ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод Москва
Проповедь Пастырь овечьего стада Уилльям Бранхам произнес 56-0403 Продолжительность 1 час 21 минута 64kb 16kb .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

 

Пастырь овечьего стада


1           Прежде, чем присядем, помолимся минутку. Наш Небесный Отец, мы благодарим Тебя за привилегию, которую мы имеем, приходя еще раз на этой стороне перед вторым пришествием Господа Иисуса, в Твоё возлюбленное Имя, в обществе искупленных Кровью детей Господа Иисуса. Мы благодарим Тебя за них.
И мы молим, Боже, чтобы Ты улыбнулся нам всеми Твоими благословениями приходящей недели. Пусть это будет весьма великая встреча, Боже, не из-за нас, но потому что нужда так велика. Грех на руке каждого. И я молю, чтобы здесь в Чикаго что-то могло быть сделано на этой неделе, что могло бы принести пробуждение, охватившее весь город. Даруй это, Отец. Мы можем только просить с верой, веруя. Благослови всех больных и страдающих, пусть они будут исцелены, пусть произойдут великие вещи, и мы смиренно воздадим Тебе хвалу. Во Имя Господа Иисуса, Твоего Сына, мы просим это. Аминь. Садитесь.
2          Добрый вечер, мои возлюбленные друзья во Христе, здесь в Чикаго. Я признаю, что великая привилегия - быть сегодня вечером здесь на этой платформе в прекрасной церкви "Филадельфия", которая словно мой второй дом. Всегда рад быть здесь, и служить Господу здесь с вами, собранием верующих. Я всегда... Для меня никогда не обременительно приходить на любое служение, и оно всегда является радостью, но оно как будто, это просто большое отдохновение для меня - приходить к людям Филадельфии, здешней церкви в Чикаго. Потому что из-за вашей веры так легко служить вам, с вашей добротой и вашим прекрасным пастором братом Бозе. И я был счастлив встретить сегодня брата Расмуссена, очень дорогого друга. Я полагаю, он раньше был здесь помощником пастора. И этот наш другой брат [Брат говорит: "Хатчинсон". прим. ред.] Хатчинсон из Филадельфии, ["Бруклин"] или Бруклина. Извините. И быть в этом прекрасном братстве с вами всеми...
3          Теперь, я… я не думаю, что вы видели меня, когда я не говорил бы, что я устал. Я не знаю почему. Я полагаю, что я просто всегда уставший. Это потому, что я постоянно в служениях, поэтому. И я помню несколько лет назад, когда я один раз увидел видение, когда я был так ошеломлён, или не ошеломлён, но просто так обескуражен, возможно, я сказал, или... После того, как я потерял мою жену и малышку, я увидел мою малышку, молодую леди, она была во славе. И там было кресло, находилось там, в нашем доме, и вы знаете историю, и я сказал: "Я так устал", - сказал моей жене.
Она сказала: "Да, ты постоянно находишься в движении, Билли". Она сказала: "Присядь и отдохни немного". Это то, чего я ожидаю, что через какое-то время я смогу сесть и немного отдохнуть. Я хочу придвинуть кресло ко всем вашим креслам вокруг (вы понимаете?), и у нас там будет большое общение. Не надо будет уходить, солнце никогда не закатится, никогда не будет бед или спешки, вечность просто-просто начнётся... Так что мы… мы, вернее, просто шагнём из времени в вечность. Поэтому мы взираем на этот день.
И пока есть солнечный свет, я думаю об этом, я храню это в моем разуме, и это хорошо для вас, дорогие христиане, - помнить, что это единственный раз за все непрерывные века, за пределами времени, когда вы будете иметь привилегию трудиться для Иисуса Христа. Только этот день. И мы не знаем, будем ли мы здесь завтра или нет. Понимаете? Так что я считаю, что это обязывает нас двигаться со всем тем, что в нас есть, и делать все, что мы можем.
4          И я смотрю вокруг; кто-то сказал на днях: "Билли, ты не должен слишком уставать". Врач, мой друг, сказал: "Итак, опять ты за своё".
Я сказал: "Но док, беда в том..." И мне как раз случилось увидеть следующее. Я увидел Томми Хикса, который надорвался на поприще. Джил Джексон и тот мальчик Кинг, я забыл его имя молодой Кинг, я... Как его имя? Я должен знать его, но... Я знаю его, но я не могу вспомнить его первое имя. [Брат говорит: "Пол". прим. ред.] Пол Кейн, простите меня. Благодарю тебя, брат. Пол Кейн и многие другие, парни просто пытаются работать слишком много (вы понимаете?), и когда вы это делаете, вы быстро надламливаетесь.
5           Так что у меня было около месяца постоянных служений, прежде чем я ослабел. Отсюда мы прямиком поедем в Колумбию, из Колумбии в Спиндейл, из Спиндейла в Шарлотт, а из Шарлотта в Анкоридж, штат Аляска, и потом приедем обратно в скинию Кэдла, обратно в Миннеаполис и заграницу. Так что мы просто действительно… просто прямо…  прямо одно за другим. Ладно, я люблю делать это. Если вы все просто будете молиться за меня, я просто буду продолжать идти. Это… это...
Я не так давно разговаривал со служителем, он сказал: ”Ну, брат Бранхам лучше износиться, чем заржаветь,  зависит от вашего желания”.
6          Так что я подумал, что сегодня неплохо было бы нам познакомиться снова, или немного пообщаться вокруг Слова, и попросить вас о небольшом одолжении,  если бы я мог просто провести общую молитву в течение вечера или двух. Я приехал в Мексику на прошлой неделе, как раз когда только распространили фотографию и я хотел рассказать вам о собрании. Я думал приехать прямо сюда, но поехал к себе домой в воскресенье, хотя мне не следовало делать этого, потому что никогда не было такого собрания как это. Но мое сердце так заволновалось. Сколькие из вас читали о видении, дайте посмотреть? Это... Конечно, все вы читали. И мое сердце жаждет этого. Теперь, вы записываете мое слово. Понимаете? И это не я, это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Понимаете? Это будет величайшим из всего, прямо когда Господь, когда мы станем двигаться в служении тем образом. И я жажду этого просто как ребёнок в рождественском предчувствии, чтобы получить это.
И я думал, что в воскресенье, возможно, я смог бы провести такое служение, как это, в моей скинии. И потом, когда я… я так сделал, там была собрана такая большая аудитория, что я пока не мог этого сделать. И затем мы провели обычную молитвенную очередь, как мы делали здесь до этого, что-то подобное. Это было вчера, и она разбила меня довольно сильно. Так что я сегодня уставший как никогда прежде.
7           И потом, я думаю, что я хотел бы рассказать вам о нашей… нашей прекрасной поездке в Мексику, прочесть некоторые Писания, рассказать вам о Господе и просто посмотреть, что бы Он сделал для нас. Скажу вам, что я могу оценить Господа Иисуса и Его благословения больше, чем когда-либо в моей жизни. И если я знаю, что мы живём в том дне, котором находимся, и так много вещей, из которых состоит миссионерская жизнь... Особенно тех миссионеров-евангелистов, которые находятся по всему миру, среди всех видов болезней и… и всего такого, вы… вы... скажу вам, что это тяжело. Вы не думаете об этом, но это очень трудно: когда вы идёте к людям, где вы должны есть то, что едят они и доверять Богу. Может быть всё что угодно. И вы просто не осознаете. Проказа и… и все о чём можно подумать... И прямо там, и грязь, и отбросы, и всё такое. Вы… вы просто должны закрыть глаза и всё равно съесть, потому что вы завоёвываете их для Христа. Это верно. И мне приятно делать это для Того, Который умер за вас и меня. Это верно. И знать, что Его любовь так добра к нам...
8          Мы здесь в этом старом немощном теле, чумном бараке. Но только подумайте, после того, как эта земная хижина разрушится, мы вступим однажды туда, за завесу. Это не будет продолжаться долго. Это правда. Мы не созданы для этого. Мы не созданы ангелами. У Бога есть ангелы, но мы были сотворены мужчинами и женщинами. Так что это то, кем мы будем... кем мы должны быть. Когда мы там, в том небесном теле, мы не в нашем естественном состоянии. Вы понимаете?
Потом, когда Израиль был вдали от их родины, в Египте, у них был памятник, перед ними, что когда-нибудь они вернутся на родину. Вы знаете, что это было? Кости Иосифа. И когда они проходили мимо, неважно, как они уставали и были измождены, они взирали и видели кости пророка, они знали, что когда-нибудь придёт кто-то, и они возьмут гроб с костями, выйдут на путь к обетованной земле, и вернутся домой.
9          И когда мы оставляем эту жизнь, и входим в жизнь за пределами, мы... Я смогу пожать... я не смогу пожать вашу руку, потому что у вас не будет руки.
Понимаете, там все, в Библии все выполняется в тройках, мы знаем это. И вот три пришествия Господа. Первое пришествие прошло, второе пришествие - это восхищение, когда мы встретимся с Ним, и третье пришествие, когда Он придёт править и царствовать тысячу лет. И всё движется в тройках, как Отец, Сын и Святой Дух - один Бог в троичности. И труд благодати в троичности, и всё... Всё в Писании выполняется в троичности. Теперь, тройки, семерки, дюжины, в двадцати четырех, сорока и пятидесяти...
10         И в этом выходе из этого тела, это не открыто людям, в какого рода теле мы будем. Мы не знаем, что это будет, это не открыто. И потом, это не наше естественное состояние. Мы были созданы здесь, на этой земле, чтобы быть человеческими существами, есть и пить, жить и любить, и... Вот для чего мы были созданы. И мы любим наш дом. Вы любите его. Разве вы не любите быть здесь? Временами болезни и все те ужасные вещи делают его таким жалким, всё это потом уйдёт. Но просто подумать, что жить здесь молодым и энергичным, ни о чем не волноваться, и просто любить и быть совершенным, что за время! Так вот, это не сказочная мечта, это то, что будет. Это правда, это Библия.
И потом мы вырываемся из этого тела туда, в то тело, и там мы остаёмся. И в то время, как мы там прогуливаемся, глядя друг на друга, мы не можем пожать руки, потому что у нас нет рук такого типа. Мы не ложимся спать, потому что у нас нет такого типа тела. Мы не едим, потому что мы не нуждаемся в такой еде, чтобы делать кровяные клетки и так далее. Но мы в другом теле. Но все время Библия говорила, что души под алтарем вопиют: "Господь, доколе?" Доколе что? Возвратиться и стать плотью снова.
11          И потом у нас есть памятник, мимо которого мы проходим, как был у Израиля, находится там в блеске красоты на троне Божьем - Господь Иисус Христос в физическом теле, которое было поднято из мёртвых как памятник, что когда-нибудь мы вернёмся на родину. Однажды Он поднимется с трона, с трона Своего Отца. Он не на Своём собственном троне, Он на отцовском троне. И Он вернётся, чтобы занять трон, и Его трон - это трон Давида на земле. Так что, когда Он возвратится назад, поднимется, и мы... Он встанет, Его одежды ниспадают вокруг Него и Он вернётся на землю. Скажу вам, это будет чудесное время. Вы рассказываете о людях эмоциональных и восклицающих, просто подождите до того времени. Только подумайте о том, что будет, когда мы вернёмся.
12         Как-то раз я разговаривал с друзьями, и сказал: "Вы знаете, что Бог встретил Авраама, и разговаривал с Авраамом в плотском теле..." - за восемьсот лет до рождения Христа. И сказал: "Это был Всемогущий Бог. Библия говорит, что это был Бог. Там был Он и два Ангела, и Он был голоден, когда был здесь. Он ел мясо телёнка, Он пил молоко коровы, и ел хлеб из каких-то зёрен, с маслом на нём". Это довольно хорошая еда. Бог и два Ангела наслаждались земной едой. Это верно.
Друзья сказали: "Ладно, брат Бранхам, откуда Он взял то тело?"
Я сказал: "Не ограничивай Его своей верой, брат".
Вот это да. Из чего сотворено это тело? О, немного нефти, немного поташа, и немного космического света, и атомы поддерживают его вместе. Вот и все. Какое-то время оно было ничем, а потом вернулось в прославленное состояние. Понимаете, это просто процесс, как проявление фотографии.
Я сказал: "Бог сделал одну вещь - Он сказал: "Ты знаешь, Мне сказали, что там, в Содоме и Гоморре, все настолько стало греховным. Самое время явить пример того, что мы сделаем с миром в конце времени”. Так что Он просто сказал: "Подойди сюда, Гавриил, и подойди сюда, Михаил". И Он [Брат Бранхам дунул. - прим. ред.]: "Войди в это тело". Вот и всё. Он просто притянул космический свет и всё вместе, и вошёл в то тело, и поставил одно... И сотворил одно для Себя. И когда Он был здесь, Он был голоден, как человек, и ел, как человек, и исчез в воздухе перед Авраамом (это правда), возвратился назад, снова к Богу. Несомненно.
13         Так вот, если мы служим вот такому Богу, если мы служим такому всемогуществу, тогда о чем нам беспокоиться? Болезни или смерть, или скорби, или тление, или что угодно... В один из этих дней все те старые атомы, которые держали эти тела вместе, сдвинутся с места прочь, и мы возвратимся назад к праху, и свет возвратится назад, и все остальные части земли возвратятся в своё место. Но, когда наступит воскресение, Он [Брат Бранхам дует. - прим. ред.]: "Войди в это". И... Это будет оно. Да,сэр. Разве не чудесно?
И то же самое обещание, что Тот же самый Бог предстаёт перед нами в собрании, благословляет наши сердца, даёт нам Своё Слово, изменяет нас из грешников в Своих детей, святых, омывает нас в Своей крови, исцеляет нас, когда мы больны, предвещает нам грядущее, показывает нам наши грехи и беззакония, и делает нас совершенными всё время. Тогда у нас нет ничего, о чём бы нам стоило волноваться, не так ли? Мы просто на пути домой. Так почему бы нам не хотеть любить и служить, и лелеять такого, как Он? Зная, что... Не знаем минуту, в которую сердце сделает последний удар, и с нами закончено, но выйти из этой жизни - это шагнуть в Его Присутствие.
14         И потом, Он знает, что мы не были созданы ангелами; мы не знаем как радоваться подобно ангелам; мы вдали от Родины, но однажды... Почему мы вдали от Родины? Мы были созданы из праха земного. И Бог хотел, чтобы мы были земными творениями. Грех сделал нас смертными и заставил уйти с этой земли. Грех вызвал старость и болезни. И когда со всем этим будет покончено, Его творения и Его представители из Его великого владения станут такими, как они были в саду Эдема: без греха, без смерти, без скорбей, без болезней, без сердечных мук, без волнений. Разве это не будет чудесно? И мы находимся на нашем пути туда, точнее и быть не может!
15          В один из этих дней я хочу соорудить палатку, которую Господь собирается дать мне, прямо за этой частью Чикаго, где-то здесь, на, примерно, шесть или восемь недель собраний. Мы просто пройдёмся по Библии и будем изучать те вещи, и позволим Божественному исцелению отдохнуть, возьмем просто один или два раза в неделю, или как-то так, и просто будем изучать Библию.
Так вот, те вещи не вымышленные. В контакте со Святым Духом, я безграмотный человек. Это правда. Во мне ничего нет. Но, когда я прихожу под Его помазание, и Он убирает меня и показывает мне вещи, я просто получаю совершенную уверенность, что это просто однозначно правильно, потому что никогда не подводило. И Он никогда не скажет чего-то, за пределами того, что написано в Библии. Это правда. Вы наблюдали это. На протяжении лет, когда бы то ни было, Он никогда не говорил чего-то, если это не было абсолютным Писанием и не базировалось на Библии, ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ.
16         Несколько дней назад я приехал из... вернее, несколько месяцев назад, с собрания. И я был смущён в Калифорнии. И я... Мои собрания ужасно провалились. И я обещал Господу, если Он когда-нибудь подведет меня… Когда я начал трудиться на поприще, я знал, что есть две или три вещи, за которыми служитель должен наблюдать, и одна из них это деньги. Итак, деньги, популярность, женщины и так далее... Так что я дал Богу обещание. Я узнал, что Самсон упал из-за Далиды, женщины. Я узнал, что Саул упал из-за гордости. А Валаам упал из-за денег. И все те вещи написаны нам для примеров - сказано в книге Евреям. И мы наблюдаем за теми вещами и удерживаем покрытие Крови между нами и теми вещами.
