ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод VGR
Проповедь Совершенство Уилльям Бранхам произнес 57-0419 Продолжительность 1 час 15 минут аудио нет .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

Совершенство

... И находиться здесь, чтобы поклоняться вместе с вами. И сейчас прямо перед Посланием, сегодня вечером здесь, на сцене мой хороший друг, доктор Ли Вейл из Первой баптистской церкви в Лайме, Огайо, кто был одним из моих спонсоров на собрании в Лайме. Я спросил у него по дороге сюда, может он несколько минут немного расскажет церкви о собрании в Лайме. И я рад, счастлив представить вам сегодня вечером доктора Ли Вейла, ещё одного баптиста, получившего Святого Духа.
2     [Брат Ли Вейл говорит в течение четырнадцати минут, свидетельствуя об исцелении многих людей.—Ред.] Аминь. Пусть Бог благословит тебя, брат Вейл, тоже.
3     Это было достаточно сильно для баптистского пастора, не так ли? Ну, мы очень рады принимать у себя брата Вейла. И, конечно, двери открыты, чтобы он ещё приезжал и навещал нас в любое время, когда сможет. И вот, сегодня вечером…
Завтра вечером будет Погребение Господа Иисуса.
4     В воскресенье утром в шесть часов будет служение на восходе солнца. И, думаю, брат объявил последующую часть служения.
Сейчас, давайте совсем немного помолимся.
5     Благословенный Господь, Слово Твоё — Истина, и мы благодарны за человека, который обращается с Ним без страха, когда они раздают Его людям. И когда мы сегодня откроем Библию, или перевернём Её страницы, пусть благословенный Святой Дух придёт и откроет Слово понимания нам. Через Иисуса Христа мы просим этого. Аминь.
6     В этот великий вечер распятия нашего благословенного Господа, который мы отмечаем, я хотел бы сегодня прочитать Слова Его Собственных дорогих уст, которые Он поручил записать в Своей Книге. Из Евангелия от Матфея, 4-й главы, мы... и 47-й, и 48-й стихи, мы читаем следующее:
И если вы приветствуете только братьев ваших, что вы особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?
Но будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный.
7     И на сегодняшний вечер была объявлена проповедь на тему Совершенство. Сейчас мы... Это очень необычная тема на вечер распятия нашего Господа. Но сегодня, вероятно, вы слушали радио, и слышали разные проповеди, и проповедников,… как они представляли этот ужаснейший день, когда наш Господь умер за грехи этого мира. Так что я решил сегодня вечером рассмотреть это, зайдя с другой стороны, чтобы представить это иначе, и, возможно, немного вас освежить. И пусть благословенный Святой Дух вдохновит Слово сейчас, когда мы со старанием будем Его излагать.
8     Бог требует совершенства. Задержите это в разуме — ничто недоделанное просто не должно появляться в Присутствии Бога. Всё должно быть безукоризненно: наше поклонение, всё.
9     Теперь, в саду Эдема, Бог поместил в этот сад Адама и Еву. И они согрешили, и согрешением преступили законы Бога — непослушание. И если возникает преступление, непослушание — это и есть преступление закона. И закона Бога, а Он свят, просто незапятнанно свят, поэтому в Его Присутствии не должна даже появляться какая-нибудь несвятость. Если грех появился в мире из-за преступления, с грехом нужно обязательно что-то сделать, прежде чем грешник предстанет в Присутствии Бога.
10    И вот, если нет закона, то нет никакого правосудия. Но закон требовал, то есть, правосудие требует закон. И закон, когда он—его зовут на помощь, он проявляет правосудие.
11    Так вот, законом не спасётся никакая плоть. И вот, закон не может спасти нас. Закон был просто средством отправить в тюрьму, но без какой-либо искупительной силы. Закон лишь показывал нам, что мы грешники, и осуждал нас. Вот задача закона. Он должен осуждать, или показать, где твоя ошибка. Посему, закон, сам по себе, не мог спасти. Он мог только преследовать.
12    И Бог, будучи святым и справедливым, Он должен был произвести преследование в судебном порядке. Он должен был преследовать грешника за то, что преступил границы благодати и стал гражданином, нарушившим закон. Следовательно, с ним нужно было что-то сделать.
13    И у каждого закона есть своё наказание, наказание за преступление закона Бога — смерть. И он должен был представить картину смерти человеческому роду. И весь род человеческий несёт ответственность согласно этому закону.
14    Вот, когда Адам с Евой согрешили, обратно вернуть в Присутствие Бога их можно было только одним способом, одним средством — урегулировав ситуацию с грехом. И всякому допустившему любой грех, без разницы, большой или маленький, ситуацию с этим личным грехом нужно урегулировать до появления согрешившего в Присутствии Святого Бога.
15    И вот, поэтому, когда Адам с Евой согрешили и преступили закон, они должны были умереть. И закон подлежал исполнению, поэтому весь род человеческий был наказан смертью. И вот, давайте сейчас на несколько минут остепенимся в своих мыслях и рассмотрим эту важную иллюстрацию и не забудем, что это относится к каждому присутствующему здесь человеку. Из-за преступления главы рода человеческого, Адама, наказание смертью касается каждого мужчины и женщины, ребёнка, из-за его преступления каждый из нас стал жертвой греха.
16    И с грехом нужно было что-то делать. И вот, Бог, в Своей великой безграничности и Своей великой любви… По закону грешника нужно было удалить от Создателя, следовательно, ему грозило истребление, и полное истребление, и его возвращение становилось возможным только после решения вопроса с грехом. И тогда очень легко поверить в полное истребление грешника в конце, потому что он полностью, навсегда отделён от Присутствия Бога.
17    Сейчас обратите внимание на этот грех. И как Бог, будучи справедливым, и Он мог быть только справедливым, ибо Он — источник всей справедливости, поэтому Он мог только наказать за это преступление. А наказанием была смерть, ибо Он сказал: "В день, когда ты вкусишь от него, в тот день ты смертию умрёшь". И вот, у нас получается мрачная картина.
18    Но потом, если ещё немного вернуться в прошлое и выяснить сами атрибуты Бога, в Библии ясно говорится, что "Бог есть любовь". Но, хотя и любовь, Он должен быть справедливым. Следовательно, любовь это не то с чем ласкаются и забавляются. Любовь представляет справедливость Бога.
19    Теперь, когда Бог увидел, что Его дети преступили Его закон, и должны смертью умереть, тогда вмешалась верховная любовь, чтобы дать возможность. Ведь Бог понимал, что этим детям придётся полностью навсегда исчезнуть из Его Присутствия. Иначе быть не могло, потому что они преступили Его закон, а наказанием Его закона была смерть.
20   И тогда вступилась любовь Бога к Его подданным. А когда проявляется Божественная любовь, верховная благодать представляет объект любви. И Бог, зная наперёд, потому что Он очень любил Свой род, однако, из-за наказания Ему пришлось пойти на заместительную смерть в саду Эдема. То есть, Он заместил невиновным творением, маленьким ягнёнком, не знавшим никакого греха, и он стал заместителем, сыграл роль, и умер вместо виновного грешника. И ради сохранения жизни Его подданным был заклан ягнёнок.
21    Во всём Ветхом Завете в жертву приносилась кровь ягнят и козлов, овец, быков и телиц, заместительная смерть. Но в целом плане спасения Бога, в глубине Его разума был задуман приход того, кто станет настоящим Объектом. Это всё было прообразом грядущего настоящего Объекта. И этот грядущий настоящий Объект, это был Его единородный Сын. Все умершие ягнята были только прообразом. И прообраз представляет лишь негатив объекта. И они только говорили о приходе Голгофы.
22   Теперь, для иллюстрации обратимся в наших Библиях к Посланию к евреям, и там коснёмся слов Павла, великого апостола, старавшегося нам показать разницу. Мы прочтём это из 10-й главы.
23   И мне так нравится Слово! Слово есть Истина. И мне нравится читать Его среди собравшихся, потому что знаю, что на суде предстану вместе с ними. И мне придётся отчитаться. Так что, если я беру Его из Слова, то не буду виновен, потому что Оно — Слово, и Бог несёт ответственность за Своё Слово.
24   Сегодня так заметно по евангелистам и так далее, что используется влияние личности. О, это постыдно! И это видно, придя в церковь: зайдёшь в церковь, и там есть пастор, у него будет какая-то изюминка в поведении, какие-нибудь эмоции. Если не следить, всё собрание примет тот дух. Вдруг он просто немного эмоциональный или трясёт своей головой, или что-нибудь необычное, ну, вся церковь к этому пристрастится. И сегодня в современных церквах докатились до ощущений и прочих глупостей. Из-за этого возникла сильная неразбериха! Но, о, мои возлюбленные братья, сегодня, как никогда, нужно держаться Слова!
25    Знаете, очень не хотелось бы оказаться на суде и узнать, что у меня в чём-то было ненадёжное откровение и увёл в заблуждение народ. Я не хочу, чтобы они переняли мой дух или мои повадки, но я хочу, чтобы они получили Дух Бога через Слово Бога, производящее Истину.
26   Так что по случаю этой важной даты сегодня вечером я хочу прочитать из Вечного Слова Бога. Сейчас мы понимаем, что закон существовал много лет, но закон был не в силах убрать грех. Как я сказал в прошлом, он просто представлял собой тюрьму. Он был замечательным детективом, раскрывшим твои преступления, но не имеющего средства освободить тебя. Он тебя заключал в ломбард, но там не было Искупителя вызволить тебя оттуда. Он тебя только отправляет в заключение, чтобы ты понял, что ты грешник. Но сейчас, заметьте, к Евреям 10-я глава, когда мы будем читать.
Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ...
27    Помните, что это была тень грядущего образа. Прообраз только представляет, что есть образ, отбрасывающий тень. "Тенью будущих благ, не самый образ". Обратите внимание: "вещей... "
... не сам образ вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми... никогда не может сделать совершенными приходящего с ними.
28   Теперь, Бог, в начале требовал совершенства. Иисус, когда Он пришёл на землю, сказал: "Будьте совершенны, как совершенен Бог на Небесах". И закон, имея тень грядущего, никогда не может сделать поклоняющегося совершенным. Вы увидели картину? Сейчас, давайте снова её рассмотрим, чтобы вам точно этого не упустить. Бог требует совершенной святости. Его образ исключает даже намёк на грех. Иисус засвидетельствовал о том же и сказал: "Будьте совершенны, как совершенен Бог на Небесах".
29   И в Библии сказано, что "закон никогда не мог своими жертвами сделать совершенным приходящего". Значит, закону невозможно сделать что-то совершенным. Он был только указателем. Эти жертвы, приносимые ежегодно, никогда не могли сделать совершенным поклоняющегося. Так что, поэтому, никто под законом, или из соблюдающих законы, или под тенями, не может быть совершенным.
Потому что (2-й стих) перестали бы приносить их…
30   Если мне по силам стать совершенным в Присутствии Бога, то Христу не нужно было умирать за меня. Если хоть чем-то можно что-нибудь заслужить в Присутствии Бога, Христос умер напрасно. Ни соблюдение закона, ни ваши законнические представления, ничто из вашей собственной святости, ни то, что вам удастся бросить: лгать, воровать, курить табак, ходить в кино, вы всё равно погибшие. Этого ничем не достичь! Вступление в церковь, ритуалы, церемонии, крещения, постановления церкви, чтение вероучений, произнесение молитв, все эти вещи никак не засчитываются. Вы погибшие! Никакие ваши дела, потому что ты грешник под осуждением. И ничем, ни самим по себе, ни вероучением, ни какими-нибудь делами, или мыслями, своими, ты ничего не заслужишь в Присутствии Бога, потому что ты, прежде всего — грешник.
