ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод Гродно
Проповедь Христианство против идолопоклонства Уилльям Бранхам произнес 61-1217 Продолжительность 2 часа 17 минут аудио нет .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

Христианство против идолопоклонства

1           Это ваше…?... Тут говорится: «Помолись за маму». Дайте это Грэму…?... И вы…?...
Спасибо, брат Невилл, да благословит вас Господь. Доброе утро, друзья. Это привилегия – снова вернуться в это утро в скинию, чувствуя себя бодро и хорошо. Позавчера я не мог даже говорить. У меня был этот вирус, который проникает повсюду, вы знаете, идет в их горло и делает их охрипшими. Но Господь помог мне и избавил меня от этого состояния, поэтому я могу говорить вам в это утро.
И мы рады, что эта милая скиния полностью заполнена и люди стоят. Мне только жаль, что у нас не было нескольких сидений, и… чтобы дать тем людям, которые стоят. Мы были бы счастливы, если бы у нас они были, но, как я думаю, все заняты. Я знаю, что вы не хотели бы приходить и садиться с теми детьми на алтаре и поворачиваться спиной по-другому.
3          Итак, в течение нескольких дней я занимался изучением истории. И я подумал, что, возможно, в это утро вместо проповедования я смог бы просто некоторое время обучать по Слову Божьему. И вот, мы, вероятно, немного запаздываем, поэтому я буду… Некоторые из вас пусть поменяются местами с теми, кто стоит, или что-то в этом роде, это, конечно, было бы очень замечательно, если бы вы смогли… если бы вы смогли сделать это и дать им немножко отдохнуть.
И вот, многие из друзей… из моих друзей приезжают, некоторые из них проделывают долгий путь: с юга, из Джорджии, с севера, из Огайо, Теннеси, самых разных мест, Иллинойса, Миссури, Мичигана. Они приехали из Чикаго, из просто… на одно вот такое собрание в одну маленькую скинию. Это производит во мне такую благодарность за подобных людей. И не только это, но я хотел бы сказать это, не чтобы привлечь интерес, но в интересах Слова Божьего: почти что каждый из тех людей не только приезжает, но они наряду с этим приносят свои десятины, чтобы отдать их в церковь для помощи.
Итак, это попросту такие друзья, которые преданы. Ты просто не можешь забыть вот таких людей.
6          И затем, временами, возможно, я должен сказать что-то такое, что разрывает их на части; но затем ты видишь, что это означает. В своем сердце ты не желаешь этого делать. Но все же есть Некто, кто говорит: «Ты… должен сделать» (понимаете?), поэтому ты должен это делать.
И видя, что они приезжают отовсюду, и… и пытаются служить Господу, и верят в это служение, которое дал мне Господь, и доверяют, что я Его слуга, я не желал бы сказать им ничего неправильного, вот, с отсутствием искренности; я обязан, в самом деле, сделать все, что я знаю, как пастырь душ тех людей, зная, что они приезжают сюда не только для того, чтобы повидаться, проезжают через ледяные горы, и холмы, и через забитые дороги, а их дети лишены еды и сна, а их чемоданы лежат сзади автомобиля. И, знаете ли, это тяжело.
Однако в Библии говорится о таких людях в Книге Евреям, в 11-й главе: «Даже мир не достоин таких людей». Я… я говорю это потому, что я думаю об этом в своем сердце.
9          И многие здесь из Нью-Олбани, и из Луисвилла, и из близлежащих окрестностей, южнее, из Кентукки, и из различных не столь далеких отсюда мест. Но все же они преданы, чтобы приехать, проехать через лед, снег, что-то еще, чтобы добраться сюда.
Итак, в следующее воскресенье Рождество. И я подумал, что я был… было рождественское послание к церкви, но я… я так переживал за тех маленьких товарищей; я должен сказать, если они… если я был здесь, тогда маленькие товарищи (вероятно, многие из них издалека) могли бы пропустить свое Рождество и подарки. Поэтому это было бы отчасти тяжело для тех маленьких товарищей. Но прежде чем доберемся… Итак, мы…
11          Я знаю, что мы, люди отсюда, не учим наших детей такому мифу, как Санта Клаус. Мы не верим в то, чтобы говорить кому бы то ни было ложь, поэтому вы не собираетесь лгать вашим детям. Подобный хлам – это мифология в ее высшей стадии, такая вещь, которая занимает место Христа на Рождество.
И Рождество было утрачено… рождество является не больше чем культом, это празднование: пьянка, азартные игры, пирушка, просто язычество до предела. И это не… И я желал… Возможно, после Рождества я снова поговорю о Рождестве (вы понимаете?), так чтобы это не лишило маленьких… Но ты не можешь сказать это таким маленьким детям. Они видят, как маленькие приятели получают в рождественскую ночь рождественские подарки и тому подобное, они не понимают этого. Видите? Они просто… они слишком маленькие. И мы должны помнить о них, что они есть… что у них все взаимосвязано. Мы должны унизить себя, чтобы вспомнить о тех маленьких товарищах, что они сами по себе…
Я не слишком… слишком громок в этом, брат? Не слишком ли большой у него уровень громкости? Вы можете меня слышать там, сзади, далеко сзади? Ух? Подождите, я стою слишком близко. Какой микрофон работает? Оба из них? Этот и этот? Я… я думаю, что один там, это хорошо. Это… это… Итак, который, который лучше? Итак, прекрасно, хорошо.
14         Так вот, маленькие товарищи должны понять. Вы знаете, они… они… они маленькие товарищи, и мы также должны помнить, что мы также однажды были маленькими товарищами.
Я помню, когда мы были маленькими детьми, они выйдут и срубят где-то кедровый кустик, а мама нащелкает каких-нибудь зернышек и обмотает его ими. Это примерно все, что было на дереве. Но их маленькие старые рваные носки висели там также, как… И, ох, и, возможно, у нее был… возможно, один мешочек леденцов, и… те маленькие твердые леденцы, и два или три мне, и два или три Гумпи, и два или три этим… только маленький кусочек леденца. И мы берегли его весь день, посасывали его, знаете ли. И заворачивали его в маленький кусочек бумажки и клали его в свой карман. И если мы получали старый пистонный пистолет или… или маленький рожок, чтобы подуть, это было великим делом, это вызывало у нас трепет.
16         Сегодня, конечно, это по-другому. У бедных людей получается сберечь немного денег, и получается так, что они могут купить своим детям больше вещей; они лучше одеваются, лучше едят, лучше живут. И все… все кругом, я думаю, у них лучше, и при сегодняшней заработной плате. И поэтому у маленьких детей, – вы должны позволить, чтобы у них что-то было.
Но всегда будьте обязательны в этом: скажите им, что нет такой штуки, как Санта Клаус, потому что это неправильно. В один из тех дней они подойдут и скажут: «Что тогда по поводу Иисуса?» Видите, видите, видите? Поэтому говорите им истину, будьте честны с каждым. Будьте правдивыми… И в особенности, вы не сказали бы своим детям чего-то неправильного, потому что они поднимутся и скажут… Они верят в вас как в христиан, и они хотят, чтобы вы… Они верят, что то, что вы говорите им, – истина. Так что будьте уверены, что вы говорите им истину, тогда выйдет так как надо.
18         Вот… И затем, я хочу, по крайней мере, иметь еще один вечер, если смогу, или день в скинии, прежде чем я уеду в свои наступающие годы служения… год служения, скорее.
И если это будет волей Божьей, я хочу попытаться получить в этом году много заграничных собраний, поскольку я чувствую потребность в этом, особенно в Швейц… в Швеции и Норвегии, и во многих из скандинавских… скандинавских стран, а далее в Азию. Я чувствую, что мы должны быть отчаянными в молитве за эти вещи, что мы должны изучить путь Святого Духа и способ, которым Он руководит нами, и вещи, которые мы будем… должны сделать.
20         Изучая раннюю историю церкви, Бродбента и Хэзелтайн, и многие из их комментариев к этому, «Никейских отцов»… И только вчера я закончил полную жизнь Святого Мартина, которого католическая церковь отказалась канонизировать. Бог же это сделал. Так что они… Из его великой жизни, и как те же самые знамения сопровождали его всю жизнь, как он воскресил двух мертвых людей, изгонял злых духов, говорил новыми языками и видел видения и тому подобное, и что за великий человек. Но все же сам секрет его силы заключался в смирении перед Богом. А сегодня мы находим, что церковь, несмотря на обучение ее силе и обучение знамениям, сопровождающим уверовавших, все же мы обнаруживаем их надутыми: «Большой я, маленький ты», – и так далее. Это… это не похоже на первую церковь. Вы понимаете? Они были скромными, и добрыми друг ко другу, и милыми, чуткими. А сегодня это так отличается. И я задаюсь вопросом, не увело ли многое из этого от нас в сторону подлинную сущность Послания: чтобы мы желали смирить себя. Храните себя… чем более скромными вы сможете быть, тем больше Бог сможет использовать вас.
21         Изучая мифологию и все те мифы, обнаруживаешь, что само Рождество – это миф. Нет ни… ничего подлинного в Рождестве. Рождество не было даже упомянуто в Библии, они никогда не поклонялись дню рождения Христа. Не было такого. Это римско-католическая догма, а никакое не христианское учение, для этого нет никакого отрывка из Писания, нигде в Библии, и в первую сотню лет спустя годы после написания Библии (понимаете?) ничего из этого не было. Это просто миф. Санта Клаус, коммерческая реклама – все, все это скручено в один большой комок.
Если бы вы вернулись и изучили начало этого и просмотрели бы на это до конца, вы бы увидели, где мы находились. Ничего не осталось, ничто не может помочь, кроме пришествия Господа. Вот и все. Ничто не может помочь нам выйти из этого хаоса, кроме пришествия Господа.
23         Это тот маленький выключатель, который проверяет те ленты? Возможно, я лучший цензор всей этой штуки, только не рассылайте их, потому что это довольно грубо. Но я говорю это так… Ленты сейчас сделали? Не продавайте эти ленты. Понимаете? Эти ленты не продаются. Их могут раздать по церкви и так далее, но… Потому что это вызовет замешательство, так же точно, как стоит мир. Понимаете? Поэтому просто удержите их, пока у нас не получится подготовить это по-другому.
Итак, прежде чем мы приблизимся к посланию, пусть все попытаются так думать, и так успокойтесь, как только вы можете. Я не займу слишком долго, однако я не хочу использовать свое время так, чтобы… гнать это, так, чтобы вы это по-настоящему увидели. Итак, давайте сначала… Так вот, если все не на месте, я верю, пока там…
25         [Брат Невилл говорит, что есть несколько свободных сидений.] Пусть те леди, которые стоят вдоль стены, подойдут сюда. Вот место здесь для вас, сестры. Так точно. Вот одно вот здесь, впереди. Вот стул здесь, сзади. Вот дети здесь вверху, у алтаря, если кто-то хочет встать и… маленький ребенок, и уступить кому-нибудь свое сиденье, потому что есть место у… у алтаря вот здесь для детей, и у взрослого могло бы быть сидение. Те леди, стоящие там, сзади, за пилястрой, если вы… Далеко сзади, здесь, в углу, но это… это утомительно – стоять там. Если бы вы хотели стоять…
26         Здесь есть некоторые на платформе. Вот, некоторые из вас, братья, кто захотел бы придти сюда, у этих детей есть… Вот одно сидячее здесь, возле брата Вэя. Подходите сюда вверх; займите свое сиденье примерно вот здесь, так как все; вы можете быть как дома, чувствуйте себя… чувствуйте себя прямо как дома. Вот место вот здесь, брат Шелби, здесь вверху, прямо здесь, на платформе, если вы хотите придти сюда и усесться с нами, вот здесь вверху. И брат Эванс и брат Чарли и вы, вот… вот сиденье вот здесь, и одно вот здесь, и два… два вот здесь. Приходите прямо на платформу, брат, находящийся там, из… Просто приходите на платформу, устраивайтесь поудобнее, так мы сможем как можно более спокойно приготовить каждого к… к служению, так чтобы вы не устали и не утомились стоя.
27         Некоторые из вас, братья, сзади… сестры, далеко сзади в холле, стоящие далеко сзади в холле, вы… Все еще есть место… Вот еще одно. Вот табуретка для пианиста, кто-нибудь может ее использовать, если они захотят придти и усесться на нее. Это было бы хорошо. Я вижу, что леди там, сзади, показывает на пустое сиденье сбоку от нее, так что все в порядке. Поэтому устраивайтесь теперь, по возможности, поудобнее.
И теперь, пока мы располагаемся, давайте… примерно двадцать минут… двадцать три минуты одиннадцатого в этот семнадцатый день декабря, на улице здесь, в Джефферсонвиле, дождливое утро. И… и нам плохо на улице, однако внутри мы чувствуем себя хорошо, зная, что мы приближаемся: пришествие Господа при дверях, и приближается вечность. И мы так благодарны Богу, что можем в это утро стоять и сообщать верующему и неверующему Слово живого Бога, зная, что будет великий день для всех нас, чтобы понять все Господнее.
29         Итак, давайте склоним наши головы только на мгновение для молитвы. И когда мы склонили свои головы, если есть какое-либо желание быть упомянутыми, просто поднимите руки к Богу, помните вашу просьбу в своих сердцах. Спасибо.
30                  Наш небесный Отец, когда мы теперь находимся в скинии, все сидят, и микрофон исправен, и магнитофоны работают, и христиане молятся, дают знать о своих просьбах… И примерно две или три недели я все время штудировал то, что касается этого послания на сегодняшний день. Всего лишь несколько слов, которые, возможно, Святой Дух использует, чтобы донести эту тему в сердца людей, чтобы они смогли увидеть время, в которое мы живем, и приготовились встретить Господа Бога… Мы помолимся за всех наших больных и страждущих повсюду.
О Иисус, вспомни о Своей Церкви, всей Церкви по всему миру в это утро: некоторые в лесу, некоторые в долине принятия решения, некоторые из них на горных вершинах. И по всему миру Твои дети полагаются на Тебя и взывают к Тебе. И как Иоанн очень давно на острове Патмос сказал: «Эй, гряди, Господи Иисусе».
32         И мы понимаем, что мы не без присутствия врага. Он всегда рядом, чтобы препятствовать, и остановить, и сделать все, что он только может. Но, о Господь, дай Твоим детям веру в это утро, силу вознестись над врагом, открой их сердца и сделай их души полем с плодородной почвой, чтобы могло быть посеяно Слово Жизни, и произведи великую радость и обильный урожай.
Я молю, Господь, чтобы Ты благословил Свое Слово и Своих слуг. Подай помощь этому моему слабому голосу, чтобы я смог крепко держаться помазания Святого Духа. И затем, в молитвенной очереди, дай силу и веру, Господь, чтобы не было немощного человека среди нас, когда мы покинем это здание. Даруй это, Господь.
Мы знаем, что мы живем во время конца. И мы просим Тебя, чтобы Ты благословил нас теперь, когда мы продолжаем ожидать Тебя и читаем Твое Слово. Во Имя Иисуса мы молим. Аминь.
35         Итак, я собираюсь прочесть два или три места из Писания, и, как я объявил в прошлое воскресенье, что сегодня я собирался попытаться поговорить на тему «Христианство против идолопоклонства». И это наша тема на это утро. И вот, я не теолог, ни в коем случае не знаток Библии, только неграмотный человек, любящий Господа Иисуса всем своим сердцем. Я не претендую быть теологом или попытаться занять такое место, но просто пытаюсь в скромности своего сердца объяснить те вещи, которые, как я чувствую, Святой Дух открыл мне и я должен дать своей церкви. В моих интересах, чтобы церковь росла. Чтобы эта церковь была духовно правильной. Это в моих интересах, потому что эта церковь в Божьих интересах, а Его интересы – это мои интересы. Поэтому для этого я должен видеть.
36         Читая у ранних историков об Иринее и остальных, как они сохраняли свою церковь неоскверненной от вещей мира, как те старые учителя вставали там и, в самом деле, стояли с тем Евангелием. Библия тогда не была написана в той форме, в какой она у нас теперь, до тех пор пока не наступила Реформация и Лютер не поместил ее в печать. Но у них… у них было то, что они называли «Евангелие» и «Апостол»: «Евангелие» и «Апостол», и они стояли с этим.
37         Итак, для нашего…. В это утро мы намерены прочитать два места, одно из них находится в Книге Иеремии, в 7-й главе и начинается с 10-го по 18 стихи. Второе место находится в Деяниях, 7:49. И если вы желаете помечать отрывки для этого… или отрывки из этого, Иеремия, 7, это был бы 18-й стих. Я хочу начать читать с 10-го стиха.
И приходите и становитесь перед лицом Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: «мы спасены», чтобы впредь делать все эти мерзости.
Не сделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? Вот, Я видел это, говорит Господь.
Пойдите же на место Мое в Силом, где Я прежде назначил пребывать имени Моему, и посмотрите, что сделал Я с ним за нечестие народа Моего Израиля.
И ныне, так как вы делаете все эти дела, говорит Господь, и Я говорил вам с раннего утра, а вы не слушали… звал вас, а вы не отвечали, –
То Я так же поступлю с домом сим, над которым наречено имя Мое, на который вы надеетесь, и с местом, которое Я дал вам и отцам вашим, как поступил с Силомом.
И отвергну всех вас от лица Моего, Я отвергну всех братьев ваших… Я отверг всех братьев ваших, все семя Ефремово.
Ты же не проси за этот народ… не проси… за этот народ, и не возноси за них молитвы и прошения, и не ходатайствуй предо Мною, ибо Я не услышу тебя.
Не видишь ли, что они делают в городах Иудеи и на улицах Иерусалима?
38         Итак, я хочу остановиться, прежде чем я прочитаю последний стих из этого. Позвольте мне начать снова. Вот, Бог упрекает этот народ и говорит даже не молиться за них… Позвольте мне начать с 16-го стиха и прочесть по 18-й. Итак, слушайте внимательно:
Ты же не проси за этот народ, и не возноси за них молитвы и прошения, и не ходатайствуй предо Мною, ибо Я не услышу тебя.
Не видишь ли… не видишь ли, что они делают в городах Иудей и на улицах Иерусалима?
Дети собирают дрова… отцы разводят огонь, и женщины месят тесто, чтобы делать пирожки для богини неба и совершать возлияния иным богам, чтобы огорчать Меня.
39         Итак, я хочу обратиться теперь к Книге Деяний, 7-й главе и начать с 44-го стиха и читать по 50-й:
                                                                                                                                                        