И я пошёл и сказал: "Что ж, Господь, я знаю, что там в этом будет замешано много денег, но нагим я пришел в мир, нагим и вернусь (понимаете?), и Ты помоги мне". И по Божьей благодати, это было чудесно. И так я сказал: "Если Ты допустишь, чтобы я потерпел провал, когда придётся просить деньги или увеличить нагрузку на приношения, я уйду с поприща". И я так и сделал, когда я задолжал шесть тысяч долларов, вернее пятнадцать тысяч долларов в Калифорнии. И...
17          Я вернулся домой, и на следующее утро Он явился мне в видении и говорил мне, как вы читали. Просто понаблюдайте как это произошло. Я не знал, что это были мексиканские дети, которые пришли пешком, как вы читали видение. Я сказал, что это были темные дети. Я предположил, что должен поехать в Аризону в течение этого времени и поставить палатку. И там в видении у меня должно быть местечко в стороне, просто как Он сказал мне, и как это сделать, где я не был бы в присутствии людей. Вы... Микрофон будет выходить наружу, говоря обо всём этом... Он сказал: "Это не будет сымитировано". Тогда, когда это будет в стороне. Но тогда вы могли бы слышать это... Но есть люди, обладающие этим даром. Это не мое, я с этим ничего не делаю. Просто отдаюсь, и вы примените это к себе. Ваша вера сделает это. И вот где то, когда вся вера начинает приходить, теперь вы можете просто представить, что это делает для вас. И я могу просто стоять некоторое время. Но когда я получаю это установленным, устроенным определенным порядком, я могу брать сотни раз, сотни из них, каждый вечер. И Господь сделает это несравненно преизобильно. Вы просто пометьте это. И я подумал: "Начать это в Фениксе, будет в самый раз".
18         И потом это пришло к исполнению, примерно, в то время. Когда я был в Фениксе, наш брат Аллен направился туда же, и он сказал: "Я не выйду если кто-то есть". Так что он просто остановился там.
Также и я сказал: "О, я бы не пошёл, когда наш брат там. Было бы неправильно, когда два собрания в одно и то же время". Так что я сказал: "Ладно, я просто не поеду туда". До того, как я на что-то согласился, я просто оставил это. Я оставил это на какое-то время.
И тогда мистер Арганбрайт пришел, и сказал мне, сказал: "Скажи, как на счёт поездки в Мексику?" Брат Иосиф пытался уговорить меня поехать в Мексику.
Я сказал: "Нет, я не хочу ехать в Мексику".
Тогда что-то проговорило: "Езжай в Мексику".
Так что я сказал: "Хорошо, устройте все".
Они сказали: "Нам дали там зал", - какой-то большой зал. И следующим вечером я был у брата Вудса, и сказал: "Знаешь что? Это оно. Маленькие смуглые оборванные дети - это и есть то". И брат Арганбрайт предполагал приготовить это. Вы читали видение. Так что я сказал: "Это просто..."
19         Но зал немного беспокоил меня, потому что он был панорамный, и кто-то распустил собрание и никто не знал кто сделал это. Я сказал: "Это было странно". Так, несколько дней спустя, он перезвонил и сказал: "Слушай, мы получили большую арену для боя быков". Сказал: "Это то, что у нас будет - арена для быков". Панорамный именно так. Я сказал: "О, надо же, это оно, именно то, что сказал Господь". И я сказал: "Что меня, братья, беспокоит, так это то, что кто-то распустил собрание, и никто не знал, кто это сделал". Так что... Ну и мы поехали в Мексику, куда мы предполагали поехать. И, когда мы приехали туда, брат Арганбрайт сказал: "Итак, я встречу вас на 16-ой, у отеля Ригас". Я пошёл к отелю Ригас. Он никогда не был там, никаких договорённостей или чего-то такого. Брат Моор и все они сказали: "Ладно, что насчёт этого?"
Я сказал: "Я не знаю". Сказал: "И мы не зарегистрированы?"
"Нет". Итак, мы вошли, в любом случае получили кое-какие номера. Ничего не знали об этом, многие из наших американских друзей там, в Мексике, я знал, ожидали. И поэтому я сказал: "Что бы это ни было, это, безусловно, будет волей Божьей. Но я не могу разобрать..." И я сказал...
20         Вы помните, в видении я сказал, что пойдёт небольшой дождь, вы помните это? Ну, потом, когда мы вышли на арену боя быков... Никогда не бывает дождя в Мексике в это время года, как вы знаете, и в городе Мехико, там в горах тоже. И начался дождь, водитель сказал: "Смотрите, у нас такое не часто".
Я ткнул брата Моора. Я сказал: "Что на счёт этого?"
Он сказал: "Ну, брат Бранхам, если бы я не верил в это, я бы поверил сейчас".
И я сказал: "Наблюдай, у нас будут неприятности, из-за того, что мы взяли эту арену". И когда мы пришли туда, там не было ни души (это верно), никого. Кто-то отменил собрание, и они не знали кто. Мы пытались связаться с одними, другими, мы провели всю ночь, вызывая Америку, и ни с кем не могли связаться. Наконец, удалось связаться с моей женой, и она сказала: "Брат Вейл, который из баптистской церкви, сказал, что он был в Калифорнии, и собрание было отменено" Сказала: "Они не знают, кто это сделал".
Ну, брат Моор сказал: "Я разузнаю, кто это сделал".
Я сказал: "Хорошо, я просто скажу это. Вы не знаете кто сделал это, и вы не узнаете кто сделал это". Понимаете? Так что он старался весь день, не нашёл никого, знающего что-либо об этом. Никто не знал. Потому что это сказало видение.
21         Я вернулся домой. Ну, я вышел помолиться. Множество людей было там, и брат Арганбрайт пришел оттуда сюда и сказал: "Брат Бранхам, тут генерал Валдена и многие из правительства Мексики, и первый раз во всей мировой истории, или истории Мексики, чтобы протестант был приглашен правительством". И сказал: "Вы должны поехать".
Так что я сказал: "Позвольте мне сначала помолиться". Я вернулся в лес и молился. А на следующее утро, перед рассветом, Господь пришел ко мне и дал видение. И сказал: "Возвращайся обратно в Мексику, Я буду с тобой".
Поэтому я отправился в Мексику на следующий день. И когда мы пришли туда... Вы можете себе представить, как бедны те люди? Это было жалкое зрелище. И они бы не предоставили нам места в газете. Все объявления, они не позволили бы нам выложить их, ничего не позволили бы. И они не позволили бы нам иметь места для того, чтобы люди сидели. Они просто дали нам огромную территорию, размером почти с два городских квартала... как бы продолговатую, как эта, и всем пришлось стоять. Я мог провести для них три вечерних собрания. И мы, в среднем, сколько земли у нас было, такое множество было стоящих на земле, они стояли по шесть человек на три квадратных фута. [Примерно на 1 м. – прим. пер.] Вот, они стояли с утра, до десяти, одиннадцати часов вечера, просто стояли там. Но они привыкли стоять, жертвовать.
22   Женщина ползёт по улице от какой-то мёртвой женщины, какой-то святой... Надеюсь, я не задел ваши чувства, друг-католик. Но они преодолевают, и она простит их грехи или, что бы они ни сделали, она сделает епитимью, и бедная женщина ползёт по камням вот так, и истекает кровью, а двое маленьких детей идут позади неё, и её истощенный бедный старый отец. Похоже, ей никогда это не удастся, но просто ползёт милю за милей по камням, ради епитимьи за её грехи. Что тогда должна делать Кровь Иисуса Христа? Понимаете? Так что тогда это очень плохая ситуация, несомненно. И то правительство там, когда они...
И группа пришла к ним и сказала: "Вам не нужен тот парень, который приехал сюда". Сказали: "Он фанатик".
Сказал: "Ну", сказал... Губернатор сказал: "У него довольно хорошая репутация". Сказал: "Ну, - сказал, - он проповедует по всему миру, как они говорят".
Сказал: "Ладно, смотрите сами, - сказал, - он только взбудораживает людей".
Он сказал: "Ну, - он сказал, - это хорошо. Может им нужна встряска". Так вот, это был губернатор. Так что он сказал... И генерал Вальдена стоял там, вы знаете просто... Он сказал: "Ну, - он сказал, - я скажу вам, - сказал, - он будет беспокоить святую церковь, если приедет".
Сказал: "Что ж, возможно она нуждается в волнении".
Он сказал: "Ну... Но вы понимаете, - сказал, - сэр, единственное, что остаётся увидеть, так то, что это невежественные, безграмотные люди".
Он сказал: "Почему они невежественные и безграмотные? Вы влияете на них сотни лет". Это решило дело. Этого было достаточно.
23         И наш благословенный Господь Иисус сделал несравненно больше. В первый же вечер чудесно было видеть, что Он соделывал. И было так легко смириться под Дух Божий, потому что бедные люди, стоявшие там, просто опирались один на другого, поддерживая друг друга, и их обдували носящиеся вокруг песок и ветер. И четверо калек, страдающих...
И на следующий, второй вечер... Первый вечер Господь исцелил мужчину, который был слеп в течение многих лет. Произошло множество других вещей. И на второй вечер собрания, когда они пошли... Леди пробивалась сзади, пробивалась сзади, почти целый городской квартал, вопя и борясь, и толкаясь и продвигаясь вперед, и, наконец, она добралась до платформы. Со мной были Билли Поль, брат Моор, брат Браун. Интересно, есть ли на сегодняшнем собрании брат Алмент? Он... Да, брат Алмент, вы были там, не так ли? Лео и Джин здесь, они, полагаю, были. Лео и другие были там, я полагаю. Был кто-то еще в Мексике на собрании, кто присутствовал, в качестве свидетеля. Господин Алмент был там, я знаю, он был там, потому что он поехал с нами далеко в Техас, а потом поехал дальше на автобусе.
24         Когда я оглянулся, и Билли подошёл ко мне, и брат Моор, и они сказали: "Брат Бранхам, вы ничего не можете с ней сделать". Сказал: "Ее ребёнок умер". И сказал: "Ты ничего не можешь поделать". Она пробивает себе дорогу и кричит: "Падре"". Вы знаете, что это слово "отец". "Падре, падре". Пробиралась вперёд.
Так что я сказал: "Брат Моор, сходи..."
Билли сказал: "Вы... Она просто сражается". Сказал: "У неё мертвый ребёнок там, и он окоченел у неё на руках". И сказал... Так что я сказал... Она стояла тогда так близко, как до того угла, внизу, в аудитории, как эта. И я сказал: "Ладно, брат Моор, сходи и помолись за неё, и утешь ее как-то. Она не увидит разницы в том, кто из нас молится". Я сказал: "Иди и утешь ее", - как-то так.
Брат Моор начал туда спускаться, а я посмотрел вверх и увидел видение. И там я увидел врача, качавшего головой и говорившего ей: "Ребёнок умер". И ребёнок на самом деле умер. И это был день перед тем, как он сказал ей. И мать принесла ребёнка в тот день, и не попала туда, и тогда тот день, следующий день, который был вторым днём собрания, она принесла ребёнка и стояла там сзади, и это был ужасный вечер. И ребёнок умер у неё на руках, просто выпрямился, и застыл, и умер. И она начала кричать. Ребёнок был мертв. Десять, может быть пятнадцать минут, а может быть двадцать, она пробивалась туда.
Ну, я  пошёл вниз, туда, где малыш был на руках у матери, мертвый. И я сказал... Я не мог говорить с ней, не было переводчика, чтобы поговорить с ней. Так что я просто взял и положил руки на малыша, и сказал: "Дорогой Господь Иисус, просто взгляни на сердце этой бедной матери". И когда я сделал это, малыш начал пинаться и кричать - это пришла жизнь. И это просто разорвало Мексику. Я... И она получила его там, на платформе, живого ребёнка, с ним не было ничего плохого, совершенно живой.
25         И вечером, на призыве к алтарю, я сделал призыв и я сказал: "Я не хочу никаких евангелистов, поднимающих руки или кого-то, кто ходит в церковь. Я хочу вызвать только тех, кто никогда не ходил в церковь". Что делал Он? Евангелие - это... Я сказал: "Он сказал ученикам Иоанна: "Идите и расскажите Иоанну об этом, или покажите Иоанну: "Хромые ходят, слепые видят".
Они просто сгребали руками, грузили и грузили костыли и палки, и другие вещи, которые они просто оставляли лежащими там. Просто, когда они увидели, что произошло, молилось все собрание. Понимаете? Все, что они хотели знать, что Он действительно живой, это все, что они знали. И если они... Они находились под суеверием достаточно долго. Когда они увидели настоящего Господа Иисуса в Его силе, и услышали Его, как Он выходит в аудиторию, и говорит: "Этот человек, стоящий там с тем-то и тем-то, его зовут так, - я не мог даже сказать это, должен был проговаривать по буквам, как-то так. И: "Он пришел из определенного города. Он вот такой, и он делал это. И это должно произойти. Встань, Господь Иисус делает тебя здоровым". Поднимается и идёт. "Вот здесь еще один, его зовут Педро такой-то, он приехал оттуда-то. Он сделал то-то и то-то. Вы делали вещи, которые вы не должны делать, когда вы делали то-то и то-то. Теперь, исправьте это перед Богом, и Бог сделает вас здоровым". И крича, он уходит. Их люди просто бросали свои костыли и все, выбрасывали, начинали бегать вокруг, хваля Господа. Точно так. Это был католический народ. Понимаете?
26         И, таким образом, когда этот маленький… Я сказал: "Никто не поднимайте свою руку. Я больше не буду делать призыв к алтарю, и если вы поднимаете руку, будьте уверены, что вы понимаете то, что вы теперь оставляете ваши грехи и принимаете Иисуса Христа как своего личного Спасителя, после того, как вы увидели и заявили, что Он воскрес из мёртвых. Сегодня Он по-прежнему делает то же самое, что делал раньше". Я сказал: "Однажды, должно быть, вы думали, что Иисус когда-то был, Он умер много лет назад, и это был Его конец. Но прошли две тысячи лет, и Он прямо сейчас здесь среди нас, делает те же самые вещи. "Хромые ходят, слепые видят, нищие проповедуют Евангелие, мёртвые воскресают. И блажен, кто не соблазнится о Мне”, - сказал Господь Иисус. Я сказал: "Сколькие сейчас на... никогда не были христианами, которые примут Господа Иисуса как личного Спасителя?" И все вокруг... Они сосчитали, что около двадцати тысяч человек за один раз приняли Господа Иисуса как личного Спасителя, двадцать тысяч человек за один раз.
27         Ну, я считаю, если это... Мне пришлось отменить собрание Иосифа здесь, ваше собрание, и, по благодати Божьей, я сказал... Сатана может иногда ввести меня в такое состояние, что меня заберут с платформы, но мне нужно быть в очень плохом состоянии, я полагаю, или что-то должно случиться, чтобы я не смог, чтобы  я отменил собрание любого рода. Было сказано, что я буду в каких-то местах, и оповещалось здесь. Я не способствовал этому. Кто-то еще оповещал об этом. Но когда я обещаю, я хочу сдержать мое слово.
28         Итак, они сказали: "Брат Бранхам, если ты останешься и проведёшь здесь пятнадцать дней собраний, это получит распространение..." И от того вечера до следующего вечера тро... толпа утроилась, стало в три раза больше, чем было за вечер перед этим, перевешивались через стены и прочее. Это было чудесно... Не сидели, стояли, стояли просто друг против друга, вот так. Просто как океан людей.
И вот, а что было бы за пятнадцать вечеров? Он сказал: "Мексика оставит след в христианстве, о котором будут говорить, если мир простоит еще, триста, четыреста лет после этого". Но у меня были такие собрания, но я собираюсь однажды вернуться в Мексику. И хочу, чтобы Господь послал меня назад, так как я могу вернуться, как я сделал тогда, во Имя Господа Иисуса. Это верно. Что это? Ваши молитвы. Я вспомнил, что церковь Филадельфия молилась за меня в эти вечера. Я всегда помню, что вы молитесь за меня.