31    И Библия провозглашает, что мы все рождены во грехе, зачаты в беззаконии, пришли в этот мир лживыми. И Бог не может поручить какому-то человеку умереть за другого, потому что один точно так же виновен, как другой. В Присутствии Бога архиепископ, рождённый в этот мир, настолько же виновен, как самый последний городской завсегдатай бара. Один не может искупить другого.
32   Поэтому Он взял невинную жизнь животного, небольшого ягнёнка. И при Ветхом Завете, по закону, когда человек согрешал, он приносил к жертвеннику ягнёнка. Скажем, если он преступал одну из заповедей, он приносил ягнёнка, и он клал его на жертвенник, и возлагал свои руки на ягнёнка, и он исповедовал свои грехи, что он неправ, и понимал, что он виновен. В… и был… Закон требовал смерть. И он вместо себя приносил ягнёнка. И когда он… Горло маленького животного перерезалось, и он начинал брыкаться своими небольшими ногами и блеять. Если вы когда-нибудь видели, как убивают ягнёнка, какой несчастный крик! Несчастный малыш пытается блеять, и его небольшая яремная вена перерезана. И когда он брыкается и дрожит, и когда он замирает, потом снова дрожит и блеет. И кровь хлещет, она пропитывает его шерсть и руки поклоняющегося.
33   И поклоняющийся понимает, что за совершение прелюбодеяния, за ложь, воровство, в чём бы он ни был виновен, или даже нечестивые помыслы, что бы это ни было, в малейшем намёке, он был виновен из-за своей натуры. Он был виновным человеком, возможно, не из-за желания, но он был виновен по натуре. И он должен был признать, что этот невинный маленький ягнёнок умер вместо него. И ему было жаль малыша.
34   Но человек, как только ягнёнок, наконец, умирал, с кровью ягнёнка на своих руках, он уходил из здания с тем же желанием в своём сердце, которое у него было в начале. Почему? Потому что жизнь, которая была в маленьком ягнёнке... Жизнь находится в крови. Ваша жизнь находится в вашей крови. Мы это знаем. И жизнь в крови ягнёнка была жизнью животного, поэтому, когда его немощные частицы уничтожались и жизнь выходила из животного, она не могла оказать ответное воздействие на поклоняющегося, потому что поклоняющийся был человеком.
35   Кровь прикрывала, но не могла полностью искупить, потому что человек выходил из помещения с прежним желанием грешить, какое у него было в самом начале. Но совершая это, он ожидал времени, когда придёт совершенный Агнец. И он это делал во всесожжении, потому что другого не знал.
36   Так что вы видите, когда проливалась кровь и жизнь выходила из животного, она не могла воздействовать на человека, потому что один был животным, один был человеком, невинное животное за виновного человека.
37    Но, о, однажды, около двух тысяч лет назад, в небольшой конюшне в Вифлееме родился Агнец Божий и, как овца, был ведён на заклание. Девятнадцать с чем-то столетий назад, в этот день, во второй половине, в три часа Он умер. И незапятнанный, невиновный Агнец Божий висел на кресте Голгофы и умер за каждого грешника. Сейчас, когда поклоняющийся приходит к этому Агнцу, верой! И это другой Агнец. Это не такой Агнец, как тот прежний.
38   Никто не может прийти к этому Агнцу, если прежде не привлечёт его Бог. Вы видите Божье верховенство? О, я надеюсь, это проникнет сейчас очень глубоко. Смотрите. Бог знал, что у Него есть овцы в этом мире. Он знал, что у Него будут спасённые, и Его любовь взглянула с высот и увидела, кто будет спасён, посему, через предузнание, Он предопределил Церковь, чтобы встретилась с Ним там, без пятна и порока. И если Бог требует Церковь без пятна и порока, у Него должно быть средство обеспечить это. Он не мог бы этого требовать, Его справедливость, Его суды не могут позволить Ему просить такое, если это ничем не осуществить.
39   И человеку самому этого не достичь. Его ждёт полный провал. Бог дал ему это понять через закон, через судей и через весь Ветхий Завет. Он посылал пророков, Он посылал праведного, и оказывалось, что ни у кого не получалось.
40   Поэтому Бог, Своей верховной благодатью, послал от врат Славы Своего единородного Сына, чтобы занял наше место.
41    Помните, если бы Он сказал, чтобы его занял папа римский, у него не получилось бы. Скажи Он архиепископу Кентерберийскому сделать это, у него не получилось бы. Призови Он наисвятейшего преподобного отца или епископа этого мира, у него не получилось бы сделать это. Он оказался бы настолько же отвергнутым, как Иуда Искариот. У него не получилось бы это сделать, потому что он был "рождён во грехе, зачат в беззаконии, пришёл лживым в этот мир", — и сам нуждался в искуплении.
42   Аллилуйя! Но вот пришёл Он от врат Славы, не кто-то ещё один, не какой-то человек, не какой-то добропорядочный человек, и не какой-то еврей, язычник. Он был не кем иным, как Всемогущим Богом, скрытым в человеческой плоти. Он пришёл Сам, чтобы принести в жертву Свою Собственную Кровь, потому что Она возникла не от полового акта. Половые отношения там вообще не участвовали. Но Он осенил деву, и от созданной Самим Собой клетки Крови, произвёл этого Невинного.
43   Таким образом, моё спасение, ваше, сегодня, не прикреплено к заслугам наших собственных дел. Оно прикреплено к твёрдому решению верховной благодати Всемогущего Бога, Кто избрал нас в Нём. Конечно. Я никогда не смог бы стать совершенным, и вы не смогли бы стать совершенными. И мы не претендуем, что являемся совершенными. Но у нас есть это одно утешение, что наша вера основывается на уже принятой совершенной Жертве!
44   Значит, откуда мы знаем, что мы получили Её? Когда поклоняющийся верой возлагает свои руки на тело Господа Иисуса и ощущает ужас греха, и насмешку от плевка на своём лице, ощущает страдания Гефсимании, предсмертные муки Голгофы, и знает, что это он виновный, и правильно исповедует свои грехи: "О, благословенный Господь, я виновен. И единственная моя возможность, это если Ты поможешь мне. И верой… Ты звал, Святой Дух, пришёл и приглашаешь меня прийти. И я сейчас, верой, принимаю Иисуса личным Спасителем". Та Жизнь, которая вышла из Него на Голгофе, названная Святым Духом, сокрытая в клетке Крови Господа Иисуса, возвращается на поклоняющегося и крестит его Святым Духом в Тело Христа.
45   И Он уже осуждён. Вам не надо беспокоиться о суде. Когда я поворачиваюсь и смотрю на это небольшое распятие, я осознаю, что оно представляет Его тело. И сейчас это тело уже осуждено. Бог больше не может справедливо его судить, потому что оно уже осуждено. Бог поразил судами смерти это тело. И только бы найти путь скрыться в этом теле! Его суд уже поразил за вас и за меня. Мы свободны! К Римлянам 8:1 говорится: "Посему нет ныне никакого осуждения тем, кто во Христе Иисусе, живущим не по плоти, но по Духу". Вот, пожалуйста, никакого осуждения! Мне всё равно, что приходит, или что уходит, ты скрыт под Кровью.
46   Опять, как мы попадаем в это Тело? Первое коринфянам 12:13, говорится, что "одним Духом!" Как приходит этот Дух? Через Жертву. Где находился этот Дух? В Крови. Почему не могла воздействовать животная? Это было животное. Дух животного не может сойти на дух человека и что-нибудь с ним сделать, потому что дух человека от более высокого порядка жизни, чем животное. Но дух никакого другого человека не может вернуться. Если у тебя дух какого-то предка, это спиритизм. Но Бог Сам пришёл, это Его Собственный Дух, дух самого высокого порядка из существующих, может прийти в виде крещения Святым Духом к поклоняющемуся через Кровь Христа и ввести его в Тело. Он в безопасности!
47   Смотрите. Кровь тельцов и козлов не давала нужного результата, потому что не имела силы. Сейчас, давайте начнём читать где-то в 12-м стихе. Хорошо. Кровь тельцов и козлов не могла дать результат, как была не в силах искупить. Смотрите.
Он же (Кто Он? Епископ? Нет. Папа? Нет.)...
Он же, принеся... одну жертву за грех, навсегда воссел одесную Бога,
Ожидая затем, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его.
48   Вы готовы? Вы готовы для Слова? Послушайте Это, потом я хочу, чтобы вы позволили Ему проникнуть глубоко. Послушайте внимательно.
Ибо Он одним приношением (не год за годом, не пробуждение за пробуждением, не собрание за собранием, не день за днём)…
Но Он одним приношением навсегда сделал с-о-в-е-р-ш-е-н-н-ы-м-и  (они сделали? Он сделал!)…
...одним приношением навсегда сделал совершенными (это требование Бога) освящаемых.
49   Вот, пожалуйста. Вот ответ на смерть Христа. Вот ответ для Голгофы. Он полностью Своей Собственной Кровью выкупил наши грехи и навсегда сделал совершенными Своих верующих. Поэтому, во Христе мы стоим невиновные, совершенные в Присутствии Бога Всемогущего. Мы своими учениями лишаем себя привилегий, мы все были научены, что нужно дойти до определённого состояния, нужно что-то сделать. Нет, мой брат, здесь не твои дела, это дела Бога ради тебя! Мы сейчас, если оправданы верой, мы совершенны навсегда в Присутствии Бога.
50   Поэтому Иисус сказал: "Будьте, посему, совершенны". Значит, это было сделано совершенным навсегда. Бог, через смерть Христа, девятнадцать столетий назад, сегодня, сделал совершенным верующего, которого Он предвидел прежде основания этого мира, навсегда. И тех, кого Он призвал, Он оправдал. "Тех, кого Он предузнал, Он призвал, тех, кого Он призвал, Он оправдал, тех, кого Он оправдал, Он уже прославил". Он сделал совершенными Своих верующих!
51    Теперь смотрите, давайте сейчас вернёмся назад в 1-й стих.
...закон, имея тень будущих благ, а не самый образ тех вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих с ними.
52   Смотрите, "совершенными", вот о чём мы говорим.
Иначе перестали бы приносить их, потому что приносящие жертву, быв очищены однажды, не имели бы уже никакого сознания греха.
53   О чём здесь говорится? Там слово сознание, а правильный перевод — "желание". И если человек приходит, поклоняющийся, правильно перед Христа, видя Его страдания, и он приносит себя в жертву Христу, и говорит: "О, Господи, Боже, во мне нечем искупить, но я полностью полагаюсь на Тебя", — тогда Святой Дух приходит в сердце человека, сам вопрос греха навсегда решён, потому что всякое желание греха из вас изъято. Ведь если бы закон смог это сделать, эти жертвы не должны были прекратиться, но из-за того, что он не мог этого сделать, Христос должен был умереть, чтобы сделать нас совершенными.
54   Друзья, мы сегодня вечером могли бы сказать очень многое о совершенстве. Мы всегда стараемся пустить кому-то пыль в глаза, чтобы выглядеть святее других. Но если просто взглянуть на эту картину, то лишь благодатью Бога мы стали теми, кем есть.
55    Вот, недавно в Огайо, мне был преподан тяжёлый урок. Я проводил собрание в Огайо, и остановился за городом. Из-за наплыва людей я не мог остановиться в городе.
56   Мы питались в небольшом ресторане данкеров, немецких баптистов. И нас обслуживали такие замечательные официантки: и прилично одетые, и очень опрятные, выглядели, как подобает леди. Подкрепиться в таком заведении было как посетить небеса. Их кухня была безупречной. И в воскресенье они закрылись и пошли к себе в церковь. Я немного проголодался, должен был проповедовать в воскресенье после обеда.
