нарисовал точно так, как это было, через вдохновение, прежде чем это произошло.

Мне кажется, Сестра Симпсон, это было в тусонской газете. Я не знаю, знала ли Сестра Са-…Симпсон…Она тогда не поняла этого. Она сказала: “Я вырезала вам из газеты несколько снимков и заметок”, и вручила их мне.

И мне это показалось необычным. Я зашёл туда, взял их и посмотрел, я сказал: “Вот оно, в точности, (видите), как раз то, что я искал”. И вот это было в газете.

Сестра Симпсон может сказать вам, в какой это газете, если хотите достать её экземпляр. [Сестра Симпсон говорит: “От 28-го декабря”.—Ред.] И—и что говорите? [“Это вечерний выпуск от 28-го декабря”.] Вечерний выпуск от 28-го декабря.

85 Видите, перед тем как он отправился в Иерусалим, чтобы заслонить её Свет, или имеющийся у неё доступ. Всё то время, позиция и имеющиеся у неё права на то, чтобы светить, теперь Это полностью обрубается на последний период, седьмой церковный период, когда она погружается во тьму. Господь говорит нам такое великое. Это всегда во всём исполнялось, и Бог на небесах возвестил об этом и сказал об этом, следил за этим, и вот удостоверил это и доказал, что это абсолютная Истина. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.]

Темнота, этот Лаодикийский Период Церкви. Теперь, когда Иисус, Который есть Слово, в Лаодикийском Периоде Церкви был снаружи церкви, стучался в дверь, пытаясь войти. Темнота, густой мрак на этих людях. Была ли Библия права? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

87 Совершенство Писания, слава Его великого Имени. Визит папы римского был знаком того, что церкви затемняют Его проявленное…Проявленным Светом миру была Библия. Иисус сказал, что Он — Свет миру. В Библии сказано, что Он есть Слово. А проявленное или подтверждённое Писание является Светом. Теперь же, когда это придёт к власти, это вам будет запрещено. И мы видели, как это было предвозвещено, было сказано через вдохновение, прежде чем это произошло; предвозвещено луной, и показано, что это произойдёт, и вот это происходит.

Для нас пробил этот час, тьма, густая тьма. Сейчас на народах мрак, вот что это такое. Что всё это значит? Где мы находимся? В какой час мы живём? Насколько к нам близко Пришествие? Ну, вы скажете: “Когда у них у всех будет пробуждение…”

89 “Не бойся, малое стадо, Отец ваш благоволил дать вам Царство”. Ладно.

Что это значит? Бог начал отделять Свет от тьмы, понимаете, оттеснять её на задний план, как Он делал в начале, чтобы показать рассвет нового дня. Периоды Церкви угасают. [Брат Бранхам откашливается—Ред.] Извините меня. Периоды Церкви угасают. Бог оттесняет тьму в определённое место, так должно быть, чтобы затемнить церковные организации, затемнить мир. Мир всё покрывает, и мирское захватило всё целиком. Тогда разве Бог не прав? Мирскими вещами и мирской одеждой, и мирским поведением, и мирской жизнью, это мир! [Брат Бранхам пять раз постучал по кафедре.]

Вы не от этого мира, дети. Вы с Небес. Не здесь ваш Дом.

Зачем мне смотреть, нам, пожилым людям, пытаться оглядываться в прошлое и снова стать молодыми? Мы не можем этого сделать. Но мы смотрим вперёд, не оглядываемся назад. Смотрим сюда, на то, что было, и мы хотим знать, что будет. И мы ожидаем того часа, стремимся к нему.

Сегодня столько хороших, искренних людей увлечены этими вероучениями, этими церквями и организациями, “имеющими вид благочестия, Силы же его отрекшимися”, как сказано во 2-м к Тимофею, в 3-й главе.

94 Густая тьма, ослепление Израиля было ради просвещения язычников. Теперь ослепление язычников является просвещением Израиля. Это точно как день и ночь; по одну сторону — темнота, по другую — свет; а потом свет переходит на другую сторону. Таким образом, луна продвигалась своим путём, и отражение тьмы от этого мира, затемняющее её свет, является для нас отражением того, что языческий период церкви закончился. Церковь готовится, готовилась к тому времени, пришло время для Восхищения. Ибо тьма сгущается над язычниками, и скоро наступит рассвет для евреев. Солнце прошло с востока на запад, а мы на западном побережье. Свет может сделать только одно, — вернуться на восток, на другую сторону. Вы понимаете, да? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Свет может вернуться снова только на восток, где он начался, к Израилю. Бог ослепил их на время, но тьма теперь сгустилась над языческим миром, который всё покрыл. Язычники будут попирать Иерусалим до тех пор, пока не закончатся времена язычников. Иисус так сказал. И теперь они закончились, густая тьма над людьми! Бог отражает это на небе, как Он показал это на земле, прежде чем всё это происходит. Мы уже в этом.

95 Хорошие люди попались на это, хорошие люди, искренние люди. Как Мария и Иосиф, они были очень искренними, видите: думали, что Он был с ними, тогда как Его не было. Мария и Иосиф, вы знаете, когда они были на празднике, Иисусу было двенадцать лет, они думали, понадеялись, что Он был с ними, но Его не было. Сегодня хорошие люди думают так же, они, эти люди, организовавшиеся в этом Совете Церквей, эти люди в этих организациях, они—они думают, что делают хорошее дело. Они осмеливаются считать, что Он с ними, тогда как это не так. Понимаете, многие люди считают, что Он был с ними, когда они пожали руку проповеднику и записались в книжку, но Его не было. Многие люди думали, когда их окропили, конфирмовали, крестили во имя “Отца, Сына, Святого Духа”, думали, что Он был с ними. Они — хорошие люди. Мария и Иосиф были хорошими людьми. Но факт в том, что Его там не было! Не надо ничего самонадеянно предполагать.

96 Что такое Свет? Подтверждённое, изречённое Слово Божье! За пределами этого нет Света. Понимаете? Фонариками землю не осветишь. Нужно Божье Слово, ставшее проявленным, Сын.

Они были хорошими людьми. Обратите внимание на точность Его Слова, как Оно совершенно. Вы заметили, что сказала Мария? Теперь обращаюсь к вам, дорогие католики, я ничего против вас не имею. Я ничего против вас не имею. Всё дело в системе, в которой вы находитесь. И с вами, протестантами, то же самое. Всё дело в системах!

“Мария — матерь Божья”? Разберитесь, двенадцатилетний Мальчик, её же сын, должен был поставить её на место. В Библии Иисус ни разу не назвал Марию Своей “матерью”. Она не была Его матерью. Как она могла быть матерью Бога? Она была только утробой, которую Он использовал, чтобы прийти на землю, чтобы проявиться на земле, через утробу. Она тут вообще ни при чём, ни в одном Писании не сказано “мать”.

99 Заметьте, как ошибается Мария, но Его Слово так совершенно. Она сказала Ему, когда нашла Его в храме в двенадцатилетнем возрасте, дискутирующим с теологами. Он ошеломил их, будучи двенадцатилетним Мальчиком; даже не ходил в школу, или если и ходил, то у нас нигде об этом не записано. Но двенадцатилетний Отрок Своей мудростью поставил в тупик мудрецов в храме. Она сказала: “Твой отец и я в слезах искали Тебя”. “Твой отец!” Сама мать, якобы, сказала: “Твой отец Иосиф и я в слезах искали Тебя”.

Что Он сказал ей? “Разве вы не знаете, что Мне должно быть при деле Отца Моего?” Если бы Он занимался делом Иосифа, Он строил бы дома, или был бы в плотничьей мастерской. Но Он не был сыном Иосифа. “Я занимаюсь делом Отца Моего”, корректируя эти деноминации и вероучения, и прочее, о чём слышно. Понимаете? “Я при деле Отца Моего”. Он не признал, что Иосиф был Его отцом. Но Мария это сделала, и Он сразу обернулся и поправил её.

Она сказала: “Твой отец и я искали Тебя”.

Он сказал: “Я при деле Отца Моего”, показывая, что Иосиф не был Его отцом. Его Слова совершенны, понимаете.

102 Но Мария и другие просто предполагали, что…Что ж, видите, в чём было дело, она увлеклась. Она—она стала…Она хотела показать перед этими священниками и прочими, что—что она совсем не такая женщина. И она, делая это, она полностью подорвала основание своего свидетельства, после того как она засвидетельствовала, что к ней пришёл Ангел и сказал: “Ты зачнёшь и родишь Сына, не познав мужа, девственно рождённого Сына”. А тут перед высшим Синедрионом она говорит: “Иосиф, Твой отец, и я искали Тебя”.

И тот двенадцатилетний Мальчик сказал: “Я занимаюсь делом Отца Моего”. Он упрекнул её: “Это не Мой Отец!”

Видите сегодняшнюю церковь, увлечённую совещаниями и—и мирскими вещами, теперь она затемнена. Бог упрекает её!

Иисус никогда не называл её “матерью”. Однажды она пришла к Нему на собрания в доме, наподобие этого. Кто-то подошёл, сказал: “Там за дверью Тебя ждёт Твоя мать и братья”.

Он сказал: “Кто мать Моя, братья Мои? Кто они?” Оглянулся на Своих учеников и сказал: “Исполняющие волю Отца Моего — это Моя мать, Мой брат, Моя сестра и так далее. Вот кто это”.

107 И на кресте, когда Он умирал, Он сказал Иоанну, молодому ученику, Он сказал: “Вот матерь твоя”. “Женщина, вот сын твой”. “Сын, вот матерь твоя”. Видите, Сам никогда так не утверждал. Это был не её Сын. Это был Божий Сын. Она была всего лишь утробой.

Сегодня утром это вот — дом, но это не Церковь. Церковь находится в вас, Христос. Духи смертных, сидящих здесь, собранные вместе в Небесных местах. Это Христос, не дом. С домом всё в порядке, он выполняет своё назначение, но он используется всего-навсего как место собрания. Мария была всего лишь утробой, которую Он использовал, чтобы прийти на землю, чтобы отождествиться среди людей. Вовсе не “матерь Божья”, так же, как и этот дом не является Церковью Божьей. Он просто используется для этого.

109 Да, многие друзья сейчас думают, люди, хорошие люди, как Мария и Иосиф, думают, что—что Он с ними в этом деле. Но как с ними было тогда, так и сейчас, — ошибаются. Они думали, что были с Ним, но так не было. Но когда они крестились, люди, возможно, подумали бы: “О-о, я—я получил Его, когда принял Его и крестился”. Это не то. Пока не отразится изречённое Слово!

Ну а Избранные, теперь что насчёт Света? Я так много говорил о тьме, и половина моего времени уже истекла, одиннадцать-тридцать. Теперь давайте повернём по-другому; на людях сгустился мрак, а что насчёт Света? Он сказал, что мрак будет на народах, но будет и Свет: “Восстань и светись, ибо пришёл Свет”. Как может быть тьма и Свет, они должны быть отделены. И их разделяет только одно, — Слово проявленное разделяет, Оно оттесняет её в другую сторону…Вот здесь на земле — тьма, но когда показывается проявленное Слово Божье, солнце, изречённое к существованию Словом, тьма мчится в другую сторону. И именно это происходит сейчас, тьма отделяется от Света. Теперь к избранной Церкви в этот тёмный час…Мы могли бы часами говорить об этом, но я думаю, что сказал достаточно, чтобы вы поняли, что я—что подразумевается в Писании, когда я сказал: “Густая тьма на этих людях”.

111 Теперь я говорю Церкви: “Шалом”. Понимаете? “Божий мир”. Мир! Каждый истинный еврей, когда он встречает другого: “Шалом”. Другими словами: “Доброе утро! Бог с тобой! Божий мир да сопровождает тебя!” Это “Доброе утро! Здравствуй!” Это рассвет дня, Церковь. Это тьма на людях. Но для Церкви это “Доброе утро”, Христос является среди нас. “Шалом. Мир”. Аллилуйя! “Шалом”.

Когда мы видим, как опускается тьма, тьма перед самым днём, мы знаем, что там висит утренняя звезда, чтобы возвестить о грядущем солнце. Это…именно тогда светит утренняя звезда. Это—это на стыке. Как раз за несколько минут до рассвета всегда наступает самая густая тьма, затмение, не светит луна. Самая тьма перед рассветом потому, что свет оттесняет тьму. Но появляется утренняя звезда и говорит: “Доброе утро. Шалом”.

Это Он среди нас, Его удостоверенное Слово. Шалом. Наступает рассвет великого дня, когда:

Настанет Вечно светлая заря,

Имена Он всех спасённых в перекличке повторит,

Там, по милости Господней, буду я.

Наши имена в Его Книге, мы будем там. “Шалом. Доброе утро. Мир вам”.

114 Темнота отделяется от Света. Бог вызывает это, Свет это делает. Понимаете, Свет так пробивается, что тьме приходиться собираться вместе. У них была возможность принять Это, но они этого не сделали, поэтому она сгустилась. И они делают это, собирая вместе церковь и Совет Церквей, и объединяя её с языческой тьмой. Сами так упорно не соглашаются друг с другом, но, тем не менее, им пришлось идти вместе, чтобы людей объяла ночь.

В Исайи 60:1 говорится: “Восстань и светись, ибо Свет пришёл к тебе”.

Восстань и светись, Свет пришёл. Свет Слова снова подтверждён. Свет снова подтверждён, Божье Слово, чтобы вы увидели Бога, проявленного в Его обетовании Света этого дня, или Слова, данного на этот период, понимаете, эти обетования, данные на этот день, эти обетования, высказанные пророками и Самим Иисусом. В этот день! “Бог многократно…” К Евреям 1: “Бог многократно, многообразно говорил их отцам через пророков, а в этот последний день через Своего Сына, Иисуса Христа”. Понимаете?

117 Великий Свет, Который висел в пустыне, что был, что Моисей оставил Египет, почитая поношение Христово большими богатствами, нежели египетские.

Тот же Самый, Который встретил Савла по дороге в Дамаск. Великий Свет повис перед ним, тот же самый Свет, тот же самый Огненный Столп. Савл, будучи евреем, никогда бы не поклонился какому-то духу или чему-то такому, и не назвал бы его “Господом” на той должности, которую он занимал. Он сказал: “Господи, кто Ты?”

Он сказал: “Я Иисус”. (Иисус сказал: “Я пришёл от Бога, и Я иду к Богу”.)

Пришёл тот же самый Свет. Для чего? Чтобы проявить, раскрыть людям обетования, которые Он дал на этот день, проявленный Свет дня. Тьма сгустилась.

Когда Он пришёл, Он был Светом дня. Должен был прийти Мессия. И Он пришёл в точности так, как Бог сказал о Его приходе. И когда Он пришёл, кем Он был? Светом дня. И Он [Свет—Пер.] так сильно сгустил против Него тьму! Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Он должен был отдать Свою Жизнь, чтобы Свет продолжал, мог светить. Он был Светом дня. Но почему, почему Он был Светом дня? Он был доказанным Словом, Которое было изречено, ставшим проявленным. Так же, как…

122 Бог сказал над этой тёмной, угрюмой, мрачной, влажной землёй, которая находилась здесь без света, Он сказал: “Да будет свет”. И света не было до тех пор, пока то Слово не было проявлено, тогда это был свет.

Он сказал: “Придёт Спаситель, Мессия”. Это по-прежнему не было проявлено, пока Он не пришёл проявить то обетование. А когда Он подтвердил то обетование, Он сказал: “Исследуйте Писания, ибо в Них вы думаете, что имеете Вечную Жизнь, а Они как раз и свидетельствуют обо Мне”.

Они сказали: “Мы не знаем, откуда Ты, мы — ученики Моисея”.

Он сказал: “Если бы вы были учениками Моисея, вы узнали бы Меня, ибо Моисей писал обо Мне”. Видите? Он был проявлением. Он был подтверждением Слова Божьего, изречённого через Моисея.

И в этот день, в который мы сейчас живём, Бог вышел на сцену, чтобы доказать и подтвердить Свои обетования. Так что это Свет часа, чтобы мы восстали и светились. Сегодня Свет снова светит на нас, Слово становится проявленным. Это Свет.

127 Точно как сегодня утром там, на улице, светит свет, солнечный свет. Это Божье изречённое Слово, ничто другое не может дать такой свет. Ничто не может этого сделать. Любой искусственный свет быстро погаснет, лампочки и всё остальное. А оно никогда не перестаёт, ибо это изречённое Слово Божье, ставшее проявленным.

Мелкие деноминационные вероучения ударят по лампочке и разобьют колбу, и пережгут пробки, и всё остальное. Но Слово Божье никогда не подведёт! Оно будет Самим Собой всегда, Словом.

Я боюсь, что я тут немножко зайду за рамки времени. Или, или это ничего, если продолжу и закончу эту проповедь, а? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Хорошо.

Восстань и светись, ибо Свет пришёл к тебе. Свет Слова подтверждён.

Единственное, как Бог был…Иисус Христос был проявлением Божьего изречённого Слова, Света часа.

132 Иоанн Креститель был Светом часа. Он был Светом до того, как Иисус был Светом. Пророк Исайя сказал: “Голос вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу и прямой сделайте стезю Ему”. Это было изречённым Словом Божьим, Оно лежало там, ещё не пришло к жизни. Малахия, последний пророк, за четыреста лет до того, как это произошло, он сказал: “Вот, Я посылаю посланника Моего передо Мною приготовить путь Господу”. Вот выходит некто из пустыни, без деноминации, без вероучения, без удостоверения. Но его Свет удостоверил его. Слово удостоверило его.

Они сказали: “Ты Мессия?”

Он сказал: “Нет! Но я голос вопиющего в пустыне: ‘Приготовьте путь Господу!’”

Иисус сказал: “Вы ходили в его Свете”. Он был ярким и сияющим Светом на время. Почему? Пока не был приготовлен путь, потом его Свет погас.

135 Вы, баптисты, не можете ходить в том свете. Вот Это Свет часа! Свет пришёл. Восстань и светись. Свет Слова. Слово, проявленное Слово Божье (удостоверенное) — это Свет.

Так что насчёт нового года, в который мы вступаем? Можно было бы больше сказать об этом промежуточном стыке, от тьмы к Свету, о внедрении Света, появляющегося на стыке, но сейчас хотелось бы перейти непосредственно к новому году. Хорошо.

Новый год, новый год, что же в нём такого? Даёт новую надежду. Мы на один год ближе. Мы на один день ближе, нежели вчера. Мы на один час ближе, чем тогда, когда я начал без пятнадцати—без пятнадцати одиннадцать, сейчас уже без пятнадцати двенадцать. Мы на один час ближе! Мы не оглядываемся назад, мы смотрим вперёд. Понимаете? О-о! Так точно. Новый год — это не значит перевернуть на чистую страничку. Хм-хм. Нет.

138 Как один мужчина однажды утром; я слышал об этом. Мужчина рано поднялся, вышел и взял газету, вернулся и присел, положил ноги на диван, надел очки, начал читать газету. Его жена готовила завтрак, она сказала: “Джон, что-нибудь новенькое есть?”

Сказал: “Не-а. Всё по-старому, только люди новые”. Да. Правильно. Убийства, насилие и всё такое, другие люди уже этим занимались, видите. Верно.

Не начинать всё с начала. Но обратиться к Слову, увидеть, что Слово обещает на этот день, увидеть, каким должен быть Свет этого дня. Что мы должны сделать в этом году — так это не вернуться к вероучению и прочему, вернуться к своим старым деноминациям, не вернуться в старые деноминации; но обратиться к Слову, увидеть, какой Свет должен светить сегодня. О-о, церковь, обратись к Слову, вернись к Слову, нажми на нужную кнопку, перестань нажимать на всякие включатели электрического освещения, понимаете, искусственного, сделанного человеком. Обратитесь к Его Слову и узрите обетование этого дня. А потом узрите, что это за обетование, и наблюдайте за его удостоверением. Когда оно доказано, тогда вы знаете, в Свете вы или нет. Смотрите, каково обетование.

141 От чистых страничек и новых календарей время не меняется. Многие люди говорят: “Ну что, старый год прошёл, теперь выбросим старый декабрьский календарь и повесим другой, на новый год”. Вот что новый год означает для них.

Лично я хочу увидеть, что обещано на этот день. Я хочу знать, каков Свет этого часа, чтобы мне знать, как ходить в Нём. Я хочу знать, где я живу, в каком я периоде, какой отрезок пути я уже прошёл.

Как Павел сказал, я могу снова процитировать: “Забывая всё то, что в прошлом, я теперь стремлюсь к цели, к вышнему званию”, к полному отождествлению, когда всё время вольётся в Вечность, когда придёт Иисус.

Сделайте, как делал Давид, отдайте своё будущее в Его руки. Не смотрите ни на что другое, но отдайте своё…Давид здесь сказал, он сказал—сказал: “Моё время в Его руках”. Вы заметили здесь, в Псалмах, где мы читали, в 61-м: “Моё время в руке Его. Он — скала моя”. Кто Он? “Он открылся мне. Он — открытая Истина. Моё время в Его руках”. Аминь. О-о, вот это да! Вот вам, пожалуйста.

145 Моё время принадлежит Ему. Я — Его. Я в Его руке, потому что время — в Его руках. Я не знаю, что содержится в будущем, но я знаю, что будущее содержится в Его руках. Так что Он, в Чьих руках содержится будущее, держит и меня. Так зачем же мне думать и планировать на новый год то, другое, третье? Я просто отдаюсь в Его руки, хожу, как Давид: “Моё время в руке Его”, знал, что Бог — владелец будущего. Давид не знал, каким будет будущее, но он знал, что будущее было у Бога. Я не знаю, каким будет будущее, никто из нас не знает. Но мы знаем, что будущее — в Его руках.