29         Итак, как же мы должны быть счастливы! Вот, на записи у меня есть четыре разных по времени, четыре свидетеля, все четверо живы сегодня, что Иисус Христос воскресил их из мёртвых после того, как они были мертвы - четыре выдающихся случая. Трое из них - врачи. Тот один, у меня... Брат Алмент, вы слышали, как я говорил: "Получите от врача выписку, все, что вы сможете, и получите, чтобы это было достоверно, так, чтобы я мог это разместить". Вы понимаете? Так что я знаю, что ребёнок был мертв, я-я видел это и знаю это, и знаю, что это сделал Бог. Но на сегодняшний день вы должны всё доказывать.
В дни Библии, когда творились чудеса, они просто говорили: "Хвала Господу!" Но сегодня мы должны всё доказывать. Мы скатываемся... Если бы это было в дни Моисея, когда горел тот куст, они бы сорвали несколько листьев, взяли их в лабораторию, провели анализ и посмотрели, что было на том листе, что... чего он не горит. Вот почему мы очень далеко, не так ли? Если Бог что-то делает, говорите: "Хвала Господу, я верю этому, и это всё", - и идите дальше. Это верно.
30         И сегодня у нас остеопаты, мануальные терапевты, научная медицина, Божественное исцеление и, кажется, что каждый воюет против других. И теперь, друзья, мы должны согласиться, что они помогают людям. Это верно. И почему люди не могут забыть свои разногласия, и трудиться все вместе, стараться помочь нашему товарищу, нашему брату. И если у нас нет такого мотива, мое мнение - есть какие-то другие корыстные мотивы. Если я знаю, что... что  выпить глоток воды, или, сделать что-либо поможет кому-то, Бог знает - я за это, вот и все. Что угодно, если остеопат, мануальный терапевт, учёный-медик, или кто угодно, сможет дать кому-то какую-то помощь, хвала Богу за это. Я благодарю Его всем сердцем (это правда), что у нас есть эти вещи. И если б мы могли просто взять тот старый эгоистичный мотив...
Учёный-медик говорит: "Ох, ничего общего с мануальной терапией".
Мануал: "Ничего общего с мер... медицинской наукой".
И оба: "Ничего общего с Божественным исцелением".
Давайте обнимем один другого и скажем: "Давайте... давайте будем братьями. Давайте поможем кому-нибудь. Давайте сделаем жизнь немного легче. Эти люди не пробудут здесь очень долго. Давайте... давайте просто постараемся сделать для них это таким легким. Если остеопат и мануал, кто бы ни был, если он может помочь вам, идите вперёд, и делайте это, это прекрасно. Воздайте Богу хвалу". Это точно.
Если кто-то придёт через дар исцеления, веры, ну, не хвалите людей, воздайте хвалу Богу. Если врач может вправить вашу руку, когда она сломана, и зафиксировать, сделать ее по-настоящему прямой, и Бог исцелит ее, воздайте хвалу Богу. Верно. Если мануальный терапевт... Если у вас вывих позвоночника, он может вправить его обратно, и сделать, что вы просто снова будете ходить, воздайте хвалу Богу, не человеку. Понимаете? Давайте все придем к согласию. Все это - приходящее от Бога. "Все добрые и совершенные дары приходят от Бога", одного Бога.
31         Теперь, благословит вас Господь. Я хочу прочесть тут немного из Писания, так что наша встреча будет основана немного на Писании и так далее, и я знаю, что так оно и есть. Мы говорим вам истину. Но я люблю свидетельствовать. Вам нравятся свидетельства? И, о-о, вот это да...
Вы будете молиться за меня, чтобы вернуться в Мексику? И, ох, я ездил туда, и бедные люди, мы не... Тем немногим, что у нас было, мы помогли им и получили... О-о, Господь просто удивительно благословил.
32         Сейчас мы собираемся прочитать из книги 1 Паралипоменон, 17 глава, 7 стих. Это давно пришло ко мне, и я это пометил тут что... что произошло. Я никогда на это не проповедовал. Я сказал брату Вуду, который пришел со мной сегодня на собрание, я сказал: "Сегодня вечером я собираюсь поговорить с людьми, просто хорошо поговорить по душам". Завтра вечером мы будем в Лайн Тех, где у нас есть много номеров, сможем легко привести людей, и так далее, для молитвенного служения и так далее. Итак, в 7-ом стихе мы читаем это.
Итак... ты... скажи Моему слуге Давиду: "Так говорит Господь... Я взял тебя от стада овец, где ты ходил за овцами...
33         Когда я читал это, я... мое сердце просто изливалось из меня. "Давид, Я взял тебя от стада овец". И вы знаете, почему это так много значит для меня? Это так и есть. Когда я читал это, я думал: "Десять лет назад..." Так вот, я... я... Вы все мои... Мы - одна семья, не так ли? Мы можем так сказать. Вы понимаете? Вы... В маленькой... нашей маленькой группе, как эта, мы можем говорить друг с другом так, как мы были бы знакомы много лет, и мы так и делаем.
Я подумал: "Десять лет назад я обходил линию за сорок центов в час, потому что у меня даже не было образования, чтобы выйти и получить работу, за которую бы платили больше - тридцать миль в день через пустыню, дóма появлялся раз в неделю, за сорок центов в час. Я был известен всему Джефферсонвиллю, штат Индиана. И сегодня, по благодати Божьей, оставаясь необразованным, я думаю, я знаю десять миллионов человек или больше, по всему миру". Кто это сделал?
Я разговаривал с женой, она сказала: "Билли, я помню как ты приходил из дебрей оборванный и растрёпанный, весивший около ста десяти, пятнадцати фунтов [около 50 кг - прим. пер.], лицо осунувшееся, одежда на тебе разодрана, возвращался из патрулирования тех линий и остального".
Я выходил в город. Мой отец ужасно сильно пил, и наша фамилия была не слишком доброй в Джефферсонвилле. Но я думал: "Так не должно быть". И я думал: "Сегодня, когда я прихожу домой, мне бы ускользнуть в какую-нибудь глушь, где-нибудь спрятаться, чтобы просто отдохнуть от дорогих, любимых, милых людей". Я люблю людей, и я хочу их общения. А что происходит? Я не мог это сделать, для меня не было никакой  возможности это сделать. Ничего бы не могло произойти, но Иисус Христос снизошел. Я имею не больше образования, чем я имел тогда. Я никогда не был выдающейся личностью. Я... У меня нет ничего в этом мире, что бы я смог представить, только любовь Божью, которая снизошла.
34         Давид был маленьким пастухом, Он сказал: "Я взял тебя с пастбища. Кем был ты, Давид? Я взял тебя с пастбища, где ты ходил за овцами твоего отца, и сделал твоё имя великим", как человека великого на земле.
И я думал об этом: про овец и пастуха. Почему Он выбрал Давида? Давид всегда рассказывал о тихих водах и зелёных пастбищах. Он был псалмопевцем, который писал песни и играл на арфе для славы Божьей. И что-то должно было быть в том, как Давид ухаживал за овцами: он должен был быть настоящим пастухом. Вы заметили, как-то раз там был медведь, прибежал и схватил одну из его овец, и он убил того медведя. И прибежал лев, и схватил одну, и он поймал того медведя... льва за бороду и взял нож, и убил того льва. Видите, он жертвовал собой ради своих овец. И он был готов отдать жизнь свою за овец, он был прообразом доброго Пастыря. Он был Сын Давида, вы знаете, настоящий Пастырь, Царь-Пастырь над всем.
Вы когда-нибудь замечали в Библии, просто размышлял как-то раз, когда пророк высказывает, он говорит: "ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ". Но когда Иисус высказывал, Он никогда так не говорил. Он говорил: "Но Я говорю вам". Потом называют Его пророком. Он был Эммануилом. Никогда не говорил: "ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ", Он был Господь. "Я говорю вам".
35         Так вот, есть что-то в том, что Бог всегда уподобляет людей овцам, вы замечали когда-нибудь? "Вы овцы паствы, овцы одного стада. Есть у Меня другие овцы", - и так далее, сравнивает людей с овцами. Вы знаете почему Он сравнил нас с овцами? Вы когда-нибудь... вы когда-нибудь забавлялись с овечкой? Они, конечно, поддаются обучению, и Божественное обучение - это научаться от овец. Я поднимал их и пас их повсюду, и их малышей.
Но когда овца теряется, она абсолютно беспомощна. Я подбирал овцу, которая стояла не далее, может быть, трёхсот ярдов [274 м - прим. пер.] от овчарни, и... где были все остальные овцы. А овца, когда она потерялась, не может себе помочь, она просто стоит там, и блеет, и блеет, пока волк не заполучит ее, или что-то другое не приключится. Она... она просто не может найти путь обратно. Она полностью беспомощна без пастыря.
36         И то же с человеческой расой, мы абсолютно, полностью беспомощны без Пастыря стада. Мы не можем найти путь обратно. Мы пытаемся научиться нашему пути обратно, мы пытаемся преобразовать наш путь обратно, но у нас не получится. Образование никогда не сделает это. Преобразование никогда не сделает это. Мы не преобразователи. Полиция там снаружи, являются преобразователями. Мы - проповедники Евангелия, не для того, чтобы пытаться направить людей на наказание и ползание на коленях, и так далее, но проповедовать Евангелие Иисуса Христа - избавление людям. То, что должны делать пастыри, - кормить овец. Вы знаете, Он сказал Петру: "Любишь ли ты Меня, Петр, больше, чем они?"
"Да".
"Корми овец Моих". Он никогда не говорил: "Гоняй овец Моих". Он никогда не говорил: "Пинай овец Моих". Он сказал: "Корми овец Моих". То, в чем нуждаются овцы, - это кое-какая овечья еда, вы так не думаете? А вы знаете, какая лучшая еда, насколько я знаю, для вас, больных овец, а также всех овец? Она здесь. Это верно. В этой огромной Божьей хлебной корзине. "Не хлебом одним жив человек, но каждым Словом, исходящим из уст Божьих". Это то, как Святой Дух живет в тебе, живет по Слову Божьему. Эта связь пастуха и овец...
37         Однажды, когда я был на востоке, я научился великому уроку о... Я видел в святого Иоанна, я полагаю 10-я глава, где Он сказал: "Я - ворота  в овчарню", - или дверь в овчарню. Я часто удивлялся, как мог Он, будучи человеком, быть дверью? Но когда я был там, я узнал, что это означает. Пастухи гонят своих овец в овчарню, и у них есть арка, в которую они входят, а когда он загоняет их всех туда, потом, когда они все войдут, он их считает, и все... Если не хватает одной, он пойдёт и заберёт ее. Он должен привести ее. Каждая овца ежечасно должна быть пересчитана за день.
О-о, что Он за Пастырь! Он... каждый час дня даёт отчёт за каждую овцу. Независимо от того, где бы ты ни был, Он знает, где ты находишься. Он знает все о тебе. Вот почему Он может стоять здесь, на платформе, в смирившихся людях, и открывать, и рассказывать, и говорить. Он знает. Он знает где вы были год назад. Он знает, где ты был... все время. Он должен дать отчёт о Своих овцах, и особенно, когда они все пересчитаны снова, после того, как они вернулись в стадо. Я подумал: "Какая прекрасная картина: собирает их в стадо, и пересчитывает их".
38         И потом, после того, как он их пересчитал, и они все уложились, пастырь идёт к проему, где вошли овцы, и ложится сам поперек проема. Тогда ни волк не может войти, ни вор не может войти, никакое зло не может войти, если оно сначала не пройдёт через пастуха.
Что за картина Христа, положившего Себя за нас, чтобы ничто не могло причинить нам вреда, пока это не пройдёт через Него. Так что, если вы больны, и скажете: "Брат Бранхам, болезнь прошла через Него". Но это было для славы Божьей. Это верно. Возможно, Он хотел дать вам свидетельство. Как рассказал один раз товарищ, что он видел пастуха, несущего овцу. И он сказал: "Ну..." Э... Ее нога была вся перевязана, и он сказал: "Ну, что ты сделал... Что случилось, она упала с обрыва?" Сказал: "Нет, - сказал, - Я сломал ей ногу".
"Ох, - сказал он, - ты должно быть жестокий пастырь, потому что сломал ногу своей собственной овце".
Сказал: "Нет, овца не обращала на меня внимания, поэтому мне пришлось сломать ей ногу, чтобы обнять ее, погладить ее, любить ее и дать ей немного особенного корма, так чтобы она любила меня и ходила бы за мной".
Так что и Богу иногда приходится поступать с нами так. Пусть врач скажет: "Ох, все, конец, ничего нельзя поделать".
И тогда Бог поднимает вас на руки, немножко гладит вас и говорит: "Дитя Мое, разве ты не знаешь, что Я люблю тебя? Не знаешь, что Я - Господь, исцеляющий все твои болезни?"
"Но, Господь, меня учили, что дни чуд..."
"Я знаю, что так было, но Я должен был позволить этому произойти, так чтобы Я мог просто показать тебе немного особенной милости. Итак, разве ты не любишь Меня просто немного больше, теперь Я позволю тебе выздороветь".
У вас когда-нибудь было, что Он просто приходил к вам? У меня много раз. Позволит чему-то произойти, чтобы немного меня проверить, позволить Ему выразить Свою любовь...
39         Теперь, обратите внимание на другую вещь об овцах и пастыре. Вы знаете, что для пастуха позор потерять хотя бы одну овцу. Знаете ли вы это? Это поношение ложится на пастуха. Итак, я собираюсь... Теперь держитесь. О, надо же, да, сэр. Если пастух теряет хотя бы одну овцу, это для него позор. "Все, кого Отец дал Мне, придут, и никто не потеряется. Понимаете, что это..." "Все, кто приходит ко Мне..."
Хорошо, пастух не может позволить себе потерять овцу. Вот причина, говорю сегодня к тебе, отступник, почему Он все еще сигналит, преследует, нависает над твоим сердцем, пытаясь затащить тебя обратно в стадо, потому что Он однажды поцеловал тебя, и ты поцеловал Его и сказал Ему, что ты любишь Его, и поднял свои руки и хвалил Его. И ты отступил, и вышел туда, и стал весь изувеченный и израненный в своём духе. Но Он еще остается вокруг тебя все время: "Возвращайся, заблудшая овца. Я просто не могу позволить тебе быть потерянным". Может быть ты овечка, которую Он ходил искать на гору, по всей местности, может ты - та овца, которая сегодня вечером лежит где-то там израненная. Но пастух не может позволить себе потерять ни одной овцы.
40         Вы знаете, как пастух отличает свою овцу от чужой? Пастух знает ее, если вы заметили, все овцы заклеймены. Разве вы не рады, что вы заклеймены? Вы знаете, на западе обычно мы всегда клеймим овец. И это клеймо... Знаете, иногда, когда вы клеймите овцу или корову, это не очень приятно, когда вы клеймите, но она уверена, что заклеймена, после того, что она выдержала.
Мы бывало... Я работал на ранчо для скота, мы... мы арканили наш скот, много раз, и тогда это то, что мы называли “забульдожить”, или сбить их с ног. И как только мы их сбивали... Моя работа заключалась в подготовке клейма. Я был слишком мал, чтобы сбивать быков, так что я... я подготавливал клеймо, следил за тем, чтобы оно было горячим и бежал туда. И они брали это железное клеймо и с силой надавливали его на ту корову или овцу, которую они клеймили. И, о, вот это да, вы говорите о жжении. Но, брат, она была отмечена до конца своих дней.
Так что когда Евангелие проповедано, резкое, твёрдое, оно обжигает и жалит в сердце. Ты должен оставить многие вещи, за которые держался, но ты отмечен, брат. Не волнуйся.
41         И когда овца была отмечена... Это красивая часть. "Ох, - скажете вы, - проповедник, все это правильно, но как насчёт всех этих меток потом?" Все в порядке. Мы все отмечены. Один отмечен этим способом, другой отмечен другим способом, один ортодокс, а другой епископлянин и все такое. Но подожди минутку, пастух несёт метку своих овец в своей руке. Если вы хотите знать, что с овцой, которая... Видите, пастырь также имеет метку на своей руке.
И как соответствует это сегодня тому, что наш великий Пастырь отмечен. Он сказал: "Женщина может забыть ее... мать может забыть своё грудное дитя, но Я никогда не забуду тебя, потому что твоё имя написано на Моей руке". Отмеченный, пастух несёт метку своей овцы. "Я знаю Мою овцу, и Моя овца знает Меня". Они отмечены той же самой меткой.