57    И пошёл в обычный небольшой… просто типичный американский ресторан, чтобы купить что-нибудь поесть. И только вошёл, как уже слышу игровой автомат! И там стоял мужчина моих лет, вероятно, женатый, обняв рукой какую-то женщину, играли на автомате. Сам представитель нашего закона, защита нашей морали, нашей добропорядочности, стоял там, нарушая то самое, что он должен бы защищать. Потому что в Огайо запрещено законом играть в азартные игры, играть на игровых автоматах.
58   И я повернулся и взглянул в конец помещения, там оказалась группа подростков, и в автомате звучали записи рок-н-ролла. Молодая леди лет на восемнадцать, очень изящно сложенная как женщина. Но она стояла там в платье с низким вырезом, а руки одного из парней были у девушки там, где им не следует быть. И они курили и выпивали.
И я подумал: "О, Боже, как Ты это можешь терпеть?"
59   И я взглянул направо, когда услышал, как кто-то громко охнул. И там сидела пожилая женщина лет, наверное, на шестьдесят или семидесяти. На ней было что-то из этой вульгарной  одежды,  прикрывающей  едва  ли половину её немощных, обвисших, дряблых ног и рук. И вот здесь у неё была помада, огромное лиловое пятно на лице вот здесь, накрашенная, в лёгких туфлях или босоножках, накрашенные лиловые ногти ног, лиловые накрашенные ногти рук. И её волосы были очень коротко острижены и завиты, и выкрашены в синий цвет. И я посмотрел на неё.
60   А напротив за столом сидело двое мужчин, пьяных. Один из них (это было летом) в большом армейском бушлате с серым шарфом на шее, и заросший по самые уши, икал и так далее. И они извинились, мужчины, перед ней, и пошли вот так в туалет.
61    Я стоял там. И я сказал: "Боже, почему Ты не уничтожишь всё это? Почему Ты просто не погрузишь это под землю?" Я сказал: "Неужели моя маленькая Сарра и Ревекка должны будут расти при такой дряни?" Я сказал: "Как можешь Ты, Боже, при Своей великой святости, вообще терпеть вид этого, и не пошлёшь землетрясение и не потопишь это?"
62   И когда я там стоял, вот так осуждая женщину, я вышел за дверь. Я почувствовал, что ко мне пришёл Дух Бога, и я вышел за дверь.
63   И я увидел, как что-то стало вращаться. И когда это появилось, в видении, это оказался вращавшийся вокруг и вокруг земной шар. И как я заметил, вокруг земного шара была алая полоса, вокруг земли. И когда я обратил внимание на земной шар, я увидел себя совсем маленьким мальчиком, творящим то, что мне не следовало делать, может быть не такое, но это был грех. И каждый раз, когда я что-то делал, я видел, как большая тёмная тень шла к Небесам. И Бог должен был убить меня в ту же минуту.
64   Потом я увидел, что между мной и Богом, стояла та совершенная Жертва. Я увидел, что Он стоял там с терновыми колючками на Своей голове, и с плевком, висящим на Его лице. И каждый раз, когда мои грехи начинали двигаться к Богу, Он протягивал руку и отбивал это, как бампер на машине. Он защищал меня от смерти. И каждый раз, когда я делал что-нибудь неправильное, Бог должен был убить меня. Конечно, Его святость это требует. Его закон это требует. И каждый раз, когда я делаю что-нибудь или вы делаете что-нибудь, Кровь Иисуса Христа служит бампером. И тогда я понял, что означала та алая полоса, что Кровь по-прежнему хранит землю.
65    И когда я стоял, смотрел, я немного подошёл к Нему, когда заметил Его. И я услышал, как Он говорит: "Отец, прости его, он не знает, что он творит". И я посмотрел, и там лежала книга. И там был записывающий Ангел, стоял рядом с Ним. И каждый раз, когда я грешил, это записывалось в книгу. И на ней было моё имя. И я понял, что однажды, я… та полоса Крови будет поднята, и я должен буду предстать в Присутствии Бога со своей греховной жизнью. Но я увидел, что, по Своей милости, Он отодвигал мой суд.
66   Я смиренно подошёл к Нему. Встал на колени, и сказал: "О, Иисус, Ты, Сын Бога, я недостоин приходить в Твоё Присутствие. Но не простишь ли Ты, пожалуйста, меня за всё, что я натворил?"
67   Он прикоснулся Своей рукой к Своему боку, взял эту старую книгу и написал на ней "прощён", забросил Себе за спину, и мои грехи исчезли! Потом, Он строго взглянул на меня, Он сказал: "Вот, Я простил тебя, но ты хочешь её осуждать". Тогда я понял, к чему это было.
68   Когда я вышел из видения, я подошёл к ней. Я сказал: "Как вы поживаете?"
69   Она пила. Она взглянула на меня, и сказала: "А, привет".
Я сказал: "Можно присесть?"
Она сказала: "Я занята".
70   Я сказал: "Леди, я не подразумевал это в таком смысле. Я просто хочу с вами минуту поговорить".
Она сказала: "Садитесь".
71    И я сказал: "Леди, всего несколько минут назад, стоя за той дверью…" Я стал рассказывать ей. И, когда я взглянул, по её щекам бежали слёзы. И она мне рассказала… Я сказал: "Леди, вы не должны делать эти вещи. Иисус умер, и суд Божий удерживается Его Кровью. Вы не должны этого делать".
72   И она сказала: "Не должна, сэр". Она сказала: "Мой отец был дьяконом в церкви. Я воспитывалась в христианской семье. Мы с мужем были одними из основателей, и жили христианской жизнью". Она стала мне рассказывать, что после его смерти... У неё было две молодых дочери, и она загуляла. И как дочери бросили её, и жизнь у неё пошла по наклонной. И она подумала, что для неё не осталось никакой надежды.
73   Но я сказал: "Боже, упаси! 'Кого Он предузнал, тех Он призвал'".
Она сказала: "Это вы служитель Бранхам оттуда?"
Я сказал: "Да".
74   Она сказала: "Мне стыдно за себя, что сижу вот так". Она сказала: "Вы думаете, для меня ещё есть шанс?"
75    Я сказал: "Иисус ждёт вас с распростёртыми объятьями, леди". А другие люди навострили уши. И я сказал: "Вы выйдете туда, на эту площадку со мной?"
Она сказала: "Я выйду, сэр".
76    Я взял её за руку. Я сказал: "По возрасту вы как моя мать. Вы не против вместе со мной преклонить здесь, на полу, колени?" И там, на полу во второй половине дня, мы устроили в том заведении старомодное собрание. И Бог спас эту женщину по Своей благодати. Она оделась и пришла на собрание, и, насколько я знаю, живёт сегодня христианской жизнью.
77    Что это такое? О, Бог требует совершенства! Он требует вашего покаяния. Он требует вашей преданности Ему. Но сегодня вечером Он ищет. Не имеет значения, как сильно ты согрешил, как незначительно, или как много, ты всё равно грешник, и придёшь к цели только через Иисуса Христа, Божью вседостаточную Жертву. И в Нём ты совершенен навсегда. Задумайтесь об этом! Никакие не твои дела. Никакая не открытая чистая страница. Никакая не начатая новая жизнь. Это признание своей неправоты и благодати Бога к тебе. Это приводит тебя к совершенству, и тогда ты совершенен в Иисусе Христе.
78    Я надеюсь, сегодня, мой друг, пока мы здесь, в этот серьёзный решающий момент сейчас, когда после этого рассказа нужно что-то решить. Может, вы его уже слышали. Но ни из одной из этих дверей вам не выйти теми же, какими вошли, вы выйдете лучшими или худшими.
79    И пока мы склоним ненадолго свои головы, я хочу, чтобы вы крепко об этом задумались. Что насчёт вашей души сегодня? Иисус Христос умер за вас.
80   Вы скажете: "Брат Бранхам, я это сделаю, когда брошу курить, когда брошу пить, когда исправлю это". О, изъяны буду всегда. Вам не под силу избавиться от этого. Почему просто не прийти такими, как есть? И по вере прийти к тому Потоку святой Крови, что доколе живы вы будете петь о правде и любви.
81    Зачем принимать заменитель? Зачем пробовать исполнить требования при помощи своей церкви? Зачем пробовать достичь цели тем, что вы бросили пить или бросили лгать? Приходите путём совершенства! "Ибо одной Жертвой Он сделал навсегда совершенными освящаемых".
"Как я становлюсь освящённым?"
82   Признайте свои грехи в Присутствии Крови Иисуса, и Жизнь, которая пришла из той Крови, вернётся назад на поклоняющегося и освятит его от желаний и дел этого мира. Ибо той вседостаточной Жертвой Он освятил нас, одним Духом мы все крещены в одно Тело. "Итак, нет ныне никакого осуждения тем, кто во Христе Иисусе, живущим не по плоти, но по Духу". А стараться жить по Духу и по-прежнему испытывать похоть плоти, показывает, что Жертва у вас ещё недостаточно задействована. Но у поклоняющегося, однажды очищенного, больше нет желания греха.
83   Вот чем была Голгофа. Это не место продажи цветов или уютное заведение для этого или того. Это место примирения Бога с человеком. Это место, где человечеству даётся мир и совершенная безопасность. Можешь пойти со мной сегодня вечером, мой друг-грешник, на Голгофу, и верой нанести эту Кровь на свою собственную душу, и позволить Святому Духу прийти и освятить тебя Своей великой Жертвой?
84   Прежде чем помолимся, вы не хотите поднять руку к Богу и сказать: "Будь милостив ко мне, Боже. Я сейчас признаю все свои грехи, в эту Страстную пятницу вечером. И я ценю эти сильные страдания, которые Христос претерпел за меня. Я сейчас отдаю свою собственную волю, свои собственные мотивы и всё остальное, чтобы идти за Тобой с этого дня, отныне". Вы желаете поднять руку, сказать: "Вспомни обо мне, брат Бранхам, в молитве. Это решение моего сердца"? В этот значительный вечер, будут ли здесь такие, пока мы ещё немного подождём? Там, справа от меня, конечно, там есть кто-то. Ты стыдишься своих грехов? Ты стыдишься своих поступков?
85   Этот мир сегодня ищет героев. И у него есть герои, говоря физически.
86   Однажды в Швейцарии, когда решалась судьба швейцарской Швейцарии, в полях собралась небольшая группа швейцарцев, защищать—защитить свои дома. Огромное приближающееся войско было слишком серьёзным для них: там все были обучены, были с большими копьями и щитами. Швейцарцы могли только сдаться. Их прижали к горе. Потом, вышел один герой. Кто-то должен был умереть. И если они проиграют сражение…
87   У них в руках были только старые серпы и камни, палки. А приближающее войско выглядело несокрушимой скалой. Если их завоюют, то обесчестят их любимых жён, обесчестят юных дочерей, убьют их младенцев, разобьют им головы, их дома уничтожат, это будет конец.
88   Потом, там оказался человек, чьё имя слишком быстро забывают, по имени Арнольд фон Уинкельрид. Он вышел вперёд и сказал: "Мужи Швейцарии, я сегодня отдаю свою жизнь за Швейцарию". Он сказал: "Сразу за горой находится небольшой белый дом. Меня ждут жена и трое детей. Но они меня больше не увидят, потому что сегодня я отдаю свою жизнь за Швейцарию".
Они сказали: "Что ты будешь делать, Арнольд фон Уинкельрид?"
89   Он сказал: "Следуйте за мной и деритесь изо всех сил всем, что имеется".
90   И он осмотрел войско, пока не выяснил, где больше всего копий. Потому он поднял руки вверх, он побежал на ту несокрушимую скалу копий, и закричал: "Дорогу свободе! Дорогу свободе!" На его вызов ответило сто копий, он расставил руки и направил их себе в грудь, из-за чего он был пригвождён и умер на концах этих копий. Те швейцарцы последовали за ним с дубинками и палками. То сильное проявление героизма обратило это войско в бегство, и швейцарцы выгнали их из страны. И с тех пор у них больше не было войны.
91    Приедьте в Швейцарию и назовите имя Арнольда фон Уинкельрида, вы увидите, как по их щекам побегут слёзы. Почему? Он спас их страну. Это был поступок великого героя. Его мало с чем сравнишь и ничем не затмишь, на этой земле.