Терпение. Будьте терпеливы. Некоторые из нас становятся такими, некоторые из нас так торопятся. Я думаю, что так поступали многие хорошие люди. Вы слишком—слишком торопливые. Вам хочется, понимаете, вы хотите делать сами.

И братья-служители, вы знаете, о чём я говорю, те, кто слушает эту плёнку. Я обращаюсь к вам, не только к этому небольшому собранию, но к людям по всему миру.

148 Многие люди берутся за дело, нетерпеливые; но веруя, что время приближается, вы пытаетесь делать что-то своими силами. Ожидайте Господа. Терпение — это добродетель. Если вы можете иметь терпение, это добродетель. Это добродетель, если вы…“Ожидающие от Господа обновятся в силе”. Не пытающиеся забежать вперёд Господа, пытающиеся говорить Господу: “Господь, я знаю, что Ты хочешь, чтобы я делал вот это, и, слава Богу, я…” Не делайте этого. Ожидайте от Господа. В Библии сказано: “Ожидающие от Господа обновятся в силе”.

Богу понадобились тысячи лет, чтобы исполнить Своё обетование о приходе Спасителя. Но, запомните, всё это время Ему было известно, когда это настанет. Многие люди восставали и пытались быть мессиями. Многие церкви пытались породить мессий. Но Бог определил время для Своего Мессии. Он никуда не торопился. Понимаете?

150 И в этом промежутке времени Он показал много прообразов Мессии. Он показывал это от Адама до самого Мессии, первый и последний Адам; один из них — от мира, а Другой — с Небес, один — земной, а Другой — Небесный, Один сошёл с Небес, а другой появился из земли. Но чтобы исполнить обетование о Мессии, Ему потребовались тысячи лет.

В Иосифе в точности показал, каким Он был. Иосиф был Его отображением.

Давид был Его отображением. Когда Давид был отверженным царём, взошёл на вершину холма и оглянулся назад, и плакал над Иерусалимом как отверженный царь, это был Иисус в Давиде. Спустя восемьсот лет стоял над Иерусалимом как отверженный Царь, сказал: “Иерусалим, Иерусалим, сколько раз Я хотел собрать вас как птица свой выводок, но вы не захотели”.

153 Посмотрите на Иосифа, родился среди своих братьев, патриархов; не последним, (предпоследним; Вениамин был последним), но перед самым последним, видите, как раз перед ним. Ненавидим братьями, возлюблен отцом. Его возненавидели потому, что он был духовным человеком. Он мог истолковывать сны, они были совершенно верными. Он видел видения, предсказывал то, что произойдёт. И они ненавидели его. Его продали за тридцать сребренников.

Из-за чего ненавидели Иисуса? Его называли Веельзевулом, потому что Он был Словом, а Слово может различать мысли, которые в сердцах. Они ненавидели Его. И они продали Его за тридцать серебренников.

Он был брошен в яму, Иосиф, полагали, что умер. Его окровавленную одежду оставили, как окровавленную одежду Иисуса сняли со креста, хитон, который Он носил, чтобы удостоверить Его смерть. Но что Бог сделал с Иосифом? Он поднял его из ямы, посадил его по правую руку фараона. И никто не мог увидеть фараона, видели только Иосифа. И когда Иосиф оставлял дворец, трубили трубы, и раздавалось возвещение: “Все на колени, Иосиф приближается”.

156 То же самое с Иисусом. Он был вытащен из ямы, полагали, что Он умер, и воскрес и восседает по правую руку Величия. “Бога не видел никто никогда, кроме Единородного от Отца. И когда Он оставит то место, затрубят трубы, и каждое колено преклонится, и каждый язык будет исповедовать”. Видите, Он — Князь процветания. Посмотрите, что тогда сделал Египет, он спас весь мир, наступила засуха. Так будет и в пришествие Сына Человеческого. Колено, каждое колено преклонится, и каждый язык будет исповедовать, что Он есть.

Он был полностью показан в прообразах, но Бог точно знал, когда Он придёт. Он точно знал, когда Он придёт. Неважно, сколькие у них были до этого, у Него был Свой Мессия. Он показал им в прообразах то, что приближалось.

158 В точности как Он показал нам в Семи Периодах Церкви, что будет. Точно как Он показал нам, что будет, когда Он выставил там наверху тот Свет в качестве откровения, чтобы показать миру. Когда Он послал Семь Ангелов, чтобы открыть семь посланников, которые тогда были, и показать несвязанные концы; каждый Ангел приходил каждый день и открывал несвязанные концы, которые оставил Лютер, и оставил Веслей, и оставили пятидесятники, — всё это там представлено. И в самом прообразе и тени великого Шалома, Иеговы, Яхве. Понимаете? Точно. Взметнул Это в небо, и механический объектив заснял Это. Видите? Благодарение Господу!

Шалом! Мир! Не унывайте, Иисус здесь. Его великий Свет пришёл к нам, и мы благодарны за Него, да, за Его Слово, великую тайну. Вот Он сегодня, проявляет Себя, делает то же самое, что Он делал тогда, точно то же самое. Делает всё то же самое.

Мы — творения времени. Он — Бог Вечности. Мы стараемся тужиться, мы стараемся что-нибудь изменить: “О-о, вот это надо сделать”. Запомните, Он всё об этом знает. Это всё равно произойдёт. Понимаете? Пусть Он это сделает. Просто отдайтесь Ему.

161 Взирайте вверх и светитесь радостью Господа, зная, что вам дана привилегия, ваши глаза открылись и видят этот день. Доверьтесь Ему на будущее. Вы видели, как Он подтверждал Своё Слово в прошедшие времена. Он, Кто подтверждал Своё Слово в прошедшие времена и в точности совершал все эти остальные вещи до сего часа, в котором мы живём, всё в точности до самого Послания седьмого ангела; и показал Это на небесах, на земле, и оповестил об Этом тремя способами, чтобы не могло быть никакой ошибки, запомните, Он обещал, что Он снова придёт. Аллилуйя! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Это Слово будет подтверждено. Божье обетованное Слово, после двух тысяч лет ожидания, Он прибудет вовремя! Не унывайте, Он будет здесь. Как Он подтверждал Своё Слово в каждом веке, Периоды Церкви показывают то же самое, и откровение нашего Господа через седьмое Послание, и так далее. Бог открыл это, проявил это и доказал это. И сегодня среди нас, Он показал Себя здесь у нас и доказал, и подтвердил Своё Слово. Так Он и сделает!

162 Будет Тысячелетнее Царство. Пожилые там навсегда будут молодыми. Болезнь исчезнет, и смерти больше не будет. Будут строить дома, будут жить в них. Будут насаждать виноградники и есть плод их. Не будут насаждать, чтобы другой унаследовал, (его сын забрал его), его сын будет жить рядом с ним. Он не будет насаждать, чтобы другой ел, чтобы после смерти его забрал кто-нибудь другой; но он будет жить там. Аминь!…?…[Пробел на ленте—Ред.]…Вол и ягнёнок будут пастись вместе. А лев будет есть солому, как вол, и дитя будет водить их. Будет—будет невинность. Не будет—не будет ничего, что могло бы причинить вред. Мы переменимся из того, какие мы сейчас, в тот славный образ Сына Божьего, Который бессмертен. Годы не окажут на Него никакого воздействия, возраст ничего не сможет с Ним сделать, Он — бессмертный Сын Божий. Так что мы знаем, что—что мы в конце времени. Мы на распутье. Всё это полностью удостоверено, так это и снова будет удостоверено.

163 Так вот, будущее, оно в Его руках. Откуда мне знать, когда Он придёт? Когда Он придёт? Я не знаю, но Он будет здесь. Правильно. Когда Он сделает то и то? Когда проклятие будет снято с земли? Когда эти благословенные отображения Божьей любви: деревья, стоящие здесь и блистающие, и цветы, и прочее, когда они будут расти бессмертными? Я не знаю, но так будет. Когда все раздумья людских сердец, желающих жить, и больницы, и врачи, и операции, и плач, и горе, когда всё это прекратится и настанет славное правление с Иисусом на тысячу лет Шалома? Когда это будет? Я не знаю. Он сказал, что так будет. Я не знаю, как Он это сделает, но Его изречённое Слово будет подтверждено, когда взойдёт Солнце Праведности с исцелением в лучах Его. И исцеление там не будет таким физическим исцелением, как вам кажется, как, скажем, у кого-то какая-то болезнь, и она будет удалена. Это то, что Он делает сейчас в прообразе. Но всё творение будет изменено! Это смертное облечётся в бессмертие. Эта старость обернётся в молодость. Аминь. А как это будет? Я не знаю, но так будет.

164 Я сам старею. В этом году, если Господь позволит мне дожить до 6-го апреля, мне будет пятьдесят пять лет, старик. Но я не смотрю…Я не хочу снова стать мальчиком. Я хочу стремиться к той цели, с этой целью я и пришёл. Уже где-то тридцать с чем-то лет я стоял за этой кафедрой, с тех пор как был пареньком в двадцать с чем-то лет, где-то двадцать один, двадцать два года, я старался возвещать это Послание. И я вложил в Него каждую каплю своих сил. Если мои плечи сутулятся, и волосы седеют и выпадают, я не оглядываюсь на это, они снова появятся. Ибо я смотрю туда на рассвет дня, где подтверждённое Слово Божье сказало: “Ни один волос на голове вашей не пропадёт, и Я воскрешу в последние дни”. Как Он это сделает? Я не знаю. Но я доверяюсь…

165 Новый год, я не знаю, что в нём, но я знаю, что он — в Его руках. Вот такие у меня надежды на новый год. Если Он придёт, аминь. Если Он не придёт, я буду продолжать трудиться, если Он сохранит меня. Я просто вверяю будущее Ему. Я не знаю, каково оно, я просто вверяю его Ему. Вы видели, как Он подтверждает Своё Слово, значит, вы знаете, что это будет исполнено. Его Слово!

Вы скажете: “Брат Бранхам, откуда ты это взял?”

Что ж, позвольте мне на минутку высказать одну мысль. Вы знаете, что такое симфония? Я знаю, что вы знаете. Это музыка, это драма. Понимаете, её играют.

167 Так вот, вам, детки, чтобы вам было понятно. Вы помните в—в школе, мне кажется, у вас…Что это за маленькая русская музыкальная постановка, иногда её—её разыгрывают на барабанах, знаете, она называется, не это ли…о маленьком дровосеке, вы знаете, который пришёл в лес; и там был волнующий момент, стук по барабанам и так далее. И слышишь всё это, когда прослушиваешь постановку, как её играют. Я забыл её название: “Петя…” [Брат говорит: “…и Волк”.—Ред.] “…и Волк”. Правильно, “Петя и Волк”. Так вот, это—это русская постановка. Понимаете, там нет—там нет какого-то мелодического сопровождения, которое бы играли, но её исполняют на барабанах [Брат Бранхам стучит по чему-то деревянному.], а потом [Брат Бранхам стучит по чему-то другому.], и бьют в барабаны, издают звуки и так далее. Так она играется, так отображаются действия. Чтобы вам было понятно, что Брат Бранхам хочет сказать. Да?

168 Теперь к вам, взрослые, Писание — это Божья Симфония. Да. Аллилуйя. Только Композитор знает, что она подразумевает на самом деле, и Он открывает это тем, кто слушает, кому интересно узнать, что это за драма. Но сначала надо узнать о симфонии, понимаете. Этого просто так не увидишь, это вариации, переливы Слова, точнее, музыки. Она быстро меняется; иногда какое-то время она играется таким образом, в определённом ритме, а потом она совсем изменяется. Что же это? Для тех, кто в Этом не разбирается или ничего об Этом не знает, не заинтересован в Этом, это просто гул, шум-гам. Но для тех, кто знает об Этом, они следят за Ней, они знают, что Это приближается. Аллилуйя!

169 Так что в постановках Симфонии Божьего Слова есть такие моменты, когда драма полностью изменяется. Вы, кто заинтересован, прислушиваетесь к тому переходу. Вы знаете, что он приближается. Вы слышите, как бьют барабаны, аминь, ждёте, что нечто произойдёт. Вы знаете, что идёт переход, понимаете, через несколько минут должно будет загрохотать. Понимаете? И вы следите за этим, можете определить, как барабаны отбивают такт. О Боже! Слышите ли вы сейчас, как барабаны отбивают концовку, слышите ли вы, как раздаётся эхо музыки Небесного Слова: “И будет в последние дни!” Симфония Божьей великой драмы, которую Он исполняет, Она изменяет Его, Его постановку на переходах. Композитор и интересующиеся люди прислушиваются к переходу. Вот что всё это значит для нас, мы слушаем, мы внимательно следим. Каждый раз, когда Он появляется, что-то происходит, мы видим, что то время приближается. Мы видим, что ещё тогда, недавно, когда были нарисованы эти Периоды Церкви, мы слушали. Мы увидели, что это было точно по Слову, в ритм со Словом. А потом что произошло? Он Сам пришёл и подтвердил это.

170 Мы слышали, как Слово говорит: “Во дни седьмого ангела”. В Периоде Церкви Он просто сказал: “Послание седьмого ангела будет последним Посланием”. А потом, о-о, мы обнаруживаем здесь, в Откровении 10: “Во дни Послания седьмого ангела тайны Божьи должны завершиться”, Седьмая Печать будет вскрыта. Так должно быть. Потом внезапно, когда это происходило, развернулось видение, сказал: “Отправляйся в Тусон, в это время произойдёт сильный взрыв, чтобы ты полностью понял и знал, что это послано. Это чуть всю землю не потрясёт”. Все вы знаете об этом. Это записано на плёнку за несколько месяцев до того, как это произошло. И так произошло! Появилось там в небе. “Шалом!” Видите? Что это? Это изменение ритма, симфонии.

Потом однажды Он сказал о Третьем Рывке; как это придёт одним образом, потом через познание сердца, а потом изречённое Слово.

172 Иисус сказал: “Вы сотворите дела больше этих; ибо Я к Отцу Моему иду”. Иоанна 14: “Дела, которые Я творю, и вы сотворите; больше этих, ибо Я к Отцу Моему иду”. Точно как я недавно сказал, когда Мария попыталась представить Его как сына Иосифа, Он поправил её. Его Слова не могут подвести! Он так сказал: “Небеса и земля прейдут, но Мои Слова не прейдут”.

173 Когда мы слышим, как симфония отбивает такт, изменяется, вот-вот переменится, [Брат Бранхам много раз постучал по кафедре—Ред.] это время перехода. Мы замечаем, как Он начинает отбивать такт, и мы увидели: “Дела, которые Я творю, и вы сотворите, и большие вы сотворите”. “Большие”, Он обещал это. Мы и не знали, как это могло быть.

174 Но вы обратили внимание, когда Он совершил Своё первое чудо, Он взял воду и превратил её в вино. Правильно? Он взял воду, которая потенциально однажды могла бы стать вином, но сначала она была водой.

И когда Он накормил пять тысяч, что Он сделал? Он взял то, что уже существовало, как и вода, Он взял рыбу, которая когда-то плавала и родилась из икринки, и Он преломил её, и другая рыба выросла в творение, которое было первоначальным творением. Он взял хлеб, который когда-то был пшеницей и был семенем, и стал хлебом, и Он отломил от этого хлеба, и творение было только лишь размножено.

176 Но в лесу не из чего было создать белку. “Да будет”, и стало так, когда не от чего было отломить. Что это? Тот же самый Иисус Христос! Видите? “Вы сотворите дела больше этих, ибо Я к Отцу Моему иду”. Не взять что-то сотворённое, отломить что-то от этого и размножить творение, но полностью сотворить. Показывает, что Он — тот же Иегова, Который стоял тогда и говорил: “Да будет”, и стало так. Его Слово было проявлено! Когда Он стал плотью на земле, Он взял Своё первоначальное творение, разломил его и размножил. Но теперь в последние дни, когда Он снова сходит к нам, тот же Свет, Который сошёл, сказал: “Да будет свет”, понимаете, Он просто изрекает творение в существование. “Вы сотворите больше этих, ибо Я к Отцу Моему иду”. Запомните, мы живём в эти времена.

177 А мир не понимает, потому что “это куча вздора”. Поскольку они не методисты, методисты Этого не понимают. Поскольку это, они не баптисты, баптисты Этого не понимают. Поскольку это не католики, католики Этого не понимают. Поскольку это не пятидесятники, пятидесятники Этого не понимают.

Но те, кто ожидает от Господа, те, кто всматривается! Из всей истории обсерваторий ни один человек не знал, что проходила Звезда. Но мудрецы прошли за Ней сотни километров, два года они следили за Ней и шли за Ней. Понимаете, что я имею в виду? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Именно те, кто слушает симфонию.

179 Запомните, Композитор знает конец от начала. Он всё об этом знает, вот почему Он мог записать это здесь. Верно. Теперь, вы должны начать с Ним, вы должны начать. Если вы хотите услышать симфонию, то начните с Ним, как в музыке симфонии. Вы слушаете, вы знаете, о чём она, она будет о том, о чём сама симфония, тогда вы начинаете вслушиваться в музыку. И вы знаете, о чём она, так что вы приблизительно знаете: “Вот здесь происходит то-то, теперь должен быть переход”. Так вот, для кого-то другого, кто в этом совсем не разбирается, что ему…просто зашёл и присел, это просто куча вздора, сплошной грохот. Но для того, кто знает, что это такое, это исполняется в такт музыки, отбарабанивается по нотам, это—это озвучивается трубами, играется на струнах арфы, это исполняется скрипкой, это—это выстукивается на басах, озвучивается трубами, выбивается на барабанах. Всё целиком и полностью в ритме, и получается такая драма, что можно закрыть глаза и жить в её течении. Аллилуйя!

180 Человек мог бы закрыть свои смертные глаза земного зрения и жить в Присутствии Иисуса Христа, когда видишь, как отбивается такт Его Слова в великой Симфонии, в которой мы сейчас живём, при переходе. Сначала вы должны быть в Симфонии. Единственное, что можно сделать, если вы в Симфонии, тогда вы начинаете, вы начинаете входить в ритм. То же самое у вас с Богом. Вы не стоите в сторонке и смотрите на это. Вы входите в ритм Этого! Как вы в него входите? Вы рождаетесь в Него, в ритм Слова, когда вы становитесь частью того Слова. [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре—Ред.]

Надо стать частью танца, чтобы станцевать. Надо стать частью бейсбола, того, чем вы интересуетесь, чтобы включиться в бейсбол.

Необходимо стать частью Слова, чтобы познать Божью Симфонию. Его Симфония — это когда Она играет, вы понимаете, вы шагаете в такт со временем. Вы следите за этим: “Дела, которые Я творю, и вы сотворите; больше этих вы сотворите”, в эти последние дни. О-о, вот это да! Великая перемена времени. Мы входим в такт, в такт Слова. Найдите Его цель, час, в который мы живём. Войдите в ритм этого, как делает…как Он это делает. Если войдёшь в Слово, то узнаешь, как Он это делал в начале, тогда будешь знать, как Он это делает всё время.

183 Как Он сначала послал Своё Послание? Что Он делает? Он не занимается организациями. Он никогда этого не делал, так и сейчас не делает этого. Так что если вы прислушиваетесь к ритму этого Совета Церквей, вы в темноте. Но если вы прислушиваетесь к ритму Слова!

За что убили Иисуса? “Ты, будучи человеком, делаешь себя Богом”.

У вас есть моё Послание на тему: Три рода верующих. Как один стоял там и…Были верующие-притворщики, они следовали какое-то время, делая вид, что они верят. И однажды Иисус сказал им, сказал: “Что вы подумаете, когда Сын Человеческий, Который с Небес, вознесётся обратно на Небеса? Я пришёл с Небес, возвращаюсь на Небеса”.

Ещё бы, многие ушли, сказав: “Какие странные слова!”

187 Потом показались верующие-притворщики, которые ходили с Ним, семьдесят, когда они наткнулись на что-то жёсткое, они не увидели, что это…они не разбирались в Симфонии. Они не знали Обетования, что это Дитя было Иеговой: “Нарекут Имя Ему: Советник, Князь Мира, Крепкий Бог”. А когда Он сказал: “Когда Я взойду на Небеса, откуда Я и пришёл!”

Они сказали: “Какие странные Слова! Кто может Это понять? Мы знаем, что Ты обыкновенный Человек. Мы едим с Тобой, мы спим с Тобой, мы в лесу с Тобой, мы у воды с Тобой. Ты же простой Человек, а говоришь, что Сын Человеческий вознесётся обратно туда, откуда Он пришёл? Что Ты скажешь? Какие странные Слова!” Видите, им не был известен такт. Они не знали ритма Симфонии Божьего Слова, что Он был Богом, проявленным во плоти, ибо Он был подтверждённым Светом Слова того часа. Они не поняли этого. Они сказали: “Какие странные Слова! Кто может Это понять?” И они отвернулись. Такт был им незнаком, понимаете.

189 Потом мы замечаем, что там был ещё Иуда, верующий-притворщик, или же неверующий, который ждал, пока не нашёл недостаток. Потом Он повернулся к ученикам, сказал только двенадцати, а Иуда был одним из них, Он сказал: “Вы тоже хотите уйти?”

Тогда Пётр сказал: “К кому нам идти, Господи? Ведь Ты — Композитор”. Аминь. “Ты знаешь всю последовательность. Ты — Единственный, у Кого есть Слово Жизни. Куда нам податься? Мы не можем вернуться назад и быть фарисеем или саддукеем, или иродианином”, или кто бы там ни был. “Ты — Тот, Кто имеет Слово Жизни. Нам некуда больше идти. Мы—мы присоединились к этому великому Концерту. Мы здесь, мы слушаем и мы в ритме. Мы верим, что Ты — Сын Божий, проявленный Иегова. Мы уверены в этом! Мы не знаем, что это за великие испытания и беды, и страдания, и прочее, и Ты говоришь, что Ты будешь ‘принесён в жертву’, и всё то, другое, третье, и ‘на третий день’, всё вот такое. Мы не понимаем Этого. Но мы во внимании, слушаем Божью Симфонию, мы — часть её. И мы ожидаем увидеть, что будет дальше, и мы внимательно следуем Тебе”. О-о, вот это да! Вот что я хочу делать. Обетование.