Скиния свидетельства была у отцов наших в пустыне, как повелел Говоривший Моисею сделать ее по образцу, им виденному.
Отцы наши с Иисусом, взяв ее, внесли во владение народов, изгнанных Богом от лица отцов наших. Так было до дней Давида.
Сей же обрел благодать пред Богом и молил, чтобы найти жилище Богу Иакова.
Соломон же построил Ему дом.
Но Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк:
«Небо – престол Мой, и земля – подножие ног Моих. Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего?
40         Итак, вы можете видеть, читая этот отрывок из Писания, куда я влагаю свою мысль, сначала об идолопоклонстве, чтобы начать с него. Мало написано об идолопоклонстве. Мало книг, раскрывающих идолопоклонство, что такое идолопоклонство, и все же мир полон его. Я думаю, что причина этого в том, что людям этого никогда, в самом деле, не разъясняли, не знают, что это такое. И это было для меня привилегией, большой привилегией в моей жизни: путешествовать, чтобы видеть какое-нибудь идолопоклонство, чтобы знать, что это такое.
И затем, когда изучал идолопоклонство несколько прошедших недель: мифологию, греческую мифологию и римскую мифологию, затем это возвращает меня к тому, чтобы видеть, не убивают ли они… все еще придерживаются того же самого, видеть, не остается ли идолопоклонство таким, каким оно было в начале. Путешествуешь сегодня, видишь идолопоклонство, а затем видишь, как оно началось… читаешь, как оно началось в ранние дни, я вижу, что оно не изменилось. 42         Вот, я был в Индии. Индия полна идолопоклонства. У них есть ходящие по огню и другие… Я полагаю, однажды днем, когда я был в Бомбее, я был принят в тот день… Я… Кто-то сказал мне… Я не знал, кто кем был; они просто были в храме джайнов. И было семнадцать или семь различных религий, и я вполне уверен, что было семнадцать различных религий, встретивших меня там, оспаривая Слово, и каждая из них была решительно настроена против Христа: семнадцать различных религий. Они заставили нас снять свою обувь в храме и войти. И они усадили нас на подушки. И потребовалось бы некоторое время, чтобы пройтись по всему вздору, как я это называю, через который мы должны были пройти. Однако мэр города, принявший нас там, сам был индусом, которые являются магометанами.
И Магомет был пророком. И он произошел по линии Измаила, который также был сыном Авраама.
44         И именно на этой передовой тот известный в мире евангелист бежит от одного из этих людей, которые бросили ему вызов на решающий поединок в Слове. А по моему мнению, этот евангелист должен был сказать: «У меня нет дара исцеления, но у нашего тела верующих есть такое. Дайте мне несколько часов, и я вам кого-нибудь сюда приведу». Видите? Но, конечно, сделав это, этот евангелист затем был бы сам беззащитен перед той организацией, которая его поддерживала, и затем его бы выгнали.
45         И затем, хорошенько подумав об этом, я бы не позволил тому неверующему одержать триумф над Словом Божьим. Если бы я был побежден, я все еще стоял бы там и демонстрировал мою веру и веру в Бога, что Он остается тем же самым. Как сказали еврейские дети: «Наш Бог силен избавить нас из этой огненной печи. Но, тем не менее, мы не будем кланяться твоим идолам». Да, я верю, что это было бы более доблестной вещью. И, с другой стороны, я…
46         Будучи доктором теологии и хорошо осведомленным в Писании, как великий евангелист и могучий муж, каким он является, я верю, что я бросил бы ему вызов по Слову, был ли Иисус Христом или нет, или был ли Магомет пророком, и доказал ему его собственной Библией. Если бы это было моим призывом в Библии, в данной ситуации как евангелиста, чтобы объяснять это, я бы лучше ухватился за ту кафедру вместо того, чтобы просто бежать от этого и давать задний ход. Это показало… Это не продемонстрировало той подлинной христианской смелости, что будет стоять там живой или мертвой. Бог силен избавлять. Я верю, что я бы вызвал его на это.
47         Но они забывают подумать о Бомбее, когда там слепой мужчина, магометане, в тот вечер они признали его зрение на собрании. Они не упомянули бы об этом.
Но, тем не менее, говоря об этих людях, они не лицемеры. Они искренние люди, точно такие же искренние, как вы и я… и иногда больше, чем мы здесь, в Америке. Они не лицемеры. Они искренне верят в это и осуществляют это на практике всем, что находится в них.
49         Позвольте мне немножко вам рассказать об идолопоклонстве. Я забыл, как зовут того бога, который является богом ходящих по огню, но это огромная статуя с большущим, крупным, чем–то напоминающим человеческое, лицом, с огромными, большими ушами, чтобы слышать все их грехи и так далее. И огромные, большие рубины как серьги в их… в его ушах здесь, которые, вероятно, стоили полмиллиона, возможно. Это, может быть, завышено; это, может быть, занижено. Но, ох, какие большие дорогие драгоценные камни в этом идоле.
50         И священник храма приводит бедного крестьянина, он не должен быть… просто обычный; не должен быть каким-то особенным человеком. Он просто обычный человек, крестьянин, который хочет поблагодарить своего бога за хороший урожай. И делая это, он показывает свою веру в бога, когда он приходит в храм и благословляется своим священником.
И затем к… готовится к тому, чтобы пройти через бассейн с углями, много футов глубины и много футов ширины, раздуваемый вентиляторами до тех пор, пока они не накалятся добела… Вот, это не обман, это правда. Он идет к идолу, исповедует свои грехи тому священнику, и они льют на него воду… святую воду и так далее, которую благословил священник.
52         А затем, много раз, они берут большой крюк, рыболовный крючок, огромный, большой, возможно, от полдюйма до трех четвертей в диаметре, в ширину от наконечника до задней части крючка. И они навешивают на него маленький шарик с водой, вроде маленького рождественского елочного украшения, и маленький шарик, и полностью наполняют его водой, чтобы он стал тяжелым. И они берут, буквально тысячи из них, и подвешивают их за свою плоть, тянут их. Когда они входят в их плоть, дергают их… чтобы пройти пытку, чтобы понравиться их богу, идолу. Они не лицемеры.
53         Затем часто они высовывают свой язык, и у них есть копье с зубцом, чтобы проткнуть их язык и их нос и соединить их: делают стежки нитками и сшивают им рот, если они что-то сказали неверно. И такая пытка…
И затем садятся возле этого большого бассейна с огнем. Они убивают козу, чтобы умилостивить идола, предложить жизнь за их грехи. И ты должен слышать грохот, когда убивается та коза. Они исповедуют свои грехи на этом и убивают козу, бросая… беря кровь в качестве искупления.
55         И затем, если этот ходящий по огню, если он испуган и пробегает через огонь, он навлекает на себя позор. Но он должен идти медленно, спокойно через эти огненные угли. И иногда они целых пятнадцать футов глубиной, эти огненные угли, и, возможно, тридцать ярдов или сорок ярдов в длину, и, о, возможно, восемь или десять футов в ширину. И они раскалены добела. И у него нет ничего, кроме лоскутка ткани, немножко похожего на набедренную повязку, обернутого вокруг его середины. И он добирается туда со всем этим висящим и кровоточа, а рыболовные крючки и остальное все на его теле, вводят себя в неистовство до такой степени, что слюна льется из их рта.
И вот он приходит, идя через тот огонь, и выходит с другой стороны совсем невредимым, через огонь. И, возможно, его ноги входят в то глубоко… ноги проваливаются в огонь на два фута или больше, когда он идет, тащит те раскаленные докрасна угли на своей человеческой плоти, идя через тот огонь, и выходит с другой стороны невредимым. Вы могли бы посмотреть на его ноги: ни царапины, ни ожога.
И наблюдаешь такое и размышляешь, что если жертва языческому идолу с кровью козы, с верой в такое защитила язычника от огня, что же Кровь Иисуса Христа сделает для верующего в Живого Бога?
58         Вот, идолопоклонство – это странная вещь. В периодах у нас это было, каждый, начиная… думаю, начала времени. Так вот, система этого идолопочитания состоит в том, что человек, который воздвигает идола, устанавливает идола. Затем он входит и готовится к этому большому поклонению. Так вот, он верит, что этот идол сделан по образу какого-то бога, которого он, в самом деле, никогда… никогда не видел. Он без формы, поэтому он верит, что он находится в образе этого идола, который он сделал этому богу.
Так вот, не позволяйте этому выветриться из вас. Образ находится в этом изображении мифического бога, которому он верит, что тот есть.
Затем он идет к… перед этим идолом, и простирается сам, и верит, что бог, который является невидимым существом, сходит в этого идола. И он верит, что он разговаривает с богом через этого идола, что бог принес себя в этого идола и откликается ему в ответ. И многие из вас, находящиеся здесь учителя, которые брали мифологию… Даже те боги, у них были сражения друг с другом, они заявляли о своих правах и тому подобное, в те дни.
Итак, иными словами, бог гипнотизирует себя из своего сверхъестественного положения в этого идола и говорит в ответ поклоняющемуся через того идола. И поклоняющийся в каком-то отчасти возрастающем эмоциональном чувстве верит, что тот идол говорит ему, его сердцу, и ему прощаются его грехи и остальное через этого идола, что ясно показывает, что это дьявол. Это дьявол, тот, кто это делает.
62         И они не просто делают случайно эти вещи; некоторые делают, но есть некоторые настоящие, истинные поклоняющиеся тем вещам. Например, я мог бы рассказать вам истории о том, как те бесы в тех идолах выполняют всякого рода вещи: заставляют кровь выходить из вещей и все остальное. Они… они… они бесы.
И если вы не верите в… что действительно есть дьявол, вы не верите в то, что есть Бог. Несомненно, вы должны верить обратному: в «за» и «против». Так что есть настоящий дьявол, и он – это личность, не мысль. Он личность.
Так вот, есть учение, основанное на том, что говорят, что дьявол – это просто злая мысль, которая к вам приходит. Нет-нет, это не так. Дьявол – это личность. Те же самые люди верят, что Святой Дух – это просто хорошая мысль, которая к вам приходит. Но не верьте этому. Святой Дух – это Личность, это Личность Христа в форме Духа.
66         Итак, эти идолопоклонники… (И у вас под рукой есть ваши Писания или страницы с вашими отрывками из Писания. Я… я мог бы обратиться к некоторым из них через несколько мгновений, к Писаниям. Мы могли бы прочитать некоторые.) Итак, эти идолопоклонники, простираясь перед тем идолом, верят, что бог, которому они поклоняются, представлен в этом идоле. Итак, вы поняли, что поклоняющийся не лицемер? Он фактически ухватывает что-то, что находится в этом идоле, потому что это возвращается к нему. Он что-то делает: получает это от того идола, который является мифическим богом, не настоящим.
И очень часто в этом оказывается дьявол. И очень часто дьявол оказывается на собраниях и выдает себя за Бога. Я видел это в своем служении.
68         Итак, запомните, это просто… мы просто преподаем в это утро. И я хочу, чтобы эта церковь, когда я оставлю это служение здесь и отправлюсь на поля, я хочу, чтобы вы стояли со своим пастором и стояли с учением, которому обучали здесь. Стойте с этим Словом, не оставляйте это. Вы стойте прямо со Словом, неважно, что приходит или идет, стойте с тем Словом. Понимаете? Вот, и это просто потому, что я уезжаю… Я всего лишь один из здешних пасторов. Брат Невилл учит тому же самому, что и я, поэтому просто приходите прямо в церковь и слушайте Слово.
Я не знаю, куда Он собирается меня вести. В это утро за столом я сказал своей жене: «Что-то было во мне, что кричало все эти годы. Я собираюсь узнать, что это такое». Так вот, я не знаю, каким путем Это поведет, куда Это пойдет. Но куда Он поведет меня, туда я и последую.
70         Итак, идолопоклонство, это все еще есть сегодня. Мы обнаруживаем… Я обнаруживаю людей, приходящих к алтарю, и со слепыми высказываниями слепых учителей: «Просто откройся, забудь все, опустоши свой разум. Ты станешь Илией. Ты станешь этим, тем или другим». Какая ложь! Вы не приходите к Богу… Вы открываете свою душу всякого рода входящим дьявольским духам. Не делайте этого. Вы должны запомнить: это дьявол, и он почти что буквально выдает себя за Христа.
71          Какое-то время назад я читал в «Житии Святого Мартина», что парень… Он был, в действительности, монахом, и он сказал, что Бог призвал его быть одним из ветхозаветных пророков: «Слушайте меня, я один из ветхозаветных пророков». А школа Мартина, конечно, не учила такому, как это. Так что они в это не верили, потому что жизнь парня этому не соответствовала. В конце концов он сказал: «Я собираюсь вам доказать, что я призван быть ветхозаветным пророком. Только молодой парнишка, – сказал, – однако я призван».
Видите, дары и призвания не нуждаются в покаянии. Видите, они выходят за пределы Слова. И когда вы выходите за пределы Слова, вы входите во все что угодно.
73         И этот парень сказал: «Сегодня ночью примерно в полночь Бог собирается дать мне белую одежду, чтобы стать среди всех вас, чтобы показать, что я ветхозаветный пророк». Поэтому они… В ту ночь они все слушали, перешептывались. «Войдите», и вот странствующие люди. И этот парень получил белую одежду. Когда посетитель покинул их, они пошли и посмотрели на одежду: это была подлинная, настоящая белая одежда, выглядело очень хорошо.
Однако старый епископ, он просто не мог этого принять. Это не казалось правильным, потому что это не было библейским… белая одежда. И когда он так сделал, они сказали: «Возьми эту одежду и пойди стань перед Святым Мартином, тем мужем Божьим». А он не хотел этого делать. Он не хотел становиться перед тем подлинным пророком. Он не хотел становиться, и они заставили его это сделать. И когда они начали хватать его, одежда пропала и куда-то делась. Они не знали, куда она подевалась. Видите, когда дошло до решительной схватки…
76         Если у вас есть подлинное золото, вы не должны волноваться о том, хорошее оно, или нет; оно в любом случае выдержит испытание. И настоящий Дух Божий выдержит испытание, потому что испытан Словом Божьим. «На сей скале построю Церковь Мою».
Я видел, как люди входят в истерику, хорошие люди. (Вот, вы видите, почему я не хочу продавать эту… эту ленту.) Я видел хороших людей, и людей из пятидесятников, пасторов, которые не понимали, что люди входят в истерику, и впадают в трансы, и все тому подобное, и… и делают что-то, а в конце концов их помещают в заведение для душевнобольных. Есть настоящий дьявол.
78         Я читал здесь, где один пришел к… Я полагаю, что это был Ириней или Мартин. (Некоторые из изучающих Библию более сведущи в этом, чем я…) На его голове была белая корона, на нем белая одежда, туфли инкрустированы золотом, и сказал: «Я Христос, исповедуйся мне». Тот святой не хотел этого делать. Настоящий пророк Божий стоял там, ожидал. И они сказали ему два или три раза: «Я Христос, исповедуйся мне».
Он сказал: «Наш Христос так не приходит».
Правильно. Вы познали Слово. Стойте на Слове. Понимаете, великая битва при дверях. Мы играли в церковь годы и годы, но теперь пришел час, когда Ианний и Иамврий будут противиться Моисею, потому что в Библии сказано, что они будут противиться. И это будет духовная битва: столкновение. Некоторые будут просто продолжать. Деноминационная церковь просто будет дальше идти к господству и идти таким же образом, как она идет. Но я имею в виду то, что настоящий, истинный верующий приходит на то поле битвы. И вы должны быть сведущими и знать, что вы делаете, или вы так легко можете подхватить злой дух и не знать этого. Если это противоречит этому Слову, не верьте этому. Стойте с тем Словом.
80         Идолопоклонство, идолопоклонство старо. Оно старо в Соединенных Штатах. И несколько лет назад у индейцев пуэбло и… в Аризоне, у них было поклонение идолу. И это было. У них… у них был бог дождя. И бог дождя принимал форму замыкающейся черепахи, и они сделали изображение замыкающейся черепахи. И они наносят по всей ней пятнышки так, что похоже, что она выходит из грязи. И они повергаются перед этой замыкающейся черепахой, веря, что бог дождя сходит в эту оболочку замыкающейся черепахи и разговаривает с ними через эту замыкающуюся черепаху, потому что они верят, что эта… что он живет в грязи и сырости, и он был богом этого. У них был… Это мифология, просто воображают, что это истина.
Вот, и они поклонялись дьяволу, поступая так. Поклоняясь замыкающей черепахе, думая, что это был бог дождя, они навлекали на себя дух, конечно, потому что они открывали свои сердца к этому. Но это был неверный дух.
82         Так много людей сегодня открывают свои сердца неверным вещам. Вы получаете дух, хорошо, но много раз это противоречит Слову, говоря: «Дни чудес прошли. Нет такой штуки, как это или то». Запомните, это дьявол под маской христианства. Да поможет нам Бог, когда мы углубимся в это в… немного погодя, чтобы вы увидели это (понимаете?), что это злой дух под маской христианства. Но это не Дух Христа, потому что Дух Христа всякий раз приходит к Слову. Он не может отрицать Свое собственное Слово.
83         Итак, когда христианство пришло в Рим… Рим, в самом городе Риме было четыреста языческих храмов в семимильной стене: четыреста языческих храмов, и они были для богов и богинь, женщин и мужчин… богов, четыреста разных. Подумайте об этом: четыреста.
Вот, это то, что обнаружил Павел, когда он пришел в Рим. Вот что было у Акилы и Прискиллы, когда они были отосланы от Пятидесятницы и основали церковь в Риме; вот во что они вошли: языческое почитание идолов. В Риме было примерно два миллиона человек, в столице Рим, то есть рабов, и во внешних пригородах и так далее, приблизительно два миллиона человек. Однако стены вокруг Рима были семимильные. А на их внутренней стороне, прямо у подножия горы, находились четыреста языческих храмов языческим богам и богиням.
85         Итак, я хотел бы поговорить только мгновение о чем-то, что я взял из исторических книг, и у меня одна прямо здесь с собой. Вот как они приступали к поклонению. Как они приходили поклоняться? Как язычник приходил поклоняться? Первое, что он делал, приходил к храму и находил священника, языческого священника. Затем он даст ему в качестве приношения столько-то денег; и затем жертва, животное, чтобы умилостивить бога, с которым он собирался говорить.
И иногда в одном храме было больше одного разного рода богов. Были боги, богини и все остальное, в одном храме.
Поэтому языческий священник… Он пойдет к нему и даст ему немного денег, и языческий священник даст ему взамен свечку, просто обычную сальную свечку. И затем поклоняющийся берет эту свечку… После того как он заплатил священнику, взял эту свечку и шел к тому определенному алтарю этого бога, с которым он хотел говорить. И на этом алтаре был огонь, где жертва сжигалась у подножия статуи, большого бронзового храма, или… или идола. И он брал свой хра… свечку и зажигал ее от огненного алтаря… огня от алтаря идола. Он зажигал свечку, и спускался к подножию алтаря перед идолом, и ставил свою свечку вниз. И затем, после того как он поставил свечку…
88         Я полагаю, что так определенный бог среди других богов знал бы просто, в какую из статуй ему полагалось войти, знаете ли, возвратиться и поговорить с ним. Почему свечка, я не знаю. Однако он ставил свечку вниз, зажигал от огня алтаря.
И затем он возвратится на пол обители, и там он прострется на полу. И там он вложит всю свою душу, всю свою силу в свою молитву и помолится этому великому богу какого-то сорта, воображаемому, мифическому богу, помолится этому богу, чтобы сошел в это изображение и поговорил с ним.
90         Здесь говорится, что один из императоров мог так простираться перед изображением Аполлона, что мог в действительности сказать, что он слышал голоса, приходящие от хра… от… от идола, говорящие ему, простирающемуся, в ответ.
Вы скажете по этому пункту: «Брат Бранхам, он слышал голос?» Я не сомневаюсь, что он слышал, но это был голос дьявола. Не было такой штуки, как Юпитер, бог, и все эти другие боги, которые у них были.
Однако они простирались. И они ложились там и поклонялись… поклонялись этому мистическому богу, о котором они ничего не знали, в то время как его дух был в идоле, на которого, как они думали, он был похож. Они делали ему изображение, и это завоевывало его расположение.
93         Затем они совершали приношение. Затем, когда он полностью погружался в эти эмоции, он снова вставал перед идолом. А в это время языческий священник приносил ему какую-то… какую-то еду и питье и ставил это в ногах идола. И затем… (Вот, у меня это написано здесь на этой странице, я читаю это прямо оттуда. Понимаете?) И он опустится к ноге этого идола и возьмет немного этого питья и отхлебнет от него, и отщипнет немножко от пищи, а затем выльет это на ноги идола.
Что он делал? Имел вечерю с дьяволом, вечерю с дьяволом, богами и богинями. Просто образная модель христианина, совершающего вечерю со Христом, съедающего вечерю. Это было то, что обнаружила первая церковь, первые пилигримы Евангелия, которые пришли в Рим, что было в этих людях в этом роде поклонения.
95         Ваал был самым известным богом всех идольских веков, это был Ваал: В, дважды а, л. Он был богом солнца. И у него была жена, бог луны, богиня, Ашторет, И-ш-т-р… Ашторет. И это также произносят А-с-т-а-р-т-а, Астарта. Это находится на римской монете. Ее называли богиней, богиней луны, «царицей небесной, матерью божьей», богом луны. А богом солнца был Баалим.
Так вот, почти все язычники поклонялись тому солнцу. Даже индейцы делали то же самое, когда мы прибыли… открыли Америку здесь… когда Америка была основана. Приехав… Отцы прибыли сюда, они обнаружили, что те все еще поклонялись солнцу, так как в этом они поклонялись…
Это тот способ, которым они поклонялись богам и богиням в Риме, когда христианин прибыл в Рим.
98         Вот, в своем путешествии я обратил внимание на то, что идолопоклонство не изменилось. И не изменилось и истинное христианство. Они оба держатся своего, и будут держаться до пришествия Господа Иисуса. Об этом я хотел бы только немножко поговорить, чтобы у вас было об этом представление. И если вы духовны, то вы, конечно, ухватите это.
Поскольку Ваал был богом солнца, вот, пироги, которые делали… Как здесь сказал Иеремия, мы говорили об этом несколько мгновений назад, женщины делали пироги Ваалу, богу солнца. Потому что, как вы обнаруживаете немного позже, что… ниже в этой главе, если вы прочитаете ее, что они сказали: «Если мы не поклоняемся Ваалу, тогда нам не хватит урожая, потому что Ваал был богом изобилия». Иными словами: «Мы знаем, что солнце заставляет расти урожай».
Однако пророк сказал им: «Это потому, что вы оставили Бога. Вот причина того, что ваш урожай не растет».
Но они поклонялись Ваалу, сказано, что они поклонялись, делали ему приношения.
102        Итак, если Ваал – это круглый бог… Итак, ухватывайте это слово за словом, и вы придете к остатку… концу этого послания. Бог был круглым богом, богом солнца. У них были большие медные тарелки, которые отражали солнце и внешне напоминали огонь. И затем хлеб, о котором здесь сказал Иеремия, который они… Женщины пекли эти пироги Ваалу так, чтобы они стали круглыми, как солнце. Вот, затем их клали на алтарь, языческий алтарь для вечери, и делали круглыми, как солнце или как луна, потому что это был бог солнца или бог луны.
103        Баалим был… и мы… Сказано: «Это был бог всего плодородия, он заставлял все расти».
Итак, ранняя церковь оказалась лицом к лицу с этим, когда она прибыла в Рим. И это говорят и в это верят в римской церкви, или в церкви сегодня, или в римско-католической церкви, которую называют католической.
Мы все католики. Мы католическая церковь. Мы апостольские католики. «Католик» означает «всемирный». И мы являемся всемирной церковью апостольской веры. Да, сэр. Вот различие между двумя церквями: одни из них были католиками, вселенскими, апостольскими, другие были римскими католиками.
106        И было сказано, что Петр… или они верят этому, что Петр учредил римскую церковь. Я хочу Писание. Я хочу место, чтобы вы смогли сказать, что Петр когда-либо при каких бы то ни было обстоятельствах был в Риме, как говорит римская церковь: «Он был там с 41-го по 46-й».
А в то же самое время римским императором был Клавдий, который изгнал всех евреев. Прочитайте Деяния, 18-ю главу, и вы узнаете, что Павел, когда он вошел в Эфес, он нашел Акилу и Прискиллу, которые были в действительности евреями и были изгнаны во время преследования. И они снова были здесь, в Палестине, потому что Клавдий приказал, чтобы все евреи уехали: и христиане, и ортодоксы. Акила и Прискилла основали церковь в Риме, и они должны были уехать из-за восшествия Клавдия, который изгнал всю церковь… или христиан и всех евреев из Рима.
108        Итак, Петр, являющийся епископом церкви… И я могу показать вам Писание, прямо едва ли не до семидесятого года, что Петр никогда не бывал за пределами Палестины. Прямо в Писании. А вы говорите, что Петр был зверски убит в Риме и Павлу отрубили голову в Риме. Это догма. Я прочитал все мартирологи, которые я смог найти, и ни в одном из них нет никакого утверждения о Петре и Павле, что хотя бы один из них был убит в Риме. В самых ранних подлинных мартирологах, которые вы можете прочесть, – нет ни одного из них, говорящего что-нибудь об этом. Он не был убит там. Это догма.
Я должен здесь разоблачить язычество, поэтому мы… мы собираемся сделать это с помощью Господа и Его Слова (понимаете?), просто показать вам, какова церковь. Вы кричите о католической, но только подождите несколько минут.
110        Итак, итак, мы обнаруживаем, что после того как Акила и Прискилла, согласно Писанию, были изгнаны из Рима, эта маленькая церковь осталась как сирота. Все, что в ней было, – это обращенные язычники, которые пришли в римскую христианскую церковь, раннюю церковь, которую Акила и Прискилла и другая пара, что основали эту церковь и питали ее.
Затем мы обнаруживаем, что, как только они ушли, они поставили своих собственных епископов и приняли свою собственную доктрину. И затем они приняли… Чтобы завоевать расположение императора Константина и тех, кто пришел позже, чтобы завоевать расположение, потому что они должны были привести туда членов, чтобы осуществлять политическое руководство нацией. Они учредили членство в церкви. И приняли их в законченном виде: только исповедание грехов, знают о Боге не больше, чем знают некоторые из людей, которые у нас сегодня в Америке; просто как профессия, которая для них является огромным большим набитым ртом, для того чтобы исповедовать Христа, другого Бога, кроме их собственного бога. И там они приняли в свое церковное устройство языческие церемонии.
112        Итак, римский священник… Затем они приняли это, беря и совершая коммунию… Первое, что появилось: была сделана коммуния. Вместо разломанных кусков, как Тело Христа, они сделали его круглым, как солнце или как луна. И по сей день он все еще круглый. Это все еще круглая облатка, а не разломанные куски Его Тела. Он круглый и гладкий. Римские священники сегодня кладут эту круглую облатку на алтарь и называют это буквальным Телом Христа.
113        Так вот, величайший спорный пункт между этими высокопоставленными епископлянами и так далее и католической церковью заключается в том, является ли это буквальным Телом или это представляет Тело. Римский католик говорит, что это – буквальное Тело, потому что это было буквальным телом Ваала, бога солнца, что отражался на том куске меди, и делает это круглым. Но на христианском столе не было круглого хлеба.
Затем они захотели стоять лицом к востоку и так далее, как они делали в языческом поклонении, и вводить женщин и так далее, точно так же, как они делали всегда… как язычники богине, и так далее. Итак, они просто сняли Астарту и поставили Марию, сделали ее царицей небес. Затем сняли Юпитера и поставили Петра. И у них должна была быть догма. Чтобы сделать это, они должны были…
Когда Акила и Прискилла вернулись назад после тринадцатилетнего правления Клавдия, тогда, когда они вернулись назад, они нашли церковь, полностью преданную идолопоклонству, но разросшуюся до громадных, крупных размеров.
116        Чтобы ввести это, они должны абсолютно убрать Библию. Так вот, я ирландец. У меня есть то, что они называют «Фактами нашей веры», что принадлежит только священнику, и так далее. И я знаю это из разговора со священником: священник не будет с вами спорить по Библии, Библия для него всего лишь еще одна книга. Когда этот епископ Шин сказал здесь примерно два года назад, что всякий, кто попытался верить Библии, похож на проходящего через мутные воды. Они не верят ей. Они начали там, и они сказали: «Бог находится в Своей Церкви, не в своем Слове».
117         Этот священник с здешней улицы, который недавно пришел поговорить, здесь, в «Священном сердце», он сказал мне, или эта церковь в начале улицы. Я забываю, что это такое. Я думаю, что она называется «Священное сердце». Он пришел ко мне по поводу Мэри Элизабет Фрезер, которая отступила от веры и обратилась в католицизм. Он спросил: «Вы ее крестили?»
Я ответил: «Да».
Спросил: «Как вы ее крестили?»
Я ответил: «Христианским крещением».
Он спросил: «Что вы имеете в виду?»
Я сказал: «Есть только одно христианское крещение».
Он спросил: «Вы имеете в виду погружением».
Я ответил: «Да, сэр».
Он спросил: «Вы погружали ее тогда во имя Отца, Сына и Святого Духа?»
Я сказал: «Это не христианское крещение». Я сказал: «Христианское крещение – погружением во Имя Господа Иисуса Христа».
Он это записал. Он сказал: «Вы поклянетесь этой присягой… или этой декларацией епископу?»
Я ответил: «Если он не поверит моему слову, пусть он без этого обойдется». Я сказал: «Я ничем не клянусь». Понимаете? И он сказал… И я сказал: «Не чтобы быть высокомерным, сэр, но я знаю, что в Библии сказано: «Не клянитесь небесами или землей, ибо это подножие ног Его», и так далее. Мы не обязаны этого делать».