92   О, но и он меркнет, по сравнению с тем, что произошёл однажды! Когда род Адама остановился, демоны маршем двигались со всех сторон, у пророков ничего не получилось, у закона ничего не получилось, жертвы быков и ягнят не принесли результата, натура человека оступилась и так далее. И бедный род Адама остановился побеждённый, задавленный численностью бесов, суеверий, болезней, недугов. Там Некто вышел с Небес и сказал: "Сегодня Я умираю за род Адама". Он пришёл на землю и стал плотью. Он выискал, где было темней всего от копий. Самым тёмным из человеческих страхов была смерть, и Он принял смерть внутрь Себя. И на Голгофе Он уплатил жертву и закричал: "Дорогу Свободе!"
93   И Он кричит Своей Церкви: "Возьмите То, что Я вам оставил — Мою Кровь и Мой Дух, и сражайтесь изо всех сил". Вот Чем сегодня мы можем победить, дружище. Ты можешь отогнать беса от себя. Каждый старый враг, который находится у тебя в жизни, его можно отогнать Кровью и Духом Христа, и ты можешь встать совершенным в Его Присутствии. Христос дал эту возможность!
94   Вы могли бы лишь поднять свою руку к Нему и сказать: "Прости меня"? Пусть Бог благословит тебя, брат. Ещё кто-нибудь: "Будь милостивым ко мне, Боже, я сейчас признаюсь в своих ошибках"?
95   А тёплый член церкви, посещающий церковь каждый день и, может, старается быть таким благочестивым, как только может, но, всё равно понимает, что его скрутили характер и безразличие, и эгоистичность, привычки, из-за чего нет победы? Хотите сегодня очиститься Кровью от всего этого? "Ибо приходящий, однажды очищенный, не имеет больше сознания…" Поднимешь свою руку, церковный член? Пусть Бог благословит вас, леди. Поднимайте свои руки и говорите: "Брат Бранхам, вспомни меня в молитве". Пусть Бог благословит вас, леди. Это правильно. Это настоящее… Это настоящий поступок. Пусть Бог благословит вас там, сзади, сэр.
96   Ещё кто-нибудь, поднимите свою руку, скажите: "Будь милостив ко мне, Боже. Я исповедую христианство, но не живу им. Я знаю, что не живу. И в своём сердце, я не совсем наладил с Тобой отношения. Я хочу быть одним из избранных Божьих. Я ощущаю в своём сердце, что я такой, но я ещё не отложил бремя, так легко запинающее меня. И я хочу отложить его в сторону сегодня. И, по благодати Божьей, я это сделаю. Помолись обо мне". Вы поднимете свою руку? Пусть Бог благословит вас, леди. Ещё кто-нибудь. Ещё немного мы ожидаем.
97   Пока мы в тишине ожидаем, сейчас каждый со склонённой головой в молитве, напоём нежно вот это.
Источник Жизни Бог открыл
В Крови Христа святой.
И все, кого Христос.
Нашли душе покой, нашли…
98   Вы не думаете, что сейчас всё закончилось? Не пытайтесь это смыть. Христос на ваших руках.
99   Пилат это пытался сделать в это утро где-то в шесть часов, но его руки по-прежнему оставались в крови, покрытые кровью руки виновного. Вы знаете, что с ним произошло. Он отправился в Швейцарию, много лет спустя, утратил рассудок, утопился в небольшом озере. Этим утром сотни людей в Швейцарии пришли наблюдать зрелище, как голубая вода бурлит внизу того большого водоёма. Они это делают каждый год. Есть старая легенда, говорят, что Бог не дал воде очистить его руки.
100  Брат, неважно, сколько раз ты крестился, что бы ты ни старался делать, ничто не очистит твои руки, кроме Крови Христа. Бог это не принял. И голубая вода, спустя две тысячи лет, практически, по-прежнему бурлит. Бог не примет это. Твоя самоправедность не очистит грехи. О, ничто, лишь Кровь Иисуса! Задумайтесь об этом сейчас. Мы будем молиться всего через мгновение.
101   Можно я кое-что спрошу сейчас. Когда Он стоял там, в зале суда у Пилата, в это утро, и сказал: "Если бы Царство Моё было от мира сего, Я мог бы сказать Отцу Моему, и тут же Он послал бы, двенадцать легионов Своих Ангелов". Тогда как один из них мог бы уничтожить весь мир. "Я мог бы сказать Ему, и тут же в Моём распоряжении были бы двенадцать легионов Ангелов". Он мог бы это сделать. Но Он стоял там кроткий и смиренный, чтобы забрать вашу смерть и забрать ваши грехи.
102  У вас найдётся сегодня достаточно благодарности за эту Жертву, нуждающиеся в ней и в Божьих благословениях, что вы встанете на ноги для этой молитвы? Все, желающие упоминания в этой молитве, просто встаньте на ноги, сказав: "Боже, будь милостив ко мне. Я виновен, я совершал неправильные поступки, и я сейчас хочу принять своё прощение через Христа Иисуса". Вы встанете на ноги вот в этот момент? Пусть Бог благословит вас, молодая леди. Это смелость. Постойте ещё немного там.
103  Вы хотите мне сказать, что вы поднимали свои руки, и потом, недостаточно искренние встать на свои ноги? Какую пользу вам, тогда, принесло Евангелие? О, такая игра с церковью, игра с Богом! Время уже совсем близко, однажды атомная бомба упадёт где-нибудь здесь, на один из этих больших пороховых заводов. Тогда не будет и доли секунды поразмыслить над этим. Тогда будет уже слишком поздно, а, вдруг, не успеет наступить следующая Пасха, или, даже, эта Пасха. Вы не хотите встать сейчас, сказать: "Боже, будь милостив ко мне, грешнику. Я сейчас принимаю Христа, принёсшего Себя в умилостивление моих грехов. И по Его благодати, и только Его благодати, я пребываю в Присутствии Бога". Вы хотите признать свою неправоту? Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха. Кто сознается, тот будет помилован. Решать вам. Он наблюдает.
104  Сейчас, наш благословенный Господь, три кающихся души стоят соответственным числом, один мужчина и две женщины.
105  Размышляя, Господь, о Голгофе, когда кто-то сбоку сказал: "Вспомяни меня, Господи, когда Ты придёшь в Царствие Своё", — другой сказал: "Если Ты такой, покажи нам чудо, сними нас с креста и спаси Себя". А другой сказал: "Боже, будь милостивым ко мне". И Твоя голова наклонилась вправо, и сказал: "Ныне же будешь со Мной в раю". Но Ты молчал о другом, потому что там не было покаяния.
106  И, Отец, Боже, я молю, чтобы эти, возможно... Я надеюсь, что это лишь трое в здании, ощущающие, что им нужно признать свою неправоту. Но, что они пришли этим вседостаточным путём, путём креста. Прости их, Господи, и благослови их. Они стоят здесь сегодня, как Ты встал за них в зале суда у Пилата, как Ты встал за них между Небесами и землёй, когда зашло солнце, и луна не дала света своего, и завеса в храме разодралась от верха до низа. Я молю, Боже, чтобы Ты благословил их и дал им от Твоих милостей, и очистил их Своей Кровью. И крести их Своей освящающей Силой в Тело Своего Собственного Сына, Христа Иисуса, тогда они сохранены на время и Вечность. Благослови других, ощутивших, что они в полном порядке, что они уже с этим встретились и поступили так. Я молю об этом благословении для них во Имя Христа. Аминь.
107  Пусть Бог благословит вас. И те, кто поближе к вставшим, дотянитесь и пожмите им руку, кто-нибудь, и скажите: "Пусть Господь благословит тебя", — вот так, как руку общения.
108  Мы сейчас совсем немного припозднились с нашим служением. Кто любит Господа Иисуса, поднимете руку? Сейчас в тишине, или просто как можно тише, давайте мы нежно споём в память об этом Вездесущем, этом Пребывающем здесь сегодня вечером.
Это там, у Креста, где Христос страдал,
Где о прощенье я умолял,
Там Он меня (когда ты стал соответствовать требованиям, возложил свои руки на Него), там Он меня Кровью оправдал
— О, хвала Ему!
Давайте сейчас нежно споём, когда склоним перед Ним свои головы.
Там, у Креста, где Христос страдал,
Где о прощенье я умолял,
Там Он меня Кровью оправдал —  
О, хвала Ему!
О, хвала Ему, хвала Ему!
О, хвала, хвала Ему!
Там Он меня Кровью оправдал — О, хвала Ему!
109  Сейчас тихо со склонёнными головами. Вы, кто спасённые, скажите: "Чудный..." Сейчас поднимите свою руку.
Чудный Источник, где грех прощён!
Радуюсь я, что туда введён.
Там в чистоте сохраняет Он — О, хвала Ему!
О, хвала, хвала Ему!
О, хвала, хвала Ему!
Там Он меня Кровью оправдал — О, хвала Ему!
110   Сейчас опустите руки, склоните головы. Я просто вспомнил, что кто-то несколько минут назад позвонил, и сказал, что кто-то хотел упоминания в молитве сегодня вечером из-за своего тела. У них не получается прийти на собрание в воскресенье вечером на большое служение исцеления. Вы встанете на ноги, желающие упоминания в молитве прямо сейчас?
...Он меня Кровью оправдал — О, хвала Ему!
О, хвала.
111   Сейчас со склонёнными головами. "Он был изъязвлен за ваши преступления, мучим за ваши беззакония, наказание мира вашего было на Нём, и ранами Его вы исцелились".
О, хвала Ему!
112   Сейчас, благословенный Отче, когда мы смиренно приближаемся ко кресту прямо сейчас, где меня нашли благодать и сила, и Звезда святой любви путь мой озарила. Эти больные стоят в Твоём Присутствии. Они верят прямо сейчас, что, по вере, они видят ту израненную спину там. "И ранами Его мы исцелились". Наисвятейший Отче, мы приходим, исповедуя свою веру, веруя, что Ты исцелишь наши больные тела, благодаря сильным заместительным страданиям Господа Иисуса. И мы возносим молитву веры об этих стоящих людях, которая, Ты обещал, спасёт больных. И мы вместе представляем подразделение Твоих верующих сегодня вечером. Ты сказал: "Где двое или трое собраны, Я буду среди них". И мы просим о милости для них, чтобы Твоя благодать сейчас коснулась их души глубоко внутри, чтобы там, в глубине, что-то закрепилось, дабы они поняли, что Христос здесь и проговорил к ним, говоря: "Дитя Моё, Я взял твои болезни там, на Голгофе. Сейчас просто возложи все нужды свои на Меня, ибо Я пекусь о тебе". И пусть они будут исцелены, здоровы во всех отношениях, ибо мы просим этого во Имя Иисуса. Аминь.
113   И когда они сейчас сидят, кто-нибудь рядом с ними, возложите свои руки на них, кто-нибудь, кто молился о них. В Библии сказано: "Они помолятся за больных, они исцелятся". Да благословит Господь.
114   Если я не ошибаюсь, не тот ли это человек, который исцелился здесь пару дней назад, или пару воскресений назад, который был глухим или что-то с ушами? Я вижу, что вам понравилось собрание сегодня вечером. Вы слышите меня сейчас нормально? Это хорошо. Чудесно! Привстаньте ненадолго. Кто помнит, что он был здесь? И он прошёл через молитвенную очередь, привели его снова на сцену, и Господь исцелил его и сделал его здоровым. Благословен Господь! Благодарю тебя, брат, за твоё свидетельство. Это может быть дюжинами! Но какой Он чудесный, правда?
115   Так вот, мы хотим увидеть вас завтра вечером пораньше. И потом в воскресенье утром пораньше. В воскресенье после обеда, и если сможете, ещё на служении исцеления в воскресенье вечером. Доколе свидимся, давайте встанем и споём нашу песню на расхождение "Имя Иисуса ныне".
Имя Иисуса ныне
Ты возьми, дитя скорбей,
И неси… (Повернитесь вокруг и пожмите кому-нибудь руку). Он даст мир душе твоей.
Имя то, (повернитесь вокруг и пожмите руку), сладко мне! Радость здесь и в вышине.
Имя то, Имя то, сладко мне, сладко мне!
Радость здесь и в вышине.
Сейчас, посмотрите сюда.
Это Имя величаем,
Мы к ногам Его падём,
И на Небе увенчаем,
Возгласим Его Царём.
Имя то сладко мне! Сладко мне!
Радость здесь и в вышине.
Имя то сладко мне! Сладко мне!
Радость здесь и в вышине.
116   Не забывайте о хоре Невиллов, радиопередачу квартета утром по "Радио WLRP" в девять часов. И брат Стрикер придёт в девять сорок пять, в воскресенье утром. Как раз для него делал запись сегодня после обеда о воскресении.
117   И сейчас, доколе свидимся, пусть пребывают с вами благословения Господа, склоним пока наши головы. И я попрошу моего хорошего друга и брата, брата Палмера из Мейкона, Джорджия, чтобы он, пока мы молимся, коротко помолился на расхождение. Брат Палмер.