42         Потом Его Церковь получает ту же самую метку. Какого рода метка у Него? Духовно говоря, когда Он был здесь на земле, Он был презрен и умалён, Муж скорбей, изведавший болезни. Но Бог был с Ним, знамения и чудеса сопровождали Его везде, куда Он ходил. Он мог различать помышления их сердец. Он сказал: "Я делаю так, как Отец показывает Мне". Больной был исцелён, мёртвый был воскрешён, бедному проповедовалось Евангелие.
И сегодня Церковь живого Бога несёт метку живого Бога. "Дела, которые Я творю, вы также будете делать". В святого Иоанна 7:12 говорится: "Верующий в Меня дела, которые Я творю, он сотворит так же, и большие дела, чем эти, он будет творить, потому что Я иду к Моему Отцу", отмеченный. Аминь.
43         Возможно, вам придется быть названным фанатиком. Возможно, вам придется быть названным святым роликом. Возможно, вам придётся принять какой-либо церковный знак презрения и клеймо, но так как ваш Пастух был заклеймён тем же самым... Он был презираем и отвергнут людьми. Люди ненавидели Его. Почему? Потому что Он поступал правильно, потому что Он делал добро.
Стефан, первый мученик, умер, потому что он сказал им, что они были жестоковыйны, с необрезанным сердцем и ушами, они противятся Святому Духу. Заклеймённый тем же самым клеймом Пастырь умер на...
Да, овцы поднимаются, клеймятся, собираются вместе. Разве вы не рады сегодня, что можете... Итак, апостол сказал: "Они возвратились, радуясь, потому они... что они достойны того, чтобы нести поношение Его Имени". Как мы должны быть счастливы видеть спустя девятнадцать сотен лет Тот же самый Святой Дух, трудящийся в такого же рода людях, производящего тот же самый результат, когда на этих людей снаружи пренебрежительно тычут пальцем, но также производящего тот же результат внутри этих людей, когда воскресший Иисус Христос протягивает руки, дабы совершить те же знамения и чудеса, что Он совершал в начале.
Пастухи и овцы... Я так рад сегодня, что наш Пастырь несёт те знаки на Своём теле.
44         Не так давно на востоке, когда я ехал с другом в джипе, мы проезжали место, я услышал визг тормозов, и джипы остановились и машины завизжали, и я подумал: "Что там происходит?" Он стоял рядом с джипом, поднялся, посмотрел вниз и сказал: "Ох, это пастух".
"Пастух?"
"О, да". Сказал: "В этой стране пастух - высокоуважаемый человек в стране". Аминь. Высокоуважаемый... Сегодня, братья-проповедники, христиане, вы, вожди стада, можете быть презираемы, и над вами могут смеяться, поскольку это - день человеческий. Но когда придёт день Господа, будет иначе.
45         Как-то раз в Нью-Олбани, штат Индиана, когда наш прежний президент Рузвельт приехал, чтобы сказать речь, и он приехал на поезде, они сошли к реке, скажу вам, все места были заполнены. И двое или трое из нас, проповедников, мало кого мы называем проповедниками Святого Духа... Скажу вам, что мы были людьми, не разделяющими современные взгляды. Они бы даже не позволили нам куда-то взобраться. Так что мы стояли где-то позади. Но я подумал: "Эх, это - день человеческий. Но подождите, пока придёт день Господа". Аминь.
46         Миссионер возвратился из-за морей через двадцать лет, разбитый, ссутуленный, седой, дрожащие губы, трясущийся, после того, как завоевал сотни душ для Христа, приехал в Нью-Йорк, увидел играющие оркестры и все такое, он подумал: "О, спасибо, Боже". Он сказал: "Вернуться на родину снова, и все оркестры играют и все такое, большие полицейские эскорты, цветы и висящие гирлянды, - сказал он, - что за радушный приём, как чудесно!" Но когда он сошёл, это была какая-то кинозвезда, которая там снималась. Никто даже не знал, не было даже ни одного человека, чтобы поприветствовать его. Он остановился и сказал: "Считаю тогда, что это не дом".
Правильно. Но дождитесь дня, когда ангельские оркестры выйдут из коридоров славы, когда старые закаленные в борьбе святые Божьи придут, маршируя под ангельские оркестры. Когда они встанут с миллионами поющих искупительные песни Сиона, в то время как десять миллионов Ангелов стоят вокруг земли со склонёнными головами, даже не знающие о чём мы говорим. Это будет день Господа. Да. Каждое... каждое колесо остановится и уступит этому. Это верно. Это - день человека. Я могу хорошо ладить, и быть знакомым мэра, и похлопывать по спине, и все те политические вещи, но я предпочел бы иметь Божий поцелуй на моем сердце, чтобы знать, что я заклеймён, как Он был заклеймён.
47         Вы знаете песенку, которую они обычно поют в скинии. Не знаю просто какой был ее мотив, я не могу... в любом случае не смогу ее спеть. Но что-то вроде:
"Они проходят мимо меня не замечая, хотя раньше проходили улыбаясь".
Кое-что ещё говорится:
"Теперь я отмечен, отмечен, я отмечен, теперь, куда бы я ни шёл,
Я отмечен, отмечен, чтобы все, кто увидит, могли знать".
Понимаете?
"Но я запечатан, запечатан, запечатан Богом, Духом Божественным,
О, слава Богу, Аллилуйя! Я - Его и я знаю, что Он  - мой".
Да! Я не беспокоюсь, просто так я получил Его отметку. А что было Его меткой? Святой Дух был в Нём без меры. Выполняя труд Отца, не пытаясь угождать людям или получать от людей хвалу, не стараясь угодить Себе, но исполнять Божий труд, и Бог был в Нём. Пётр сказал: "Мужи израильские, - в Деяниях 2, - этот Иисус из Назарета, Которого вы распяли, Бог, муж, засвидетельствованный от Бога между вами знамениями и чудесами, которые Бог творил через Него среди всех вас...
Никодим по-настоящему засвидетельствовал церкви, говоря: "Мы знаем, Равви, Ты - учитель от Бога, потому что нет человека, который может творить такие чудеса, какие Ты творишь, если только Бог будет с ним". Это - метка. Это она. Я так рад знать сегодня, что у меня есть привилегия быть названным одним из них (это правда), быть одним из них.
48         Когда завизжали тормоза, я вышел наружу и увидел сцену, которую никогда не думал увидеть. Прямо посередине улицы, не останавливаясь ни на красный свет, ни на что-либо другое, идёт пастух, и все его овцы следуют за ним. Все затормозили и машины, всё остановилось ради пастуха. Я сказал: "Хвала Богу!"
"О, - сказал, - он - важная персона". Сказал: "Пойдём немного за ним". Мы наблюдали за ним. Он  пошёл прямо до маленького прямого участка, и там все было выложено на каждой стороне улицы. Я сказал: "Ну, не... Почему те овцы не сворачивают в сторону?"
Он сказал: "Они все следуют за пастухом. Куда бы он ни пошёл, овцы следуют". "Куда Он ведёт меня, я буду следовать". Я сказал: "Неужели они даже не выходят из ряда?"
Он сказал: "Если кто-то выпадает или не слушается, то только потому, что он болен".
О, духовно говоря, больные овцы, сегодня вечером, почему вы выпадаете из строя? Великий Пастырь со Своим исцеляющим бальзамом сегодня здесь, чтобы связать это всё и вернуть вас снова, к жизни христианского хождения. Вы верите в это? Безусловно. Сказал: "Именно больные и немощные будут выпадать". И пастух вскармливает их и возвращает обратно.
49         Так что я наблюдал за этими овцами, и одна удивительная вещь, которую я заметил о них, об овцах, была такова. Что когда они шли через улицу, были выложены всякого рода вкусности. Восточные страны не похожи на западные. Мы помещаем все наши вещи под, как бы, обезвоживание и накладываем это в огромные морозящие прилавки и так далее, но на востоке они выкладывают их прямо на улицах, прямо так. И тут пришёл этот пастух с цепочкой овец, длиной почти с городской квартал, шагал прямо по улице, которая была не шире десяти футов [Примерно 3 метра – прим. пер.] с каждой стороны, были такие лакомства как груши, и... и папайя, и всё выложено на улице, и он шагал прямо по улице и ни одна овца не повернула направо или налево, чтобы взять что-то. Аминь.
Я сказал: "Что насчёт этого, дружище?"
Он сказал: " Их овцы так преданы пастуху, что не обращают никакого внимания ни на что, но они следуют за ним".
Я подумал: "О, Боже, Твоя Церковь должна быть так предана Тебе, что искушения мира ничего не могут сделать с ними. Они удерживают свой разум на Пастыре". Тот пастух может сделать один шаг таким образом, они вернутся и пойдут туда же. Каждая овца идёт прямо за другой, делая такой же шаг, и следует за пастухом. О, следовать по следам Пастыря, вот и всё. Не соблазняйтесь, не мечитесь, не беспокойтесь, не поддавайтесь искушению здесь и там: сегодня победившими, а завтра проигравшими. Следуйте за Пастырем, Он ведущий.
50         "Мои овцы знают Мой голос", - сказал Он, - и другой... Сказал: "Они привыкли слышать".
Я сказал: "Ладно, если бы другой пастух вошёл и выдал бы небольшое "о-де-ле-лее" - клич, который он выдаёт там, тем овцам, если бы они вышли в поле, пришли бы?"
Сказал: "О, нет. Нет, те овцы знают само звучание каждого тона пастушьего голоса".
Я подумал: "Ну, это Библейская земля. Итак, не важно, другой пастух мог бы попытаться подражать, те овцы просто держатся пастбища". Но только позволь этому тихому голосу проговорить, каждая овечка встанет сюда. Они выстроятся в ряд, придут маршировать. О, вот это да! В один славный день, в который Царь-Пастырь прокричит с небес, и мы возьмём и зашагаем в город Сион, в ту великую неразрывную ветвь армий Господа, когда мы вознесём торжество над смертью и адом.
51          Великий Пастырь стада. О, разве вы не любите Его? Я никогда не забуду этого. Давно, на юге Африки, в тех больших овечьих странах. Я поднялся на холм. Я наблюдал за маленьким ягненком, который очень нервничал. Я сказал: "Удивительно, что случилось с этим дружочком". И, ох, он был просто... Он блеял, он смотрел вниз, он немножко съедал и оглядывался. Я подумал: "Ну, что же случилось с малышом?" Я поднял мой бинокль и стал везде прочесывать. На пути назад вниз, позади него, была большая желтая грива льва, который потихоньку подкрадывался, приближаясь к этому дружочку. Он не мог видеть это животное.
Так вот, олень или медведь может учуять человека, из-за мускусных желез, которые подмышками. Они пахнут. И они могут тебя обнаружить. Лось может вас обнаружить почти с половины мили или больше, если ветер подходящий. Это мускусные железы, которые издают запах подмышками. И они... они могут почувствовать его, но овца не может. И она не может унюхать опасный запах, животное. Но инстинкт ягнёнка заставлял его нервничать. Он знал, что что-то может произойти.
А сколько сегодня бедных овечек, выходят сегодня в поле, на ту большую линию смерти, и прямо к ним подкрадываются, и они нервничают. И весь мир разодран. Они не знают в чём дело. Когда они знают, что там нависают атомные бомбы, и кобальтовые, и водородные бомбы, которые могут уничтожить этот мир полностью за двадцать четыре часа.
Это ускользает от нас, друзья. Приготовьтесь. Знайте голос Пастыря.
52         И одна из потрясающих вещей... В заключение я могу сказать вот что. Многие вещи я узнал при изучении овец. Но я видел пастуха, который также пас в поле, и у него были кое-какие козы, у него были кое-какие... кое-какие верблюды, у него были кое-какие мулы, и у него были овцы. Ладно, я сказал: "Я полагаю "пастух" означает скотовод?"
Сказал: "Да, он может просто кого-то пасти". Он сказал: "Но, брат Бранхам, это было бы удивительно для тебя, наблюдать сейчас, когда приходит вечернее время". Сказал: "Это правда, они питаются на одном и том же пастбище, они питаются травой с теми же волокнами". Это верно. Но он сказал: "Знаете что? Когда наступает вечернее время, вечером пастух идет их звать. Только овец на ночь забирают в амбар". Я подумал: "О, Боже, я... я хочу быть овцой. Я не хочу просто наслаждаться благословениями и есть волокна там. Я хочу быть овцой. Я хочу знать Его в силе Его воскресения".
Знать Его - это иметь жизнь. Не знать ваш катехизис, это - не жизнь. Не знать славословие, не знать апостольский символ веры, это - не жизнь. Не знать, что Библия - это жизнь, такая хорошая, как только может быть. Но знать Его - это Жизнь. И это именно так, что когда в вечернее время наступает закат, солнце нашей жизни опускается, я хочу услышать там с горы, которая отделяет меня от славы, я хочу слышать, как зовёт голос Пастыря, говоря: "Брат Бранхам, это было сделано хорошо, Мой добрый и верный слуга". Я верю, что все вы сегодня хотите того же.
53         И если вы не знаете Его сегодня, узнайте Его теперь. Сейчас время узнать Его, пока мы молимся. Мы склоняем наши головы, наши сердца также склонены в Его Присутствии, узнавая великого Царя-Пастыря здесь, сейчас. Я долго говорил вам, свидетельствовал о Его славе. И мы любим Его. Мне интересно, есть ли сегодня отбившийся от стада, где-то по глупости сбившийся с пути, просто не вернулся. Вы не в общении, вы не можете любить и разговаривать с Ним действительно как следует. И просто в начале этого пробуждения, не поднимите ли руки для слова молитвы? Благословит вас Бог, сэр. Благословит вас Бог, сестра. Благословит вас Бог. Благословит вас Бог, сестра. Да благословит вас Бог. Это хорошо. Благословит вас Бог, брат. Благословит вас Бог. Благословит вас Бог, сестра, вас, вас, вас, и вас, и вас, сестра. Благословит вас Бог. Вверху на балконе кто-нибудь? Благословит вас Бог, я вижу ваши руки там наверху. Благословит вас Бог, мой брат. Заблудившаяся овца... Благословит вас Бог, мой дорогой брат здесь. Заблудившаяся овца. Благословит вас Бог, здесь передо мной. Просто сбился с тропы и по-настоящему... Вы слышали Его зовущий Голос, но вы просто пренебрегли, чтобы пойти за Ним. Ночь наступает, тьма приходит.
54         Есть кто-то здесь, кто действительно никогда не приходил? Но вы чувствуете сегодня, что это правильно, что вы хотите сказать: "О, Царь-Пастырь, я... я хочу знать Твой голос, потому что Ты можешь звать до рассвета, а я не узнаю куда идти. Я хочу, чтобы Ты запомнил меня, Боже, я поднимаю руку к Тебе, и говорю: "Вспомни меня грешника, я хочу быть вспомянутым". Благословит вас Бог. Благословит вас Бог. Это хорошо. Кто-нибудь ещё, кто никогда не принимал Христа. Бог благословит вас, молодой человек. Бог благословит вас, мой брат там, сзади. Бог благословит вас, моя сестра здесь. Никогда не был спасён и хочет знать великого Пастыря овечьего стада...
55         Вы знаете, по какой причине вы поднимаете руки? Иисус. Бог сказал в Своём Слове, слушайте: "Никто не может прийти ко Мне, если Отец Мой сначала не привлечёт его". Бог здесь и Он привлекает Святым Духом. Около двадцати или тридцати подняли руки. И Он привлёк Святым Духом, потому что вы любите Его. Есть что-то в этом, вы этому... вы просто ничего не можете с этим поделать. Что это? Это... Однажды вы узнали Его. Вы знаете, это... это позор для пастуха - потерять свою овцу. Он просто не может позволить себе это сделать.
Когда Моисей и Аарон, как прообраз, провели весь Израиль через Иордан, подумайте об этом, там ни один не был потерян. Все пересекли Иордан под Божьей рукой, через Моисея. Сколько ещё мы пройдём через смерть холодных морей, под Божьей рукой через Иисуса, так как сегодня Он протягивает вам Свои руки, покрытые шрамами от гвоздей. Не хотите ли стать заклеймёнными той Кровью, той же самой Кровью, которая выступила от того, что Его пронзили жестокие гвозди, которые прибили Его к дереву, и тёрны на Его челе? Примите Его сейчас.