Он сказал: «Странно, католическая церковь раньше крестила подобным образом».
Я спросил: «Когда? Когда?» Понимаете? Но они говорят, что они делали это.
Потому что, говоря откровенно, они были, и мы были все одним в начале, и это… Оригинал… оригинал приходит из Пятидесятницы. Вот начало первой церкви в чем бы то ни было, каждый может сказать об этом. Христианская церковь началась в Пятидесятницу с пятидесятническим переживанием, пятидесятническим народом, пятидесятническим крещением. Все приходит от оригинальной церкви в Пятидесятницу.
124        Итак, обратите внимание. Итак, мы обнаруживаем затем, что они должны были уйти прочь от учения Библии, чтобы иметь эти вещи, чтобы угодить императорам и так далее, чтобы ввести язычников.
Итак, взгляните. Петр был евреем. Правильно? Вы могли бы представить себе Петра, принимающего идею поставить идолов в церкви, еврея, которому было запрещено даже смотреть в направлении идолов? Вы могли бы представить его делающим подобное? Только не Петр. Могли бы вы представить, как он говорит: «Все мои письма там, в начале, были неправильными. Я их просто выброшу. Я собираюсь жить как дух в этой римской церкви, и я собираюсь приня…» Вот, это был бы измененный человек.
Поэтому, чтобы сделать это, они должны были ввести догму, что Петр был захоронен в церкви и оставил им все распоряжения, и они были оригинальной католической церковью. Они ею не были. Нет никакого места в Писании, нет никакой исторической книги, нет ничего, чтобы доказать это, ничего. Они не были ею.
127        И тот языческий священник первой римской церкви просто в точности похож на сегодняшнего. Они верят, что хлеб – это Тело Христа, что каким-то образом Христос сходит и вскакивает в тот кусок хлеба, что лежит на алтаре (который мыши будут объедать всю ночь). Видите? Верят… И вот причина того, что католик верит, что ты должен идти в церковь, чтобы поклоняться, потому что Бог находится в той церкви. Это причина того, что они кланяются и крестятся возле церкви, потому что тот кусок хлеба – это Бог. Это ничто иное, как картина бога солнца Баалима. Для этого вообще нет никакого Писания. Да, та круглая облатка, лежащая на алтаре…
128        Вот, поэтому они не принимали христианина, преподающего, что… Ириней, Поликарп и те ранние братья, Павел… Мы обнаруживаем, что самым старым учеником, который был… жил дольше всех, был Иоанн. Он был сослан на три года на Патмос, потому что у него была школа. Он передал или привел в порядок Слово Божье, соединил их, Послания, вместе. Они обнаружили, что он и его ученики делали это, и они изгнали его на три года. После смерти императора он был возвращен, и затем он написал книгу Откровение.
129        И говорите о «Бог в Своей церкви, или Бог в Своем Слове?» В Библии сказано, что Слово – это Бог.
В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.
И Слово стало плотью и обитало среди нас…
Кроме того, любое учение любой церкви – пусть это будет баптистская, пресвитерианская, методистская, пятидесятническая, или независимо от того, какая это может быть, – которое не стоит буквально с этой Библией, неверно. Ибо Иоанн сказал на острове Патмос, Святой Дух, или Христос, говоря с ним, сказал это: «Если какой человек отнимет что-либо от этого или прибавит что-либо к этому…» Поэтому как вы собираетесь добавить эти языческие идольские символы поклонения, делая трех богов из Одного, и все эти другие языческие дела, которым ранняя церковь никогда не учила и была против этого?
131        Никейский совет: был Он тремя субстанциями или одной субстанцией, огромные дебаты… Их мученики приходят туда, некоторые из них были… Одного парня, епископа, пятидесятнического проповедника, за возложение рук на больных они протянули горячий стержень через его предплечья и вот так тянули его за предплечья назад. Другому, стоящему там, они взяли меч и выковыряли ему глаза… Были похожи на группу мучеников, которые стояли за это Слово. Аллилуйя. Они смешали свою кровь с кровью пророков древности. Это Слово, брат. Это Божье Слово.
132        Когда язычники были обращены, они ввели эти символы в христианство. Они больше не могли использовать Библию, потому что Библия разоблачала это. И они скажут вам прямо сегодня, что у них нет… что они не верят этому. Они говорят: «Все это хорошо, но церковь – это высшее Слово».
Хорошо, мы находим то же самое у пятидесятников. Не кричите о католиках, когда вы точно так же виновны: методистская, баптистская и каждая из них.
Вы, методисты, такие святые, почему же тогда вы убили Джозефа Смита? Это же Америка и право на поклонение. Я не верю в то, что говорил Джозеф Смит, но вы не имели права убивать его (понимаете?), мормона.
Вы, баптисты, сколько вы скрываете? Остальные из вас? И пятидесятники, такие же виновные, как и остальные, становятся напыщенными ничтожествами и кучкой лицемеров. И вместо смирения и силы Духа вы получили Слово без Духа. И вы приносите больше вреда, чем если бы вы были как остальные из них в прошлом в их языческих церемониях со всякого рода идеями троицы и всем этим остальным хламом. Вы не можете доказать это Словом. Слово противоречит этому. Как прискорбно. Как прискорбно.
137        Поэтому, когда они сформировали первую церковь в Риме, христианство, они должны были отвергнуть Библию и принять эти церемонии. Чтобы сделать это, у них должно было быть какое-то основание. Поэтому они сказали, что Петр был первым папой Рима. И это до сих пор остается таким образом, они говорят это. Хорошо, скажем, что он им был. Отступил бы Петр от Слова Пятидесятницы? Могли бы вы представить себе еврея, устанавливающего идолов?
И когда я могу доказать вам написанным Словом из Библии, точно по дням и годам, что Петр никогда не покидал Палестины и пошел в Вавилон к Евфрату. Никогда не был в Риме: Писанием, ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Это полностью языческое учение.
Итак, мы собираемся перенести это прямо в протестантизм. Взгляните на пятидесятников, не берут Слово. Стойте со Словом – и вы всегда правы; выйдете за пределы того Слова – и вы пойдете куда угодно.
140        Вот, некоторое время назад на большом собрании с большой пятидесятнической школой женщина скакала, говоря на языках, и прервала призыв к алтарю. И в тот вечер, когда я вернулся, Билли встретил меня там и сказал: «Ты знаешь что? Та женщина сказала, что у нее было другое сообщение на сегодняшний вечер, которое она собиралась дать».
И я взглянул на ту женщину: подстриженные волосы, платье на ней такое облегающее, что выглядит, как будто бы ее влили в него. Сидела там, приводя в порядок свои волосы, подтягивая чулки. Я знал, что она собирается вскочить. И она подскочила, и я сказал: «Сядь». Она просто продолжала свое. Я сказал: «Ты меня не слышишь? Сядь». О, мои дорогие.
Когда в тот вечер я вышел наружу, там было четверо или пятеро из тех парней, встретивших меня вместе с ней, сказали: «Ты огорчил Дух».
Я сказал: «Любой дух, который я огорчаю Словом Божьим, должен быть огорчен». Я сказал: «Разве в Библии не сказано, что дух пророков послушен пророку? Если она свидетельствует, что является… является пророчеством… Говорящий на языках – это пророчествующий, если это истолковывается». Я сказал: «Тогда пусть она подождет, пока я не закончу, тогда у нее может быть это».
Он возразил: «Но ты в это время преподаешь Слово».
Я ответил: «Это то, с чем я стою».
Он сказал: «У нее было нечто свежее и новое с небес, нечто отличное от того». Если это не возвращение к римскому католицизму, то я не знаю, что это такое. Да будет всякое слово человека ложью и да будет всякий дух ложью, а Божье Слово да будет истиной. Сначала Божье Слово.
146        В чем проблема сегодня: у них есть очень много откровений и ложных вещей. Это простирает их там и открывает их сердце дьяволу, вместо того чтобы оставаться со Словом Божьим. Вот где находится эта проблема. Вот в чем дело. Люди, честные, искренние, хорошие люди, но ты не можешь им сказать. «Да ведь мы верим в это как пятидесятники». «Мы верим этому как баптисты».
Я верю Этому, потому что Это – Слово Божье. Я бросаю вызов любому поправить меня в Этом. Понимаете? Это правильно. Это – Слово. Стойте с Этим. Это – Истина.
148        Таким образом они сформировали первую церковь, первую римско-католическую церковь. И вместо того чтобы называть его епископом, как они всегда его называли, теперь они назвали его «отец». Они все еще делают это. И они говорят здесь: «Вы должны признать, что эта облатка – это Тело Христа. И до сих пор священник – это бог, потому что Бог вынужден прислушиваться к голосу священника, чтобы превратить эту облатку в буквальное Тело Христа». И затем умные люди позволяют запихивать это себе в глотку. О, ужас. Ох, как…
Однако истинные поклоняющиеся, истинные епископы остались со Словом. Они оставались прямо там, на том Никейском совете. Они прямо там держались того Слова. Да, сэр. Они вошли как мученики, все остальное. Но они остались с тем Словом. Они вообще не хотели идолопоклонства.
150        И я хочу, чтобы кто-то показал мне, где святой Патрик когда-либо был римским католиком. Нет такого. Он протестовал против той римской церкви. Он был племянником Святого Мартина. Я читал здесь, женщина, которая написала… Хэзелтайн, миссис Хэзелтайн, «Выдержки из Никейского совета», сказала, что она пошла за карточкой в Оксфорд, чтобы получить карточку для «Жития Святого Мартина», и тот приятель сказал: «Но он не был канонизирован римской церковью». Конечно, нет, он протестовал против нее. И таким образом поступал Святой Патрик. Люди, которые стояли со Словом Божьим, строили свои школы. Они убегали прочь от такого рода вещей.
151         Вот, мы обнаруживаем, что так это и сегодня. Римская церковь продолжает движение с той же самой круглой булочкой, веря, что Христос сходит и вскакивает в нее. И послушайте, вы знаете, что священник пьет вино? Когда они должны брать это один за другим: «Они передавали чашу один другому». Но в языческой церемонии священники пьют вино. Видите? Вы все еще… это полностью язычник, совершенно точно. Их это не беспокоит.
Они говорят вам: «Я не буду говорить с тобой ни о какой Библии». Тот служитель, или священник, сказал мне там, сказал: «Мистер Бранхам, вы пытаетесь говорить о Библии, я говорю о церкви».
Я сказал: «Бог в Слове». Правильно. Вот, все правильно.
Мы обнаруживаем в этом, на этот день, что римско-католическая церковь должна пойти в церковь, чтобы поклоняться. Им преподают, что Бог находится в этой круглой облатке, – толпе в храме. Видите? Разве вы не можете видеть, что это язычник? Несомненно, это так.
154        Разве вы не можете видеть, что люди, которые примут что-либо… что-либо противоречащее Слову, – это та же самая группа? Разве в Библии, в Откровении, 17, католическая церковь не названа «блудницей»? Разве она не названа протестантской матерью… что она была матерью проституток? То же самое. Она раздает доктрины из чаши нечистоты мерзостей прелюбодейства: грязь и отбросы, измышления обычного человека вместо Слова живого Бога, которое является истинным и неподдельным. О Боже, смилуйся над нами, это моя молитва.
155        Ириней сказал, я записал здесь заметку о том, что он сказал. Сказал: «Слово Божье похоже на прекрасную гроздь хороших больших драгоценностей, помещенных для того, чтобы сделать статую великого могучего Царя». Но сказал: «Кредо, догмы, деноминации берут те красивые драгоценности и придают этому форму собаки и обманывают несведущих Словом. Они делают это, чтобы извратить пути Божьи и принести поругание на них». Аллилуйя.
Вы пытаетесь заставить Слово Божье говорить что-то, что соответствует вашей организации, вы вынимаете драгоценности из Тела великого Царя и делаете изображения собаки, или лисы, или свиньи, или кого-то из этого. И вы обманываете несведущих Словом.
Аллилуйя. Есть некоторые, у кого есть Дух Божий, которые стоят за истинное Слово. Боже, умножь наши ряды. Слово, ничего кроме Слова, берут то Слово, потому что Иисус сказал там: «Все небеса и земля прейдут, но Слово Мое не прейдет».
158        Где в нем сказано: «Крестите во имя Господа Иисуса Христа», они делают «Отца, Сына и Святого Духа», трех богов из этого. Они берут всякого рода догмы и делают всякого рода вещи, и окропляют вместо погружения: все это. Делают из этого искусственные грязные ямы вместо того чтобы поместить это в Драгоценный камень в великом Царе, Христе. О-о, аллилуйя. Это истинный Бог: Христос.
Они извращают пути Божьи, позволяют людям присоединяться к церкви, женщины со стрижеными волосами, носят косметику, платья выглядят постыдно; мужчины так обабились, позволяют женщинам повсюду командовать ими. Приходят в церковь и играют в карты и в бинго и во всякого рода разлагающие штуки. А проповедники, и так далее, на берегах с обнаженными женщинами, одетыми в купальники, и идут плавать, курят сигареты, и называют себя слугами Божьими, когда этот храм – это святой храм, посвященный Богу, не грязи мира. Это верно.
Но они берут Божьи драгоценности и делают из них свинью, или лису, или собаку, или хорька, или что-либо подобное и питают этим неуча, невежду.
160        Спасибо, Док. У меня был здесь один, но я просто не подумал о том, чтобы его использовать: носовой платок.
Да, это то, что они делают. Ириней был так прав. Что Бог думает обо всем этом? Это точно так же, как то, что они попытались сказать: «О, это для Него не имеет значения». Это имеет для Него значение. Почему же Он говорил Иеремии о том, что Он затем сделал? Почему он это говорил? Это имеет значение. У Бога есть путь.
Что, если бы Моисей сказал: «Я сниму шляпу вместо башмаков»? Он никогда бы не увидел видения. Вы должны придти Божьим путем. У Бога есть путь.
164        Так много мы могли бы сказать. Давайте просто обратимся к одному отрывку из Писания здесь. У меня много их записано. Давайте обратимся к Числам, 25, только на минутку, Числа, 25. Мы будем видеть, имеет ли это… это значение для Бога, или нет. Давайте посмотрим, имеет ли это: имеют ли кредо, догмы и так далее значение. «Он добрый Бог, Он просто на все смотрит сквозь пальцы». Он не смотрит. Он проводит черту и опускает отвес, а вы должны равняться на это.
И жил Израиль в Ситтиме, и начал народ блудодействовать с дочерями Моава. (Послушайте.)
И приглашали они народ к жертвам богов своих, и ел народ и кланялся богам их.
И прилепился Израиль к Ваал-Фегору. И воспламенился гнев Господень на Израиля. (Неудивительно, что Он сказал: «Не молись за таких людей». Видите?)
И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа, и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня.
И сказал Моисей судьям Израилевым: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Ваал-Фегору.
165        «Убейте каждого из них». Бог желает быть Богом, и если Он не Бог, Он не собирается быть на втором месте. Он не должен позволить Ваалу, и какой-то придуманной людьми догме, и какой-то теории какого-то человека, и какой-то идее кредо, или какому-то учению деноминации становиться на Его пути. Он Бог. И Он способен из этих камней воздвигнуть детей Аврааму. У Него не должно быть ваших деноминаций. У Него не должно быть ваших больших обществ и ваших школ и тому подобного. Он берет то, что Он может иметь в Своей руке, что вообще ничто, вдыхает в это дыхание Жизни, и это становится чем-то, что будет служить Ему. Это то, что делает Его Богом. Конечно, это имеет значение для Бога.
Вы говорите: «Это не имеет значения». Это, в самом деле, имеет значение. Конечно, это имеет значение.
166        Папа Лев Великий правил с 440-го по 461-й. О-о, он думал, что он в точности делал то, что было правильно. Приходит в церковь… Перед ним был Виктор, и он тоже был крысой. И он пришел туда, и как он казнил христиан и все остальное.
И затем, кто начал все это, поместил это легализованное убийство? Вы знаете, кто это был? Святой Августин из Гиппона. Это именно тот, кто это сделал.
У Святого Августина однажды была возможность – так сказано в истории – стать великим мужем и быть исполненным Святым Духом. Он сидел в задней части двора там, в Лионе, Франция, в той великой школе, где учил Ириней, и остальные, и Святой Мартин. Он сидел в этом школьном дворе, и Святой Дух… Дух пришел к нему. Но он отказался принять Это.
Затем, кем он стал? Вдвое большим исчадием ада, чем он был сначала. Он пошел прямо на юг в Гиппон, Африка. Там он основал свою школу. И это было…
«Покажи мне».
170        Я могу направить вас к истории. Он был тем, кто своим словом санкционировал то, что было бы хорошо предавать смерти любого еретика, который не согласится с догмами римской церкви: Святой Августин из Гиппона. Есть ли здесь знаток Библии или кто-то, кто читал историю, кто знает, что это истина, поднимите свою руку? Так точно. Видите? Конечно, есть. Святой Августин из Гиппона, он был тем, кто утвердил вердикт, что было правильно – убивать еретиков, не соглашающихся с римской церковью, санкционировал их языческую доктрину, уход от Библии и установление поклонения богу-сыну. Вы знаете, по какой причине христианство…
171         Вы знаете, откуда у вас взялось Рождество? Христос родился в апреле. Но что они сделали? Солнечная система теперь затормаживает свой темп, каждый день становится чуточку длиннее… чуточку короче и короче. И с двадцатого по двадцать пятое это то, когда у бога солнца был день рождения. Это… Примерно пять дней; это как раз тогда, когда у них в то время был римский цирк, празднование дня рождения бога солнца в то время. И теперь вы видите, что вы получили в таком случае? Те, кто сказал, что празднуют его для бога солнца, они же устанавливают это для Сына Божьего. Все это языческое с самого начала. И люди на улицах, в туфлях на высоких каблуках, и они извиваются туда и сюда по улицам и бегут в магазины…
И вот здесь на днях, моя жена мне рассказывала: «Кто-то сказал: «Я не знаю, что взять папе». Сказал: «Брат собирается подарить ему кварту виски, а другой сказал, что он собрался подарить ему какое-нибудь шампанское». И он сказал: «Ладно, я собираюсь подарить ему набор для покера». Празднование Рождества: язычество, дьявольское поклонение… Ладно.
173                Однако Августин санкционировал это. Если вы хотите обратиться к этому у Шмакера, труд Шмакера, Ш-м-а-к-е-р, «Славная Реформация» Шмакера, вот что здесь изложено, что «…со времени, когда Святой Августин из Гиппона учредил этот вердикт католической церкви, это тогда широко распахнуло двери для убийства каждого, кого они хотели, тех, кто не признавал языческую церковь. И со времени Святого Августина, спустя примерно триста лет после Христа, до 1950-го, большой резни в Ирландии, католической церковью было убито восемьдесят шесть миллионов протестантов. Это находится в римских мартирологах: восемьдесят шесть миллионов». Так вот, возражайте историку, он тот, кто это сказал. Я всего лишь повторяю его слова. «Всякий, кто не соглашался с католической догмой…»
Не католической, слово «католическая». Они не… они не заслуживают этого имени. Они римские язычники. Не те драгоценные люди, там есть десятки тысяч тех людей, таких же искренних, как они… любой другой идолопоклонник. Они думают, что они поклоняются богу, когда, отвернувшись от Слова, они находятся в идоле с идолами повсеместно. Видите?
176        В порядке, это была дог… догма… римские догмы. И послушайте, я хочу что-то здесь сообщить. Я изучил это.
В году 1640… В году 1640, когда наступила резня при римских иезуитах и священниках, было убито сто тысяч обращенных Святым Патриком. Если Святой Патрик был католиком, то почему они убивали своих людей? Они были фабричными рабочими и так далее. Правильно. «Сто тысяч» в мартирологах, «которых они предали смерти за то, что те не согласились с учением».
Я был в некоторых из церквей Святого Патрика в Северной Ирландии. Да, сэр. У меня была привилегия увидеть это. Это был всего лишь большой старый каркас. У них не было их торчащих идолов и возлияния дряни на их ноги, и людей, которые бы им платили, чтобы возвратиться и приступить к тому идолу. «Мария, Мария, матерь Божья…» То же самое, что они делали Астарте: околдованные духом Марии.
179        Всего лишь два или три года назад католическая церковь ввела новую догму, что Мария воскресла из мертвых и ушла в небеса. Сколько помнит это? О-о, все из вас помнят это. Газеты были полны этого. Догмы, это построено на догмах, и нигде нет пятнышка правды.
Так вот, протестанты просто так же плохи, отказываются брать Слово Божье. Догма протестантской церкви – это то же самое, что и догма католической церкви. И мы совершенно неблагонадежны, пока мы не возвратимся к Слову живого Бога. Правильно.
181        Вы, Ассамблеи Божьи, вы, Форсквер, вы, пятидесятники-единственники, троечники или неважно, чем вы можете быть, вернитесь к Слову Божьему. Оставьте некоторых здешних деноминационных идолов, деноминационного сфинкса. Они заколдовывают себя духом дьявола в эти деноминационные идолы. Вы знаете это? Деноминация – это идол.
Ты говоришь: «Ты христианин?»
«Я пресвитерианин».
«Ты христианин?»
«Я методист».
«Ты христианин?»
«Я пятидесятник».
Это значит не больше чем то, что ты свинья, или собака, или скунс: ничего общего с этим. Правильно. В чем мы нуждаемся сегодня – так это вернуться к Слову Божьему.
183        Итак, эти цеховые рабочие и драгоценные люди в Северной Ирландии… Если святой Патрик… Где все его школы были… Вы знаете, что его имя не Патрик? Его звали Саскэт. Он был похищен маленьким мальчиком; его сестры были убиты. И он возвратился, потому что он учил собак преследовать диких свиней и так далее. Поэтому он… он… он… он вернулся. Когда он это сделал, тогда они… он нашел дорогу домой к своим отцу и матери. И он основал школу. И школа в Северной Ирландии никогда не принимала папу как высшего викария Божьего. Они не верили этому. Они стояли со Словом. Да благословит Бог того блаженного святого, Святого Патрика, великого мужа.
184        И вы слышите, что они говорят, будто Святой Патрик изгнал всех змей из Ирландии. Прочитайте историю и увидите, чем это было. Святой Патрик верил в говорение на языках. Святой Патрик верил в то, что можно брать змей или пить смертоносное. И когда он мог взять змею и сбросить ее с дороги, они говорили: «Он изгоняет змей из Ирландии». Это было потому, что он верил в то, что «будут брать змей и ничто не повредит им». Да. О-о, конечно.
185        У них не было тех… этих великих огромных святынь. И что бы… что бы святой… Что бы сделал сегодня Ириней? Что бы сделал сегодня Святой Патрик, увидев сотни миллиардов долларов, вложенных в римский католицизм, чтобы возводить большие церкви и статуи за миллион долларов и тому подобное? В точности то же самое, как делают протестанты.
На днях я сделал утверждение, и это всех озадачило. Это причина того, что я удерживаю эту ленту. Вы просто позвольте им быть одним, слепым вождям слепых, позвольте им упасть в яму. Это единственное, что вы можете сделать. Видите? Когда я сказал им о призыве к алтарю, что не было такой вещи в Библии, как призыв к алтарю.
187                [Пустое место на пленке.]…Его святости. Склоняясь в знак уважения к Его смерти, считая самих себя ничем, тогда Святой Дух входит и поднимает нас. И мы не доверяем самим себе, потому что мы ничего не можем сделать. Но с Ним мы можем делать все.
188        Мы в Его образе, живом образе живого Бога. Что делает… Когда вы предаете себя Богу, и Бог входит в вас, чем это делает вас? Живыми образами Божьими. Не мертвыми статуями, стоящими на перекрестке, не воздвигнутой деноминацией со штаб-квартирой в Вашингтоне в… в… в Совете Церквей. Ха, это мертвая статуя… мертвая статуя и мертвое вероисповедание. Но живым образом, неповторимым…
189        Кто-то преподавал на днях, или у него была маленькая записка, и кто-то сказал, что если мужчина не был спасен и… «Если бы мужчина был спасен, а его жена не была спасена, пойдут ли они в Восхищение? Женщина не может пойти в Восхищение, так как быть не может такой штуки, как женщина, идущая в Восхищение, потому что они одно». Ерунда. Иисус сказал: «Будут двое в постели, и Я одного возьму, а одного оставлю». Это индивидуальное дело между вами и Богом, предание вашего тела, получают ли мама, папа, дети, что-нибудь еще это или нет. Аминь.
О Боже, этот продажный, грязный, нечистый мир, эти грязные, нечистые церкви, называющие… так называемые церкви, эти грязные, нечистые организации, эти грязные, нечистые вероучения, противоречащие Слову Божьему. О Боже, приведи откуда-нибудь маленького смиренного человека, и вычисти их, и подними их на небесные места, и покажи Себя Богом Всемогущим. Аминь. Какая продажная вещь приходит.
191        Мы соделаны соучастниками Его святости. Мы, в Его образе мы живые образы живого Бога. В таком случае мертвые для себя, воскресшие с Ним (итак, послушайте, послушайте это), Его Слово снова стало плотью в нас. (О, брат Невилл…) Взгляните. Что это? Не мифический, воображаемый стоящий там бог, но живой Бог… Что такое живой Бог. Слово в вас, сделавшее Себя реальным. Вот так-то. Слава Богу. О, я знаю, что вы думаете, что я святой ролик. Возможно, я такой и есть. Но, о-о, брат, ты видишь это? Триумф над всякой деноминацией, триумф над всем язычеством – живой Бог, ставший проявленным в живом храме. И Слово Божье, которое есть Бог, стало плотью в вас. Почему? Вы посажены на небесных местах, торжествуете над всем во Христе Иисусе. Аминь. О, я просто люблю это. Я должен кое-что пропустить и продолжить.
192        Итак, послушайте. Тогда у самой малости его верующих, неважно, как… как много или кто… кто, маленький, кем бы вы ни были, у самой малости Его верующих в Него все зло под ними. Видите? Взгляните. Христос – это Глава Тела. Правильно? Хорошо, где Голова, там с Ней и тело. Слава. Куда идет моя голова, туда она берет с собой мое тело. И где Иисус, там с Ним и Церковь. Аминь. Он не выходит за пределы Своего Слова: Он остается в Своем Слове, следит за ним, чтобы сделать его проявленным. Его Церковь с Ним.
193        И смотрите, вы говорите: «Но, брат Бранхам, я наименьший». Это подошвы Его ног. Но запомните, Он торжествует с вами, торжествует с вами над каждой частичкой этого, даже если вы подошвы Его ног. Всякая болезнь, всякий бес, всякая сила, даже сама смерть находится под вашими ногами. Слава. Я не чувствую, что мне пятьдесят два в это утро. Это истина. Если я только смогу заставить эту церковь увидеть это, брат, мы будем самой торжествующей церковью. Верующие в Нем, все зло под Ним… О-о, слава.
Я собираюсь немного проверить. Я начну снова через некоторое время.
Послушайте. Послушайте это. Вы говорите: «Брат Бранхам. У меня нет силы». У меня тоже. У меня нет никакой силы. «Ну, брат Бранхам, я слабак». Я тоже. Но я не полагаюсь на свою силу. Это не моя сила. Я полагаюсь на мою власть (понимаете?), мою власть, данную мне. Это не я силен. Я не силен. Он силен, а я… я Его.
196        Вот, вот так, скажем, для примера, вот движение, приходящее к концу улицы Четвертой и Бродвея в Луисвилле. «Ж-ж, ж-ж, ж-ж, ж-ж», прямо так быстро, как они могут, шестьдесят миль в час по той улице, все несутся, подгоняют, суетятся. Один человечек выходит туда, поднимает свою руку, и, брат, нажимаются тормоза. Да ведь у того человечка недостаточно силы, чтобы остановить даже один из тех автомобилей, но у него есть власть. Слава. Это не его сила. Да ведь если бы один из них ударил его, это бы его уничтожило. Но пусть он поднимет свою руку. Почему? Водители автомобилей признают ту униформу.
О-о, брат, они признают ту униформу. Скрипят тормоза. Почему? Посмотрите на его власть. Взгляните на то, что за его спиной. Вся городская система за его спиной. Городские правоохранительные органы за его спиной. Та униформа представляет это. Он отличается (да, сэр), потому что он – должностное лицо.
Он кричит: «Стоп». Ладно, один из этих автомобилей «ж-ж» и просто обрушивается на него вот так. Но пусть лучше они не пытаются: взгляните, что за его спиной. Они пищат тормозами и замедляют ход. Он не должен даже говорить, только поднять руку. Это производит это, конечно. Его власть приходит от правоохранительных органов, стоящих за его спиной. Сам по себе он слаб. Но что за его спиной? То, что запускает это. Его одежда: он весь облечен в униформу.
199        Это то, что не идол, но во что должен быть одет человек. Пусть мы оденем всеоружие Божье (аминь), шлем спасения, огромный, большой щит веры, размером с дверь. О-о, брат. Это не то, кто он, а что он представляет. Это то, что должностное лицо… это не тот человечек, стоящий там; он просто обычный человек, но что он представляет…
Наши Доспехи – это Иисус Христос. Да, сэр. Все бесы нажимают на тормоза, когда они видят это. Когда они видят то всеоружие Божье, истинное крещение Святым Духом (аминь), замечают, что это приходит прямо с престола Божьего, одетого во всеоружие Его воскресения… Аминь.
Не то, что вы сильны, – вы ничто. Но это То, что за вашей спиной. Почему? Вы мертвы. Вы присоединились к армии. Вы присоединились к полиции. Вы собираетесь осуществлять правосудие и контролировать этих бесов. Правильно. Вы в полиции, вся полиция за вашей спиной. Видите, вас почитают мертвым. Вы ничто. Вы ничего не могли бы остановить. Но ваша власть, которая вам дана, потому что вы воскресли и посажены на небесных местах во Христе Иисусе, – бесы признают это. Все нажимает на тормоза, когда их рука идет вверх.
203       Святой Мартин, однажды во дворе… Там был человек, раздирающий… Дьявол… Он откусывал большие куски от людей вот так, и люди убегали; он пытался убить их, протягивал большую руку… были огромные, большие клыки, зубы. Он вырывал крупные, с полный рот, куски плоти вот так, когда он слонялся повсюду…?...
204       [Пустое место на пленке] …в поклоняющихся. И дни, которые Он видел наперед, и знал, что это будет так, когда Он Сам будет изгнан из своей Собственной церкви, Лаодикийской церкви, Он сказал: «Се, стою у двери и стучу». Та организация изгнала Его, и они сделали это сегодня. Но Он стоит у двери, чтобы стучать.