 

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

Be Ye Therefore Perfect

1   ...and to be here to worship together with you. And now just before the message, I have my good friend here on the platform tonight, Dr. Lee Vayle, from First Baptist Church at Lima, Ohio, who was one of my sponsors at the Lima meeting. I asked him, coming down tonight, if he would just say a word to the congregation, maybe pertaining to the Lima meeting, for the next moment or two. And I’m glad to ... happy to introduce to you tonight, Dr. Lee Vayle, another Baptist that’s got the Holy Ghost.

2    [Brother Lee Vayle testifies of many people being healed.] Amen. God bless you, Brother Vayle, too.

3    That was all pretty strong for a Baptist pastor, wasn’t it? Well, we are very happy to have Brother Vayle with us. And certainly the doors are open for him to come back and visit us at any time he can. And now tonight... Tomorrow night is The Entombment Of The Lord Jesus.

4    Sunday morning is the six o’clock sunrise service. And I believe the brother has announced the further part of the service. Now let us pray just a moment.

5    Blessed Lord, Thy Word is truth, and we are thankful for men who handle it, fearless, as they give it out to the people. And as we open up the Bible tonight, or turn back its pages, may the blessed Holy Ghost come and open the Word of understanding to us. Through Jesus Christ, we ask it. Amen.

6    Lord, this great night that we are celebrating, of the crucifixion of our blessed Lord. I wish to read tonight from His own precious lips, the words that He had written in His book. In St. Matthew, the 4th chapter, we ... and the 47th and 48th verse, we read this:

And if you salute your brethren only, what do you more than others? do not even the publicans so?

But be ye therefore perfect, even as your Father which is in heaven is perfect.

7    And tonight we gave out that we were going to speak on the subject of Perfection. Now, that seems like a very strange text to take for the night of the crucifixion of our Lord. But today, perhaps, you’ve been listening to the radio, and heard the different messages and the messengers, how they presented that great awful day when our Lord died for the sins of the world. So, I have chosen tonight to go around a different way to get to it, so it would be a little different and might refreshen you a little. And may the blessed Holy Spirit inspire the Word now as we take the effort to bring it.

8    God requires perfection. We want to bear that in mind: that there’s nothing just part way can go in the presence of God. It must be perfect; our worship, everything.

9    Now, in the garden of Eden, God had Adam and Eve in the garden. And they sinned and transgressed the laws of God, by sinning, disobedience. And when transgression comes, disobedience is the transgression of the law. And the law of God, Him being holy, just unadulterated holy, therefore no spot of unholiness can ever stand in His presence. So, if sin came in the world by transgression, then sin must be dealt with before the sinner can ever stand in the presence of God.

10    Now, if there is no law, then there is no justice. But law requires ... or, justice requires a law. And the law, when it is called on, it projects justice.

11    Now, by the law, no flesh is saved. Now, the law cannot save us. The law was just the thing that put us in jail, but it has no redeeming power. The law only showed us that we were sinners, and condemned us. That’s what law is to do. It’s to bring condemnation, or to show you where your mistake is. So the law, in itself, could not save. It could only prosecute.

12    And God, being holy and just, He had to have a prosecution. He had to prosecute the sinner, because he had overstepped the boundaries of grace, and had become a law-breaking citizen. Then, he must be dealt with.

13    And every law has a penalty. For, the penalty of transgressing God’s law is death. And it had to project death to the human race. And all of the human race is under the penalty of this law.

14    Now, when Adam and Eve had sinned, there was no way, no other remedy, that they could ever stand in the presence of God again, except this sin be dealt with. And no man can commit a sin of any type, no matter how little or how big, that individual sin has to be dealt with before the one who committed it can ever stand in the presence of the Holy God.

15    So, therefore, when Adam and Eve had sinned and had transgressed the law, they were subjects of death. And the law had to be executed. Therefore, it put all the human race under the penalty of death. Now, if we can only settle down for a few moments now in our thinking, and look at this great picture, and remember that every person here is included in this. Every man and woman, child, is included in the penalty of death, by the transgression of the head of the human race, Adam. By his transgression, every one of us fell victim to sin.

16    And sin must be dealt with. And so, God, in His great infinity and His great love... The law was to separate the sinner from his Maker; then he become annihilated--and totally annihilated. There would be no way for him to ever come back unless that sin was dealt with. And it would be very easy then to believe in a total annihilation of a sinner at the end, for he is completely, forever separated from the presence of God.

17    Now notice this sin. And how God, being just (and He could do nothing else but be just, for He is the resource of all justice), then there would be nothing else for Him to do but to place the penalty for this transgression. And the penalty was death, for He said, “The day you eat thereof, that day thou shall surely die.” Now, it’s a dark picture we have here.

18    But then, if we go back just a little further and find out the very attributes of God, the Bible plainly tells us that “God is love.” But yet, being love, He has to be just. So, love does not mean just a thing that can be petted and played with. Love is the justice of God.

19    Now, when God seen that His children had transgressed His law and that they must die the death, then sovereign love stepped in to make a way. For, God seen that these children was to be absolutely, totally annihilated from His presence. There was nothing else to be done, for they had transgressed His law, and the penalty of His law was death.

20    And then, love of God went out for His subjects. And when divine love is projected, sovereign grace produces the object of the love. And God, by foreknowledge, when He loved His race so well; yet, with the penalty, He caused the substitutionary death to take place in the garden of Eden. That was, He substituted an innocent creature, a little lamb that knowed no sin, and it went for a substitute, to work and to die in the stead of the guilty sinner. And it was a lamb, slain, to hold the life of His subject.

21    All through the Old Testament they offered the blood of lambs and goats, sheep, bulls and heifers--a substitutionary death. But, all in the great economy of God, there was back in His mind the real object coming, which would be... Them were shadows of the real object that was to come. And the real object was to come, was His only begotten Son. All the lambs that died was only a shadow. And a shadow is only the negative side of an object. And they only spoke of Calvary coming.