191 Как Он начинал? Точно как Он начал в начале. Понимаете? Он никогда не посылал Своё Послание к организации. Он никогда не посылал Послание группе, Он посылал одного человека. Во дни Ноя это был Ной. Во дни Моисея это был Моисей.

Были и другие, которые однажды так подумали, ведь они сказали: “Так по-твоему получается, что только ты среди всех святой”. Бог пресёк это.

Моисей обратился к Господу: “Я сделал вот это. Что—что я должен делать?”

Он сказал: “Отделись от них. Я позабочусь обо всём остальном. Я послал тебя. Я за это ответственен”. И Он разверз землю и поглотил Корея и всю наживу. Видите? Всегда.

195 Иоанн и Иисус не могли быть в одно и то же время. Иисус…Когда Иоанн взглянул, он сказал: “Теперь я должен умаляться, Он должен возрастать. Он — подтверждённый Свет”. Так и этот Свет будет двигаться дальше, пока он не увидит, как придёт полное подтверждение. Правильно. Верно.

Он такой, каким Он был в начале. Вот как начинаешь, так начинаешь узнавать, каким Бог был. Что Он делал, когда был здесь, на земле? Какой жизнью Он жил? Соглашался ли Он, шёл ли Он на компромисс? Ходил ли Он в организации? Как Он удостоверил Себя? “Исследуйте Писания! Вы думаете…В Них вы думаете иметь Вечную Жизнь, а Они как раз свидетельствуют обо Мне”. Видите, то же самое и сегодня, или в любое другое время. Когда вы хотите Света, посмотрите, что Писание говорит на этот час. Хорошо.

197 Тогда с чего вам начинать? Если здесь есть грешник, начинай у креста, где станешь почитать себя умершим с Ним. Тогда вы вступаете в—в великую драму. Тогда вы слушаете, вы смотрите в ноты, которые держите в руке, Постановку. У вас в руке ноты, которые рассказывают вам эти вещи, где музыкальные переходы начинают отражать смену действий, тогда вы видите, что это за действие. Когда вы видите, как Божий Дух сходит на людей и делает определённые вещи, вы посмотрите и проверьте, где это находится. Посмотрите, не это ли то, предназначено ли это для сего дня. Ведь когда пришёл Иисус, у них в руках были ноты Постановки. Конечно, были.

Я правильно произношу это слово, симфония, постановка? Надеюсь, что да. Так вот, я просто случайно подумал об этом. Симфония? [Кто-то в собрании говорит: “Симфония”.—Ред.] Симфония. Правильно? Хорошо.

199 Так вот, у них в руке были ноты, но что они делали? Они пытались оглядываться назад на такт, который у-…на уже проигранную партию. Это церкви делают и сегодня. Они оглядываются назад, смотрят, какую партию играл Лютер; лютеране смотрят. Они не знают музыкального перехода. Они не знают, что Бог делает сегодня, когда Он совершает всё это, лютеране. Пятидесятники говорят: “О-о, мы Его имеем”. У вас ноты, которые проиграли пятьдесят лет назад. Понимаете? Конечно. Давайте просто держать в руках это Слово и следить, когда начнётся переход, тогда мы будем знать, что мы делаем.

Так вот, и начните с Ним у креста. “Покайтесь и креститесь в Имя Иисуса Христа для прощения грехов, и вы получите Музыку, указание Дирижёра, — понимаете, — Его Слово, Святого Духа, проявляющего Слово”. Потом следуйте дальше за ритмом Слова. Какой бы такт ни отбивала Музыка на этот час, отбивайте вместе с Ней. Понимаете?

201 Многие люди спрашивали: “Почему?” Спрашивали—спрашивали, иногда меня спрашивают: “Почему? Почему должно происходить всё это? Что, почему, почему со мной произошло вот это? Почему я начал, а происходит вот это, и у меня была вот такая неприятность, и вот это сбило меня с толку, и я лишился вот этого?”

Иногда я спрашивал: “Почему?” Почему, когда я был ещё молодым служителем, только начинал, Бог взял и отнял у меня жену, отобрал у меня ребёнка, оторвал прямо от моего сердца? Почему Он это сделал? Я не знал. Сейчас я знаю. Я просто держался за Его руку и продолжал доверяться.

Он знает каждый переход. Он знает, что ритм должен…когда это должно произойти. Он знает, что нужно для того, чтобы ваять вас, Он знает, какой материал Он сможет использовать. Понимаете? Иногда именно в отдалённой пустыне Бог из праведных людей формирует мудрецов и пророков. Понимаете? Видите? Вот где чеканятся люди. Люди чеканятся в Слове. Когда они напичканы всякими вероучениями и прочим, пусть только придут к Слову, и Бог вышибет это из них, изваяет прямо в Эту, в великую Симфонию Его Слова. Понимаете? И тогда они видят Слово, двигающееся дальше.

204 Бог знает, когда должен измениться её ритм. Он знает, как отбивается ритм. Я не знаю, как он отбивается, но Он знает. Он знает, как он отбивается, я не знаю. Но я смотрю вот на это и говорю: “Что ж, это уже на подходе”.

“Много скорбей у праведника, но от всех их избавит его Бог”. Видите? Бог двигался на протяжении всей истории под ритм обетования Его Слова, в каждом веке, в том же самом ритме, исполняя Своё Слово. Таким образом Бог двигался на протяжении истории, от Бытие до самого Откровения, Он продвигался через всю историю со Своим Словом. Правильно, под ритм силы Святого Духа, подтверждая Своё Слово для Избранных. Запомните, Он никогда не мог достичь внешней церкви. Это только для Избранных.

Посмотрите на тех священников, говорили: “Этот человек — Веельзевул. Он — гадатель. Ещё бы, Он—Он читает их мысли”.

Они вовсе не знали, что: “Слово острее меча обоюдоострого, различает помышления, которые в сердце”. А Он был Словом.

208 Но эта проститутка, стоявшая в тот день у колодца, чтобы набрать ведро воды, она сказала: “Я вижу, что Ты — Пророк. Мы знаем, что придёт Мессия. У нас не было пророков уже сотни лет, но мы знаем, что Мессия придёт. А когда Он придёт, таким Он и будет”.

Он сказал: “Я есть Он”. Этого было достаточно. Почему? Прозвучал ритм! Она ожидала того перехода от церковной деноминации к подтверждённому Мессии. И вот Он стоял, Мессия, о Котором говорил Моисей: “Господь, Бог ваш, воздвигнет Пророка, подобного мне”. Вот Он, пожалуйста. Ритм изменился, подтверждённое Семя распознало Это.

И когда настоящее Слово Божье сходит на подтверждённое, на Семя, и они видят это подтверждение Слова, [Брат Бранхам щёлкает пальцами—Ред.] они распознают Его. Они смотрят на Слово, они знают переход, они знают время, они знают изменения, они знают, какой такт должен быть в этот час. Аллилуйя! Им известен такт, они знают время, они знают, какая должна быть последовательность. Понимаете, только Избранные знают Это.

211 Когда Филипп увидел это, он больше не мог удержаться. Он знал, что это был Мессия. Так что он пошёл к одному парню, они вместе изучали Библию. “Нафанаил, — сказал он, — пойди, посмотри Человека. Пойди, посмотри, Кого мы нашли, мы нашли Иисуса из Назарета. Мы нашли Иисуса из Назарета, это Пророк, о приходе Которого говорил Моисей. Мы нашли Его. Мы нашли Его”.

Он сказал: “Как это может быть? Я просто…Где Он был?” Видите, он не изу-…Видите, он не знал точного ритма. Они изучали. Но когда он пришёл туда, он сказал ему, познакомил его со Словом.

И когда он туда пришёл, Иисус сказал: “Вот Израильтянин”, начал воздействовать ритм, развязалась великая драма там, на платформе, или на земле в тот день. Может быть, Иисус стоял на камне, говоря к людям. И когда Филипп подошёл с Нафанаилом, Он посмотрел на него и сказал: “Вот Израильтянин, в котором нет лукавства”.

Он сказал: “Равви, откуда Ты знаешь меня?”

Он сказал: “Прежде чем позвал тебя Филипп, когда ты был под деревом, Я видел тебя”. О-о, вот это да!

215 Он был частью этого! Он сказал: “Ты — Сын Божий! Ты — Царь Израилев”. Неважно, каким был такт этого мира и всех увеселений в их деноминациях, это не было той великой Симфонией Божьей. Аминь. Он сказал: “Ты — Царь Израилев! Вот Кто Ты! Я это вижу. Я это знаю”. Почему? Он был Избранным. Избранное Семя знает это. Всегда, в каждом периоде, они это знают.

Вы скажете: “Но, Брат Бранхам, что насчёт моей мамы и папы, что насчёт моих родных, что насчёт моей деноминации, что—что они сделают? Они меня вышвырнут. Разве это…” Если вы не можете смотреть вперёд, смотрите вверх. Вообще, не пытайтесь смотреть вперёд, дайте Ему взять вас за руку. Пусть Он ведёт вас. Взирайте ввысь, не смотрите вперёд. Вы скажете: “Но ведь другие смеются надо мной, что у меня длинные волосы, и не ношу шорты, и что я ушла из церкви”. Хм! Страдание ради Имени Его — это возрастные боли Его благодати. Да, да. Страдание за Его Слово, понимаете, — это возрастные боли Его благодати. Да, господа! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Просто помните, это благодать Божья, данная вам. О-о, вот это да!

217 Как Павел сказал, аллилуйя, у него была немощь, что-то беспокоило его. Он…Дьявол удручал его, удар за ударом. И он три раза вопрошал Господа удалить это от него, говорил: “Я не хочу этого, Господь. Удали это от меня!”

И потом однажды ночью Господь проговорил к нему, сказал: “Савл, — точнее, — Павел, довольно благодати Моей”.

Он сказал: “Тогда я буду хвалиться своей немощью. Я буду хвалиться ею. Я знаю, что Ты — Исцелитель. Я видел, как Ты исцелял больных, воскрешал мёртвых и изгонял бесов, открывал глаза слепым. Но если я вопросил Тебя, и Ты говоришь мне, что Твоей благодати достаточно, тогда этот дьявол, беспокоящий меня, — это возрастные боли Твоей благодати. Тогда я буду хвалиться своими немощами. Почему? Чтобы я не превозносился над чрезвычайностью откровений”. Понимаете?

220 Видите, у него было то, чего не было у других учеников, он видел Его после Его смерти, погребения, воскресения и вознесения. Он видел Его. Некоторые из них сказали бы: “Да я же ходил с Ним”. Так и на улице все ходили. Но после того как Он умер, был погребён, воскрес и вознёсся, и вернулся обратно в виде Огненного Столпа, Он говорил с Павлом. Это было больше того, что было у всех остальных. Аминь.

Он сказал: “Чтобы я не превозносился и не захотел построить большущие семинарии и всё остальное, и ещё что-нибудь огромное, чтобы я не—не превозносился над чрезвычайностью этого откровения, Бог позволил посланнику дьявола всё время прижимать меня”. Он сказал: “Когда я немощен, тогда я силён”. Аминь. Аминь. Благодатные возрастные боли! Аминь. Можно было бы надолго на этом задержаться; прошёл час и сорок пять минут, и—и мы переносим боли Его благодати.

222 О-о, Он может допустить распутья. Он может допустить распутья, чтобы испытать нас, усовершенствовать нас для Его служения. Он может допустить это сейчас, Церковь, кто здесь и кто слушает плёнку. Он может допустить распутья нам на пользу.

Как было с Даниилом. Однажды Он поставил Даниила на небольшом распутье. Вы знаете, он был в Вавилоне великим человеком. Так и было, Он позволил, чтобы царь настроился против него и бросил его в львиный ров. Это только усовершенствовало его. Конечно же!

Допустил, чтобы еврейские юноши вошли в раскалённую печь. Они решились стоять за Его Слово!

Он может допустить оскорбительные слова, чтобы над вами смеялись из-за того, что у вас длинные волосы, чтобы над вами смеялись из-за ваших объяснений, почему вы стали святым скакуном или ещё кем-то. Это может, могут позволить вам смеяться…они могут смеяться над вами из-за этого, это—это ничего. Это перепутье, это небольшое распутье. Это для того, чтобы нечто испытать.

226 Понимаете, единственное, что распутье сделало для еврейских юношей, которые стояли на Слове, — оно только освободило их от цепей, которые были у них на руках и ногах.

И иногда необходимы трудные испытания, чтобы сорвать с нас цепи этого мира. Иногда Бог допускает нам небольшое испытание, знаете, чтобы посмотреть, что мы будем делать, чтобы вывести вас из мирского. Или, другими словами, допускает вам небольшое испытание и вышвыривает вас из такой организации, и из такого понятия, что: “Методисты и только они, баптисты или пятидесятники, или вот эта группа и только она. Если ты не веришь этому, как верит моя церковь, то ты вообще не веришь”. Иногда Он допускает небольшое испытание. Может быть, у вас ребёнок заболел. Может быть, что-то происходит прямо в предсмертный час. Может быть, вы лишаетесь кого-то, или что-то такое. Для чего это? Чтобы оторвать вас, показать вам что-то, открыть вам глаза. Может быть, иногда вы приходите покритиковать. Может быть, вы слушаете эту плёнку, чтобы только покритиковать. Может быть, Бог делает это, чтобы сорвать те мирские цепи, в которые вы закованы.

228 Как человек, утопающий в реке: надо вытащить человека из реки, перед тем как вытаскивать реку из человека. Правильно. Надо сначала вытащить его из реки, а потом выкачивать из него реку. Иногда Богу приходится делать это таким образом. Для этого Он допускает переходы, распутья. Стойте на Его обетованиях, на Слове, ибо они никогда не подведут. Будущее — оно в Его руке. Стойте, как те стояли, не—не отступайте.

Авраам на своём распутье знал, что Бог может воскресить его сына из мёртвых, откуда он и получил его на распутье. Авраам пришёл на своё перепутье. И после того, как он доверялся Богу и видел все чудеса Божьи. Двадцать пять лет он ждал мальчика, обетованного сына, а потом Бог сказал ему принести в жертву то, чего он как раз и ожидал. Вот это да, что за время! Но разве Авраам поколебался? Прочитайте Римлянам, 4-ю главу, говорится, что он был “полностью уверен”. Аминь. [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре—Ред.] Он был полностью уверен, что Бог способен сделать то, что Он обещал. Аминь. Он допустил перепутье. Через Авраама Он показывал нам, понимаете, что Он силен воскрешать мёртвых.

230 Авраам сказал: “Я получил его как бы из мёртвых”. Утробы Сарры омертвели, утроба Сарры омертвела; и он, его тело омертвело, он был стариком. У неё не было молочных желез для кормления младенца. И у них не было…Да ничего не было. И он сам был бесплодным, и она была бесплодна. Видите? Вообще никакой возможности. И он получил его как бы из мёртвых, он сказал: “Если Бог может сделать это, то Бог может и воскресить его из мёртвых. Ибо тот же самый Бог, сказавший мне, что родится ребёнок, и я устоял, и он родился, то Он может и воскресить его из мёртвых”. Ибо Он делает так, чтобы всё содействовало ко благу любящим Его. Аминь.

Бог, Который дал обетование, что в последние дни произойдёт всё то, что мы видим происходящим! Если Он обетовал сына, и сын родился; если Он обетовал всё то, что мы видим через Писание, и так было, то давайте войдём в этот ритм. Он обетовал, что в последние дни эти вещи будут происходить, и мы это видим. Он обетовал, что Он пошлёт Иисуса. Аллилуйя! Будет Миллениум! Будет новый день. Будет день, когда солнце уже никогда не зайдёт, ибо…нам оно больше не будет нужно, ибо Агнец есть Свет Города, в который мы направляемся. Аминь.

232 Рассвет нового дня, я сейчас чувствую, как он окутывает меня. Свет нового дня! Свет дня, в котором нет ночи, нет тьмы, нет теней, нет неба, нет—нет мрачного, тёмного неба, нет полночи, нет могил, нет цветов на могильных холмиках, нет похоронных процессий, нет врачей, нет морга. Аминь. Я—я чувствую, как лучи Его Света пробиваются, светя на мою душу. Новый день! Старый оттесняется.

Когда я чувствую поток смертной крови в моём теле, я чувствую, как за ним приходит волна Святого Духа: “Восстань и светись”.

Что-то сказало: “Билли Бранхам, ты стареешь, ты слабеешь, твои плечи опускаются, волосы седеют и выпадают”. Это так. И темнота и мрак на земле!

“Но восстань и светись!” Я чувствую нисходящую вспышку Света славного Евангелия Иисуса Христа, Который сделал меня новым творением в Нём. Я ожидаю того дня, аминь, нового дня. Я не знаю, что будет в будущем. Я не знаю, что в нём будет, что ждёт меня в 1964-м году или ещё что-то, но я держусь за руку Того, Кто держит в руках Вечность, Кто и является Вечностью. Аминь.

Авраам знал, что Бог силен воскресить его, поэтому он доверялся Ему.

237 Итак, в новом году твёрдо решитесь стоять с Его Словом и с тем, что в Нём обетовано, как это делали другие (Избранные) в другие времена. Если вы чувствуете, что увидели пробившийся к вам Свет Иисуса Христа, Его проявление Его великого Святого Духа в эти последние дни. И запомните, запомните, не отклоняйтесь от этого, от того, что Он сделал, вы — один из Избранных; и что он, Избранные в другие времена, например, Авраам, когда он это увидел, когда всё это противоречило научному доказательству. Ной увидел это, и всё это противоречило научному доказательству. Моисей увидел это, и всё это противоречило научному доказательству. Эти прошедшие интеллектуальные времена; но Избранные, которые видели это, твёрдо стояли! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Аминь.

238 И на будущее давайте твёрдо стоять на обетовании. Бог дал его, и Бог должен довести дело до конца. Я просто следую за ритмом. Когда будет отбит такт времени и будет сказано: “Это конец Уилльяма Бранхама на земле”, тогда я уйду под ритм. Потом я воскресну под ритм. Аллилуйя! [Брат Бранхам один раз хлопает в ладоши—Ред.] Тот, Кто отбивает на выход, отбивает такт на уход, отбивает снова на выход. [Брат Бранхам три раза стукнул по кафедре.] Это ритм Божий: “Я воскрешу его в последние дни. Верующий в Меня имеет бесконечную Жизнь. Слышащий Слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет Жизнь Вечную; и на суд уже не придёт, но перешёл от смерти к Жизни”. Я буду следовать за тактом Слова. Аминь. Не за ритмом своего сердца; за ритмом Слова! Что бы там ни было, если моё сердце не в одном ритме со Словом, то моё сердце неправо. Аминь. Ибо Он есть Слово! Аминь. Библия говорит нам это, Божье Слово.

239 Недавно по дороге мы с Билли слушали одну программу. И это был этот Библейский…передача под названием пророчество, передача…Как она там называется? Что-то о пророчестве. Голос Пророчества. Вообще-то, это адвентисты седьмого дня. У них было четыре или пять разных названий. Миллеровцами — вот кем они сначала были.

Один из них сказал там, на собрании, что я утверждал, что я — Иисус Христос; что Святой Отец надо мной, тот Огненный Столп, а я — Иисус Христос. Там, на их небольшом собрании, оказался один из моих друзей, он поднялся и сказал: “Вам придётся это доказать, потому что я приглашу его прямо сюда. Я хочу, чтобы вы указали хоть на один случай, когда он это исповедовал”, видите, и в таком духе. Он говорил о разных культах и о прочем на земле.

241 Они знают. Однажды я повязал их по вопросу шаббата. Они соблюдают старый день, который уже прошёл. Святой Дух — это наша Суббота, в Библии так сказано: “Придите ко Мне, все труждающиеся и обременённые, Я дам субботу душе вашей”. Не какой-то “день”. Павел сказал: “Вы, кто соблюдает день, я боюсь за вас”. Видите, правильно. Да, господа. “Покой остаётся, — Евреям 4, — для народа Божьего, соблюдение субботы. Ибо мы, вошедшие в покой Его, успокоились от дел своих, как и Бог от Своих”.

Но недавно их диктор, замечательная программа, я ничего против них не имею. Я сделал бы всё возможное, чтобы помочь им. От души прощаю их за то, что они так говорили, потому что они на самом деле сказали то, что было неправильно. Но это ничего. Их учение точно такое, как у свидетелей Иеговы и у “христианской науки”, и у всех остальных культов, понимаете, то же самое. Но заметьте, они точно такие, как любая другая организация, я полагаю, они ошибаются не больше, чем все остальные. Слово всегда право, понимаете, Оно докажет Свою правоту. Обратите внимание.

243 Но когда тот человек говорил, он сказал: “У нас есть книга года”. Этот писатель, как же зовут этого оратора? Я сейчас точно не помню, как его зовут. Он выступал тут недавно у Христианских Предпринимателей в Сиэтле на всемирной выставке. И он—он сказал, этот диктор сказал: “Этот человек написал книгу, самую выдающуюся книгу на этот год”. Я не согласен.