О Боже, пусть члены Его Тела поймут сегодня, что мы находимся в торжествующей Церкви. Мы… мы во Христе. Мы посажены над всеми этими вещами мира.
206       Почему наши женщины хотят стричь свои волосы? Боже, это показывает, что что-то неправильно. Почему они хотят выставлять себя в сексуально выглядящих штуках? Почему у наших людей есть голод в их сердцах, чтобы слушать парня вроде Элвиса Пресли или… или каких-нибудь из этих Рикки и так далее, встающих там со старой гитарой и той писклявой музыкой, и заставляют ваших молоденьких девчонок раскачиваться и срывать свое нижнее белье и тому подобное? Боже… И затем тот паренек утверждает, что был пятидесятником. О Боже, каково… Посмотрите на этого Пэта Буна, который утверждает, что принадлежал к Церкви Христа, и на все эти вульгарные, грязные вещи. О Боже, называющий себя из Церкви Христа…
207        Боже, мы осознаем, что эмблема власти – это не имя деноминации, но это сила, сила воскресения Христа в каждой индивидуальной жизни. Боже, пусть эти люди здесь в это утро стремятся вступить в это. И если эта лента когда-либо выйдет в страну, там, где будут находиться люди, Господь, позволь им знать, что это не было сказано со злым умыслом, потому что я сам буду неправ; но чтобы Церковь смогла стать торжествующей и осознать свое место. То, где они видели все эти идолы… Где католическая церковь отошла от прямоты и сделала это идолом, протестанты сделали это организацией и точно так же плохи, отрицающие Слово, «имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся». О Боже, как истинно Твое слово, каждое Слово.
208       Вот, мы молимся, Отец, чтобы Ты простил нам наши грехи, и пусть это послание проникнет глубоко в сердца. И пусть люди… Пусть эта церковь, когда эта маленькая скиния находится в процессе строительства церкви, пусть они никогда не смотрят на что-то привлекательное… но будет просто достаточной для того, чтобы дать приют людям. Боже, пусть они никогда не идут, чтобы смотреть и говорить: «Мы принадлежим к этой большой скинии, на которой есть большой купол». Боже, пусть она будет пустым каркасом. Пусть они никогда не теряют из виду Объект – Иисуса Христа. Пусть Он будет Тем, Кто заполнит их храм, а затем пусть сила и огонь Святого Духа падут на алтарь их сердец. То место, где есть подлинный алтарь, Господь, находится в сердце каждого индивидуума.
Я прошу в это утро, чтобы это Слово так глубоко легло в каждое сердце, чтобы они никогда не были способны убежать от Этого, чтобы они пришли в здравом уме и благоразумно к Евангелию, веря Слову, и не открывали своих сердец демонической силе, или сенсациям, или визгу, или скаканию, или… или какому-то проявлению, какой-то физической форме, или чему-то подобному, но подлинной, истинной любви Духа Христова, где Он проявляет Себя в любви и силе. Даруй это, Господь. Исцели больных и страждущих. Мы просим во Имя Иисуса. Аминь.
210                               Люблю Его, люблю Его,
Он первый возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне
[Брат Бранхам начинает напевать «Люблю Его».]
…люблю Его,
Он первый возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
Со склоненными сердцами, сколько хотело бы положить сердца на алтарь и сделать их полем Божьим, чтобы Он смог посеять на алтарь вашего сердца Свое Слово, которое принесет жизнь воскресения Христа? Вы поднимете свои руки и скажете: «Боже, я желаю этого всем своим сердцем»? Да благословит Бог ваши алчущие сердца. Премного и премного.
Положи ты, положи и оставь,
Свое бремя положи у ног Христа.
Если верою живем,
Бог заботится о всем.
Свое бремя положи у ног Христа.
212        Прямо в вашем сердце помните Христа Спасителя. Помните, что Он умер за вас. И если вы просто умрете для себя, это освободит ваше тело, освободит вашу душу, освободит ваше сердце от всех вещей этого мира и всех его удовольствий, затем Христос… Вы воскреснете с Ним.
Если вы не были крещены во Имя Иисуса Христа, вот здесь бассейн, полный воды. И когда вы подниметесь из той воды, вы подниметесь, чтобы идти с Христом в новой жизни. Вы мертвы тогда. Вы больше не… Характер и все остальное умерли. Вы новое творение во Христе. Тогда Он воскресит вас Духом Святым и посадит вас в небесных местах с Собой, намного выше всех сил этого мира.
214        Неважно, какие маленькие… Если вы маленькая прачка, или вы… или вы всего лишь брат, у которого нет своего… не знает своего алфавита, нет никакой разницы, кто вы такие, вы во Христе, торжествуете над всем. И у вас есть власть над всяким бесом и всякой силой, что была у дьявола. Вы во Христе, торжествуете.
215        Пока вы склонили свои головы, я знаю, что есть брат, прибывший сюда в это утро, брат Слинк (я полагаю, что они называли его Синком, Джимом Синком), которому я верю, чтобы стать, чтобы наши братья официально признали, чтобы стать учителем Слова Божьего. Разве это не верно, брат Синк? Мы должны возложить на него руки в это утро непосредственно перед тем как мы помолимся за больных, чтобы посвятить его в служители, одного из наших братьев, чтобы отправился в церковь проповедовать Евангелие.
Брат Джим Синк, вы подойдете сюда к алтарю? Подходи, брат Невилл. Брат Джуни Джексон, ты здесь? Любой из других служителей этой веры?
217        Брат Джим Синк здесь верит в это Евангелие, что мы проповедуем, Сына Божьего, веря, что Он действительно девственно рожденный Сын Божий. Правильно, брат Синк? Вы верите, что Он умер и воскрес на третий день, восторжествовал над всем и воссел одесную Бога, в центре Божьего величия на высоте, будучи всегда живым, чтобы ходатайствовать за нас? Вы верите в водное крещение во Имя Иисуса Христа для прощения грехов? Вы верите в крещение Святым Духом точно так, как Бог это дает, со знамениями и чудесами для сопровождения уверовавших? Он верит в это. И я полагаю, что у него была жизнь, которая была безукоризненной перед людьми. Он проповедует здесь в церкви, часто для них здесь, и я нахожу, что это замечательный муж Божий.
218        Итак, к этой церкви: есть ли здесь какое-либо слово, какой-либо человек, у которого есть отрицательное слово против брата Синка? Скажите это теперь или замолчите навсегда. Сколько верит, что проповедуя это Послание и это Слово, что Брат Синк, и вы верите, что будучи свидетелем Святого Духа, что Брат Синк должен быть посвящен и послан от этой здешней церкви как служитель Евангелия, чтобы провозгласить это Послание, такое же, как было проповедано в это утро, повсюду, куда он сможет пойти в этом мире, в который Господь пошлет его? Поднимите руки и скажите: «Я буду молиться за тебя, брат Синк». Да благословит вас Бог.
219        Давайте склоним свои головы. Брат Невилл, не возложил ли бы ты свои руки на брата Синка, в то время как ты возлагаешь руки на Библию.
Наш небесный Отец, мы приносим к Тебе в это утро человека, который был поднят из развращенности этого мира, почел себя мертвым для себя и принял Христа как Спасителя, был крещен во Имя Иисуса Христа, воскрес с обетованием получения Святого Духа и теперь в небесных местах и чувствует призыв в своей жизни к служительству.
О Боже, как пресвитеры этой церкви, как собрание и генеральные надзиратели и так далее, чтобы наблюдать за стадом, сиделкой для которого сделал нас Святой Дух, стадо поднимает свои руки, что знает брата Синка, что он – праведный человек, поэтому мы возлагаем на него руки, как брат Невилл, так и я, как ваши пресвитеры. И при этом мы молимся молитвой веры и посвящаем брата Джима Синка на служение Иисуса Христа. Даруй это. Пусть он буден наполнен силой Божьей. Пусть он не идет на компромиссы. Пусть он победит души для Тебя.
И, Боже, мы обещаем ему свою преданность и братство, чтобы поддерживать его везде, где он находится, молитвой, и помощью, и любым способом, которым мы можем. Прими его, о Боже, мы предаем его Тебе во Имя Иисуса Христа, Сына Божьего. Аминь. Аминь.
223       С вашими руками на Слове, и вот, я посвящаю вас, брат во Христе и нашем братстве, во Имя Иисуса Христа. Аминь. Да благословит вас Бог. Хорошо. И собрание сказало: «Аминь». [Собрание говорит: «Аминь».] Да благословит вас Бог. Есть много дел в Евангелии, крайне нужно. Мы поддерживаем вас на сто процентов во всем, что мы можем сделать, чтобы помочь. Да благословит вас Бог.
Разве он не замечательный, чтобы быть… О-о, мои дорогие. Мне нравится видеть людей… Это прекрасно. Он… Как я понимаю теперь, он принял пасторство в Скинии Святости в Ютике, Индиана, недалеко от которой он живет.
225        Итак, давайте посмотрим. О-о, мы добрались к..?... О-о, я полагаю, что у нас тем не менее есть больные, чтобы помолиться, не так ли? Хорошо, они… вы раздали какие-нибудь молитвенные карточки? Хорошо, пусть быстренько назовут несколько молитвенных карточек. Только каждый пусть посидит тихо всего лишь мгновение. Мы, действительно, опаздываем. Вы мне можете дать десять минут? Хорошо. Молитвенные карточки, пусть люди, у которых молитвенные… Откуда вы им раздаете? С 1?
Хорошо, молитвенная карточка номер 1, пожалуйста, подходите; номер 2, номер 3, номер 4, номер 5. Молитвенная карточка номер 1, 2, 3, 4, 5; становитесь вот здесь. Только так тихо, как вы можете теперь, если вы можете встать, если же не можете, хорошо, дайте нам знать, мы подойдем, чтобы вас поставить. Мы собираемся добраться до такого количества, до какого мы, по возможности, сможем. 1, 2, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10; 6, 7, 8, 9, 10. И только двое при этом поднялись. 10, 11, 12, 13, 14, 15…?... Все они, все молитвенные карточки, перемещайтесь на эту другую сторону, идите сюда, на эту сторону, на эту сторону, если вам угодно.
227        О, разве Он не чудный? Теперь, все поистине так почтительно, как вы можете. Примерно десять минут теперь, только примерно десять минут. Теперь, те с молитвенными карточками, мы сделали объявление, чтобы люди, желающие, чтобы за них помолились, пришли с их молитвенными карточками, и так, чтобы мы не были… Видите, они продолжают возвращаться к прежнему, и затем они пытаются использовать дары Божьи как доску Уиджа. Но мы не… мы не верим в то, чтобы делать такое.
Мы… мы верим только в то, чтобы просто позволить Богу совершить свой труд. Вы верите в это? Сколько верят, что это послание в это утро – истина? [Собрание говорит: «Аминь».] Спасибо. Спасибо. Да благословит вас Бог. Я верю в это всем своим сердцем, душой и разумом.
229       Вот, похоже, у нас здесь около пятнадцати человек для молитвы за них, что-то около того. Итак, послушайте. Так вот, каждый из вас находится во Христе. Вы находитесь во Христе Иисусе, торжествуете над болезнью. И если вы, находящиеся в молитвенной очереди, христиане, рожденные свыше верующие, поднимите свои руки. Ваша позиция в таком случае находится во Христе. Вы уже торжествуете, и только одно, что вы должны сделать, – это принять и поверить в то, что сказанное Богом является Истиной.
230       Я едва ли могу провести с той очередью различение; так много понадобилось бы, чтобы это сделать, держать вас так долго. Это не было бы из-за меня: я полагаю, что я остался бы здесь на всю оставшуюся часть дня, я чувствую себя хорошо. Я просто чувствую себя хорошо. Я знаю, что это верно. Хвала Господу. Однако теперь вы во Христе. Теперь вы позиционно находитесь во Христе. Аминь. О, мои дорогие. То, что я преподавал, истина? Если так, то Он предъявит Себя. Правильно.
231        Сколько из вас, люди в молитвенной очереди, со мной незнакомы? Я знаю многих из вас, но некоторые из вас мне незнакомы. Поднимите свои руки, кто знает, что я не знаю ничего неправильного о вас, поднимите свои руки, по всей очереди. Видите? Он Христос? Вы верите этому? У вас должна быть вера, вы должны верить этому. Если вы не будете верить этому, то это не будет работать. Вы узнали свою позицию, вы узнали свое место. Правильно, брат Вест? Правильно. Знайте свою позицию. Христос обещал: «Дела, которые Я творю, и вы сотворите». Вы верьте этому всем своим сердцем.
232       У того мужчины, стоящего там сзади, что-то не в порядке с бедром. Вы верьте в это всем своим сердцем. Вы не можете попасть в молитвенную очередь, однако вы можете возвратиться назад и сесть: это оставит. И это не рак. Возвращайтесь и садитесь. Все кончено. Видите? Я никогда в своей жизни не видел этого мужчину. Если мы незнакомы, брат, поднимите свою руку. Если мы незнакомы… Вот в чем дело: он исцелен.
Вдоль этого алтаря здесь, вы верите? Что по поводу вас? Мы незнакомы, я вас не знаю. Бог знает вас. Вы верите, что я Его слуга? Вы верите в это Послание, что я проповедую? Что, если бы я вам сказал, что ваша болезнь позвоночника оставила вас? Вы верите в это всем своим сердцем? Хорошо, мистер Берхард, возвращайтесь в Огайо, вы исцелены.
Вы здесь не ради себя, вы здесь ради кого-то еще. Это женщина. Она также из Огайо (это правильно), ее зовут Элис Макнэн. Правильно. У нее была операция. Это правильно. Болезнь желудка, и женская болезнь, и нервозность. Правильно? Только верьте, и она выздоровеет. Идите и верьте в это всем своим сердцем. Верьте в это всем своим сердцем, у нее будет это.
235        Здравствуйте. Я не знаю вас, мы незнакомы. Правильно? Вы верите, что я Его слуга? Вы верите, что мы торжествуем во Христе? Если вы верите, с вашей нервозностью, и с вашей болезнью, и со всем остальным, миссис Аллен, вы можете возвращаться в свой дом и стать здоровой.
Я полагаю, что мы незнакомы, не так ли? Я никогда не видел вас прежде. Мы встретились впервые, мы незнакомы друг другу. Вы верите, что я Его пророк? Вы верите в это? Вы страдаете от болезни почек. Это правильно, не так ли? Вы не отсюда, вы с крайнего юга. Вы молитесь за своих неспасенных детей. Это ваш муж, позади вас. У него в сегодняшнее утро на сердце есть человек, друг, за которого он молится. Скажите, я вижу кого-то, вы… вы друг моих матери и отца, сюда подходит мужчина, которого зовут Л.С. или С.Т., или как-то похоже, С.Т или как-то. Это… это ваш сын. [Брат Невилл говорит: «Дж.Т.»] Дж.Т…. Там… С.Т. Нет, это не Дж.Т., я знаю. Это небольшой черноволосый мужчина, я вижу его стоящего вот здесь, впереди, где он сейчас находится. Возвращайтесь домой, вы получили по своей просьбе. Идите назад домой.
Тот мужчина здесь в это утро, мужчина с юга, из Джорджии? Конечно же, да. Так точно. Я никогда в своей жизни не видел ваших отца и мать, и вы знаете, что это истина. Но я видел, как вы появились вот здесь перед ними прямо тогда. Я знаю, что это было. Вы получили по вашей просьбе, не сомневайтесь.
238       Вы все верите, всем своим сердцем? Итак, сколько? Каждый из вас во Христе. Ты скажешь: «Это Евангелие?» Точно то, что делал Иисус Христос. Точно то, что делали апостолы. Точно то, что делал Ириней и остальные из них. Точно. Вы верите в это? Тогда склоним свои головы.
Подойди сюда, пресвитер. Слишком много людей, чтобы вот так пройти через всю очередь. Мы будем брать двоих или троих в очереди. Итак, поймите правильно. Этот брат Невилл для меня – муж Божий. Я верю в это.
Мы собираемся пройти через эту очередь и молиться за этих людей, возлагать на них руки. Вы все верите, что вы выздоровеете, каждый из вас? Тогда склоните свои головы теперь, мы в триумфе Церкви.
Господь Иисус, это причина того, что я ничего не говорил ему об этом. Я знаю, что он хочет. Я прошу, чтобы Ты исцелил его, Господь, и дал ему по его просьбе, во Имя Иисуса Христа.
Небесный Отец, с руками, возложенными на этого маленького брата в это утро, мы просим во Имя Иисуса о его освобождении. Аминь.
243       О-о, вы… Небесный Отец, дай здесь нашей сестре Даух, прекрасной сестре, которая была настоящим другом нам здесь, моей семье и нашим любимым. Мы верим, что она и ее муж – Твои дети. Я молю, Боже, чтобы Ты даровал ей по ее просьбе в это утро во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Боже, во Имя Иисуса благослови нашу сестру…?... Мы знаем, Господь, что она – Твоя служанка; мы молим, чтобы Ты дал ей по ее просьбе, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
О небесный Отец, понимая, что… что Ты единственный, кто может исцелить сестру Бланко, мы молим, чтобы ты благословил ее и даровал ей по этой просьбе, Господь, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Небесный Отец на нашу сестру мы возлагаем свои руки во Имя Иисуса Христа, прося за ее освобождение для Твоей славы. Аминь.
247        «Эти знамения будут сопровождать уверовавших», и мы возлагаем свои руки на эту сестру, которая должна поправиться. Во Имя Иисуса даруй это, Господь. В то время как это нервное трясущееся тело стоит здесь, Господь, под импульсами Святого Духа, и утомлено, однако Ты – Бог. Исцели эту молодую женщину, я молю, во Имя Иисуса.
Боже Всемогущий, дай нашему брату по его просьбе. Даруй это, Отец. Мы возлагаем руки на него и осуждаем врага…?... отравившего его душу или поместившего пятно бесчестья перед ним, пусть он восстанет торжествующим над этим в это утро, Господь, и осознает свое положение во Христе Иисусе, и поэтому пусть он имеет то, о чем он просил, во Имя Иисуса Христа.
Наш небесный Отец, с руками, возложенными на нашего брата, во Имя Иисуса Христа даруй по его просьбе. Аминь.
250        Эта дорогая маленькая девочка, Отец, во Имя Иисуса, пусть Господь будет милостив, для славы Божьей мы просим о ее освобождении.
Боже, мы знаем о сердечном крике этой матери и о крике ее дочери. Боже, даруй по ее вере в это утро, и она поднимется теперь, зная, что у нее есть сила над врагом, и это будет сделано, во Имя Иисуса Христа.
Боже, исцели этого маленького мальчика, мы молим во Имя Иисуса Христа.
Боже, наш Отец, мы возлагаем руки на нашу сестру и просим в это утро, чтобы Ты даровал по ее просьбе, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Наш небесный Отец, когда эта молоденькая леди приходит, чтобы занять свое место для исцеления, мы возлагаем руки на нее и просим о ее исцелении во Имя Иисуса Христа. Аминь.
На этого прекрасного ребеночка мы возлагаем свои руки во Имя Иисуса Христа и просим о его исцелении.
Во Имя Иисуса Христа возлагаем руки на нашу сестру…?...
257        Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твое. На этого мальчика мы возлагаем свои руки. Во Имя Иисуса Христа, пусть он будет исцелен.
Небесный Отец, на нашего любезного брата здесь, Твоего слугу, мужа Божьего, мы возлагаем руки на него, чтобы было даровано по его просьбе. Во Имя Иисуса Христа пусть он теперь займет здесь свою позицию как сын Божий в славном триумфе над всем врагом.
Небесный Отец, на нашу молодую сестру, выходящую из тяжкой темноты, чтобы идти к Свету, даруй, Господь, чтобы ее любезная маленькая душа была поднята вверх в это утро в небесную атмосферу, что даст ей по ее просьбе, во Имя Иисуса. Аминь.
Небесный Отец, на нашего брата мы возлагаем руки во Имя Господа Иисуса и просим Твоего благословения, дарованного ему, во имя Господа Иисуса Христа. Аминь.
Наш небесный Отец, мы возлагаем руки на ребенка нашей сестры и просим, чтобы ей было даровано по ее просьбе, во Имя Иисуса.
262       Наш небесный Отец, мы возлагаем руки на нашу сестру во Имя Иисуса Христа. Пусть ей будет даровано по просьбе во Имя Иисуса. Аминь.
Наш небесный Отец, когда наша сестра проходит через эту очередь и просит, мы возлагаем свои руки на нее, пусть теперь Христос Божий приблизится и осудит болезнь и сделает ее здоровой. Аминь.
Небесный Отец, на нашего брата… мы возлагаем руки на него и просим о том во Имя Иисуса Христа, чтобы Ты исцелил его во Имя Иисуса. Аминь.
Небесный Отец, на эту девочку мы возлагаем свои руки и просим своего драгоценного Господа. Во Имя Иисуса мы просим о ее исцелении. Аминь.
Наш драгоценный Господь, мы возлагаем руки на нашего брата во Имя Сына Божьего, Иисуса Христа, чрез Которого мы больше чем победители. Мы просим, чтобы Ты дал нашему брату по его просьбе, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
276        Наш Отец, на брата нашей домработницы, этого молодого солдата креста, я молю, Боже, чтобы Твой Дух сошел на него и даровал по его просьбе, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Наш небесный Отец, на этого любезного солдата креста, он стоит ради Твоего Слова во… во времена критики и так далее, и он стоит со Словом, идя дальше более чем победителем во Христе Иисусе. Даруй ему по его просьбе, Отец. Я молюсь моей молитвой и выделяю ему от Твоих благословений, Господь, чтобы Ты исцелил его и дал ему по его просьбе, во Имя Иисуса. Аминь.
Небесный Отец, это дитя не может жить вне Бога, но Бог может сделать его здоровым. Я возлагаю на него руки и осуждаю врага во Имя Иисуса Христа. Благослови этого ребенка…?... во Имя Иисуса Христа. Аминь…?...
За сердце нашей сестры, на которую мы возлагаем руки во Имя Иисуса Христа…?... «Я скиния Бога, ставшего плотью и обитающего посреди нас». И Он сотворил Имя, праведное имя того Сына Божьего, дай нашей сестре по ее просьбе. Аминь.
271        Наша сестра Кидд, благословенно ваше сердце. Наш небесный Отец, когда я здесь обнимаю этих пожилых мужчину и женщину, которые проповедовали Евангелие, когда я был только маленьким мальчиком; несколько дней назад лежал, умирая от рака; помчался, чтобы добраться к нему, и сила Божья пронеслась над восьмидесятилетним мужчиной и исцелила его, что доктора признали, что это было чудесным образом. Я прошу, чтобы Ты даровал по его просьбе в это утро. Его благословенная женушка, Господь, которая стирала на стиральной доске, чтобы послать своего мужа на служение проповедовать это… это Евангелие ходатайства Иисуса Христа. Даруй это, Господь.
Благослови их сына, Джуниора, Господь. Мы молим, чтобы Ты сделал их здоровыми и поддерживал их сильными, Господь. Он является их поддержкой, буксируя их с места на место, чтобы возлагать платочки. Хотя такие старые, что они не могут больше выйти на поле, однако они ходят от больницы к дому, возлагая платочки на больных. Боже, Ты соблюдешь это, я знаю, что Ты соблюдешь. Благослови их и дай им силу еще на многие дни, Отец. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
273        Будьте благословенны. Это будет исполнено, брат Кидд, это будет исполнено. [Брат и сестра Кидд разговаривают с братом Бранхамом.] Хвала Богу. Аминь. Да, тот, за которого мы молились по телефону…?...
Мужчина и женщина восьмидесяти лет от роду, и сверх того, не могут выходить на поля и стоять за кафедрой, слишком старый в это время, чтобы вот так проповедовать, но до сих желают посылать сюда, и получать пакеты с молитвенными лоскутками, и возлагать их на больных и страждущих, брать их в больницы и тому подобное, чтобы возлагать их на… Они не могут больше выходить и поддерживать служение таким образом, но они продолжают делать лучшее, что они могут. Это должно дать нам, молодым людям, чувство стыда за нас самих. Это правильно. Делайте что-то для Христа.
275        Запомните, этот старый человек здесь, брат Кидд, проповедовал Евангелие, прежде чем я родился. Правильно. Там молясь за больного, любезного старого солдата, и вот, старый… сколько вам лет, брат Кидд? Восемьдесят один год, все еще двигается для Царства Божия. Слишком стар, чтобы стоять за кафедрой и поддерживать вот так послание, однако желает идти в больницу, к лежачим больным, где… У него есть парень, который возит его повсюду в автомобиле. Они не могут передвигаться, поэтому те просто везут его в автомобиле и доставляют их на место. И они вдвоем… старая пара, входят туда и возлагают платочки.
У них была любимая на днях, близкая к смерти, девочка. Они просто сказали мне об этом. Мы молились за них, внучку. Пошел и возложил… Это дитя теперь здорово. Хвала Богу.
277        Брат Кидд… Они звали меня здесь какое-то время назад, примерно два года назад, я думаю, что это было, что у него был рак простаты, примерно семидесяти восьми лет или восьмидесяти, близко к восьмидесяти годам, с раком простаты. Доктор просто отложил это, там ничего нельзя было сделать. Мы поспешили. Билли и я сменяли друг друга за рулем, чтобы оказаться там, где он был. И Святой Дух сказал нам ехать в то утро. Мы обычно не делаем этого, если у нас нет водительства это делать. И Святой Дух сказал: «Езжайте», и мы взлетели туда и возложили руки на старину, чтобы помолиться за него. И доктора нигде могут найти следы от этого. Слава Богу. Ох. Почему? Наше положение – во Христе Иисусе, поднимается высоко над всеми болезнями и всеми силами врага.
278        О-о, разве вы не счастливы от того, что Он есть?
Есть такие в мире люди,
Чьи сердца воспламенил
Тот огонь Пятидесятницы,
Что души осветил.
Слава Имени Его,
Во мне горит он, как и в них.
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
Славы в мире не имеют,
Но от Духа рождены.
Люди те в святое Имя
Иисуса крещены.
Они всюду возвещают,
Та же сила и у них.
Я так рад тому, что я – один из них.
279        Сколько «один из них»? Поднимите ваши руки теперь:
…них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
О, один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
Брат, ищи благословенья,
Что весь грех твой удалит,
Сердцу радость ниспошлет,
В душе огонь тот сохранит.
Слава Имени Его!
Во мне горит он, как и в них.
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них. (Аллилуйя!)
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
В верхней комнате собрались
В Его Имени они,
Силу свыше получили,
Были Духом крещены.
Бог ту силу для служенья
Даст для вас, как и для них.
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них. (Аллилуйя!)
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
280       Теперь, когда мы напеваем это, давайте просто обменяемся рукопожатиями друг с другом, скажем:
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них. (Аллилуйя!)
Один из них, один из них,
     Я так рад тому, что я – один из них.
А вы нет? Скажите: «Аминь». [Собрание говорит: «Аминь».]
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
282       Я могу спеть этот стих выше?
Хоть они и неучены. (У них нет никаких великих, больших Д.Д., Ф.Д., видите, никаких великих, больших вещей. Видите?)
Хоть они и неучены,
Славой хвастать не годны (какой-то великой организацией),
Люди те в святое Имя
Иисуса крещены.
Они всюду возвещают;
Та же сила и у них.
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
Один из них, один из них,
Я так рад тому, что я – один из них.
О, ни за золотые миллионы всей земли не оставлю я это драгоценное место,
Хотя искуситель… убеждает меня часто, чтобы я попытался.
Но я спасен в Божьем шатре, счастлив в Его любви и славе,
И я живу на берегу аллилуйя. (О-о, мои дорогие).
283       Я так рад этому. А вы нет? Разве вы не рады быть одним из них? Просто одним из них, одним из тех уничиженных людей, которые совершенно опустошили себя, не перед идолом, перед живым Богом, не перед организацией и не поместили свое имя в книгу, перед живым Богом; не чтобы цитировать кредо, но чтобы позволить Слову стать плотью в вас. Видите, вот именно. И унизили себя. И затем через это Он вознес вас над всем; не чтобы быть безрассудным, высокомерным, говоря: «Я это, то или другое», но в уничижении, сладости, и «Как он спас такого негодяя, как я? И как же он это сделал?» Вот таким образом это подлинные христианские чувства. Разве вы не верите этому? О-о, Он так реален.
Явен, явен, Он так явен мне.
О, явен, явен, Он так явен мне,
Хоть все усомнились,
Мне же жизнь не мила,
Внутрь любовь вселилась.
Ведь Он так явен мне. (Спойте это).
Явен, Он так явен мне.
Явен, явен, Он так явен мне,
Хоть все усомнились,
…но мне жизнь не мила,
Внутрь любовь вселилась.
Ведь Он так явен мне.
О-о, я так рад этому. Да, сэр. О, я так рад за этот великий старый евангельский путь, живущий в этом великолепном старом Евангелии путь.
285        Итак, друзья, доколе мы не встретимся снова на престоле Христа, когда вы молитесь, вспоминайте обо мне. Да благословит Бог каждого из вас. Я… я не могу сказать, как я сожалею, что я держал вас здесь.
Итак, для кого вы положили здесь носовой платок, я только что возложил руки на них, когда мы молились за больных, если вы заметили, как я сделал это, когда Дух пробился. Я не входил в слишком большое количество видений, потому что я физически слаб, уставший, вы знаете, был здесь около двух или трех часов, проповедовал. И я просто стал получать некоторые вдоль очереди, так чтобы вы видели, что Бог является Богом. Видите? Невозможное, парадокс, те необъяснимые вещи. Дьявол…
Так вот, запомните. У каждого из вас есть сила во Христе. У вас нет силы, у вас есть власть, ваша власть. Вы попросту возноситесь таким образом, не чтобы самим быть вознесенными, но чтобы Христос поднял вас. Чем выше Христос поднимет вас, тем ниже вы будете хотеть быть (понимаете?), вы будете чувствовать себя так уничиженно. Так как же Он спас такого негодяя как я, как же Он это сделал? Но Он это сделал, и я так благодарен за это! Аминь. Так хорошо.
287             Это Имя величаем,
Мы к ногам Его падем
И на небе увенчаем,
Возгласим Его Царем.
Имя то (Имя то) сладко мне,
Радость здесь и в вышине.
Имя то (О драгоценное Имя. Разве Он не чудный?)
Радость здесь и в вышине.
Так вот, послушайте, не забывайте это. Вы поете хором, позвольте мне спеть куплет из этого. Я знаю, что если я могу думать об этом куплете, я хочу спеть его, следующий.
Это Имя величаем,
Мы к ногам Его падем
И на небе увенчаем,
Возгласим Его Царем. (Видите?)
Имя ты возьми святое,
Как защиту от оков.
Если враг грозит бедою,
Повторяй то Имя вновь.
Это все. Поднимите ту руку и слушайте скрип тормозов. Видите, видите?
…повторяй то Имя вновь.
Имя то сладко мне,
Радость здесь и в вышине.
Имя то (Имя то) сладко мне,
Радость здесь и в вышине.
289       Давайте скажем это снова, все мы вместе. Что вы говорите? Давайте только снова возьмем тот куплет, о, «Имя ты возьми святое как защиту от оков». Давайте споем это теперь с закрытыми глазами.
Имя ты возьми святое
Как защиту от оков. (Итак, послушайте. Что делать?)
Если враг грозит бедою, (Что вы должны сделать?)
Повторяй то Имя вновь.
Имя то (Имя то)... (Сладко мне)
Радость здесь и…
[Брат Бранхам просит, чтобы брат Невилл распустил собрание.] Вы хотите подойти и распустить…?... люди…?... О, хорошо. В таком случае проходите прямо вперед.
Радость здесь и…
Брат Невилл, ваш пастор, теперь.