56         Небесный Отец, мы благодарим Тебя за всех, кто поднял руки, и мы знаем, что это по Твоей благодати, Господь, и Твоей милости, по которой Ты не отвернёшься ни от одного из них. "Никто не может прийти". Ты сказал: "Если только Мой Отец притянет его, и каждому, кто приходит, Я дам Вечную Жизнь и воскрешу его в последний день". Это Твои Слова, Господь Иисус. Ты сказал: "Слышащий Слово Моё, и верующий в пославшего Меня, имеет Жизнь Вечную, и не придёт на суд, но перейдёт от смерти к Жизни".
О, Боже, что произойдёт в этой церкви прямо сейчас? Смерть переменится в жизнь, волнение в радость, печаль в счастье, отчаяние в надежду, могила в славу. О, как чудесно! Твои овцы пришли домой. Они подняли свои руки. Коснись их, Господь, Кровью из Твоей собственной руки и заклейми их, Твоих овец. Они больше не будут беспокоиться, они будут слышать голос Пастыря, и они будут ходить с Ним, как Он ходит. С сегодняшнего дня вещи мира будут мертвы для них. Они приняли Тебя. Они пришли и возложили свои руки на Тебя; Ты говоришь: "Овцы Моего стада, кровь от Крови Моей, кость от кости Моей, придите благословенные Моего Отца". И Господь Бог, даруй им мир и покой. И, о, Боже, пусть они идут, рассказывая кому-нибудь другому, и пусть они войдут. Даруй это, Господь.
57         День на исходе, и Ты собираешься собрать овец и отделить их от мулов, от верблюдов, от коз и от других животных, которые питаются на том же самом пастбище, от того же самого Слова, от той же самой Библии, из той же самой Книги, из того же самого строения, называемом "церковь". Но только овцы будут Тобой позваны. "Много званых, мало избранных". Ты так сказал. "Не все, которые говорят Мне “Господи! Господи!”, войдут. Но тот, кто исполняет волю Моего Отца". И, Господь, они сегодня исполнили волю Отца принятием Господа Иисуса как личного Спасителя, и мы благодарим Тебя за них.
И, Отец, мы молим, чтобы мы обрели благодать в Твоих глазах и чтобы ты дал нам величайшую чистку, которая когда-либо была у нас в Чикаго. Даруй нам благоволение, Отец, перед людьми, которых мы можем завоевать для Тебя.
58         И сейчас, в то время как наши головы склонены, вы, кто принял Христа, в эти несколько минут я собираюсь попросить вас прийти прямо сюда, и встать вокруг алтаря для молитвы. Но перед тем как мы сделаем это, я собираюсь спросить: есть ли здесь кто больной, который хочет быть вспомянутым в молитве, чтобы Пастырь мог вспомнить вас сегодня, так как Он ходатайствует. Боже, будь милостив. Да, я вижу маленькую девочку, сестру. Бог благословит тебя, милая. Пусть Бог дарует тебе твоё исцеление, дорогая. Я вижу вас остальных. Насколько больше Он видит вас? Я вижу вас, папа, сидящий здесь в инвалидном кресле. Доверяйте Богу, что вы... вам больше не придётся этого делать. Просто верьте Ему сейчас, верьте.
59         Если бедный неграмотный мексиканец, который даже не знает своего имени, если это было перед ним, лежал парализованный... И ребёночек со спастическим параличом, обмотанный вокруг. Бедная маленькая обнажённая, полуобнажённая мать, без обуви, никогда не имевшая пары обуви в её жизни... Её бедный муж работает за восемь песо в день, около шестидесяти центов, стоит с маленькой Мартиной, вдоль улицы ночью за старую масляную лепёшку-тортиллу. Он не может купить себе еще одну, потому что он должен купить сальную свечу, чтобы пойти к алтарю за миллион долларов, старому алтарю за свои грехи.
О, мой Бог, если народ как этот может принять Иисуса Христа, просто стоя часы за часами, насколько больше... и принимать это через переводчика, насколько больше должны принять вы, сидящие сегодня в прекрасных креслах, высокообразованные, имеющие массу еды на ваших столах, прекрасные платья, разъезжающие в автомобилях, живущие в комфортных домах, чего большего вам желать? Можете ли вы принять Его сейчас, верить этому всем сердцем, что Он сделает вас здоровыми? Конечно, вы можете. Оставьте ваши костыли, ваши стулья, ваши беды у алтаря и выходите отсюда новыми людьми, исцеленными и здоровыми, чтобы служить Господу Иисусу.
60         Теперь, пока вы склонили головы и возложили руки друг на друга, я вознесу молитву за вас. И потом мы попросим вас прийти к алтарю и молиться вокруг алтаря. Итак, каждый непрерывно сосредоточьте свой разум на Боге. Разве не было бы замечательно увидеть этого человека, сидящего в инвалидной коляске, здоровым? Мужчина, сидящий здесь, цветной мужчина со старой тростью, склонившийся над бедным стариком, морщинистые руки, только Бог знает, сколько они трудились. Его день почти закончился, его волосы морозно-белые.
Вижу маленькую девочку, стоящую здесь, и её мать, пытающуюся положить свою руку на маленькое больное дитя. Вы знаете, что Иисус видит это, добрый Пастырь. Конечно, Он видит.
Я вижу папу, возложившего свою руку на мать. Какая сцена, какая сцена. Мать с ребёночком, лежащим на её руках, и её руки лежат на нём.
Итак, добрый Пастырь здесь. Не нужно волноваться, просто торжественно, спокойно придите и скажите: "Пастырь Божий, я пришёл. Я в Твоём доме и я... я пришёл. Я слышал Твоё Слово и... и я видел Твои труды, и сейчас я пришёл принять Тебя. Мой ребёнок болен, я буду верить. Я слепой. Я... Если Ты можешь сделать бедного безграмотного мексиканца зрячим, если Ты... Ты можешь воскресить от смерти ребёнка, после того, как он умер, возвратить к жизни, а врачи сказали, что он мёртв, и Ты вернул его к жизни, насколько больше можешь Ты исцелить моего ребёнка, Господь? Я верю Тебе".
61         Теперь, дорогие, я собираюсь от всего сердца принести за вас молитву. Запомните, это были ваши молитвы, которые помогли мне. Это был вклад, который вы послали мне, дали его мне, как маленькую жертву любви, который накормил моих детей, оплатил мой путь по местам. Вы Божьи... вы Божьи искупленные, Его Кровью. На сегодня у меня есть костюм, потому что вы заплатили за него. Я назван сегодня слугой Божьим, потому что ваша вера сплотила вас вокруг того, что я вам говорил. Это вы - звезды в короне. Я люблю вас. Я бы не сказал вам что-то неправильное. Конечно, я нашёл благодать в ваших глазах сегодня, чтобы быть... Бог подтвердил. Я сказал вам истину. Теперь, Он здесь и хочет сделать каждого из вас здоровым. Я собираюсь помолиться. "Молитва веры спасает больных", - сказано в Библии. [Перевод Библии короля Иакова - Иак 5:15 - прим. пер.] Бог восставит его.
62         Наш добрый Небесный Отец, посмотри на эту сцену прямо сейчас. Нам не нужно ждать до того времени, когда они смогут быть тут, на платформе, мы прямо сейчас, Господь... Ты здесь. Твой Дух прямо на нас. Я... Я уверен в этом, как ни в чем другом, в чем я был когда-либо в чем-то уверен... Твои слуги, служители, стоят со склонёнными головами, молясь, прихожане со склонёнными головами, больные люди с возложенными друг на друга руками, матери с детишками на руках, отцы возлагают свои руки на матерей и наоборот, - они нуждаются.
И, Боже, Ты даёшь мне благодать в их глазах как бедному, недостойному, забр... взятому от стада овец. Боже, у меня не было стада овец, но Ты взял Давида. Ты сказал: "Вот, Я поставил тебя вождём народа Моего Израиля".
Нафанаил сказал ему: "Делай всё, что на сердце у тебя, потому что с тобой Бог". Что ж, это то, что в моём сердце, Господь, молиться молитвой веры за тех бедных больных людей. Примешь ли Ты меня, Господь? Я кладу себя здесь как канал, чтобы ходатайствовать за этих людей через Иисуса Христа, благого Пастыря, Который стоит здесь израненный и изъязвлённый за наши грехи. "Его ранами мы были исцелены". И, Отец, я прихожу с Его благословениями за людей. Я прихожу с Его Духом, с Его помазанием, с Его Словами, и они сходят на людей сейчас, как хлебные зерна, и они принимают это. О Боже, пусть они укоренятся прямо сейчас. Пусть жизнь начнёт струиться. Пусть семя начнёт раскрываться, жизнь начнёт подниматься, сила начнет приходить в слабые тела, зрение начнёт приходить в слепые глаза, сила в ослабевшие колени. О Боже, пусть это начнёт расти, пусть Святой Дух очистит это, очистит это всё глубже и глубже, пока не перейдёт в один великий победоносный Божий поток, и каждый больной не станет исцелён сегодня прямо здесь. О благословенный Бог, услышь молитву Твоего негодного слуги, через Имя Иисуса Христа.
63         Теперь, со склонёнными головами, наши руки подняты к Богу, давайте споём Ему: "Господь, я верю, Господь, я верю, Спаситель, подними мою веру в Тебя, пока я не смогу двигать горы. Господь, я верю. Все мои сомнения погребены в источнике". Я беру отметку пастуха. Я прихожу в вере Божьему Слову, как делал Он. Делайте так и вы получите.

 

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

Shepherd Of The Sheepfold

1 Shall we pray just a moment before setting down. Our heavenly Father, we thank Thee for the privilege that we have of coming, gathering one more time this side of the second coming of the Lord Jesus into Thy lovely Name, into the congregation of the Blood bought children of the Lord Jesus; we thank Thee for them.
And we pray God, that You'll smile upon us with all Your blessings this coming week. May it be an exceeding great meeting, God, not because of us, but because the need is so great. Sin is on every hand. And I pray that something might be done this week here in Chicago that would cause a real city wide revival to come. Grant it, Father. We can only ask with faith believing. Bless all the sick and afflicted, may they be healed; may great things take place, and we'll humbly give Thee praise. In the Name of the Lord Jesus, Thy Son, we ask it. Amen. Be seated.
2 Good evening, my lovely friends in Christ here in Chicago. It's a great privilege I deem it to be here tonight on the platform in this lovely Philadelphian Church, which seems as though a second home to me. Always glad to be here and serve the Lord here with you congregation of believers. I have always... It's never burdensome for me to go to any service, and it's always a joy; but it seems like it's just a--a great relaxing for me to come to the Philadelphia people, church here in Chicago. Because of your faith, it's so easy to minister to you with your kindness and with your lovely pastor Brother Boze. And I was happy tonight to meet Brother Rasmusson, a very dear friend. I believe he used to be the associate pastor here. And this our other brother, [Brother says, "Hutchinson."--Ed.] Hutchinson from Philadelphia, ["Brooklyn"] or Brooklyn. Excuse me. And to have this fine fellowship with you all...
3 Now, I--I don't believe you ever see me when I didn't say I was tired. I don't know why. I guess I just always tired. It's because of constantly in the services, is what it is. And I remember years ago when one time I saw a vision of, when I was so perplexed and not perplexed, but just so discouraged maybe I'd say, or... After I lost my wife and baby, I saw my baby, a young lady she was in glory. And there was a chair setting there in our home, and you know the story, and I said, "I'm so tired," said to my wife.
She said, "Yes, you've been going constantly, Billy." She said, "Set down and rest awhile." That's what I'm waiting for, for some time I can set down and rest awhile. I want to pull up a chair around all your chairs (You see?), and we'll have a lot of fellowship there. No time to quit, sun never goes down, never no trouble or in a hurry, eternity just--just begin... And so we--we just stepped out of time into eternity, rather. And so we look for that day.
And while it's daylight, I think this, I keep this in my mind, and it's good for you dear Christians to remember that this is the only time of all ceaseless ages beyond the time to come, that you'll ever have the privilege of working for Jesus Christ. This is the only day. And we don't know whether we're going to be here tomorrow or not. See? So I believe it behooves us to move with all that's in us and do everything that we can.
4 And I look around; someone said the other day said, "Billy, you oughtn't to get too tired." Doctor friend of mine, said, "Now, there you go again."
I said, "But doc, the trouble..." And I happened to look. I see Tommy Hicks off the field now with a breakdown. Gayle Jackson and that King boy, I forget what his name is, the young King, I... What is his name now? I ought to know him, but... I do know him, but I can't think of his first name. [Brother says, "Paul."--Ed.] Paul Cain, excuse me. Thank you, brother. Paul Cain, and many them, the boys just try to work too hard (You see?), and when you do you break yourself down quickly.
5 So I got about a month's constant of services before I get any let up at all. We leave right straight from here and go to Columbia; and from Columbia to Spindale; from Spindale to--to Charlotte; and from Charlotte to Anchorage, Alaska, and then come right back and in the Cadle Tabernacle, right back to Minneapolis and overseas. So we're just really--just right--one right after the other. Well, I love to do it. If you all will just pray for me, I will just keep on going. It's--it's...
I was talking to a minister not long ago; he said, "Well, Brother Branham, it's good to wear out instead of rust out as it is setting around wishing."
6 So I thought tonight it might be good for us getting acquainted again, or having a little fellowship around the Word, and ask you a little favor, if I could just have a congregational prayer for a night or two. I come pretty near just passing out of the picture in Mexico last week, and I want to tell you about the meeting. I thought coming right straight here, and went to my home Sunday when I should not have done it, to never have that type of meeting. But my heart is so thrilled. How many's read the vision, let's see? It's... Sure, all of you have. And my heart is a longing for that. Now, you mark my word. See? And this is not me; it's THUS SAITH THE LORD. See? That's going to be the greatest of all, right there when the Lord, when we get to moving the services in that manner. And I'm longing just like a child with Christmas anticipations to get to it.
And I thought Sunday maybe I could run a service like that at my tabernacle. And then when I--I did, there was just so many packed in there till I couldn't do it. And then we had to run it just a regular prayer line like we do here, whatmore. That was yesterday, and it--it tore me down pretty bad. And so tonight makes me more tired than ever.
7 And then I thought I would tell you about our--our lovely trip down in--in Mexico, read some Scripture, talk to you about the Lord and just see what He'd have us to do. I te--tell you; I can appreciate the Lord Jesus and His blessings more than I ever in my life. And if I know that we're living in the day that we are, and so many things that missionary life consists of... Especially these evangelistic missionaries where we're all over the world among all kinds of diseases and--and everything, you--you... I tell you it's a hard thing. You wouldn't think it, but it's a real hard thing when you have to go in to people where you have to eat what they got and trust God; it's full of everything. And--and you just don't realize. Leprosy and--and everything that could be thought of... And right in there, and dirt and filth and everything. You--you just have to close your eyes and eat anyhow, 'cause you're winning them to Christ. That's right. And it's a pleasure to do it for Him Who died for you and I. That's right. And to know that His love has been so kind to us...
8 We're here in this old feeble body, pest house. But just think, after this earthly tabernacle is dissolved, we're stepping into one right over there just beyond the veil. We won't be there long. That's right. We wasn't made for that one. We wasn't made to be Angels. God's got Angels, but we were created men and women. So that's the way we'l-we must be. And when we're up there in that celestial body, we're not in our right estate. You see?
And then when Israel was away from their homeland in Egypt, they had a memorial before them that someday they were going back to the homeland. You know what it was? The bones of Joseph. And when they passed by, no matter how tired and weary they was, they'd look in and see the bones of that prophet; they knew that someday someone was coming, and those bones would be packed out; and they were on their road to the promised land, back home.
9 And when we leave this life and go into that life beyond, we... I could shake... I couldn't shake your hand because you won't have a hand.
See, there's everything in the Bible runs in threes; we know that. And there's three comings of the Lord. The first coming is past; the second coming's the rapture when we meet Him; and the third coming is when He's coming to rule and reign a thousand years. And everything travels in a trinity like Father, Son, and Holy Spirit, the one God in a trinity. And the works of grace in a trinity, and all... Everything in the Scripture runs in the trinity. Now, threes, sevens, twelves, twenty-fours, forties and fifties...
10 And in this stepping out of this body, it's not revealed unto men what kind of a body that will be. We don't know what it'll be; it's not revealed. And then that's not our right estate yet. We're was made here on this earth to be human beings, to eat and drink and live and love and... That's what we were made for. And we love our home. You love it. Don't you love to be here? Sickness sometime and all these horrible things makes it so miserable, but that'll all be vanished away with then. But just to think, to live here young and youthful, and no one worried about anything, and just love and to the perfection, what a--what a time. Now, that's not a mythical dream; that will be. That's right, it's the Bible.
