ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод Вильнюс
Проповедь Завернутый Подарок от Бога Уилльям Бранхам произнес 60-1225 Продолжительность 2 часа 4 минуты 64kb 16kb .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

Завернутый Подарок от Бога

1 Благословит Бог и тебя, брат. Приходить в дом Господень всегда хорошо, но похоже, что в эти... на Рождество и на Новый год, и по праздникам — ещё лучше. По-видимому, в этом для нас есть какое-то особое маленькое благословение. И когда мы... Только очень жаль, что этих рождественских чувств у нас не может быть всё время. Люди тебе машут и говорят: "Благословит тебя Господь". Это здорово. Этим Рождество мне нравится.
Так вот, я слышал, что объявили всенощное собрание, по-моему, на следующую субботу вечером. Так что, если Господь позволит, я постараюсь попасть сюда на всенощное собрание и вложу свою лепту, если Господь позволит, и помогу им поговорить немного на какую-нибудь тему в следующую субботу вечером. А в воскресенье утром, конечно, у нас будет, как обычно, воскресная школа. А в воскресенье вечером будет евангелистическое служение. Теперь...  [Брат Невилл говорит: "В следующую субботу вечером будет также омовение ног".—Ред.] Да, причастие, омовение ног — в следующую субботу вечером. Верно. Хороший способ начинать Новый год правильно — принять причастие и совершить омовение ног.
Так вот, я хочу сделать объявление о том, что я прошу провести небольшое как бы закрытое собрание — только для пасторов и помощников пастора скинии, попечителей и дьяконов этой скинии. Я думаю, что нам полезно время от времени собираться вместе и как бы узнавать, как Господь ведёт нас. И очень часто возникают некоторые нюансы, например, вам встречаются сложные места Писания. И если мы не... Мы хотим то же самое...  везде говорить то же самое. И нам нужно собраться вместе.
И я хочу, чтобы вы, пасторы и заместители... Конечно, это, получается, брат Невилл и брат Дон Радделл, один из наших местных соратников, и брат Грейем Снеллинг в Ютике, брат Стрикер, наш миссионер, и дья-... братья-пасторы, брат... разные здесь братья, брат Парнелл (и вы знаете, кто здесь соработники), брат Джуниор Джексон из Нью-Олбани, а также дьяконы и попечители.
Знаете, о чём я хочу вас попросить? На следующей неделе возьмите листочек бумаги и выпишите на нём мысли или, я бы сказал, места Писания или то, что касается исполняемой вами обязанности; может быть, вы чего-то не знаете.
2    Например, попечитель сказал бы: "Если возникнет такая-то ситуация, в чём именно будет заключаться моя обязанность?" "Если возникнет такая-то ситуация, в чём будет заключаться моя обязанность как дьякона?" И пастор может сказать: "Вот здесь в Слове я вижу, что по идее должно быть так-то, но я не понимаю этого в свете того, как мы учим". И покажите это в Писании, и так далее, а потом передайте их все, пожалуйста, брату Вуду, потому что он живёт со мной по соседству. И как только вы запишете свои вопросы, постарайтесь как можно скорее, я буду за это очень благодарен, чтобы мне просмотреть их по Писаниям.
И у нас это не будет...  Это собрание не будет всеобщим. Это только для пасторов и...  этой скинии и дьяконов, и попечителей скинии. И оно будет проведено незамедлительно, как только они у нас наберутся. Затем мы объявим, в какой это будет вечер, когда здесь не...  не будет проходить никаких собраний, и тогда мы...  мы это разберём.
3    Я думаю, что нам неплохо было бы собраться вместе, брат Невилл и братья, и все вы, пасторы, и другие. [Брат Невилл говорит: "Аминь!"—Ред.] Таким образом мы сможем говорить везде одинаково. Понимаете? Мы знаем...  Причём это будет также записано, наши вопросы и наши ответы будут записаны на плёнку, и каждый сможет получить плёнку, чтобы вы знали, что нужно проиграть в том случае, если возникнет что-нибудь, какой-нибудь вопрос — это может быть полезным для церкви.
Или кто-нибудь скажет: "Ну, это...  " Мы обратимся и проверим, что было сказано на плёнке. И у нас уже есть плёнки такого характера. А теперь в этом году, по-моему, у нас есть новые попечители и новые дьяконы, и так далее, и мы хотели бы наставить их в этом.
4    И этот братик, один из наших братьев отсюда из Селлерсбурга, брат...  [Брат Невилл подсказывает: "Уиллард Крейс" — Ред.] ... Уиллард Крейс, обязательно передайте ему об этом, пожалуйста, потому что он ещё молод в Господе. И...  и я считаю, что этим молодым ребятам нужно утвердиться (вы понимаете, что я имею в виду), просто научиться твёрдо стоять на ногах. И у них возникают какие-то небольшие вопросы. Вместо того чтобы вдаваться в какие-то крайности, давайте соберёмся и выясним, в чём суть да дело. А когда мы будем проводить собрания, наши большие совместные собрания, когда церкви будут объединяться вместе, как у нас было на прошлой серии уроков, тогда мы будем знать, что именно принимать и что говорить, что именно надо делать. Нам всем нужно говорить на одном языке, чтобы нам было понятно.
5    Так вот, я хотел бы сказать ещё одно. Как брат Невилл очень хорошо выразился, мы желаем вам наилучшего в эти рождественские праздники, в это время общения, в эти праздничные дни и так далее.
6    И ещё я хочу воспользоваться этой возможностью и выразить каждому из вас в отдельности, как я вам благодарен за ваши рождественские открытки и подарки, и прочее, что мы получили в нашем доме. Искренно благодарю вас от всего сердца. Нам сегодня утром было очень приятно. Когда...  Мой сынок ещё достаточно маленький, ещё хочет, чтобы поставили рождественскую ёлку, и у нас она стояла в комнате. И сегодня утром, заглянув под ёлку, я нашёл под ней положенные несколько подарков от моей церкви и от моих друзей из разных мест. И у меня нет слов, чтобы выразить вам то, что я...  как я ценю каждый из них. И я молю: пусть Бог Небесный обильно благословит вас. А теперь...
7    И мы... Вы знаете, что это значит, мы не в состоянии разослать в ответ подарки, потому что у меня просто-напросто не нашлось бы столько денег, знаете. Я зарабатываю сто долларов в неделю, и у меня большая семья, а друзей — примерно десять миллионов, и было бы вообще-то трудновато всем что-нибудь подарить. Но мы благодарны вам за ваше внимание. И я уверен, что вы понимаете.
8    Итак, не забывайте о предстоящей новогодней ночи. О-о, я помню самое первое всенощное собрание, которое я проводил здесь, в этой скинии. Не думаю, что кто-нибудь здесь это помнит. Но в ту самую ночь Господь выбил из вашего пастора много церемонности. Так что с нетерпением будем ожидать этой встречи.
9    А теперь, прежде чем мы помолимся, я хотел бы зачитать сегодня вечером урок из Писания.
10    И сегодня у меня в мыслях происходила вот такая борьба. Я объявил, что буду говорить сегодня вечером, если буду здесь, на тему "Мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему". Она мне звучала как-то знакомо. И наш хороший друг, брат Сотманн, один из попечителей этой церкви, я спросил его, и он сказал: "У меня есть эта плёнка, брат Бранхам. Ты где-то об этом проповедовал". И наш дорогой друг, брат Лео Мерсер, который записывает, сказал: "Да, примерно пять раз". Так что я её немножко поменял. И вместо того чтобы проповедовать "Мы видели звезду Его на востоке", я хочу в этот вечер поговорить на тему "Завёрнутый Подарок от Бога".
11    И теперь я хочу прочитать место Писания из Евангелия от святого Матфея, 2-ю главу. 2-я глава святого Матфея:
Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят:
Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему.
Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним.
И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу?
Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка:
И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдёт Вождь, Который упасёт народ Мой, Израиля.
Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды
И, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдёте, известите снова...  известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему.
Они, выслушав царя, пошли. И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец.
Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою,
И, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну.
И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путём отошли в страну свою.
12 Итак, я хочу в этот вечер взять тему оттуда, вернее, не оттуда, а из того же самого повествования, только в святого Луки 2:7:
И родила... родила Сына своего Первенца, и завернула Его в пелена, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице. [Перевод с английского—Пер.]
13    Давайте сейчас склоним головы для молитвы.
14    Святой и благодатный Бог, подаривший нам величайший Подарок из всех известных этому миру — Господа Иисуса Христа, мы в смирении приходим ныне к Тебе с благодарением и всей свой внутренностью выражаем Тебе глубокое восхищение нашего сердца за этот удивительный Подарок. Нам нечего подарить в ответ. А Ты попросил совсем о немногом, просто: "Придите ко Мне все, труждающиеся и обременённые, и Я заберу ваши бремена и ваши грехи и освобожу вас". О-о, вот это обмен! Никто не мог сделать этого, кроме Тебя, Отче наш. И мы благодарим Тебя, что Ты совершил сие для нас. И в сей час мы — Твои свидетели того, что Ты забираешь наши бремена и грехи и даёшь нам вместо них радость и мир. Как мы благодарны, Господь, за это внутреннее христианское переживание, за Рождество в наших сердцах. Мы так рады этому. Так счастливы, что мы живём в последнее время, когда мы снова видим появление знамений, как было и в тот день Его прихода. Мы смиряемся сердцами в Присутствии Твоём, о Великий и Славный. Да будет правление Духа Твоего верховным в нашем сердце, в нашей жизни. И укрепи нас изнутри наружу, чтобы мы были слугами Твоими в этот важный и мрачный час, который сейчас наступает для этого мира.
15    Мы предоставляем Тебе это прочитанное Слово Твоё, Господь, с одной целью, чтобы из Него Святой Дух мог собрать воедино контекст, которого было бы достаточно сегодня вечером для рождественской проповеди народу Твоему, который в ожидании. И мы ждём Тебя. Господь, обрежь уста, которые будут говорить, и уши, которые будут слышать, и надели силой и вложи Жизнь в те Слова, Которые прозвучат, чтобы это помогло нам ещё лучше познать Господа Иисуса. Ибо мы просим об этом в Его Имя. Аминь.
16    Записал здесь много мест Писания для ссылки и так далее. Вчера я был удивлён, когда услышал, что...  взял газету, а там написали (как выражается коммерческий мир) "рождественская горячка", что за это время было потрачено больше денег, чем было потрачено за много-много лет, уже давным-давно такого не было. И что толпы собрались в Иерусалиме, и что у арабов с евреями сейчас короткое перемирие, что они как бы угомонились, чтобы позволить паломникам снова приехать в город в эту пору Рождества.
17    Я часто задавался вопросом, почему был выбран именно этот город — Вифлеем.
18    Как наши друзья пели несколько минут назад, паренёк и его жена, и дети. И я так удивился, смотрел за той девочкой, как она не сбивалась с ритма, играя на чём-то вроде струнной арфы, и как такая малышка, ещё совсем ребёнок, а может не отставать от ритма на...  или играть на этой арфе. Ведь это арфа, да?
19    Вот, и тогда я подумал о Вифлееме и почему же получилось так, что он был выбран для того, чтобы стать местом рождения Царя царей? И, знаете, Вифлеем — это маленькое поселение, очень маленький городок. Я часто задавался вопросом, почему Бог не выбрал для этого, для этого великого события, более религиозный город, например Силом. Силом был первым местом, где был поставлен шатёр, ковчег, после перехода через Иордан. Или Галгал — ещё один великий религиозный город, или Сион на горе — ещё один великий религиозный город, или даже гордая столица Иерусалим со всеми её мудрецами и святыми всех веков. Почему же Бог не выбрал Иерусалим?
20    Почему же Он выбрал Вифлеем? Может быть, казалось бы, Он мог бы выбрать какое-нибудь место, один из великих городов-убежищ, который защитил бы Его Сына в том случае, если будет какая-то беда — такие города-убежища, как Рамоф Галаадский. Это было большое убежище, которое было построено, чтобы люди могли прибегать в эти башни. Кадес был ещё одним большим городом-убежищем. Хеврон — ещё один большой город-убежище.
21    Почему же Бог выбрал маленький Вифлеем и при этом не выбрал эти более крупные города? И репутация у них была лучше, и происхождение у них было более духовное.
22    Но, вы знаете, Бог поступает определённым образом, просто Он делает всё по-своему. Я так рад, что Он делает именно так. Понимаете? Иногда Он берёт то, что не имеет духовного происхождения или вообще не имеет никакого происхождения. И поэтому Он является Богом — Он может взять что-то ничтожное и что-то из этого сделать. И это...  именно поэтому Он является Богом. Именно это побуждает нас любить Его. Именно это побуждает нас, бедных людей, ценить Его, потому что несмотря на то, что мы бедные, без особого происхождения, Бог может совершать у нас великие дела, если только Он возьмёт нас под Свой контроль.
23    Иисус Навин, конечно, именно он перевёл детей Израильских и поделил землю. И этому колену Иудину была дана та территория, где находится Вифлеем, который располагается в верхнем северном углу Иудейской области — небольшая полоска, которая выдаётся как бы небольшим полуостровом. И в этом месте, в этой области...  эта большая область — это северная пшеничная территория, где был пшеничный пояс, где выращивают много пшеницы и ячменя.
24    И один из сыновей Халева учредил и основал этот город. Его звали Салмон, это был один из сыновей Халева. Если хотите проверить (я пропускаю многие места Писания, но я вижу, что некоторые братья их записывают), это Первое Паралипоменон 2:15, а также вы найдёте это в Матфея 1:5. И там они... он учредил и основал этот знаменитый город, а это был маленький городок, но он знаменит из-за тех великих событий, которые произошли в этом городе.
25    Как я всегда говорил, не Церковь великая, а Бог, Который в Церкви, — великий. Не гора великая и святая, а Святой Дух, Который был на горе, — великий. Не человек святой, это в человеке Дух Святой. Понимаете?
26    Вот таким был и этот город. По размеру он был маленьким и по большому счёту в долине, и с виду был совсем неприглядный. Население в нём было маленькое, оно и сегодня маленькое. Но это было потому, что Бог выбрал его для определённого дела. Вот что мне нравится — то, что выбирает Бог. Каким бы оно ни казалось для людей — главное, что Бог это избрал.
27    Блудница Раав, о которой мы все знаем — это была девушка, которую выгнали на улицу отец и мать (язычники). Они выставили её на улицу, потому что она была красивой и должна была приносить им доход от проституции. Однако в глубине этой аморальной девушки, которую выгнали на улицу...  она услышала, что существует Бог, отвечающий на молитву. И когда у неё появилась первая возможность принять этого Бога или сделать что-нибудь для Него, она ею воспользовалась. И Бог пощадил её жизнь и спас её отца и мать, и её родных. Она влюбилась в генерала израильской армии (как мы знаем из истории) и вышла замуж за этого генерала. И у них было замечательное время ухаживания. И, в конце концов, они поселились и жили в Вифлееме.
28    И от этого генерала она родила на свет сына, сына этого...  Са-... Не могу сейчас вспомнить имя того генерала. Я пытался... Я думал, что у меня тут записано его имя, но нет. У меня есть имя её сына, но это был сын Раавы от этого генерала — его звали Салмон. Не Соломон, построивший храм, сын Давида, а другой — Салмон, и этот Салмон родил сына, которого звали Вооз. А Вооз, о-о, мы все знакомы с этой замечательной историей Вооза и Руфи.
29    Так вот, видите, эта блудница была язычницей, и она была прародительницей нашего Господа Иисуса. А также, когда... когда родился Вооз, её внук, и женился на Руфи моавитянке, он тоже женился на язычнице. Поэтому, говоря в земном отношении, Иисус частично тоже был язычником. А когда у них родился ребёнок, его звали Овид. И у Овида был сын, и его звали Иессей. И у Иессея был сын, которого звали Давид. Всё-ё-ё это произошло в маленьком Вифлееме. Что это? — Родословная Господа Иисуса, Его происхождение, которого не заметили великие духовные люди, вернее, так называемые духовные люди.
30    И на той же самой территории пророк Самуил помазал Давида в царя над Израилем — прямо здесь, в Вифлееме. А через Давида появился великий Сын — "Ты есть Сын Давидов" — Сын, родившийся в яслях в маленьком хлеву у склона холма, на западной стороне города. Именно там, на том холме, Ангелы Божьи пели первую рождественскую песню.
31    Слово "Вифлеем", давайте его разберём. Виф означает "дом", Эль означает "Бог", элехем означает "хлеб" — "дом Божьего Хлеба". Как же подобающе было Хлебу Жизни появиться из Вифлеема — из "дома Божьего Хлеба". О-о, это прекрасная история!
32    Это, скорее всего, произошло сразу же после сумерек, и солнце зашло; звёзд уже наверно не было видно, и уже часа два как не было светло, когда ослик устало перебирал ножками по ту сторону холма, на западе от Вифлеема, внимательно смотря, куда ставил свои копытца, так как его ноша была очень ценной. И Иосиф осторожно вёл его, тройка странников начала подниматься на холм, идя из Назарета уже целый день. И она могла родить в любой момент, может быть, уже давным-давно должна была родить.
33    Но всё предназначено Богом и любящим Его содействует ко благу. На то время Богом был предназначен бессердечный царь, кровожадный Ирод. Бог знал об этом. Бог знал о налоговой переписи, и что это жестокое правительство даже и не думало смилостивиться над этой бедной матерью, которая уже вот-вот, в считанные дни, должна была родить своего сына-первенца. Но он повелел: "Все должны прийти в свои родные края, на место рождения и заплатить налоги. В каком бы она ни была положении, она всё равно должна явиться". Бог знал всё до мелочей, Он всё предвидел. И Он... Он знает всё (понимаете?), и Он делает так, чтобы всё содействовало ко благу.
34    Эта тройка странников, поднимавшихся на холм, вовсе не возмущалась из-за этого. Наконец, когда ослик весь запыхался, я представляю, как они остановились на вершине холма. А шли они с западной стороны, направляясь из Назарета. И когда они взобрались на холм, они посмотрели вниз на долину, где располагался маленький Вифлеем. Горело много факелов. Много народу собралось со всей Галилеи и со всей области, чтобы прийти на место своего рождения туда, в Вифлеем, чтобы заплатить налоги римскому правительству. Несмотря ни на какие обстоятельства, по дороге странствовали больные и нуждающиеся, прикованные к постели, прокажённые, изъеденные раком, нищие, хромые, увечные, слепые — должны были прийти все, потому что таков был приказ правительства. И это было от Ирода, и это подлежало выполнению.
35    И наши путники останавливаются на вершине холма, наверное, там был большой камень. Я представляю, как Иосиф нежно берёт её на руки, помогает ей слезть с ослика, посадил её на камень. А маленький мул мог передохнуть. И затем Иосиф сделал несколько шагов вперёд, посмотрел вниз на маленький Вифлеем и увидел переполненные улицы и гул, и горевшие на улицах факелы, и крики людей. А люди лежали во внутренних и внешних дворах, и везде за городскими воротами. Вот это наверно было зрелище!
36    Наверное, Иосиф сказал примерно так: "Мария, дорогая, только представь. Прямо за городом, с северной стороны, именно там Руфь моавитянка подбирала колосья на полях Вооза. А там, ещё чуть дальше, на вон той горе Давид с пращёй сразил льва наповал и вытащил овцу из его пасти. Должно быть, именно там стоял Иисус Навин с блестящим мечом, бесстрашный воин нашего народа, и делил землю, и отдал этот удел колену Иудину, от которого, дорогая, идёт наша родословная". И разные события, наверное, он объяснял ей, что происходило.
37    И потом, не услышав позади себя отзыва, он, должно быть, оглянулся, чтобы посмотреть, сидела она ещё на камне или нет. И когда он обернулся, и увидел её красивое лицо, обращённое к небу, у него уже не было вопросов, потому что в её глазах было отражение звезды. Он понял, что она на что-то смотрела.
38    И она взглянула на него и спросила:
—    Иосиф, а ты заметил, какая вон там висит звезда?
39    — Дорогая, я раньше её не замечал, — ответил он, посмотрев с удивлением.
40    — Она ведь сопровождает нас от самого заката. Я не сводила с неё глаз. Это должно что-то означать, так как меня объяло восхитительнейшее чувство.
41    Знаете, иногда Бог совершает такие вещи для Своего народа, показывает нам Свет или что-нибудь такое, чтобы мы знали, что Он рядом и готов нам помочь. Неважно, что этот мир говорит или делает, Он по-прежнему рядом, и всё будет хорошо. Просто Он со Своей стороны свидетельствует об этом Святым Духом, чтобы мы почувствовали это.
42    А Иосиф, возможно, сказал примерно так:
—    Мария, знаешь, что? Я никогда в жизни не был таким счастливым! Хотя я был вынужден отправиться в путь из-за римского правительства, однако я никогда не был так счастлив, как прямо сейчас, и сам не знаю, почему. Похоже, будто в эту ночь святость опустилась на этот городишко, в котором проходила наша жизнь с самого детства, когда были подростками и учились.
43    А далеко на Востоке, много сотен километров оттуда, волхвы уже были в пути. Они увидели Его звезду и шли поклониться Божьему Подарку в Посылочке, Которую Он прислал в мир.
44    Не прошло и много времени, как этот мир получил свой величайший Подарок из всех — маленькую завёрнутую Посылочку, маленькую, самую первую в мире завёрнутую рождественскую Посылочку, которую завернул Бог.
Я хочу прервать свою мысль и сказать вот что. В том Свёртке было самое великое из всего, что можно было завернуть в человеческую плоть! Сам Бог завернул Самого Себя в рождественскую Посылку и отправил Её миру.
45    Почему же люди отказались от Неё? Почему же они не смогли Её увидеть? Почему же они Её отвергли? Почему Она им оказалась не нужна? — По той же самой причине, почему Она не нужна им и сегодня! Она не была вручена им обычным образом, как они привыкли получать подарки. Вот почему Она отвергается и сегодня — потому что Она не вручена людям обычным образом, как они привыкли получать подарки.
46    Но Бог Сам заворачивает Свою Посылку. Он имеет на это право, ведь это Он Её дарит. Он имеет право завернуть Её, как Ему только захочется. Какая Она — не имеет значения, Он имеет право это сделать, потому что это Он дарит Подарок.
47    Во-вторых, причина этого такая же, как было и тогда, а именно: им было непривычно получить Её в такой упаковке. Они рассчитывали на нечто...  получить такой Подарок, Который спустится на колесницах в сопровождении Ангелов верхом на огненных конях. Но когда Он пришёл как Младенец, родившийся в яслях, они ведь совсем не подозревали, что в Писании сказано: "Я дам этому миру сверхзнамение"!
48    Однажды они попросили знамения. Он сказал: "Я дам его вам. Это будет сверхзнамение, это будет знамение, которое будет продолжаться во все века. Дева зачнёт и родит Дитя, Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил. Вот сверхзнамение. Вот какой Я подарю Подарок". Но Он пришёл не таким образом, как они рассчитывали, и они Его отвергли.
49    То же самое и сегодня, брат мой! Божий Подарок пришёл не так, как хотелось людям, и поэтому они Его отвергли. Он им не нужен. Они хотят, чтобы Он был завёрнут в такой материал, в какой им хочется Его завернуть. Они хотят, чтобы Он был с блёстками. Им хочется чего-нибудь цветастого, чтобы это было ароматным, чтобы это сверкало, чтобы это было стильно. Но Бог не всё время посылает Его в таком виде! Он посылает Его в силе, так, как Он хочет Его послать.
50    Ещё одно, Он появился через бедняков. Мария и Марфа... вернее, Марфа...  точнее, Мария и Иосиф были очень бедными людьми. Это были крестьяне. И поскольку Он появился от бедняков, то людям Он оказался не нужен.
51    То же самое и сегодня. Когда этот великий Дар Церкви, Святой Дух, ниспадает на бедных и смирённых, богатые Его не хотят. Они не хотят смириться. Они хотят, чтобы Он был стильным, но они не хотят, чтобы Он был таким, каким Его посылает Бог. Многие люди хотят получить Святого Духа, но...  но они хотят получить Его так, как им хочется. О-о, но я так рад, что так вы не сможете Его получить! Вы должны Его получить так, как Бог посылает Его вам, и мы должны смириться, чтобы получить Его.