Книга на этот год — это Библия! Это Свет миру. Это Сам Бог. Наша Книга года — это Библия. На этот 1964-й год наша Книга — это Библия. И на все остальные грядущие годы наша Книга — это Библия. На все прошедшие годы, это Книга прошедших лет, Книга грядущих годов, и это Книга Вечности. Она открывает, что это Бог. Да, Она открывает Бога. На каждый грядущий год это Книга года. Когда—всегда, когда вы слышите, как Библия что-то говорит, это обетование подтверждено, наступит Вечный день. Именно Библия даёт нам это обетование, когда вы слышите, как Библия говорит, что наступит день, когда придёт Иисус. И как я сегодня говорю…

245 Я должен заканчивать, потому что я здесь уже два часа, видите, где-то так.

Смотрите, если—если Библия говорит нам обо всём том, что будет, говорит обо всех этих часах, которые мы прошли. Времена Ноя предсказаны. Времена всех остальных Писание предсказало. Были предсказаны времена Мартина Лютера, времена Веслея, времена пятидесятников. Этот час, в который мы живём, был предсказан. Всё произошло в точности так, как и было. Тогда, когда…Что это? Это изречённое Слово Божье, Которое подтверждено Богом, становится Светом этого часа. Понимаете, точно как солнце. Когда Слово, Само Слово является Светом, когда Оно подтверждено на то время, к которому Оно относится. Понимаете, Оно подтверждено, тогда это Свет часа.

Иоанн был Светом, у него было больше Света, чем у Илии и других. Илия. Он не был Светом Илии, но он был Илией в другой форме, подтверждающим Свет. Понимаете, он был…И когда пришёл Иисус, Он сказал: “Он был ярким и сияющим Светом на время. Вы любите ходить в Его Свете”. Понимаете?

А Иоанн сказал: “Теперь я должен тускнеть. Я должен сейчас угасать, мой Свет закончил светить. Я должен погаснуть. Он должен возрастать. Он — Свет”.

249 Он сказал: “Я — Свет миру”. Аминь. Правильно. “Тот же самый вчера, сегодня и во веки”. И Он по-прежнему Свет миру. И кто Он? “В начале было Слово, и Слово было у Бога”. Почему Он был Светом миру? Если бы Он пришёл, сказал, что Он — Мессия, а не делал бы так, как в Библии сказано о делах Мессии, тогда Он не был бы Светом миру. Понимаете, именно подтверждённое Слово становится Светом миру.

И в этот час, в который мы сейчас живём, подтверждённое Слово этого часа! Пятидесятники, вы говорите: “Говорение на языках” и так далее. Это был День Пятидесятницы, это было Светом того часа. Видите? Понимаете, сейчас другое время. Он — Свет сегодняшнего часа.

Седьмой Период Церкви полностью поглощён, Христос снаружи. Луна удостоверяет это, вся темнота надвигается на землю. Теперь пробивается Свет, начинает показывать, что произойдёт. Всё это будет уничтожено, и Свет придёт и уничтожит это. И святые унаследуют землю, кроткие унаследуют землю. Темнота земли, луны будет удалена. Ночная темнота пройдёт, темнота от их смерти и вероучений, и отхождений от Слова Божьего, извращённых вещей, которые они говорят. И Свет пробьётся и засветит в тот день.

252 И запомните, когда вся Библия…Послушайте, в заключение. Когда вся эта Библия будет полностью подтверждена, тогда будет Вечный Шалом, Вечный Мир. Понимаете?

Он пришёл и сказал, что Он был “Миром на земле, благоволением людям”, но мир не принял этого. Видите? Понимаете? Он был Миром для всех, кто приходил к Нему за Миром. Понимаете? Мир на земле, благоволение людям. Он был Миром в начале того нового года, нового дня Божьего. А почему? Он был подтверждённым Светом того дня. Понимаете?

254 Но есть ещё больше Слова, Которое должно быть подтверждено. Он должен подтвердить ещё больше Слова. И когда последнее Слово будет отверждено, вернее, подтверждено, тогда смерть будет поглощена победой, и мёртвые во Христе воскреснут, наступит Миллениум, и это будет постоянный великий Мир, Шалом. Давайте готовиться к тому дню, брат, сестра, к тому постоянному великому Шалому.

Запомните, Библия — это источник всей премудрости, и содержит все надежды на будущее. Церкви — Шалом! Будем молиться.

256 Здесь сейчас присутствует небольшая группка. Я—я два часа говорил это короткое новогоднее Послание. Вы были очень терпеливы. Есть ли здесь в это утро, или, вернее, в этот полдень, тот, кто не имеет Шалома, того проговорившего Мира, того отождествлённого Слова Божьего, когда вы и Слово становитесь одно? Когда, если в Библии говорится Одно, а вы говорите: “Нет. Мне с трудом верится, что это правильно”, тогда вы не имеете Шалома. Вы не в мире с Богом, потому что Его Слово говорит Одно, а вы не соглашаетесь с Ним.

257 И если Слово говорит: “Шалом, Мир”, а вы имеете этот Мир, и каждое Слово, Которое говорит Бог, вы можете подтвердить, сказав “аминь”, и вы верите Ему. И когда вы видите Его подтверждённым, вы говорите: “Аминь, это есть Слово!” Но заслоняет ли какое-то вероучение, свет, ложный свет, мирское, тенью в отражённом свете, чтобы затмить это, какое-то вероучение, говоря: “Нет, я—я считаю, что—что Это было для чего-то другого. Оно не подразумевает именно это”, и однако Слово Это говорит? Следуете ли вы за той тенью, или вы встаёте с этим Светом?

258 Здесь и на плёнке, кто бы её ни слушал, задумайтесь над этим на минутку. И если здесь присутствует тот, кто хотел бы, у кого нет этого Света, то поднимите, пожалуйста, руку, показывая этим, что вы сегодня готовы ходить в этом Свете. И если в той стране, куда попадёт эта плёнка, будет тот, кто не имеет Его, то поднимите свою руку к Богу прямо там, где…Выключите на минуту свой магнитофон, когда мы молимся, встаньте на колени и скажите: “Господь Бог, я сомневался, я—я делал это. Я думал: ‘Ну, поскольку церковь сказала, что всего этого не может быть, и этого не будет’. И…но я вижу, что это обещано в Библии, и я вижу столько всего. Даже сами небеса возвестили об Этом. И всё то, что сказано, происходит в точности. И Бог на Небесах возвещает то же самое. Итак, я хочу сейчас принять это. Пусть Слово Божье войдёт в меня. И позволь мне войти в ритм, не слушая того, что говорит церковь или проповедник; но дай мне войти в ритм Слова и увидеть, что Оно говорит. И пусть Оно принесёт мне в этой великой Симфонии Божьей отбивающийся такт Его воли в моей жизни”.

259 Наш Небесный Отец, мы сейчас предаём Тебе все руки, поднявшиеся повсюду. И пусть Святой Дух Божий принесёт им ритм Слова и Его Истины, что они сейчас должны сформироваться в сынов и дочерей Божьих, и должны быть отражением Света Божьего на земле. Они должны быть проявленным Словом, мужчины и женщины должны жить так, как жил Иисус, и верить каждому Слову Божьему, и жить Им, как Он жил, ибо Он сказал: “Не хлебом одним будет жить человек, но каждым Словом, исходящим из уст Божьих”. Не несколькими Словами только, частью Слов, но “каждым Словом, исходящим из уст Божьих”.

260 Слово времён Моисея не сгодилось бы во времена Иисуса. Слово, Слово во дни апостолов не сгодится в этот день. Нужно обетованное Слово на этот день. Они сами сказали и говорили Святым Духом, что произойдёт в последние дни, что церкви будут наглыми, напыщенными, что восстанет шлюха, и блудницы будут прямо с ней, и что они затемнят землю. И в последнем церковном периоде, в Лаодикии, Иисус будет полностью выставлен из церкви.

261 О Господь, позволь мне оставаться с Ним, со Словом. И проявляй Свой Свет через всех нас, когда мы с решимостью вступаем в этот новый год. Не знаем, что содержится в этом новом году, но мы держимся за Него, за Слово, Которое знает всю Симфонию от начала до конца. Он знает каждый шаг и каждый переход. И, Господь, мы просто внимательно следим за Ним, не отводя взора от Него, от Слова. Когда мы видим, как появляются эти вещи, тогда мы знаем, что мы прямо в ритме Слова. Даруй это. Спаси каждую потерянную душу, Господь, которая здесь, и каждого, кто слышит эту плёнку. Мы отдаём их Тебе ради Твоего Царства, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

262 Так вот, я был счастлив побыть с вами в это утро. Извините! С тех пор как мы начали, прошло в точности, ровно два часа, начали без двадцати пяти минут одиннадцать и закончили без двадцати пяти минут первого. Я говорил Меде; я сказал: “Я вернусь к половине второго”.

Так вот, мы верим, что нельзя превышать скорость. Думаю, что нам не следует это делать, понимаете, делать такое. Так вот, мы благодарны вам.

Я хочу сейчас сказать, Терри выключил свой магнитофон, потому что именно с этого распространяются плёнки. Кажется, у вас ещё включен, это ничего. Понимаете? Потому что я буду обращаться к церкви. Я, конечно, ценю всех вас здесь. И очень часто я думаю, что это для меня небольшое уединение — приехать сюда, в отдалённую пустыню, как я называю. Вернуться из пустыни аж сюда и осмотреться, увидеть эту небольшую группку здесь под деревьями, прямо около реки. И мы сейчас на восточном берегу реки. И я—я верю, что Бог благословит вас, всех до одного. Да пребудет с вами Бог, Шалом. То есть Его Мир.

263 И извините меня, действительно, столько держал вас, но просто чтобы записать это сейчас на плёнку из…Если воля Господа, как раз об этом я буду говорить в—в Финиксе в воскресенье днём. Потом в понедельник, я проведу небольшие короткие собрания и так далее. В этом году я намерился в своём сердце, если воля Господа, я—я просто разбитый и разрываюсь в разные стороны. И мы все знаем признаки, мы знаем, что такое Третий Рывок, мы все—мы все это понимаем.

Так вот, у вас есть—у вас будет плёнка. Понимаете? И это…Так вот, я думаю, что это будет просто оставаться бездейственным какое-то время, пока не наступит великий час преследования. Именно тогда…?…Он проговорит. Он [Третий Рывок—Пер.] будет проявлен. Точно как пять знамений подряд безошибочно, совершенно. И теперь, я думаю, просто ждите, понимаете; просто смотрите, что будет. Так вот, я опять еду таким же образом, снова и снова, чтобы разобраться, на короткие собрания, и мы постараемся проводить…заканчивать каждый вечер пораньше, занимать всего минут тридцать, говорить что-нибудь о Божественном исцелении или что-то в этом роде. И как только я буду готов снова сделать запись, я или приеду сюда в отдалённую пустыню, или же в Скинию, или куда-нибудь, где смогут записать на плёнку, где мы будем среди своих, и таким образом я смогу сказать то, что желаю.

264 Но, видите, Иисус…Запомните. Понимаете, мне надо быть внимательным. Когда я увидел, как те люди просто безоговорочно, высокомерно уходили прочь, думаю, что я постарался выразить это сегодня утром; это густая тьма на них. Они ничего не могут поделать. Я прощаю их, понимаете, за то, что они не слушают и видят всё то, что сделал Бог, и всё равно не делают этого. Я по-прежнему молюсь: “Боже, прости их”. И я говорю это от сердца. Я говорю это не потому, что мой Учитель так сказал, но я—я хочу сначала почувствовать в своём сердце, что я действительно прощаю.

Я не изолирую себя от людей. Я не хочу этого делать. Понимаете? Потому что я—я…У меня есть для них Послание: “Спасение”. И я должен встречаться с ними. Понимаете? Так вот, я провожу время с троечниками, с методистами, баптистами, лютеранами, пятидесятниками, адвентистами седьмого дня и всеми остальными, потому что я стараюсь спасти погибшее, если смогу, привести их, показать им Свет. И да пребудет с вами Господь.

265 У меня тут был наш первый небольшой список собраний. Не знаю, передали вы им это расписание или нет. Если кто-нибудь из вас…Я оставлю его здесь; пастор прочитает его вам, где мы будем собираться, и, если воля Господа, то есть, Господь позволит…У меня нет на это водительства, просто буду ездить, стараясь делать всё, что могу. И если у вас в той местности есть кто-то из родных, кто хотел бы прийти на одно из собраний, то можете написать им письмо и сказать им посетить одно из этих собраний.

266 Да благословит вас Бог. Приятно видеть вас, Брат Стрикер и Сестра Стрикер, и всех остальных людей здесь. Так вот, некоторые из них, я даже не знаю ваших имён, но я—я знаю вас по свидетельству Святого Духа, что вы — мои братья и сёстры. И—и я вас люблю и уважаю. И находиться здесь с вами — это огромнейшее удовольствие.

И я знаю, что у—у вас тут намечается обед, будет небольшое общение за обедом. Хотелось бы мне иметь возможность остаться, и—и я—я знаю, что было бы замечательно. Я—я знаю, что у вас тут самые лучшие повара страны. Я знаю, что это так. Но мне, наверное, придётся закусить свой гамбургер по дороге домой. Но в любом случае у меня назначена встреча, на которую надо приехать. Моё время распределено — побыть чуть-чуть здесь и чуть-чуть там. И вы все понимаете, я уверен. Это не потому, что я не хотел бы остаться. Бог это знает; я бы сюда не приехал. Понимаете?

267 Некоторые говорили: “Зачем тебе ехать туда и проповедовать тридцати людям, когда ты мог бы проповедовать то же самое десяти тысячам?” Конечно. Количество не имеет никакого значения. Я хочу видеть, где это принимается. “Не бросайте жемчуга вашего перед свиньями. Они обернутся и попрут его ногами, а потом обратятся и растерзают вас”. Понимаете? “Но не бросайте там свой жемчуг”.

Так вот, я считаю, что то, что я говорю здесь, — это не бросание жемчуга перед свиньями. Я думаю, что это показывает детям драгоценности, которые принадлежат им. Понимаете? Вы…Где иногда находят драгоценные камни? В жиже и грязи.

Вы когда-нибудь обращали внимание на лилию, откуда она вырастает? С самой глубины илистого дна пруда. И она днём и ночью усиленно пробивается, чтобы выбраться на свет. Но как только она выбирается на свет, она расцветает как самый красивый цветок. Вот какая она, лилия. Она поднимается из праха земного и из грязи. Как раз там находят драгоценные камни, запрятанные там, в этом золотоносном штате страны. Где находят золото? В грязи. Где находят рубины и драгоценные камни? В жиже и грязи. Совершенно верно. Оттуда появились и все мы — из грязи и праха земного.

268 Но вот эти…Я золотоискатель. Что делает золотоискатель? Он ищет золото. Потом он делает вот что — он чистит его и чеканит его, и расплавляет, и подготавливает его. Это — Золотой прииск. Понимаете? Я всё время ищу здесь красивые драгоценные камни. Понимаете? Нахожу их где-нибудь здесь в прахе и очищаю их, и говорю: “Господь, вот они. Вот брат. Вот зановорождённый Христианин. Вот замечательная молодая леди. Вот замечательный человек среднего возраста, пожилая женщина, о-о, молодая женщина. Кто бы это ни был, вот они, Господь. Они — Твои драгоценные камни. Вставь их в Свой венец, Господь. Они будут сиять во веки веков”. Вот так.

Пока не увижусь с вами, Шалом. Божий Мир с вами. Хорошо, пастор, подходи сюда. Хорошо. Теперь да благословит вас Бог. И я…Можете продолжать.

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

Shalom

1 [The brother tells Brother Branham he can speak to five or six o'clock--Ed.] Thank you very much for that. [The brother relates of a healing before Brother Branham speaks--Ed.] Good morning, friends, you may set down. It's good to be back on the backside of the desert. You know we... I believe the last time I was here I titled this place the backside of the desert. That's where we usually find the Lord, where It was found one time when Moses was herding his sheep at the backside of the desert.
This fellow here, I picked him up in the rearview mirror awhile ago, coming down. I heard the other day he was in the hospital. I was praying for him and here he's setting here this morning. Oh, well, that's good; I'm so glad. He had a bleeding. And so we...
So glad to see him in this morning. Sorry to hear about this brother that was with us the last time here, that's got cancer, in the hospital. We know that we only have one avenue out of this, and that's the avenue of death. That's... We all have got to walk that path, whether that we the most righteous, the most holy one of us, we pack one another over the other one's grave. And yet Jesus said, "He that believeth in Me shall never die." But what the death is there, is not what we call death.
Like when Jesus spoke about Lazarus, He said, "He sleepeth."
And they said, "Well, we'll... He does well if he sleeps."
Then Jesus had to tell them in the language they knew (See?), "He's dead." He said, "And for your sake, I'm glad I wasn't there, but I go wake him." See?

4 And that's when He made that wonderful quotation that we have in the Scripture, "He that heareth, he that believeth on Me, has Everlasting Life; shall not come into the judgment, but's passed from death unto Life. I am the Resurrection and Life. He that believeth in Me, though he were dead, yet shall he live. And whosoever liveth and believeth in Me, shall never die." See? Never die, there's no... There's really no death to a Christian. He...
Death means "Eternal separation." And now as when we are--die, like in the physical body as we are now, we are separated from one another. But it's really this body is the only thing that identifies us to each other, because we are bound in five senses: see, taste, feel, smell, and hear. And as long as we can see or feel one another, why, we have evidence that we're here. If you're blind and can't, and--and can't see, then you can feel one another, and we--or hear one another. And the earthly senses declare one another.

6 But really, frankly, we have never seen each other. Did you know that? We have never seen one another. You hear something speaking out of a body here that impersonates whatever it's on the inside. So then when we talk to each other, we're--we're really not talking to the body. It's the spirit inside, but the body is the thing that identifies the spirit that's on the inside. And therefore, when we speak to each other, we are--quickly can understand right away whether we are Christians or not, because there's a fellowship in the spirit that we talk from. You see, that it vibrates to one another that whether we are Christians or not. Therefore, we have never seen each other.

7 Jesus... "No Man has seen God at any time, but the only begotten of the Father has declared Him." See? In other words, God was identified. The--the Person of God was identified in the Body, the Lord Jesus Christ, so He was the express image of God. Or, God expressing Himself through an image (See?), through an image, Man. God expressed Himself to us, and He was God, not a third person or second person; He was the Person God. He was God Himself, identifying Himself, so we could feel Him.
I Timothy 3:16, "Without controversy, that's argument, great is the mystery of godliness, for God was manifested, or made known, in the flesh." Isn't that wonderful? God... And we could never understand God as He moves through a Pillar of Fire, and so forth, as He did. But we understood Him when He become one of us (See?), when He become Man. Then He could talk to us, and we could feel Him, handle Him, touch Him, and everything. And as the Scripture plainly says that we have handled God (See?) with our hands, touched Him with our hands...

9 God is in man. And He's identifying Himself today in His church. In the borned again Christian, God identifies Himself, that He remains God. And the outside world will only know God as they see God in you and I. That's the only way that they'll know God, is when we are written epistles, epistle of the Scripture, we are read of all men. And the life that we live reflects what's on the inside of us. A man is identified by the works that he does. So our works should be good (See?), always good, because we are representing our Lord Jesus Christ.
What a wonderful thing that is, especially when a--an old man like me stand here and--and think of the life that is fading away, that's gone in the past, and--and we're facing a future of an eternity. And knowing if this life only is what I had hopes in, I would be a most miserable person this morning. But knowing that this life has only been a--a shadow of what we had to--to come. It's a reflection, because it cannot be the perfect thing that God made. God doesn't make anything that perishes. See? God is Eternal. And therefore, this life that we now live in, is only reflecting what is ahead of us, the real one that cannot die, the body that cannot perish, the Life that cannot be taken. See? And therefore the Scriptures is right when It says that we have Everlasting Life; we have Eternal Life. We shall never die. See, because you become... When you're born again, you become a part of God. See, you are forever for eternity, never to fail. You are part of God, 'cause you're His son.

11 Now, I might take another name, and say my name is some other name. I might take my mother's name: Harvey, which would be the closest to me. In the world my mother was a Harvey, and then I might take the name of Harvey. But still the blood would prove that I am a Branham. See? Because I'm part of my father. And as long as I got blood in me, I'll still be part of my father. See, that's right. And when I'm borned of the Spirit of God, I am a part of God; that's all. I am identified with Him (See?), that He is My Father. Then my life should reflect Him, as my life reflects my earthly father in the image that he was in. They say I look a whole lot like my father, so then therefore, it's His image reflected in me. And your--your father reflected in you, and your parents. And so, God our Father is reflected in us when we're born and--and conformed here to His image.

12 Now, I start talking, never get to my text of what I was going to talk to you about.
I have always appreciated a house meeting, cottage prayer meeting such as this, more than--than I guess people could think that I would, because the finest meetings and the finest times of fellowship is usually in a little cottage prayer meeting like this. Where I have felt the closest to God, is when just a little handful of the believers comes together, and there we worship.

14 Now, this morning, I suppose we set here, thirty, forty, thirty, I guess, or something like that, counting the children. I wouldn't know. I'm not very good on--on--on counting the numbers, just to look over a little group of people, 'cause there's other rooms here (You see?), that I don't see the people in them. Now, but when we come together like this, I feel that we get a closeness that we don't get when we're out in a great, huge congregation. We can express ourself. That's why, this morning, that I thought, coming down here, that I would speak to the congregation here this morning, and to its lovely little pastor. So glad to see many of my friends here, Strickers and all those that--that I haven't seen for some time.