 

 

Христианство против идолопоклонства
Christianity Versus Idolatry

Эта проповедь была проповедана братом Уилльямом Маррионом Бранхамом в субботу утром 17 декабря 1961 года
в Скинии Бранхама в Джефферсонвилле, Индиана, США.
Переведено в г. Гродно в 2009 году.
Продолжительность: 2 часа 17 минут

 

Проповеди на русском языке:

www.branham.ru
Проповеди на английском языке:
www.branham.org

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

Christianity Versus Idolatry

  1    This is yours...?... It says, "Pray for mommy." Give that to Graham...?... And you get...?...
Thank you, Brother Neville, the Lord bless you. Good morning, friends. It's a privilege to be back in the Tabernacle again this morning, feeling fresh and good. Day before yesterday, I couldn't even speak. I had this little bug that's going around, you know, gets in their throats and make them hoarse. But the Lord helped me and delivered me out of that condition so I could speak this morning to you.
And we are glad that there's a nice Tabernacle packed full, and people standing. I just wish we had some seats, and--to give to those people who are standing. We'd be happy if we had them, but I think everything's taken up. I know you wouldn't want to come and set with these children on the altar and turn your back this other way.
 

  3    Now, it's been for a few days that I'd been studying on history. And I thought maybe this morning, instead of preaching, I could just teach awhile on the Word of God. And now, we'll probably be a little bit late, so I'll... Some of you would swap with those who are standing up, or something, it would sure be fine if you could--if you could do it, and give them a little rest.
And now, many of the friends--of my friends come, some of them from a long ways off: way down in Georgia, up in Ohio, Tennessee, just different places, Illinois, Missouri, Michigan. They come down from Chicago, from just--to one little Tabernacle meeting like this. It makes me so grateful for people like that. And not only that, but I'd like to say this, not in the interest of, but in the interest of the Word of God: pretty near every one of those people don't only come, but they bring their tithings along with them to put it into the church for the help.
Now, that's just friends that's loyal. You just can't forget people like that.
 

  6    And then, sometimes maybe I have to say something that tears them to pieces; but you see what it means then. In your heart, you don't want to do it. But yet, there's Something that says, "You... must be done," (See?), so you must do it.
And to see them coming from everywhere, and--and trying to serve the Lord, and believing in the ministry that the Lord has given me, and trusting me to be His servant, that I would not tell them anything wrong, then, with deadness of sincerity, I must really do all that I know how to--to shepherd the souls of those people; knowing that they're not coming here just to be seen, driving across icy mountains and hills, and down through jam-packed roads, and their children missing food and sleep, and their suitcase laying in the back of the car. And, you know, that's hard.
But the Bible said of such people over in the Book of Hebrews the 11th chapter, "Even the world is not worthy of such people." I--I say that because I mean it in my heart.
 

  9    And many are here in New Albany, and Louisville, and around close, down in Kentucky, and different places not so far away. But yet, they're loyal to come, drive through ice, snow, anything else, to get here.
Now, next Sunday is Christmas eve. And I thought that I was--had a Christmas message for the church, but I--I had such a feeling for them little fellows, I must say if they--if I'd be here, then the little fellows would probably, many of them far away, would miss their Christmas and things. So it would be kinda hard on those little fellows. But before going... Now, we...
 

  11    I know that we people here do not teach our children of such a myth as Santa Claus. We do not believe in telling anybody a lie, so you're not going to lie to your children. Such stuff as that, that's mythology to its heights, of such a thing as taking the place of Christ at Christmas.
And Christmas has lost... Christmas is no more a worship; it's a celebration: drinking, gambling, carousing, just pagan to the limit. And it's not... And I wanted to... Maybe after Christmas I'll speak again on Christmas (You see?), so that it won't deprive the little... But you can't tell that to little children like that. They see little fellows on Christmas night getting Christmas presents and things like that; they don't understand it. See? They just--they're too little. And we've got to remember them, that they are--that they have things in common. We've got to bring ourself down to remember them little fellows, that they themselves...
Am I too--too loud on it, Brother? Too much volume on it? Can you hear me all right back there, way back? Huh? Wait, I'm standing too close. Which mike is alive? Both of them? This one and this? I--I think it's that one there that's good. That's--that's... Now, how is that, is that better? Now fine, good.
 

  14    Now, the little fellows has to understand. You know, they're--they're little fellows, and we have to remember we were little fellows once too.
I remember when we was little kids, they would get out and cut down an old cedar bush somewhere, and mom would pop some corn and string it around it. That's about all there was on the tree. But them little, old, ragged socks was hung up there just as... And, oh, and maybe she'd get a--maybe one little sack of candy, and--them little hard candy, and two or three to me, and two or three to Humpy, and two or three to this--just little pieces of candy. And we'd keep that all day long, sucking on that, you know. And wrap it up in a little piece of paper and put it in our pocket. And if we got an old cap pistol, or--or a little horn to blow, it was a great thing; it thrilled us.
 

  16    Today, 'course it's different. The poor people has got ahold of a little bit of money, and it's got so they can buy their children more things; they dress better, eat better, live better. And all--all the way around, I guess they're better off, and under the wage condition of today. And therefore, little kids, you have to let them have something.
But always be sure of this: tell them there is no such a thing as Santa Claus, 'cause it's not right. One of these days they'll walk up and say, "What about Jesus then?" See, see, see? So tell them the truth, be honest with everybody. Be truth... And, especially, you wouldn't tell your children something wrong, 'cause they'd raise up and say... They believe in you as a Christian, and they want you to... They believe that what you tell them is the truth. So be sure you tell them the truth, then it'll come out all right.
 

  18    Now... And then, I want to at least have one more night, if I can, or day, to the Tabernacle before I leave on my coming years of service--year of service, rather.
And if it be the will of God, I want to try to get much overseas meetings this year, for I feel the need of it, especially in Switz--in Sweden, and Norway, and many of the Scandinavian--the Scandinavian countries, and down into Asia. I feel that we are desperately ought to be in prayer over these things, that we must learn the way of the Holy Spirit and the way that He would lead us, and the things that we would--ought to do.
 

  20    In studying in the early history of the church, Broadbent's, and Hazeltine's, and many of their comments on it, Nicene Fathers... And yesterday I just wound up with the complete life of Saint Martin that the Catholic church refused to canonize; God did that. So they... Of his great life, and how that the same signs and wonders followed that man right down through his life, how he raised two dead people, cast out evil spirits, spoke in unknown tongues, and seen visions and things, and what a great man. But yet, in the very secret of his power was in humility before God. And we find today that the church, yet teaching its power and teaching the signs to follow the believer, yet we find them puffed out, "big me, little you," and that. It--it isn't like the early Church. You see? They were humble, and kind to one another, and sweet, understanding. And it's so much different today. And I wonder if a lot of this hasn't sidetracked us from the--the real kernel of--of the Message, that we want to humble ourselves. Keep yourself... The more humbler you can be, the better God will use you.
 

  21    Studying on mythology and all these myths, Christmas itself is a myth. It's not no--nothing real about Christmas. Christmas wasn't even mentioned in the Bible; they never worshipped the birthday of Christ. Wasn't no such a thing. That's a Roman Catholic dogma and not a Christian teaching, no Scripture for it nowhere in the Bible and for the first hundred years after the Bible (See?) nothing of it. It's just a myth. Santa Claus, commercial, everything, the whole thing is wound up into a big conglomeration.
If you'd get back and study the beginning of it, and look down now, you'd see where we were at. There is nothing left; nothing can help but the coming of the Lord. That's all. There's nothing now can help us out of this chaos but the coming of the Lord.
 

  23    Is this that little switch that censors them tapes? Maybe I better censor this whole thing, just not send it out, because it's pretty rude. But I say this so... Is the tapes being made now? Don't sell these tapes. See? These tapes are not for sale. They can be passed around through the church, or so forth, but... 'Cause it's--it'll cause confusion, as sure as the world. See? So just hold it till we get it fixed different.
Now, before we approach the message, and everybody try to be as thinking and as restful as you can. I won't take too long, but I want to take my time so that--driving it down, so that you'll really see it. Now, let's first... Now, if everything's out of the way, I believe, so far is there...
 

  25    [Brother Neville says there are some available seats--Ed.] Yes, let those ladies that are standing along the side there come up in here. There's a place up here for you sisters. Yeah. Here's one right here in front. Here's a chair right back here. There's children up here on the altar, if someone wants to get up and--a little child, and give their seat to someone, adult standing, why, there's room on the--on the altar right here for the children, and the adult could have the seat. Those ladies standing back behind the pilaster there, if you... It's way back over here in the corner, but it's--it beats standing up there. If you would like to stand...
 

  26    Here's some on the platform. Now, some of you brethren that would like to come up here, these children has... Here's one setting here by the side of Brother Way. Come up now; get your seats right around here so everybody, you can be right at home, feel you're--make yourself feel right at home. Here's a place right here, Brother Shelby, up here right here on the platform, if you wish to come up here and set down by us, right up here. And Brother Evans and Brother Charlie, and you, here's--here's a seat right here, and one right here, and two--two right here. Come right on up, brother there from... Just come right on up, make yourself comfortably so we can get everybody just as quietly as we possibly can for the--for the service, so that you won't be tired and weary standing up.
 

  27    Some of you brethren back--sister way back in the hall there, standing way back down in the hall, you're... Still room... Here's another. It's a piano stool someone can use, if they'd like to come and set on it. It would be all right. I see a lady back there motioning a empty seat by the side of she, so then that's all right. Just make yourself feel just as comfortable as you can now.
And now, while we're getting situated, let's... It's about twenty minutes--twenty three minutes after ten, on this seventeenth day of December, rainy outside here in Jeffersonville this morning. And--and we're bad on the outside, but feel good on the inside, wonderful, knowing that we are approaching; the coming of the Lord is at hand, and approaching eternity. And we're so thankful to God that we are able this morning to stand and to impart to the believer and unbeliever, the Word of the living God, trusting that it'll be a great day for all of us to understand the things of the Lord.
 

  29    Now, let us bow our heads just a moment for prayer. And while we have our heads bowed, if there's any would like to be remembered, just raise your hands to God, remember your request in your heart. Thank you.
 

  30    Our heavenly Father, as we now are in the Tabernacle, all seated, and the microphone's alive, and the recorders a-going, and the Christians a-praying, requests being made known... And for some two or three weeks, I've constantly studied on this message for today. Just a few words that maybe the Holy Spirit would use to drive down the subject into the hearts of the people, that they might see the time that we are living, and prepare to meet the Lord God... We would pray for all of our sick and afflicted everywhere.
O Jesus, remember Thy Church, universal Church, all over the world this morning: some out into the woods, some down in the valley of decision, some of them are on the mountain top. And all over the world Thy children are depending on Thee and calling on Thee. And as John of old, from the Isle of Patmos, said, "Even so, come, Lord Jesus."
 

  32    And we realize that we're not without the presence of the enemy. He's always near to hinder, and to stop, and to do anything that he can. But, O Lord, give Thy children faith this morning, power to rise above the enemy; to open their hearts and make their soul a field of fertile ground where that the Word of Life may be sowed; and bring forth great joy and a wide harvest.
I pray, Lord, that You'll bless Your Word and Your servants. Give help to this weak voice of mine that I might be able to hold strong by the anointing of the Holy Spirit. And then in the prayer line, give power and faith, Lord, that there will not be a feeble person in our midst when we leave this building. Grant it, Lord.
We know that we are living at the end time. And we ask You to bless us now as we further wait on Thee and read Thy Word. In Jesus' Name we pray. Amen.
 

  35    Now, I'm going to read two or three places in the Scripture, and, as I announced last Sunday that today I was going to try to speak on "Christianity Versus Idolatry." And that is our subject for this morning. And now, I'm not no theologian, not a Bible student by no means, just an illiterate person that loves the Lord Jesus with all my heart. I do not claim to be a theologian, or try to take one's place, but just try in the humbleness of my heart to explain those things that I feel that the Holy Spirit has revealed to me, and I must give to my church. For it's to my interest that this church grows, that this church is spiritually right. It's to my interest, because this church is God's interest, and His interest is my interest. So I must see to this.
 

  36    Reading in the early historians of Irenaeus and them, how they kept their church undefiled from the things of the world, how those old teachers got up there and really stayed with that Gospel. The Bible wasn't written then in the form as we have It now, not until the Reformation, and Luther put it in print. But they--they had what they called The Gospel and Apostle: Gospel and Apostle, and they stayed with that.
 

  37    Now, for our--two places we aim to read this morning, one of them is found in the Book of Jeremiah the 7th chapter and beginning with 10th to the 18th verse. The other place is found in Acts 7:49. And if you want to mark the text for this, or the text out of this, Jeremiah 7, it'd be the 18th verse. I want to begin reading from the 10th verse:

And come and stand before me in this house, which is called by my name, and say, We are delivered to do all of these abominations?
Is this house, which is called by my name, become a den of robbers in your eyes? Behold, even I have seen it, saith the LORD.
But go ye now unto my place which was in Shiloh, where I set my name at the first, and see what I did for it for the wickedness of my people Israel.
And now, because ye have done all these works, saith the LORD, that I spake unto you, rising up early and speaking, but ye heard not... I called you, but ye answered not;
Therefore will I do this unto this house, which is called by my name, wherein ye trust, and unto the place which I give unto you and to your fathers, as I have done to Shiloh.
I will cast you out of my sight, I will have cast out all your brethren... I have cast out all your brethren, even the whole seed of Ephraim.
Therefore pay not thou for this people... pray not... for this people, neither lift up and cry nor prayers for them, neither make intercession unto me: for I will not hear thee.
See thou not what they do in the city of Judah and in the streets of Jerusalem?
 