52    Он не был завёрнут в роскошные ткани. Он был завёрнут в пелены. А я узнал, что Иисус Христос, оказывается, был закутан в тряпку с упряжки волов, висевшую в хлеву. Он был завёрнут в пелены, то есть в...  в то, что кладут...  в тряпку, которой обматывают упряжку вола, чтобы она не натёрла ему волдырь, когда он тянет. У них не было для Него одежды. И они...  Ох, от одной лишь мысли об этом у меня сжимается сердце: не нашлось одежды для Эммануила, Творца Небес и земли! И не нашлось одежды, чтобы Его одеть, и пришлось завернуть Его в ту тряпку, протёртую на шее вола. О-о, что за сверхзнамение!
53    Вообще-то это должно было привлечь людей. Маленький Иегова плакал, как младенец. Бог стал плотью в таком Свёрточке. Бог, охватывающий всё пространство и время, Который был до существования мира или звезды, или молекулы, завернул Сам Себя в Свёрточек, и Его положили в ясли в хлеву, где был навоз скота, овец и так далее, в том хлеву и в тех маленьких яслях, на соломе или сене. Иегова лежал там и плакал, как младенец. Можете себе это представить?
54    Ну, такое богатым вообще не нужно было. Для их восприятия это было бы осквернением, ведь это так унизительно. Да ещё пришло через девушку, девчонку-крестьянку, которую соседи считали фанатичкой, и через плотника, который, наверно, кроме алфавита ничего и не знал. И как же у них могло появиться на свет такое, что заманило бы и привлекло бы взгляд знати? Как же у них могло появиться то, что угодило бы или удовлетворило бы богатых и высокомерных людей, или деноминации их времён? Они категорически были отвержены.
55    Не только в то время, но также и в наше время. Они Его категорически отвергают! Он пришёл не в такой обёртке, как им хочется. Они хотят Его дискредитировать, говоря: "Ничего тут особенного". Поэтому богатые и деноминации отказываются от этого Подарка. Они не имели с Ним ничего общего. Почему? Почему же они так поступают? — Он не был завёрнут в обычаи их вероучений. Именно по этой причине и сегодня им не нужен Божий Подарок. Этим Соединённым Штатам Бог не нужен. Этим церквям Бог не нужен. Им подавай Деда Мороза. Им хочется с блёстками и в красном цвете и...  и ярких, блистательных вещей. Они отказываются от Истины Евангелия, от силы и воскресения Христа Иисуса. Он не будет завёрнут в их вероучения. Вам не удастся завернуть Христа в вероучение!
56    Сегодня рано утром, когда ехал к маме, я слушал, включил радио. И в одной церкви цитировали или повторяли вероучение так называемого апостольского символа веры. Ничего подобного нет.
57    Единственное известное вероучение, которое было у апостолов, находится в Деяниях 2:38: "Покайтесь, каждый из вас, и креститесь во Имя Иисуса Христа для прощения ваших грехов. Вы получите дар Святого Духа". Как я вижу в Библии, это единственное вероучение, которое они применяли на деле.
58    А то другое — это придуманное людьми вероучение. И Христа не завернёшь в пресвитерианское вероучение, или в баптистское вероучение, или в католическое вероучение, или в пятидесятническое вероучение. Христос будет завёрнут только в одно, а именно: в ваше сердце, а не в ваше вероучение! Ему нужно ваше сердце. Там у Него есть диспетчерская вышка, из которой Он хочет с вами работать, привести вас к вечной Жизни. Он просто не примет, и Его в вероучения не замотаешь. Тогда не получилось и сейчас не получится — вы никогда не сможете этого сделать.
59    Так что они не могли Его принять, потому что они больше думали о своих вероучениях, чем о Подарке.
60    То же самое и сегодня. Люди не могут принять в своей церкви говорения языками — это испортило бы их вероучение. Они не могут принять божественное исцеление, крещение Святым Духом и такие важные евангельские учения Библии, апостольские Истины. Почему? — Потому что их вероучение это осуждает. Ох, как глупо брать бумагу, в которую завёрнута Посылка, а Подарок выбрасывать. Хм! Как тот слабоумный, он взял коробку и принял её, а подарок выбросил. Именно так церковь и люди поступают сегодня: они забывают, что Подарок Божий — это вечная Жизнь через Иисуса Христа. Сегодня Он отвергается в такой же мере, как и тогда. В этот рождественский вечер Он отвергается настолько же, насколько был отвержен в первый рождественский вечер. Они не могут этого сделать, потому что это противоречит их вероучениям. На протяжении всех веков было то же самое.
61    Неудивительно, что для Него не нашлось места в гостинице. Хм! Нет. Он был неправильно завёрнут, Он не был завёрнут в первосортную бумагу. Он был завёрнут как Подарок, как Подарок от Бога, посланный от Бога — от Бога, о Котором они и понятия не имели. Они утверждали, что знают Его, и они утверждали, что ждут Его. Но Он пришёл не таким образом, как они представляли себе Его приход согласно своим вероучениям, и они не смогли принять Божий Подарок. Он был завёрнут совсем иначе. Он был завёрнут в виде Младенца. Он родился в яслях. Он происходил от бедняков, Он был родом от сборища фанатиков. Так как же они могли что-то подобное принять? Неудивительно, что для Него не нашлось места в гостинице.
62    Ему до сих пор нет места в церквях. Они выгнали Его, они в это не верят. Они скажут: "Долой таких! Это же фанатизм! Мы не хотим иметь с этим ничего общего. Это против учений наших праотцов, против учений этой церкви, против учений наших...  против вероучений наших предков". Поэтому сегодня Христа отвергают точно так же, как и тогда. Сегодня Ему нет места в наших хороших церквях, в наших больших церквях, в наших красивых церквях. Сегодня в наших религиозных кругах нет места собранию в Святом Духе. Они этого не хотят! Ведь это унижает их в глазах имущих классов страны. Их унижает сама мысль о том, что им придётся смириться и прийти к алтарю, плакать и ждать там, пока они не наполнятся силой свыше, чтобы подняться оттуда в обновлённой жизни, чтобы женщины отращивали волосы и вели себя, как подобает женщинам; чтобы мужчины выбросили сигареты и прекратили выпивать, и правильно вели себя в семье. Для них это уж слишком, поэтому они придерживаются вероучения своей церкви вместо того, чтобы принять Божий Дар, рождественский Божий Подарок.
63    Им лучше вероучение, а не Подарок. Им лучше обёрточная бумага, чем Подарок. Обёртку-то они хотят, ещё бы, чтобы всё было в блёстках, чтобы можно было хорошенько об этом поспорить. Но настоящего Подарка, Который внутри, они не хотят.
64    Видите, Он был тогда завёрнут в грязную тряпку, в пелёнки. И сегодня Он завёрнут в то же самое, что они называют святошами, фанатизмом, сборищем еретиков. Он завёрнут в пелёнки, и миру Он не нужен! О-о, я так рад, что могу приподнять эту ткань и посмотреть, что под ней: вечная Жизнь, Бог, ставший плотью и обитавший среди нас.
65    Нет, Он им был не нужен. Он стал помехой их религиозным кругам.
66    Если примут Его сегодня, Он станет им помехой. О-о, если бы кто-нибудь поднялся в церкви и начал восклицать или прославлять Бога, или кто-нибудь сказал бы: "Аминь", — как вот эта группа служителей или ещё кто-нибудь в зале, то придверник сразу выпроводил бы их за дверь. И если бы ваша фамилия числилась в списках, её бы сразу же вычеркнули. Видите? У Бога не остаётся шансов.
67    Если бы избранный президент Кеннеди посетил этот город, то развевались бы флаги, и разлетались бы блёстки, и...  и расстелили бы ковры, и оказали бы такой приём, какого вы ещё не видали. Хотя, если они захотят так сделать, в этом нет ничего плохого. Это же избранный президент Соединённых Штатов. Ведь если бы он приехал, они бы всё так и сделали, и оказали бы ему наилучший приём. Ведь подумать только, он так унизился и приехал в такой маленький городок — в Джефферсонвилл, штат Индиана, тогда как его приглашают в Нью-Йорк и в большие города, всюду, только на минутку, чтобы поговорить с ним. Если бы он приехал в Джефферсонвилл, в такой бедный город, как наш, они бы "из кожи лезли", как мы выражаемся, чего бы они только не сделали: и украсили бы улицы, и сделали бы всё, чтобы оказать ему радушный приём. Если ты политик, всё это хорошо. Это всё нормально.
68    Но Иисус может прийти в виде воскресения Своей силы, может прийти в Святом Духе и может показывать знамения и чудеса, и это будут критиковать все газеты! Люди обзовут это святошами. Они скажут: "Эти люди сошли с ума". Неудивительно, что есть атомная бомба, на которой написано наше название. Отвергнешь милость и не останется ничего, кроме суда. О-о, этого они не примут. Не принимали тогда, не примут и сейчас.
69    Почему они не приняли? Просто хочу спросить: почему они не дали...  не приняли рождественский Подарок от Бога? Почему не приняли...  они не приняли Его? Если бы это был просто подарок, на который они могли бы посмотреть, и он соответствовал бы их обществу, то было бы всё в порядке. Если наша...
70    Если бы эта религия Святого Духа вписывалась в сегодняшнее общество людей, они бы её приняли. Тогда почему же они её не принимают? — Потому, что они своё общество предпочитают выше Христа. Это правда.
Вы скажете: "Ты так убедительно о Нём говоришь".
71    Я заступаюсь за Него, Он — мой Господь. У меня... Я... я Его слуга. Я имею право кричать против неправды! Это так. И христиане верят в это, и знают это, и принимают это, и знают, что это Истина.
72    По какой причине они не приняли эту завёрнутую Посылку? Они знали, что было внутри Неё, и они Её не хотели.
73    Вот по какой причине сегодня церкви и люди, и правительства, и страны не хотят принимать рождественский Божий Подарок — потому что им известно, что в Нём находится. Они Его не хотят. Ведь Он изменит поведение женщин, и Он изменит поведение мужчин. Вам придётся носить прозвище фанатика. Вам придётся оказаться в числе презрённых Господних детей. Вам придётся привести в порядок свою жизнь, вам придётся избавиться от своей подлости. Вам придётся прекратить неправильное поведение, обманывать, красть, лгать, прелюбодействовать. Вам придётся всё это прекратить! А людям этого не хочется. Хотя, может, они и знают, что это правильно, но они этого не хотят. Он показывает им слишком много Истины.
Он раскрывает их грехи, поэтому они Его не хотят, не хотят иметь с Ним ничего общего, держатся от Него подальше.
74    То же самое было и в то время. Они знали, что было в Него завёрнуто, поэтому они говорили: "Долой Его!"
75    Он им не нужен. То же самое и сегодня — вообще не хотят Его. И сегодня не хотят Святого Духа потому, что они знают, что в Него завёрнуто. Они будут наблюдать, как человек получает Святого Духа. Они стоят там и видят, что женщина, может быть, совершенно опустившаяся, до того, что даже собаки воротят от неё взгляд, видят, как эта женщина возвращается от алтаря новым человеком; видят, что эта женщина приводит свою жизнь в порядок, выходит и ведёт себя как леди. Видят женщину, которая бегает по картёжным вечеринкам, выкуривает по четыре-пять пачек сигарет в день, шляется по барам, постоянно сидит в кабаках, и они знают, что если они только примут этот Подарок Божий, Который завёрнут в Посылку под названием Иисус Христос, Он им испортит все мирские забавы до единой, потому что Он этого не потерпит. Он в них нечто производит, Он изменяет людей. Люди не хотят меняться. Они: "Оставь меня в покое".
76    Это напоминает мне об одном одержимом бесами мужчине, как Иисус пришёл в Гадару, и там был человек, в котором находились две тысячи бесов. И люди сказали: "Почему не... Что Тебе от нас надо? Зачем сюда пришёл? Уйди из наших земель, Ты нам здесь не нужен". Они хотели, чтобы их оставили в покое. Люди с бесами чувствовали себя лучше, уютнее, нежели с Иисусом, поэтому и сказали: "Удались из нашей страны, Ты нам здесь не нужен".
77    Бедняга Легион — ведь он оказался единственным, кому нужна была помощь. Он всегда приходит к тем, кому Он нужен. Он приходит к тем, кто нуждается в Нём. Поэтому помощь была оказана только ему. Я часто задумывался: когда я попаду на Небеса, я хочу увидеть, какой...  какой вес имело его свидетельство среди свинопасов в Гадаре. Раз это стоило им целого стада свиней, они не хотели никакого пробуждения.
78    Если это будет людям чего-то стоить, они не хотят иметь с этим ничего общего. То же самое сегодня. Если это будет стоить вам плутовских картёжных вечеринок, веселья, сигар, грязных шуток, всякой мерзости и мирских вещей...  Они Его не хотят потому, что Он будет им чего-то стоить, известности в обществе, сплошного шика и блеска.
79    Но Он даст вам имя, записанное в Книгу Жизни Агнца, которое не пропадёт. Так что выбирайте. У вас свободный моральный выбор. О-о, примите же рождественский Божий Подарок — такова моя молитва за вас. Да, они Его не хотят, потому что Он в них нечто производит.
80    Или вот правительство — правительству Он тоже был не нужен. Ироду Он был не нужен. Никак нет. А почему? — Ведь Он должен был изменить его программу.
81    И сегодня Он не нужен правительству. Наша страна считается христианской.
82    Он не нужен в ООН. Они примут все остальные идеи на свете, но только не Его. Они ни за что не вознесут молитву. На их заседаниях не возносятся молитвы. Они просто заходят туда и там "человек человеку волк", как гласит старое уличное выражение. Христос им не нужен. Ему пришлось бы изменить их программы, поэтому Он им не нужен. Он им был не нужен тогда, Он им не нужен и сейчас.
83    Церквям Он был не нужен, потому что Он не соглашался с их вероучениями. Он им говорил, что они были...  сказал: "Вы, порождения ехиднины, стены подбелённые". Он называл их всем, что только можно себе представить. Назвал этого Ирода, сказал: "Пойдите и скажите этой лисице". А что может быть омерзительнее лисы? Что может быть более вонючим и подлым, чем противная лиса? Иисус сказал: "Таков он и есть". Так что Он...  Он называл вещи своими именами. Он...  Он называл ложь ложью и правду правдой. Так что им такое было не нужно.
84    Церкви сегодня не хотят пастора, наполненного Святым Духом, который будет действительно выводить на чистую воду и говорить вам, что правда и что неправда. Им этого не надо. Они бы его сразу уволили. Совет дьяконов соберётся и выгонит его, возьмёт другого и будет говорить об их вероучениях.
85    Брат мой, я знаю не вероучение, а Христа; не закон, а любовь; не учебник, а Библию! Вот что нам нужно. Вот что нужно церквям.
86    Но люди-то этого не хотят. Так что их церковь настолько окутана этими деноминациями, что они могут взять и на совете попечителей или на совете дьяконов вертеть хорошим пастором, как захотят. Но Богом они не могут вертеть — это уж точно. Бог будет оставаться Богом. Они не станут Его радушно принимать. Они радушно принимают своих...  своих друзей и своих политиков, и прочих, но Христа они не станут радушно принимать.
87    Они в любой момент лучше предпочтут Деда Мороза. Всюду влезло мирское, всё заполонено Дедом Морозом. Знаете, ребятишки уже даже не знают, что значит Рождество.
88    Они не знают, в чём суть Пасхи. Она... она превратилась в пасхального кролика, какого-то зайца, или в жёлтеньких цыплят, или ещё во что-то. Какое Бог... Какое отношение воскресение имеет к цыплёнку, самой мерзкой птице из всех? Что может быть омерзительнее цыплёнка? А они там берут и заменяют им Христа.
89    Что может быть большей небывальщиной, чем Дед Мороз? Такого и в помине не было. Лжёте детям, вы будете отвечать за это в день суда!
90    Неудивительно, что люди не знают, что делать. Они...  они просто не хотят настоящего. Они берутся за любую подделку, но настоящего им не надо, Божьи подарки им не нужны. О-о, ну и ну! Конечно. Иисус им не нужен — это уж точно.
91    Я здесь записал одну из причин, почему Он им был не нужен — это потому, что когда Он вошёл в их храм и увидел в храме их грязь, Он перевернул столы и выгнал меновщиков. Он устроил в нём чистку!
92    И если бы они только позволили Святому Духу войти в одну из этих больших церквей в этой округе, Он устроил бы в ней чистку! Так что они, видите ли, не могут Его принять. С Его помощью им перехотелось бы играть в азартные игры, перехотелось бы устраивать вечеринки с рок-н-роллом.
93    Размещают в газете их фотографию как битников, как один методистский проповедник поступил тут в Говард-Парке, в Кларксвилле. Сейчас здесь сидит один брат, который ему за это такой выговор устроил. Как же мужчина, слуга Божий, может размещать свою фотографию в газете, устроить в церкви вечеринку битников? Если бы Джон Веслей узнал об этом, он в гробу перевернулся бы. Почему? — Они отвергли Христа, Которого знал Джон Веслей (верно), и приняли битника. У них религия битников. У них дети битники, папа битник, мама битник, президент битник и так далее, и тому подобные, вот, и так без конца. Ох, какой позор! Почему? — Они отказываются от настоящего.
94    Бог сказал, что Он предаст их сильным заблуждениям, чтобы они верили лжи и были ею осуждены. Бог сказал, что так оно и будет. Если вы отказываетесь от правды, вы вынуждены принять неправду. Иначе и быть не может. Если отказываетесь идти направо, вы вынуждены пойти налево, пойти в любую другую сторону, но только не направо. Так что вы не можете идти одновременно направо и налево. Когда они отказываются от Святого Духа, они отказываются от Христа, они отказываются от Божьей программы, они отказываются от посланника — они от всего отказываются. Поэтому они остаются в своих грехах, и тогда не остаётся ничего, кроме суда. (Брат Бен, так и есть.) Просто...  Совершенно верно. Они...  они отказались от Христа, они отказались от Его программы, они отказались от Его Духа. Он старается уже пятьдесят лет, в которые в Америке ниспадал Святой Дух. Они пятьдесят лет отказываются от Него. И сегодня как никогда чернее и темнее.
95    И даже у тех, на кого Он ниспал в начале, их дети организовались и сделали из этого деноминацию, и переплели с организациями настолько, что они отказываются от того самого Бога, Которого приняли их отцы! [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] Аминь. И ещё утверждают, что они пятидесятники. О-о, нет. То, что свинья живёт в конюшне, не означает, что она — лошадь. Нет, ни в коем случае. Так же и то, что человек, который ходит в пятидесятническую церковь, баптистскую, пресвитерианскую, в любую другую, не означает, что он — христианин. Пока он не обратится, он по-прежнему грешник. А если он обратился, то он рождён заново от Духа Божьего и полностью изменился, и принял Христа, и Святой Дух вошёл и сделал его новой тварью, новым творением.
96    Значит, от Него отказались тогда, от Него отказываются и сейчас. Он перевернул бы их столы с деньгами, Он перевернул бы их совет попечителей, их...  их совет пасторов. Они бы не...  Он бы...  Они такой совет получили бы, что больше бы не захотели! О-о, какая была бы перемена, если бы Он вошёл в сегодняшние церкви, но Он не может войти.
97    На днях мы увидели, что Он в этом церквопериоде изгнан Своей же церковью, стоит у двери, стучится, пытаясь снова войти. И это милостивый Отец! После того как Его вышвырнул Его же народ, снова пытается вернуться в Свою Церковь. Он сказал: "Это Я хожу посреди семи золотых светильников". И в последнем церквопериоде (вот, пожалуйста) Он снаружи. Они Его вышвырнули. Где? — В этом Лаодикийском периоде. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] Снова стоит, снова пытается вернуться через Свою же дверь, в Свою же церковь. Как это печально! Это одна из самых трогательных картин, зарисованных в Библии — эта 2-я глава Откровений, вернее, 3-я, то есть то, что Христос изгнан.
98    Ещё одна трогательная вещь. Я думаю, что одни из самых трогательных Слов, высказанных Иисусом, прозвучали, когда Он сказал: "Отец, Я освящаю Себя, чтобы они были освящены". Другими словами, у Него было право, Он был мужчиной, у Него было право иметь домашний уют, у Него было право иметь семью. Он был мужчиной, таким же мужчиной, как вы или я, таким же по-человечески зрелым мужчиной, как и мы. У Него было на это право! Но Он обучал двенадцать человек, которые должны были нести Евангелие по всему миру, поэтому Он освятил Себя ради них: "Я освящаю Себя ради них". Подарок Божий, постоянно освящавший Себя.
99    О-о, дары Божьи, те люди, которые утверждают, что получили Его Духа, постоянно освящайте себя, держитесь подальше от мирских вещей, будьте освящёнными. О-о!
100    А кто же всё-таки узнал, что было в этой подарочной Упаковке? Выяснил ли кто-нибудь, что в Нём было? Я так рад, что такие были. Кто это знал? Это был сокрытый, отверженный Камень, но кто-то выяснил, что в Нём находилось. Я так рад!
101    Я люблю что-нибудь выискивать, а вы? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Я люблю выкапывать самородки и шлифовать их, смотреть, что в них, проверять их по счётчику Гейгера.
102    Он тоже был проверен по счётчику Гейгера — на Голгофе. Он её прошёл на все сто процентов (ещё как прошёл!) — оказался самым лучшим Золотом из всего найденного, самым дорогостоящим Алмазом из всех...  всех...  В Библии сказано: "Царство Небесное подобно человеку, который скупает алмазы. И когда он нашёл этот великий Алмаз, он продал все остальные только ради того, чтобы отдать за Него, купить Его". Он — Алмаз, в Котором больше всего карат, добытый из праха земного, самое лучшее Золото, добытое из грязи. Он — Драгоценность, Драгоценный Камень Небес, большой Алмаз.
103    Когда в Южной Африке находят большой алмаз... Я был в больших алмазных рудниках в Кимберли. И там берут эти алмазы, а когда их добывают из праха необработанными, тогда их обтёсывают. А их обтёсывают, шлифуют для того, чтобы они отражали свет. По свету его проверяют, сколько в нём карат, смотрят, сколько карат в этом алмазе. Если в нём мало огня и мало сверкает, значит, это не совсем алмаз, а если у него...  это стекло. Но если это настоящий алмаз, алмаз, содержащий настоящие караты, то он будет отражать и показывать разные цвета.
104    Таким Он и был — Он был Алмазом: "И Он был изъязвлён за грехи наши, Он был мучим за беззаконие наше. Наказание нашего мира было на Нём, и Его ранами мы были исцелены". О-о, лучи Божьей любви и Света отражают от Него исцеляющую силу, любовь, воскресение! Бог изранил Его, изъязвил Его, обтесал Его и изрубил Его римским мечом и...  и римским кнутом, так что у Него были разодраны бока, и Кровь стекала у Него по спине, и по Его голове, потом вниз по Его бороде и стекала с Его ног. Но что же Он делал? — Он отражал любовь, принял крест! Вместо мягкой пуховой подушки — ясли с соломой. Вместо того чтобы быть одетым в розовенькую распашонку — был в лоскутках пелёнок.
105    О-о, брат мой, разве ты не видишь глубину любви? Я разговаривал на днях как-то вечером с некоторыми людьми у себя дома. Никто и близко не сравнится с глубиной Божьей любви. "Любовь Господня велика!" — её последний куплет или, по-моему, первый куплет был найден на стене психбольницы:
Коль взять чернила океан,
В пергамент небо превратить,
А в перья — все былинки трав
И всем живущим поручить
Любовь Господню описать,
Не стало бы чернил,
А свиток, равный Небесам,
Всего бы не вместил.
106    Представьте, если бы травинки на земле превратились в перья, и миллиардам людей поручили бы описать пять буковок — л-ю-б-о-в-ь... то есть, всего четыре буковки "любовь", [В англ. четыре буквы "love"—Пер.] любовь Божью, то не стало бы океанов чернил, тогда как четыре пятых земли находится в воде. (А я стоял там, на горе Пиаломар, и смотрел в телескоп, и видел сто двадцать миллионов лет светового пространства.) А свиток, равный Небесам, всего бы не вместил.
107    Любовь Божья — как Бог раскрыл Себя и пришёл в рождественском Свёрточке, был положен на соломе. Первое, к чему Он должен был прикоснуться Своей головкой, была солома и грязные лоскутки пелёнок, в которые Он был завёрнут. А последнее, что у Него было — это терновый венец и грязная тряпка, которой завязали Ему глаза, и били палкой Ему по голове, говоря: "Если ты — пророк, скажи нам, кто тебя ударил", — а потом прибили ко кресту. Любовь открыла объятия! Когда Его же дети требовали Его Крови, Он воскликнул: "Отче, прости им, они даже не знают, что делают". Вот это любовь.
108    Церковь этого не хочет, они хотят вероучения. Нам нужна любовь! От вероучений церковь умирает! Она может жить только благодаря любви, потому что любовь — это вечная Жизнь. Любовь побеждает всё. Любовь — это самая мощная сила из всех. Нет, Он им был не нужен, потому что они знали, что находилось в этом Подарке.