And then we break out of this to go yonder into that body there, and there we remain. And while we're there walking around, looking at each other, we can't shake hands because we don't have that type of hand. We don't go to sleep, because we're not that kind of a body. We don't eat, because we don't need that food like that to make blood cells and so forth. But we're in a different body. But all the time the Bible said the souls under the altar were crying, "Lord, how long?" How long for what? To return back and become flesh again. [Revelation 6:9-10]
11 And then we got a memorial there as we pass by, like Israel had; setting there in the splendor of its beauty on the throne of God is the Lord Jesus Christ in a corporal body that was raised up from the dead as a memorial that someday we're coming back to the homeland. One day He will rise from that throne, His Father's throne. He's not on His own throne; He's on the Father's throne. And He will come back, and His throne is to take the throne of David on earth. So when He returns back, gets up, and we... He raises; His robes drop around Him and comes back to the earth, I tell you, it's going to be a marvelous time. You talk about people emotional and shouting, just wait till that time. Just think of it, that when we're coming back.
12 I was speaking the other day to some friends, and I said, "You know, when God met Abraham and talked to Abraham in a body of flesh..." about eight hundred years before Christ was born. And I said, "It was Almighty God. The Bible said it was God. And there He was and two Angels, and He was hungry when He was here. He eat the flesh of a calf; He drinken the milk from the cow, and eat some corn bread and had butter on it." That's a pretty good meal. God and two Angels enjoyed a earthly meal. That's right.
They said, "Now, Brother Branham, where did He get that body?"
I said, "Don't limit Him to your faith, brother."
Oh, my. What's this body made out of? Oh, some petroleum, some potash, and some cosmic lights, and atoms holding it together; that's all. It was nothing one time; it is now; and it's going away to nothing, and then come back again in a glorified state. See, it's just a process like developing a picture.
I said, "The only thing God did, He said, 'You know they tell me that down in Sodom and Gomorrah it's getting very sinful. About time to show an example of what we're going to do at the world in the end time.'" So He just said, "Come here, Gabriel, and come here, Michael." And He [Brother Branham blows--Ed.] "Step in that body." That's all. He just pulled the cosmic light and everything together, and stepped into that body, and put one... And made one for Hisself. And when He was here He hungered like a man and eat like a man, and vanished into air in the presence of Abraham (That's right), went back to God again. Sure.
13 Now, if that's the kind of God we're serving, if that's the omnipotence we're serving, then what have we got to worry about? Sickness, or death, or sorrow, or corruption, or whatevermore... One of these days all these old atoms that's holding these bodies together is going to be broke away, and we're going back to the dust, and the light's going back, and all the other parts of the earth is going back to its place; but at the resurrection, He will [Brother Branham blows--Ed.] "Step into it." And...?... That'll be it. Yes, sir. Isn't that wonderful?
And that same promise that that same God make appears to us in the meeting, blesses our hearts, gives us His Word, changes us from sinners to His children, saints, washes us in His Blood, heals us when we're sick, foretells us things to come, shows us our sins and iniquity, and every time perfect. We haven't got nothing to worry about then, have we? We're just on our road home. So why wouldn't we want to love and serve and cherish One like that. Knowing that... Don't know what minute that the heart will make its last beat and we're finished, but to step out of this life is step into His Presence.
14 And then He--He knows that we wasn't made angels; we don't know how to enjoy like angels; we're away from the homeland, but someday... Why, away from the homeland? We were made out of the dust of the earth. And God wanted us to be earthly creatures. It was sin that made us die and go off this earth. It's sin that brought old age and sickness on. But when all that's done away with, His creatures and His delegates of His great domain will be just like they was in the garden of Eden, without sin, without death, without sorrow, without sickness, without heartache, without worry. Won't that be wonderful? And we're on our road there, just as certain.
15 One of these days I want to pitch that tent the Lord's going to give me, right outside of this side of Chicago here somewhere, have about a six or eight weeks meeting. We're just going to go right down the Bible and teach on those things and just let Divine healing rest, go just about once or twice a week, or something, and just teach the Bible.
Now, those things are not mythical. In contact with the Holy Spirit, I'm an illiterate person. That's true. There's nothing to me. But when I come under His anointing, and He takes me away and shows me things, I just got perfect confidence that it's just exactly right, 'cause it's never failed. And He will never say one thing outside what's written in this Bible. That's right. You watch it. Through the years, He's never said one thing at any time, unless it was absolutely Scripturally based on the Bible, THUS SAITH THE LORD.
16 A few nights ago I'd come from down in--a few months ago, rather, from the meeting. And I was discouraged in California. And I... My meetings had failed terribly. And I'd promised the Lord if He ever failed me... When I started on the field, I know there's two or three things that a minister has to watch, and one of them is money. So money, popularity, women and so forth... So I'd made a pledge to God. I found out that Samson fell because of Delilah, the--the woman. And I found out that Saul fell because of pride. And Balaam fell because of money. And all those things are written for our examples, said the book of Hebrews. And we watch those things and keep the Blood cover between us and those things.
And as went along, I said, "Now, Lord, I know there'll be a lot of money mixed up in this, but naked came I into the world and naked shall I return (See?), and You help me." And by God's grace, it's been wonderful. And so I said, "If You ever go to failing me where you have to beg for money or put strain on offerings, I--I come in off the field." And I did when I--I failed six thousand dollars, or fifteen thousand dollars, rather, in California. And the...
17 I got home, and the next morning He appeared to me in a vision and told me, as you've read. Just watch how that happened. I didn't know it was Mexican children that come walking down, as you've read the vision. I--I said it was just dark children. I was supposed to go to Arizona during that time and set up a tent. And there I was going to have in the vision this little place on the side just as He had told me and how to do it, where I would not be in the presence of the people. You... The microphone coming out, talking all about it... He said, "This will not be impersonated." So then, when it would set on the side. But then you could hear it... But the people is what operates that gift. It's not me; I have nothing to do with it. It's just yielding myself, and you do the operating of it yourself. Your faith is what does it. And that's where then when all the faith begin to come, now you can just imagine what it does to you. And I can just stay for a few. But when I get it fixed up and arranged in that manner, I can take hundreds times hundreds of them each night. And the Lord will do the exceeding abundantly. You just mark that down. And I thought, "Start it in Phoenix is just right."
18 And then it come to pass, about time I was to go to Phoenix that our Brother Allen moved in there, and he said, "I'm not getting out for anyone." So he--he just stayed there.
So I said, "Oh, I wouldn't go and our brother there. That wouldn't be right, two meetings at the same time." So I said, "Well, I just won't go then." 'Fore I signed up for anything, I just let it go. I let it go like that for a while.
And then Mr. Arganbright come and told me, said, "Say, how about going to Mexico." Brother Joseph tried to get me to go to Mexico.
I said, "No, I don't want to go Mexico."
Then something said, "Go on to Mexico."
So I said, "All right, get it fixed up."
They said, "We got a hall down there," some kind of a big hall. And the next night I was over to Brother Wood's and I said, "You know what? That's just it. Little dark children, ragged, that's it." And Brother Arganbright was supposed to arrange it. You read the vision. And so I said, "That's just..."
19 But the hall kinda disturbs me, 'cause it was in a panoramic, and somebody dismissed the meeting and nobody knowed who done it. I said, "That was strange." So a few nights after that he called back and said, "Say, we got the big bull ring." Said, "That's what we're going to have, the bull ring." Panoramic just right. I said, "Oh, my, this is it, just what the Lord said." And I said, "What bothers me is somebody dismissed the meeting, and nobody knowed who done it." So... Well, we went on down into Mexico, as we was supposed to go. And we got down there, and Brother Arganbright said, "Now, on the 16th I'll meet you at the Regis Hotel." I went to the Regis Hotel; he'd never been there, no arrangements or nothing. Brother Moore and them said, "Well, what about this?"
I said, "I don't know." I said, "And we're not registered?"
"No." So we went in, got some rooms anyway. Knowed nothing about it, many of our American friends down there at Mexico I knew, waiting. And so I said, "This ever what it will, it surely will be the will of God. But I can't make out..." And I said...
20 Do you remember in the vision I said it come up a little rain, do you remember that? Well, then when--when we started out to the bull ring... It never rains in Mexico this time of year, as you know, and at Mexico City, up in the mountain there. And it come up a rain and the driver said, "Say, we don't have this very often."
I punched Brother Moore; I said, "What about that."
And he said, "Well, Brother Branham, if I wasn't a believer in it, I'd be a believer now."
And I said, "You watch; we're going to have trouble when we get to that ring." And when we got there, there was not a soul there (That's right.), no one there. Somebody dismissed the meeting, and they didn't know who. We tried to get a hold of one, the other one; we spent all night calling America and couldn't even contact anybody. Finally got a hold of--of my wife, and she said, "Brother Vayle," which is of the Baptist church said that he'd been in California and the meeting was dismissed." Said, "They didn't know who done it."
Well, Brother Moore said, "I'll find out who done it."
I said, "All right, I'll just say this. You don't know who done it, and you won't know who done it." You see? So he tried all day, didn't find nobody knowed anything about it. Nobody knows yet. That's 'cause the vision said that.
21 I come back home. Well, I went out to pray. Many people were there, and Brother Arganbright come up from down in there, and he said, "Brother Branham, here's the General Valdena and many of the Mexican government, and the first time in all the world's history, or the history of Mexico that ever a Protestant was invited in by the--by the government." And said, "You must come."
And so I said, "Let me pray first." I went back out to the woods and I prayed. And the next morning before daylight, the Lord came to me, give a vision. And said, "Go on back down to Mexico; I'll be with you."
So away I went to Mexico the next day. And when we went in down there... You can imagine how poor the people are; it was pitifully. And they wouldn't let us have no newspaper room. All the advertisements, they wouldn't let us put them out or nothing. And they wouldn't let us have no place to seat the people. They just give us a great big lot of a thing about two city blocks--kinda oblong, like that, and everybody had to stand. I could have three nights of meetings for them. And--and we averaged how much ground we had. And there was standing on the ground by the multitudes, they were standing six people every three square feet. Now, they stood up from morning until ten, eleven o'clock at night, just standing there. But they're used to standing, sacrifice.
22 A woman crawling down the street from some dead woman, Saint somebody... I hope I don't hurt your feeling, Catholic friend. But they go over, and she'll forgive their sins, or whatever they do, she'll do a penance, and poor woman crawling over rocks like that and bleeding and two little children walking behind her, and her poor old father wore out. Look like she could never make it, but just crawl mile after mile over rocks for penance for her sins. What's the Blood of Jesus Christ got to do about it then? See? So then it's very bad situation, of course. And that government down there, when they...
A group went to them and said, "Don't have that fellow come down here." Said, "He's a fanatic."
Said, "Well," said... Governor said, "He has a pretty good name." Said, "Well," said, "he's been preaching around the world they say."
He said, "Well, you see," he said, "he only stir up the people."
He said, "Well," he said, "that's all right. Maybe they need a stirring up." So this was the Governor. So He said... And General Valdena standing there, you know just... He said, "Well," he said, "I tell you," said, "he will disturb the holy church if he comes down."
Said, "Well, maybe it needs disturbing."
He said, "Well... But you understand," said, "sir, the only thing that goes out to see anyone like that is the ignorant, illiterate people."
He said, "Why are they ignorant and illiterate? You've had them for hundreds of years." That settled it. That was enough.
23 And our blessed Lord Jesus done the exceedingly abundantly. The first night, it was marvelous to see what He was a doing. And it was so easy to humble into the Spirit of God, 'cause poor people standing there just reeling against one another, holding each other, and them blowing sands and winds shifting around, and four crippled, afflicted...
And on the next, the second night... The first night the Lord healed a man that had been blind for years. Many other things taken place. And on the second night the--the climax came at the second night of the meeting, that when they went... A--a lady way back, way back, almost a city block, screaming and fighting and pushing and going on, and finally she got to the platform. Billy Paul was with me, Brother Moore, Brother Brown. I wonder if Brother Alment is in the meeting tonight? He... Yes, Brother Alment, you--you was there, wasn't you? Is Leo and Gene here, they're supposed to be. Leo and them wasn't there, I don't believe. Was anybody else at the Mexican meeting that was there as a testimony or witness. Mr. Alment was there; I know he was there, 'cause he went down with us as far as Texas, and then went on down on the bus.
24 When I looked over and Billy came to me and Brother Moore and them said, "Brother Branham, you can't do nothing with her." Said, "Her baby died." And said, "You can't do nothing about it." Said, "She's fighting her way and screaming, 'Padre.'" You know that word, father. "Padre, Padre." Going on.
So I said, "Brother Moore go down..."
Billy said, "You... She's just fighting everything." Said, "She got that dead baby there, and it's stiff in her arms." And said...
So I said... She was standing then as close as the corner there, down over the audience like that. And I said, "Well, Brother Moore, you go down and pray for her and console her some way. She won't know the difference of who we are praying." I said, "Go and console her," like that.
Brother Moore started down there, and I looked up and saw a vision. And there I seen a doctor shake his head and say to her, "The baby's dying." And the baby actually had died. And that was the day before he told her. And the mother brought the baby that day and couldn't get up there. And then that day, the--the following day, which was the second day of the meeting, she had brought the baby and standing back out there, and it a terrible night. And the baby died in her arms, just straightened out, and stiffened out and died. And she started screaming. The baby been dead ten, fifteen minutes maybe and maybe twenty, time she got up there.
Well, I went down to where the little fellow was in his mother's arms, dead. And I said... I couldn't speak to her, no interpreter there to talk to her. So I just took and laid hands over on the little fellow and said, "Dear Lord Jesus, just look at the heart of this poor mother." And when I did that the little baby started kicking and screaming; it come to life. And that just tore Mexico up. I'm... And she had it there at the platform, a live baby, nothing wrong with it, perfectly alive.
25 And the night at the altar call, I made the altar call and I said, "I do not want any evangelicals raising their hand or anybody that goes to church. I want only those who have never went to church." What did He do? The Gospel is a... I said, "He said to John's disciples, 'Go tell John these things,' or show John. 'The lame walk, the blind see.'"
They just rake up arm loads and loads of crutches and sticks and things, where they'd just leave them laying there. Just congregational prayer, when they seen that happen. See? That's all they wanted to know, that it--He really lived, that's all they knowed. And if they... They'd been kept under superstition long enough. When they seen the real Lord Jesus out in His power, and hear Him go out in the audience, say, "The man standing there with so-and-so, his name is," couldn't even speak it, have to spell it out, and like that. And, "He come from a certain city. He's this way, and he did this. And this is supposed to take place. Stand up, the Lord Jesus has made you well." Up he'd go. "Here's another one over here; his name is Pedro so-and-so; he come from so-and-so. He did so-and-so. You did a thing the other day that you oughtn't to have done when you did so-and-so. Now, make that right before God and God will make you well." And screaming away he'd go. Them people just dropped their crutches and everything, throw them away, start running around praising the Lord. That's right. That was Catholic people. See?
26 And so when this little... I said, "Don't no one raise your hand. I can't make an altar call no more, and if you raise your hand, be sure that you understand that you are now forsaking your sins and accepting Jesus Christ as your personal Saviour, after you have seen and declared that He has risen from the dead. He still does the same things today that He did." I said, "Once you might've thought there was a Jesus, but He died many years ago and that was the end of Him. But two thousand years has passed and here He is right here now in the midst of you, doing the same thing. 'The lame walks; the blind sees; the poor has the Gospel preached; the dead's raised up. And blessed is he who is not offended in Me,' said the Lord Jesus." I said, "How many now upon--that's never been Christians, that will accept the Lord Jesus as personal Saviour?" And all around... They judged around twenty thousand at one time accepted the Lord Jesus as personal Saviour; twenty thousand people at one time.
27 Well, I believe, if it ha... I'd a had to cancel Joseph's meeting here, your meeting, and by the grace of God, I've said... May Satan may get me in such a fix sometime till I have to be packed to the platform, but I'll have to be pretty sick I believe, or something happen that I can't, before I ever want to cancel a meeting of any kind. It's been said that I've been places and advertised here. I can't help that. Somebody else advertised that. But when I promise, I want to keep my word.