15 And I would speak this morning to you my new-year's message that I had planned for speaking next Sunday afternoon at the Phoenix meeting, at the auditorium. Because in here, I thought maybe they're making tapes out there of it. That I... Maybe the Holy Spirit would give me a--a better thought here amongst just a bunch of believers, than perhaps it would be at Phoenix amongst, you know, where the belief and unbelief, and superstitions and--and everything's mixed together. And then if the brethren had, and letting the tapes out, that it would be--it would be better to do it that way, because you'd have a better tape from here. I asked the boys to check the acoustics first. And when I come in this morning, Brother Terry told me that the acoustics were fine. So that's--that's good. So now, let us first, before we approach this solemn affair, and I know...

16 I believe they said some of you are staying for lunch, going to have lunch here on the ground or at the house, or something, together. That's very fine. I just sure appreciate seeing you all get together.
And I feel that--that my message this morning is addressed to the church of the living God (See?), and which I believe this is a portion of it setting here this morning. And now before we come to the--that solemn part, let's bow our heads just a moment for prayer.

18 Our heavenly Father, we are so grateful to You, that we can even be privileged to address You as our Father, for "Father" means that we have been begotten of the great God that created the heavens and earth. And we are so happy for this privilege, that we can think in our hearts, and then, that we are sons and daughters of Yours. And then to see You strictly identify Yourself in the midst of us, that You are our Father, changing our thoughts from the things of the world, and changing our motives and objectives and attitudes, and every phase of us, to love You and to believe You, and--and know that Your promises are true.
We have assembled here this morning in this place that we call, the backside of the desert, or I call it that. Thinking that, reason I say that, Lord, is not to reflect anything upon this little group of people, but of anything that would be of a nature of being small.
But I'm trying to think that it was Moses, Your servant, who was at the backside of the desert, maybe just he and his sheep, maybe his wife, Zipporah, and--and--and Gershom, his son, might've been along. I... That I do not know. But it was there that they had an experience that changed that prophet from a runaway coward to the service of the God Who had ordained him for the job on the backside of the desert. It was there that--that the Pillar of Fire that was made manifest for the first time in human life, that we know of, that Fire was laying back in a little desert bush, and it burnt not. But--but it was the glory of God reflecting Itself through that bush, that Moses the prophet taking off his shoes, drawed nigh unto It, and was commissioned by God to deliver a nation of God's people.

21 May it be so again today, Lord, on the backside of the desert that we now take off, as it was, our shoes, our hats, our all, and lay it down beneath the cross of Christ, and say, "Here am I, Lord, send me."
Bless this pastor here, our Brother Isaacson, brother. We pray that You'll bless him and his wife, and his little ones; Brother Stricker, his wife and little ones; and all the others that's represented here this morning.
And we have assembled here; no, Lord, not for some great glory, or to be known as--as leaders or--or some--an official of something great. We are--we are just here as humble believers. We're here because we love You, and we love one another. And as we see each other and as we congregate together, we find that it seems to be more of God gathers together as each believer assembles himself in a--one certain place. And Jesus said, "If you'll do this in My Name, then I'll be in your midst." And we know that You're here.
Speak to us, Lord. And if these little note that I got wrote out here, and Scriptures to refer to, is off of the path, this morning, of the thought that You'd have us to think, then, Lord, we just omit that, and do as You tell us to do. Bless us now, for we ask this in Jesus Christ's Name. Amen.

25 Now, in the reading of the Scripture, it used to be that I--before I got so much age on me, that I could remember good. And as them days, I--young days, I didn't take a long message, maybe thirty minutes or something, I plowed right into one thought and kept it on my mind. But now I... Reason I hold these long meetings now, is because I'm taping. See? And this tape, the boys there taping it, will start it at a certain time, perhaps now, at the beginning of the prayer, and it goes many, many places, around the world practically. So we are now going to speak this morning on my new year's, what we call my new year's message. I tried, had three Christmas messages, and I know you people down here at the back of the desert gets those tapes. And on my--on my last message up at the church, or next to my last message, was on "The Light." And if you haven't got that tape, I'm sure you'll enjoy it. I enjoyed it very much, the inspiration of it, the Lord gave me.

26 Now, today as we face new year's, I--I want to think of not like the past, but I want to look to the future. See? As Paul said, "Forgetting those things that are in the past, I press towards the mark (See?), of the high calling." And as it's been expressed, like looking back through the mirror of a car. We are looking what we have passed, when we're looking in the rearview mirror. Now, we're not trying to place the Message today as looking through a rearview mirror. It would take too long (See?), the things that the Lord has did. And you're all acquainted with the great things that our Lord has been doing, is some of the mightiest things that I've ever seen in my life, He just--just passing in the last few months. And, but now we are thankful for what has been, but now we're looking forward. We're looking where we're headed for, and into this 1964.

27 And now if you here like to read, or--or, I'd like to read some Scriptures, because all this is based upon God's Holy Word.
And I... It leaves me now about an hour and fifteen minutes, for this tape. And, the Lord willing, I'll try to get it out so you can have your dinner. I thank you for telling me that I had till six o'clock tonight. That was very nice.
Now, let's turn in the Bible to two places, the books lay close together. It's in the Old Testament. I take the text, or the reading from two places, Isaiah 62 and Psalms 60. Now, in Isaiah 62, we will turn to read first. And in this, we are a-minded of the great powers of our Lord God, and how--how great He is, and how mighty our God is. I am sorry, it's Isaiah 60 instead of 62. Isaiah 60. All right, now we read this: Isaiah 60:1 and 2.

Arise, and shine; for the light is come, and the glory of the LORD is risen upon thee.
For, behold,... darkness shall cover the earth, and gross darkness the people: but the LORD shall rise upon thee, and his glory shall be seen upon thee.
"Gross darkness upon the people..." Of this, 'course this is a prophesying of the day that we're now living.

31 Now, let us turn then to Psalms. I believe that I may be a little confused where I've wrote my Scriptures down here, when in a hurry last night in writing them, writing out this: Psalms 62:1 to 8.

Truly my soul waiteth upon God: from him cometh my salvation.
He only is my rock and my salvation; he is my defence; I shall not be greatly moved.
How long will ye imagine mischief against a man? ye shall be slain of all of you: as a bowing--bowing wall shall... be, and as a tottering fence.
They only consult to cast him down from the excellency: they delight in lies: they bless their... with their mouth, but they curse inwardly. Selah.
My soul, wait thou only upon God; for my expectations is from him.
He only is my rock and my salvation: he is my defence; I shall not be moved.
In God is my salvation and my glory: the rock of my strength and my refuge, is in God.
Trust in him all the time; ye people, pour out your hearts before him: God is a refuge for us. Selah.

32 Now, if you noticed in the Scripture reading there in the Psalms, it kept saying, "God is my rock." You know what a rock represents in the Bible? A rock in the Bible here represents the revelation of God. See? God is my revelation. He is... See? The revelation of the Word is the rock. 'Cause, Peter one day when Jesus had asked the question, "Who does man say I the Son of man am?"
And one of them said, "You are... Some of them say you are Moses, or the Elijah, Jeremiah, or one of the prophets." But that wasn't the question.
"Who do you say I am?"
He... Peter spoke up, these famous words and said, "Thou art the Christ, the Son of the living God."
He said, "Blessed art thou, Simon, son of Jonas, for flesh and blood has not revealed this to thee, but My Father which is in heaven. And upon this rock..." See?
And David speaking here, "God is our rock."... God is our rock when God has been revealed to us. That becomes a rock. See? God is our rock.

38 Now, my text for this morning is a odd word: Shalom. Shalom, in the Hebrew, means "peace." And that's what I say to the church this morning, "Shalom." That's peace.
In Finnish it's called "Jumalan rauhaa," which means "God's peace" upon you: "Rauhaa," God (See?), God's peace, shalom.
My new year's message is to the church elected in Jesus Christ, for 1964, not--not just the church groups, but the Elect, the Lady, the Lady of--of the Church, Christ's Bride (See?), that's who I'm addressing.
We're facing here in our two subjects that we read, the two Scriptures, rather, a very contrast one to the other. In Isaiah it says, "Arise, and shine, for the glory of God has come upon you. The Light is here." And then the very next verse he says, "Gross darkness is upon this people." And then when we are in a mixtury of Light and darkness, and then my address to the church is "shalom, peace"; let's find out what it's all about. See? We are facing this year with both darkness and Light. We are... The world is in one of the most chaotic times of darkness that it's ever stood in, and yet it's standing in, again, the most blessed Light that it ever shined in. And there is...

42 The difference is just like it was in the beginning, when there was gross darkness upon the earth. And the Spirit of God moved upon the face of the water and said, "Let there be light." And God separated the light from the darkness. And I believe that we are now living in that hour again, that when God is separating Light from darkness, and He's pressing it to the other side of the world, that the Light might be made manifest. And we are...
Then the--the church, the reason I'd say "Shalom" to them, is because that it's God's Peace. That's what I want to bring to you this morning for the new year's, not looking back, but we're looking forward to the breaking of a new day, until there is something great laying ahead of us, where the years has been the joy that we've looked forward to, the pressing, coming of the great Light. And now we can see it breaking over the horizona--horizontal realm, but breaking between mortal and immortality. We see it breaking between heavens and earth, from an earthbound sickness and troubled world unto a bright shining day of an immortal Life and an immortal body and an immortal earth that can never pass away. It--it's "Shalom," until the--unto the church. Now, it's Light time coming for the believers, but a gross darkness for the people. I...

44 The other day we was talking, the wife and I, and we were talking about the--the hour that we're living in. Now, the reason I chose this place, I felt like I could just let down and talk to you. See, see? It's... There seems to be a time that's upon the people that it's the most pathetic time that I could think about.
I have constantly done my very best to try to in disagreeing with men in religious terms; but if I couldn't take his hand afterwards, no matter how sharp the thing might be, and take ahold of his hands, and say, "this is in the light of a better understanding between us, and still love the person (not just say it from my lips, but from my heart), then I'm no--no subject at all to go out there and to try to talk to people. Because (See?) we must do that, we must love the person. See? And going amongst the people in all kinds of classes, and different cults, and clans, and religions and so forth, and trying to lay the Bible down, and say, "Let's--let's discuss it not from your creed or from your book of ethics, but from the Bible." And then not... Maybe sometime men get up real sharp; but if I got one thought that I didn't like that person, then--then the--I know one thing, the Spirit of Christ has departed from me. If I--if I can feel that I don't like that person, there's something wrong with me.

46 Because the Spirit of Christ, when they... the... At--at crucifying Him, and His Own people driving the nails, and--and His very creation that He created was putting the nails that He created back into His human flesh, and yet, with a heart full of love He cried, "Father, forgive them, they don't know what they're doing." You see?
And I--I've come to that spot. I believe that people don't know what they're doing. It comes to the time to where the human being has, look like, become such a subject to evil, until it--it's a pathetic thing. It seems like there--there's a shadow of darkness, just over the people, that presses them.

48 Like, for instance, this one thing. Crossing the nation around and speaking, and the Lord God identifying, a-vindicating His Word, and showing that's exactly, and never let nothing be said unless it comes to pass exactly what He said, speaking it right into existence, and so forth, as He's been doing, and people set and look at that, and continue right on in their same condition. See?
See, not any disregarding, but like our sisters, many time when I speak to them about wearing those clothes, and cutting their hair, and little things. And men, how they'll continue on into their creeds, and--and serve under those creeds and things. And--and they're good people. They're fine people. But yet it seems like that they--they--they can't understand, look like they can't get it. Why? I go back the next year, and instead of being any better, it's worse. It--it continues on. Here's a sister that once had lovely long hair; she cut it off. Here's a man that once looked like he took his stand and went out for the thing was right; he's right back in the--like a dog to its vomit, and a--and a hog to its wallow (See?), goes right back out in it. It seems like there's something that has struck our people; it struck the world, that they don't seem to have the--the understanding, or there's something's wrong.

50 Just like you notice men today, you don't find that genuineness in men. You don't find it in women. Now, I'm not talking about... Reason I'm basing this, is get to "Shalom." See?
But you notice the women in our day, they don't seem to have that ladylike they once had. They're just--just like they--they want to, but there's something won't let them do it. It seems like there's a heaviness that... You tell a--a lady that she should not do such-and-such a thing, and the lady looks upon that and believes that; she wants to believe that, but there's something that presses her the other way. See? Poor thing, I--I--I feel sorry for her. She's so caught in such a web of Hollywood, and the advertisements in television, radio, newspaper, on the street, in--in the store windows, with modern dress and so forth, and the way that other women meet her. And it the... It seems to be that there is something that they just can't pull away from: our young people, our old people, our middle age.

52 There seems to be something among men. Men don't seem to be, have that masculine touch that he used to have. Women don't have that feminish touch she used to have. You take men today, men don't seem to be burly like they used to be. It's all some sort of a... They want to wear suede shoes with purple, and--and they want to act like women. Now, that is true. It seems to be, more or less, like a perversion. A woman wants to cut off her hair and--and act like a--a man. And a man wants to act like a woman. See? And yet you can talk to them, and they're nice people to talk to, nice people, friendly, sociable people. What's caused this? It's that gross darkness upon the people; it's something that--that's pressed them into it.

53 Like the Jews was in the days that Jesus came to the earth; Isaiah had prophesied of it and said, "There would be... They would have eyes but couldn't see, and ears and couldn't hear." And that's the reason Jesus prayed their forgiveness, because it had to be that way to fulfill the Scripture.
And it's returned again to us. The Bible has spoke of this day that we live, and said these things would come: gross darkness upon the people. And we see it, that there's something that just simply, the people want to but they can't.
Nicodemus expressed it one time before the Lord, "Rabbi, we know that Thou art a Teacher come from God, for no man could do the things that You do if God wasn't with Him." But it was that darkness or blindness upon the Jewish race, that the Messiah might come to take from the Gentiles a Bride. They had to reject Him.
And that's the gross darkness that's upon the churches and things today, to fail to see the Light that's shining. See? See, there seems to be such a heavy press.

56 We take the--some of the noted evangelists today, they are constantly screaming for a revival and working right against It (See?), not understanding, without understanding.
And I don't say that in the--the motive of trying to say, "Now, we've seen this, and glory to God, they--they're not in it." I'm not trying to--to say that in the--to get people to think, "Well, Brother Branham, you--you got the only truth there is in the world." No, that is wrong. See?
I'm only saying it in the Light of the hour that we're walking in, and for the benefit of people who are trying to seek this Light. Truly, Jesus said, "No man can come to Me except My Father draws him." No man will never see it. It's that predestinated Seed, and that only, is going to receive it. But we've come to that place again. The Bible says that you're the light of the world.

59 The prophet said, "Gross darkness upon the people," upon the people of the world at this time. And that's exactly what we've got, gross darkness upon the people.
God, in His great mercy, as I've always preached and tried to stand for, that He always shows His--His events from heaven, His great major events happens in heaven before it happens on earth. He reflects Himself. In other words, before Messiah came into a place where His ministry would start, there came forth a--a Star out of heaven that guided the men to the--the--the place where He was, the wise men. As you heard in my last message how that God dealt with the--the wise men, and--and in the day that He--He turned them aside by a dream, and He told Joseph by a dream how to take care of the welfare of His own Son. Because he had the dream, there was...

61 A dream is secondarily, something off to one side, 'cause people can have dreams that's not right. But there was no prophet in the land in that day (See?); there was no prophet; therefore God had to use what He had to use with. And teaches us that--that God can use every faculty and everything that we do, if it's consecrated to Him. But it first must be consecrated to Him. Let your--your meditations, which really reflects your dream (See?), 'cause it's your subconscious. If you'll watch a dream, you'll see it's something that you been thinking of, or something like that usually. You see? And let your mind be on God then (See?), so it reflects something for Him. And whatever you are, let it reflect Him.

62 Now, in the heavens above... Did you notice I'm looking on this, the--the Light on the picture there out of the "Life" Magazine, that the brother that lives here in this home has put on his wall, that triangle of Light.
I just happened to run across my mind. If any of you has the Lamsa Bible translation, if you'll notice over the cover of it, is a triune, trinitarian light, a three-cornered light like a halo. And when Dr. Lamsa, a friend, my personal friend, was translating the Bible, that is the old Hebrew symbol of God in the true trinitarian way that He is: not three Gods, but three manifestations of the same God: Father, Son, and Holy Spirit. The Light is one complete circle of Light in a triangle shape, which means that God will dwell in three offices, the Fatherhood, Sonship, and Holy Ghost dispensation, all the same God.

64 But did you notice before the Seven Seals was revealed, before the great mysterious Light showed forth in the heavens up here at above Tucson, Flagstaff, where we were? Brother Fred, two of the men that was--the two men was with me that morning. When that had been told months and months ahead of time would happen... Both Brother Fred Sothmann and Brother Gene Norman setting here this morning, when it--was there when the blast went off, and not knowing these things would take place.
And He sent me back, said that the time was at hand for these Seven Seals which held the seven mysteries of the entire Bible was sealed in with these Seven Seals. And how these angels down along the road, messengers of the church ages, opened to a certain part of that. But in the seventh hour, the seventh messenger, that all these mysteries should be finished. See? The seventh earthly messenger (See?), this angel that He speaks of then was on earth. A "angel" means "messenger." And then, after that, he saw another Angel coming down, not the earthly angel that had been given the Message here, but the--another mighty Angel came from heaven with a rainbow over Him, and set His foot on the land and sea, and swore by Him that lives forever and ever, "Time shall be no more." See? But before He broke forth on those Seven Seals to reveal them, that He showed miraculous, He showed it first in the heavens.
That day they took pictures all across southern United States and Mexico. There it hangs now in the "Life" magazine, still a mystery to them. But He declares it in the heavens before He does it on earth. He always does that. He shows His signs in the heavens first.

66 And even in the zodiac. Now, I'm not going back to teach zodiac, but I'm just showing you the heavens declare it. In the zodiac we find out in the constellations of the stars, that He declared the whole Bible in the constellation of the--of the zodiac. We find out there that He starts off, the very--very first figure in the zodiac is the virgin, and the last figure in the zodiac is Leo the Lion, showing that Jesus would come first to the earth by a virgin; He'll come the second time as the Lion of the tribe of Juda. See? He goes through the crossed fishes just before that: cancer age, what we're living in now. "And all the heavens declare Him," the Bible said.

67 Now, a few months ago I preached for a series of meetings at the Tabernacle on the Seven Church Ages. You, perhaps, all have heard them. And when I finished drawing out on the blackboard the seven church ages, how the Light come in and how the Light went out... And I guess you have that, perhaps, here somewhere; but it's among us, anyhow, we know. And the strange thing, on the last day when the last church age was drawed out, this great Pillar of Fire (which is among us) came down among hundreds of people, and took Itself back to the back wall of the Tabernacle, and there, before these hundreds, drawed those church Ages, darkening and lightening, just exactly the way I had it drawed on the board: mysteriously.

68 Now, the other day, we've had in the event of the history of the church now... In the--the Bible the moon represents the church, and the sun represents Christ. For we find that in Revelations the 12th chapter, the woman which was the church, she was found with the moon under her feet and the sun at her head, twelve stars in her crown. Which the--the old orthodox Jewish law was under her feet, she'd crossed over that into the light of the sun. Twelve stars are the twelve apostles that brought the messages to us, now, under the Holy Spirit. Now, we find that the moon in the heavens is to reflect the light of the sun in the absence of the sun. It gives us--it gives us light to get around. But it's still... No matter how much it reflects, it's still not the perfect light, because it is reflecting. And the sun shines against the moon, and the moon reflects its light in the absence of the sun. But when the sun, comes up, then the moon is not needed no more.
And today the church is reflecting the Light of the absent Son of God. The church is a reflection of the Light. Because He said, "A little while and the world seeth Me no more. Yet ye shall see Me, for I will be with you, even in you, to the end of the age. The works that I do..." Lights that He made manifest... And there's no Light except through the Word of God. There was...

70 That sun is the Word of God. In the beginning, God said, "Let there be light." And when the manifested Word of God, when the Word of God was manifested, there was light. First God spoke it. What if it didn't manifest? Then it wasn't light yet. But when He spoke it, and then it was manifested, vindicated, His Word was a-vindicated, light come into existence.
And that's the only way it can be done now, is when the Word is vindicated, God's written Word a-vindicated, then it shows Light. It's... A portion is lit, or put out for each age. We found it in the church ages; we find it in the Old--the Old Testament church ages. Each time that there come a time for a--a certain manifestation of the journey, there was a prophet came to the earth. And the Word came to the prophet, and he made that Word live. And when that Word was identified, it reflected God. And there was the--the age, there was the Light. And that's the way Light comes today.

72 Now, I have nothing against any denomination, people. But I have all that I can think about against the systems, because they're wrong. And the first system that ever rose up was the--the Roman system of the Roman Catholic church. That was the first organization that ever was organized, was the Roman Catholic church, Nicaea Rome, about three hundred and twenty-five years after the death of Christ: 325, came forth the Roman church organization that put the people together and blinded out anything else that was contrary to it. That's where they got their strange doctrines and started off in a system away from the Word. Um? And now, that church since that time has exactly reflected darkness, because at that time we go through what we call the dark ages, about a thousand years. It's known to all historians and Bible scholars, and so forth, as the dark ages, is when the Roman church controlled everything.
And this Roman church is the--the mother of harlots, the Bible said, in Revelations 17: she was a whore, and the mother of harlots. Now, that is immoral, unclean living of a woman. Both of them is the same thing, both the same. So if--if a harlot, it'd have to be a woman. So therefore, you notice it's not "harlot," but "harlots." See? She is "her," singular, "whore." Then the churches is called "harlots," daughters of the Roman whore. She is the mother of all of it, the mother of organization.