109    Но некоторым было открыто, что... что это был за Подарок, что в Нём находилось. Некоторые заглянули в Него. Я считаю, что первые, кто заглянул в эту рождественскую Посылку...  Вы знаете, кто это был? Я считаю, что это были Ангелы. Ангелы это знали! Это было им открыто. Они это знали, потому что они появились на склоне холма.
110    Наверно, Мария сидела там усталая, в пыли. Мимо проходил простой пастушок, вонявший, как овцы, увидел в тот вечер сидевшую там беременную девушку — это кое-что означало. Точно как люди сегодня видят, что нечто вот-вот произойдёт. Волнующие времена, люди не знают, куда податься. Может быть, этот пастушок проходил мимо и увидел эту беременную девушку. Нечто осенило его, он сказал: "У меня тут во фляжке есть прохладная вода. Хотите попить?" И эта семейка поблагодарила его, будущая мать попила воды. И...
111    Может быть, это был один из пастушков, лежавших в тот вечер там на холме, когда в хлеву плакал Младенец. О-о, тогда в этом мире Ему не нашлось места! Никому Он был не нужен. Но в то же самое время к пастухам на холме сошли Ангелы и запели первую рождественскую песню: "Сегодня в городе Давидовом родился вам Христос Спаситель". Это было открыто.
112    Только таким образом любой в мире узнает, что в этой Посылке — это должно быть вам открыто. Вы отвергнете Его и назовёте это...  это фанатизмом, но когда вы получите откровение, вы будете искать Его, вы откроете Его. И Бог войдёт, и будет вечерять с вами, а вы — с Ним, когда вы будете готовы открыть дверь и впустить Его. Эта маленькая Посылка стучится в ваше сердце — Величайший из всех дарованных рождественских подарков, Первый и Величайший. Эта Посылочка стучится в сердце человека: "Я войду и буду вечерять". Вы познаете Его, только если Он вам откроется. Когда Он вам откроется, тогда вы начнёте Его разыскивать.
113    Когда вы увидите, что это Жизнь и единственный образ Жизни, когда вы увидите, что ваша церковь сухая и мёртвая, когда вы увидите, что ваше...  ваше рукопожатие с пастором или ваше окропление из солонки не имеет к этому никакого отношения, тогда вы начнёте исследовать.
114    Если вы будете лежать в постели при смерти, а врач скажет: "У вас нет шанса, через несколько минут вы умрёте", — вот тогда вы точно захотите заглянуть в ту Посылку! Так загляните же в Неё сегодня, потому что в тот момент Он от вас отворотится. В Библии сказано: "Если вы отвергнете Меня, пока вы здоровы, как сейчас, то когда придёт погибель, Я только посмеюсь над вами", — так что лучше изучите эту Посылку сегодня.
115    Что это из себя представляет? — Огни, священные огни, сходящие с Небес, делаются их снимки, великие знамения, различения, сила, говорение языками, истолкование, предсказание грядущих событий, сила Евангелия, исцеление больных, берёт и исцеляет от рака, и слепые прозревают, всевозможные вещи. Что всё это значит?
116    "Да это же сборище святых скакунов". Будьте осторожны, это лоскутки пелёнок. Может быть и так!
117    Так же было и у Валаама. Как же он мог подумать, что Бог стал бы проклинать такой народ, как Израиль? Но он не смог увидеть, он смотрел на лоскутки пелёнок вместо того, чтобы увидеть битую Скалу и медного змея, которые шли перед ними, принося искупление.
118    То же самое и сегодня — вместо того чтобы увидеть, что сила Святого Духа совершает Его знамения Мессии, и что среди людей чудеса, как Он и обещал их совершать в последние дни...  Как Он сказал: "Как было во дни Лота, так будет и в пришествие Сына Человеческого", — когда Он начнёт совершать эти знамения и чудеса среди людей, показывая, что Он жив. Где это? — Среди нищих и смирённых, бедных людей.
Люди будут обзывать это фанатизмом, выгонять. Лучше разберитесь, пока вы не зашли слишком далеко. Да.
119    Эти вонючие пастухи, люди едва могли рядом с ними находиться. Они лежали там и спали с теми овцами, на тех же соломенных тюфяках, что и они, вернее, на том же месте, и пасли их столько, что они...  от них был такой запах, как будто овцы идут.
120    Все знают, что пастух, который пасёт овец, ложится прямо в дверях вместе с овцами, ложится прямо среди них. Иисус сказал: "Я — Дверь в овчарню". Я часто задумывался, как это могло быть, пока не оказался на Святой земле, вернее, на Востоке, и не узнал, что пастух заводит овец внутрь, а потом ложится в дверях. Овцы не могут выйти, не переступив через него. Волк не может войти, не переступив через него. Он и есть дверь.
121    Я рад, что Иисус лёг в дверях нашего сердца! Мы не можем выйти и что-нибудь сделать без Его ведома, и никто не может войти без Его ведома. Поэтому Он будет делать так, чтобы любящим Его всё содействовало ко благу. От этого мы должны плакать и восклицать, и славить Бога, и говорить: "Благодарю Бога за Спасителя, Пастыря, Который будет лежать в дверях нашего сердца и предупреждать нас, когда что-то будет надвигаться, чтобы были готовы к этому". Да.
122    В далёких краях были смирённые мудрецы. Их называли волхвами, звездочётами. Когда я недавно был на Востоке, они до сих пор сидят там, как и прежде. Это очень бедные люди. Они ходят по трое. Они сидят прямо на улице. Мы с Билли были там в Индии и в тех краях. Они пришли именно оттуда — из Индии. Так вот, они сказали: "Мы увидели Его звезду на Востоке". Они были на Востоке, когда увидели звезду. Иерусалим на западе, так что Палестина была на западе от Индии. Поэтому они увидели Его звезду, когда были на Востоке, и пришли поклониться Ему.
123    Так вот, эти волхвы, они никогда не садятся, они просто приседают на корточки. И они сидят там днём. А ночью... У них большая башня. Они поднимаются туда и находятся в этой башне. Они зажигают огни и говорят о странах, о падении царств и об ослаблении империй. И они поклоняются одному истинному Богу. Это так. Они...  они верующие, они магометане. На самом деле они происходят от мидо-персов, ещё со времён Даниила. И они...  они...
124    И Пётр сказал в Деяниях 10:35, что он познал, что Бог нелицеприятен ни к человеку, ни к народу, но Он...  ни к кому во всяком народе, боящемся Его, и ни к одному человеку, который будет бояться Бога. Посмотрите на этих волхвов, которые увидели звёздный Подарок Божий и признали Его перед священниками в храме в Иерусалиме, среди религиозных людей. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] Так точно. Аминь.
125    Волхвы, представляю, как однажды ночью они сидели вокруг того священного огня... (У нас есть немножко времени? Да.) ... сидели вокруг того священного огня и разговаривали, потом они поднимались. О-о, они изучали небесные тела. Они хорошо их все знали, они знали о каждом их движении. И вот однажды ночью, когда они там сидели, может быть, пели песни, и они поднялись на эту большую штуковину и изучали. Они знали каждую звезду, где она располагалась, знали её по имени, потому что они изучали небесные тела. И неудивительно, что нечто неизведанное среди небесных тел взбудоражило их. Они призадумались: "Что это тут за новая гостья?" О-о, вот это да! "Это что-то новенькое произошло, это сверхъестественно". И к чему оно призвало? — Чтобы вернуться к Писанию.
126    Так вот, они знали Писания, потому что главным у них был Даниил. Вы знаете это. Во 2-й главе Даниила нам говорится, что его поставили их начальником, так что он их обучал. Несомненно, однажды ночью они сидели там и читали из Писаний о том, что Даниил сказал, что он увидел все эти царства, пока, в конце концов, они не стали такими, какими каждое из них и оказалось — мидо-персы и так далее вплоть до Рима. А потом, наконец, он увидел Камень, оторвавшийся от горы без помощи рук. И они сказали: "Должно быть, это время почти наступило". Потом они вспомнили пересказ того, что было в далёком прошлом, ещё до того времени, ещё в те времена, когда Израиль странствовал, когда они пришли и услышали слова Валаама, увидевшего Израиль, как он сказал: "Взойдёт звезда от Иакова". Аминь. Должно быть, примерно в то время, когда они размышляли обо всём этом, появилась эта новая "гостья".
127    Обычно, когда вы сосредотачиваете мысли на Христе, именно тогда Он приходит к вам. Довольно...  Обычно в то время, когда вы размышляете о Нём, является Он. Знаете, когда думаете о том, как бы исправиться, сделать что-нибудь хорошее, именно тогда Он приходит к вам, чтобы вам помочь.
128    И, должно быть, примерно в то время они, наверное, подняли глаза и увидели эту новую "гостью". Она начала вести их на запад. Они сразу же отправились в сторону запада, повела через реку Тигр, по пустыням, через горы, по слякоти. О-о, вот это да! С самого начала они знали, что нечто происходит, что произошло сверхъестественное.
129    И куда они пришли? Они сказали: "Безусловно, если это пророчество Даниила, то этот великий город Иерусалим, столица религиозных людей этого народа, будет полностью готов принять своего Царя. Когда мы придём, они-то будут знать, что к чему. Нам самим непонятно, потому что мы простые волхвы, бедные, скромные люди. Но мы ожидали чего-то, и мы видим, что среди нас возникло нечто такое, что явно сверхъестественно". О-о, вот это да! Они были готовы. Аллилуйя! Эти скромные люди отправились искать Божью звезду-посланника. Они собирались следовать за Божьей звездой-посланником, пока не придут к совершенному Свету.
130    О-о, в Откровениях 20... в Откровениях 1:20 сказано о звёздах этих церквей. Что мы должны сегодня сделать? — Найти Свет этой звезды (аминь), которая отражает Его Славу, которая отражает Его силу, которая отражает Его божественность, и следовать за ним, пока мы не найдём тот совершенный Свет.
И, на запад направляя,
Нас ко Свету приведи.
О-о, просто шагай дальше, чего бы это ни стоило, по горам, по джунглям, где бы то ни было.
131    И, наконец, они прибыли в Иерусалим. И как только они попали в ту огромную деноминационную церковь, та звезда их покинула. Странно! Они думали: "Здесь-то она должна быть". Итак, они ходили по всему городу, пели и кричали во всех переулках, на улицах: "Где же Он, родившийся Царь Иудейский? Мы увидели Его звезду на востоке и пришли поклониться Ему. Где же Он?"
132    Как ни странно, но ответа не было, хотя прямо в их кругах. О-о, ну и ну! (Я сейчас, наверно, на языках заговорю.) Ответа у них не было! У них не было ответа тогда, его у них нет и сейчас — они не знают. Мудрец не нашёл Иисуса в кругах их религии, он нашёл её за пределами кругов их религии. И сегодняшние мудрецы, мудрые сердцем, не находят её в этих больших деноминациях — те понятия о ней не имеют, у них нет ответа. "Что это ещё за божественное исцеление такое?" — говорят они. "Что это ещё за языки, истолкования, пророчества и эти знамения Мессии? О-о, это чушь какая-то. Чего тут такого? Не...  Ничего особенного". Видите? У них нет ответа. У них его не было тогда, его у них нет и сейчас!
133    Но она сделала одно дело, она побудила их заняться поисками. По-моему, наш брат Дюплесис как раз этим сейчас и занялся.
134    Они пошли назад, спящие девы пошли назад покупать Масло. Но Он пришёл именно тогда, когда они за ним пошли. Поэтому насколько близки мы сейчас, когда видим, как эти огромные церкви идут назад, говоря: "Ну, может быть, нам чего-то не хватает, нам лучше это найти"? Они Его так и не получат. Хорошенько это запомните. Они никогда-никогда Его не получат. Они мертвы и будут мертвы, мертвее не бывает, и всё. Они никогда не оживут. Запомните, я говорю во Имя Господа. И это на плёнке. Так точно. Они никогда-никогда не оживут. Им конец. По этой причине я не заинтересован в тех программах. Я заинтересован в одном — изо всех сил докричаться до всякого желающего! Не воскрешать деноминацию, а вернуть Иисуса Христа. Так точно. В деноминации — никогда. Она против Бога, всегда была и всегда будет против, связывает Бога снаружи, отвергает всё благочестивое. Она никогда не оживёт. Так что в это Рождество то же самое, что было в первое Рождество, то же самое. Те волхвы ходили по всему городу: "Где же Он? Где же Он?" О-о, вот это да!
135    Я хочу тут на минутку приостановиться. У меня есть фильм. Здесь его у меня сейчас нет. Он у одного врача, у доктора Дилли, у доктора, которая исцелилась на моих собраниях. И сейчас у неё есть эта запись под названием "Три минуты до полуночи". И мы видим, что евреи стали съезжаться туда, в свою страну, сейчас, прямо сейчас в Палестину, а Господь предсказал, что они так и сделают перед Его Вторым Пришествием, что они так и сделают. [Брат Бранхам постучал по кафедре—Ред.]
136    Тут недавно один брат, который собирался в Израиль, задал вопрос: "Можно мне туда поехать?" И ему был дан отказ. Израиль придёт как народ, а не каждый по отдельности. "Родится народ". Он придёт как народ.
137    Но смотрите, те бедные евреи аж там в Иране и в разных местах (вы читали это в журнале "Жизнь"), они не хотели садиться на самолёты. Они никогда их не видели. Они пахали старыми деревянными плугами и так далее. Они сказали...  Раввин там выступил и сказал: "Подождите, разве наш пророк не говорил нам, что когда мы будем возвращаться на родину, мы полетим на крыльях орла?" О-о, вот это да! И они пришли и сели на самолёты всемирных авиалиний, поднялись.
138    Пророк не знал, что они будут работать на двигателях. Просто они были похожи на больших орлов, и они поднимались высоко-высоко, как орёл. Поэтому пророк сказал: "Когда вы будете возвращаться...  " Это было две с половиной тысячи лет назад. О Боже! Две с половиной тысячи лет назад, когда римляне взяли их в плен и рассеяли их по ветрам земли, он сказал: "Они...  Я их не забуду, Я снова возвращу их. Но Я ослеплю им глаза, чтобы Я мог взять народ из язычников ради Имени Моего, наречь их Своим Именем. А когда тот день придёт к концу, Я снова соберу их. И когда они возвратятся к себе домой, они полетят на этих штуковинах". И Исайя видел, как они поднимаются, пролетают — он сказал: "На крыльях орлов".
139    Тот пожилой раввин встал там и сказал: "Наш пророк сказал, что в конце времени мы вернёмся домой на крыльях орла". Они поднялись на борт.
140    И когда они сошли с него, неся на плечах стариков, слепых и калек, спуская их, у них взяли интервью. У меня это есть на записи. Спросили: "Вы вернулись домой, на родину, чтобы умереть здесь на родине?"
Ответили: "Нет, мы приехали увидеть Мессию".
141    О-о, брат мой, в чём дело? И у их церкви нет ответа. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] В чём дело? — Мы в конце времени, брат мой, когда светят вечерние Огни, сила Святого Духа снова находится в Церкви точно так же, как была в начале. Пророк сказал: "В вечернее время явится Свет". Церковь не знает, почему они там собираются. Они не могут объяснить, почему это так. Хотя атомная бомба там всё им объяснит. Ещё как объяснит. Но мы живём в вечернее время, в более позднее время, чем мы думаем. Конечно.
142    Эти волхвы ходили по всем улицам, они не могли объяснить: "Что случилось? Что случилось?" Наконец, мы видим, что они начали идти за ней. Когда она дошла дотуда, они не могли её найти. Они не могли найти ответа в городе, в их религиозных рядах. Нет, и сейчас они не знают. Они...  Что...  Иерусалим, они и понятия никакого не имели о...  о сверхъестественном знамении.
— О каком сверхъестественном знамении вы говорите?
143    — О-о-о, мы увидели звезду, когда были ещё на Востоке. Мы идём за ней.
144    — Так где же она? Что-то я её не вижу. О-о, мы ничего об этом не знаем. (Это в точности исполняло Писание.)
145    Но в религиозных кругах объяснения не было. У них его нет и сегодня:
—    Что это ещё за говорение на языках? Что это ещё за новая горстка людей, которые исцеляют больных и совершают все эти чудеса, и прочее, и восклицают, вопиют и всё такое?
—    Похоже на то, что было тогда в Библии.
—    Ай, вздор. Ничего особенного.
146    Они понятия не имеют о сверхъестественном. Почему? А вот и ответ. Они не хотят следовать за Светом звезды, за светящей звездой, за Божьим компасом к тому совершенному Свету. О-о!
И, на запад направляя,
Нас ко Свету приведи, о Вифлеемская
звезда!
Мы увидели Его звезду здесь на западе. Какую именно звезду? — Звезду Его Церкви, Святого Духа, действующего в людях. Мы увидели Его звезду, и мы пришли поклониться Ему. Аминь! Вот кто это — мудрые мужчины, мудрые женщины, смирённые в сердце. Мы увидели Его звезду и пришли поклониться Ему.
147    О-о, те даже понятия не имели о таких сверхъестественных вещах. Они даже понятия не имели о Светилах и прочем. Они...  они понятия об этом не имеют. Это их взбудоражило. Ещё бы. То же самое и сегодня. Хм! Однако они даже понятия об этом не имели, то есть религиозные круги. Об этом никакого понятия не имеют и сегодня.
Заметьте. Мне это нравится. О-о, вот что прекрасно!
148    Пока они находились в тех деноминационных сферах, звезда им так и не показалась. Она осталась за воротами Иерусалима и не входила туда (брат мой!), оставалась снаружи, пока они ходили по тем деноминационным сферам. "Где же Он? Вы, пасторы, безусловно, должны что-то об этом знать. Что всё это значит, эй, раввины и священники? И вы, методисты, баптисты, пресвитериане, католики и тому подобные старые церкви, у вас-то точно есть на это объяснение. Где же Он?" О-о, вот это да! [Брат Бранхам хлопает в ладоши—Ред.] Видите? Они даже понятия об этом не имеют. И те, кто были там, оставались в своей темноте, пока не вышли из этого. И как только они вышли из города, звезда снова засияла. Слава!
149    "Выйди из неё, народ Мой! — говорит Господь. — Выйдите из неразберихи Вавилона! Выйдите из своих вероучений и из самозваных идей! Я приму вас, — говорит Господь, — не прикасайтесь к их нечистотам", — к их вечеринкам битников в церкви, к жульническим играм и ко всему остальному, и к танцам.
150    Тут недавно меня позвала моя мама, говорит: "Билл, хоть накоротко подъезжай сюда". Мне кажется, она сидит сейчас где-то здесь в церкви. Я подъехал, говорю: "Что случилось?" Меня туда позвали. А тут, оказывается, одна большая методистская церковь здесь, в Индиане, устроила у себя вечеринку с рок-н-роллом. И у пастора взяли интервью, он сказал: "Методистская церковь давным-давно позабыла красивое искусство рок-н-ролла". Одержимый дьяволом, о Боге вообще понятия не имеет, знает о Боге не больше, чем дикарь знает про сказки "Тысячи и одной ночи", они просто...  не больше, чем кролик знает о снегоступах — докатились до того, что знают одну только теологию, какое-нибудь придуманное людьми вероучение.
151    Когда входит сила Святого Духа, вы принимаете Божье обетование. Примите Божий Дар Святого Духа и увидите, насколько допустим в церкви рок-н-ролл. Вернитесь к тому Евангелию, Которое проповедовал Джон Веслей, и увидите, насколько он допустим. Сбились с проторённого пути. Вернитесь к Джону Смиту или к баптистам, вернитесь к Мартину Лютеру. Но в чём дело? — Сегодня они даже понятия не имеют о сверхъестественном. Так и есть. Методистская церковь даже понятия не имеет о божественном исцелении.
152    Когда Джон стоял там и проповедовал о божественном исцелении, пришли из высокой англиканской церкви и насмехались над ним, спустили лису и свору гончих собак. Он тыкнул пальцем ему в лицо и сказал: "Солнце и три раза не зайдёт над твоей головой, как ты позовёшь меня, чтобы я за тебя помолился". В тот вечер он умер, зовя Джона, чтобы он пришёл и помолился за него.
153    Почему методистская церковь снова не вернётся к этому? Почему? — Потому что она мертва! Точно! Вы боитесь заглянуть в эту Посылку, потому что Она откроет ваши грехи. Я призываю вас, методисты, снова заглянуть в эту Посылку. Я призываю вас, баптисты, снова заглянуть в эту Посылку, и вас, пресвитериан, и всех! Эй, пятидесятники, католики и все — загляните сейчас в рождественский Подарок от Бога, загляните в этот Подарок! Выбросьте коробку и возьмите Подарок! Хм-хм! Уберите блёстки Деда Мороза. Вернитесь к Дару Божьему, вернитесь к Святому Духу. О-о, я знаю, что Он много чего разоблачит, но именно это вам и нужно — очищение, зачистка. Я знаю, что это очень жёстко, друзья, но мы должны Его иметь. Это Божье Слово. Так точно. Это вам пойдёт на пользу. Точно! О-о, да!
154    Они...  они знали, что что-то не в порядке, когда они попали в тот город, а Свет погас. Как только они записались в эту деноминацию, Свет погас. "В чём дело?" Они начали кричать: "Где же Он? Где же Он? Я Его точно здесь найду. Это давняя деноминация, она здесь уже давно. Это же столица деноминаций — город Ватикан. Ну точно я должен...  я должен найти Его здесь. Где же Он? Где же Он, тот Христос, Который сказал, что Он вчера, сегодня и во веки тот же? Где же Он, Тот, Кто сказал, что в вечернее время явится Свет? Где же Тот, Кто сказал: 'Дела, которые Я творю, и вы сотворите также'? Где же Он? Где же Он?" А Свет просто остался снаружи. Когда они выбрались из всего этого, вышли за город, Свет снова показался.
В вечерний час будет Свет в пути
И нас во Славу сможет привести.
Свет сейчас горит: вот путь к воде открыт,
Чтоб креститься в Имя Иисуса.
Во грехах покайся, стар и мал,
И Дух Святой сойдёт, как обещал.
Пришёл вечерний Свет:
Христос и Бог — одно, и вот ответ.
155    Да, брат мой, так точно. Покайся во всех своих грехах, и Дух Святой, Божий Дар, точно войдёт. Он у двери, [Брат Бранхам начинает стучать по кафедре—Ред.] говорит: "Впусти Меня. Если ты Меня впустишь, Я буду вечерять с тобой, Я буду открывать всё это тебе. Я покажу тебе сверхъестественное. Я исцелю твою болезнь. Я...  Я обо всём этом у тебя позабочусь, если ты только впустишь Меня".
156    Сегодня Посылка с Божьим Подарком завёрнута в виде Святого Духа. Тогда Она была завёрнута и называлась Сыном Божьим. Просто Посылка с Божьим Подарком была вознесена, заново упакована и отправлена обратно. Аминь. Тогда Она была завёрнута в Сыне Божьем, а сегодня Она завёрнута в сынах Божьих, названных Церковью. Верно. Посылка с Божьим Подарком завёрнута для людей. И сегодня от Неё отказались, точно как отказались и тогда. "Если Хозяина дома обзывают веельзевулом, гадателем, потому что Он может различать мысли, то тем более будут обзывать вас. Ведь Самого Хозяина дома обзывают". О-о, ну и ну! Давайте выясним.
157    Да, волхвы, они это приняли. Они были нищими и смирёнными, и они увидели необычный Свет.
158    Я хочу тут затронуть ещё одно. И когда они увидели этот Свет, как же они были счастливы! В Библии сказано: "Они возрадовались радостью весьма великой". О-о, наверное, они даже немножко повосклицали. Вы так не думаете? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Я так себе и представляю. Итак, когда они поняли, что очень долго пробыли в той старой организации, пытаясь что-то найти, а там ничего не оказалось; когда они вышли за ворота, они снова увидели, как там сияет этот Свет Святого Духа, как над ними простирается звезда Славы — они так обрадовались, у них была весьма великая радость.
159    О-о, что делает человек, когда он просто вне себя от радости? Что люди делают на бейсболе, когда они вне себя от радости? О-о, вы орёте: "Ура, ура! Во как дал! Он добежал до домашней базы. Ха-ха! Ого-го!" Видите?
160    И когда у вас весьма великая радость, вы кричите: "Слава! Аллилуйя! Слава Господу!" Это так. Весьма великая радость! "Вот звезда. Веди нас! О-о, уведи нас от этих организаций и веди нас к этому совершенному Свету".
И, на запад направляя,
Нас ко Свету приведи.
Просто шагай дальше. Звезда должна была привести ко Свету. В конце концов, она зависла над Ребёнком. Хм!
161    Когда они... [Пробел на плёнке—Ред.] ... через несколько минут. Ладно. Хорошо.
162    Он открылся бедным рыбакам. Он был открыт, та Посылка, то, что было внутри Неё, было открыто бедным рыбакам, некнижным, необразованным. Он открылся людям, которые даже не могли написать собственного имени. Они не могли быть в церкви дьяконом или ещё кем-то. Они не могли такими быть. Они были такими безграмотными (ой-ой-ой!), просто ужасно. Так что Он открылся им, никому не нужным, изгоям. Он открылся тем, кого не любили. Он был любвеобильным для нелюбимых, для больных, которые нуждались в исцелении. Они желали заглянуть в Посылку и увидеть, что в Ней. Им Он открылся и голодным, которых Он накормил хлебами и рыбой. (О-о, можно было бы оставаться...  Об этом у меня много чего записано, но нам придётся это пропустить. Понимаете?) Он открылся всем тем людям, которых не за что было любить. Когда никому они были не нужны, их обзывали фанатиками, а Он открылся им.