22    Now for a picture of this, let’s turn in our Bibles, to the book of Hebrews, and pick up here what Paul, the great apostle speaking, trying to separate these things for us. In the 10th chapter of the book of Hebrews, we read this.

23    And I just love the Word. The Word is the truth. And I like to read it before my congregation, because I know that in the judgment I’ll stand with them, and I’ve got to give an account. So if I bring it from the Word, then I’ll not be guilty; because it’s the Word, and God’s responsible for His Word.

24    We see so much today, of evangelists and so forth, building up around personalities. Oh, it’s a disgraceful thing! And we find out, in going into churches ... we go into church and you find a certain pastor; he’s got some little peculiar act about him, some little emotion. If you don’t notice, the entire congregation will take that spirit. If he’s just a little emotional, or jerks his head, or some little odd thing, well, the whole church will take onto that. And we’ve got today in our modern churches, to where it’s sensations and little things like that. And it’s got such a confusion. But, oh, my beloved brethren, if there ever was a time that we ought to be on the Word, it’s today.

25    You see, I would hate to stand at the judgment and know that I had some little fickle-something of a little peculiar revelation, and misled people. I don’t want them to have my spirit or my action, but I want them to have God’s Spirit by God’s Word, that produces truth.

26     So, on this great occasion tonight, I would like to read from God’s eternal Word. Now, we realize that the law existed for many years, but the law could never take away sin. As I have said in the past, it was just a jail house; it was the great detective that told you what you had done, but had no remedy to deliver you. It put you in the pawnshop, but there was no redeemer to take you out, with it. It only prisons you, to let you know that you was a sinner. But now notice in Hebrews, the 10th chapter, as we read.

For the law having a shadow of good things to come, and not the very image...

27    Remember, it was a shadow of an image to come. A shadow only introduces that there is a image making the shadow.

A shadow of the things to come, and not the very image [Notice.] of the things. ... the very image of the things, can never with those sacrifices which were offered, ... continually make the comers unto perfect.

28    Now, God, in the beginning, required perfection. Jesus, when He come to earth, said, “Be ye perfect, like God in heaven is perfect.” And the law, having a shadow of things to come, could never make the worshipper perfect. You get the picture? Now, let’s go it again so you’ll be sure not to miss it. God requires perfect holiness. No one can stand in His image, with one little speck of sin. Jesus witnessed the same, and said, “Be perfect, just like God in heaven is perfect.”

29    And the Bible says that the law could never, with its sacrifices, make the comer perfect. Then, the law could not perfect anything. It was only a pointer. These sacrifices, made every year, could never make the worshipper perfect. So therefore, no one under the law, or keeping of laws, or under the shadows, could be perfect.

For [2nd verse] then would they not have ceased to’ve been offered?

30    If there is anything that I can do to make myself perfect in the presence of God, then Christ did not have to die for me. If there is one thing that you can do that would merit anything in the presence of God, then Christ died in vain. No law-keeping, no legalistic ideas of yours, none of your own holiness, no things that you could quit doing, quit lying, quit stealing, quit smoking tobacco, quit going to the picture shows; still you are lost. Nothing can do it! Joining churches, rituals, ceremonies, baptisms, orders of the church, reading of creeds, saying of prayers; all those things would count nothing. You are lost! Not one thing can you do in yourself, for you are a sinner under condemnation. And there’s not no way within yourself, or any creed, or anything that you could do or think of, of yourself, that could merit one thing in the presence of God, because you are a sinner to start with.

31    And the Bible declares that we were all born in sin, shaped in iniquity, come to the world speaking lies. And God could not take one man to die for the other, because one is just as guilty as the other. In the presence of God, the archbishop born in this world was as guilty as the lowest barfly in the city. One cannot atone for the other.

32    Therefore, he took an innocent life of an animal, a little lamb. And under the Old Testament (the law was), when a man sinned, he brought the lamb to the altar. Say if he transgressed any of the commandments, he brought the lamb and he laid it on the altar, he laid his hands upon the lamb and he confessed his sins, that he was wrong and knowed that he was guilty and the law required death. And he brought the lamb in his stead. And when he... The throat of the little animal was cut, and it begin to kick its little feet, and bleating. If you ever seen a lamb slaughtered, what a pitiful cry! The poor little fellow trying to bleat, and his little jugular vein is cut. And as he kicks and quivers, and as he straightens out, then quivers again and bleats, and the blood gushes. It bathes his little wool and the worshipper’s hands.

33    And as the worshipper realizing, for committing adultery, for lying, stealing, whatever his guilt was, or even evil thinking, whatever it was in the least shadow, he was guilty, because it was his nature. He was a guilty person, not maybe by desire, but by nature he was guilty. And he had to recognize that this innocent little lamb died in his place. And he felt sorry for the little thing.

34    But the man, as soon as the lamb finally died, with the blood of the lamb upon his hands, he walked from the building with the same desire in his heart, that he had at the beginning. Why? Because the life that was in the little lamb... Life lays in the blood. Your life is in your blood. We know that. And the life in the blood of the lamb was animal life; therefore, when its little corpuscles were broken and the life went out of the animal, it could not come back to the worshipper, because the worshipper was a human being.

35    The blood made a covering, but it could not perfectly atone; for the man left the building, with the same desire to sin, as he had in the first place. But, doing this, he was looking forward to a time when there would be a perfect Lamb come. And he did it on the burnt offering, because it was the only way he knew about.

36    So, you see, when the blood was pouring, and the life went from the animal, it could not come back to the man; for one was animal, one was man; an innocent animal, to a guilty man.

37    But, oh, one day, some two thousand years ago, the Lamb of God was born down in a little manger in Bethlehem, and was led like a sheep to its slaughter. Some nineteen hundred years ago, this afternoon, at three o’clock He died. The spotless blemish Lamb of God hung on Calvary’s cross and died for every sinner. Now, when the worshipper comes to this Lamb, by faith... And this is a different type of Lamb. It’s not a Lamb like the other.

38    No man can come to this Lamb, except God draws him first. You see God’s sovereignty? Oh, I hope this soaks way down deep now. Look. God knowed He had sheep in this world. He knowed He was going to have people to be saved, and His love looked down and seen those who would be saved; therefore, by foreknowledge, He predestinated a church to meet Him yonder, without spot or wrinkle. And if God required a church without spot or wrinkle, He had to have something to make it that way. He could not required... His justice, His judgments could not let Him ask such a thing if there wasn’t a way to make it.

39    And man cannot do it in himself. He’s a total failure. God let him see that through the law, through the judges, and through all the Old Testament. He sent the prophets, He sent the righteous men, and they found out that every one failed.

40    So, God, by His sovereign grace, sent, from the portals of Glory, His only begotten Son, to take our place.

41    Remember, if He would’ve said for the Pope of Rome to take it, he could not have done it. If He would’ve said for the Archbishop of Canterbury to do it, he could not have done it. If He would have called on the most holy reverend father or bishop of the world, he could not have done it. He’d have been just as far rejected as Judas Iscariot was. He could not do it, because he was born in sin, shaped in iniquity, come to the world speaking lies, and needed atonement for himself.

42    Hallelujah! But there came One from the portals of Glory; none other, not a man, not a good man, neither a Jew nor a Gentile. He was nothing less than Almighty God, hid in human flesh. He came, Himself, to offer His own blood, for it did not come through sex. Sex had nothing to do with it. But He overshadowed a virgin, and brought forth from a blood cell that He created, Himself, the innocent One.

43    Then my salvation, yours, tonight, does not hinge upon the merits of our own acts. It hinges upon the positive sovereign grace of Almighty God who has chosen us in Him. Certainly. I could never be perfect, nor you could never be perfect. And we don’t claim to be perfect. But we have this one consolation, that our faith rests in a perfect sacrifice that’s already been received.

44    Then how do we know that we get that? When the worshiper puts his hands, by faith, upon the body of the Lord Jesus, and feels the terror of sin, and the mock of spit in his own face, feels the groanings of Gethsemane, the agonies of Calvary, and knows that he’s guilty, and confesses his sins correctly, “O Blessed Lord, I am guilty. And I have no other way but You to help me. And by faith... You’re bidding, the Holy Spirit has come and bids me come. And I now, by faith, accept Jesus as my personal Saviour.” That life that come from Him on Calvary, called the Holy Ghost, which was hid in the blood cell of the Lord Jesus, returns to the worshipper and baptizes him with the Holy Ghost, into the body of Christ.

45    Then he’s already judged. You don’t have to worry about judgment. As I turn and look at that little crucifix, I realize that that represents His body. And now that body has already been judged. God can’t justly judge it again, for it’s already judged. God struck the judgments of death upon that body. And as long as I can find a way to get hid in that body! His judgment was struck for me and for you. We are free! Romans 8:1, said, “There is therefore now no condemnation to them that are in Christ Jesus, that walk not after the flesh, but after the Spirit.” There you are: No condemnation! I don’t care what comes or what goes, you are hid beneath the blood.

46    Again, how do we get into that body? I Corinthians 12:13, says that by one Spirit! How does the Spirit come? Through the Sacrifice. Where did the spirit lay? Within the blood. Why couldn’t the animal come back? It was an animal. The animal spirit could not come to the human spirit and do anything to it, because the human spirit was a higher line of life than the animal. But no other man’s spirit could come back. If you’ve got the spirit of some ancestor, it’s spiritualism. But God Himself came, that His own Spirit, which is the highest line of spirit there is, can come back by the form of the baptism of the Holy Spirit, to the worshipper, through the blood of Christ, and take him into the body. He is safe.

47    Watch. The blood of bulls and goats would not work, seeing it was weak. Now let’s start reading, about the 12th verse. All right. The blood of bulls and goats could not work, neither could it atone. Watch.

But this man, [What Man? The bishop? No. The pope? No.] But this man, after he ... offered one sacrifice for sin for ever, sat down at the right hand of God;

From henceforth expecting till his enemies be made his footstool.

48    Are you ready? Are you ready for the Word? Listen to this; then I want you to let it sink down. Listen closely.

For by one offering [not year by year, not revival after revival, not meeting after meeting, not day after day] ... But by one offering he has p-e-r- f-e-c-t-e-d [They have? He has!] ... by one offering he has perfected [That’s God’s requirement.] for ever them that are sanctified.

49    There you are. That’s the answer to the death of Christ. That’s the answer to Calvary. He absolutely, with His own blood, purchased our sins, and perfected forever His believers. Therefore, in Christ we stand blameless, perfected in the presence of God Almighty. We are underprivileged people, with our own doctrines; we’ll been taught that we have to get up to a certain place, we have to do a certain thing. No, my brother, it’s nothing you’ve done; it’s what God did for you! We are now, if we are justified by faith, we are perfected forever in the presence of God.