  38    Now, I want to stop before I read the final verse of this. Let me begin again. Now, God rebuking this people, and saying don't even pray for them... Let me begin with the 16th verse and read through the 18th. Now, listen close:
Therefore pray not thou for this people, neither lift up cry nor prayers for them, neither make intercessions to me: for I will not hear thee.
See thou not... Seest thou not what they do in the city of Judaea and in the streets of Jerusalem?
The children gather wood... the fathers kindle fires, and the women knead their dough, to make cakes to the queen of heaven, and to pour out drink-offerings unto other gods, that ye may provoke me to anger.
 

  39    Now, I wish to turn now in the Book of Acts the 7th chapter, and begin with the 44th verse, and reading down to the 50th:
Our fathers had the tabernacle of witness in the wilderness, as he has appointed, speaking unto Moses, that he should make it according to the fashion that he had seen.
Which also our fathers that came in brought in with Jesus unto the possession of the Gentiles, whom God drave out before our face of our fathers, unto the days of David;
Whom found favour with God, and desired to find a tabernacle for the God of Jacob.
But Solomon built him a house. Howbeit the most High dwelleth not in temples made with hands; as saith the prophet,
Heaven is my throne, and earth is my footstool: what house will you build me? saith the Lord: or what is the place of my rest?
 

  40    Now, you can see by the reading of the Scripture, that where I'm placing my thought this morning upon idolatry first, to begin with. There's little wrote about idolatry. There's not many books to explain idolatry: what is idolatry; and yet the world's full of it. I think the reason of it is, is because that it never really been explained to people, not knowing what it would be. And it's been my privilege, and my great privilege in my life in traveling to see some idolatry, to know what it is.
And then, in studying idolatry the last few weeks: mythology, Greek mythology and Roman mythology, then it brings me back to see whether they kill--still keep that same thing alive, see whether if idolatry remains as it was at the beginning. Today in travel, seeing idolatry; and then seeing the way it began--reading how it began back at--in the early days, I see that it hasn't changed.
 

  42    Now, I have been in India. India is full of idolatry. They have the fire-walkers there, and the different... I think, one afternoon when I arrived in Bombay, I was entertained that afternoon by... I'm... Somebody told me... I wouldn't know who was who; they was just in the temple of the Jains. And it was either seventeen or seven, different religions, and I'm pretty sure it was seventeen different religions had met me there in a challenge of the Word, and each one of them firmly against Christ: seventeen different religions. And they was... They made us take our shoes off at the temple and come in. And they set us down on pillows. And it would take some time to go through all the rigmarole, as I call it, we had to go through. But the mayor of the city taken us in there, himself was a Hindu, which is a Mohammedan.
And Mohammed was a prophet. And he came out of the line of Ishmael, which was also a son of Abraham.
 

  44    And it was to this line that this famous evangelist in the world today that run from one of their men who challenged him to a showdown in the Word. And, to my opinion, the evangelist should have said, "I have no gifts of healing, but our body of believers has such. You give me a few hours, and I'll bring someone here." See? But, 'course, in doing that, then the evangelist would've exposed himself to the organizations that was backing him, and then he'd have been throwed out.
 

  45    And then on the second thought of it, I do not believe I would've let that unbeliever triumph over the Word of God. If I'd have been defeated, I'd still stood there and showed my faith and belief in God that He remains the same. As the Hebrew children said, "Our God's able to deliver us from this fiery furnace. But nevertheless, we'll not bow to your idols." Yeah, I believe it would've been a more gallant thing. And then again I...
 

  46    As being a doctor of theology, and well posted in Scripture, as the great evangelist is, and a mighty man he is, I believe that I would have challenged him upon the Word, whether Jesus was the Christ or not, or whether Mohammed was the prophet, and had proved him by his own Bible. If that would have been my call in the Bible, as it is the evangelist to explain it, I would have taken that stand instead of just running from it and backing up. That showed... That don't show that real Christian courage that'll stand there live or die; God's able to deliver. I believe I would've called the hand of him on that.
 

  47    But they forget to think about Bombay when the blind man there, the Mohammedans, that night they received his sight in the meeting. They wouldn't mention that.
But, however, on these people, they are not hypocrites. They are sincere people, just as sincere as you and I--and sometimes more than we are here in America. They are not hypocrites. They truly believe that, and practice it with all that's in them.
 

  49    Let me give you a little something on idolatry. I forget the name of the god that is the god of the fire-walkers, but it's a huge statue with great, big, something similar to a human face, a kind of a cameo-like face, with huge, big ears to hear all their sins and so forth. And great big rubies as earrings in their--in his ears here, that would probably cost a half a million a piece, maybe. That might be over-estimated; it may be underestimated. But, oh, such great costly jewels in this idol.
 

  50    And the priest of the temple brings the poor farmer, he doesn't have to be... just an ordinary; don't have to be some special person. He's just an ordinary man, a farmer that wants to give thanks to his god for a good crop. And in doing that he shows his faith in god as he comes to the temple and is blessed by his priest.
And then to... getting ready to walk through a pool of coals that's many feet deep and many feet wide, and fanned with fans until they're white hot... Now, that's no put-on; it's truth. He goes before the idol, confesses his sins to this priest, and they pour water on him--holy water, and so forth, that the priest has blessed.
 

  52    And then, many times, they take a large hook, fish hook, great, big, maybe a half inch to three quarters across the--the diameter, across from the--the point to the back staff of the hook. And they put a little ball of water on that, like a little Christmas tree ornament, and a little ball, and fill it full of water to make it heavy. And they take, literally thousands of those, and hook them in their flesh, pull them out. As they go in, in their flesh, pull them--to go through the torture to please their god, the idol. They're not hypocrites.
 

  53    Then many times they stick their tongue out and have a lance with a fork on it to go through their tongue, and up through their nose and hold it together: take stitches of thread and sew their mouth together if they've said things wrong. And such torture...
And then set down by this great pool of fire. They kill a goat, to appease the idol, to offer a life for their sins. And you ought to hear the--the rumble when that goat is killed. They confess their sins on it, and kill the goat, throwing the--taking the blood as an atonement.
 

  55    And then if this fire-walker, if he gets scared and runs through the fire, he brings reproach upon himself. But he must walk slow, steady through these coals of fire. And sometimes they're as many as fifteen feet deep, these coals of fire, and maybe fifteen--maybe fifteen feet deep, and maybe thirty yards or forty yards long, and about, oh, maybe eight or ten feet wide. And they're white hot. And he has nothing on but a clout, which is a little loincloth-like wrapped around the midst of him. And he gets out there, was hanging with all this, and bleeding, and fish hooks and everything all over his body, works hisself up into a frantic until white slobbers is pouring from his mouth.
And here he comes, walking through that fire, and walk out on the other side, unharmed at all, through the fire. And maybe his feet going that deep--legs down into the fire, two feet or better as he walks, pulling up them red-hot coals on his human flesh, walking through that fire, and comes out on the other side unharmed. You could look at his feet, not a scratch or a scorch.
And in watching so, and thinking, if a sacrifice to a pagan idol, with the blood of a goat, with faith in such would protect the heathen from fire, what would the Blood of Jesus Christ do for the believer to a living God?
 

  58    Now, idolatry is a strange thing. Down through the ages we've had it, every since the--guess, the beginning of time. Now, the order for this idol worship is the man that sets up the idol, fixes the idol. Then he goes in and prepares himself for this great worship. Now, he believes that this idol is made in the image of some god that he doesn't never--has never seen. He's without a form, so he believes he's in the image of this idol that he makes to this god.
Now, don't let that leave you. The image is in the image of the mythical god that he believes that is.
Then he goes to--before this idol, and prostrates himself, and believes that the god that's an unseen person comes down into this idol. And he believes that he talks to god through this idol, that god brings hisself into this idol and answers him back. And many of you teachers here that's took the mythology... Even those gods, they had battles with one another, they claimed, and everything, in those days.
Now, in other words, the god hypnotizes himself from his supernatural standing, into this idol, and speaks back to the worshipper through this idol. And the worshipper, in some kind of a built-up emotional sense, believes that the idol speaks to him, to his heart, and he's forgiven of his sins and whatmore, through this idol, which plainly shows it's the devil. It's the devil that does it.
 

  62    And they just don't just do things haphazardly; some of them does, but there's some real true worshippers of those things. For instance, I could tell you stories of how those devils in those idols perform all kinds of things: make blood come out of things, and everything else. They--they are--they are devils.
And if you don't believe in a--there is really a devil, you don't believe there's a God. Sure, you've got to believe the contrary; the pro and con. So there is a real devil, and he is a person, not a thought. He is a person.
Now, there's teaching goes on that says the devil is just an--an evil thought you get. No, no, it isn't. The devil is a person. The same people believes that the Holy Ghost is just a--a good thought you get. But don't believe that. The Holy Ghost is a Person; It's the Person of Christ in Spirit form.
 

  66    Now, these idolaters... (And you got your Scriptures ready or the places for your Scriptures. I--I might refer to some of them in a few moments, of the Scriptures. We might read some.) Now, these idolaters, prostrating themself before the idol, believe that the god that they are worshipping is represented in this idol. Now, have you got that, that the worshipper is not a hypocrite? He actually is getting ahold of something that's in that idol, because it comes back on him. He does something; gets it from that idol, which is a myth god, not a real One.
And many times, the devil gets into those things. And the devil gets into meetings sometime, and impersonates himself as God. I have seen this in my ministry.
 

  68    Now, remember, this is just--we're just teaching this morning. And I want this church, when I leave into the ministry here to go out in the fields, I want you to stay with your pastor, and stay with the teaching that's been taught here. Stay with this Word; don't you leave It. You stay right with the Word; no matter what comes or goes stay with that Word. See? Now, and just because that I go away... I'm just one of the pastors here. Brother Neville teaches the same thing I do, so just come right on to church and listen to the Word.
I don't know where He's going to lead me. I told my wife this morning at the table, "There's been something in me that's cried out all these years. I'm going to find out what it is." Now, I don't know which way It'll lead, where It'll go. But where He leads me, I'll follow.
 

  70    Now, idolatry, it's still today. We find... I find people coming to the altar, and with blind sayings of blind teachers, that'll say, "Just open up; forget everything; make your mind a blank. You'll become an--an Elijah. You'll become this, that, or the other." What a lie. You don't come to God... That's to open up your soul to all kinds of devil spirits get in. Don't you do that. You must remember: there is a devil, and he impersonates Christ to the letter almost.
 

  71    I was reading in the Life of Saint Martin sometime ago, that where a boy... He was actually a monk, and he said that God had called him to be one of the old prophets, "You listen to me, I am one of the old prophets." And the school of Martin, of course, wouldn't listen to such a thing as that. So they didn't believe it because the boy's life didn't pattern up to it. Finally, he said, "I'm going to prove to you that I'm called to be an old prophet. Just a young fellow," said, "but I'm called."
See, "Gifts and callings are without repentance." See, they get off the Word. And when you get off the Word you get into anything.
 

  73    And this boy said, "Tonight, around midnight, God is going to give me a white robe to set among you all with, to show that I'm an old prophet." So they... That night, they all listened, and whispering, "come in," and people traveling. And the boy received a white robe. When the visitor left, they went and looked at the robe; it was genuine, a real, white robe, looked very good.
But the old bishop, he just couldn't get that. It didn't seem right, because it just wasn't Scriptural--a white robe. And when he did, they said, "Take this robe and go stand before Saint Martin, that man of God." And he wouldn't do it. He wouldn't stand before that genuine prophet. He wouldn't stand; and they forced him to do it. And when they started to take him, the robe vanished and went somewhere; they didn't know where it went. See, when it's brought to a showdown...
 

  76    If you've got genuine gold, you don't have to worry about whether it's good or not; it'll stand the trial anywhere. And the real Spirit of God will stand the trial because it's tried on the Word of God. "Upon this rock I'll build My Church."
I've seen people get into hysterics, good people. (Now, you can see why I don't want this--this tape sold.) I've seen good people, and Pentecostal people, pastors who didn't understand, the people get into hysterics, and fall into trances, and everything like that, and--and do things, and finally run them into the insane institution. It was opening up their heart: innocent people, and devils came in and taken place. There is a real devil.
 

  78    I was reading here where one came to... I believe it was Irenaeus or Martin, one. (Some of the Bible students that's better versed in this than I...) Had a gold crown on his head, white robe on, shoes inlaid with gold, and said, "I'm the Christ; confess Me." That saint wouldn't do it. That real prophet of God stood there, waited. And they said two or three times to him, "I'm the Christ, confess Me."
He said, "Our Christ don't come like that."
That's right. You've got to know the Word. Stay on the Word. See, the great battle is at hand. Now, we've played church for years and years, but the hour's come now that when Jambres and Jannes will withstand Moses as the Bible said they would. And it's going to be spiritual battle: conflict. There'll be some just continue on. The denominational church will just move right on into domination, and go on the way it goes. But I mean the real true believer is coming to that battlefield. And you'd better be versed and know what you're doing, or you could take an evil spirit so easy and not know. If it's contrary to this Word, don't believe it. Stay with that Word.
 

  80    Idolatry, idolatry's old. It's old here in the United States. And years ago the Pueblo Indians and--out in Arizona, they had an idol-worship. And that was, they--they had a rain god. And the rain god would take a--a mud turtle, and they made an image of a mud turtle. And they put specks all over him like he come up out of the mud. And they would throw themselves before this mud turtle, believing that there was a rain god came down into this mud turtle hull, and spoke to them through this mud turtle, because they believed that the--he lived in the mud and moisture, and he was a god over it. They had a... It's a mythology, just a--a make-belief that it is true.
Now, and they worshipped devils in doing so. Worshipping a mud turtle, thinking it was a rain god, they brought spirit upon them, sure, 'cause they opened their hearts to it. But it was the wrong spirit.
 

  82    So many people today are opening their hearts to the wrong thing. You get a spirit all right, but many times it contradicts the Word, saying, "The days of miracles is past. There's no such a thing as this or that." Remember, that's a devil under the disguisement of Christianity. God help us when we get down into this in a--after a bit, that you see it (See?), that it's an evil spirit in the disguisement of Christianity. But it isn't the Spirit of Christ, because the Spirit of Christ comes to the Word every time. He can't deny His Own Word.
 

  83    Now, when Christianity came to Rome--Rome, in the very city of Rome had four hundred pagan temples inside the seven-mile wall: four hundred pagan temples, and they were to gods and to goddesses: gods and goddesses, women and men--gods, four hundred different ones. Think of it: four hundred.
Now, that's what Paul found when he come to Rome. That's what Aquila and Priscilla had when they were sent away from Pentecost and established the church in Rome; that's what they came into: pagan worship of idols. There was around two million people in Rome, in metropolitan Rome; that is, the slaves, and the outside surburbans, and so forth, around two million people. But the walls around Rome was seven miles. And inside of that seven miles, right at the foot of the mountain, was four hundred pagan temples to pagan gods and goddesses.
 

  85    Now, I'd like to speak here just a moment on something I've taken from the histories, and I've got one right here with me. The way they entered into worship. How did they come to worship? How did a pagan come to worship? The first thing he did was go to the temple and find the priest, the pagan priest. Then he would give him an offering of so much money, and then a sacrifice, an animal to appease the god that he was going to speak to.
And in sometimes in one temple, there'd be more than one different kind of god. There'd be gods, goddesses, and everything else, in one temple.
So the pagan priest... He would go to him and give him some money, and the pagan priest would give him back a candle, just a regular tallow candle. And then the worshipper taken this candle... After he had paid the priest, taken this candle, and goes over to that certain altar of this god that he wanted to talk to. And on this altar was fire where the sacrifice would be burned at the foot of the statue, the big bronze temple, or--or idol. And he took this temp--this candle, and lit it from the fire altar--the altar fire of the idol. He lit the candle and went down to the foot of the--the altar before the--the idol, and set this candle down. And then after he set the candle down...
 

  88    I guess it's so the certain god amongst all the other gods would know just which one of the statues he was supposed to get into, you know, to come back and talk to him. Why the candle, I don't know. But he'd set the candle down, lit off the altar fires.
And then he would go back out in the floor of the tabernacle, and there he would prostrate himself on the floor. And there he would put all of his soul, all of his strength into his prayer, and pray to this great god of some sort, a make-belief, a mythical god, pray to this god to come down in this image and talk to him.
 

  90    It said that one of the emperors could so prostrate himself before the image of Apollos that he could actually say that he heard voices coming from the temp--from the--from the idol, talking back to him: prostrating himself.
You'd say at this point, "Brother Branham, did he hear a voice?" I do not doubt but what he did, but it was the voice of a devil. There was no such a thing as Jupiter, a god, and all these other gods they had.
But they prostrated themselves. And they laid there and worshipped--worshipped this mysterious god that they knowed nothing about while his spirit was in the idol that they thought he looked like. They made a image to him, and that found favor with him.
 

  93    Then they made an offering. Then when he got hisself all worked up into this emotion, he goes up again before the idol. And this time the pagan priest had brought him down some--some food and drink, and set it at the feet of the idol. And then... (Now, I'm--got it wrote out here on this page, I'm reading it right off. See?) And he would go down to the foot of this idol, and take some of this drink offering and sip it, and nibble a little bit on the food, and then pour it upon the feet of the idol.
What was he doing? Having communion with devils, communing with devils, gods and goddesses. Just a--a figurative type of the Christian communing with Christ, eating the communion. That was the kind that the first church, or the first pilgrims of the Gospel that came to Rome found, was in these people in this kind of a worship.
 

  95    Baal was the most noted god of all the age of the idols, was Baal: B, double a, l. He was a sun god. And then he had a--a wife, the moon god, goddess, Ashtoreth, I-s-h-t-r... Ashtoreth. And it's also pronounced, A-s-t-a-r-t-e, "Astarte." It's on the Roman coin. She was called the goddess, moon goddess, or "queen of heaven, mother of gods," the moon god. And the sun god was Baalim.
Well, nearly all the pagans worshipped that sun. Even the Indians was doing the same thing when--when we come--found America here--when America was founded. Come... The fathers came here; they found that they were still worshipping the--the sun, because in this, they worshipped...
That's the way they were worshipping the gods and goddesses in Rome, when the Christian arrived at Rome.
 

  98    Now, in my travel, I have noticed that idolatry hasn't changed. And neither has true Christianity changed. They both hold their places, and will until the coming of the Lord Jesus. On this I'd like to speak just a little bit so you get an idea of it. And if you're spiritual, you surely will catch it.
Because that Baal was the sun god, well, the cakes that was made... As Jeremiah said here, we spoke of a few moments ago, the women had made cakes unto Baal, the sun god. 'Cause you find out a little later on, that--down in the chapter, if you read it, that they said, "If we don't worship Baal, then our crops fail, because Baal was the god of fertility." In other words, "We know that the sun makes the crops to grow."
But the prophet told them, "It's because you've forsaken God. That's the reason your crops don't grow."
But they worshipped Baal. Said, they'd worship, make offerings to him.
 

  102    Now, if Baal is a round god... Now, catch this word by word, and you'll get the rest--the ending of this message. God was a round god, a sun god. They had great big brass plates that would reflect the sun and look like fire. And then the bread that Jeremiah said here that they... The women would bake these cakes unto Baal, that it was made round like the sun. Well, then it was laid upon the altar, the pagan altar for the communion, and made round like the sun or like the moon, because it was the sun god or the moon god.
 

  103    The Baalim was... and we... Said, "It was a god of all fertility; he makes everything to grow."
Now, the early church come facing this when they come into Rome. And it is said and believed by the Roman church, or by the church today, or the Roman Catholic church, which is called Catholic.
We're all catholic. We are the catholic church. We are the apostolic catholic. The "catholic" means "universal." And we are the universal Church of the apostolic faith. Yes, sir. There's a difference between the two churches; one of them was catholic, universal, apostolic; the other one was Roman Catholic.
 

  106    And it was said that Peter... or they believe it, that Peter established the Roman church. I want the Scripture. I want the place that you can say that Peter was ever in Rome under any conditions as the Roman church said, "He was there from 41 to 46."
And, at that very same time, Claudius was emperor in Rome, which made all the Jews leave. Read Acts the 18th chapter, and you'll find out that Paul, when he went up into Ephesus, he found Aquila and Priscilla, which was actually Jews, and had been taken out during the time of the persecution. And they were here in Palestine again because Claudius had commanded all Jews to leave, both Christian and orthodox. Aquila and Priscilla established the church in Rome, and they had to leave because of the rising of Claudius, had taken all of the church--or the Christians and all the Jews out of Rome.
 

  108    Now, Peter being the bishop of the church... And I can show you Scripture, plumb on down to at least nearly seventy years, that Peter never was out of Palestine. Right in the Scripture. And you say that Peter was murdered in Rome, and Paul had his head cut off in Rome. That's dogma. I've read all of the martyrologys I can find, and there's not one of them that states anything about Peter or Paul, either one being killed in Rome. Of the earliest authentic martyrologys that we can read, there's none of them that says anything about it. He wasn't. It's a dogma.
I'm here to expose paganism, so we're--we're going to do that by the help of the Lord and His Word (See?) just show you how the church is. You're hollering about Catholic, but just wait a few minutes.
 

  110    Now, now, we find out that after Aquila and Priscilla, according to Scripture, was taken out of Rome, the little church was left as an orphan. All was in there were converted pagans that came over into the Roman Christian church, the early church that Aquila and Priscilla and another couple that had established this church and had nourished it.
Then we find out, as soon as they left, that they made their own bishops, and took their own doctrine. And then they adopted... To find favor with the emperor Constantine and those who later came, to find favor, because they had to get members in there to stand in the political hold up of the nation. They brought in members of the church. And taking them in on perfect, just confession, knowing no more about God than some of these people we got in America today does; just as a profession, which was a great big mouthful for them to profess Christ, another God besides their own god. And in there they adopted into their constitution of the church, pagan ceremonies.
 

  112    Now, the Roman priest... Then they adopted this by taking and making the communion... The first thing come up was making the communion. Instead of a broken parcel like the body of Christ, they would make it round like the sun or like the moon. And to this day, it's still round. Sure. It's still a round wafer and not a broken piece of His body. It's round and smooth. Roman priests today lay this round wafer on the altar and call it the literal body of Christ.
 

  113    Now, there's a great stand-back between some of these high Episcopalians and so forth and the Catholic church, is upon that subject, whether it is the literal Body or it represents the body. The Roman Catholic says it is the literal body, because that was the literal body of Baal the sun god that reflected hisself on that piece of brass and made it round. No Christian table has round bread on it.
Then they wanted to face the east, and so forth, like they did in the pagan worship, and bring women in, and so forth, just like they've always did--like the pagans to the goddess, and so forth. Now, they just taken down Astarte and put up Mary, made her the queen of heaven. They taken down Jupiter and put up Peter. And they had to get a dogma. In order to do that, they had...
When Aquila and Priscilla returned back after thirteen years of the reign of Claudius; then when they returned back, they found their church completely given to idolatry, but had growed to a mammoth, big thing.
 

  116    In order to bring this in, they must absolutely take away the Bible. Now, I'm an Irishman. I've got what they call "Facts of Our Faith" that belongs only to a priest, and so forth. And I know this with interviews with priests, the priest will not argue you the Bible; the Bible's just another book to him. When this here Bishop Sheen said here about two years ago, that "Anybody that tried to believe the Bible, was like walking through muddy waters." They don't believe That. They started there, and they said, "God is in His church, not His Word."
 

  117    This priest up here on the road, that came for the interview recently, up here at the Sacred Heart, he said to me, or this church up the road. I forget what it is. I think it's called Sacred Heart. He come to me about the baptism, Mary Elizabeth Frazier, who had backslid and turned to be a Catholic. He said, "Did you baptize her?"
I said, "Yes."
Said, "How did you baptize her?"
I said, "In Christian baptism."
He said, "What way do you mean?"
I said, "There's only one Christian baptism."
He said, "What do you mean, by immersing?"
I said, "Yes, sir."
He said, "You immersed her then in the name of the Father, Son, and Holy Ghost?"
I said, "That's not Christian baptism." I said, "Christian baptism is immersing in the Name of the Lord Jesus Christ."
He put it down. He said, "Will you swear to this oath to--or this declaration to the bishop?"
I said, "If he can't believe my word, let him do without it." I said, "I don't swear by nothing." See? And he said... And I said, "Not to be arrogant, sir, but I know the Bible said, 'Don't swear by heavens or by earth, because it's His footstool,' and so forth. We're not supposed to do that."
He said, "Strange, the Catholic church used to baptize like that."
I said, "When? When?" See? But they say that they did it.
Because frankly, they were, and we were all one at the beginning, and it... The origin--origin come from Pentecost. That's the beginning of the first church anywhere, anybody can talk about. The Christian church begin at Pentecost with a Pentecostal experience, Pentecostal people, Pentecostal baptism. All come from the original church at Pentecost.
 