Я так счастлив, что и я — один из них.

Так точно! Он открылся нелюбимым, никому не нужным, больным и нуждающимся, алчущим. Да.
163    Я размышлял ещё об одном алчущем человеке. Жил однажды человек, испытывавший в сердце голод, по имени Павел, тогда ещё Савл, который направлялся в Дамаск, а сам испытывал голод. Он не знал, что делать. Он хотел делать что-нибудь для Бога. Его осиял Свет: "Савл, Савл, что ты гонишь Меня?" Он открылся взалкавшему сердцу Павла.
164    Женщине с дурной славой, осуждённому Варавве открылся Он (верно), алчущему в сердце человеку, женщине с дурной славой, всем тем, которые были изгоями. Я задумываюсь о той порочной женщине. Уделим ей минутку. (Пожалуйста, потерпите меня ещё минутку.)
165    Симон, фарисей в Библии, о-о, он хотел...  он тоже хотел узнать, что это за Подарок. Но он хотел узнать о Нём по своей эгоистичной воле, ради собственных корыстных целей (этот фарисей). Так что же он сделал? — Он устроил большой пир. Он думал, что сможет позабавиться. (Это описывается нам в Библии, в евангельской истории. Рассмотрим её сейчас на минутку, прежде чем закончим.) Там он сказал, что пригласит Иисуса, потому что я не думаю, что этот фарисей на самом деле любил Иисуса, ведь у них не было ничего общего. Это был закоренелый фарисей, и он ненавидел Иисуса. Так что он решил пригласить Его туда и подшутить над Ним раз-другой, проверить, на самом ли деле Он является пророком.
166    Итак, они послали попросить Его прийти. Посыльный потом побежал, наверно, был в пыли и всё такое, подошёл там и встал рядом с Иисусом, Который, скорее всего, исцелял людей и так далее. Он был усталым. В конце концов, может быть, Пётр сказал: "Сегодня к Нему нельзя".
167    Тот сказал: "Но, господин, ведь мой хозяин — это раввин Симон. Он пастор большой церкви здесь в Иудее. Ты ведь...  Он... он приглашает к себе твоего Учителя. О-о-о, для Него это будет такая...  такая честь. Понимаешь? К нему обязательно нужно попасть".
168    "Ну, — сказал он, — я отведу тебя и посмотрим, что Он скажет". И вот он проталкивался через толпу. А солнце уже почти заходило, Иисус был усталый и изнурённый. И вот подходит этот посыльный. И он вместо того...
169    В Присутствии Христа! О-о, я часто недоумевал, что случилось с этим посыльным. Что с ним стряслось? Ведь стоял так близко к Иисусу и всё равно талдычил послание от фарисея: "Мой господин хочет, чтобы Ты пришёл к нему в гости. Знаешь что? Он тут проводит вечеринку. Он хочет, чтобы Ты пришёл и был его почётным гостем".
170    Ох, как бы мне хотелось оказаться тем посыльным, оказаться так близко к Нему. А вам? [Собрание говорит: "Аминь".— Ред.] Я бы забыл про всё, что сказал тот фарисей. Я бы пал к Его ногам и сказал: "О, Господь Иисус, смилуйся надо мной, грешником". Думаю, что я так бы и сказал. А вы? ["Аминь".] Ведь он стоял так близко к Иисусу, и при этом отказался от возможности попросить о прощении своих грехов. А ведь был так близко к Нему! Нет, у него на уме было слишком много всего, он был слугой, он должен был передать просьбу фарисея.
171    И Иисус, бедный Иисус, хотя был усталым и изнурённым и знал, что тот Его презирал и ненавидел, Он кивнул головой: "Я приду". Если Он говорит, что придёт, значит, Он придёт. Не волнуйтесь, Он придёт, Его ничто не остановит.
172    Итак, в тот день, когда они туда пришли... А там закололи всех откормленных телят и вынесли всё своё новое вино, и остальное. И... Беднякам не разрешалось появляться там, где были они. О-о, когда они жарили на улице говядину, какой стоял запах! Те бедняки стояли там, и у них просто слюнки текли. Но они не могли войти. Никак нет. Ведь это было только для знати. Так что они стояли на улице. А у него был и виноград, и прочее, всё это было в самое время цветения, точнее, созревания винограда. И от винограда стоял такой прекрасный запах, знаете, ведь он сладкий и всё такое. У него было новое вино и всё прочее. И...
173    Я часто недоумевал, как это Иисус зашёл туда незамеченным. Знаете, когда кто-нибудь на Востоке тебя приглашает к себе домой, знаете, эти люди славятся своим гостеприимством. Так вот, в те времена, когда люди ходили, они носили сандалии. И когда их носили, вам известно, что было омовение ног.
174    Именно это мы делаем здесь в воспоминание. Такой был порядок.
175    Когда кто-нибудь приглашал вас к себе домой, было примерно так. Вас приветствовали у двери, а потом делали то, что называлось у людей самой низкой работой из всех. Одни были возницами на колесницах, другие готовили пищу, а некоторые были шеф-поварами, знаете, а другие — виночерпиями. И...  Но во всём хозяйстве самым низкооплачиваемым человеком был лакей мойщик ног. Это был простой чернорабочий.
176    И представьте, мой Господь омывал ноги как чернорабочий. А мы ещё что-то возомнили, мы думаем, что кого-то из себя представляем. Посмотрите, как Он омыл ноги ученикам, рыбакам, грязным рыбакам, пастухам овец и так далее — омыл им ноги.
177    И вот эти мойщики ног, когда вы подходили к двери, они...  они омывали вам ноги, потому что у вас на ногах была пыль и прочее, и...  оттого, что вы ходили, знаете, по пыльным дорогам, где побывали лошади и животные, знаете, и из-за этого стояла такая вонь. И причём шея, знаете, была сильно обожжена солнцем. А палестинское солнце, прямые его лучи палят очень сильно. Итак, когда они подходили к двери, они выставляли ступню ноги, а те омывали им ноги. А потом снимали сандалии, чистили их и ставили, и надевали им тапочки, похожие на домашние шлёпанцы, которые в наше время носят женщины, знаете, что-то вроде этого, надевали их. И вот так омывали ноги.
И ещё на плече у них было полотенце. И потом что он делал? — Он вытирал ему лицо от пыли.
178    И брал нардовое масло. О-о, это было дорогое вещество для богачей. Царица южная привезла его и подарила Соломону, на Востоке оно делается из яблока — вроде цветка, цветка яблони, и оно добывается из него. Очень дорогое!
179    И они берут это нардовое масло и обмазывают им всё лицо, вот таким маслом, потому что шея у них сгорела и так далее. Берут полотенце и всё это вот так вытирают. И так они...  они освежались.
180    Так вот, это первое, мойщик ног встречал их и приводил их вот так в порядок. Конечно, им не захотелось бы заходить в дом человека, где были огромные персидские ковры и всё прочее, и вонять так, будто они были в хлеву и...  и на солнце, и с волдырями по всему лицу. Они освежались.
181    А когда они входили, они встречали друг друга. И когда они встречались, всегда для приветствия гостя, если вы были желанными, они пожимали вот так руку, брат Эд. Они пожимали руки вот так. А потом они... (Встань на минутку, я тебе кое-что покажу.) Они их обнимали... [Брат Бранхам изображает, обнимая брата Эда и похлопывая—Ред.] ... вот так, а потом другой рукой. [Брат Бранхам изображает, обнимая брата Эда и похлопывая.] Вот так они и делали.
182    Такое было приветствие. Тогда вы считались братом, вам было приятно, ноги вам помыли, вас всего помазали.
183    А потом следующее их действие — они целовали друг друга в шею. И это означало радушный приём. Последним был поцелуй приветствия.
184    Помните, как Иуда поприветствовал Иисуса целованием? Спросил: "Зачем ты это сделал, друг?" Видите? Он знал его сердце.
185    Итак, они друг другу оказывали радушие. Вам бы не захотелось заходить, когда вы все в пыли, и это зловоние по всему лицу и ногам, и прочее. Одежда свисала, на неё оседала пыль при ходьбе, когда шли пешком. Им не хотелось так делать, заходить. Но когда вы полностью освежились, и когда он подходил, и вы гость...  Вы были почётным гостем, а когда он подходил и приветствовал вас, и целовал вас в шею, ещё бы, тогда вы считались братом: "Заходи, пожалуйста. Открывай холодильник, бери бутерброд, что угодно". Вот тогда тебе оказали приём, тебя приглашали войти.
186    Но как же Иисус попал туда, если Ему всего этого не сделали? Видите? Он сидел в углу с грязными ногами, Его не поприветствовали. Наверно, фарисей говорил о чём-то другом, знаете, он даже не заметил, что вошёл Иисус.
187    Вот в чём дело с сегодняшними церквями, с очень многими фарисейскими церквями — входит сила Божья, а они её не замечают. Видите? Он хотел бы что-нибудь совершить, но Ему никогда не оказывают радушного приёма.
188    И вот он там, может быть, рассказывал шутки и веселился там с пастором раввином таким-то и раввином таким-то. Они не заметили Иисуса.
189    И, должно быть, Он незаметно зашёл и присел где-то в углу. Я представляю Его там: с грязными ногами, шея в волдырях, целованием не поприветствовали. Ох, от этого становится не по себе, правда? Иисус с грязными ногами! Его там зовут "Йезу, Йезу". Говорят: "Йезу с грязными ногами сидит в углу". О Боже, как же такое могло быть? Никто не обращал на Него внимания.
190    Но одна невзрачная проститутка (о-о, вот это да!), женщина с дурной славой, она случайно проходила мимо. Может быть, она...  Может быть, она была...  В городе никого не было. Все ушли на этот пир, вся знать, так что работа у неё не шла. И вот она узнала...  "Что же там происходит, в этом...  в доме этого фарисея?" Итак, она пошла туда и, наверно, посмотрела через щель в заборе, оглядываясь по сторонам: "Ой-ой-ой!" Она случайно посмотрела в угол. Она увидела, что Он сидит там с опущенной головой, с грязными ногами, шея в волдырях, радушно не принятый, никто на Него не обращает внимания.
191    Но ей было открыто. О-о! Я представляю, как она потирает глаза и говорит: "Неужели это Он? Это тот же Человек, Который однажды пощадил такую женщину, как я, когда та церковь притащила её и собиралась побить её камнями. И Он сказал: 'Женщина, где обвинители твои?' Должно быть, это Он". Видите? "Вера — от слышания", — и ей было открыто, что это был Он.
192    Она сказала: "Но смотри-ка, Ему даже не оказали приём, у Него грязные ноги. Что же мне делать? Я женщина, и если я случайно туда зайду и что-нибудь скажу, ведь меня вышвырнут через те ограждения. А я...  я порочная женщина, и Он узнает, что я порочная. Он узнает, что я плохая женщина, так что же мне теперь делать?"
193    Я представляю, как она развернулась, стала ходить туда-сюда, говоря: "О-о, я должна что-то сделать. Ему никто не оказал радушия, но нечто открывает мне, что только так я буду иметь Жизнь". Вот вам, пожалуйста. О-о, брат мой! "Я хочу увидеть, что в этой Посылке. Я знаю, что в Ней есть то, что простит мои грехи. Хотя я проститутка, хотя я порочная, я хочу заглянуть в эту рождественскую Посылку. Я знаю, что там есть что-то для меня".
194    Там есть что-то для каждого. Именно так, грешный друг. Там есть что-то для картёжника. Там есть что-то для лгуна. Там есть что-то для каждого человека. В этой рождественской Посылке есть что-то и для тебя. Не отбрасывай Её в сторону. Как фарисей, глупый и слабоумный, взял блёстки, а Подарок выбросил. Какая жалость!
И вот Он, пожалуйста, Он сидит там.
195    А эта бедная женщина, может быть, она пошла домой, где она жила, поднялась там по старым скрипучим ступенькам, засунула руку в свой чулок или что-то другое, взяла деньги. Она сказала: "О-о, что же мне делать? Погоди-ка минутку, я лучше положу их обратно, потому что Он узнает, что я женщина с дурной славой. Но это же моя единственная надежда, это единственное, что я могу сделать. Меня не пригласили на этот пир, но я всё равно должна добраться до Него".
196    О-о, как хочется, чтобы люди сегодня поняли это! Доберитесь до Него, иначе погибнете! Какая разница, что вас обзывают святошей или вышвыривают, или какая разница? Доберитесь до Него, доберитесь до Него — это ваша единственная надежда.
197    Она пошла и взяла их. И я представляю, как там один парень еврей, говоря, что дела идут плохо, сидел там и считал деньги. Все ушли на пир и всё такое. Заходит эта женщина. "А ты что тут делаешь?" Она высыпала на прилавок римские динарии, примерно тридцать монет. "Ага! Что вам угодно, девушка?" Видите, сразу изменился. Он понял, кем она была, но когда увидел, что у неё есть деньги, дело приняло другой оборот. Видите? Вот таков сегодняшний мир: имеешь деньги — ты большая "шишка", если нет — ты ноль.
198    — О-о, вот это другое дело. Что вам угодно?
—    Мне нужно самое лучшее, лучшее нардовое масло. Это всё, что у меня есть. Дайте я посчитаю, тридцать монет или сорок.
—    О-о, да, на них можно купить вот этот сосуд, самое ароматное.
—    Это мне и нужно.
—    Вы имеете в виду, что хотите купить масло?
—    Мне нужен... мне нужен весь этот сосуд. (Это всё, что у неё было.)
199    Вот что тебе нужно сделать, брат мой. Это стоит всех твоих грехов, это стоит всего. Но будь готов отдать это.
200    Итак, она подкрадывается к забору. Я представляю, как она туда заглядывает. Она видит, как Он там сидит, до сих пор никем неухоженный. Пастор фарисей до сих пор откалывает там свои отвратительные анекдоты и так далее со всеми остальными, веселится, говорит о чём-то там великом, не зная, не замечая нашего...  нашего драгоценного Господа. Она сказала: "Как же мне войти?" Итак, я представляю, как она очень незаметно прокрадывается, подходит вот так к тому месту, где находится Он. И она подняла на Него глаза. Я представляю, как слёзы потекли у неё по лицу, и её большие карие глаза смотрели вот так на Него. И она разбила сосуд, распечатала эту мазь и вылила Ему на ноги. Она не собиралась позволить, чтобы Иисус сидел с грязными ногами.
Вы скажете: "Я бы тоже не позволил".
201    Тогда почему вы ничего не предпринимаете? Сегодня у Него самое гадкое прозвище в стране: святой скакун, религиозный фанатик. Почему вы ничего не предпринимаете? Поднимитесь и скажите: "Я буду в числе презрённых детей Господних. Я готов принять эту Посылку".
202    Она вылила Ему на ноги масло. Оно озарило всю комнату. Оно было дорогостоящим.
203    Не может быть ничего чересчур хорошего, если это для Иисуса. Отдайте Ему самое лучшее, отдайте Ему всё, что у вас есть: свою жизнь, свою душу, своё существо, своё время, всё, что у вас есть — отдайте Ему.
204    И она случайно взглянула. Она стояла там. О-о, вот это да! Она возлила это масло Ему на...  Ему на голову. Затем опустилась к Его ногам и начала...  О-о! Она приподняла Его ноги и посмотрела — они были грязные. У неё ничего не было. Тогда она подумала о своих грехах и сказала: "Конечно же, Он...  Он осудит меня". Итак, когда она возлила масло Ему на шею и растёрла его, тогда она склонилась там и занялась Его ногами.
205    И она пала ниц, она расплакалась: "О-о, я такая грешница, чтобы стоять перед этим Человеком. Я такая грешница". И она подняла большие, красивые глаза. Она подумала: "Он вот-вот и выкинет меня из этой комнаты". Но Он даже не пошевелился. Он просто сидел и смотрел на неё. (О-о, мне это нравится.) Он просто сидел и смотрел на неё. "О-о, Он знает моё сердце. Я чувствую, что Он прямо сейчас читает мои мысли. Он знает, что я никчёмная. Я знаю это, Господи, но я не могу смотреть на то, что Ты с грязными ногами. Я просто не могу на это смотреть. Ты — моя единственная надежда. Я не могу на это смотреть". Какая прекрасная вода для Его ног — о-о, слёзы покаяния! О-о! Этот фарисей ничего подобного не мог предоставить. Вода, слёзы стекали у неё по щекам.
206    И она начала их потирать и...  [Брат Бранхам издаёт звуки поцелуя—Ред.] ... целовать Его ноги. О-о, это был её Господь, целовала Ему ноги. У неё не было...  у неё не было полотенца, чтобы их вытереть. Так что, наверно, должно быть, ниспали её вьющиеся волосы, которые она уложила на голове. Она взяла и начала своими волосами вытирать Ему ноги, и целовать Его ноги: "Господи, Ты знаешь". [Брат Бранхам издаёт звук поцелуя.] "Господи, Ты знаешь, что я грешница. Мне так неудобно находиться здесь вот так пред Тобой, но я не могу смотреть на то, что Ты с грязными ногами". О-о, вот это да! Иисус с грязными ногами, Его не поприветствовали, не поцеловали в шею. Она даже целовала Его ноги: "Господи!" [Брат Бранхам издаёт звуки поцелуя.] "Мой Господь, о Господи, я...  я грешница". [Брат Бранхам издаёт звуки поцелуя.] "Ты знаешь это, Господи".
207    В тот момент этот фарисей обернулся и откашлялся: "Хм-хм". Сказал: "Посмотрите-ка, посмотрите-ка туда. Вот с какой компанией водятся имеющие так называемого Святого Духа". (Видите? Они не изменились.) "Посмотрите, что это такое. Посмотрите, с какими он общается людьми. Ходит молва о Святом Духе и о божественном исцелении — что это? Отбросы города".
208    Конечно, вот кому это открывается. Она знала, что было в этой Посылке. Она знала, что это была единственная возможность, вообще возможность чего-либо добиться. Она не могла пойти к фарисею — он выкинул бы её из церкви, только не в их слоях общества. Но было Общество и для грешника. Я так рад этому! Есть Место, куда может прийти грешник. Есть Бальзам в Галааде, Который излечит израненных. Она нашла Его. Она хотела узнать, что это за Подарок, и она целовала Ему ноги.
209    Фарисей откашлялся: "Хм-хм! Идите сюда, ребята. Ха! Хм! Вот вам и пророк. Видите? Если бы он и был пророком, то он бы знал, какая женщина омывает ему ноги. Поглядите-ка. Ну и фанатизм! Это бесчестит мой дом".
210    Иисус не сказал ни слова, просто стоял и наблюдал за женщиной. Итак, немного погодя...  Он знал, что думал их фарисей (хм), так что Он поднялся.
211    Эта женщина (я представляю): "О-о, о-о, ну всё, Он... Он...  Он осудит меня. Он...  Он выкинет меня из этого дома". Представляю, как Он встал, посмотрел вот так. Теперь Ему очень хорошо, Его ноги смочены слезами. (О Боже, прими мои!) Его ноги смочены слезами покаяния, от преданного сердца. Хотя она была аморальной, это была её единственная возможность побыть у Источника, где она могла дочиста омыться. И вот она сидела там, и смотрела Ему в лицо. Я представляю, как слёзы стекали у неё вот так по лицу, она вся была заплаканная. Вниз спадали её вьющиеся волосы, полные слёз и грязи с Его ног. Она стояла там и недоумевала: "Что же будет? Он меня выкинет. Он скажет им посадить меня в тюрьму за то, что я пришла сюда".
212    Он встал вот так. Он сказал: "Симон, Я хочу тебе кое-что сказать. Ты пригласил Меня к себе домой. И когда Я вошёл, ты не дал Мне воды для ног. Я бы Сам Себе помыл, но ты даже не дал Мне воды". (О Боже!) "Ты не дал Мне масла, чтобы помазать Мне шею, которую жгло. Ты не сделал этого, Симон. Также ты Меня не поцеловал и не оказал Мне радушного приёма. А эта женщина, она омыла Мне ноги слезами, и она целовала Мне ноги, и с тех пор, как она сюда пришла, она не переставала это делать. У Меня есть против тебя несколько вещей, Симон. Но ей..." (Был Пророком или нет?) "Я говорю ей, что прощаются грехи её многие".
213    В чём было дело? — Она узнала, что находилось в той подарочной Упаковке. Она узнала, что там была любовь. Она узнала, что там было прощение. Она увидела это. Ох, она увидела, как этот драгоценный Подарок Божий воздействует на неё! Интересно, каково ей было, когда она увидела, что ей протягивают Божий Подарок! Её грехи были прощены.
214    Интересно, каково было в тот день Варавве! Вы знаете Варавву, эту историю. Варавва — это преступник, которого поймали и отправили на каторгу, на следующее утро должен был умереть. Он был разбойником, он был бандитом, он был убийцей, он был преступником. И всю ночь он ходил туда-сюда в той тюрьме и рвал на себе волосы, потому что на следующее утро он пошёл бы на крест, на смертную казнь, он бы умер. Какие кошмары снились ему в ту ночь! Ему не было покоя!
215    И на следующее утро — никакого завтрака, ничего, знал, что его кровь будет растекаться, как среди волков. И внезапно он слышит, как гремят цепи, [Брат Бранхам изображает марш, топая ногами—Ред.] тяжёлые шаги воинов. И вот приходят четверо или пятеро, может быть, батальон римских воинов, копья блестят, подошли туда. Здоровенный тюремщик повернул ключи и сказал:
—    Выходи, Варавва.
—    О-о, не убивайте меня! Смилуйтесь!
—    Варавва, всё в порядке, ты свободен.
—    Я что??
—    Ты свободен.
—    Как это я свободен?
216    Кто-то указал в ту сторону. Интересно, каково было Варавве, когда он увидел, как этот Подарок умер вместо него! У меня было такое же чувство, Божий Подарок умер вместо меня. Как тот умиравший на кресте разбойник, пригвождённый там:
Разбойник тот поток нашёл
И был в свой день спасён.
Я, как и он, с виной пришёл,
И грех мой убелён. (Да.)
Я верой распознал ту Кровь (была мне открыта),
Что льётся всё полней,
И стала Божия любовь
Мотивом жизни всей. (Это так. О-о!)
217    В заключение могу сказать следующее. Сегодня Рождество означает блок сигарет "Кэмел", блок сигарет "Вайсрой", бутылку виски "Четыре розы" или "Сигрэм", завёрнутые в красивую обёрточную бумагу с Дедом Морозом. Но рождественский Божий Подарок люди по-прежнему отвергают. Они по-прежнему отвергают Его рождественский Подарок. Им Он не нужен.
218    А мне нужен. Я рад, что я Его получил! О-о, Эммануил, Бог, ставший плотью и обитавший среди нас, был отвергаем и осуждаем на протяжении всех веков, и сегодня Его милость простирается к сердцу каждого, кто примет Его.
Давайте склоним на минутку головы.
219    Я хочу узнать сегодня вечером в этом здании в эту рождественскую пору, в воспоминание того, как почти две тысячи лет назад Бог подарил первый Подарок на Рождество; я хочу сейчас узнать, грешник: хотел бы ты заглянуть внутрь этой Посылки и проверить, есть ли в Ней Тот, Кто тебя любит, Кто умер за тебя, Кто отдал Свою жизнь за тебя? Готов ли ты сейчас снять с Него эти лоскутки пелёнок (эти грязные лоскутки оскорблений в Его адрес — "фанатик" и "святоша"), завернуться в них и быть в числе презрённых детей Господних?
220    Если ты сейчас в помещении и хочешь, чтобы тебя вспомнили в молитве, то просто подними, пожалуйста, руку, скажи: "В этот рождественский вечер я хочу принять рождественский Подарок от Бога, настоящий рождественский Подарок от Бога". Благословит Бог вас, леди. Благословит Бог вас, девушка. Благословит Бог вас, сестра. Благословит Бог вас. Благословит Бог ту молодую леди. Да. Ещё кто-нибудь хотел бы, чтобы его вспомнили в молитве? "Господь...  " Благословит Бог тебя, мой брат.
221    Кто-нибудь ещё: "Господь, я пойду этим путём. Я тоже не буду смотреть, как Ты сидишь с грязными ногами. Я не буду стоять... Я сразу присоединюсь к ним, я войду прямо в Царство Божье. Я...  я буду одним из тех, кого презирают. Пребудь со мной, Господь. Приди, пойди со мной сегодня домой. Я смою с Твоего Имени всю грязь. А Ты смой мои грехи, Господь. Дай мне жить этой Жизнью. Не так, как живу сейчас: я пачкаю Твоё...  Я...  я каждый день Тебя запятнываю, ещё больше позорю Тебя. Позволь мне прийти сейчас, Господь, и со слезами покаяния я сейчас в смирении прихожу к подножью креста, чтобы принять Тебя как своего Спасителя". Ещё кто-нибудь, прежде чем мы помолимся? Просто поднимите руку. Хорошо.
222    Дорогой Господь, мы приносим к Тебе сегодня...  Такое впечатление, что сегодня вечером немало женщин, Господь, подняли руки. Может быть, они тоже могут заглянуть...  Некоторые из поднявших руки — девушки, ещё подростки. Они делают это всерьёз, Господь. Они не...  они не хотят быть осуждёнными вместе с этим миром. Они хотят принять Тебя сейчас, в эту рождественскую пору, заглянуть в Божью Посылку и принять вечную Жизнь. Даруй это, Господь, прямо сейчас и открой им прощение их грехов, раскрой им Источник в доме Давида, Который открыт как средство от греха и нечистоты, где грешники "в святой поток войдут — грехи все убелят". Даруй это, Господь. Пойди сегодня с ними домой и пребывай с ними, Господь. Сделай их жизнь такой, какой она должна быть, Господь. Даруй это.
223    Исцели среди нас больных и страждущих. Ты — Оплот бессильных. Именно Ты, Господь, способен сделать то, чего другие не могут сделать. Ты — неизменная благодать, Ты — Божий Подарок. И мы в смирении верим Тебе, Господь. Мы идём за Утренней Звездой, мы идём за Светом, пока Он не приведёт нас к тому совершенному Свету, Подарку от Бога, к вечной Жизни посредством крещения Духом. Даруй это, Господь. Теперь я отдаю их Тебе. Во Имя Иисуса Христа возьми сейчас их души и омой их багряной голгофской Кровью. Ибо мы просим об этом во Имя Иисуса. Аминь.
Господь, пребудь со мной!
[Брат   Бранхам   начинает   напевать—Ред.]
... опоры я земной,
В жизни и в смертный час пребудь со мной!
224    Вы любите Его от всего сердца? [Собрание говорит: "Аминь".— Ред.] Ещё раз, как в старые добрые времена: "Люблю Его, люблю Его, Он прежде возлюбил". Все вместе:
... люблю Его, Он прежде...
Давайте поднимем к Нему руки.
И на Голгофе искупил Спасенье мне.
225    Я хочу, чтобы вы сейчас пожали руки кому-нибудь спереди и сзади, и по бокам. [Брат Бранхам приветствует людей—Ред.]
Люблю Его, люблю Его,
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил Спасенье...
226    Все, кто принял рождественский Подарок от Бога, поднимите сейчас руки.
Люблю Его, люблю Его,
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил...
[Брат Бранхам говорит пианистке—Ред.] А теперь "Имя Иисуса ныне ты возьми''.
227    Вы любите Его? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Какой Он чудный, правда? ["Аминь".] Хорошо, давайте сейчас встанем.
Имя Иисуса ныне
Ты возьми, дитя скорбей,
И неси в земной долине,
Он даст мир душе твоей.
Имя то сладко мне (сладко мне),
Радость здесь и в вышине.
Имя то (Имя то) сладко мне,
Радость здесь и в вышине.
Теперь медленно:
Имя ты возьми святое
Как защиту от оков.
Если враг грозит...
Что надо делать, когда вам грозит искуситель?
... бедою,
Лишь повторяй то Имя вновь.
Имя то (Имя то) сладко мне (сладко мне),
Радость здесь и в вышине.
Имя то (Имя то) сладко мне,
Радость здесь и в вышине.
Это Имя...
Давайте теперь склоним головы и споём:
... величаем,
Мы к ногам Его падём
И на Небе увенчаем,
Возгласим Его Царём.
Имя то сладко мне,
Радость здесь и в вышине.
Имя то сладко мне,
Радость здесь и в вышине.