50    Then Jesus said, “Be ye therefore perfect.” Then, it was perfected forever. God, through the death of Christ, nineteen hundred years ago, today, perfected the believer, that He foresaw before the foundation of the world, forever. And those who He has called, He has justified. “Those who He foreknew, He has called; those who He has called, He has justified; those who He has justified, He has already glorified.” He has perfected His believers.

51    Now watch, let’s go back now to the 1st verse.

...the law having a shadow of good things to come, and not the very image of those things, can never with those sacrifices which were offered year by year continually make the comers thereunto perfect.

52    Watch “perfect,” is what we’re talking about.

For then they should not have ceased to be offered? because that the worshipper once purged would have ... no more conscience of sin.

53    What do you mean? The word conscience there, and right interpretation is “desire.” And if a man comes (the worshipper.) correctly, before Christ, seeing His suffering, and he offers himself to Christ, and says, “O Lord God, there is nothing in me that can atone, but I’m wholly depending on You.” Then that Holy Spirit comes into the human heart; the very sin question is settled forever, for every desire of sin has been taken from you. For if the law could have done that, them sacrifices would not’ve had to cease; but being that it could not do it, Christ had to die to make us perfect.

54    Friends, there is so many things that we could say tonight, about the perfection. We are always trying to gouge the eyes out of somebody else, to make ourself just a little holier than they are. But if we only looked at the picture, it’s only God’s grace that we are what we are.

55    Here some time ago, in Ohio, I learned a lesson the hard way. I was having a meeting down in Ohio, and I was staying out in the country. Because of the masses, I could not stay in the city.

56    We had been eating at a little Dunkard restaurant. And such lovely little waitresses, and decently dressed, and clean as they could be, very ladylike, waited on us. It was a little spot of heaven, to eat in such a place. Their kitchen was spick-and-span. And on Sunday they closed up and they went to their church. I got a little hungry; I was going to preach Sunday afternoon.

57    And I went over to an ordinary little ... just a common little American restaurant, to get something to eat. And when I walked in the door, what did I hear but a slot machine going. And was standing there a man of my age, which perhaps was a married man, with his arm around a woman, playing a slot machine. Our very law, the protection of our righteousness, of our goods, was standing there violating a thing that he was supposed to be protecting (because, it’s illegal to gamble in Ohio), playing a slot machine.

58    And I turned and looked towards the back of the building. There was a bunch of teen-age boys, and an old rock-and-roll records on the machine, playing. A young lady of about eighteen years old, very neatly under her anatomy as a woman. But she was standing there with her dress hanging low in the front, and one of those boys with his hands on the girl, where they did not belong. And they were smoking and drinking. And I thought, “O God, how can You stand it?”

59    And I looked over to my right, when I heard someone make out a big groan. And there sat an aged woman, probably sixty years, or seventy years old. She had on those little old vulgar clothes, just about halfway up her limbs, and her poor old wrinkled flesh was just as flabby as it could be. And she had on this here lip makeup, and a great big purple thing on the side of her face, painted; a little pair of shoes on, sandals, with purple toenails, painted; purple fingernails, painted. And her hair was cut real short, and curled up, and dyed blue. And I looked at her.

60    And across the table sat two men, drunk. One of them (it was summertime) with a big old army overcoat on, with a gray scarf wrapped around his neck, and whiskers all over his face, belching and going on. And they excused theirself, the men did, from her, and started walking out like this, to the restroom.

61    I stood there. And I said, “God, why don’t You destroy the whole thing? Why don’t You just sink it beneath the earth?” I said, “Is my little Sarah and Rebekah going to have to grow up under such stuff as that?” I said, “How can You, God, in Your great holiness, ever stand to look at such a thing like that, and not send an earthquake and sink it?”

62    And as I was standing there, condemning the woman, as I was, I stepped back behind the door. I felt the Spirit of God come to me, and I stepped behind the door.

63    And I seen like something whirling. And when it was, in the vision, it was the world turning around and around. And as I noticed, around the world was a scarlet streak, around the world. And as I got to the world, I seen myself, just a little boy, doing things that I ought not to do; maybe not like that, but it was sin. And every time I did anything, I seen that great black shadow go towards heaven. Which, God would have killed me at that minute.

64    Then I seen standing between me and God, stood that perfect Sacrifice. I seen Him standing there with the thorns on His head, and the spit hanging on His face. And every time my sins would start towards God, He would reach out and catch it, like the bumper on the car. He was protecting me from death. And every time I’d do anything wrong, God would have killed me. Certainly, His holiness requires it. His law requires it. And every time I’d do anything, or you do anything, the blood of Jesus Christ acts like a bumper. And I seen that scarlet streak meant then that the blood still holds the earth.

65    And as I stood, looking, I got a little closer to Him as I noticed Him. And I could hear Him say, “Father, forgive him; he doesn’t know what he’s doing.” And I looked down, and there laid a book. And there was a recording Angel there, and standing by His side. And every time I sinned, it was put down on the book. And my name was on it. And I realized that some day, that blood streak would be lifted and I’d have to stand in the presence of God, with my sinful life. But, I seen, by His mercy He was holding off my judgment.

66    I went to Him, humbly. I knelt on my knees, and I said, “O Jesus, Thou Son of God, I am unworthy to come in Your presence. But will You please forgive me for what I have done?”

67    He touched His side with His hand, took the old book and wrote “Pardoned” on it, throwed it back behind Him, and my sins were gone. Then He looked me stern in the face. He said, “Now I have forgiven you, but you want to condemn her.” Then I seen what it meant.

68    As I come out of the vision, I walked over to her. I said, “How do you do?”

69    She was drinking. She looked up at me, and she said, “Oh, hello.”

I said, “Could I sit down?”

She said, “I have company.”

70    I said, “I don’t mean it in that way, lady. I just want to speak to you, a minute.”

She said, “Be seated.”

71    And I said, “Lady, just a few minutes ago, standing yonder behind that door...” I begin to tell her. And as I begin to look, the tears begin to run down her cheeks. And she told me... I said, “Lady, you don’t mean to do these things. Jesus died, and the judgments of God is held off by His blood. You don’t mean to do this.”

72    And she said, “No, sir.” She said, “My father was a deacon in church. I was raised in a Christian home. My husband and I were charter members, and lived a Christian life.” She begin to tell me, after his death... She had two young girls, and she went astray. And how the girls had left her, and she had throwed her life away. And she thought there was no more hope for her.

73    But I said, “God, be merciful! ‘Those who He has foreknew, He has called.’”

She said, “Are you Reverend Branham, from there?”

I said, “I am.”

74    She said, “I’m ashamed of myself, to be sitting here like this.” She said, “Do you think there would be a chance for me?”

75    I said, “Jesus has His arms stretched out, waiting for you to come, lady.” And the other people begin to take up. And I said, “Would you walk out here on this floor with me?”

She said, “I will, sir.”

76    I took her by the hand; I said, “You’re about the age of my mother. Would you kneel here with me, on the floor?” And there in the floor, we broke up that place that afternoon, to an old-fashioned meeting. And God saved that woman, by His grace. She dressed herself and come to the meeting, and as far as I know, living a Christian life tonight.

77    What is it? Oh, God requires perfection. He requires your repentance. He requires your loyalty to Him. But He’s looking tonight. No matter how much you’ve sinned, how little or how much, you are still a sinner, and cannot get in no other way but by Jesus Christ, God’s all-sufficient Sacrifice. And in Him you are perfected forever. Think of it. It’s not nothing you do. It’s not new pages you turn. It’s not a new life you start. It’s a confession of your wrong, and God’s grace to you. That brings you to perfection, and then you are perfected in Jesus Christ.

78    I trust tonight, friend of mine, while we are here at this great crucial moment now, when decisions must be made after hearing this story... You might have never heard it before. But you can’t go out one of those doors the same person you come in; you must go out better or worse.

79    And while we bow our heads just a moment, I want you to think mightily about it. What about your soul tonight? Jesus Christ died for you.

80    You say, “Brother Branham, when I can quit smoking, when I can quit drinking, when I can straighten this thing up, I’ll do it.” Oh, it will never be done right. You’ll never be able to do it. Why don’t you just come the way you are? And, by faith, go to that Stream, thy flowing wounds supply, then redeeming love could be your theme, and shall be till you die.

81    Why take a substitute? Why try to get in by your church? Why try to come in because you quit drinking or quit lying? Come by the way of perfection. “For, by one Sacrifice, He has perfected forever those that are sanctified.”

“How do I get sanctified?”

82    Confess your sins in the presence of the blood of Jesus; and the Life that come from that blood, comes back to the worshipper, and sanctifies Him from the desires of the things of the world. For, by that all-sufficient sacrifice, He has sanctified us; one Spirit, we are all baptized into one body. “Now there’s no condemnation to them which are in Christ Jesus, to them that walk not after the flesh, but the Spirit.” If you’re trying to walk by the Spirit and still lusting for the flesh, the sacrifice hasn’t been sufficiently applied to you. But the worshipper once purged, has no more desire of sin.

83    That was Calvary. It isn’t a place to sell flowers, or a little place to do this or that. It was a place where God and man were reconciled. It was a place where peace and perfect safety was brought to mankind. Can you go with me tonight, my sinner friend, to Calvary, and by faith apply this blood to your own soul, and let the Holy Ghost come and sanctify you by His great sacrifice?

84    Before we pray, would you raise your hand to God, and say, “Be merciful to me, God. I now confess all my sins, upon this Good Friday night. And I appreciate the great suffering that Christ did for me. I now surrender my own will, my own motives and everything, to follow You from this day, henceforth.” Will you raise your hand, say, “Remember me, Brother Branham, in prayer; that’s the decision of my heart.” Is there any, this great night, while we wait just a moment? Over here on my right-hand side, surely there’s one along there. Are you ashamed of your sins? Are you ashamed of what you’ve done?

85    The world tonight is looking for heroes. And it has heroes, physically speaking.

86    One day yonder in Switzerland, when Switzerland was at stake, the little Swiss party had gathered out into the fields, to defend their economy. The great oncoming army was too great for them; they were all trained, had big spears and shields. The Swiss could do nothing but give up. They were backed up against a mountain. Then there was a hero stepped out. Somebody had to die. And if they lost the battle...

87    They had nothing but old sickle blades, and rocks, sticks, to fight with. When, the oncoming army looked like a brick wall. If they were taken, their lovely little wives would be ravished, their young girls would be ravished, their babies would be killed, their heads would be busted, their homes would be gone, everything would be lost.

88    Then there was a man, whose name is too quickly forgotten, by the name of Arnold von Winkelried. He stepped out, and said, “Men of Switzerland, this day I give my life for Switzerland.” He said, “Just over the mountain yonder is a little white home. I’ve got a wife and three children waiting for me. But they’ll never see me again, for, this day I give my life for Switzerland.”

They said, “What will you do, Arnold von Winkelried?”