  124    Now, notice. Now, we find out then that they had to get away from the Bible teaching in order to have these things to please the emperors and so forth, to bring in pagans.
Now, look. Peter was a Jew. Is that right? Could you imagine Saint Peter adopting the idea of putting up idols in a church, a Jew who was forbidden to even look around to idols? Could you imagine him doing a thing like that? Not Peter. Could you imagine him saying, "All my writings back there in the beginning was all wrong; I'll just throw them down now. I'm going to live as a spirit in this Roman church, and I'm going to adopt..." Well, it'd be a changed man.
Therefore, to do that, they had to start a dogma that Peter was buried in the church, and had left all the commandments with them, and they were the original Catholic church. They're not. There's no Scripture; there's no history nor nothing to prove it; not a thing. They wasn't.
 

  127    And that pagan priest of the first Roman church is just exactly like the same one today. They believe that that bread is the body of Christ, that somehow, Christ comes down and jumps into that piece of bread laying on the altar (that the mice will pack away overnight). See? Believe... And that's the reason the Catholic believes you must go to the church to worship, because God is in that church. That's the reason they bow and cross themselves around the church, because that piece of bread is God. It's nothing but a representation of a Baalim sun god. There's no Scripture to it at all. Yes, that round wafer laying on the altar...
 

  128    Now, therefore, they did not accept the Christian teaching that... Irenaeus, Polycarp, and those early brethren, Paul... We find out, the oldest disciple was--lived the longest, was John. He was exiled three years out on Patmos, because he had a school. He was transmitting or fixing the Word of God, putting It together, the Epistles together. They found him and his scholars a-doing it, and they excommunicated him for three years. After the death of the emperor he was brought back, and then he wrote the Book of Revelation.
 

  129    And talk about, "God in His church, or God in His Word?" The Bible said that the Word is God.
In the beginning was the Word, and the Word was with God, and the Word was God.
And the Word was made flesh, and dwelt among us...
Besides, any teaching of any church, let it be Baptist, Presbyterian, Methodist, Pentecostal, or whatever it may be that don't stay letter by letter with this Bible is wrong. For John said in the Isle of Patmos, the Holy Spirit, or Christ, speaking to him said this, "If any man shall take anything out of This or add anything to It..." So how you going to add these pagan idol worship symbols, making three god out of One, and all these other pagan affairs which, the early church never taught it and was against it?
 

  131    The Nicene Council, whether He was three substance or one substance, the great debate... Them martyrs come up there, some of them was... With one guy, they--the bishop, Pentecostal preacher, for laying hands on the sick, they put a hot rod across his arms and pulled his arms back like this. Others, standing where they take a sword and gouge his eyes out... Looked like a bunch of martyrs that stood for this Word. Hallelujah. They mingled their blood with the prophets of old. This Word, brother. It's God's Word.
 

  132    When these pagans were converted, they brought in these symbols unto Christianity. They could not use the Bible any more, because the Bible exposed this. And they'll tell you right today that they don't have--they don't believe That. They say, "It's all right, but the church is the supreme Word."
Well, we find the same thing in Pentecost. Don't holler about Catholic, when we're just as guilty, the Methodist, Baptist, and every one of them.
You Methodists so holy, why did you kill Joseph Smith then? This is America, and a right to worship. I don't believe what Joseph Smith said, but you had no right killing him (Right.), the Mormon.
You Baptists. How many have you covered up? The rest of you? And Pentecost, just as guilty as the rest of them, becomes a stuffed shirt and a bunch of hypocrisy. And instead of the humility, and the power of the Spirit, you've got the Word without the Spirit. And you do more harm than you would if you was like the rest of them back in their pagan ceremonies with all kind of trinitarian ideas, and all this other stuff. You can't prove it by the Word. The Word's contrary to it. How pitiful. How pitiful.
 

  137    So when they formed the first church of Rome, the Christianity, they had to dismiss the Bible and to take up these ceremonies. In order to do it, they had to have some kind of a background. So they said Peter was the first pope of Rome. And he still remains that way; they say. Well, let's say he was. Would Peter back down on the Words of Pentecost? Could you imagine a Jew setting up idols?
And when I can prove to you by written Word out of the Bible, exactly the days and years, that Peter never did leave Palestine but one time, and went to Babylon down by the Euphrates. Never was in Rome, by the Scriptures, THUS SAITH THE LORD. It's all a pagan idea.
Now we're going to bring that right out into Protestantism. Look at Pentecost without taking the Word. Stay with that Word and you're always right; get off that Word, you'll go anywhere.
 

  140    Here sometime ago, at a great meeting with a big Pentecostal school, a woman jumped up speaking in tongues and interrupted the altar call. And that night when I come back in, Billy met me out there and said, "You know what? That woman said she had another message tonight she was going to give."
And I looked at the woman: bobbed hair, a dress on so tight looked like she was poured into it, setting up there fixing her hair, pulling up her stockings. I knowed she was going to jump up. And she jumped up, and I said, "Set down." She just kept on. I said, "Do you hear me? Set down." Oh, my.
When I went out that night, there was four or five of them guys met me out there with her, said, "You grieved the Spirit."
I said, "Any spirit that I grieve with the Word of God ought to be grieved." I said, "Don't the Bible say that the spirit of the prophets is subject to the prophet? If she's testifying, which prophecy is--is... Speaking in tongues is prophecy if it's interpreted." I said, "Then let her wait till I am finished, then she can have it."
He said, "But you're teaching the Word."
I said, "That's what I'm standing by."
He said, "She had something fresh and new from heaven, something different from that." If that isn't back to Roman Catholicism I don't know what it is. Let every man's word be a lie and every spirit be a lie, and God's Word be the Truth. God's Word's first.
 

  146    What's the trouble today, they have so many revelations and false things. It's prostrating themselves out there, and opening up their heart to devils instead of staying with God's Word. That's where the trouble lays. That's what's the matter. People, honest, sincere, good people, but you can't tell them. "Why, we believe this as Pentecostal people." "We believe this, as Baptist people."
I believe This because It's the Word of God. I challenge anybody to correct me in It. See? That's right. This is the Word. Stay with This. This is true.
 

  148    So they formed the first church, the first Roman Catholic church. And instead of calling the--him bishop, which they always had called him, now they called him "Father." They still do. And they say here, "You have to admit it, that this wafer is the Body of Christ. And in so far, the priest is a god, because God is obliged to listen to the voice of the priest that changes this wafer to the literal body of Christ." And then smart men let that be poked down their throat. Oh, my. Oh, how...
But the true worshippers, the true bishops, stayed with the Word. They stayed right there in that Nicene Council. They held that Word right there. Yes, sir. They come in like martyrs, everything else. But they stayed with that Word. They wanted no idolatry at all.
 

  150    And I want somebody to show me where Saint Patrick was ever a Roman Catholic. There is no such thing. He protested that Roman church. He was the nephew of Saint Martin. I was reading here in, a woman that wrote a... Hazeltine, Mrs. Hazeltine, "Excerpts of the Nicene Council," said that she went to the card at Oxford to get the--the card for the--a--the--a--"The Life of Saint Martin," and this fellow said, "But he wasn't canonized by the Roman church." Certainly not, he protested the thing. And so did Saint Patrick. The men who stayed with the Word of God, built their own schools. They got away from them kind of things.
 

  151    Now, we find out, so it is today. The Roman church continues right on with their same round biscuit, believing that Christ comes down and jumps in. And listen, do you know the priest drinks the wine? When they're to take it one with another, "He passed the cup one to another." But in the pagan form, the priests drink the wine. See? You still... It's all pagan, just exactly. They don't care.
They tell you, "I won't talk to you about no Bible." That minister, or priest, said to me up there, said, "Mr. Branham, you're trying to talk about a Bible; I'm talking about a church."
I said, "God is the Word." Right. Now, all right.
We find in this, to this day, that's why the Roman Catholic church has to go to church to worship. They are taught that God is in this round wafer, the host in the tabernacle. See? Can't you see that's pagan? Sure, it is.
 

  154    Can't you see that people that will adopt anything--anything contrary to this Word is the same outfit? Didn't the Bible, in Revelations 17, call the Catholic church "a whore?" Didn't It call the Protestants the mother of--that she was the mother of harlots? The same thing. She give out doctrine from her cup of the filthiness of the abomination of her fornications: dirt and filth, the makeup of mere man instead of the Word of the living God which is true and unadulterated. O God, have mercy on us, is my prayer.
 

  155    Irenaeus said, I wrote down a note here what he said. Said, "The Word of God is like a fine bunch of nice big jewels that was placed out to make a statue of a great mighty King. But said, "Creeds, dogmas, denominations, take those beautiful jewels, and make the form of a dog out of it, and deceive the ignorant of the Word. This they do to corrupt the ways of God and to bring a reproach upon It." Hallelujah.
You try to make the Word of God say something to fit your organization, you're taking the jewels out of the great King's Body and making a image of dog, or a fox, or a hog, or something, out of it. And you deceive the ignorant of the Word.
Hallelujah. There are some who have the Spirit of God, that stands for the Word incarnate. God, increase our ranks. The Word, nothing but the Word, take that Word where Jesus said in there, "All heavens and earth will pass away, but My Word shall not."
 

  158    Where It said, "Baptize in the Name of the Lord Jesus Christ," they make "Father, Son, Holy Ghost," three gods out of It. They take all kinds of dogmas and make up all kinds of things, and sprinkling instead of immersing: everything. Make some kind of a man-made wallow out of it instead of putting it in the Jewel in the great King, Christ. Oh, hallelujah. That's God incarnate: Christ.
They corrupt the ways of God, let the people come in the church, women with bobbed hair, wearing makeup, dresses on that looks scandalous: men so sissified, let a woman lead them around by the ear. Come to the church, and playing bunco and bingos, and all kinds of corruption things. And preachers and so forth out on banks with naked women dressed in bathing suits and going swimming, smoking cigarettes, and calling themselves servants of God, when this temple is a holy temple dedicated to God, not to filth of the world. It's true.
But they taken the jewels of God and made a hog out of it, or a fox, or a dog, or a polecat, or something, and feed it to the unlearned, the ignorant.
 

  160    Thank you, Doc. I had one here, but I just didn't think about using it: a handkerchief.
Yes, that's what they do. Irenaeus was so right. What does God think about all this? Is it just like what they tried to say, "Oh, it doesn't matter to Him?" It does matter to Him. It is mattering. Why did He tell Jeremiah the things that He did then? Why did He say that? It does matter. God's got a way.
What if Moses said, "I'll take off my hat instead of my shoes?" He'd have never saw the vision. You've got to come God's way. God has a way.
 

  164    There's so much we could say. Let's just turn to one Scripture here. I got many of them wrote down. Let's turn to Numbers 25, just a minute, Numbers 25. We'll see whether it--it matters anything to God or not. Let's see if it does, whether these creeds, dogmas, and so forth does matter. "He's a good God, He just overlooks the whole thing." He doesn't. He lays a line and draws a plummet, and you've got to come to It.
And Israel abode in Shittim, and the people begin to commit whoredom with the daughters of Moab. (Listen.)
And they called the people unto the sacrifice of their gods: and the people did eat, and bowed down to their gods.
And Israel joined himself unto Baal-peor: and the anger of the LORD was kindled against Israel. (No wonder He said, "Don't pray for that kind of people." See?)
And the LORD said unto Moses, Take all the heads of the people, and hang them up before the LORD against the sun, that the fierce anger of the LORD may be turned away from Israel.
And Moses said unto the judges of Israel, Slay ye every one his man that... joined unto Baal-peor.
 

  165    "Slay every one of them." God wants to be God, and if He ain't God, He ain't going to be second place. He don't have to let Baal and some man-made dogma, and some theory of some man, or some idea of a creed, or some idea of a--of a denomination stand in His way. He's God. And He's able of these stones to rise children to Abraham. He don't have to have your denominations. He don't have to have your big societies and your schools and things. He takes what He can get in His hand that's nothing, breathes the breath of Life into it, and it becomes something that'll serve Him. That's what makes Him God. Certainly, it matters to God.
You say, "It doesn't matter." It does matter. Certainly, it matters.
 

  166    Pope Leo the Great, reigned and from 440 until 461. Oh, he thought he was exactly doing what was right. Come into the church... Before him was Victor, and he was a rat too. And he come in there, and how he put the Christians to death and everything else.
And then who started all this, putting it legalized murder? You know who it was? Saint Augustine of Hippo. That's exactly who did it.
Saint Augustine had an opportunity once, so says the history, to become a great man, and be filled with the Holy Ghost. He set in the back of the yard there, in Lyons, France, at that great school where Irenaeus had taught, and them, and Saint Martin. He set in this school yard, and the Holy Ghost--Ghost come to him. But he refused to accept It.
Then what did he become? A twofold more child of hell than he was to begin with. He went right on down to Hippo, Africa. There he set his school. And it was...
"Show me."
 

  170    I can take you to the history. He was the one who sanctioned his word to it, that it was all right to put to death any heretic who would disagree with the dogmas of the Roman church: Saint Augustine of Hippo. Is there a Bible scholar here, or somebody that's read history, knows that that's true, raise up your hand? Yeah. See? Sure, they are. Saint Augustine of Hippo, he was the one who passed the verdict that it was all right to kill heretics who disagreed with the Roman church, sanctioning them pagan doctrine, of getting away from the Bible, and establishing a son god worship. You know the reason Christianity is...
 

  171    You know where you got Christmas? Christ was born in April. But what did they do? The solar system is slowing up now as it gets away, each day getting a little longer--a little shorter, and a little shorter. And from the twentieth until the twenty-fifth is when the sun god had its birthday. This... There's about five days there; that's when they had the Roman circus in that time, the celebration of the sun god's birthday at that time. And now you see what you got now? They said make it the sun-god, they take it Son of God. And the whole thing is pagan to begin with. And the people on the streets, with their high-heeled shoes, and they're twisting up and down the streets, and running into stores...
And here the other day, my wife was telling me, "Someone said, 'I won't know what to get daddy.' Said, 'Brother's going to get him a quart of whiskey, and the other one said he was going to get him some champagne.' And one said, 'Well, I'm going to get him a--a poker set.'" Celebration of Christmas, pagan, devil-worship... All right.
 

  173    But Augustine sanctioned it. If you want to refer to this in Schmucker's, the writing of Schmucker, S-c-h-m-u-c-k-e-r-s, Schmucker's "The Glorious Reformation," here's what it stated, that "From the time that Saint Augustine of Hippo passed this verdict to the Catholic church, it throwed the doors wide open for them to kill anything they wanted to then, that denied that pagan church. And from the time of Saint Augustine, about three hundred years after Christ until 1850, the great massacre of Ireland, there was eighty-six million Protestants killed by the Catholic church. That's on the Roman martyrology: Eighty-six million." Now, fuss with the historian, he's the one that said that. I'm just repeating his word. "Everyone that disagreed with the Catholic dogma..."
Not catholic, the word "catholic." They don't--they don't deserve that name. They are Roman pagans. Not those precious people, there's tens of thousands of them people out there, just as sincere as them--any other idolater is. They think that they're worshipping God, when (back to the Word) they're in an idol with idols all over the place. See.
 

  176    All right, it was a dog--dogma--Roman dogmas. And listen, I want to state something here. I was past that.
In the year of 1640... In the year of 1640, when Ireland's slaughter came on under the Roman Jesuits and the priests, one hundred thousand of Saint Patrick's converts was killed. If Saint Patrick was a Roman Catholic, then why did they kill their own people? Them were factory working people and everything. That's right. "One hundred thousand" on the martyrology, "that they put to death because they disagreed with the teaching."
I've been to some of Saint Patrick's churches in Northern Ireland. Yes, sir. I had the privilege of seeing that. It was just a big old hull. They didn't have them idols sticking up, and pouring stuff on their feet, and paying for them people to come back and get in that idol. "Mary, hail, Mary, and mother of God..." The same thing as they did to Astarte: bewitching the spirit of Mary.
 

  179    Just two or three years ago, the Catholic church started a new dogma that Mary had rose up from the dead and is gone into heaven. How many remembers that? Oh, all of you do. The papers was full of it. Dogmas, it's built upon dogmas, and not one speck of truth nowhere.
Now, you Protestants are just as bad, that refuse to take the Word of God. It's dogma of the Protestant church the same as it's dogma of the Catholic church. And we're altogether wrong till we get back to the Word of the living God. Right.
 

  181    You Assemblies of God, you Foursquare, you Pentecostal Oneness, threeness, or whatever you may be, come back to the Word of God. Quit some of these here denominational idols, denominational sphinx. They bewitch themselves, the spirit of the devil into these denominational idols. Do you know that? Denomination is an idol.
You say, "Are you a Christian?"
"I'm Presbyterian."
"Are you a Christian?"
"I'm a Methodist."
"Are you a Christian?"
"I'm Pentecostal."
That don't mean no more than what you're a hog, or a dog, or a skunk: has no more to do with it. That's right. What we need today is back to the Word of God.
 

  183    Now, these shop workers and precious people in Northern Ireland... If Saint Patrick... Where all of his schools was... You know, his name wasn't Patrick? His name was Suscat. He was kidnaped as a little boy; his sisters was killed. And he returned back, because he trained dogs to chase hogs and so forth. So he--he--he--he did. When he did that, then they--he found his way back home to his father and mother. And he started a school. And the school in Northern Ireland never did accept the pope as the supreme vicar of God. They didn't believe it. They stayed with the Word. God bless that blessed saint, Saint Patrick, great man.
 

  184    And you hear them say that Saint Patrick run all the snakes out of Ireland. Read the history and see what it was. Saint Patrick believed in speaking in tongues. Saint Patrick believed in taking up serpents or drinking deadly things. And when he could pick up a snake and throw it out of his way, they said, "He run snakes out of Ireland." It was because he believed in taking up serpents and nothing would harm them. Yes. Oh, sure.
 

  185    They didn't have those--these great big shrines. And what would--what would a saint... What would Irenaeus do today? What would Saint Patrick do today to see the hundreds of billions of dollars placed into the Roman Catholicism to build big churches and million-dollar statues and everything? Just the same as the Protestants is doing.
I made a statement the other day, and it stumped everybody. That's the reason I'm holding this tape. You just let them alone; the blind leads the blind, let them fall in the ditch. That's the only thing you can do. See? When I told them about altar calls, there was no such a thing in the Bible as altar calls.
 

  187    [Blank.spot.on.tape--Ed.]... of His holiness. By humbling ourself to His death, reckoning ourself nothing, then the Holy Ghost comes in and lifts us up. And we don't trust in ourself, 'cause we can do nothing. But with Him, we can do all things.
 

  188    We, in His image, a living image of a living God. What does you... When you surrender yourself to God, and God comes into you, what does it make you? A living image of God. Not a dead statue set in the corner, not a denomination up in the headquarters at Washington in the--in the--in the Confederation of Churches. Huh-uh, no, that's a dead statue--a dead statue and a dead creed. But a living image, an individual...
 

  189    Somebody was teaching the other day, or had a little note, and somebody said that if a man wasn't saved, and... "If a man was saved and his wife wasn't saved, would they go in the rapture? The woman couldn't go in the rapture, there'd be no such a thing as a woman going in the rapture 'cause they're one." Nonsense. Jesus said, "There'll be two in a bed, and I'll take one and leave one." It's an individual affair between you and God, surrendering your body, whether mama, papa, children, anything else receives it or not. Amen.
O God, this corruptible, dirty, filthy world, these dirty, filthy churches called--so-called churches, these dirty, filthy organizations, these dirty, filthy creeds that's against the Word of God, O God, bring a humble little person somewhere, and clean them out, and lift them up in heavenly places, and show Yourself Almighty God. Amen. What a corruptible thing it's come to be.
 

  191    We are made partakers of His holiness. We, in His image, we are living images of a living God. Then dead to self, raised with Him (Now, listen, listen to this.), His Word made flesh again in us. (O Brother Neville...) Look. What is it? Not the mythical, imaginary god setting out there, but the living God... What is the living God? The Word in you making Itself real. Whew. Glory to God. Oh, I know you think I'm a holy-roller. Maybe I am. But, oh, brother, do you see it? Triumph over every denomination, triumph over all paganism, a living God made manifest in a living temple. And the Word of God, which is God, is made flesh in you. Why? You're seated in heavenly places, triumphed over all things in Christ Jesus. Amen. Oh, I just love It. I have to skip something and go on.
 

  192    Now, listen. Then the least of His believers, no matter how--how long, or who--who, little, or whatever you are, the least of His believers in Him has all evil under them. See? Look. Christ is the Head of the Body. Is that right? Well, wherever the Head is, the body's with It. Glory. Where my head goes, it takes my body with it. And where Jesus is, the Church is with Him. Amen. He don't get out of His Word; He stays in His Word, watches over It to make It manifest. His Church is with Him.
 

  193    And look, you say, "But, Brother Branham, I'm the least one." That's the soles of His feet. But remember, He's triumphed with you; triumphed with you over every bit of it, even if you're the soles of His feet. Every sickness, every devil, every power, even death itself is under your feet: under you. Glory. I don't feel like I was fifty-two this morning. This is Truth. If I can just get this church to see that, brother, we'll be a triumphant church. Believers in Him, all evil under Him... Oh, glory.
I'm going to check up a little. I'll start up again the next time.
Listen. Listen to this. You say, "Brother Branham, I have no power." Neither do I. I don't have any power. "Well, Brother Branham, I'm a weakling." So am I. But I'm not depending in my strength. It ain't my strength. I'm depending on my authority (See?), my authority given me. It's not me strong. I ain't strong. He's strong, and I--I'm His.
 

  196    Here, like this, say, for instance, here's the traffic coming down the street at Fourth and Broadway in Louisville, "Zoom, zoom, zoom, zoom," just fast as they can, sixty miles an hour across that street, everybody rushing, hustling, bustling. One little man walks out there, raises his hand, and, brother, brakes slide. Why, that little man hasn't got enough power to stop one of those cars, but he's got authority. Glory. It ain't his power. Why, if one of them cars would hit him, it'd demolish him. But let him raise his hand. Why? The drivers of the car recognize that uniform.
Oh, brother, they recognize that uniform. Brakes slide. Why? Look at his authority. Look what's behind him. The whole system of the city is behind him. The law enforcement of the city is behind him. That uniform represents that. He's different (Yes, sir.), because he's an officer.
He hollers, "Stop." Well, one of them cars go "zoom," and just take him like that. But they better not try it; look what's behind him. They'll squeak brakes and slide. He don't even have to say a thing, just raise his hand. That does it, sure. His authority comes from the law enforcement, it's all behind him. Hisself, he's weak. But what's behind him? That's what start. His dress, he's all dressed up in a uniform.
 

  199    That's what the--not the idol, but what the individual ought to be dressed. Let us put on the whole armor of God (Amen.), the helmet of salvation, this great big shield the size of a door, of faith. Oh, brother. It's not what he is, but what he represents. That's what the officer... It ain't that little man standing there; he's just an ordinary man, but what he represents...
Our Armor is Jesus Christ. Yes, sir. All devils slide their brakes when they see that. When they see that full armor of God, the true baptism of the Holy Ghost (Amen.), that seen It coming straight from the throne of God, dressed in the full armor of His resurrection... Amen.
Not that you're strong, you're nothing. But it's What's behind you. Why? You are dead. You joined the army. You've joined the police force. You're going to keep law and control of these devils. That's right. You're on the police force; the whole thing's behind you. See, you're reckoned dead. You're nothing. You couldn't stop nothing. But your authority that's been given you, because you are raised and setting in heavenly places in Christ Jesus, the devil recognizes that. Everything slides its brakes when them hands goes up.
 

  203    Saint Martin, one time in a court... There was a man down there lacerating... A devil... He was biting big hunks out of people like that, and the people was running; he was trying to kill them, pulled a big hand--had great big tusks, teeth. He was jerking out big mouthfuls of flesh like that as he messed around...?...
 

  204    [Blank.spot.on.tape--Ed.]... in worshippers. And the days that he saw ahead, and knowed it would be this a-way, when He Himself would be turned out of His Own church, the Laodicean church, He said, "Behold, I stand at the door and knock." That organization had turned Him out, and they have done it today. But He stands at the door to knock.
O God, may the members of His Body realize today that we're in the Church triumphant. We are--we are in Christ. We're seated above all these things of the world.
 