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

God's Wrapped Gift

1a It's always good to come to the house of the Lord, but much better seem like in these Christmas, and New Years, and the holy days. Seems like it has a special little blessing left for us.
And as we... It's just too bad we can't have this Christmas feeling all the time, people waving at you and saying, "The Lord bless you." That's good. I like that one thing about Christmas.
Now, I was hearing the "Watch Party" the other night, I believe, for next Saturday night. The Lord willing, I'll try to be here then at the "Watch Party," and put in my time, if the Lord willing, to help them speak a little on some subject for next Saturday night.
And Sunday morning, of course, is the regular Sunday school and Sunday night is a evangelistic service. Now... Yeah. Communion, foot washing, next Sunday night. That's right. A good way to start the new year out right: take communion and have the feet washing.

1b Now, I want to make a announcement that I'm asking that this is the little closed meeting like, just to the pastors and the associate pastors of the Tabernacle, trustees and deacons of this Tabernacle. I think it's good for us to get together once in a while and kind of find out the way the Lord is leading us and many times there is little things come up like the Scriptures that you would find that would be hard. and if we don't... We want the same, speak the same thing everywhere. And we want to get together, and I want you pastors and associates, 'course Brother Neville, that would be, and Brother Don Ruddell up here, one of our associates, and Brother Graham Snelling at Utica. Brother Stricker here, our missionary. And the--the brethren that's the pastors, brother--the--the different ones here, Brother Parnell. And you know who the associates are here. Brother Junior Jackson from down in New Albany. And then the--the deacons and the trustees...
I tell you what I wish you to do. This coming week, get you a little slip of paper, and write out in there the--the thoughts or the... I would say, to the Scriptures, or some duty that you have to attend, that you might not know.

2 Like a trustee would say, "Just what is my duty if this case arises?" "What is my duty, as a deacon, if this case arises?" And the pastor might say, "In this Word here, I see where it was supposed to be so-and-so, and--and I--I don't understand It just the way we teach It." And place that down in the Scripture, and so forth, then hand them all in to Brother Wood, if you will, 'cause he lives next door to me. And as soon as you get yours wrote out, and as quick as you can, I'll appreciate it, so I can be looking it up in the Scriptures, and we'll have just not... It isn't a public meeting now; it's just for the pastors, and--of this Tabernacle, and the deacons, and trustees of the Tabernacle. And that'll come right away, just as soon as we can get them in. Then we'll announce a night where there's no--no meetings going on here, and then we'll--we'll take care of that then.

3 I think it'd be a good thing, Brother Neville...?... brethren, all you pastors, and so forth, that we might come together. That way we can speak the same thing everywhere (You see?); we know... And then that will be taped also. Our questions and our answers will be taped and each one may have a tape, so that you might know to play back in case of anything--any question coming up that it might be a benefit to the church. Or someone would say, "Well, this..." We'll go back and see what we--is on the tape, it said. We have tapes of that nature, already. And now, we got new trustees, I think, this year, and--and some new deacons, and so forth, and we like to get them in--instructed on that.

4 And this little brother, that's one of our brethren from up here at Sellersburg, Brother Willard Crase, sure, give him a message of it, if you will, because he's just young in the Lord. And--and if these young fellows, I think, can get established, you see what I is, just know how to hold on. And little questions come up in their mind. Instead of running off on some limb, let's come together and--and see what it's all about. Then when we are in meetings, our great joint meetings when the churches join together, like we've been in this last session, then we--we would know then just what to take and what to say, just what to do. We all want to speak the same language, so we'll understand.

5 Now, another thing I would like to say. As Brother Neville has so well said, that we wish you the best in the--these yule tidings in this time of--of fellowship around these holy days, and so forth.
And then I want to take this time to express to each and every one of you, how grateful I am to you for your Christmas cards and gifts, and things that was received at our house. I certainly thank you with all my heart. It certainly did us good this morning when... I got a little boy, small enough yet to kind of want a Christmas tree, and we had it in the room. And this morning, go under there, I found several gifts from my church here, and my friends from around different places, that had come in, laying under the tree. And I don't have words to express to you what I, how I appreciate every one of them. And may the God of heaven bless you richly is my prayer. And now...
And us, you know how that it would be, we cannot send back gifts, because I just wouldn't make that much money, you know. I--I make a hundred dollars a week, and I got a big family, and about ten million friends, and it would sure be kind of hard to go around them. But we--we are grateful to you and your thoughts. And I'm sure you understand.

8 Now, don't forget this--this coming New Year's night. Oh, I remember the first watchparty I ever had here in this Tabernacle. I don't guess there's anyone here remembers it. But that was one night the Lord had took plenty of starch out of your pastor. So we're looking forward for a great time then.
And now, just before we pray, I would like to read the Scripture lesson tonight.
And I have been kind of debating with myself today. I--I announced that I was going to speak on tonight, if I got here, "We Have Seen His Star In The East And Have Come To Worship Him." That kindly sound familiar to me. And our good friend, Brother Sothmann here, the--one of the trustees of the church, I was asking him. And he said, "I have the tape of it, Brother Branham. You preached it somewhere." And our precious friend, Brother Leo Mercier here, the tape boy, said, "Yes, about five times." So I--I changed it just a little bit. And instead of preaching on "We Have Seen His Star in The East," I want to speak on the subject tonight of "God's Wrapped Gift."

11 And now, I'm going to read from St. Matthew's Gospel the--the 2nd chapter for a Scripture reading, the 2nd chapter of St. Matthew.
Now when Jesus was born in Bethlehem of Judaea in the days of Herod the king, behold, there came wise men from the east to Jerusalem,
Saying, Where is he that's born King of the Jews? for we have seen his star in the east, and are come to worship him.
When Herod the king... heard these things, he was troubled, and all Jerusalem with him.
And when he had gathered all the chief priests and the scribes of the people together, he demanded... them where Christ should be born.
And they said unto him, In Bethlehem of Judaea: for thus it is written by the prophets,
And thou Bethlehem, in the land of Judaea, art thou not the least among the princes of Juda: for out of thee shall come a Governor, that shall rule my people Israel.
Then Herod, when he had privately called the wise men, enquired of them diligently what time the star appeared.
And he sent them to Bethlehem, and said, Go and search diligently for the young child; and when ye have found him, bring word again, bring me word again, that I may come and worship him also.
When they had heard the king, they departed; and, lo, the star, which they saw in the east, went before them, till it came and stood over where the young child was.
When they saw the star, they rejoiced with exceeding great joy.
And when they were come into the house, they saw the young child with Mary his mother, and fell down, and worshipped him:... when they had opened their treasures, and presented unto him gifts; of gold,... frankincense, and myrrh.
And being warned of God in a dream that they should not return to Herod, they departed in their own country another way.

12 Now I want to take a text out of there tonight, or not from there, but out of the same story in St. Luke 2:7.
And she brought firth--brought forth her firstborn son, and wrapped him in swaddling cloth, and laid him in the manger; because there was no room for them in the inn.

13 Let us bow our heads now for a word of prayer. Holy and gracious God, Who gave us the greatest Gift that this world has ever known of, the Lord Jesus Christ, we humbly come to Thee tonight in thanksgiving, and expressing from our innermost being the deep adorations of our heart to Thee for this marvelous Gift. We have nothing to give in return. And it was very little that You asked, just, "Come unto Me, all ye that labor and are heavy laden, and I'll take your burdens and your sins and set you free." Oh, what an exchange. No one could do that but Thee, our Father. And we thank Thee that Thou has did that for us. And we are Thy witnesses in this hour, that You take our burdens and sins, and give us joy and peace, instead. How thankful we are for, Lord, this inner Christian experience, Christmas in our hearts. We are so glad for this. So happy to know that we're living at the end day when we see the signs coming again like it was in that day, of His approach. We humble our hearts in Thy Presence. O great noble One, let Thy Spirit reign supremely in our heart in our lives, and strengthen us from the inside out, that we might be servants of Thine in this great and dark hour that the world is now facing.
We present this reading of Thy Word, Lord, to be for this one purpose, that out of this, the Holy Spirit might bring together a context that would be sufficient tonight as a Christmas message to Thy people that are waiting. And we are waiting on Thee. Lord, circumcise the lips that will speak and the ears that will hear. And empower and put Life in the words that goes forth, that it might bring us to a better knowledge of the Lord Jesus. For we ask it in His Name. Amen.

16 Writing down many Scriptures here to refer to, and so forth, I was amazed yesterday as I heard that, picked up the paper, and where there is a, what the commercial world calls, "a bumper Christmas," where that there was more money spent this time than ever been spent in many, many years, since way back many years ago. And that the crowds had gathered into Jerusalem, and how that there was a little peace time between the Arabs and the Jews, that they kind of let down their feeling to let the--the pilgrims come into the city again on this season of--of Christmas. I've often wondered why this city was ever chosen, Bethlehem.

18 As those folks sang just a few moments ago, the--the little fellow and his wife, and children in there. I was amazed, watching the little girl, how she was keeping the time with this, some sort of a string harp that she was playing, and how that little fellow was just--just a baby, merely, but yet was keeping the time just with the--or pick on this harp. I suppose it was called a harp. Now, and then I...

19 Thinking of Bethlehem, and why did it happen to be that it was chosen to be the birthplace of the King of kings? And, you know, Bethlehem is a small place, very small town. I've often wondered why God didn't choose a more religious place for it, for this great event, such as Shiloh. Shiloh was the first place the tent--the ark was set after it crossed Jordan. Or Gilgal, another great religious city; or Zion, on the mountain, another great religious city; or even the proud capital of Jerusalem, with all of its sages and saints through the age. Why didn't God choose Jerusalem?

20 Why would He choose Bethlehem? Maybe it looked like He might've chose some place, one of the great cities of refuge, that would've protected His Son in case that some trouble come up. The refuge places like Ramoth-gilead, that was a great refuge that was built, for the people could run into these towers. Kadesh was another great city of refuge; Hebron, another great city of refuge.
Why God picked on little Bethlehem, and then did not choose these greater cities...?... They had greater names, and more of a spiritual background.
But, you know, God has a way of doing things, just His Own way about things. I'm so glad He does. See? Sometimes He takes things that doesn't have a spiritual background, or doesn't have any background at all. And that's why He is God; He can take something that's nothing, and make something out of it. And then that's what makes Him God. That's what makes us love Him. That's what makes us poor people appreciate Him, because that even though we, poor, with no background, yet God can do great things with us if He ever gets us under His control.

23 Joshua, of course, was the one who taken the children of Israel over and divided up the ground. And this tribe of Judah was given this portion where Bethlehem is, which is in the upper northern corner of the province of Judah, a little strip that kind of runs out like a little peninsula. And in this place, this province, this great province, it's the northern wheat country, where the wheat belt was, where they raised lots of wheat and barley.

24 And one of Caleb's sons established and founded this city. Salmon was his name, he was one of Caleb's sons. If you want to look that up, I'm skipping over a lot of these Scriptures, but I see some of the brethren are putting them down. In I Chronicles 2, 15, also you find it in Matthew 1:5, and where they--he established and founded this great city, which was a small city. But it's great because of the great things that happened at this city.
As I've always said, it isn't the great church; it's the great God in the church. It isn't the great, holy mountain; it's the great Holy Spirit that was on the mountain. It isn't the holy man; it's the Holy Ghost in the man.
See, that's the way this city was. It was small in stature, and more in the valley, and it wasn't too much to look upon; it's population was small, and is yet today. But it was because God chose it to do something. That's what I like: something that God chooses. No matter what it looks like to people, just as long as God chose it.