89    He said, “Follow me, and do the best you can with what you have to do with.”

90    And he looked over the army until he found the thickest of the spears. Then he stuck up his hands in the air; he run towards that big brick wall of spears, and screaming, “Make way for liberty! Make way for liberty!” A hundred spears turned to catch his charge; he threw his arms out and grouped them into his own bosom, which pinned him down, and he died on the end of those spears. Those Swiss followed him with clubs and sticks. That great display of heroism routed that army, till the Swiss beat them out of the land. And they’ve never had a war from that day, since.

91    Stand up in Switzerland and name the name of Arnold von Winkelried, you’ll see tears run down their cheeks. Why? He saved their land. That was a great hero deed. It is seldom compared with, and never exceeded, in this earth.

92    But, oh, it was a little thing to what happened one day. When Adam’s race stood, demons marching in from every side, prophets had failed, law had failed, sacrifice of bulls and lambs had failed, man’s nature had failed, everything. And Adam’s little race stood, defeated; outnumbered by devils, superstitions, sickness, diseases. There was One stepped out in heaven, and said, “This day I’ll die for Adam’s race.” He came to the earth and was made flesh. He looked right down where the midst of the spears was the darkest. The very darkest of all man’s dreads was death, and He took death into His bosom. And on Calvary He paid the sacrifice, and screamed, “Make a way for Liberty!”

93    And He screams to His church, “Take this which I have left you, My blood and My Spirit, and fight with ever what you’ve got.” We can conquer tonight, through that, friend. You can drive the devil from you. Every old enemy that’s in your life, it can be drove out by the blood and the Spirit of Christ, and you can stand perfect in His presence. Christ made the way.

94    Could you do as much as lift your arm to Him, and say, “Forgive me.”? God bless you, brother. Someone else, “Be merciful to me, God. I now confess my wrongs.”?

95    Is there some lukewarm church members who go to church every day and maybe try to be as pious as can be, but yet you know that temper and indifference and selfishness, habits cling you down till you don’t have victory? Would you want to be cleansed by the blood tonight from all of that? “For the worshipper once purged has no more conscience...” Would you like to lift your hand, you church member? God bless you, lady. Lift your hands and say, “Brother Branham, remember me in prayer.” God bless you, lady. That’s right. That’s a real... That’s a real thing to do. God bless you back there, sir.

96    Someone else lift your hand, say, “Be merciful to me, God. I know I profess Christianity, but I don’t live it. I know I don’t. And in my heart, I’m really not right with You. I want to be one of God’s elected. I feel in my heart that I am, but I’ve never laid aside the weights that does so easily beset me. And I want to lay them aside tonight. And, by God’s grace, I will do it. Pray for me.” Would you raise your hand? God bless you, lady. Someone else. Just while we’re waiting.

97    While we’re waiting quietly, everyone now with your heads bowed in prayer, softly hum this now.

There is a Fountain filled with blood,

Drawn from Immanuel’s vein,

And sinners plunged beneath His...

Lose all their guilty stain, lose...

98    Won’t you think it over just now? Don’t try to wash it off. Christ is on your hand.

99    Pilate tried it, this morning, along about six o’clock; but his hands are still bloody, guilty bloody. You know what happened to him. He went up in Switzerland, many years later, lost his mind, plunged himself to death in a pool of water. This morning, in Switzerland, hundreds of people come to watch the scene: Blue water boils up from the bottom of that big hole of water. They do it every year. It’s an old legend, they say, that God refused water to cleanse his hands.

100   Brother, no matter how many times you are baptized, whatever you try to do, nothing will cleanse your hands but the blood of Christ. God refused it. And the blue water, after two thousand years, nearly, still boil up. God refuses it. Your self-righteousness cannot cleanse your sins. Nothing but the blood of Jesus. Think of it now. We’re going to pray, just a moment.

101   I wonder if I could ask something tonight. When He stood there at Pilate’s judgment hall, this morning, and said, “If My kingdom was of this world, I could speak to My Father and straightway He would send Me twelve legions of angels.” When, one of them could destroy the world. “I would speak to Him, and twelve legions of angels would be right at My disposal.” He could have done it. But He stood there, meek and humble, to take your death and take your sins.

102   Will you be grateful enough for that Sacrifice tonight, you who are needy of it, and needy of God’s blessings; would you stand to your feet for this prayer? Just stand up to your feet, you who want to be remembered in this prayer, saying, “God, be merciful to me. I’m guilty; I’ve done things wrong, and I now want to accept my pardoning through Christ Jesus.” Will you come to your feet just at this time? God bless you, young lady. That’s the courage. Just remain standing there.

103   Do you mean to tell me you raised your hand, and then not sincere enough to stand to your feet? What good has the Gospel ever done to you? Oh, such playing with church, playing with God! The hour is soon at hand, one of these days an atomic bomb will strike around here somewhere, in one of these big power plants. There will not be one split second to think it over. It will be too late then, and maybe before next Easter, or even this Easter. Won’t you stand now, say, “God, be merciful to me, a sinner. I now accept Christ, by the offering Himself as a propitiation for my sins. And by His grace, and His grace alone, I abide in the presence of God.” Will you confess your wrong? He that will hide his sins shall not prosper. He that confesses his sin, has mercy. It’s up to you, He’s watching.

104   Now, our Blessed Lord, in the appropriated number tonight stands three penitent souls, one man and two women.

105   As I am thinking, Lord, of Calvary, when one on one side, said, “Lord, remember me when Thou comest into Thy kingdom;” the other one said, “If Thou be, let us see a miracle; take us off the cross and save Yourself.” And the other one said, “God, be merciful to me.” And Your head swung to its right side, and said, “Today shalt thou be with Me in paradise.” But You were quiet to the other one, because there was no repentance.

106   And, Father God, I pray that these maybe... I’ll trust that they are the only three in the building, that feels that they do need to confess their wrongs. But that they have come the all-sufficient way, of the way of the cross. Forgive them, Lord, and bless them. They are standing here tonight; as You stood for them, in Pilate’s judgment hall; as You stood for them, between the heavens and earth, when the sun went down and the moon would not give its light, and the veil of the temple was rent from top to bottom. I pray, God, that You will bless them and give them of Thy mercies, and cleanse them with Thy blood. And baptize them by Your sanctifying power, into the body of Your own Son, Christ Jesus, then they are preserved for time and eternity. Bless the others who feel that they are all right, that they have already met this and did so. I pray this blessing to them, in Christ’s name. Amen.

107   God bless you. And you who are standing close to those who raised up, reach over and shake their hands, somebody, and say, “The Lord bless you,” that’s right, as the hand of fellowship.

108   We are now just a little late in our services. How many love the Lord Jesus? raise your hand. I wonder, in silence now, or just quiet as we could, in commemoration of Him who is omnipresent, That’s here tonight, if we could softly sing:

It was down at the cross where my Saviour died,

Down there for cleansing from sin I cried;

There to my heart

(When you met the requirement, laid your hands upon it),

There to my heart was the blood applied;

Oh, glory to His name!

Let us sing softly now, as we bow our heads to Him.

Down at the cross where my Saviour died,

Down there for cleansing from sin I cried;

There to my heart was the blood applied;

Glory to His name!

Glory to His name, precious name!

Glory to His precious name!

There to my heart was the blood applied;

Glory to His name!

109   Now quietly, with your heads bowed. You who are saved, say, “Oh...” Raise up your hand now.

Oh, precious Fountain that saves from sin!

I am so glad I have entered in;

There Jesus saves me and keeps me clean;

Glory to His name!

Glory to His name, precious name!

Glory to His name, precious name!

There to my heart was the blood applied;

Glory to His name!

110   Now with your hands down, your heads bowed. I just thought: Someone called a few moments ago, and said someone wanted to be remembered tonight in prayer, for their body. They couldn’t get back to the meeting for Sunday night, for the great healing service. Would you stand to your feet, you who want to be remembered in that prayer just now?

...to my heart was the blood applied;

Glory to His name!

Glory to...

111   Now with your heads bowed. “He was wounded for your transgressions, bruised for your iniquity, the chastisement of your peace was upon Him, and with His stripes you were healed.” Glory to His name!

112   Now, Blessed Father, as we humbly approach the cross just now, where grace and mercy found me, there the bright and morning star sheds its beams around me. These sick are standing in Your presence. They are believing just now, that by faith, they look at that striped back, yonder. “And by His stripes we were healed.” Most Holy Father, we come confessing our faith, believing that You heal our sick bodies, through the great vicarious suffering of the Lord Jesus. And we offer for this people who is standing, a prayer of faith, that You promised would save the sick. And we, together, as a unit of Your believers tonight. You said, “Wherever two or three are gathered, I will be in their midst.” And we ask mercy for them, that Thy grace may now touch their innermost soul, that something will anchor way down deep; that they’ll know that Christ is here and has spoke to them, saying, “Child of mine, I’ve took your sickness yonder at Calvary. Now just cast all your cares on Me, for I care for you.” And may they be healed, every whit whole, for we ask it in Jesus’ name. Amen.

113   And as they sit down now, someone close to them, lay your hands upon them, somebody that was praying for them. The Bible said, “They shall lay their hands on the sick; they shall recover.” The Lord bless.

114   If I am not mistaken, am I not looking at the man that was healed here a couple days ago ... or, couple Sundays ago, that was deaf or something in the ears? I see you enjoying the meeting tonight. You hear me all right now? That’s good. Wonderful! Just stand up to your feet just a moment. How many remembers him being here? And he passed through the prayer line, brought him back up to the platform, and the Lord healed him and made him well. Blessed be the Lord! Thank you, brother, for your testimony. It could be through the dozens! But isn’t He wonderful?

115  Now, we want to see you tomorrow night, early. And then Sunday morning, early. Sunday afternoon, and if you can get back for the healing service Sunday night. Until we meet, may we stand and sing our dismissing song, “Take The Name Of Jesus With You.”

Take the name of Jesus with you,

Child of sorrow and of woe;

It will joy and comfort...

(Turn right around and shake hands now with everybody.)

Take it everywhere you go.

Precious name, (turn right around and shake hands),

O how sweet!

Hope of earth and joy of heaven;

Precious name, precious name,

O how sweet! How sweet!

Hope of earth and joy of heaven.

Now look this way.

At the name of Jesus bowing,

Falling prostrate at His feet,

King of kings in heaven we’ll crown Him,

When our journey is complete.

Precious name, O how sweet! O how sweet!

Hope of earth and joy of heaven;

Precious name, O how sweet! How sweet!

Hope of earth and joy of heaven.

116  Now remember the Neville choir ... quartet broadcast in the morning, WLRP, at 9:00. And Brother Stricker’s come at 9:45, Sunday morning. Was just making a tape for him this afternoon, on the resurrection.

117   And now, until we meet again, the Lord’s blessings be with you, as we bow our heads. And I’m going to ask my good friend and brother, Brother Palmer, from Macon, Georgia, if he will dismiss this audience in a word of prayer, while we pray. Brother Palmer.

НАВЕРХ