74 And is it not a strange thing, that in this day that when we have come through all these things, and the Message has crossed the earth, against organization, it's blasted it from right to left, that in this hour that's been told since 1933, when the Holy Spirit gave me that visions and showed me the end time, seven things that I spoke of, and five of them has already happened, perfectly, right on: like Germany and--and Italy and all the wars, and the national things (seldom speaks to me on those things).
But they happened just exactly the way He said they'd happen. How Mussolini would go to Ethiopia, and Ethiopia would fall at his step, and then how that he'd come to a disgrace, and be spit on by his own people, and disgraced, hung up-side-down, with that prostitute that he lived with, on the street. How that the Americas would go to war with Germany, they'd take an awful beating at a place called, a great line where there would be concrete fortified in there; I believe it's called the Siegfried Line. And there's one called Maginot; I believe that was the French. Was that right? And the Siegfried Line was the German line.
And the Lord let me see that eleven years before it was built. And they never would admit getting a beating on it, the Americans wouldn't, till they almost sunk the complete army. When they went in there, the Germans had their guns just trained right out on that fleet, and let it get right in there, and almost sunk it. I seen that eleven years before the line was ever--ever a foundation was ever poured for it or anything, the Siegfried Line. And all these other things, like machines and automobiles, and--and how everything has come right down exactly what He said, until a woman ruling this nation, which, perhaps, is the church. See? And then the end come.

75 Now, we find that in this, all this thing and how I've blasted against organization, isn't it a strange thing that the pope of Rome would leave Rome for his first time to go back to Jerusalem? And doing this... Jerusalem is known the oldest church in all the world.
When Melchisedec met Abraham from the slaughter of the kings, he was the King of Jerusalem, a Priest, which was Christ; it was God; no one else could be Melchisedec but Christ Himself, God Himself, rather (See?), God Himself, because He was without father and without mother. See? Jesus had both father and mother. See? So this Man was without father, without mother, without beginning of days or ending of life. And whoever He was, He still lives. And He was King at that time of Salem, which is interpreted, "King of Peace, Shalom," King of Jerusalem, Who met Abraham and give him wine and bread, communion, after the battle. A very beautiful type there in the 7th chapter of Hebrews, we find it. Now, gave him bread and wine after the battle was over. As He...
That's the first thing we'll take after we enter into the New Kingdom, we will eat it anew with Him in the Father's Kingdom, the bread and wine. "I'll not drink the fruit of the vine, or eat the bread anymore, until I eat it with you anew in the Father's Kingdom, and at that day."

78 Now, now when we find out that after King Shalom was in the--come from the city, then creed took it over later. And it's constantly been creed, but it represents the old church. And we're taught in the New Testament (Don't fail to get this.)--in the New Testament, that we are not of this city, Jerusalem on earth, but we are from the New Jerusalem above. So this must be the moon, Jerusalem, and not the New Jerusalem above. So the moon representing the church, earthly...
And isn't it strange that just before the pope took his journey to Jerusalem, that the moon in the heavens made a total blackout, just a few days before he took it, his journey. He's coming here also, you know. See? Now, that's never been known. See? But what does it show? That this, he's doing this to win fellowship as he met on the day after he come into Jerusalem, he met the Greek Orthodox hierarchy. And what does that reflect? Fellowship, they're wanting Protestants and Catholicism joining together, which they are doing and will completely do. And God reflected this to us in the moon of a total blackout. By His mercy and grace...

80 Did any of you see the paper where they took the pictures of the moon? I have it here. If it ain't a perfect image, leaving out the seventh age which is not yet, exactly the way I drawed by the Holy Spirit, the church ages. There's the six of them; the seventh is not finished yet. The six conditions of the moon, how in its brightness in the first church age, dark in the second, third, fourth, fifth, and sixth; just the way the Holy Spirit let me draw them on the board, and then identified them with Hisself on the wall of the Tabernacle two years ago. The moon reflects itself, and science again picks up the picture of the church ages, just as they picked up that Light yonder and put it in "Life" Magazine, of the opening of the Seals, of the revealing in the age of the seventh angel. In the days of his ministry, the seventh messenger, the mysteries of God, which all the mysteries has been along the ages, should be revealed, made manifest; it should be at that time. And He did it. His Words don't fail. Isn't that a mysterious thing? God drawing in the heavens the same thing that they hold, same God let me draw on the blackboard, and then by Himself. That's three times He's perfectly identified it, and just before the pope goes into Jerusalem.

81 Which that was the church, the moon is the church, represents the church. And before the church, the shadow of the world crosses the moon. And the shadow of worldlyism, the shadow of worldliness, worldly church, has swept across to blackout the entire Light of the Bible. The world got in the light of the reflection. Do you understand? The world crossed in the light of the moon, and blinded out the sun. And the reflection of the moon that's supposed to be giving light to the earth, it was blacked out. And It come in and drawed the pictures just exactly like It did, by inspiration, before it happened.
Now, that, I believe, Sister Simpson, was the Tucson paper. I don't know if Sister Simpson knew... She didn't understand it then. She said, "I cut out some pictures for you and some notes out of the paper," and handed it to me.
And I thought something strange. I went in there and picked it up, and looked at it; I said, "There it is, just exactly (See?), just what I've been looking for." And there it was in the paper.

84 Sister Simpson might tell you what paper it's in, if you want to get a copy of it. [Sister Simpson says, "It's December the 28th--Ed.] And--and what say? ["It's the evening edition of December the 28th"--Ed.] Evening edition of December the 28th.
See, before he went to Jerusalem to block out its Light, or what access it does have. What time, position, and what rights it has to shine, now it's cutting it off altogether, for the last age, the seventh church age where she goes into darkness. What a great thing the Lord is telling us. In everything, It's never failed but what God in the heaven has declared it and told it, looked to it, and here has identified it and a-vindicated it, that it is the absolute truth.

86 Darkness, this Laodicea church age. Now, when Jesus, which is the Word, in the Laodicea church age was on the outside of the church, knocking at the door, trying to get in. Darkness, gross darkness upon this people. Was the Bible right?
The perfection of the Scripture, glory of His great Name... The pope's visit was a sign of the churches blackening out His manifested... The manifested Light of the world was the Bible. Jesus said He was the Light of the world. The Bible said that He is the Word. And the manifested, or the a-vindicated Scripture is the Light. And now, you'll not be permitted to do it when this takes ahold. And we see it foreshadowed, told by inspiration before it happened, foreshadowed by the moon, and show it's happening, and here it is taking place.

88 The hour is upon us, darkness, gross darkness, gross darkness on the people now, that's what it is. What does it all mean? Where we standing? What hour are we in? How close are we to the coming? Why, you say, "When all they have a revival..."
"Fear not, little flock, it's your Father's good will to give you the Kingdom." All right.
What does it mean? God has begin to separate the Light from the darkness (See?), pressing it behind, like He did in the beginning to show the dawn of a new day. The church ages are fading out. Pardon me. The church ages are fading out. God is pressing the darkness into a place; it has to do it to fade out the church organizations, fade out the world. The world is covering the thing over, and worldlyism has took the whole thing. Then isn't God right? By worldly things, and worldly dressing, and worldly acting, and worldly living, it's the world.
Ye are not of the world, little children. You are of heaven. This is not your home.
Why should I look to, us older people try to look back and get young again? We can't do that. But we're looking forward, not looking back. Looking here, what has been, and we want to know what's going to be. And we're looking for that hour, pressing for it.

93 So many good, sincere people today are caught away in these creeds, these churches and organizations, "having a form of godliness, but denying the power thereof," as II Timothy, 3rd chapter, says so.
Gross darkness, blinding of Israel, was for the lightening of the Gentiles. Now, the blinding of the Gentiles is the lightening of Israel. It's just like the day and night; one side has got darkness, the other side's got light; and then the light comes over on the other side. So the--the moon passing the way it did, and the reflection of the darkness of the world blinding out its light, is a reflection to us that the Gentile church age is finished. The church is making herself ready, been making herself ready for a time; it's time for the rapture. For darkness is fading upon the Gentiles, and dawn will soon break upon the Jews.
The sun has traveled from the east to the west, and we're on the west coast. The Light can only do one thing, go back east, on the other side. You understand, do you? [Congregation says, "Amen."--Ed.] The Light can only go back east again to where it begin at, Israel. God blinded them for a while, but the--the darkness now is pressed upon the Gentile world that's covered the whole thing. The Gentiles will trod down Jerusalem until the Gentile dispensation will be finished. Jesus said so. And now its finished, gross darkness upon the people, God reflecting it in the skies, as He has shown it on earth before it all happens. We're in it.

95 Good people caught in this thing, good people, sincere people. Like Mary and Joseph, they were very sincere (See?), thinking He was with them, when He wasn't. Mary and Joseph, you know, when they was up to the feast, Jesus, the age of twelve, they thought, presuming, He was with them, but He wasn't. Good people today think the same thing, they--these people that's organized in this council of churches, these people in these organizations, they--they think they're doing a good thing. They're presuming He's with them, when they're not. See, many people think that He was with them when they shook hands with the preacher and put their name on the book, but He wasn't. Many people thought, when they were sprinkled, confirmed, baptized in name of "Father, Son, Holy Ghost," thinking He was with them. They're good people. Mary and Joseph was good people. But the facts was, He wasn't there. Don't presume anything.

96 What is Light? The vindicated, spoken Word of God. Outside of that, there's no Light. See? Can't lighten the earth with flashlights. It takes God's Word that's made manifest, the Son.
They were good people. Notice the accuracy of His Word, how perfect It is. Did you notice what Mary said? Now, to you dear Catholic people, I have nothing against you. I've nothing against you. It's the system that you're in: and you Protestants, the same thing. It's the systems.
"Mary, mother of God"? Find out, a twelve-year-old Boy, of her own Son, had to set her in order. There's not one time in the Bible where Jesus ever called Mary His mother. She wasn't His mother. How could she be a mother of God? She was only a womb that He used to come to the earth, to be manifested to the earth, through the womb. There's nothing to her at all, not one Scripture ever said, "mother."

99 Notice how Mary's so wrong, but His Word's so perfect. She said to Him when she found Him in the temple, at twelve, discussing with the theologians... He astounded them, as a twelve year old Boy, not even in school, or, if it is, we have no record of it. But a twelve year old Lad confounding the--the sages in the temple, at His wisdom. She said, "Thy father and I have sought Thee with tears." "Thy father," the mother herself, supposingly, said, "Thy father Joseph and I have sought Thee with tears."
What did He say to her? "Know ye not that I must be about My Father's business?" If He'd been about Joseph's business, He'd been making houses, or in a carpenter's shop. But He wasn't Joseph's son. "I'm about My Father's business," correcting these denominations and creeds and things I hear of. See? "I'm about My Father's business." He never admitted Joseph was His father. But Mary did, and He turned back around and straightened her out.
She said, "Your father and I have sought You."
He said, "I'm about My Father's business," showing Joseph wasn't His father. His Words are perfect. See?

102 But Mary and them, just presuming that.. Well, see what it was, she got carried away. She--she got... She wanted to show before these priest and things that--that--that she wasn't the type of woman. And she, in doing that, she absolutely tore the foundation out from under her testimony, after she had testified that an Angel had come to her, and said, "Thou shall conceive and bear a Son, knowing no man," a virgin-born Son. And here before the high Sanhedrin, she says, "Joseph, Your father here, and I, have sought You."
And that twelve-year-old Boy said, "I'm about My Father's business." He rebuked her, "That isn't My Father."

104 See the church today, carried away with councils and--and things of the world, now she's blacked out. God's rebuking her.
Never did Jesus ever call her "mother." One day she came to visit Him at His meetings in a house something like this. Someone come, said, "Outside the door there, Your mother and brothers wait for You."
He said, "Who is My mother, My brothers? Who are they?" Looked around upon His disciples and said, "They that do the will of My Father is My mother, My brother, My sister, so forth. That's who it is."
And at the cross when He was dying, He said to John, the young disciple, He said, "Behold thy mother. Woman, behold thy son. Son, behold thy mother." See? Never claimed Himself, it wasn't her Son. It was God's Son. She was just a womb.
This is a house this morning, but it's not the church. The church is in you: Christ. The spirit of the mortals that's setting here met together in heavenly places. It's Christ, not the house. The house is all right; it's serving its purpose, but it's only used for a meeting place. Mary was only a womb that He used to come to the earth to be--identify Himself amongst the people. Not the "mother of God," no more than this house is the Church of God. It's just used for that.

109 Yeah, many friends think now, people, good people like Mary and Joseph, think that--that He's with them in doing this. But as they were then, so are they now, mistaken. They thought they was with Him, but they wasn't. But when they was baptized, people might've thought, oh, I--I received Him when I accepted Him and was baptized. That isn't it. Till a spoken Word reflects itself...

110 But the Elected, what about the Light now? I've been talking so much on the dark, and I got half my time up, eleven-thirty. Now, let's turn it back around; gross darkness is upon the people, now what about the Light? He said gross darkness would be upon the people, but there would be Light, "Rise and shine, for the Light has come." How can there be darkness and Light; it's got to be separated. And only one thing separates it, it's the Word manifested separates; It presses it to the other side of the... Here's the darkness on the earth, but when the manifested Word of God, the sun, which it was spoken into existence by the Word, shows itself, darkness runs to the other side. And that's what's taking place now, darkness separating itself from the Light.
Now, to the elected church in this dark hour... Which, we could stay on that for hours, but I think I've said enough till you understand what I--what the Scripture means, when I said, "gross darkness upon this people."

111 Now, I say to the church, "Shalom (See?), God's peace." Peace. Every true Hebrew, when he meets another, it's "Shalom." Other words, "Good morning. God be with you. God's peace go with you. It's a "Good morning, how do you do?" It's breaking day, church. It's darkness upon the people. But it's "Good morning" to the church; Christ is appearing among us, "Shalom, peace." Hallelujah. "Shalom."
When we see darkness settling, darkness just before day, we know that the morning star is hanging yonder to introduce the coming sun. It's that's when the morning star shines. It's--it's--it's the going-between. It's always darkest just a few minutes before day, the blackout comes, the moon fails to shine. The darkest before day, is because the light is pressing the darkness. But the morning star comes out and says, "Good morning, shalom."

113 That's Him among us, His Word being identified. Shalom. The great day is fixing to break, when the morning breaks Eternal, bright and fair, when His chosen ones shall gather to their home beyond the sky. When the roll is called up yonder, I'll be there. Our names are on His Book; we'll be there. "Shalom. Good morning. Peace be unto you."
The darkness is separating itself from the Light. God's caused it; the Light's a-doing it. See, the Light's pressing Itself in such a way until the darkness has to congregate together. They'd had a chance to accept it and they wouldn't do it, so it's condensed itself. And they do that by the putting the church together, and the Council of Churches, and uniting it with the pagan darkness. When they so firmly disagree with one another, but yet they had to go together to make the night come upon the people.

115 Isaiah 60:1 says, "Arise, and shine, for the Light is come to you."
Rise and shine, the Light has come. The Word Light is vindicated again, the Light vindicated again, God's Word, so that you can see God manifested in His promise of the Light of the day, or the Word given to this age (See?), these promises that's made for this day, these promises that was said by the prophets, and by Jesus Himself. In this day... "God, in sundry times..." Hebrews 1, "God, in sundry time, in divers manners spake to their fathers through the prophets, but in this last day through His Son, Jesus Christ." See?

117 The great Light that hung in the wilderness which was, that Moses forsook Egypt, esteeming the reproach of Christ greater treasures than that of Egypt.
The same One that met Saul on the road down to Damascus... A great Light hung before Him, that same Light, same Pillar of Fire. Saul, being a Hebrew, would never worship any spirit or anything, or call it "Lord," in the position he was in. He said, "Lord, Who are You?"
He said, "I'm Jesus." (Jesus said, "I come from God, and I go to God.")
That same Light has come to what? To manifest, to--to make known to the people the promises that He's made for this day, manifested Light of the day. The darkness is darkened.

121 When He come, He was the Light of the day. There was supposed to come a Messiah. And He came just exactly like God said He did--would come. And when He did, what was He? The Light of the day, and It pressed the darkness so against Him. Is that right? He had to give His Life that the Light continue, could shine. He was the Light of the day. But why, why was He the Light of the day? He was the vindicated Word that had been spoken, made manifest. No more than...
God said over this dark, gloomy, dismal, moisty world that stood here without light, He said, "Let there be light." And it wasn't light until that Word was manifested, then it was light.
He said, "There will come a Saviour, a Messiah." It still wasn't manifested until He come to manifest that promise. And when He a-vindicated that promise, He said, "Search the Scriptures, for in Them you think you have Eternal Life; and They are They that testify of Me."
They said, "We know not whence Thou comest; we're Moses' disciples."
He said, "If you were Moses' disciples you'd know Me, for Moses wrote of Me." See? He was the manifestation. He was the a-vindication of the spoken Word of God by Moses.

126 And today that we're now living in, God has come on the scene to a-vindicate and prove His promises. So it's the Light of the hour, so we can rise and shine. The Light shines upon us again today; the Word is being made manifest. It's the Light.
Just like that light's shining out there, the sunshine, this morning. That's God's spoken Word; there's nothing else can give light like that. There's nothing can do it. Any artificial light burns out in a little bit, and bulbs and everything else. But that never fails, for it's the spoken Word of God made manifest.
Little denominational creeds will bust a bulb, and blow a bulb, and knock a fuse, and everything else. But the Word of God shall never fail. It'll be Itself always, the Word.
I'm afraid I'm going to run overtime a little bit here. Or, or it's all right to go ahead and finish this message, isn't it? All right.

130 Rise and shine, for the Light has come to you. The Word Light is vindicated. The only way, as God was, Jesus Christ was the manifestation of God's spoken Word, the Light of the hour.
John the Baptist was the Light of the hour. He was the Light before Jesus was Light. The prophet Isaiah said, "A voice of one crying in the wilderness, prepare the way of the Lord, and make straight His path." That was the spoken Word of God; It was laying there, hadn't come to life yet. Malachi, the last prophet, four hundred years before it taken place, he said, "Behold, I send My messenger before Me to prepare the way of the Lord." Here come one out of the wilderness without denomination, without creed, without identification. But his Light identified him. The Word identified him.
They said, "Are you the Messiah?"
He said, "I'm not. But I'm the voice of one crying in the wilderness, 'Prepare the way of the Lord.'"
Jesus said, "You did walk in his Light." He was a bright and shining Light for a while. Why? Until the way was prepared, then his Light went out.
You can't walk in that light, you Baptists; This is the Light of the hour. The Light has come. Rise and shine. The Word Light. Word, the manifested Word of God identified is a Light.

136 Now, what about the new year that we're facing? We could have more to say on this in-between, from the darkness to the Light, the introducing of the Light coming between, but now we want to get right straight to the new year. All right.
New year, new year, what about it? Brings new hope. We're one year closer. We're one day closer than we was yesterday. We're one hour closer than we was when I started, fifteen-fifteen minutes to eleven, it's fifteen till twelve now. We're one hour closer. We don't look back, we look forward. See? Oh, yes, sir. New year doesn't mean turning a new page. Huh-uh. No.

138 Like the man one morning; I was heard it. A man got up early and went out and picked up the paper, come back, and set down, put his feet up on the divan, put his glasses on, begin to read the paper. His wife, out getting breakfast, she said, "John, anything new?"
Said, "Nope. Same old thing, just new people." Yeah. That's right. Murders, rape, and everything, somebody else done it. See? True.

140 Not turn a new page. It's turn to the Word, see what the Word promises for today, see what the Light of the day's supposed to be. What we ought to do this year is not go back to creed and things, go back to our old denominations, not go back to old denominations; but turn to the Word, see what kind of a Light's supposed to shine today. Oh, church, turn to the Word; get back to the Word; flip the right switch; quit punching around on electric lights (See?), artificial, manmade. Turn to His Word and see the promise of today. And then see what the promise is, and watch for its identification. When it's vindicated, then you know whether you're in Light or not. See what the promise is.
Changing the pages or changing calendars doesn't change time. A lot of people say, "Well, the old year's gone, throw away the old December calendar now and put up the other one, a new year." That, that's what new years means to them.
To me, I want to see what's promised for the day. I want to know what the Light of the hour is, so I can know how to walk in it. I want to know where I'm living, what age I'm in, how far up the road am I?
As Paul said, I could stand quoting again, "Forgetting those things that are in the past, now I press towards the mark, the high calling," to the complete identification, when all time will fade out into eternity when Jesus comes.

144 Do as David did, put your future into His hands. Don't look to anything else, but put your... David said here, he said--said, "My time is in His hands." You notice here in the Psalms where we read it in 62, "My time is in His hand. He's my Rock." What is He? "He is revealed to me. He's the revealed Truth. My time is in His hands." Amen. Oh, my. There you are.
My time belongs to Him. I am His. I'm in His hand because He holds the time. I don't know what the future holds, but I know He holds the future. So He Who holds the future holds me. So why should I think about setting forth this, that, the other for the new year? I just put myself in His hands, walk like David did, "My time is in His hand," knew that God held the future. David didn't know what the future was, but he knowed God had the future. I don't know what the future is, none of us do. But we know He holds the future.

146 Patience, patience, some of us get so... Some of us gets in such a hurry. I think a many a good man has done that. You get in too--too much of a hurry. You want to see; you want to do it yourself.
And minister brethren, you know from the way I'm talking, you that's listening to this tape. I'm talking to you, not only to the little congregation here, but men around the world.
Many men go out, impatient; but believing that the time is near, you try to do something within yourself. Wait upon the Lord. Patience is virtue. If you can have patience, it's virtue. It's virtue if you... "They that wait upon the Lord shall renew their strength." Not they that try to get ahead of the Lord, they that try to tell the Lord, "Lord, I know You want me to do this, and glory to God I..." Don't do that. Wait upon the Lord. The Bible said, "They that wait upon the Lord shall renew their strength."