27 Rahab the harlot, that we're all familiar with, she being a--a young girl that was turned on the street by a heathen father and mother, that put her on the street because she was beautiful, and was to bring an income to them on prostitution... And yet, down in this immoral girl that was turned on the street, she had heard that there was a God Who answered prayer. And the first opportunity that she got to accept that God, or do something for Him, she did it. And God spared her life, and saved her father and mother, and her family. She fell in love with a general in the army of Israel, we find in history, and married this general. And their courtship was wonderful. And finally they settled down and lived at Bethlehem.

28 And through this general she brought to the world a--a son, the son of--of--of... I can't think of the general's name just now. I was trying to. I thought I had his name down here, but I don't. I have her son's name, but it was Rahab's son to this general. His name was Salmon. Not the Solomon of the... built the temple, the son of David, but another Salmon. And this Salmon brought forth a son whose name was Boaz. And Boaz, oh, we are all acquainted with that wonderful story of Boaz and Ruth.

29 Now, you see, this harlot was a Gentile, and she was an ancient grandmother to our Lord Jesus. And also when--when Boaz, her grandson, come forth and married Ruth the Moabite, he also married into a Gentile. Which made Jesus also part Gentile, earthly speaking. Then when they brought their child forth, his name was Obed. And Obed had a son, and his name was Jesse. And Jesse had a son whose name was David. All this taken place in little Bethlehem. What is it? The lineage of the Lord Jesus, His background that the great spiritual men were overlooking, or the so-called spiritual men.

30 And it was on this same grounds that Samuel the prophet anointed David to be king over Israel, right here at Bethlehem. And through David came forth the great Son, "Thou Son of David," the Son that was borned in a little stable manger over by the side of the hill, on the west side of the city. It was there on that hill where the Angels of God sang their first Noel.
The word "Bethlehem," let's break it down. "B-e-t-h" means "house." "E-l" means "God." "E-l-h-a-m" means "bread.": "the house of God's Bread." How fitting it was then for the Bread of Life to come out of Bethlehem, "House of God's Bread." Oh, it's a beautiful story.

32 It must've been just a little after dark, and the sun had gone down. The stars probably had been out, and the light was about two hours gone as the little donkey was placing his little, tired feet up along the backside of the hill west of Bethlehem, as he watched where he placed his little hoofs, because his cargo was precious. And Joseph was leading him gently along, as the little trio started up the hill, or been traveling all day long, coming from down to Nazareth. And she was expecting to be mother at any time, way past due, maybe.

33 But all things are foreordained of God, that works together for good to them that love Him. It was ordained of God that there should be a heartless king in that day, the bloodthirsty Herod. God knew about that. God knew about the taxes, and how this brutal government did not have no thoughts of the mercy on that poor mother that was just about to be ready to deliver her firstborn Son just in a few days. But he commanded that they all should come to their native birthplace and pay taxes, "No matter what condition she's in, she's got to come, anyhow." God knew all about that. He foreknew all things. And He--He knows all things (See?) and He makes everything work together for good.

34 The little trio was making no fuss about it, as they come up the hill. Finally, after much groaning, the little donkey... I can see them as they'd stop at the top of the hill, where they come up from the west side, from Nazareth, coming over. And after they topped the hill, to look down into the valley where little Bethlehem laid... Many torches was burning. Many people had gathered from all over Galilee to come into their birthplace there at Bethlehem, and through the province to be taxed of the Roman government. No matter what conditions, they'd stroll along the road, the sick and the needy, and the bedridden, the leper, the cancered, the--the--the--the poor, the lame, the halt, the blind. All had to come, because it was a government order. And Herod was behind it, and it must be done.

35 And as our little party stops at the top of the hill, there must've been a large rock laying there. And I can see Joseph pick her up tenderly in his arms, and help her off the little mule, and--and set her up on the side of the rock. And the little mule sighed for his breath. And as Joseph then walked a few steps forward, looked down into little Bethlehem, and seen the streets crowded, and the roaring, the torches a-burning in the streets, and the yells of the people, and they was laying in the yards and in the courts, and all outside the city gates. Must've been some sight.

36 Joseph must've said something like this, "Mary, dear, just think, just beyond the city on the north side, that's where Ruth the Moabite gleaned yonder in the fields of Boaz. Yonder, just beyond that, up over the mountain yonder, is where David with his slingshot took the lion to the ground, and pulled the sheep from his mouth. Must've been there, that where Joshua stood here with his gleaming sword, the fearless warrior of our people, and divided the lands, and give this inheritance to the tribe of Judah, to which we are--we are lineage to." And, at different things, of how that he must've been explaining to her what taken place.

37 And then to hear no sound from behind him, he must've turned to look, to see if she was still setting on the rock. And when he turned, and he seen her pretty face turned towards the skies, he didn't have to ask anymore, because the reflection of the Star was looking back through her eyes. He knew she was looking at something.
And she looked at him, and said, "Joseph, have you noticed the Star hanging yonder?"
And when he looked in a surprise, say, "I hadn't noticed It before, dear."
"Well, it's been following us ever since the sun went down. I've watched it. It must mean something, because I have the most wonderful feeling."
You know, God does things like that sometimes for His people, shows us a Light, or some way that we can know that He's near and He's on the scene. And no matter what the world has to say or do, He's still there, and everything will be all right. He just witnesses it back by the Holy Spirit, that we can feel It.

42 And Joseph might've said something like this. "Mary, you know what? I've never been so happy in all my life when I've been drove around by the Roman government; but yet I have never been so happy as I am right now, and I don't know why. It seems like there's a sacredness over the little city tonight, where we roamed when we were boys and girls, back in our teenage and school age."

43 Way into the East, and many hundreds of miles away from there, the Magi was already on their road. They'd seen His Star, and was coming to worship God's little Gift Package that He was sending to the world.
Just a little while from then, and the world was going to receive its greatest Gift that it ever received, a little Package wrapped up, a little, first little Christmas Package that was ever wrapped in all the world, God wrapped It up.
I want to break in on my thought, and say this. The greatest thing was ever wrapped in human flesh was wrapped in It, God Himself wrapped His Ownself in a Christmas Package and sent it to the world.
Why did they refuse It? Why couldn't they see It? Why did they turn It down? Why is it they didn't want It? The same reason they don't want It tonight. It wasn't handed to them in the custom that they were used to gifts being handed. That's the reason It's rejected yet tonight, is because It's not handed to the people in the custom that they have been used to receiving gifts.
But God wrapped His Own Package. He's got a right to do it; He's the One that's a-giving It. He has a right to wrap It any way He wants to wrap It. Doesn't make any difference how it is, He's got a right to do it, because He's the One that's giving the--the Gift.

47 Another thing, the reason of it was, as it was then, so as it wasn't customary for them to receive It the way It was wrapped. They was expecting something, a gift coming, that would come down on chariots, with a Angel escort driving fiery horses. But when It come as a little Baby being born in a manger, little did they ever know the Scripture said, "I'll give this world a super sign."
They asked for a sign one day. He said, "I'll give it to you. It will be the super sign. It'll be a sign that'll last through all ages. A virgin shall conceive and shall bear a Child, a Son, and they shall call His Name Emmanuel. That's the super sign. That's the Gift that I'm going to give." But It didn't come the way they was expecting It, and they turned It down.

49 So is it tonight, my brother. God's Gift hasn't come the way people wanted It to come, and so they turned It down. They don't want It. They want It wrapped in the kind of a goods that they want to wrap It in. They want the tinsel on It. They want something flowerly, something that's perfumed, something that's glittering, something that's classic. But God don't send It all the time like that. He sends It in the power, the way He wants to send It.

50 Another thing, It was brought by the poor. Mary and Martha, or Martha, rather, or... Mary and Joseph was very poor people. They were peasants. And because It was brought by the poor, they didn't want It.
So is it today. When this great Gift of the Church, the Holy Spirit, falls upon the poor and humble, the rich don't want It. They don't want to humble themselves. They want It with class, but they don't want It the way God sends It. Many people wants to receive the Holy Ghost, but--but they want to get It the way they want It. But, oh, I'm so glad that you can't do it that way. You have to do it the way God sends It to you, and humble ourselves to receive It.

52 It wasn't wrapped in fine linens. It was wrapped in swaddling cloth. Which I'm taught that the very thing that Jesus was wrapped in, the Christ, was the stuff off the back of a yoke of an ox, that was hanging in the stable. He was wrapped in... The swaddling cloth was the--the--where they put the--a rag around the ox's yoke to keep it from rubbing a blister on him when he was pulling. They--they had no clothes for Him. And they... Oh, when I think of that, it nearly breaks my heart: no clothes for Emmanuel, the Creator of heavens and earth. And no clothes for Him to put on, and had to be wrapped in the rag that an ox had worked his neck through. Oh, what a super sign.

53 It ought to be real attractive to the people. Little Jehovah crying like a baby, God made flesh in a Package. God, Who covers all space and time, was before there was a world, or a star, or a molecule, wrapped Himself in a little Package and was laid in a manger in a stable, where the manures of the cattle and sheep, and things up over that stable, and in this little manger, on straw or hay. Jehovah was laying there, crying like a baby. Can you imagine it?

54 Why, the rich didn't want nothing like that. That would pollute their own thoughts, anything so humble. And would be brought by a girl, a little peasant girl that was considered in her neighborhood, a--a fanatic, and by a carpenter who probably knowed his abc's. And how could they ever bring forth anything that could tantalize or appease the eyes of the celebrity? How could they ever produce something that would please or satisfy the rich and high-minded people, or the denominations of their days? They were turned down flat.

55 Not only in that day, but in this day also, they turn It down flat. It don't come wrapped the way they want It. They want to--to discard It, say, "There's nothing to It." So the rich and the denominations refuse that Gift. They had nothing to do with It. Why? Why would they do a thing like that? It wasn't wrapped in the custom of their creeds. That's the reason why today that they don't want the Gift of God. This United States don't want God. These churches don't want God. They want Santa Claus. They want something with tinsel and red colors, and--and--and--and bright, shiny things. They refused the Truth of the Gospel of the power and the resurrection of Christ Jesus. It won't wrap with their creeds. You can't wrap Christ in a creed.

56 I was listening this morning, as I was going down to mama's early, turned on the radio, and a--a church was quoting or saying the--what is called the Apostles' Creed. There is no such a thing. The only creed the apostles ever knowed to had is found in Acts 2:38, "Repent, every one of you, and be baptized in the Name of Jesus Christ, for the remission of your sin, you shall receive the gift of the Holy Ghost." That's the only creed I ever seen in the Bible they ever used.
This other one is a manmade creed. And you cannot wrap Christ in a Presbyterian creed, or in a Baptist creed, or a Catholic creed, or a Pentecostal creed. The only one thing that Christ will be wrapped in, and that's your heart, not your creed. He wants your heart. He's got a control tower there that He likes to work with you, bring you to Eternal Life. He just won't accept; and you cannot wrap Him in creeds. You can't then, you can't now, you never will be able to do it.

59 So they could not receive It because they thought more of their creeds than they did of the Gift. That's the way it is today. People can't accept speaking with tongues in their church; it would ruin their creed. They can't accept Divine healing, the baptism of the Holy Ghost, and such great evangelical doctrines of the Bible, apostolic truths. Why? Because their creed condemns It. Oh, how foolish to take the paper the Package is wrapped in, and throw the Gift away. Like the moron, he took the box and accepted it, and throwed the gift away. That's the way the church is, and people do today, they forget that the Gift of God is Eternal Life through Jesus Christ. He's rejected as much today as He was then. This Christmas night, He's just as much rejected as He was the first Christmas night. They cannot do it, because it disagrees with their creeds. All down through the ages we've had the same thing.

61 No wonder there was no room for Him in the inn. No, wasn't wrapped right; It wasn't wrapped, the classical paper around It. It was wrapped as a Gift, as a Gift from God, sent from God, a God that they didn't know nothing about. They claimed they did. And they claimed they was looking for Him. But He did not come in the way that they thought He was coming, according to their creeds, and they could not receive God's Gift. He was wrapped different. He was wrapped up like a baby. He was borned in a manger. He come from poor people. He come from a bunch of fanatics, so how could they receive something like that? No wonder there was no room for Him in the inn.
There's no room for Him yet, in the churches. They oust Him. They don't believe in It. They'll say, "Away with such a thing. It's fanaticism. We want nothing to do with It. It's against our fathers' doctrines, the doctrines of this church, the doctrines of our creeds of our forefathers." Therefore, Christ is just as rejected today as He was back there. There's no room tonight in our good churches, our big churches, our fine churches. There's no room in our religious circles today for a Holy Ghost meeting. They don't want It. It--it belittles them in the sight of the classes of the country. It belittles them to think that they'd humble themselves to come down to an altar to cry and to tarry there until they're filled with power from on high, to rise up from there with newness of Life; to let women let their hair grow out, and act like women ought to; to make men throw away their cigarettes, and to quit their drinking, and treat their families right. It's too much for them, so they hold onto the creed of their church instead of receiving God's Gift, God's Christmas Gift.

63 They'd rather have a creed than they would the Gift. They'd rather have the paper than the Gift. They want the paper, sure, something that's all tinsel, and a lot of fuss they can do about it. But the real Gift that's on the inside of it, they don't want It.
See, He was wrapped then in a dirty cloth, a swaddling cloth. And He's wrapped today in the same thing, which they call holy-roller, fanaticism, a bunch of heretics. It's wrapped up in swaddling cloth, and the world don't want It. Oh, I'm so glad to raise that cloth off and look what's laying underneath it: Eternal Life, God made flesh and dwelt among us.

65 No, they didn't want Him. It interfered with their religious circles. To receive It today, It interferes with them. Oh, if somebody would raise up in the church, and start shouting or praising God, or somebody say, "Amen," like this group of ministers here or something, or in the audience, quickly an usher would lead them to the door. And if you had your name on the book, it'd be quickly taken off. See, God don't have a--a chance.

67 If the President-elect Kennedy would visit this city here, the flags would--would fly, and the--the tinsel would fly, and the--and the carpets would be rolled out, and--and such a welcome you--you never seen. Which that's all right if they want to do that. He's the elect-President in the United States, but if he'd come, they--they'd do all of that, and they'd give him the greatest welcome, and think that he humbled himself to come to such a small city as Jeffersonville, Indiana, when New York and the big cities are calling for him everywhere just for a moment of time, to speak with him. If he'd come to Jeffersonville, to a poor city like ours, how they would put on, what we call "the dog." And they'd do everything and--and dress up the streets and--and do everything to make him welcome. That's all right, if you're a politician; that's all right.

68 But Jesus can come in the form of the resurrection of His power, can come in the Holy Ghost, and can show signs and wonders, and every newspaper will criticize It. The people will call It holy-rollers. They'll say, "The people's crazy." No wonder we're got an atomic bomb with our name wrote on it. Spurned mercy, there's nothing left but judgment. Oh, they will not receive It. They wouldn't then; they won't now.
Why didn't they do it? Just want to ask, why didn't they give and ac--accept God's Christmas Gift? Why didn't do it--they do it? If it's just a gift that they could've looked at, and It would fit in their society, It would've been all right. If our...

70 If this Holy Ghost religion would fit in people's society today, they'd take It. But why don't they take It then? Because they think more of their society than they do of Christ. That is true.
You say, "You're speaking awful hard about Him."
I'm taking up for Him. He's my Lord. I have a... I--I--I'm His servant; I have a right to scream out against that wicked thing. That's right. And Christians believe that, and know that, and accept that, and know it's the Truth.

72 Why was the reason they didn't receive this wrapped Package? They knowed what was on the inside of It, and they didn't want It. That's the reason the churches and people today, and the governments and the lands will not receive God's Christmas Present, is because they know what's in It. They don't want It. It'll make women act different. It'll make men act different. You'll have to bear the name of a fanatic. You'll have to take the way with the Lord's despised few. You'll have to clean up your life. You'll have to quit your meanness. You'll have to stop doing wrong, cheating, stealing, lying, committing adultery. You'll have to stop these things. And the people don't want It. Although they may know It's right, but they don't want It. It brings too much Truth to them. It uncovers their sin, so therefore, they don't want It, don't want nothing to do with It. "Keep away from It."

74 That's the way it was in that day. They knowed what was wrapped in It, so they said, "Away with it." They don't want it. It's the same thing today, never wanted It. And they don't want the Holy Ghost today, is because they know what's wrapped in It. They can watch a--a person receive the Holy Ghost. They stand out there and see that that woman, maybe a--as low as she could be, till even the dogs will hardly look at her; see that woman come up from that altar a new person, to see that woman clean her life up, get out and act like a lady. See one that runs to bridge parties, smoke four or five packs of cigarettes a day, hang around the saloons, a regular barfly; and they know if they ever accept this Gift of God, that's wrapped in the Package called Jesus Christ, It'll spoil every bit of their worldly fun, 'cause He won't stand for that. It does something to them; It changes people. People don't want to be changed. They'd rather, "Let me alone."

76 It reminds me of that demon-possessed man, that Jesus went over into Gadara, and there was a man over there had two thousand devils in him, and they said, "What have... What have we to do with thee? Why do you come here? Leave our lands; we don't want you here." They wanted to be left alone. The people felt better at home with the devils, than they did with Jesus, so they said, "Go on out of our land; we don't want You over here."
Poor old Legion, he was the only one of them that--that wanted help. He always comes to those who wants Him. He comes to those who needs Him. So he was the only one was helped. I've often thought, when I get to heaven, I want to see how much--how much weight his testimony give on hog raisers over in Gadara. If it was going to cost them a herd of hogs, they didn't want no revival.

78 If it's going to cost people anything, they don't want nothing to do with It. That's the way it is today. If It's going to cost you your bunco parties, big times, your cigars, your dirty jokes, all the filth and things of the world... The reason they don't want It, It'll cost them something, your big society name with a lot of glitter on it.
But It'll give you a name written in the Lamb's Book of Life, that fadeth not away. So you must take your choice; you're a free moral agent. Oh, receive God's Christmas Gift is my--my prayer for you.

80 Yes, they don't want It, because It does something to them. Or did the government, the government didn't want Him. Herod didn't want Him. No, sir. Because why? He was going to change his program. And the government don't want Him today. We're supposed to be a Christian nation.
Why, the U.N. don't want Him. They'll take every other idea in the world besides His, but never offer prayer. There's no prayer at them sessions. They just go in there and "dog eat dog," as the old expression is from the street. They don't want Christ. He'd have to change their program; therefore, they don't want Him. They didn't want Him then; they don't want Him now.

83 The churches didn't want Him, because He disagreed with their creed. He told them that they were, said, "You generation of vipers, you whited walls." He called them everything that could be taught of. Told old Herod, said, "Go tell that fox." And what's dirtier than a fox? What's more stinking and lowdown than a dirty old fox? Jesus said, "That's what he is." So He--He--He called black "black," and white "white." He--He--He called wrong "wrong," and right "right." So they didn't want that.
The churches today don't want a pastor filled with the Holy Ghost that'll really boil out, and tell you what's right and wrong. They don't want it. They'd fire him, right quick. Deacon board get together and turn him away, get another one will talk about their creeds.
Brother, I know no creed but Christ, no law but love, and no book but the Bible. That's what we need. That's what the churches need.

86 But the--the--the people don't want It. So they got the church so wrapped up in these denominations till they can take a trustee board or a deacon board and turn a good pastor any way they want to. But they can't turn God, that's one thing sure, God's going to remain God. They won't welcome Him. They welcome their--their friends and their politicians, and so forth, but they won't welcome Christ.
They'd rather have Santa Claus anytime. The world's took over; Santa Claus has took over. Well, you know, little children don't even know no more what Christmas means.

88 They don't know what Easter means; it's a--it's an Easter bunny, some kind of a rabbit or a little yellow-colored chicken, or something. What's God, the resurrection, got to do with a chicken, the dirtiest bird there is? What's any more filthier than a chicken? And they--they put it in there to take the place of Christ.
What's any more of a myth than Santa Claus? Never was such a thing. Telling children lies, you'll be responsible for it at the day of the judgment. Yes.
No wonder people don't know what to do. They're... They--they just don't want the real thing. They'll take anything artificial, but they don't want the real thing. They don't want the gifts of God. Oh, my. Certainly. They don't want Jesus; that's one thing.

91 I got wrote down here one reason they didn't want Him, is because that when He went into their temple, and He found their filth in the temple, He turned over the tables and run the money-changers out. He cleaned it up.
And if they would ever let the Holy Ghost get into one of these big churches around here, He'd clean it up. So they can't accept It. You see? It'd make them quit gambling, make them stop them rock-and-roll parties, putting their picture in the paper, as beatniks, like a Methodist preacher did down here in Howard Park, Clarksville. Got a brother setting here now, if he didn't comb his hair down for him. Any man, servant of God, put his picture in the paper, have a beatnik party of a thing in the church... If John Wesley knowed that, he'd turn over in his grave. Why? They turned down the Christ that John Wesley knowed (That's right.) and accepted a beatnik. They got a beatnik religion. They got beatnik children, beatnik papa, beatnik mama, beatnik President, and just a-rolling on, and so just keeps on going. Oh, what a disgrace. Why? They refuse the real.

94 God said He'd give them over to strong delusions to believe a lie and be damned by it. God said He would do it. You refuse right, you have to take wrong. There's no other way. You refuse to go right, you have to go left, go some other way beside right; so you can't go right and wrong at the same time. When they refused the Holy Ghost, they refused Christ, they refused God's program, they refused the messenger, they refused everything; so therefore, they're left in their sin. There's nothing left then but judgment. Brother Ben, that's right. Just that's exactly right. They have. They've refused Christ; they've refused His program; they refused His Spirit. He's tried for fifty years, that the Holy Ghost has been falling in America; they've refused It for fifty years. And tonight it's blacker and darker than it ever was.

95 And even upon those It fell on in the beginning, their children has organized and denominated it, and wound it into organizations, till they're refusing the very God that their fathers received. They claim they're Pentecostals. Oh. No, doesn't make a sow a horse to live in a barn. No, indeedy, no more than it does to make a Christian out of a man belonging to a Pentecostal church, Baptist, Presbyterian, anything else. He's still a sinner until he's converted. And when he's converted, he's borned again of the Spirit of God and changed over; and he's accepted Christ, and the Holy Ghost has come in and made him a new creature, a new creation.

96 Then... They refused It then; they refuse It now. He'd turn over their money tables. He'd turn over their trustee board, their--their pastor board. They--they wouldn't, He'd... They'd get a board, all right. Oh, what a difference there'd be if He come into the churches today. But He can't get in.
We found Him the other night in this church age, ousted out by His Own church, standing at the door, knocking, trying to get back in again. A merciful Father, after being kicked out by His Own people trying to get back in His church again. He said, "I'm the One that walks in the midst of the seven golden candle sticks." And on the last church age, here He was on the outside. They kicked Him out. Whereabouts? In this Laodicean age. Standing again, trying to get back in again at His Own door, to His Own church. What a pathetic thing. That's one of the most pathetic pictures that the Bible paints is that 2nd chapter of--Revelations the 3rd, rather. How that it is the Christ, ousted...

