ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод Москва
Проповедь Беседа о миссионерских поездках заграницу Уилльям Бранхам произнес 58-0330 Продолжительность 1 час 22 минуты аудио нет .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

Беседа о миссионерских поездках заграницу

1 [Брат Бранхам говорит к кому-то пока собрание поет «Верь, только верь», но слова непонятны. Пустое место на пленке – Ред.]
Благодарю вас. Ой, как смотрю на тех малюток, находящихся здесь, матерей с их маленькими дорогушами на руках, отцов… Я думаю о времени, о котором я проповедовал прошлым вечером, когда Мария стояла в очереди с ее маленьким Христом-ребенком на руках. Она получила этого ребенка от Бога. Это там же, откуда и вы получаете своих. Он заинтересован в вашем ребенке так же, как позаботился бы о любом ребенке, потому что это часть Его творения.
Итак, в Библии. В нашей церкви мы всегда стараемся следовать законам и постановлениям Писания, настолько точно, как только сможем. Некоторые люди окропляют маленьких детей, или крестят… крестят младенцев. Я никогда не находил этого в Писании. Я не верю, что это является Писанием. Только одно место, которое мы находим в Библии, где Иисус брал малышей и благословлял их, и говорил: "Пустите маленьких детей приходить ко Мне и не запрещайте им, потому что таким принадлежит Царствие".
2 Что ж, это займет довольно много времени, если брать каждого по отдельности. Но, вы знаете, наши руки, в конце концов, не так много значат. Мы хотим, чтобы на них были Его руки. Отцы и матери, Бог дал вам эти драгоценные маленькие сокровища, которые вы держите на руках. И вы знаете, я верю, что Он позволит вам жить, чтобы вырастить этих деток. И если Иисус замедлит, я верю, что в ваших руках вы держите маленьких певцов, и евангелистов, и пасторов, и проповедников, и пророков на ближайшие дни. Кто знает? Один Бог. Наш долг – это посвятить.
Эти малыши, вы держите их на руках, я хочу, чтобы вы прочувствовали в вашем сердце, что вы преподносите этих малышей обратно к Творцу, Который вам их дал. Бог дал их вам, и они драгоценны. Теперь вы отдаете их обратно Ему, всем сердцем благодаря Господа.
3 Брат Салливан здесь – один из его… причина его обращения (я не знаю, рассказывал ли он вам когда-нибудь, или нет) такая, что ребенок умирал от (что это было?) дифтерии. Отец вернулся в Кентукки, когда были первые дни пятидесятницы, брат Салливан был городским судьей, и отец занял позицию, чтобы стоять в доверии Богу за исцеление своего малыша.
И он просто новообращенный, я полагаю, бутлегер, самогонщик или что-то такое, который стал обращенным. И ребенок подхватил дифтерию, которая в их дни была смертельной. Но отец сказал: «Я буду доверять Богу».
И вот они пришли в город, чтобы учинить здесь суд, подписать акт, чтобы арестовать этого отца и посадить его в тюрьму, и забрать ребенка, для оказания медицинской помощи. Судья начал и сказал: «Он должен быть брошен в тюрьму».
Так что он взял ручку, чтобы подписать судебное решение, или ордер, и когда он собирался это сделать, Святой Дух овладел им, и сказал: «Ты не подпишешь это».
Он снова начал подписывать его, сказал: «Он подумал, что окоченел».
Нечто проговорило: «Не подписывай это».
И адвокат сказал: «Что происходит, судья?»
Сказал: «Я просто не уверен, что хочу подписать это сегодня».
4 И он передал это мировому судье и мировой судья подписал его. Так как кто-то из его друзей был в городе, он побежал через горы и сказал отцу о ребенке: «Они идут (малыш лежал безжизненный), они идут, и они собираются арестовать тебя, бросить тебя в тюрьму и забрать ребенка в больницу».
И этот отец пошел туда, взял своего умирающего ребенка, взял его на его руки… свои руки, поднял его и сказал: «Боже, Ты дал его мне, возьми его. Потому что я просто новорожденное дитя. Если они придут сюда, тут будет стрельба, а я не хочу ни во что вмешиваться. Ты дал его мне, а я доверяю Тебе, возьми его. Теперь Ты прими его жизнь. Ты дал его мне, Ты прими его обратно».
И как только он сказал это, малыш повернулся в отцовских руках, сказал: «Папа, пусти меня, я хочу кушать».
И когда они пришли, власти пришли, чтобы забрать малыша, или забрать отца, сказали: «Мы собираемся забрать тебя и забрать ребенка в больницу».