28 And so they said, "Brother Branham, if you'll stay and make out fifteen days of meeting here, and this just getting spreading out..." And from that night to the next night the trou--crowds tripled, three times what they was the night before, hanging over the walls and everything. It was a--a marvelous... Not setting, standing, standing up just right against each other, like that. Just like an ocean of people.
And now, what would it be for fifteen nights? He said, "Mexico will have a dent put in it for Christianity, that if the world stands in three, four hundred years from now, they'll still be talking about it." But I had these meetings, but I'm going back to Mexico someday. And I want the Lord to send me back so I can go back like I did then in the Name of the Lord Jesus. That's right. What did that? Your prayers. I remembered the Philadelphian church praying for me on those nights. I always remember that, that you're praying for me.
29 Now, how happy should we be? Now, upon record, I have four different times, four witnesses, all four living today, that Jesus Christ raised them from the dead after they had been dead: four outstanding cases. Three of them is by doctors. This one, I've... Brother Alment, you heard me say, "Get the doctor's statement, everything you can, and get it all authentically so that I can then place it out." You see? So I know the baby was dead, I--I seen it and knowed it, and knowed that God did it. But this is a day that where you have to prove everything.
In the days of the Bible when a miracle was done, they just said, "Praise the Lord." But today we got to prove everything. We got to go down... If it'd been the days of Moses when that bush was a burning, they had to pull some of the leaves off and take it down to the laboratory and analyze them and see what was on that leaf that--that it didn't burn. That's the reason we don't get very far, isn't that right? If God does anything, say, "Praise the Lord, I believe it and that's all there is to it," and go on. That's right.
30 And today we have osteopath, chiropractors, medical science, Divine healing, and each one seems to fight against the other. And now, friends, we got to admit that all of them helps people. That's right. And why can't people forget their differences and let's all work together to try to help our fellow man, our brother. And if we don't have that kind of motive, my opinion that there's some other selfish motive behind it. If I knowed that--that drinking a drink of water or--or doing anything would try to help somebody, God knows I'm for it; that's all. Anything, if osteopathic, chiropractic, medical science, or anything, could give anybody some help, praise God for it; I thank Him with all my heart (That's right.), that we have those things. And if we could just take that old selfish motive...
The medical science say, "Oh, there's nothing to chiropractic."
Chiropractic, "There's nothing to mer--medical science."
And both of them, "There's nothing to Divine healing."
Let's put our arms around one another and say, "Let's--let's be brethren; let's help somebody. Let's make life a little easier. These people ain't going to be here very long. Let's--let's just try to make it just as easy for them. If the osteopathic, chiropractor, whatever it is, if it can help you, go ahead and do it; that's fine. Give God the praise." That's exactly.
If somebody comes through with a gift of healing, faith, well, don't give the man praise; give God praise. If the doctor can take a--a--set your arm when it's broke, and fix it up, make it real straight, and God heals it, give God praise. That's right. If the chiropractor... You got a dislocated spine, he can straighten the back up and make you walk right again, give God praise, not the man. See? Let's all get together. And all that is coming from God. "All good and perfect gifts comes from God," God alone. [James 1:17]
31 Now, may the Lord bless you. I want to read a little out of the Scripture here so that our meeting will be based a little bit on the Scriptures and so forth, which I know it is. We're telling you the truth. But I love to testify. Don't you, you like testimonies? And, oh, my...
Will you pray for me to go back to Mexico? And, oh, I go down there and the poor people, and we didn't... What little we had we could help them and get... Oh, the Lord just blessed wonderfully.
32 Now, we're going to read out of the Book of I Chronicles the 17th chapter and the 7th verse. Long ago this come to me, and I've got it marked here what--what happened. And I never did try to preach on this. I said to Brother Wood, that came with me tonight over to the meeting; I said, "Tonight I'm going to talk to the people, just a good heart to heart talk." Tomorrow night we're in the Lane Tech, where we have plenty of room, can bring the people up easy and so forth, for prayer service and so forth. Now, in the 7th verse we read this.
Now therefore... thou... say unto my servant David, Thus saith the LORD... I took thee from the sheepcote, even from following the sheep...
[I Chronicles 17:7], [II Samuel 7:8]
33 When I read that, I--my heart just poured out of me. "David, I took you from the sheepcote." And you know why it meant so much to me? This is it. When I was reading that, I thought, "Ten years ago..." Now, I'm--I... You all my... We're home folks, aren't we? We can say that. You see? You... In a little--our little group like this we can speak to one another just like we would knowed one another for years, and we do.
I thought, "Ten years ago I was walking a line for forty cents an hour, because I didn't even have the education to get out and get a job that would pay more: thirty miles a day through the wilderness, home once a week, for forty cents an hour. And I was known around Jeffersonville, Indiana. And today, by the grace of God, still with no education, I guess I know ten million people or more, around the world." Who did that?
I was talking to the wife; she said, "Billy, I remember seeing you come in out of them thickets, ragged and tore, and weighed about a hundred and ten, fifteen pounds, your face swathy, your clothes tore off of you from patrolling down through those lines and things."
I'd go downtown. My father drinked awful heavy, and the name wasn't too good in Jeffersonville. But I thought, "That can't be that way." And I thought, "Today when I come home, I have to slip out in the wilderness somewhere to hide to get just a little bit of rest from dear, loving, sweet people." I love people, and I wanted their fellowship. And what happened? I couldn't do it; there's no way for me to do it. There's nothing could happen, but Jesus Christ stooped down. I have no more education than I had then. I never did have a personality. I--I have nothing in the world that I could contribute it to, only the love of God that stooped down.
34 And David had been a little shepherd; He said, "I took you from the sheepcote out yonder. Who was you, David? I took you from the sheepcote, from following your father's sheep, and made you a great name," like man of great of the earth.
And I thought of that, about sheep and shepherd. Why did He choose David? David was always talking about still waters and green pastures. He was the psalmist that wrote songs and played on his harp to the glory of God. And he must have been something about David tending sheep; he must have been a real sheepherder. Did you notice one time there was a bear run in and got one of his sheep, and he killed that bear. And a lion run in and got one and he caught that beard--lion by the beard and took a knife and killed that lion. See, it was sacrificing for his sheep. And if he was willing to lay down his life for the sheep, he was a type of the good Shepherd. He was the Son of David, you know, the real Shepherd, the King Shepherd over all.
Did you ever notice in the Bible, just thinking the other day, when a prophet speaks, he says, "THUS SAITH THE LORD." But when Jesus spoke He never said that. He said, "But I say unto you." Then call Him a prophet. He was Emmanuel. Never said, "THUS SAITH THE LORD," He was the Lord. "I say unto you." [II Samuel 7:8], [I Chronicles 17:7]
35 Now, there's something that God always likened people unto sheep, did you ever notice? "You're the sheep of the pasture, the sheep of one fold. Other sheep have I," and so forth, likening people unto sheep. You know why He likened us to sheep? Did you ever--did you ever fool with sheep any? They're certainly educational, and a Divine education to--to learn of sheep. I've raised them and shepherded them around, and the little fellows.
But when a sheep is lost, he's absolutely helpless. I picked up sheep, not standing maybe three hundred yards from the sheepfold, and--where all the other sheep was. And that sheep when he's lost he can't help himself; he just stands there and bleats and bleats until the wolf gets him or something takes place. He--he just can't find his way back. He's totally helpless without a shepherd.
36 And that's the way the human race is, we are absolutely, totally, helpless without the Shepherd of the fold. We can't find our way back. We tried to educate our way back; we've tried to reform our way back; but we'll never be able. Education will never do it. Reformation will never do it. We're not reformers. The police out here are reformers. We're preachers of the Gospel, not to try to put people on penalty and crawl on your knees and so forth, but to preach the Gospel of Jesus Christ: deliverance to the people. That's what the shepherds are supposed to do, to feed the sheep. You know He said to Peter, "Love me, Peter, more than these?"
"Yes."
"Feed My sheep." Now, He never said, "Drive My sheep." He never said, "Kick My sheep." He said, "Feed My sheep." That's what the sheep needs, is some sheep food, don't you think so? And you know the best sheep food I know of for you sick sheep and all kinds of sheep? Here it is. That's right. In this great big bread basket of God. "Man shall not live by bread alone, but by every Word that proceedeth out of the mouth of God." That's what the Holy Spirit lives on, that's in you, lives on the Word of God. That connection of shepherd and sheep... [John 21:15-16]
37 I... One time when I was over in the orient, I learned a great lesson about... I seen in Saint John, I believe the 10th chapter, where He said, "I am the--the gate to the sheepfold," or the door to the sheepfold. I often wondered how could He, being a man, be a door? But then when I was over there I learned what it meant. The shepherds drive their sheep into the sheepfold, and they got a--a arch that they go in at, and when he drives them all in there, then after they're all in, then he counts them, and ev... If there's one lacking, he will go out and get it. He has to bring it in. Every sheep has to be accounted for every hour of the day.
Oh, what a Shepherd He is. He had--gives an account for every sheep every hour of the day. No matter where you're at, He knows where you're at. He knows all about you. That's the reason He can stand here at the platform through yielded people and reveal and tell and talk; He knows. He knows where you was at a year ago. He knows where you was at--at all the time. He has to give an account for His sheep, ever--and especially they're all renumbered again after they're gathered into the fold. I thought, "What a beautiful picture, gathering them into the fold and numbering them." [Matthew 4:4], [John 10:7]
38 And then after he gets them all numbered and they're all bedded down, the shepherd goes down by this hole where the sheep come in at, and lays himself down across the hole. Then no wolf can come in, no thief can come in, no harm can come in, 'less it comes over the shepherd first.
What a picture of Christ laying Hisself down for us, that nothing can harm us unless it comes over Him. So if you're sick and you say, "Brother Branham, sickness crossed over Him." But it was for the glory of God. That's right. He wants to maybe give you a testimony. As the fellow said one time, he seen a shepherd with its a--packing a sheep. And he said, "Well..." The... Had his leg all bandaged up, and he said, "Well, what did you... What's the matter, did it fall off a cliff?"
Said, "No," said, "I broke its leg."
"Oh," he said, "you must be a cruel shepherd to break your own sheep's leg."
Said, "No, the sheep wouldn't mind me, so I had to break her leg in order to hold her, pet her, and love her, and give her a little special food, so that she would love me and follow me."
And so sometime God has to do that to us. Let the doctor say, "Oh, it's all over; nothing could be done."
And then God takes you up in His arms and pats you a little bit, says, "Child of Mine, don't you know I love you? Don't you know I'm the Lord that healeth all of thy diseases?"
"But Lord, I was taught that the days of mir..."
"I know you was, but I just had to let this happen so I could just show you a little special favor. Now, don't you love Me just a little more now I'm going to let you get well."
Did you ever have that just come to you? I have many times. Let something happen, just to check me down a little, to let Him express His love... [Psalms 103:3]
39 Now, another thing you notice about sheep and the shepherd. You know it's a disgrace for the shepherd to lose one sheep. Did you know that? It's a reproach on the shepherd. Now, I'm going... Now, hold wide now. Oh, my, yes, sir. If the shepherd loses one sheep it is a disgrace on him. "All the Father has given Me will come, and none's lost." See, that's... "All that comes to Me..."
All right, the shepherd can't afford to lose the sheep. That's the reason, you backslider tonight, He's still honking--haunt--hanging around your heart, trying to draw you back to the fold, because He once kissed you, and you kissed Him and told Him that you loved Him and raised your hands and praised Him, and you backslid and went out there, and got all butchered up and wounded up in your spirit. But He still holds around you all the time, "Come on back, wandering sheep. I just can't afford to let you be lost." Maybe the little sheep that He had to go way out on the mountain to find, all through the place, maybe you're that sheep tonight, laying out there wounded somewhere. But the shepherd can't afford to lose one sheep. [John 18:9], [John 6:39]
40 You know how the shepherd knows his sheep from other sheep? The shepherd knows it, if you'll notice, that all the sheep are branded. Aren't you glad you're branded? You know out into the west we used to brand the sheep all the time. And that brand... You know, sometimes when you brand a sheep or a cow, it's not very pleasant while you're branding, but he's sure branded after he gets through.
We used to... I would work on a cattle ranch; we'd--we'd rope these cattle, and then, what we call bulldog them a lot of times, or throw them. And as soon as you throwed them... My job was to pack the iron. I was too little to throw the steers, so I--I'd had to pack the iron, keep it hot and run over there. And they'd take this iron and slap it down on top of that cow or sheep that they were branding. And, oh, my, you talk about burning. But, brother, he was marked for the rest of his time.
So sometime when the Gospel is preached, harsh, hard, It burns, and stings to the core. You have to leave a lot of things that you once held onto, but you're marked, brother. Don't worry.
41 And when the sheep was marked... Here's the beautiful part. "Oh," you say, "that's all right, preacher, but how about all these marks then?" All right. Everybody we're marked. One marks this way, and one marked the other way, one Orthodox and the other one Episcopalian and this. But wait a minute, the shepherd bore the mark of his sheep in his hand. If you want to know what sheep that that... See, the shepherd's got the mark on his hand also.
And how appropriate that is tonight of our great Shepherd marked. He said, "A woman might forget her--mother might forget her little suckling babe, but never will I forget you 'cause your names are written in My hand." Marked, the shepherd carries the mark of his sheep. "I know My sheep and My sheep know Me." They mark the same mark. [John 10:4]
42 Then His Church has got the same mark. What kind of a mark did He have? Spiritually speaking, when He was here on earth He was despised and rejected, a Man of sorrow, acquainted with grief. But God was with Him, signs and wonders accompanying Him everywhere He went. He could discern the thoughts of their heart. He said, "I do as the Father shows Me." The sick was healed; the dead was raised up; the poor had the Gospel preached.
And tonight the Church of the living God bears the mark of the living God. "These things that I do shall you also." Saint John 7:12 said, "He that believeth on Me, the works that I do shall he also; and greater works than this will he do, for I go unto My Father," branded. Amen. [John 14:12]
43 You may have to be called a fanatic. You may have to be called holy-roller. You might have to take any kind of a ecclesiastical mark of scorn and brand, but as long as your Shepherd was branded with the same thing... He was despised and rejected of men. People hated Him. Why? Because He did right, because He did good.
Stephen the first martyr died because he told them that they were stiffnecked, uncircumcised in the heart and ears; they was resisting the Holy Ghost. Branded with the same brand the Shepherd died on...
Yes, sheep raising, branding, getting together. Aren't you glad tonight that you can... Well, the apostle said, "They returned rejoicing, because they--that they were counted worthy to bear the reproach of His Name." How happy ought we to be nineteen hundred years later to see the same Holy Ghost working in the same kind of a people, and causing the same results from the outside to point a scornful finger, and also the same results on the inside for a resurrected Lord Jesus stretching forth His hands to do signs and wonders that He did at the beginning.
Shepherds and sheep... I'm so happy tonight that our Shepherd bore those marks in His body. [Luke 6:22]
44 Not long ago in the orient when I was traveling with a friend in a jeep, we crossed over a place, and I heard brakes a squeaking, and the jeeps a stopping, and cars a squealing, and I thought, "What taken place down there?" He stood outside the jeep and raised up, and looked down, and said, "Oh, it's a shepherd."
"A shepherd?"
"Oh, yes." Said, "In this country the shepherd is the highest respected man in the country." Amen. Highest respected... Today, preacher brother, Christian, you leaders of the flock, you might be scorned and laughed at for this is the day of man. But when the day of the Lord comes, it'll be different.
45 One time in New Albany, Indiana, when our late President Roosevelt was coming down to make a speech, and he came down by the train, and they stopped down at the river, I tell you, every place was filled up. And two or three of us preachers, little, what we call Holy Ghost preachers... I tell you, talking about a back number, we was. They wouldn't even let us get nowhere. So we had to stand way back up somewhere. But I thought, "Yeah, this is the day of man. But wait till the day of the Lord comes." Amen.
46 A missionary returning from overseas after twenty years, broke down, his shoulders drooped, his hair gray, his lips a quivering, shaking with palsy, after winning hundreds of souls to Christ, came into New York, he seen the bands all beating and everything, he thought, "Oh, thank God." He said, "To get back to the homeland again and the bands all playing and everything, the great police escorts, the flowers and the garlands hanging," he said, "what a welcome home, what a wonderful." But when he stepped off, it was some movie star that had been over there making a picture. Nobody even knowed, didn't have one person to welcome him. He stood and said, "I guess this is not home then."