149 God took thousands of years to fulfill His promise of a coming Saviour. But remember, He knowed it all the time, when it was coming. There were many people rose up and tried to be messiahs. Many churches tried to produce messiahs. But God had the time set for His Messiah. He was in no hurry. See?
And, during the time of this, He showed many types of Messiah. He showed it all the way from Adam to the Messiah, first and last Adam; one of them of the world and the other One of heaven, one earthly and the other One heavenly, One come down from heaven and the other one come off the earth. But promised a Messiah, He took thousands of years to fulfill it.
Showed in Joseph exactly what He was. Joseph portrayed Him. David portrayed Him. When David was a rejected king, went up on top the hill and looked back and wept over Jerusalem, as a rejected king, that was Jesus in David. Eight hundred years later, stood upon Jerusalem as a rejected King, and said, "Jerusalem, Jerusalem, how oft would I have hovered you as a hen does her brood, but you would not."

153 Look at Joseph, born among his brethren, the patriarchs, not the last one, next to the last one; Benjamin was the last one, but just before it--the last (See?), just before it. Hated of his brothers, loved of his father. He was hated because he was a spiritual man. He could interpret dreams; they were exactly right. He could see visions, foretell things that would happen. And they hated him. He was sold for thirty pieces of silver.
What did they hate Jesus for? They called Him Beelzebub because He was the Word, and the Word can discern the thoughts that's in the hearts. They hated Him. And they sold Him for thirty pieces of silver.

155 He was throwed into a pit, Joseph was, supposingly to been dead. His bloody coat was left behind, like Jesus' bloody garment that was taken up from the cross, the robe that He wore, to identify His death. But what did God do to Joseph? He brought him up out of the pit, set him at the right hand of Pharaoh. And no man could see Pharaoh, only see Joseph. And when Joseph left the palace, trumpets blowed and a proclamation went forth, "Every knee bow; Joseph is approaching."
Same thing, Jesus. He was taken from the pit, supposingly where He was dead, and raised up and sets at the right hand of the Majesty. "No man has seen God at any time, but the only Begotten of the Father. And when He leaves there, the trumpets'll sound, and every knee shall bow and every tongue shall confess." See, He's the Prince of prosperity. Look what Egypt done then; it saved the whole world; a drought come on. So will it be at the coming of the Son of man. The knee, every knee shall bow and every tongue shall confess to Him being.
He was all showed in types, but God knew exactly when He would come. He knowed exactly when He come, No matter how many they had before that, He had His Messiah. He showed them in types, what was coming.

158 Just exactly like He showed us in seven church ages, what would come. Just exactly what He showed us what would come when He set that Light up there in revelation to it to show the world. When He sent the seven angels to reveal the seven messengers that'd been down through there, and show the loose ends, each Angel coming each day and revealing the loose ends that Luther left, and Wesley left, and Pentecost left, is all represented in there. And in the very type and shadow of the great Shalom, Jehovah, Jahveh. See? Exactly. Throwed It in the skies, and there is the mechanical eye taking a picture of It. See? Thank the Lord.
Shalom, peace. Don't be weary, Jesus is here. His great Light has come to us, and we're thankful for It, yes, His Word, the great mystery. Here He is today manifesting Himself, doing the same as He did then, just the same. Doing the very same thing.

160 We are creatures of time. He's God of eternity. We try to press ourself; we try to make something different, "Oh, this has got to be done." Remember, He knows all about it. It's going to happen anyhow. See? Let Him do it. Just commit yourself to Him.
Look up, and shine with joy of the Lord, to know that you've been privileged, your eyes have come open and see this day. Trust in Him for the future. You've seen Him vindicate His Word in days past. He that vindicated His Word in days past and made all these other things happen just exactly to the hour that we're living, everything exactly to the seventh angel's Message, both showed It in heaven, on earth, and made It made known three ways so there can't be no slip up, remember, He promised He'd come again. Hallelujah. That Word will be a-vindicated. God's promised Word, with two thousand years of waiting, He will arrive on time. Don't be weary; He'll be here. As He has a-vindicated His Word in every age, the church ages show the same thing, and the revealing of our Lord by the seventh Message, and so forth. God revealed it, manifested it, and proved it. And in among us today He showed Himself here with us, and proved and a-vindicated His Word. So will He...

162 There will be a Millennium. The old will be young there for ever. Sickness will fade away and death will be no more. And they shall build houses; they will inhabit them. They'll plant vineyards and eat the fruit thereof. They'll not plant and another inhabit (his son take it), his son will be living by him. He'll not plant and another eat, die off and somebody else take it; but he will live there. Amen. [Blank.spot.on.tape--Ed.]... bullock and the lamb shall feed together. And the lion shall eat straw like the bullock, and a child shall lead them around. There'll be--there'll be innocence. There'll be--there'll be--there'll be nothing could hurt. We'll be changed from what we are now, to that glorious image of the Son of God which is immortal. Years can never touch Him; age can never do anything to Him; He's the immortal Son of God. So we know that--that we're at the end time. We're at the junction. All these things thoroughly identified, so will it be identified again.

163 Now, the future, He holds it. How do I know when He's coming? When's He coming? I don't know, but He'll be here. That's right. When will He do thus and thus? When will the curse go off the earth? When will these blessed reflections of God's love, of trees standing here and shining out, and the flowers and things, when will they immortal grow? I don't know, but they will. When will all the reflection of men's hearts desiring to live, and hospitals and doctors and operations, and crying and grief, when will it all cease, to a glorious reign with Jesus of a thousand years of Shalom? When will it? I don't know. He said it would be there. I don't know how He's going to do it, but His spoken Word will be a-vindicated when the Sun of Righteousness shall rise with healing in His wings. And the healing part there will not be a physical healing as you think, as saying somebody's got a sickness and it'll be taken away from them. That's what He's doing now in type. But the whole creature'll be changed. This mortal will take on immortality. This old age will jump into youth. Amen. Well, how will it be? I don't know, but it'll be there.

164 I'm getting old myself. This year, if the Lord lets me live to see the 6th of April, I'll be fifty-five years old, an old man. But I'm not looking... I don't want to go back to be a boy again. I want to press towards that mark yonder, for what purpose I came for. About thirty-something years now I've stood behind this desk, from a little boy of twenty-something years old, about twenty-one, twenty-two years old, I've tried to proclaim this Message. And every ounce of my strength I've put to It. If my shoulders stoop and my hair turns gray and falls out, I don't look back to that, it'd come to them again. I'm looking yonder to the break of a day where the a-vindicated Word of God said, "not one hair of your head shall perish, and I'll raise it up again at the last days." How is He going to do it? I don't know. But I trust the...

165 The new year, I don't know what it holds, but I know He holds it. That's the hopes of new year I have. If He comes, amen. If He doesn't come, I'll still be working if He spares me. I just trust the future to Him. I don't know what it is; I just trust it to Him. You've seen Him a-vindicate His Word, so you know it's going to be done. His Word...
You say, "Brother Branham, how do you get that?"
Well, let me give some thought here just a minute. Do you know what a sympathy is? I know you do. It's a music; it's a drama. See, they act it out.
Now, you little children, so you'll understand. You remember in--in school, I believe you have a... What is that little Russian sympathy, sometimes they--they act out on the drums, you know; it's called, isn't it the--about the--the little woodpecker, you know, that got down into the woods; and they had the fluttering, the beating on the drums and things. And you hear it all as you go through the sympathy, as they play it. I forget the name of that, "Peter and the Wolf." That's right, "Peter and the Wolf." Now, that's a--that's a Russian sympathy. See, they don't--they don't have little--little figures flying around, play it out, but they play it on drums [Brother Branham knocks on some wood--Ed.], and then [Brother Branham knocks on something else], and make the drums and the sounds and things. It plays it out; it acts it. So you'll understand what Brother Branham's trying to say. See?

168 Now, to you adults, the Scripture is God's Symphony. Yes. Hallelujah. Only the Composer knows what it really means, and He reveals it to those who are listening, who are interested in knowing what the drama is. But you'd have to know about a sympathy first. See? It's not just something you see; it's the--the changing, the junctions of the Word, or of the music. It throws; sometime it's going this a-way for a while, a certain beat; after while it changes all around. What is it? To you who wouldn't understand It or don't know nothing about It, not interested in It, it's just a racket, it's a fuss. But to those who know about It, they're watching for It; they know It's coming. Hallelujah.

169 So we have these times of symphonies of the Symphony of God's Word, that the whole drama changes. You who are interested, listen for that change. You know it's getting close. You hear the way the drums are beating (Amen.), want something to happen. You know this is a change (See?); it's going to break out into a burst in a few minutes. See? And you're watching for it; you can tell the way the drums are timing. O God. If you can hear the drums of the finish now, if you can hear the echo of the music of the heavenly Word singing Itself out, "And it shall come to pass in the last days..." The sympathy of God's great drama that He's playing, It changes Him, His sympathy at the junctions. The composer and those who are interested, listen for the change. That's what all this stuff is to us; we're listening; we're watching. Every time He appears, something happens; we see the time getting close. We see back yonder not long ago when that church ages was being drawed out; we were listening. We seen it was right with the Word, beating with the Word. After while, what happened? Here He come Himself and vindicated it.

170 We heard the Word say that, "In the days of the seventh angel..." In the church age He just said the seventh angel's Message would be the last Message. And then, oh, we find out over here in Revelations 10, "In the days of the Message of the seventh angel, the mysteries of God should be finished," the Seventh Seal would be pulled back. It should be there. Then all at once, when it's happening, a vision broke, said, "Go to Tucson, a great noise will take place at this time so you'll be thoroughly understanding and know that it's sent. It'll just shake the earth nearly." All of you know about it. It's on tape months before it happened. And there it happened, There appeared in the skies, "Shalom." What is it? It's a-changing beats, the sympathy.

171 Then one time He said about the Third Pull, how it would come by this one way, then by knowing the heart, and then the spoken Word.
Jesus said, "Greater things than this will you do; for I go to My Father." John 14, "The works that I do, shall you do also; greater than this, for I go unto My Father." Just as I said awhile ago, when Mary tried to identify Him as Joseph's son, He corrected her. His Words cannot fail. He said so, "Heavens and earth will fail, but My Words will not."
When we hear the sympathy beating, changing, fixing to change, it's a junction time. We notice as He begin to--to beat, and we seen, "The works that I do, shall you do also, and greater shall you do." "Greater," He promised it. We wondered how it could be.

174 But did you notice when He performed His first miracle, He took water and turned it into wine. Is that right? He took water, which potentially someday might've been wine, but it was water first.
And when He fed five thousand, what did He do? He took something that had been like water, He took a fish that once swam and was born from an egg, and He broke it, and another fish growed onto the creation that was the original creation. He took bread that was once wheat, and was a seed and become bread, and He broke from this bread and the creation only multiplied.

176 But in the woods, there was nothing there to make a squirrel. "Let there be," and there was, without anything to break it from. What is it? The same Jesus Christ. See? "Greater things than this will you do, for I go to My Father." Not take something that's been created, break something from it and multiply creation, but absolutely create. Showing that He's the same Jehovah that stood back there and said, "Let there be," and there was. His Word was made manifest. When He was made flesh on earth, He took His original creation, and broke it back and multiplied it. But now in the last days, when He comes down among us again, the same Light that moved down, said, "let there be light." See? He just speaks the creation into existence. "Greater than this will you do, for I go to My Father." Remember, we're at these times.

177 And the world don't understand, because it's a "bunch of nonsense." Because they're not Methodist, the Methodist don't understand It. Because this... They--they ain't the Baptist; the Baptist don't understand It. Because it's not Catholic, the Catholic don't understand It. Because it's not Pentecostal, the Pentecostal don't understand It.
But those who wait upon the Lord, those who are looking, not one man that we have history of any observatory, knowing that Star that passed over. But the wise men followed It for hundreds of miles; for two years they watched It and followed It. See what I mean? It's to those who are listening to the sympathy.

179 Remember, the Composer knows the end from the beginning. He knows all about it, that's the reason He could write it here. Correctly. Now, you must begin with Him; you must begin. If you want to hear a sympathy, you begin with Him like in the music at the sympathy. You listen, you know what it says; it's going to be what the symphony is, then you begin to listen at the music. And you know what it is, so you know just about, "Here's where certain--certain things take place; now it's got to change." Now, to anybody else that don't know nothing about what they're--just walked in and set down, it's just a bunch of nonsense, rattling noise. But the one who knows what it is, it's beat out with the music, drummed out with the notes; it's--it's trumpeted with the trumpets; it's strung on the harp; it's played with the violin, It's--it's beat on the bass; it's sounded by the trumpets; it's beat on the drums. The whole thing together in rhythm, and it makes the--the drama till you can close your eyes and live in it. Hallelujah.

180 Man could close his mortal eyes to earthly sight and live in the Presence of Jesus Christ, when you see His Word being beat out in the great sympathy that we're living in now, changing. You must begin in the Symphony. The only thing you can do if you're in the Symphony, then you start, you begin to get into the rhythm. That's the way you do God. You don't stand off and look at it. You get into the rhythm of It. How do you get in there? You're borned into It, into the rhythm of the Word, when you become part of that Word.
You had to become part of the dance to get out of the dance. You have to become part of the ball game, something you're interested in, to get in the ball game.

182 You have to become part of the Word, to know God's Sympathy. His Sympathy is when It's playing, you understand, you're marching with the beat of the time. You're watching for it. "The works that I do, shall you also; greater than this shall you do," these last days. Oh, my. The great changing of the time. We get into the beat, beat of the Word. Find His purpose, the hour that we're living. Get into the rhythm of it, how does--how He does it. If you get into the Word, you find out how He did it at the beginning, then you know how He's doing it all the time.
How did He send His Message first? What does He do? He doesn't deal with organizations. He never did, so He doesn't do it now. So if you're listening to a rhythm of that Council of Churches, you're in darkness. But if you're listening to the rhythm of the Word...
What did they kill Jesus for? "You, being a man, make yourself God."

185 You got my Message on The Three Types Of Believers. How that one stood there and... There was the make-believers; they followed along for a while, making out like they believed. And one day Jesus said to them, said, "What will you think when the Son of man, which is from heaven, ascends back into heaven? I come from heaven, going back to heaven."
Why, the multitude walked away and said, "This is a hard saying."
Then there come the make-believers that was walking with Him, the seventy, when they got something hard, they didn't see that it... They--they didn't know the Sympathy. They didn't know the Promise that this Child was Jehovah, "His Name shall be called Counseller, Prince of Peace, The mighty God." And when He said, "When I ascend up to heaven from whence I come from..."
"Why," they said, "this is a hard Saying. Who can understand It? We know you're just a Man. We eat with you; we sleep with you; we're in the woods with you; we're by the waters with you. Well, you're merely a Man, and say the Son of man goes back up where He comes from? What will you say? This is a hard saying." See, they didn't know the beat. They didn't know the rhythm of the Sympathy of God's Word, that He was God manifested in the flesh, for He was a--a vindicated Word Light of the hour. They didn't get it. They said, "This is a hard saying. Who can understand this?" And they turned away. They didn't know the beat. See?

189 Then we notice again, there was Judas, the make-believer, or the unbeliever, that waited till he found a fault. Then He turned to the disciples, said just the twelve, and Judas was one of them, He said, "You want to go too?"
And then Peter said, "Who would we go to, Lord? You're the Composer. (Amen.) You know how it's going on. You're the only One that has the Word of Life. Where could we turn to? We couldn't go back to be a Pharisee, or a Sadducee, or a Herodian," or whatever it might be. "You're the One that has the Word of Life. We have no other place to go. We've--we've joined ourself to this great Concert. We are in here; we're listening, and we're in the rhythm. We believe that you are the Son of God, the manifested Jehovah. We're sure of this. We don't know what these great trials and troubles, and afflictions and things, and You saying You're going up to be offered up, and all this, that, the other, and on the third day, all this stuff. We don't understand that. But we're in, listen to God's Sympathy, we're a part of it. And we're waiting to see what takes place next, and we're following close with You." Oh, my. That's what I want to do. Promise...

191 How did He begin? Just like He did at the beginning. See? He never did send His Message to a organization. He never sent his group a Message; He sent one man. In the days of Noah, it was Noah. In the days of Moses, it was Moses.
There's others thought one time, that they said, "Well, you would make yourself the only holy man in the bunch." God looked down upon that.
Moses went and said, "Lord, I've done this. What--what must I do?"
He said, "Separate yourself from them. I'll take care of the rest of it. I sent you. It's My responsibility." And He opened up the earth and swallowed up Korah and all the gain. See? Always.

195 John and Jesus couldn't be the same time. Jesus... When John looked up, he said, "Now, I must decrease; He must increase. He's the vindicated Light." So will this Light move on until he would find the full vindication comes. That's right. That's right.
He is as He was at the beginning. That's how you start, how you start learning what God was. What did He do when He was here on earth? What kind of a life did He live? Did He agree, was He a compromiser? Did He go to the organizations? How did He identify Himself? "Search the Scriptures; you think--in Them you think you have Eternal Life, and They are the Ones that testify of Me." See, that's the same thing today or any other time. When you want Light, see what the Scripture says for this hour. All right.

197 Where do you begin then? If there's a sinner here, you begin at the cross where you reckon yourself dead with Him. You've entered in then to the--to the great drama. You're listening then; you're watching your Sheet as you hold it in your hand, the--the--the Sympathy. You--you got a sheet in your hand that would tell you these things, where the changes of the music begins to make it act out, then you see what the act is. When you see God's Spirit fall upon people and do a certain thing, you look back and see where it's at. See if it's that, if that's the thing for today. Why, they had a sheet in their hand when Jesus came of the Sympathy. Certainly, they did.
Am I saying that word right, sympathy, sympathy? I hope so. So then I just happened to think of it. Symphony? [Someone in congregation says, "Symphony"---Ed.] Symphony. That right? All right.

199 Now, they had a sheet in their hand, but what would they do? They were trying to look back to a beat that had all--a portion had already been played out. That's what the churches do today. They look back, see what part Luther played; the Lutherans does. They don't know the change of music. They don't know what God's doing today when He does these things, the Lutherans. The Pentecost say, "Oh, we got It." You got a sheet that played out fifty years ago. See? Certainly. Let's just keep this Word in our hands, and watch when the changes comes, then we'll know what we're doing.
Now, and begin, with Him at the cross. "Repent, and be baptized in the Name of Jesus Christ, for the remission of sins; and you shall receive the Music, the Direction (See?) His Word, the Holy Ghost that manifests the Word." Then follow through with the rhythm of the Word. Whatever the Music beats for that hour, beat with It. See?

201 Many people asked, "Why?" They asked--they asked, sometime they ask me, "Why? Why must these things happen? What, why, why'd this happen to me? Why did I start and this happen, and I--I had this trouble here, and this upset me here, and I lost this here?"
Sometimes I've asked, "Why?" Why, when I was just a young minister, and first started out, did God take my wife right out from under me, take my baby right from beneath me, right beneath my heart? Why did He do that? I didn't know. I do now. I just held my hand in His and kept trusting.
He knows every junction. He knows the rhythm must--when it must take place. He knows what it takes to mold you, He knows what kind of material He's going to use. See? The backside of the desert sometimes, where God molds righteous men into sages and prophets. See, see? There's where men are beat out. Men are beat out in the Word. When they got all kind of creed and stuff in them, let them come to the Word and God beats it right out of them, molds it right into This, into the great Symphony with--of His Word. See? And then they see the Word moving on.

204 God knows when the rhythm of it has got to change. He knows how the rhythm goes. I don't know how it goes, but He knows. He knows how it goes; I don't. But I look at it here, and I say, "Well, it's just coming."
"Many are the afflictions of the righteous, but God delivereth him out of them all." See? God has moved through history with the rhythm of the promise of His Word in each age, in the same rhythm, making His Word. That's how God moved down through history, from all the way from Genesis to Revelations, He has moved through history with His Word (That's right.) with the rhythm of--of the power of the Holy Spirit vindicating His Word to the Elected. Remember, He's never been able to touch the outside church. It's only the Elected.

206 Look at them priests said, "This man is Beelzebub. He's a fortuneteller. Why, he--he--he's reading their minds."
Little did they know, "The Word is sharper than a two-edged sword, a Discerner of the thoughts that's in the heart." And He was the Word.
But this little prostitute standing at the well that day to get a bucket of water, she said, "I perceive that You're a Prophet. We know the Messiah's coming. We ain't had prophets for hundreds of years, but we know the Messiah's coming. And when He comes, that's what He's going to be."
He said, "I am He." That was enough. Why? The rhythm beat out. She was looking for that change from a church denomination to a vindicated Messiah. And here He stood, the Messiah that Moses spoke of, "The Lord your God shall raise a Prophet like unto me." There He is. The rhythm changed; the vindicated Seed recognized It.

210 And when the real Word of God falls upon the vindicated, upon the Seed, and they see that vindication of the Word, they recognize It. They're looking at the Word; they know the junction; they know the time; they know the change; they know the beat that's supposed to be in that hour. Hallelujah. They know the beat; they know the time; they know how it's supposed to go. See? Only the Elected knows it.
Philip saw it, he couldn't stand it any longer. He knew that was Messiah. So he went to a fellow, they'd had Bible study together. "Nathanael," he said, "come, see a Man. Come, see what we found; we have found Jesus of Nazareth. We found Jesus of Nazareth; that's the Prophet that Moses spoke of that would come. We found Him. We found Him."
He said, "How can it be? I just... Where was He?" See, he wasn't... See, he didn't know the rhythm just exactly. They'd been studying. But when he got there, he told him, introduced to him the Word.