Сказал: «Идите во двор, они все играют там в мяч, и скажите мне у кого из них дифтерия. Забирайте того, на которого вы подумаете, что у него дифтерия». Судья стал проповедником.
5 Тот же самый Бог, который смог сохранить жизнь этого ребенка, может благословить жизнь вашего ребенка, который сейчас в ваших руках. Давайте просто держать его перед Богом, и просить Бога благословить этого ребенка, дать Ему определить цель его пришествия на землю. Пока мы склоняем головы, просто на минуту…
Теперь, матери и отцы, вашим собственным простым способом, в вашем сердце, и моим простым способом, давайте посвятим этих детей Господу нашему Богу.
6 О Боже, наш Отец, эти матери и отцы, стоящие здесь с этими маленькими частичками любви, которые Ты дал им, этими малышами, некоторые из них маленькие и лысенькие, а некоторые с длинными волосиками, и красивые девочки. И все они драгоценные камешки, которые приходят, чтобы сделать связь в их домах ещё крепче, маленькие подданные Твоего владения, которых Ты предоставил взрастить этим родителям. Они стоят здесь, перед алтарем Живого Бога, и я молю Тебя, Небесный Отец, чтобы Твоя рука милосердия покоилась на каждом из них. Так как их отцы и матери держат тех малышей пред Тобой, пусть Великие Руки, возложенные на головы тех малышей, которые приходят к Нему, в проходящие дни, пусть те руки, израненные гвоздями, пусть они благословят жизнь каждого из них.
7 Ты сказал в Слове: «Скажи к этой горе «сдвинься», верь в то, что ты сказал, будет исполнено».
И как Твой служитель, Господь, и как эти люди Твои служители, мы говорим великому Святому Духу: «Возьми жизни этих малышей в Свои руки. Если есть среди них болезни, забери их». И, Господь, пусть они живут такими жизнями, чтобы, если наступит завтра, они были мужчинами и женщинами, которые понесут Евангелие миру, завтра. Даруй это, Господь, услышь нашу смиренную молитву, когда мы посвящаем их Тебе. Во Имя Твоего Сына Господа Иисуса. Аминь.
Благословит Бог каждого из ваших малышей и дарует долгую счастливую жизнь.
8 Сегодняшний вечер является заключительным служением, я предвкушаю великую кульминацию в исцелительном служении сегодня вечером. Я верю, что это будет один из наших величайших вечеров.
И вот, этим днем, я подумал вместо того, чтобы проповедовать вам, я хотел бы провести с вами… поговорить о миссионерских поездках заграницу. Думаю, что сегодня вечером сделают сбор приношений для миссионерских поездок. Я всецело содействую миссионерским поездкам заграницу. Я верю в это всем сердцем.
9 Итак, мы не знаем друг друга, но просто как брат и сестра, и я думал днем, когда я ехал сюда, что я собирался проповедовать на тему «Жаждущий у потоков вод». Но я… Что-то просто изменило мои мысли, и я подумал, что я бы рассказал вам о миссиях, и о чем я знаю, просто, что называется «поговорим по душам» о заграничных миссиях. Прежде, чем мы сделаем это, давайте теперь попросим Бога благословить чтение Его Слова.
Господь Бог, это Твое Слово, это – Твой народ. Сейчас, благослови Его ради намеченной цели. Потому что Ты сказал: «Оно не возвратится ко Мне тщетно. Оно исполнит то, ради какой цели было послано». Во Имя Господа Иисуса, мы вверяем Тебе самих себя и Слово. Аминь.
10 Одно основание, что Слово и миссионерский труд это всегда правильно... Я хочу прочитать это из Библии – последнее поручение, которое наш Господь дал Своей церкви, написано в послании Марка, 16-й главе, начиная с 15-го стиха:
И Он сказал им: Идите по всему миру, и проповедуйте Евангелие всему творению.
Кто поверит и крестится, будет спасен, а кто не поверит, будет проклят.
И эти знамения будут сопровождать тех, которые поверят:
В Мое Имя они будут изгонять демонов, они будут говорить на новых языках,
Если они будут брать змей, и если они выпьют смертоносное, это не повредит им, они будут класть свои руки на больных и те выздоровеют.
Так что… после того, как Господь проговорил им, Он поднялся на небеса и сел по правую руку от Бога.
А они пошли вперед и проповедовали повсюду, Господь трудился с ними… подтверждая Слово сопровождавшими знамениями. Аминь. [Перевод из Библии короля Иакова. – Ред.]