Right. But wait one day when the angelic bands come out at the portals of glory, when the old weather beaten beat down saints of God come marching in by the angel band. When they stand by the millions singing the redemptive songs of Zion while ten million Angels stands around the earth with bowed heads, not even knowing what we're talking about. That'll be the day of the Lord. Yes. Every--every wheel will stop and give away for that. That's right. This is the day of man. I might get along good, and be acquainted with the mayor, and have the pat on the back, and all these things of the politician; but I'd rather have the kiss of God on my heart to know that I'm branded like He was branded.
47 You know, a little song they used to sing down at the tabernacle. Don't know just how the tune of it went; I can't--couldn't sing it anyhow. But something about:
They pass me by unnoticed, where they once passed with a smile.
Something that said,
Now, I'm marked, marked, I'm marked, now wherever I go,
I'm marked, marked, what I am everybody seems to know.
See?
But I'm sealed, sealed, sealed by God's Spirit Divine,
O glory to God, Hallelujah! I am His and I know that He is mine.

Yes. I don't care, just so I got His mark. And what was His mark? The Holy Spirit was in Him without measure, doing the work of the Father, not trying to please men or get the praise of men, not trying to please Himself, but to do the work of God and God was in Him. Peter said, "Ye men of Israel," in Acts 2, "this Jesus of Nazareth Whom you crucified, God, a man approved of God among you by signs and wonders which God did by Him in the midst of you all..."
Nicodemus really testified to the church, said, "We know, Rabbi, You're a teacher come from God, 'cause no man could do the things that you, do except God be with him." That's the mark. That's it. I'm so glad to know tonight that I have the privilege to be called one of them (That's right.), to be one of them. [Acts 2:22], [John 3:2]
48 When all these brakes a squeaking, I raised up on the outside, and I seen a scene I never had thought I ever would. Right down through the middle of the street, not stopping for a red light or nothing, come a shepherd and all of his sheep following him. All the brakes and cars, everything stopped for the shepherd. I said, "Praise be to God."
"Oh," said, "he's an important person." Said, "Follow him a little." We watched him. He went right over into the little straight places and all laying out on each side of the street. And I said, "Well, don't... Why didn't them sheep turn that way?"
He said, "They everyone follow the shepherd. Wherever he goes the sheep follows." "Where He leads me I will follow." I said, "Do they ever drop out of line?"
He said, "If one ever drops out or disobeys, it's because he's sick."
Oh, spiritually speaking, sick sheep tonight, why did you drop out of the line? The Great Shepherd with His healing balm is here tonight to bundle it all up and bring you back to the walk of a Christian life again. Do you believe that? Sure. Said, "Just the sick and weakly would drop out." And the shepherd so nourishes them and brings them back.
49 So I watched these sheep, and one amazing thing that I noticed about them, about the sheep, was this. That when they went down through the street, they was all kind of dainties laying out. The--the Eastern countries are not like the Western. We put all of our things under all kind of a--a dehydration and has it laying up in a great frosted counters and so forth, but in the East, they lay them right out on the streets, right like that. And here come this shepherd with about a string of sheep almost a city block long, walking right down, not ten feet on either side, was dainty things to eat, like pears, and--and papayas, and everything laying out on the street; and he walked right down the street and not one sheep turned right or left to take a thing. Amen.
I said, "What about that, fellow?"
He said, "Them sheep is so devoted to the shepherd till way pay no attention to nothing but they follow him."
I thought, "O God, Your Church should be so devoted to You that the temptations of the world has nothing to do with them. They keep their mind on the Shepherd." That shepherd could make one step this way, they'd go back this way. Every sheep coming right behind the other one, make that same kind of a step, and follow the shepherd. Oh, to follow the footsteps of the Shepherd, that's it. Don't be tempted, tossed about, worried, tempted here and down here, and today you got the victory and tomorrow you're out of the victory. Follow the Shepherd. He's a leading.
50 "So My sheep know My voice," He said, "and a stranger..." Said, "They get accustomed to hearing."
I said, "Well if another shepherd would come in and give that little "o'de'le'lee" call that he gives there, would them sheep, if they were out in the field, come?"
Said, "Oh, no. No, those sheep know the very sound to every tone of that shepherd's voice."
I thought, "Well, this is the land of the Bible. Now, no matter, another shepherd could stand up and try to impersonate that, them sheep would just keep on grazing. But just let that little certain voice speak, every sheep would stand up in here. They'd line up, come marching. Oh, my. Some glorious day that King Shepherd will scream from the skies, and we'll take and march to Zion City, in that great unbreaking branch of the armies of the Lord, when we rise triumph over death and hell. [John 10:4]
51 The great Shepherd of the flock. Oh, don't you love Him? I'll never forget it. Way back on the south sides of Africa, in those great sheep countries, I was going up over a hill. I was watching a little lamb getting real nervous. I said, "Wonder what's the matter with the little fellow." And, oh, he was just... He'd bleat; he'd look down; he'd eat a little bit and look around. I thought, "Well, what's the matter with the little fellow." I picked up my binoculars and I combed everywhere. Way back down behind him was a big, yellow mane lion slipping up real easy, coming to this little fellow. He couldn't see it, the animal.
Now, the deer or the bear can smell a human being, because of the musk glands under the arms. They smell that. And they can pick you up. Elk can pick you up sometimes nearly a half a mile away or more, if the wind's just right. That musk gland, that's what they smell, under your arm. And they--they can pick it up, but a sheep doesn't. And it doesn't smell the danger, the animal. But the instinct of the little lamb, he was nervous. He knew something was fixing to happen.
And how many tonight of poor little sheep out into the field today, at that great line of death a slipping right up on them and they're nervous. And the world's all tore up. They don't know what's the matter. When they know hanging yonder is an atomic bombs, and cobalts, and hydrogen bombs that might set this world to a total annihilation in twenty-four hours.
It's slipping upon us, friends. Be ready. Know the voice of the Shepherd.
52 And one of the startling things... In closing, I might say this. Many things I have learned in studying of sheep. But I seen a shepherd a herding also in a field, and he had some goats, and he had some--some camels, and he had some mules, and he had sheep. Well, I said, "I suppose the shepherd means just a herder?"
Said, "Yes, he could just herd anything." He said, "But, Brother Branham, it would be amazing for you to watch now when nighttime goes to coming." Said, "It's true. They all feed in the same pasture. They feed upon the same texture of grass." That's right. But he said, "You know what? When nighttime comes, the shepherd goes to calling in the evening. It's only the sheep that's took into the barn for the night." I thought, "O God, I--I want to be a sheep. I just don't want to enjoy blessings and eat the texture there. I want to be a sheep. I want to know Him in the power of His resurrection."
To know Him is have life. Not to know your catechism, that's not life. Not to know the doxology, not to know the apostles' creed, is not life. Not to know the Bible is life, as good as it may be. But to know Him is Life. And it's only those, that when evening time begins to set, and the sun of our life begins to go down, I want to hear across the mountain yonder that separates between me and glory, I want to hear the Shepherd's voice call, say, "Brother Branham, it was well done, My good and faithful servant." I trust that's to all of you the same way.
53 And if you don't know Him tonight, let's know Him now. Now's the time to know Him while we pray. We have our heads bowed, our hearts bowed also in His Presence, knowing the great King Shepherd is here now. I spoke to you at length and testified of His glory. And we love Him. I wonder tonight if there would be a stray yearling somewhere that's foolishly strayed off of the path, just not back. You're not in fellowship; you can't love and talk to Him like you really ought to. And just the beginning of this revival, would you just raise your hand for a word of prayer? God bless you, sir. God bless you, sister. God bless you. God bless you, sister. God bless you. That's good. God bless you, brother. God bless you. God bless you, sister, you, you, you, and you, and you, sister. God bless you. Up in the balcony, someone? God bless you; I see your hands up there. God bless you, my brother. Strayed sheep... God bless you, my dear brother here. Strayed sheep. God Bless you here in front of me. Just strayed off the path and really... You heard His voice calling, but you just neglected to go to Him. Night is a settling; darkness is coming.
54 Has there been any here that really never did even come? But you just feel like it right tonight that you'd like to say, "Oh, King Shepherd, I--I want to know Your voice, for You might call before daylight, and I wouldn't know where to follow. I want you to remember me, God, and I'll raise up my hand to You, and say, 'Remember me a sinner. I want to be remembered.'" God bless you. God bless you. That's good. Some other that's never accepted Christ. God bless you, young man. God bless you, my brother back there. God bless you, my sister over here. Never has been saved and wants to know the great Shepherd of the sheepfold...
55 You know what caused you to raise your hands? Jesus. God said in His Word, listen, "No man can come to Me except My Father draws him first." God's here, and He's drawing by the Holy Spirit. Some twenty or thirty put up their hands. And He's drawing by the Holy Spirit, because that you love Him. There's something in it; you that you just can't help it. What is it? It... One time you knew Him. You know, it's a--it's a reproach for the Shepherd to lose one of his sheep. He just can't afford to do it.
When Moses and Aaron, as a type, brought all Israel across Jordan, think of it, there wasn't one lost. Every one of them crossed Jordan by the hand of God, through Moses. How much more will we cross through death's chilly seas, by the hand of God through Jesus as He extends to you tonight His nail scarred hands, don't you want to be branded with that Blood, the same Blood that was pierced by the cruel nails that put Him into the tree, and the thorns on His brow? You accept Him now. [John 6:44]
56 Heavenly Father, we thank Thee tonight for all these who have raised their hands, and we know that by Your grace, Lord, and Your loving kindness that You'll not turn one of them down. "No man can come," You said, "except My Father draws him: and every one that comes I'll give him Eternal life and will raise him up at the last day." This is Your Words, Lord Jesus. You said, "He that heareth My word, and believeth on Him that sent Me, hath Everlasting Life, and shall never come into condemnation, but's passed from death to Life."
O God, what's taken place in this church just now? Death has been swapped for life, worry for joy, sorrow for gladness, despair for hope, the grave for glory. Oh, how wonderful. Your sheep has come home. They raised their hand. Touch them, Lord, with that Blood from Your own hand and brand them, Your sheep. They'll have to worry no more; they'll hear the Shepherd's voice, and they'll walk with Him as He walks. The things of the world will be dead for them from tonight on. They've accepted You. And they've come with their hands upon You, saying, you say, "Sheep of My fold, blood of My Blood, bone of My bone, come you blessed of My Father." And Lord God, give them peace and rest. And O God, may they go tell someone else, and may they come in. Grant it, Lord. [John 6:44], [John 5:24]
57 The day is far spent, and You're going to gather the sheep and separate them from the mules, from the camels, from the goats, and from the other animals that eat in the same pasture, from the same Word, from the same Bible, out of the same Book, out of the same building called church. But just the sheep will You call. "Many are called; few are chosen." Thou hast said so. "Not all that saith unto Me, Lord, Lord, will enter in. But the one that doeth the will of My Father." And, Lord, they have did the will of Father tonight by accepting the Lord Jesus as personal Saviour, and we thank You for them.
And, Father, we pray that we've found grace in Your sight and that You'll give us a greatest sweeping we've ever had in Chicago. Give us favor, Father, before the people that we might win them to Thee. [Matthew 22:14], [Matthew 7:21]
58 And now, while we have our heads bowed, and you who have accepted Christ, in a few moments I'm going to ask you to come right up here and stand around the altar for prayer. But just before we do that, I'm going to ask if there's any sick here that wants to be remembered in prayer, the Shepherd to remember you tonight as He intercedes. God, be merciful. Yes, I see the little girl, sister. God bless you, sweetheart. May God grant you your healing, honey. I see the rest of you. How much more does He see you? I see you, dad, setting here in a wheelchair. Trust to God that you--you won't have to set in it any more. Just believe Him now; have faith.
59 If a poor illiterate Mexican, who wouldn't even know his name if it was before him, laying paralyzed... And little spastic children wrapped around it. Poor little naked, half naked mothers, no shoes on, never had a pair of shoes in her life... Her poor husband work a day for about eight pesos, about sixty cents, stand in a little Martina and them along the street at night for an old greasy tortilla. He can't get one because he's got to buy a grease candle to go on a million dollar, old altar for his sins.
Oh, my God, if people like that can accept Jesus Christ just standing hours after hours, how much more... and have to accept it through an interpreter, how much more you setting in fine seats tonight, educated to the highest, plenty to eat on your tables, fine dress, and riding in an automobile, the comforts of home, what more could you ask for? Can't you accept Him now, believe it with all your heart that He makes you well? Sure, you can. Leave your crutches, your chairs, your troubles at the altar and walk away from here tonight new people, healed and well to serve the Lord Jesus.
60 Now, while you bow your heads and lay your hands on each other, I'll offer prayer for you for this. And then we're going to ask you to come to the altar and pray around the altar. Now, every one with your mind steadily, stayed on God. Wouldn't it be wonderful to see this man setting here in a wheelchair, be made whole. The man setting here, a colored man with an old cane, leaning over on the poor old fellow, wrinkled hands, God only knows how much work he's done. Day's about finished; his hair's frosted white.
See a little girl standing here and her mother trying to put her hand on the little afflicted child. You know Jesus sees this, the good Shepherd. Sure He does.
I see a dad laying his hand over on mother. What a scene, what a scene. Mother with her little baby grouped in her arms and her hands laying over on it.
Now, the good Shepherd's here. Don't have to be excited, just solemnly, calmly, come, say, "Shepherd of God, I come now; I'm in Your house and I--I come. I've heard Your Word, and--and I've seen Your works, and I come to accept You now. My child's sick; I'm going to believe it. I'm blind. I'm... If You can make a poor illiterate Mexican to see, if You--if You can raise a dead baby after it's done dead, back to life, and the doctors that say it's dying, and bring it back to life, how much more can You heal my child, Lord? I believe You."
61 Now, I'm going to offer a prayer for you with all my heart, dear people. Remember, it's been your prayers that's helped me out. It's been the contribution that you sent to me, give it to me, in a little love offering that feeds my children, pays my way to places. You're God's--you're God's purchase of His Blood. I have a suit of clothes on tonight because you paid for it. I'm called a servant of God tonight because your faith has rallied around what I've told you. It's you, the stars of the crown. I love you. I wouldn't tell you anything wrong at all. Surely, I found grace in your sight tonight to be... God has vindicated. I've told you the truth. Now, He's here and wants to make every one of you well. I'm going to pray. "The prayer of faith shall save the sick," the Bible said. God shall raise him up. [James 5:15]
62 Our kind heavenly Father, look upon this scene just now. We don't have to wait till sometime they can be here on the platform, we just right now, Lord... You're here. Your Spirit's right on us now. I... Just as positive as I ever was of anything... Your servants, the ministers, are standing with bowed head, praying; the laity's with bowed heads; sick people with their hands on one another; mothers with their hands on little babies; fathers with hand on mother and vice versa, they're needy.
And, God, You've give me grace in their sight as a poor, unworthy, took--taken from a sheepcote. God, hardly had a sheepcote, but You took David. You said, "Now, I've made you a leader over My people Israel."
Nathanael said to him, "Do all's in your heart, David, for God's with you." Well, this is what's in my heart, Lord, to pray a prayer of faith for these poor sick people. Will You receive me, Lord? I put myself in the channel here to intercede through Jesus Christ for these people, the good Shepherd Who stands there stripes and wounded for our transgressions. "With His stripes we were healed." And, Father, I come with His blessings for the people. I come with His Spirit, with His anointing, with His Words, and they're oh, out over the people now as it was like grains of food, and they've received that. O God, may they take root right now. May life begin to spring. May the seed begin to break open, life begin to raise up, strength begin to come into weak bodies, sight begin to come into blind eyes, strength into feeble knees. O God, may it start growing, the Holy Ghost purging it, purging it on and on and on, until one great victorious stream of God and every sick person be healed right here tonight. O blessed God, hear the prayer of Your unprofitable servant, through Jesus Christ's Name. [I Chronicles 17:2, 7], [Isaiah 53:5]
63 Now, with our heads bowed, our hands up to God, let's sing to Him, "Lord, I believe; Lord, I believe. Saviour raise my faith in Thee, till it could move the mountain; Lord, I believe. All my doubts are buried in the fountain." I'm taking the mark of the shepherd. I'm coming upon faith on God's Word as He did. Do that and you will receive.

НАВЕРХ