98 There's another pathetic thing. I think one of the most pathetic Words that Jesus ever said, was when He said, "Father, I sanctify Myself, that they might be sanctified." In other words, He had a right; He was a man. He had a right to a home; He had a right to a family. He was man, as much man as you are or I am, as much human in His manhood as we were. He had a right to it. But He was training twelve men that was going to take the Gospel to all the world, so He sanctified Himself for their sake. "I sanctify Myself for their sake": a Gift of God, keeping Hisself sanctified.
Oh, gifts of God, you people who claim that you've received His Spirit, keep yourself sanctified (Yes, sir.); keep away from the things of the world; be sanctified. Oh.

100 Who did know what was in this Gift Package? Was there anybody ever found out what was in It? I'm so glad that there was. Who knowed it? It was a hidden Thing, a rejected Stone, but there was somebody found out what was in it. I'm so glad.
I like to search out things. Don't you? I like to dig up nuggets and polish them over, see what--what's in them, put them before the Geiger.

102 He was put before the Geiger too on Calvary. He was a hundred percent. Sure, He was, the greatest Gold that they had ever found, the most expensive Diamond that was ever, ever... The--the Bible said that, "The Kingdom of heaven is like a man that buys diamonds. And when he found this great One, he sold all his other ones, and just to get It, to buy It." He's the greatest carated Diamond that was ever brought out of the dust of the earth, the greatest Gold that was ever brought from the dirt. He's a Jewel, the Jewel of heaven, a big Diamond.

103 When a big diamond's found in South Africa... I've been through the--the big diamond mines at Kimberley. And they take those diamonds, and then when they get them out of the dust, raw, then they chip them. And the reason they chip them, cut them, is to reflect light; put lights off of that, the carat of that, showing you what carat there is in that diamond. If it doesn't have a lot of fire and sparkle, it's not much diamond. But when it's got... It's glass. But when it's a real diamond, a real carated diamond, it'll reflect and show different colors.

104 That's what He was; He was a Diamond. "And He was wounded for our transgressions; He was bruised for our iniquity. The chastisement of our peace was upon Him, and with His stripes we were healed." Oh, them rays of God's love and Light reflects from Him healing power, love, resurrection. God wounded Him, and bruised Him, and chopped Him, and cut Him by a Roman sword, and a--and a--a Roman whip, until His sides was riven, and the Blood running out of His back, and was over His head, and down through His beard, and off of His feet. But what was He doing? He was reflecting love. He embraced the cross; instead of a soft, feathered pillow; a manger of straw. Instead of a little, pink gown to wear; a swaddling cloth.

105 Oh, brother, can you see what the depths of love is? I was speaking to some people in my home the other night. No one could ever tamper with how deep God's love is. That, "Oh, love of God, how rich, how pure!" That last verse, or the first verse, I believe it is, was found on the wall of an insane institution.
If we with ink the ocean fill,
And were the skies of parchment made;
Every stalk on earth a quill,
And every man a scribe by trade;
To write the love of God above
Would drain the ocean dry;
Or could the scroll contain the whole,
Though stretched from sky to sky.

106 Think of the stalks that's been on the earth, making quills, and the billions of men, scribes by trade. To write five little letters, l-o-v-e, I mean four little letters, "love," the love of God, would drain the oceans dry; when, four-fifths of the earth's in water. When I stood yonder, Mount Palomar, and looked through that glass, could see a hundred and twenty million years of light space; or could the scroll contain the whole, though stretched from sky to sky.

107 The love of God, how God unfolded Himself and come a Christmas Package, was laid on straw. The first thing He had was to press against His little head was straw and a dirty piece of swaddling cloth wrapped around Him. The last thing He had was a thorn crown with a dirty rag wrapped over His eyes, and hit on the head, saying, "If you're a prophet, tell us who hit you," and then tacked to a cross. Love reaching out, when His Own children crying for His Blood, He screamed, "Father, forgive them, they don't even know what they're doing." That's love.
The church don't want That. They want creed. We need love. The church is dying by creeds. It can only live by love, because love is Eternal Life. Love overcomes all things. Love's the most powerful force there is. No, they didn't want Him, because they knowed what was in the Gift.

109 But some of them had it revealed to them, what--what this Gift was, what was in It. Some of them looked into It. I believe the first ones to look into that Christmas Package, you know who it was? I believe it was Angels. The Angels knew it. It was revealed to them. They knew it, because they come out on the hillside.
Perhaps, the little Mary setting up there, tired, dusty, a poor old shepherd boy come by, stinking like sheep, seen that little mother setting there in that night, gleaming something. Just like people today can see that there's something fixing to happen; tremendous times, people don't know which way to turn. Maybe an old shepherd boy came by and seen that little mother. Something struck him; he said, "I have some cool water here in this flask, would--would you want just a drink?" And the little family thanked him; the little to-be-mother taken the drink of water.

111 And maybe that was one of the little shepherds a-laying on the hill that night, when down in the stable, where a little Baby was crying... Oh, and the world, there was no room for Him; nobody wanted Him. But in that same time, a shepherd out on the hill, the Angels came down and begin to sing the first Noel, "Today in the city of David is born to you Christ the Saviour." It was revealed.
That's the only way anybody in the world will ever know what's in that Package; It has to be revealed to you. You'll turn It down and say it's a--it's a fanaticism; but when you get the revelation, you'll seek for it, you'll open up. And God will come in and sup with you, and you with Him, when you're ready to open the door and let Him in. That little Package knocking at your heart, the greatest Christmas Gift was ever given, the first One and the greatest One, that little Package knocking at the heart of a man, "I'll come in and sup." You'll never know It until It's revealed to you. When It's revealed to you, then you'll go to hunting for It.

113 When you see that It's Life, and the only way of Life, when you see that your church is dry and dead, when you see that your--your handshake with a pastor, or you sprinkle out of a salt-shake, has nothing to do with It, then you'll go to investigating.
When you're laying on the bed, dying, and the doctor says, "There's nothing left for you, you'll be dead in a few minutes," you'll want to look into that Package then. Look into It tonight. 'Course It'll be turned from you then. The Bible said, "If you reject Me in your days of health, like you are now; when the calamity comes, I'll only laugh at you," so you'd better investigate the Package tonight.

115 What's all This about? Lights, sacred Lights coming from heaven, having pictures taken, great signs, discernment, powers, speaking with tongues, interpretation, telling things that's forecoming, power of the Gospel, healing the sick, taking the cancers and healing them, blind eyes opened, all these kinds of things, what's it all about?
"Well, it's a bunch of holy-rollers." Be careful, that's swaddling cloth. It may be.
So did Balaam. How did he think that God wouldn't curse a people like Israel? But he failed to see. He looked at the swaddling cloth instead of seeing the smitten Rock and the brass serpent that was going before them to make an atonement.

118 So is it today. Instead of seeing the power of the Holy Ghost doing His signs of the Messiah, and the wonders among the people as He promised He would do in the last days; as He said, "As it was in the days of Lot, so will it be in the coming of the Son of man."... When He begins to do those signs and wonders amongst the people, showing Himself alive, what is it amongst poor and humble, the poor people? They going call it fanaticism, cast it out. Better investigate 'fore it gets too far on you. Yes.

119 These stinking shepherds, the people would hardly have them around. They laid out here and slept with those sheep, and on--on the same pallets they did, and on the same ground, rather, and--and tended to them, till they--you could smell them just like the sheep coming.
Anyone knows that a shepherd that herds sheep, lays right down in the door with the sheep, lays right down among them. Jesus said, "I'm the Door to the sheepfold." I often wondered how that was, till I was in the holy--Holy Land, or the orients, rather, and found out that how the shepherd puts the sheep on the inside, then lays down in the door. The sheep can't get out without crossing over him. The wolf can't come in without crossing over him. He is the door.

121 I'm glad that Jesus laid down in the door of our heart. We can't go out, or do anything, without Him knowing it, or nothing can come in without Him knowing it; so He'll make everything work together for good to them that love Him. It ought to make us cry, and shout, and praise God, and say, "Thank God for a Saviour, a--a--a Shepherd that'll lay at the door of our heart, and warn us when anything's coming up, be ready for it." Yes.

122 Way across the country was some humble wise men, they was called Magi, "stargazers." When I was in the east, not long ago, they still set the same way. They're a very poor type of people. They go in threes. They set right in the street. Billy and I, there in India in back in there is where they come from, India. Now, they said, "We have seen His Star in the east." They was in the east when they saw the Star. Jerusalem's west, so Palestine was west of--of India. So they saw His Star while they were in the east, and come to worship Him.

123 Now, these Magi, they never set down flat; they just hunker down, and they set there through the daytime. At nighttime they got a big tower, and they go up there and stay at this tower. And they burn fires, and talk about the countries, the fall of kingdoms, and the--and the diminishing of empires. And they--they'd worship one true God. That's right. They are--they are believers; they're Mohammedan. Really they sprung from the Medes-o-Persians way back in the days of Daniel. And they are... They...
And Peter said in Acts 10:35, that he perceived that God was no respecter of person or nation, but He... all in every nation that would fear Him. And any man who'll fear God... Look at those Magi over there, seeing the Star Gift of God, and recognized It, before the priests in the temple at Jerusalem, among the religious people. Amen.

125 The Magi, I can see them setting around that sacred fire one night. (Have we got just a little time? Yeah.) Setting around that sacred fire, talking, then they'd go up. Oh, they studied the heavenly bodies; they were well acquainted with all of them; every move, they knowed about it. So one night while they were setting there, maybe singing hymns, and they'd go up on this great thing and study. They knowed every star, where it stayed, knowed it by name, 'cause they studied the heavenly bodies. And no wonder that a Stranger amongst that heavenly body stirred them. "Well," they wondered, "what's this new Fellow up here?" Oh, my. "There's something new that's happened, It's supernatural." That... What did it call to? Back to the Scripture.

126 Now, they knowed of the Scriptures, 'cause Daniel was their chief. You know that. Second chapter of Daniel tells us that he was made chief over them, so he taught them. No doubt, one night they was setting there, reading in the Scriptures about... "And Daniel said, as he beheld all these kingdoms, till finally they become into what they was, each, the Medes-o-Persians and on down till it come into Rome. And then finally he saw a Stone cut out of a mountain, without hands." And they said, "It must be about that time." Then they remembered the rehearsal of--of way back in before that time, way back in the days of the journey of Israel, when they come up and heard Balaam say, when he seen Israel, he said, "There'll rise a Star out of Jacob." Amen. It must've been about that time when they was thinking about those things, that the new Visitor appeared.

127 It's usually when you keep your mind on Christ that He comes to you. It's reasonably, usually at times when you're thinking about Him when He appears. You know, when you're thinking about getting right and doing something right, that's when He comes to you to help you.
And it must've been about that time, and they--they must've looked up and seen this new Visitor. It begin to lead them towards the west. Quickly they started with going westward, leading down across the Tigris river, down through the desert, over through the mountains, down through the sloshes, oh, my. All along they knew that something was happening; there was a supernatural thing had taken place.

129 And where did they come to? They said, "Surely, if this is Daniel's prophecy, that great city of Jerusalem, the capital of the religious people of that nation will all be ready to receive their King. They'll know what it's all about, when we get there. We don't understand, ourself, 'cause we just Magi, poor, humble people. But we've been looking for something, and we see something rise up among us that's a little supernatural." Oh, my. They were ready. Hallelujah. They went out, humble men, to find God's Star Messenger. They was going to follow God's Star Messenger till they come to the perfect Light.

130 Oh, Revelations 20, or Revelation 1:20, said that the Stars of these churches... What we ought to do today is find that Star Light (Amen.) that's reflecting His glory, that's reflecting His power, that's reflecting His Deity, and follow that till we find that perfect Light. "Keep westward leading, still proceeding; guide us to that perfect Light." Oh, just keep moving, no matter what the price is; over the mountains, down through the jungles, everywhere else.

131 And finally they arrived at Jerusalem. And as soon as they got to this great big denominational church, the Star left them. Strange, they thought, "It must be here." So up-and-down the cities they went, saying, screaming in every alley, down through the streets, "Where is He, He that's born King of the Jews? We've seen His Star in the east, and we've come to worship Him. Where is He?"
Strange, they didn't have the answer, right in their own circles. Oh, my, I could almost speak with tongues now. They didn't have the answer. They didn't have the answer then; they haven't got it now. They don't know. The wise men didn't find Jesus in the circle of their religion; he found it outside of the circle of their religion. And the wise men today, the wise in heart, don't find it in these big denominations. They don't know nothing about it. They haven't got the answer. "What's all this Divine healing going on this day? What's all this about tongues and interpretations and prophecies, and the--the Messiah sign? Oh, that's nonsense. There's nothing to that. Don't... There's nothing to that." See, they don't have the answer. They didn't have it then; they haven't got it now.

133 But It did do one thing; it started them to searching. I think our Brother duPlessis kind of taken up on that right now. They gone back, the sleeping virgins, gone back to buy some Oil; but that's when He come, while they were gone after It. So how close are we now, when we see these great churches going back, say, "Well, maybe we've left off something. We better find it"? They'll never get it. Just remember that. They'll never, never get it. They're dead. And they'll dead and dead, and that's all. They'll never come to life. Just remember. I speak in the Name of the Lord, and this is on tape. Yes, sir. They'll never, never come to life. They're done, so that's the reason I'm not interested in them programs. I'm interested in one thing: blasting just as hard as I can to whosoever will, not resurrect a denomination, but bring back a Jesus Christ. Yes, sir. Never in a denomination; it's against God, always has been, always will be, binds God outside, and rejects everything there is that's godly. It'll--never will come to life. So it's no different this Christmas than it was that first Christmas; it's the same thing, them Magi's going up-and-down the city, "Where is He? Where is He?" Oh, my.

135 Let me just stop here for a minute. I got a film. I haven't got it here now, some doctor's got it, Doctor Dilley, a--a--a woman doctor was healed in my meeting. And she's got the tape now, called "Three Minutes Till Midnight." And when we got... Them Jews coming into their nation over there now, right now in Palestine, which was spoke of by the Lord that they'd do it, before His second coming, that they would do it.
A brother here the other day, going to Israel, asked the question, "Can I go over there?" And they refused him. Israel will come as a nation, not an individual. "A nation will be born." It'll come as a nation.

137 But, look, those poor Jews way down there in Iran and different places... You've read it in "Life" magazine. They didn't want to get on them airplanes. They'd never seen in one. They was plowing with old wooden plows and things. They said... Why, the rabbi stepped out there and said, "Wait a minute. Did not our prophet tell us, that when we went back to the homeland, we'd go on the wings of an eagle?" Oh, my. And they come and got in the TWA airplanes, raised up.
The prophet didn't know that they were run by motors. They just looked like big eagles, and they went way in the air like an eagle, so the prophet said, "When you come back..." That was twenty-five hundred years ago. O God, twenty-five hundred years ago when they were took captive by the Romans, and scattered to the winds of the world, He said, "They... I won't forget them. I'll bring them back again. But I'm going to blind their eyes so, the Gentiles, I can take a people out of there for My Name's sake, put My Name on them. And when that day is over, I'll gather them again. And when they return to their homes, they'll come on these kind of things." And Isaiah seen them rise up and come across, and he said, "On the wings of eagles."

139 That old rabbi stood out there, and said that, "our prophet said that we'd go home in the end time on the wings of an eagle." They climbed aboard.
And when they got off down there, packing the old ones, blind and crippled over their shoulders, walking them off, they had an interview with them. I got it right on tape. Said, "Did you come home to the homeland to die here in the homeland?"
Said, "No, we come to see the Messiah."
Oh, brother, what's the matter? And their church hasn't got the answer. What's the matter? We're at the end time, brother, when the evening Lights are shining, the power of the Holy Ghost is back in the Church again, just the same as it was at the beginning. The prophet said, "It shall be Light in the evening time." The church don't know why they're gathering there. They haven't got the answer. The atomic bomb's got the answer for them over there, though. It sure has. But we're in the evening time, the later hours than what we think. Sure.

142 These Magis, up-and-down the street, they didn't have the answer. What happened? What happened? Finally, we find out that they started following This. When It got over there, they couldn't find It. They couldn't find no answer in the city in their religious realms. No, neither do they now. They what? Jerusalem, they didn't know nothing about no--no supernatural sign. "What kind of a supernatural sign you talking about?"
"Oh, we seen a Star when we was back in the east. We followed it."
"Where's it at? I don't see it. Oh, we don't know nothing about that." It was exactly fulfilling the Scripture.

145 But they didn't have the answer in their religious circles. They haven't got it today. "What's this speaking in tongues? What's this bunch of people that rising up, healing the sick, and doing all these miracles and things, and shouting, crying, and all these kinds of things?" Sounds like they did in the Bible back there. "Ah, nonsense, there's nothing to it."
They don't know nothing about the supernatural. Why? Here it comes. They won't follow the Star of Light, the Light Star, God's compass to that perfect Light. Oh, "Westward leading, still proceeding, guide us to that perfect Light, O Star of Bethlehem."
We seen His Star here in the west. Just what kind of a Star? His church Star, the Holy Spirit moving in human being. We have seen His Star, and we've come to worship Him. Amen. That's what it is, wise men, wise women, humble in heart, we have seen His Star and we've come to worship Him.

147 Oh, they didn't know nothing about the supernatural things; they didn't know nothing about Lights and things; they--they know nothing about It. It stirred them, sure. It's the same today. They didn't know nothing about It, though, the religious circles didn't. Neither do they know anything about It today. Notice, I like this, oh, this is what's fine.

148 As--as long as they was in them denominational realms, the Star never did appear to them. It went out at the gates of Jerusalem, and stayed out (Brother.), stayed out, as long as they walked through those denominational realms. "Where is He? Surely you pastors ought to know something about It. What's This all about, you rabbis and you priests? And you, you Methodists, Baptists, Presbyterian, Catholics, and you old churches like that, surely you got an answer for it. Where is He?" Oh, my. See, they knowed nothing about it. And them that were in there, stayed in the darkness till they come out of it. And as soon as they got out of the city, there stood the Star again. Glory.

149 "Come out of her, My people," said the Lord. "Come out of Babylon, confusion. Come out of your creeds and your self-styled things. I will receive you," saith the Lord. "Touch not their unclean things," their beatnik parties in church, and bunco, and all other kind of stuff, and dances.

150 Here not long ago, my mother called me, said, "Bill, come down here a little bit." I think she is setting here in church somewhere tonight. I went down. I said, "What's the matter?" They called me down there. And here was a big Methodist church up here in Indiana, had a rock-and-roll party in it. And they interviewed the pastor; he said, "Too long has the Methodist church forgot the beautiful art of rock-and-roll." Devil-possessed, don't know nothing about God; they know no more about God than a Hottentot would know about an Egyptian knight, they just... No more than a rabbit would about snowshoes... When you come to a place where the only think you know is just theology, some manmade creed...

151 When the power of the Holy Ghost comes in, you accept God's promise [Another possible transcription: prophet - Ed]. You accept God's Gift of the Holy Ghost, and see how much rock-and-roll you can have in a church. You go back to the Gospel that John Wesley preached, and see how much you can have in it; got away from the beaten path. Go back to John Smith of the Baptists; go back to Martin Luther. But what is it? They know nothing about the supernatural today. And that's right. The Methodist church knows nothing about Divine healing.
When John was standing there preaching Divine healing, some of the high church of England come up and made fun of him, turned a fox loose, and a bunch of hounds. He pointed his finger in his face and said, "The sun will not set on your head three times till you call for me to pray for you." He died that evening, calling for John to come pray for him.

153 Why don't the Methodist church get that back in it again? Why? Because it's dead. That's right. You're scared to look into that Package, 'cause It'll reveal your sins. I call you Methodists to look back in the Package again. I call you Baptists to look back to the Package again. And you Presbyterians and all, you Pentecostals, Catholics and all, look back to God's Christmas Gift. Look back to the Present. Throw away the box, and take the Present. Yes, sir. Get away from the tinsel of Santa Claus. Get back to the Gift of God. Get back to the Holy Spirit. Oh, I know It'll reveal a lot of things, but that's what you need: a cleaning up, scouring out. I know that's awful hard folks, but we got to have it. It's God's Word. Yes, sir, it's good for you. That's right. Oh, yes.

154 They--they knew that there was something wrong when they hit that city, and the Light went out. As soon as they joined this denomination, the Light went out. "What's the matter?" They begin to scream, "Where is He? Where is He? Surely I'll find Him here; this is an old denomination; it's been here a long time. It's the capital of denominations, it's the Vatican City; why, sure, I ought to, I ought to find Him here. Where is He? Where is He, that Christ that said He was the same yesterday, today, and forever? Where is He, the One that said there'll be light in the evening time? Where is He that said, 'The works that I do shall you do also'? Where is He? Where is He?" and the light just stayed out. When they struck out of that thing, walked outside of the city, there the Light appeared again.
It'll be Light in the evening time,
The path of glory you will surely find;
In that water way, is the Light today,
Buried in the precious Name of Jesus.
Young and old, repent of all your sin,
The Holy Ghost will surely enter in;
The evening Lights have come,
It is a fact that God and Christ are one.

155 Yes, brother. Yes, sir. Repent of all your sins, the Holy Ghost, God's Gift, will surely enter in. He's at the door, [Brother Branham knocks--Ed.] saying, "Let Me in. If you'll let Me in, I'll sup with you; I'll reveal these things to you; I'll show you the supernatural; I'll heal your sickness. I'll--I'll take care of all these things for you, if you'll just let Me in." [Brother Branham stops knocking]

156 God's Gift Package, wrapped up in the form today of Holy Ghost. He was wrapped up then, He called the Son of God. God's Gift Package was just taken up and rewrapped again and sent back. Amen. He was wrapped up in the Son of God then; It's wrapped up in sons of God today, called the Church. That's right. God's Gift Package wrapped to the people, and they refuse It today just as they refused then. "If they called the Master of the house Beelzebub, a fortuneteller, because He could discern the thoughts, how much more will they do you?" Yeah, "They called the Master of the house..." Oh, my. Let's find out.
Yeah, the Magi, they received It. They were poor and humble, and they had seen a strange Light.

158 Another thing I want to hit right here. And when they seen this Light, was they ever happy. The Bible said, "They rejoiced with exceeding great joy." Oh, I'd imagine they shouted a little bit. Don't you imagine so? I just imagine so. Then when they seen they'd been in that old organization so long back there, trying to find something, wasn't nothing there, when they got outside the gate, they seen that Holy Ghost Light again shining yonder, that Star of glory pulling down before them, they got so happy, they had exceeding great joy.
Oh, what does a person do when they get so overjoyed? What do you do at the ball game when they get overjoyed? Oh, you holler, "Hurrah-hurrah. Bimity-bam, he hit a home run. Ha-ha. Ho-ho-ho." See?