  206    Why would our women want to cut their hair? God, it shows something's wrong. Why would they want to expose themselves in sexy-looking things? Why would our people have hunger in their hearts to hear a--a guy like Elvis Presley, or--or some of these Rickies, or so forth, stand up there with an old guitar and that old squeaky music and make our young girls sway and jerk their underclothes off, and things? God... And then that boy claims to be Pentecostal. O God, what is... Look at this Pat Boone who claims to belong to the Church of Christ, and all these vulgar, dirty things. O God, calling himself from the Church of Christ...
 

  207    God, we realize that the badge of authority is not a name of a denomination, but it's the power, the power of the resurrection of Christ in each individual life. God, may this people here this morning strive to enter in that. And if this tape should ever get out into the country where people are at, Lord, let them know that it wasn't said to be for malice, 'cause I'd be wrong myself; but that the Church might be triumphant and realize its place. That they'd see where all these idols... Where the Catholic church come out plain and made it an idol, the Protestants makes it an organization, and just as bad, denying the Word, "Having a form of godliness, but denying the power thereof." O God, how true Your Word is, every Word.
 

  208    Now, we pray, Father, that You'll forgive us of our sins, and may this message sink deep into the hearts. And may the people... May this church, as this little Tabernacle now is in the building process of building a church, may they never look to some beautiful something, but just enough to shelter the people. God, may they never go to look and saying, "We belong to the big tabernacle that's got the big dome on it." God, let it be a empty hull. May they never lose sight of the Object of Jesus Christ. May He be the One that fills their temple, and then the power and fire of the Holy Ghost will fall on the altar of their hearts. There's where the real altar is, Lord, is on the heart of each individual.
I pray this morning that this Word will lay so heavy on the altar of every heart till they'll never be able to get away from It, that they'll come sane and sensibly to the Gospel, believing the Words, and not open their heart to demon powers or sensations, or squeaking, or jumping, or--or some manifestation, some physical form, or something like that, but to the real, true loving Spirit of Christ, where He'll manifest Himself in love and power. Grant it, Lord. Heal the sick and the afflicted. We ask in Jesus' Name. Amen.
 

  210    I love Him, I love Him
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.
[Brother Branham begins humming "I Love Him"--Ed.]
... I love Him
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.
With our heads bowed, how many will lay your heart upon the altar and make it a field to God, that He might sow His Word upon the altar of your heart that would bring forth a life of the resurrection of Christ? Would you raise your hands and say, "God, I desire this with all my heart?" God bless your hungry hearts. Dozens after dozens.
Leave it there, just leave it there,
Take your burden to the Lord and leave it there;
If we trust and never doubt,
He will surely bring us out;
Take our burden to the Lord and leave it there.
 

  212    Right in your heart, remember Christ the Saviour. Remember He died for you. And if you'll just die to yourself, that'll empty your body, empty your soul, empty your heart of everything of this world, and all of its pleasures, then Christ... You'll raise with Him.
If you haven't been baptized in the Name of Jesus Christ, there's a pool full of water here. And when you raise up out of that water, you're rising to walk with Christ in a new life. You are dead then. You're no more... Temper and everything's gone away. You're a new creation in Christ. Then He raises you up by the Holy Ghost and sets you in heavenly places with Himself, far above all powers of this world.
 

  214    No matter how little... If you're a little washwoman, if you're--if you're just a brother that don't have his--know his abc's, don't make any difference who you are, you are in Christ, triumph over all things. And your authority is over every demon and every power that the devil has. You're in Christ, triumph.
 

  215    While you have your heads bowed, I know that there's a brother come down here this morning, Brother Slink (I believe they called him "Sink, Jim Sink"), who I believe to be, that our brethren has recognized to be a teacher of this Word. Isn't that right, Brother Sink? We're to lay hands on him this morning just before we pray for the sick, to ordain him a minister, one of our brothers, to go out to the churches to preach the Gospel.
Brother Jim Sink, will you come up here to the altar? Come, Brother Neville. Brother Junie Jackson, are you here? Any of the other ministers of this faith?
 

  217    Brother Jim Sink here believes in this Gospel that we preach, the Son of God, to believe that He is truly the virgin-born Son of God. Is that right, Brother Sink? You believe that He died and rose again the third day, triumphed over everything, and setting at the right hand of God, in the center of God's power on high, ever living to make intercessions for us? You believe in the water baptism in the Name of Jesus Christ for the remission of sins? You believe in the baptism of the Holy Spirit just as God will give It, with signs and wonders to follow the believer? He believes that. And I believe he had a life that's unreproachable before the people. He preaches here at the church, often for them here, and I find out, a wonderful man of God.
 

  218    Now, to this church, is there any word in here, any man that's got a contrary word against Brother Sink? Say it now or forever hold your peace. How many believes that with the preaching of this Message and this Word, that Brother Sink, and you believe that by the witness of the Holy Spirit, that Brother Sink should be ordained and sent from this church here as a minister of the Gospel to proclaim these Messages like has been preached this morning, to everywhere that he can go in the world the Lord will send him? Raise your hands and say, "I will be praying for you, Brother Sink." God bless you.
 

  219    Let us bow our heads. Brother Neville, would you lay your hands on Brother Sink while you lay your hand on the Bible.
Our heavenly Father, we bring to You this morning a man that has been brought up out of the corruption of this world, has reckoned himself dead to himself, and has accepted Christ as Saviour, been baptized into the Name of Jesus Christ, raised up with the promise of receiving the Holy Ghost, and now in heavenly places, and feels a call on his life to the ministry.
O God, as elders of this church, as the assembly and the general overseers and so forth to watch the flock of which the Holy Ghost has made us a carer for, the flock raising their hand that knowing that Brother Sink, that he's a just man, we therefore lay our hands upon him, as--Brother Neville and I, as Your elders. And by this we pray the prayer of faith and ordain Brother Jim Sink into the ministry of Jesus Christ. Grant it. May he be filled with the power of God. May he never compromise. May he win souls to You.
And, God, we pledge our loyalty and brotherhood to him, to back him up wherever he is, in prayer, and in help, and any way we can. Receive him, O God, as we present him to You, in the Name of Jesus Christ, the Son of God. Amen. Amen.
 

  223    With your hands upon the Word, and there, my Brother Sink, I ordain you a brother in Christ and our fellowship, in the Name of Jesus Christ. Amen. God bless you. All right. And the congregation said, "Amen." [Congregation says, "Amen."--Ed.] God bless you. There's much to do in the Gospel, badly needed. We are behind you one hundred percent with everything that we can do to help. God bless you.
Isn't He wonderful to be a... Oh, my. I like to see men... That's fine. He's... As I understand now, He's taking over the pastoral of the Holiness Tabernacle at Utica, Indiana, to which he lives not far from there.
 

  225    Now, let's see. Oh, have we got...?... Oh, I believe we got the sick to pray for yet, haven't we? All right, did they--you give out some prayer cards? All right, let's call a few prayer cards right quick. Just everybody set still just a moment. We're really late. Can you give me ten minutes? All right. Prayer cards, let the people who has prayer... Where'd you give them from? 1?
All right, prayer card number 1, would you come; number 2, number 3, number 4, number 5. Prayer card number 1, 2, 3, 4, 5; stand right over here. Just as quick as you can now, if you can get up, if you can't, well, let us know, we'll come pack you. We're going to try to get as many as we possibly can. 1, 2, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10; 6, 7, 8, 9, 10. And only two raised on that. 10, 11, 12, 13, 14, 15...?... All of them, all the prayer cards, move over on this other side, get on this side over here, on this side if you will.
 

  227    Oh, isn't He wonderful? Now, everybody just reverent as you can. About ten minutes now, just about ten minutes. Now, those with prayer cards, we made a declaration that the people wanted to be prayed for, come with their prayer cards," and so that we won't... See, they keep coming back, and then they try to use God's gifts as a Ouija board. But we don't--we don't believe in doing that.
We--we believe in just letting God do His Work. Do you believe that? How many believes this message this morning to be the truth? [Congregation says, "Amen"'--Ed.] Thank you. Thank you. God bless you. I believe It with all my heart, soul, and mind.
 

  229    Now, look like we got about fifty people here to be prayed for, something like that. Now, listen. Now, each one of you are in Christ. You're in Christ Jesus, triumph over all sickness. All of you that's in the prayer line are Christians, born again believers, raise up your hands. Your position then is in Christ. You're already triumph, and the only thing you have to do now is accept and believe what God has said to be the Truth.
 

  230    I couldn't hardly take that line for the discernment; it'd be too much to do, take us too long. It wouldn't be to me; I believe I could stay here the rest of the day; I just feel good. I just feel good. I know that it's true. Praise the Lord. But now we're in Christ. Now we are positionally seated in Christ. Amen. Oh, my. Is these things I've taught the truth? If it is, then He'll produce Himself. That's right.
 

  231    How many of you people in the prayer line is strangers to me? I know a lot of you, but some of you are strangers. Raise up your hand, knows I don't know nothing wrong with you, raise up your hand, all along the line. See? Is He Christ? You believe It? You must have faith; you must believe It. If you don't believe It, then It won't work. You've got to know your position; you've got to know your place. Is that right, Brother West? That's right. Know your position. Christ promised, "The things that I do shall you also." You believe it with all your heart.
 

  232    That man standing back there has something wrong with his hip. You believe it with all your heart. You can't get in the prayer line, but you can go on back and set down; it's going to leave. And it isn't cancer. Go back and set down. It's all over. See? I never seen the man in my life. If we are strangers, brother, raise up your hand. If we are strangers... What's the matter, he's healed.
Along this altar here, do you believe? What about you? We're strangers; I don't know you. God knows you. You believe me to be His servant? You believe this Message I preach? What if I told you your back trouble would leave you? You believe it with all your heart? Well, Mr. Burkhart, you go back to Ohio; you're healed.
You're not here for yourself; you're here for somebody else. It's a woman. She's from Ohio too (That's right.); name's Alice McNan. That's right. She's had an operation. That's right. Stomach trouble and female trouble and nervousness. Is that right? Just believe and she'll get well. Go on and believe it with all your heart. Believe it with all your heart, she'll have it.
 

  235    How do you do? I don't know you; we're strangers. Is that right? You believe me to be His servant? You believe that we're triumphed in Christ? If you believe, with your nervousness and with your troubles and things you have, then, Mrs. Allen, you can return back to your home and be made well.
I believe we're strangers, aren't we? I never seen you before. This is the first time we've ever met; we're strangers one to another. Do you believe me to be His prophet? You believe it? You're suffering with a kidney trouble. That's right, isn't it? You're not from here; you're from down south. You're praying for your unsaved children. That's your husband back behind you. He's got a man on his heart this morning, a friend he's praying for. Say, I see somebody, you are--you are a friend of mine's mother and father, a man comes up here called L. C. or S. T., or something like that, S. T. or something. That's--that's your son. [Brother Neville says, "J. T."--Ed.] J. T... There... S. T. No, it's not J. T., I know. It's a little, black-headed man; I see him standing right here in the front where he is now. Return home; you have your request. Go on back home.
Is that man here this morning, a man from down in Georgia? Why, yes. Yeah. I never seen your father and mother in my life, and you know that's true. But I seen you appear right here before them just then. I knowed it was. You have your request; don't doubt.
 

  238    You all believe, with all your heart? Now, how many? Each one of you all are in Christ. You say, "Is that the Gospel?" That's exactly what Jesus Christ did. That's exactly what the apostles done. That's exactly what Irenaeus and the rest of them done. That's exact. Do you believe It? Then bow your head.
Come here, elder. There's too many people to go through all that line like that. We've picked out two or three down in the line. Get right down here. This Brother Neville of mine is a man of God. I believe it.
We're going to pass through this line here and pray for these people, lay hands on them. You all believe you'll get well, each one of you? Everybody in here going to believe it? Then bow your head now; we're in the Church triumph.
Lord Jesus, I know this brother, that's the reason I didn't say nothing to him about it. I know what he wants. I pray that You'll heal him, Lord, and give him his request, in the Name of Jesus Christ.
Heavenly Father, with hands laid upon this little brother this morning, we ask in Jesus' Name for his deliverance. Amen.
 

  243    Oh, you... Heavenly Father, give to our Sister Dauch here, a lovely sister, who's been a real friend to us here, to my family and our loved ones. We believe that she and her husband are Your children. I pray, God, that You grant her request to her this morning, in Jesus Christ's Name. Amen.
God, in Jesus' Name, bless our sister...?... We know, Lord, that she is Thy servant; we pray that You'll give her her request, in Jesus Christ's Name. Amen.
O heavenly Father, realizing that--that You alone can heal Sister Blankco, we pray that You'll bless her, and grant this request to her, Lord, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Heavenly Father, upon our sister, we lay our hands in the Name of Jesus Christ, ask for her deliverance for Your glory. Amen.
 

  247    "These signs shall follow them that believe," and we lay our hands upon this sister who shall recover. In Jesus' Name, grant it, Lord. While this nervous, shaking body standing here, Lord, under the impact of the Holy Spirit, and tired, but You're God. Heal this young woman I pray, in Jesus' Name.
God Almighty, give to our brother his request. Grant it, Father. We lay hands upon him and condemn the enemy...?... poison his soul, or set a--a black mark in front of him, may he rise triumphantly over that this morning, Lord, and realize his position in Christ Jesus, and so may he have what he asks, in Jesus Christ's Name.
Our heavenly Father, with hands laid upon our brother, in the Name of Jesus Christ, grant his request. Amen.
 

  250    This darling little girl, Father, in the Name of Jesus, may the Lord be merciful, for the glory of God we ask for her deliverance.
God, we know the heart cry of this mother, and the cry of her daughter. God, grant to her faith this morning, and she's rising up now, knowing that she has power over the enemy, and it shall be done, in the Name of Jesus Christ.
God, heal this little boy, we pray in the Name of Jesus Christ.
God, our Father, we lay hands upon our sister and ask this morning You grant her request, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Our heavenly Father, as this little lady comes to take her place for healing, we lay hands upon her and ask for her healing, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Upon this lovely little child we lay our hands, in the Name of Jesus Christ, and ask for the healing.
In the Name of Jesus Christ, lay hands upon our sister...?...
 

  257    Our Father, Who art in heaven, hallowed be Thy Name. Upon this boy we lay our hands. In the Name of Jesus Christ, may he be healed. Amen.
Heavenly Father, upon our gallant brother here, your servant, a man of God, we lay hands upon him that his request may be granted. In the Name of Jesus Christ may he take his position now out here as a son of God in glorious triumph over all the enemy.
Heavenly Father, upon our little sister who come out of heavy darkness to walk in the Light, grant, Lord, that her gallant little soul will be lifted up high this morning into a heavenly atmosphere that'll give her her request, in Jesus' Name. Amen.
Heavenly Father, upon our brother we lay hands in the Name of the Lord Jesus, and asking Your blessing granted to him, in the Name of the Lord Jesus Christ. Amen.
Our heavenly Father, we lay hands upon our sister's baby, and ask that her request be granted to her, Father, as we lay our hands upon her in Jesus Christ's Name.
 

  262    Our heavenly Father, we lay hands upon our sister, in the Name of Jesus Christ. May her request be granted, in Jesus' Name. Amen.
Our heavenly Father, as our sister passes through this line, and has asked we lay our hands upon her, may the Christ of God come near now and condemn the trouble and make her well. Amen.
Heavenly Father, upon our brother... We lay hands upon him and ask that in the Name Jesus Christ, that You'll heal him in the Name of Jesus. Amen.
Heavenly Father, upon this girl we lay our hands, and ask our precious Lord. In the Name of Jesus Christ, we ask for her healing. Amen.
Our precious Lord, we lay hands upon our brother, in the Name of the Son of God, Jesus Christ, Who we are more than conquerors through Him. We ask that You'd give our brother his request, in Jesus' Name. Amen.
 

  267    Our Father, upon our handmaid's brother, this little soldier of the cross, I pray, God, that Your Spirit come upon him and grant his request, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Our heavenly Father, upon this gallant soldier of the cross, he's stood for Your Word in--in times of criticism and so forth, and yet stand by the Word, walked away more than conqueror in Christ Jesus. Give to him his request, Father. I pray my prayer and give him from Thy blessing, Lord, that You'll heal him and give him his request, in Jesus' Name. Amen.
Heavenly Father, this baby cannot live outside of God, but God can make it well. I lay hands upon it and condemn the enemy, in the Name of Jesus Christ. Bless the child...?... in the Name of Jesus Christ. Amen...?...
From the heart of our sister, who we lay hands upon in the Name of Jesus Christ...?... "I am the tabernacle of God made flesh and dwelt among us." And He created the Name, the righteous name of that Son of God, Jesus Christ, give our sister her request. Amen.
 

  271    Our Sister Kidd, bless your heart. Our heavenly Father, as I hold this aged man and woman in our hands here, who's preached the Gospel when I was just a little boy, a few days ago laid dying with a cancer; rushing to get to him, and the power of God swept down over an eighty-year-old man and healed him, till the doctors was miraculously didn't understand it. I pray that You'll grant his request this morning. His blessed little wife, Lord, who's washed on the board to send her husband to the ministry to preach this--this pleading Gospel of Jesus Christ. Grant it, Lord.
Bless their son, Junior, Lord. We pray that You'll make him well and keep him strong, Lord. He's their support to haul them from place to place, to lay handkerchiefs. Although so old they can't get out into the field no more, but they go from hospital to homes placing handkerchiefs upon the sick. God, You'll honor that; I know You will. Bless them, and give them strength for many more days, Father. In Jesus Christ's Name. Amen.
 

  273    Bless you. It shall be done, Brother Kidd, it shall be done. [Brother and Sister Kidd speak to Brother Branham--Ed.] Praise God. Amen. Yes, the one we had the prayer for over the phone...?...
A man and woman at eighty years of age, and past; can't go out into the fields and stand in the pulpit, too old at this time to preach like that; but still will send down here and get packages of prayer clothes, and send them to the sick and afflicted, take them to hospitals and everything like that to lay it upon the... They can't no more get out and support the ministry in that way, but they carry on the best they can. It ought to make us young people feel ashamed of ourselves. That's right. Doing something for Christ.
 

  275    Remember, this old man here, Brother Kidd, was preaching the Gospel before I was borned. That's right. Out there praying for the sick, a gallant old soldier, and here, old... How old are you, Brother Kidd? Eighty-one years old, still going for the Kingdom of God. Too old to stand in the pulpit and hold up a message like that, but will go to the hospital, to the bedsides, where... Got a boy that drives him around in a car. They can't walk, so they just drive him in a car and take them a place. And them two--old couple, go in there and lay a handkerchief on.
They had a loved one very near dead the other day, a girl. They was just telling me about it. We prayed for them, grandchild. Went and laid... The child's up now. Praise God.
 

  277    Brother Kidd... They called me here sometime ago, about two years ago, I guess it's been, that he had cancer in the prostates, at about seventy-eight years old, or eighty, close to eighty years old, with cancer in the prostates. The doctor just laid it back, there's nothing could be done. We hurried. Billy and I taken turns about driving to get up there where he was at. And the Holy Spirit told us to go that morning. We usually don't do it unless we're led to do it. And the Holy Spirit said, "Go," and we took off there and laid hands on the old fellow to pray for him. And the doctors can't find a trace of it anywhere. Glory to God. Oh. Why? Our position is in Christ Jesus, ascended far above all diseases and all powers of the enemy.
 

  278    Oh, aren't you happy for Him?
There are people almost everywhere,
Whose hearts are all on flame
With this Fire that fell on Pentecost,
That cleansed and made them clean;
Oh, it's burning now within my heart,
Oh, glory to His Name.
I'm so glad that I can say I'm one of them.
I'm one of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them;
One of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
Though these people may not learn to be,
Or boast of worldly fame,
They have all received their Pentecost,
Baptized in Jesus' Name;
And they're telling now, both far and wide,
His power is yet the same,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
 

  279    How many's one of them? Raise your hands now:
... them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them;
Oh, one of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
Now come, my brother, seek this blessing
That will cleanse your heart from sin,
That will start the joy-bells ringing
And will keep your soul on flame;
Oh, it's burning now within my heart,
Glory to His Name,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
I'm one of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them; (Hallelujah.)
One of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
They were gathered in an upper room,
All praying in His Name,
They were baptized with the Holy Ghost,
Then power for service came;
Now what He did for them that day
He'll do for you the same,
And I'm so glad that I can say I'm one of them.
I'm one of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them; (Hallelujah.)
One of them, one of them,
Oh, I'm so glad that I can say I'm one of them.
 

  280    Now while we hum it, let's just shake hands with one another, say:
One of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them; (Hallelujah.)
One of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
Aren't you? Say, "Amen." [Congregation says, "Amen."--Ed.]
I'm one of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them;
One of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
 

  282    Can I sing this one verse over?
Though these people may not learn to be, (They don't have any great big D.D., Ph.D.'s, You see?, no great big things. See?)
These people may not learn to be,
Nor boast of worldly fame, (some great organization)
They have all received their Pentecost,
Every one of them baptized in Jesus' Name;
And they're telling now both far and wide,
His power is yet the same,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
One of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them;
I'm one of them, one of them,
I'm so glad that I can say I'm one of them.
Oh, not for all earth's golden millions would I leave this precious place,
Though the tempter has... persuade me oft has tried,
But I'm safe in God's pavilion, happy in His love and grace,
And I'm living on the hallelujah side. (Oh, my.)
 

  283    I'm so glad of that. Aren't you? Aren't you glad to be one of them? Just one of them, one of them humble people that just emptied yourself out, come down, not before an idol, before a living God, not before an organization and put your name on a book, before a living God; not to recite a creed, but to let the Word become flesh in you. See, that's it. And humbled yourself. And then through that, He exalted you up above; not to be heady, high-minded, say "I'm this, that, or the other," but in humility, sweetness, and "How did He ever save a wretch like me? And how did He ever do it?" That's the way the real Christian feels. Don't you believe that? Oh, He is so real.
Real, real, He's so real to me.
Oh, real, real, He's so real to me.
Though some people doubt Him,
I can't live without Him,
That's why I love Him,
And He's so real to me.
Real, He's so real to me. (Sing it.)
Real, real, He's so real to me.
Though some people doubt Him,
... but I can't live without Him,
That is why I love Him,
And He's so real to me.
Oh, I'm so glad of that. Yes, sir. Oh, I'm so glad for this great old Gospel way, living in this glorious old Gospel way.
 

  285    Now, friends, till we meet at the throne of the Christ again, when you're praying, remember me. God bless every one of you. I'm--I can't say that I'm sorry I kept you here.
Now, to you that's got the handkerchief laid here, I just laid hands upon them while we were praying for the sick, if you noticed me doing it as soon as the Spirit struck. I didn't go in too many visions, because I'm weak, tired, you know, been here about two or three hours now, preaching. And I just started to get a few along the line so that you'll see that God is God. See? The impossible, the paradox, that the things unsearchable. The devil...
Now, remember, each one of you has power in Christ. You don't have power; you have authority, your authority. You're just exalted way above, not to be exalt yourself up, but Christ has lifted you up. The more Christ lifts you up, the farther you want to be down (See?); you'll feel so humble. So how would He ever save a wretch like me, how did He ever do it? But He did it; and so I'm thankful for it. Amen. So good.
 

  287    At the Name of Jesus bowing,
Falling prostrate at His feet,
King of kings in heaven we'll crown Him,
When our journey is complete.
Precious Name (Precious Name.), O how sweet.
Hope of earth and joy of heaven;
Precious Name (O precious Name. Isn't He wonderful?)
Hope of earth and joy of heaven.
Now, listen; don't forget this. You sing the chorus, let me sing the verse to it. See? I know if I can think of the verse I want to sing of it, is the next thing.
At the Name of Jesus bowing,
Falling prostrate at His feet,
King and kings of heaven we'll crown Him,
When our journey is complete. (See?)
Take the Name of Jesus with you,
As a shield from every snare;
When temptations around you gather,
Just breathe that holy Name in prayer.
That's all. Raise up that hand and listen at the brakes slide. See, see?
... breathe that holy Name in prayer.
Precious Name, O how sweet.
Hope of earth and joy of heaven;
Precious Name (O precious Name.), O how sweet.
Hope of earth and joy of heaven.
 

  289    Let's say that again, all of us together. What do you say? Let's just take that verse again, about, "Take the Name of Jesus with you, as a shield from every snare." Let's sing it now with our eyes closed:
Take the Name of Jesus with you,
As a shield from every snare; (Now listen. What do?)
When temptations 'round you gather, (What must you do?)
Breathe that holy Name in prayer.
Precious Name (Precious Name.)... (O how sweet.)
Hope of earth and...
[Brother Branham asks Brother Neville to dismiss--Ed.] (You want to come and dismiss...?... folks...?... Oh, all right. Go right ahead then.) 
Hope of earth...
Brother Neville, your pastor, now.
НАВЕРХ