213 And when he got there, Jesus said, "Behold an Israelite," the rhythm begin to take hold, the great drama was being played out there on the platform, or on the ground, that day. Maybe Jesus standing upon a rock, talking to the people. And when Philip come up with Nathanael, He looked over to him, and said, "Behold an Israelite, in whom there's no guile."
He said, "Rabbi, when did You ever know me?"
He said, "Before Philip called you, when you were under the tree, I saw you." Oh, my.
He was part of it. He said, "Thou art the Son of God. Thou art the King of Israel." No matter what the--the world beats was, and all their shindigs they had of the--of the denominations; it wasn't that great Sympathy of God. Amen. He said, "Thou art the King of Israel. There You are. I see it. I know it." Why? He was Elected. The Elected Seed knows it. Always through every age, that they know it.

216 You say, "But, Brother Branham, what about my mother and dad, what about my people, what about my denomination, what--what will they do? They'll cast me out. Is it..." If you can't look ahead, look up. Don't try to look ahead anyhow; put your hand in His. Let Him lead you. Look up; don't look ahead. You say, "Why, why others make fun of me about my long hair, and me taking off shorts, and about me leaving the church." Uh-huh. Suffering for His Name's sake is growing pains of His grace. Yeah, yeah. Suffering for His Word (See?) is growing pains of His grace. Yes, sir. Just remember, it's the grace of God has been given to you. Oh, my.

217 Like Paul said (Hallelujah.), he had an infirmity, something was bothering him. He'd... The Devil would--would buffet him, blow after blow. And he consulted the Lord three times to take it away from him, said, "I don't want this, Lord. Take it away from me."
And then one night the Lord spoke to him, said Saul, or, "Paul, My grace is sufficient."
He said, "Then I'll glory in my infirmity. I'll glory in it. I know You're the Healer. I've seen You heal the sick, raise the dead, and cast out devils, open the eyes of the blind. But if I've consulted You, and You tell me it's Your grace is sufficient, then this devil that bothers me is--is the growing pains of Your grace. Then I'll glory in my infirmities. Why? If lest I get exalted above the abundance of the revelation." See?

220 See, he--he had something the other disciples didn't have; he saw Him after His death, burial, resurrection, and ascension. He saw Him. Some of them say, "Well, I walked with Him." So did everybody on the street. But after He was dead, buried, rose, and ascended up, and returned back in the form of a Pillar of Fire, He talked to Paul. That was more than any of the rest of them had. Amen.
He said, "Except I get exalted and want to build great big seminaries and everything else, and great big something another, lest I get--get exalted above the abundance of this revelation, God let a messenger of the Devil keep me beat down." He said, "Then when I'm weak, I'm strong." Amen. Amen. Growing pains of grace... Amen. We could stay on that a long time; an hour and forty-five minutes has passed, and--and we're suffering His grace pains.

222 Oh, He may permit crossroads. He may permit crossroads to try us, to perfect us for His service. He may permit that now, church, both here and on tape. He may permit the crossroads for our service.
Like He did Daniel. He give Daniel a little crossroads one day. You know, he was a great man down in Babylon. He did. He let the king turn against him and throw him in the lions' den. It only perfected him. Sure did. Let the Hebrew children go into the fiery furnace. They was determined to stand for His Word.
He may permit cross words, let them laugh at you for having long hair, let them laugh at you for saying why you become a holy-roller or whatevermore. It may, they may let you laugh. They may laugh at you for that, that--that's all right. That's a crossroad; that's a little junction. That's to prove something.
See, the only thing that the crossroad did to the Hebrew children that stood on the Word, it only loosed them from the bands they had around their feet and legs.

227 And sometime it takes hard trials to break the bands of the world off of us. Sometimes God lets us have a little trial, you know, to see what we'll do, to take you out of the world. Or other words, let you have a little trial and knock you out of that organization, and that idea that "the Methodist is the only one, the Baptist, or the Pentecostal, or that's--that's the only group they got. If you don't believe it like my church believe it, you don't believe at all." Sometimes He lets a little trial happen. Maybe you got a sick baby. Maybe something takes place right at the hour of death, maybe someone taken from you, or something. What's it to do? To break you away, to show you something, open your eyes. Maybe you come to criticize, sometime. Maybe you're listening to this tape just to criticize. Maybe God's doing that to break some of the worldly bands that's got you bound down.
Like a drowning man in the river, you have to take the man out of the river 'fore you can get the river out of the man. That's right. You have to get him out of the river first, then you get the river out of him. Sometime God has to do it that way. He permits the junctions, crossroads to do that. Stand on His promises, the Word, for they never fail. The future, that's in His hand. Stand like they did; don't--don't give away.

229 Abraham, at his crossroads, knew that God could raise up his son from the dead, from whence he received him at the crossroads. Abraham come to his crossroad. And after he trusted God and had seen all the miracles of God. Twenty-five years he'd waited on a boy, a promised son, and then God told him to go sacrifice the very thing that he'd waited for. My, oh, my, what a time. But did Abraham stagger? Read Romans the 4th chapter, said he was fully persuaded. Amen. He was fully persuaded that what God had promised, God was able to do. Amen. He permitted the crossroad. He was showing through Abraham to us (See?), He's able to raise the dead.
Abraham said, "I received him as one from the dead." Sarah's wombs was dead; Sarah's womb was dead; and he, his body was dead, he was an old man. She had no milk veins to feed the baby. And they didn't have... Well, there was nothing. And he was sterile, himself, and she was sterile. See? There's no way at all. And he received him as one from the dead, and he said, "If God can do that, God can raise him up from the dead. For the same God that told me the baby would come, and I stood and it come, He can raise him from the dead." For He makes everything work together for the good to them that love Him. Amen.

231 God Who made the promise in the last days these things would happen that we see happen. If He promised a son, and the son came; if He promised all these things that we see through the Scripture, and it did, let's get into the rhythm of it. He promised in the last days these things would take place, and we see it. He promised that He would send Jesus. Hallelujah. There will be a Millennium. There will be a new day. There'll be a day that the sun'll never go down no more, for the--we will need it no more, for the Lamb is the Light of the City to where we're going. Amen.
The dawning of a new day, I feel it all over me now. The Light of a new day, a Light of a day where there is no night, where there is no darkness, no shadows, no skies, no--no dim, dark skies, no midnights, no graves, no flowers on the hillsides, no funeral processions, no doctors, no morgues. Amen. I--I can feel the--the rays of His Light breaking through upon my soul, the new day. The old one's pressing away.
As I feel the mortal blood pouring through my body, I feel the surge of the Holy Ghost come in behind it, "Rise, and shine."

234 Something said, "Billy Branham, you're getting old; you're getting weak; your shoulders are dropping; your hair's turning gray and falling out." That's right. And darkness and gross darkness upon the earth.
"But arise, and shine." I feel falling there the surge of Light of the glorious Gospel of Jesus Christ which has made me a new creature in Him. I look for that day (Amen.), for the new day. I don't know what the future is. I don't know what it holds, 1964, holds for me or nothing else, but I hold the hand of Him that holds eternity, Who is eternity. Amen.
Abraham knowed that God could raise him up again, so he trusted Him.

237 So far, the new year, be determined to stay with His Word and what It's promised, like others (Elected) did in others' days. If you feel that you've seen the Light broke through upon you of Jesus Christ, His manifestation of His great Holy Spirit in these last days. And, remember, remember, stay with it, what He did; you're one of the Elected; and what he, the Elected in other days like Abraham, when he saw it, when it was all against scientific proof... Noah saw it, and it was all against scientific proof. Moses saw it, and it was all against scientific proof. These smart ages that's gone by, but the Elected who saw it, stood firm. Amen.

238 And for the future, let's stand firm on the promise. God made it; it's up to God to see it through. I'm just following the rhythm. When it beats down the time and says, "This is the end of William Branham on the earth," then I'll go with the rhythm. Then I'll rise again with the rhythm. Hallelujah. The One that beat it in, beats it out, beats it in again. It's the rhythm of God, "I'll raise him up at the last days. He that believeth on Me has Everlasting Life. He that heareth My Word and believeth on Him that sent Me has Eternal Life; and shall never come into the judgment, but's passed from death unto Life." I'll follow the beating of the Word (Amen.), not the beating of my heart; the beating of the Word. No matter what it is; if my heart don't beat with the Word, then my heart's wrong. Amen. For He is the Word. Amen. The Bible tells us that, God's Word.

239 I was listening to a program, coming up, Billy and I, awhile ago. And it was this Bible--the--the hour called prophecy, the hour of... What is it called? Something about prophecy: "Voice of Prophecy." Really, it's the Seventh-day Adventists. They've had four or five different names. Millerites is what they was, to begin with.
They was the one that said, over there in a meeting, that I claimed to be Jesus Christ; that the--the Holy Father was over me, that Pillar of Fire, and I was Jesus Christ. Happened to be a friend of mine standing there at their little meeting; he raised up and said, "You'll have to prove that, 'cause I'll call him right here. I want you to see one time that he ever confessed that," (See?), and like that. He was talking about the different cults and things on the earth.
They know. One time I tied in with them on this sabbath question. They got the old day that's passed by. The Holy Ghost is our Sabbath; the Bible said so, "Come unto Me, all ye that labor and heavy laden, I'll give you sabbath to your soul." Not a "day."
Paul said, "You that keep a day, I'm afraid of you." See, that's right. Yes, sir. "There remaineth a rest (Hebrews 4) to the people of God, a sabbath-keeping. For we which have entered into His rest, hath ceased from our works, as God did from His."

242 But their speaker awhile ago, nice program, I have nothing again them. I'd do anything I could to help them. Forgive them freely for saying it, 'cause they did say something that wasn't right. But that's all right. Their doctrine is just like Jehovah Witness, and Christian Science, and all these other cults (You see?), same thing. But notice, they're just like any other organization; they're no more wrong, I guess, than the rest of them. The Word's always right (See?); It'll prove Itself out right. Notice.
But as he was speaking, the man said, "We've got the book-of-the-year." This writer, oh, what is his name, the speaker of it? I forget the--just exactly what his name is now. He spoke for the Christian Business Men up in Seattle here not long ago at the World's Fair. And he--he said, this announcer said, "This man has wrote the book, the most outstanding book for this year." I disagree.

244 The Book for this year is the Bible! It's the Light of the world. It's God Himself. Our Book-of-the-year is the Bible. For this 1964, our Book is the Bible. And all other years to come, our Book is the Bible. And all years that's past, It's been the Book of the years passed, the Book of the years to come, and It's the Book of eternity. It reveals it is God. Yes. It reveals God. Every year that is to come, it's the Book-of-the-year. When--whenever you hear the Bible say anything, it's promise is a-vindicated, there will come an eternal some day. The Bible is the One who gives us this promise, when you hear the Bible say that there's coming a day when Jesus will come. And as I say today now...
I got to close, 'cause I--I've been here two hours (See?), right at it.

246 Look, if--if the Bible tells us of these things that is to come, speaks of all these hours that--that we've passed through. The days of Noah is predicted. The days of all these others, the Scripture predicted. The days of Martin Luther was predicted, the days of Wesley, the days of Pentecostal. This hour that we're living in was predicted. Everything happened just exactly the way it was. Then when... What is it? It's the spoken Word of God which is vindicated by God, makes it the Light of the hour (See?), just like the sun is. When the Word, the Word itself, is the Light when It's vindicated for the time that it belongs to. See, it's vindicated, then it's the Light of the hour.

247 John was the Light; he--he was more Light than Elijah and them had. Elijah. He wasn't Elijah's Light, but he was Elijah in another form, a-vindicating the Light. See? He was... And when Jesus come, He said, "He was a bright and shining Light for a season. You love to walk in His Light." See?
And John said, "Now, I must dim out. I must go out now; my Light's finished shining. I must go out. He must increase. He's the Light."
And He said, "I am the Light of the world." Amen. That's right. The same yesterday, today, and forever, and He's still the Light of the world. And what is He? "In the beginning was the Word, and the Word was with God." Why was He the Light of the world? If He'd come, said He was Messiah, and He didn't do like the Bible said the Messiah would do, then He wasn't the Light of the world. See, it's the a-vindicated Word that makes it the Light of the world.

250 And in this hour that we're living in now, the a-vindicated Word of this hour... Pentecostals, you say, "speaking in tongues," and so forth. That was the day of Pentecost, that was the Light of the hour then. See, this is another day. He's the Light of the hour today.

251 The Seventh church age, all smothered out, with Christ on the outside, the moon identifying it, all the darkness coming upon the earth, the Light pressing in now, begin to show what's going to take place. The thing'll be destroyed, and the Light will come in and destroy it. And the saints shall inherit the earth; the meek shall inherit the earth. The earth, the moon darkness will be took away. The darkness of the night will pass away, the darkness with their death and creeds, and away from the Word of God, perverted things that they're saying. And the Light will break forth upon the day.

252 And remember, when the full Bible... Listen, in closing. When this full Bible has been thoroughly a-vindicated, then there will be an eternal Shalom, eternal Peace. See?
He come and said He was "Peace on earth, good will towards men," but the world didn't receive it. See, see? He was Peace to everyone that come to Him for Peace. See? Peace on earth, good will to men, He was the Peace at that new year beginning, new day of God. For why? He was the a-vindicated Light of that day. See?
But there's more Word to be a-vindicated. He's got to vindicate more Word. And when the last Word is da-vindicated--is vindicated, rather, then death is swallowed up in victory, and the dead in Christ shall rise, the millennium will set in, and it'll be one great peace; shalom. Let's lay up for that day, brother, sister, for that one great shalom.
Remember, the Bible is the fountain of all wisdom, and holds all hopes of the future. To the church, Shalom. Let us pray.

256 Little group present here now, I--I been two hours on--on this little new year's message. You been very patient. Is there one in here this morning, or--or this afternoon, rather, that doesn't have Shalom, that peace that spoke, that identified Word of God when you and the Word become one? When, if the Bible says one thing, you say "no, I can't hardly believe that that's right," then you haven't Shalom. You're not at peace with God, because His Word says one thing and you disagree with It.
And if the Word says, "Shalom, peace," and you have that peace, that every Word that God says, you can punctuate it with a "amen," and you believe It. And when you see It vindicated, you say, "Amen, that is the Word." But does a creed, a light, a false light, the world sweep across in the shadow of the light that's being reflected to darken it out, some creed, to say, "No, I--I think that--that that was for something else. That don't mean just that," and yet the Word says it? Are you following that shadow, or are you appearing with that Light?

258 Here and in the tape, whoever will listen at it, think it over just a moment. And if there's one present here that would like, that doesn't have that Light, would you raise your hand to identify yourself, that you're ready to walk in that Light today.
And if there's one out in the land of where this tape shall go, that you don't have It, will you raise your hand to God right where... Turn off your recorder just in a moment when we pray, get down on your knees, and say, "Lord God, I have doubted, I--I've did this. I've thought, 'Well, because the church said them things couldn't be and this wouldn't be.' And, but I see it's promised in the Bible, and I see too many things. The heavens even declared it itself. And these things that are said, are happening just exactly. And God in heaven is declaring the same thing. So I want to receive it now. Let the Word of God come into me. And let me get into the rhythm of not listening what the church or the preacher says; but let me get into the rhythm of the Word, and see what It says. And let It bring to me, in this great Sympathy of God, a beating out of His will in my life."

259 Our heavenly Father, we now bring to You every hand that's up everywhere. And let the Holy Ghost of God bring to them the rhythm of the Word and Its Truth, that they are to be molded now into sons and daughters of God, and they are to be the reflecting of the Light of God upon the earth. They are to be the manifested Word, that men and women are to live the way Jesus lived, and to--to believe every Word of God and live by It like He did, for He said, "Man shall not live by bread alone, but by every Word that proceedeth out of the mouth of God," not just a few of the Words, part of the Words, but "by every Word proceeding out of the mouth of God."
The Word of Moses' time did not work in the days of Jesus' time. The Word... The Word in the days of the apostles does not work in this day. It's a promised Word for this day. They said themselves, and spoke it by the Holy Ghost, what would take place in the last days, how the churches would be heady, high-minded, how the whore would rise up and the harlots would be right with her, and how the--they would darken the earth. And the last church age, the Laodicea, Jesus would be completely taken from the church.
O Lord, let me stay with Him, the Word. And manifest His Light, through all of us, as we set forth in this new year with a determination, not knowing what this new year holds, but we're holding to Him, the Word, that knows the whole Sympathy from the beginning to the end. He knows every move and every junction. And Lord, we're just watching Him, keeping our eyes on Him, the Word. Then when we see these things appear, we know that we're right in the rhythm of the Word. Grant it. Save every lost soul, Lord, that here, and every one that hears the tape. We commit them to Thee, for Thy Kingdom's sake, in Jesus Christ's Name. Amen.

262 Now...?... Happy to be with you all this morning. Sorry. It's just been exactly since we started, exactly two hours, from a quarter till eleven, till a quarter till one. I told Meda; I said, "I'll be back by one-thirty."
Now, we don't believe in breaking speed laws. I don't think we should do that (You see?), to do it. Now, we thank you.
I want to say now, Terry turned his tape recorder off, 'cause that's the one, the tapes that goes out. I think you still got yours on, which is all right. See? 'Cause I'm going to speak to the church. I certainly appreciate you all down here. And it's lots of times I think this is a little retreat for me to come down here on the backside of the desert, as I call it. Come back from the desert, way back up in here, and look around, see this little group out here under the trees, right beside of the--the river. And we're on the east side of the river now. And I--I trust that God will bless you, each and every one. God, Shalom, be with you. That's His peace.

263 And I'm sorry, really to have held you like this, but just to get a tape of this now from... If the Lord willing, this is what I'm to speak on at--at Phoenix, Sunday afternoon. Then Monday, I'm going with a little short meetings, and so forth. I purposed in my heart this year, if the Lord willing, I'm--I just cut and tore from side to side. And we all know that the identification, we know what the third pull is, we all--we all understand that.
Now, you've got--you'll have the tape. You see? And it's... Now, I think it'll just lay dormant for a little while, until the great hour of persecution comes on. That's when...?... It'll speak. It'll be manifested. Just like the five straight signs without failure, perfectly. And now, I think, just wait (See?); just see what does. Now, I'm going the same again, through and through, to find out, short meetings, and we'll try to have--get out every night early. Have just about thirty minutes, talk on something about Divine healing, or something like that. And whenever I get ready to make a tape again, I'll either run down here to the backside of the desert, or else to the Tabernacle, or somewhere, where they can make a tape, where we'll be among ourselves, and I can say what I wish to, like that.

264 But, see, Jesus... Remember. See, I have to watch. When I seen them people just completely, arrogantly walking away, I think I've tried to express it this morning; it's gross darkness upon them. They can't help it. I forgive them (See?), for not listening and seeing the things that God has done, and still they don't do it. I still pray, "God, forgive them." And I mean it from my heart. I don't say it because my Master said it, but I--I want to feel in my heart first, that I really do.
I don't isolate myself from people. I don't want to do that. See? Because I'm a--I'm... I have a message for them, "Salvation." And I have to go out among them. See? Now, I go out with the trinitarians, with Methodists, Baptists, Lutheran, Pentecostal, Seventh Day Adventist, and everything else, because I'm seeking to save that which was lost, if I can, to bring it in, to show them the Light to them. And the Lord be with you.

265 I had our--our first little group of meetings here. I don't know whether you handed them out the schedule here. If some of you... I'll leave it laying here; pastor will read it for you, where we're to meet at, and if the Lord willing, that is, the Lord willing... I have no leading for them, just simply going out to try to do whatever I can. And if you got any of your loved around in there would like to come to one of the meetings, why, you write them a letter and tell them to attend one of these meetings.

266 God bless you. It's nice seeing you, Brother Stricker, and Sister Stricker, and all the rest of you people here. Now, some of them, I don't even know your names, but I--I know you by the witness of the Holy Spirit, that you're my brothers and sisters. And--and my love and respect is for you. And it's such a great pleasure being out here with you.
And I know how you--you had your dinner set here, going to have a little fellowship dinner. I wish it possible that I could stick around, and--and I--I know it's good. I--I know you got the best cooks in the country. I know that's right. But I'll probably have to get mine on a hamburger going home. But anyhow, I've got an appointment that I have to. My time is just allotted of a little bit here and a little bit there. And you all understand, I'm sure. It isn't because I wouldn't want to stay. God knows that; I wouldn't come down here. See?

267 Some of them said, "Would you go down there and preach to thirty people, when you could be preaching the same thing to ten thousands?" Certainly. That don't make any difference the size. I want to see where it's received. Cast not your pearls before swine. They turn and trample them under your feet, and then will turn and rend you. See? But you don't cast your pearls there.
Now, I feel that what I say here is not casting pearls before swine. I think it's showing children jewels that belong to them. See? You... Where's the jewels found sometimes? In the muck and dirt.
Did you ever notice a lily, where it comes from? Right out of the bottom of the slimy pit of the pond. And it toils day and night to get itself to the light. But when it once gets to the light, it blooms out the most beautiful flower that there is. And that's what a lily is. It comes up from the dirt of the earth and the filth. That's where the jewels are found wrapped up out here in this gold state of the nation. Where do you find gold? Down in the dirt. Where do you find rubies and jewels? In the muck and dirt. That's exactly right. That's where we all come from: the muck and dirt of the world.

268 But these here... I'm a prospector. What's a prospector do? He hunts for gold. Then what he does, he shines it, and he beats it out, and smelts it, and he gets it ready. This is the Gold mine. See? I'm looking through here all the time for beautiful jewels. See? Find them out here somewhere in the dust, and polish on it, and say, "Lord, here they are. Here's a brother. Here's a borned again Christian. Here's a fine young lady. Here's a fine middle-aged, old woman, my, young woman. Whatever it is, here they are, Lord. They're Your jewels. Put them in Your crown, Lord. They'll shine forever and ever." Like that.
Until I see you, Shalom. God's peace with you. All right, pastor, come here. All right. God bless you now. And I... You all go ahead.

НАВЕРХ