160 And when you get the "exceeding great joy," you holler, "Glory. Hallelujah. Praise the Lord." That's right. Exceeding great joy. "There's the Star. Lead us. Oh, take us away from these organizations, and lead us to that perfect Light. Westward leading, still proceeding, guide us to Thy perfect Light." Just keep on; the Star was the guide to the Light. Finally, It stayed over the Child.
When they... [Blank.spot.on.tape--Ed.] In just a few minutes. All right. All right.

162 He revealed Hisself to poor fishermen. He was revealed, that Package, what was on the inside of it was revealed to the poor fishermen, to the unlearned, uneducated. He revealed Himself to men who couldn't write their own name. They couldn't be a deacon, or--or something another in the church. They couldn't be that. They were so unlearned, oh, my, they were terrible, so He revealed Himself to them. To the unwanted, those who were cast-outs, He revealed Himself to them. To the unloved, He was lovable to those who were unloved. To the sick, they needed healing, they was willing to look into the Package to see what about It, He revealed Himself to them. And to the hungry, He fed with loaves and fishes. Oh, we could stay... I've got a lot of stuff wrote down on that, but we have to skip that. See? Revealed Himself to all those people, the unlovable, when no one wanted them, called them fanatics, He revealed Himself to them. "I'm so glad that I can say I'm one of them." Unlovable, unwanted, sick and needy, hungry; He revealed Himself. Yes.

163 I was thinking of another hungry person. One day there was a hungry-hearted man named Paul, Saul then, was on his road down to Damascus, hungering, and he didn't know what to do. He wanted to do something for God. A Light shined around him, "Saul, Saul, why persecutest thou Me?" He revealed Hisself to hungry-hearted Paul, to an ill-famed woman, to a condemned Barabbas. He revealed Hisself (That's right.) to a hungry-hearted man, to an ill-famed woman, to all these that were cast-out. I think of that unfamed woman. Just a moment for her, please bear with me just a minute.

165 Simon, the Pharisee in the Bible, oh, he wanted--he wanted to know this Gift too, but he wanted to know It for his own selfish will, his own selfish motives, a Pharisee. So what did he do? He had a big feast, and he thought he could make some fun. The Bible, Gospel story, gives it to us. Look at it just a minute now before we close. There he said, "He would have Jesus to come." Because I don't think that Pharisee really loved Jesus, 'cause he had nothing in common. He was an old stiff Pharisee, and he--he hated Jesus, so he thought he'd get Him over there and play a few pranks on Him, see if He really was a prophet, or not.

166 So they sent and asked Him to come. The courier come, and run, and probably dusty and everything, walked up out there, and stood by the side of Jesus. Probably been healing the people, and going on, and He was tired. Finally, maybe it was Peter that said, "You can't see Him today."
He said, "But, mister, my master is Rabbi Simon; he's the pastor of the big church down here in Judaea. Why, you... He--he--he's invited your Master to come and see him. Oh, oh, oh, what a--what a big name that'll be for Him. See? You should see him."
"Well," he said, "I'll take you up and see what He says."
And so he pushed through the crowd. And the sun was about going down, Jesus tired and weary, and here come this little courier up. And he, instead of...
In the Presence of Christ... Oh, I've often wondered what was the matter with that courier? What was wrong with him? Standing that close to Jesus, and still had a message from the Pharisee, "My master wants You to come and see him. You know what, he's having a party down here. He wants You to come, be an honored guest."

170 Oh, I wished I could've took that message, been that close to Him. Don't you? I'd have never thought about what that Pharisee said. I'd have fell down at His feet, and said, "O Lord Jesus, have mercy on me, a sinner." I believe I'd have said that. Don't you? How he stood that close to Jesus, and yet refused the opportunity to ask forgiveness of his sin. And that close to Him... No, he had too much on his mind. He was a servant; he had to ask for the Pharisee.
And Jesus, poor Jesus, yet tired and weary, and knowed that He was despised and hated of him, He nodded His head, "I'll be there." When He says He'll be there, He'll be there. Don't you worry; He'll be there. Nothing will stop Him.

172 So when they got down there, that day they had killed all their fatted calves, and brought out all the new wine and everything. And now, the poor people wasn't allowed to come around where they were at. Oh, when they roast that beef on the outside, and stuff, what an odor. And them poor people standing out there, and just their mouth watering. They couldn't come in. No, sir. Yeah, that was just for the celebrity only. And so then standing on the outside... And he had all of his grapes and things, all in the--the very time of bloom, or the fulness of the grapes; and that beautiful smell of grapes, you know, when they're sweet, and everything. He had his new wines and everything.

173 And I often wondered how Jesus ever got in there without being noticed. You know, well, when anybody in the orients ever invites you to come to their house, you know they are great people for hospitality. Now, people in them days, when they walked, they had on sandals. And when they did, you hear about washing feet.
That's what we do here in commemoration. That was an order. When somebody asked you to come to their house, it'd be something like this. They'd greet you at the door, and then they had what they the lowest job of all the people. Some of them drove the chariots; some of them cooked; and some of them was chefs, you know; and some of them butlers, and... But the lowest paid man of all of the household was a foot-wash flunky. He was just a flunky.
And think, my Lord was a foot-wash flunky. And then we think something; we think we're somebody. Look at Him washing the disciples' feet, fishermen, dirty fishermen, sheepherders, and so forth, washed their feet.

177 And here that foot-wash flunky, when you come to the door, they'd--they'd wash your feet, because the dust and things got on your legs, and--and where you walked, you know, down the dusty roads where the horses and animals had been, you know, and it made a stink all over you. And then that sun, you know, was all over your neck. And that Palestine sun, direct rays of it, is really hot. And so when they come to the door, they'd set their foot out, they'd wash their feet. And then put--put their sandals up; clean them off, and set them up. And put them on a little pair of slippers, like little--women wear today for bedroom slippers, you know, something like that, put them on. And then to wash their feet.

178 And then they'd have a towel over his shoulder. And then what he would do, he'd wipe the dust from his face and take some oil of spikenard. Oh, it was expensive stuff the rich people use. The Queen of the South brought some of it up and give it to Solomon, made out of an apple up in the orients, like a flower, the little flower apple, and it's got from there: very expensive.
And they would take that spikenard, and they'd put it all over their face (oil like that), 'cause their necks was burning and things, take a towel and wipe it all off like that, and then they were--they were refreshed.

180 Now, that's the first thing, the foot-wash flunky got them and fixed them up like that. 'Course they wouldn't feel like coming into a man's house, where them great big Persian-made rugs, and so forth like that, smelling like where they'd been in a stable, and--and the--and the sun and blisters all over their face. They were refreshed.
Then when they come in, they met one another. And when they did, always to welcome a guest, if you were welcome, they shook their hand like this, Brother Ed. They'd shake your hand like this, and then they'd put their... Stand up, just a minute, I'll show you something. They put their arms around him [Brother Branham illustrates--Ed.] like that, then shake his hand. [Brother Branham illustrates--Ed.] That's the way they did it.
That was a welcome. Then you was a brother. You felt fine. Your feet was washed. You--you was anointed all over.

183 And then the next thing he did, they'd kiss one another on the neck. And that made them welcome. That last thing was that welcome kiss.
Remember Judas giving Jesus that welcome kiss? Said, "Why'd you do that, friend?" See, He knowed his heart.
So they made one another welcome. You didn't feel like coming in with dust all over you, and that old stink all over your face, and legs, and things. That old garment hanged down, pick up that dust as you walked, when you was walking. They didn't feel like doing, going in. But when you was all refreshed, and then when he come up, and your guest... You was a guest of honor, and then when you come up and welcomes you, and give you a kiss on the neck, why, you was a brother then. "Come on in." Go to refrigerator, get you a sandwich, anything. You was--you was welcomed then; you was welcomed in.

186 But how did Jesus ever get in here without all that being done to Him? See, He was setting over in the corner with dirty feet, unwelcomed. Probably the Pharisee was talking about something else, you know; he never noticed Jesus come in.
That's what's the matter in the churches today, too many of our Pharisee churches. The power of God come in and they don't notice It. See? He'd be willing to do something, but He's never made welcome.
And there he was over there, maybe telling some jokes, and having a big time with Pastor Rabbi So-and-so and Rabbi So-and-so over there. They didn't notice Jesus. And He must've slipped in and set down somewhere over in a corner.
I can see Him there with His dirty feet, blistered neck, no kiss of welcome. Oh, don't it make you feel funny, Jesus with dirty feet? They call Him, over there, "Jesu, Jesu." Said, "Jesu with dirty feet, setting in the corner." O God, how could it ever be? Nobody paid any attention to Him.

190 But a little prostitute (Oh, my.) an ill-famed woman, she happened to pass by, maybe she--maybe she was... There's nobody in town, everybody had gone to this feast, all the celebrities, so her business was poor. So she found out what's all this up here at this, up here at the Pharisee's house about. So she went up there, and probably looked through the crack in the fence, looking around. Oh, my. She happened to look over in a corner; she seen Him setting over there with His head down, dirty feet, blistered neck, unwelcomed, nobody paying any attention to Him.

191 But it was revealed to her. Oh, I can see her rub her eyes, and say, "Is that Him? That's that same Man that spared a woman just like me one time, when she was drug out by that church, and was going to stone her to death, and He said, 'Woman, where is thy accusers?' That must be Him." See, faith cometh by hearing, and it was revealed to her that that was Him.
She said, "But look, He's unwelcomed. He's got dirty feet. What can I do about it? I'm a woman, and--and if I happen to go in there and say something, why, they'd--they'd throw me out through one of them bars. I... And I'm a--I'm a woman of ill fame, and He--He'd know I was ill-famed. He'd know I was a bad woman, so what--what can I do about it?"

193 I can see her turn, and walk around, and say, "Oh, I got to do something. He's unwelcomed. But Something reveals to me that that's the only way that I'll ever have Life." There you are. Oh, brother. "I want to see what's in that Package. I know there's Something in there that'll forgive my sins. And though I am a prostitute, though I am evil, I want to look in that Christmas Package; I know there's Something in there for me."
There's Something for everybody. And that's right, sinner friend. There's Something for the gambler. There's Something for the liar. There's Something for every person. And there's Something in this Christmas Package for you. Don't cast It aside; how a Pharisee, the foolish moron took the tinsel and throwed away the Gift. What a pitiful thing.

195 Here he comes. He was setting over there. And this poor little woman, maybe she goes down at the house where she lives, goes up the old squeaky steps up there, and reaches in her stocking, or something another, and gets her money. She said, "Oh, what can I do? Now, wait a minute. I better put this back, because He'll know that I--I'm a woman of ill fame. But it's my only hope; it's the only thing I can do. I'm not invited to that feast, but yet I've got to get to Him."
Oh, I wish people could see that tonight. Get to Him or perish. What difference does it make, you're called holy-roller, or throwed out, or what other difference? Get to Him. Get to Him; that's your only hope.

197 She went down, and took this. And I can see one of those Jewish fellows down there, saying business been bad, setting back there, counting his money, everybody gone to the feast and everything. This woman walked in, "Well, what are you doing in here?" She poured out this Roman denarii on the counter, about thirty pieces of it. "Ah-ha, what do you want, lady?" See, that made it difference. He seen what she was; but when he seen she had some money, that's different. See? That's the world today; if you got money, you're a big shot; if you haven't, you're--you're nothing. "Oh, that's different. What do you want?"
"I--I want the best, the best spikenard that you got. This is all I got. Let me count it. Thirty pieces of it for you."
"Oh, yes, that'll buy this bottle right here, the finest."
"I want it."
"You mean you want to buy oil?"
"I want it. I want that whole bottle." That's all she had.
That's what you have to do, brethren. It costs every sin you got. It costs everything. But be willing to give it.

200 So she slips up to the fence, and I can see her looking in there. She sees Him setting there, still untouched. The Pharisee pastor over there still telling his dirty jokes and things, over there with the rest of them, carrying on, talking about some big thing somewhere, not knowing, unnoticed to our--to our precious Lord. She said, "How can I get in?" So now I see her slip in real easy, get up to where He is like that. And she looked up at Him. I can see her with the tears running down her face, and her big brown eyes looking up at Him like that. And she whacked the bottle, broke out the ointment, poured it on His feet. She wasn't going to let Jesus set with dirty feet.
You say, "I wouldn't either." Why don't you do something about it then? He's got the worst name there is in the country today, "holy-roller, religious fanatic." Why don't you do something about it? Rise and say, "I'll take the way with the Lord's despised few. I'm ready to receive that Package."

202 She poured the oil upon His feet. The whole room lit up with it. It was costly. There's nothing too good for Jesus. Give Him your best. Give Him everything you got: your life, your soul, your being, your time, all that you have, give to Him.
And she happened to look. She was standing there. Oh, my. She poured this oil on His--on His head. Then reached down to His feet, and begin... Oh, she--she picked up His feet, and looked, they were dirty. She had nothing that she... She got to thinking about her sins, and she said, "Surely, He--He'll--He'll condemn me." So when she had put the oil upon His neck, and rubbed it, then she got down there and she got ahold of His feet.
And she fell down, and she started crying, "Oh, I'm such a sinner, to stand before this Man. I'm such a sinner." And she looked up, and her big, pretty eyes. She thought, "He--He--He'll about kick me out of this room." But He never moved; He just set and looked at her. Oh, I like that. He just set and looked at her. "Oh, He knows my heart, I can feel Him right now reading right down in my mind. He knows I'm no good. I know it, Lord, but I can't stand to see You with the dirty feet. I just can't stand it. You're my only hope. I can't stand it."
What beautiful water for His feet. Oh, tears of repentance. Oh, oh. Old Pharisee couldn't furnish nothing like that. Waters, tears running down her cheeks...

206 And she begin to rub them, and [Brother Branham makes kissing sounds--Ed.] kissing His feet. Oh, It was her Lord; kissing His feet. She had no--she had no towel to dry it with. So I guess her curls, she had done up on top of her head must've fell down, because she took her hair and begin to--to wipe His feet with it. And kissing His feet, saying, "Lord, You know. Lord, You know I--I'm a sinner. I--I hate to be here before You like this, but I can't stand to see You with dirty feet." Oh, my. Jesus with dirty feet, unwelcomed, not a kiss on the neck. She was even kissing His feet, "Lord [kissing sounds], O Lord, O Lord, I--I'm--I'm a sinner. [kissing sounds] You know I am, Lord."

207 And, about that time, old Pharisee turned around. "Humph." Said, "Now look over there. Look over there. That's the kind of company that has that called the Holy Ghost." See? They haven't changed. "Look what it is. Look what kind of a people he associates with. You talk about that Holy Ghost, and Divine healing, what is it? The trash of the town."
Sure, that's who It's revealed to. She knowed what was in that Package; she knowed the only time, and any time she'd ever get anywhere. She couldn't go down to Pharisee; He'd kick her out of the church; not in her rank of society. But there was a Society for the sinner; I'm so glad of that. There is a Place where a sinner can come. There is a Balm in Gilead, will make the wounded whole. She'd found It. She wanted to know that Gift, and she was kissing His feet.

209 And old Pharisee said, "Ah-ah. Come here, boys. Ah. Humph. There's your Prophet. See? If He was any kind of a prophet, he'd know what type of woman that is washing his feet. Look at there. Talk about fanaticism, it disgraces my house."
Jesus never said a word, just stood and watched the woman. So after while... He know what their Pharisee was thinking, so He raised up.
That woman, I can see her, "Oh, oh, here--here's my time. He--He--He--He--He'll condemn me. He'll--He'll--He'll throw me out of this house." I see Him stand up, look like that. He feels pretty good now; His feet bathed with tears. O God, take mine. His feet bathed with tears of repentance, a true heart. Though immoral as she was; it's the only time she was ever at a fountain she could be washed clean. There she's setting there, looking in His face. I can see her with the tears streaming down her face like that, and stained all over. Her curls all dropped down, and full of tears and dirt from His feet. She was standing there, wondering, "What's going to happen. He'll throw me out. He'll have them put me in jail for coming in here."

212 He stood up like that; He said, "Simon, I got a Word to say to you. You invited Me to your house. And when I come in, you never give Me any water for my feet; I'd have washed My own, but you never give Me no water." O God. "You never give Me no oil to anoint My neck with, when it was burning. You didn't do that, Simon. Neither did you kiss Me and make Me welcome. But this woman, she has washed My feet with her tears, and she's kissed My feet, and she hasn't ceased doing it since she's come in here. I've got a few things against you, Simon. But her..." (Whether He's a Prophet, or not,) "I say unto her, her many sins are forgiven." O God.

213 What was it? She found what was in that Gift Package. She found there was love. She found there was forgiveness. She had seen That. Oh, how she seen that precious Gift of God work on her. How it must've made her feel when she seen that God's Gift was extended to her. Her sins were forgiven.

214 How Barabbas must have felt that day. You know Barabbas, the story. Barabbas was that outlaw that was caught, and was put down in the galleys, was going to die the next morning. He was a thief. He was an outlaw. He was a murderer. He was a criminal. And all night long he walked up-and-down that jail, pulling his hair, for the next morning he went to a cross, capital punishment. He'd die. How nightmares passed over him that night. How he couldn't rest.
And the next morning, no breakfast or nothing, know that his blood would be strung out like among wolves. And all at once he hears the chains rattling, [Brother Branham makes marching sounds with his feet--Ed.] tramping of the soldiers. Here comes four or five, or maybe a battalion of Roman soldiers, spears a-glittering, walked up there. The big jailer turned the keys, and said, "Walk out, Barabbas."
"Oh, don't kill me. Have mercy."
"Barabbas, there's nothing wrong. You're free."
"I'm what?"
"You're free."
"How'd I come free?"
Somebody pointed up that way. What it must've meant to Barabbas, when he seen the Gift took his place in death. I felt the same way. God's Gift took my place in death. How that dying thief on the cross, nailed up there.
The dying thief rejoiced to see
That Fountain in his day;
There may I, though vile as he,
Wash all my sins away. (Yes.)
Ever since by faith I saw that Stream, (That revealed to me),
Thy flowing wounds supplied,
Redeeming love has been my theme,
And shall be till I die. (That's right. Oh.)

217 Closing, might say this. Today Christmas means a carton of Camels, a carton of Viceroy, a bottle of Four Roses, or Seagram, wrapped up in a pretty Santa Claus paper. But they still refuse God's Christmas Gift. They still refuse His Christmas Gift. They don't want It.
I want It. I'm glad I received It. O Emmanuel, God made flesh and dwelled among us, rejected and condemned all down through the ages, and His mercy extends today to every heart that will receive Him. Let us bow our heads just a moment.

219 I wonder tonight in this building on this Christmas time, in commemoration of nearly two thousand years ago when God gave the first Christmas Gift. I wonder tonight if you'd like to look on the inside of that Package and see, sinner, that there isn't Somebody in there Who loves you, Somebody Who died for you, Somebody gave Their life for you? Would you be willing tonight to take the swaddling's cloth off of Him, that dirty cloth that they call Him fanatic and holy-roller, wrap yourself in it, and take the way with the Lord's despised few?
If you're in the building tonight, like to be remembered in prayer, would you just raise your hand, and say, "On this Christmas night, I want to receive the Christmas Gift of God, God's true Christmas Gift"? God bless you, lady. God bless you, girlie. God bless you, sister. God bless you. God bless you, young lady there. Would there be some more who'd like to be remembered in prayer Lord... God bless you, my brother.

221 Someone else, "Lord, I'll take the way. I'll never see You set with dirty feet either. I'll never stand... I'll join up with them. I'll come right into the Kingdom of God. I'll--I'll be one of them that's despised. Abide with me, Lord. Come, go home with me tonight. I'll wash away all the dirt from Your Name. You wash away my sins, Lord, let me live the Life. Not the way I'm doing now; I've dirtied Your... I--I'm dirtying You every day, putting more upon You. Let me go tonight, Lord, and with my tears of repentance, I now come humbly at the foot of the cross to receive You as my Saviour." Is there another one before we pray? Just raise your hand. All right.

222 Precious Lord, we bring to Thee tonight, it seemed like it was quite a few women tonight, Lord, that raised their hands. Maybe they too can look down... Some of them are young girls, just at teenage, that raised their hands, they--they mean that, Lord. They--they don't--they don't want to be condemned with the world. They want to receive You now at this Christmas time to look into God's Package and receive Eternal Life. Grant it, Lord, just now, that You'll open to them the forgiveness of their sins, that You'll open to them a Fountain in the house of David, that's open for sin and uncleanliness, where sinners plunge beneath the flood, lose all their guilty stain. Grant it, Lord. Go home with them and abide with them tonight, Lord. Make life, for them, what it should be, Lord. Grant it.
Heal the sick and the afflicted among us. You are the Help of the helpless. You are He, Lord, Who can do where others cannot do. You are the abiding Grace. You are the Gift of God. And we humbly believe You, Lord. We follow the Day Star, we follow the Light until It leads us to that perfect Light, the Gift of God, Eternal Life, by the baptism of the Spirit. Grant it, Lord. I commit them to Thee now. In the Name of Jesus Christ, take their souls tonight and wash it in the crimson Blood of Calvary. For we ask it in Jesus' Name. Amen.

224 ... Lord, abide with me.
[Brother Branham hums--Ed.]... helpers fail to comfort me,
In life, in death, O Lord, abide with me.
Do you love Him with all your heart? Once more, for old time's sake, "I love Him, I love Him because He first loved me."
I love Him, (Everybody now.) I love Him
Because He (Let's raise up our hands to Him now.) loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.
Now, I want you to shake hands with somebody in front and back, and your side now. [Brother Branham shakes hands--Ed.]
I love Him, I love Him
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's...
All that's received the Christmas Gift of God, raise your hands now.
I love Him, I love Him
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.

227 Don't you love Him? Isn't He wonderful? All right, while we stand now.
Take the Name of Jesus with you,
Child of sorrow and of woe;
It will joy and comfort give you,
Take It everywhere you go.
Precious Name, O how sweet! Oh how...
Hope of earth and joy of heaven;
Precious Name, (Precious Name) O how sweet!
Hope of earth and joy of heaven!
Slowly now.
Take the Name of Jesus with you,
As a shield from every snare,
When temptations... (What do you do when temptations gather?)
Just breathe that Holy Name in prayer.
Precious Name, (Precious Name)... (O how sweet!)
Hope of earth and joy of heaven;
Precious Name, (Precious Name) O how sweet!
Hope of earth and joy of heaven!
At the Name of Jesus bowing (Let's bow our heads now and sing.)
Falling prostrate at His feet,
King of Kings in heaven we'll crown Him,
When our journey is complete.
Precious Name, O how sweet!
Hope of earth and joy of heaven;
Precious Name, O how sweet!
Hope of earth and joy of heaven!


НАВЕРХ