Это один из самых выдающихся миссионерских текстов, который мог бы быть взят. Вы знаете, в нашем Слове, это первое поручение Бога, или Христа, данное Его церкви: «Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, демонов изгоняйте, мертвых воскрешайте, даром получили, даром давайте». Святого Матфея, 10-я глава.
Последнее поручение, которое Он дал Своей церкви: «Эти знамения будут сопровождать тех, кто верит. Идите в Иерусалим, по всему миру, и проповедуйте Евангелие всему творению: белому человеку, черному человеку, коричневому человеку, желтому человеку, красному человеку, каждому творению». Евангелие – это благая весть. «Каждому творению», - как долго это будет длиться? «До конца мира. Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие».
11 Так, что такое Евангелие? Слово «Евангелие» означает «хорошая новость». Хорошая новость – это Библия, но Библия – это буква. «Буква убивает, а Дух дает жизнь». Павел сказал так: «Евангелие пришло не только в Слове, но в силе и проявлении Святого Духа».
Обратите внимание, есть только один способ, чтобы Евангелие было проповедано, это может быть через проявление силы Святого Духа. Тогда, какая следующая цитата? “И (соединительный союз) эти знамения будут сопровождать тех, которые верят». Не «эти знамения возможно сопроводят их», но «они должны сопровождать тех, которые верят». Тогда, строго говоря, человек не может определить себя как верующего, пока это не произошло.
Никакая церковь не имеет право называться верующей церковью, пока знамения не будут сопровождать их. Это то, что сказал Иисус. Что это делает? Это делает Слово проявленным.
12 Заметьте, когда-то был паренек, который сказал своей маме, он сказал: «Мама, у меня есть призвание к служению».
И как любая настоящая мать, она была очень счастлива. Она сказала: «О, сын мой, если ты призван к служению, я хочу сделать все, что я смогу, чтобы ты в этом преуспел». Так что она стала просматривать религиозные журналы, пока она не нашла величайшее имя в религиозных журналах, какое только смогла найти, лучшую семинарию, в которую смогла бы послать своего молодого сына. Вот такое сердце матери. Потом, когда она сделала это, она стирала на стиральной доске, чтобы послать его в школу.
13 Как-то раз она очень сильно заболела гриппом. Это перешло из гриппа в пневмонию, и оба легких наполнились жидкостью. И она послала телеграмму своему сыну-проповеднику за, примерно, две тысячи миль [Около 3200 км – прим. пер.], и сказала : «Приготовься, если мне не станет лучше к утру, врач говорит, что ты должен немедленно вернуться домой, если хочешь увидеть свою мать живой».
В нижней черте города у них было небольшое молитвенное собрание в маленьком фойе, небольшая миссия. И там, пока они были в этой маленькой миссии, была проповедь. Кто-то из них получил откровение от Господа, что там была больная женщина. Леди пришла, постучала в ее дверь и сказала: «Мадам, в то время, когда мы были на молитвенном собрании, Святой Дух рассказал нам, что кто-то был болен в этом доме. И мне интересно, если это правда, есть ли у вас желание, чтобы наш пастор пришел и помолился за вас?» И она ответила: «Не стоит, дорогая. Врач сказал, что он больше ничего не может сделать».
14 Тогда они пошли, взяли пастора и привели его. Он помазал женщину елеем и прочитал Иоанна 5:14. И помазал ее елеем, а потом он получил помазание через чтение Писания, он обратился к Марка 16, которое я только что прочитал. И он прочитал это ей: «Эти знамения будут сопровождать верующих, если они возложат руки на больных, они выздоровеют». И этот… этот верный маленький проповедник миссии возложил руки на женщину, повелел болезни оставить ее тело, потому что Бог дал поручение. И следующим утром она была на ногах и готовила свой завтрак.
15 Примерно через год ее сын приехал домой. После того, как он поприветствовал свою любимую мать, он сказал: «Есть одна вещь, которая остается в моем сердце. Я хочу спросить тебя кое о чем. Когда ты послала мне телеграмму и сказала: «Приготовься», - что ты собиралась умереть от пневмонии, если тебе не станет лучше на следующее утро, и я ничего не слышал от тебя около недели, а потом я получил прекрасное письмо, в котором говорилось, что ты была здорова. Скажи мне, что за таблетки тебе дал доктор?»
Сказала: «Ну, он мне ничего не дал». Сказала…?... «Он собирался положить меня под кислородную палатку, и когда он вернулся следующим утром, Господь исцелил меня».
«О, - сказал он, - мама».
Сказала: «Да, - сказала, - дорогой, ты знаешь, что там, в… там за углом переулка, есть маленькая миссия, маленькая пятидесятническая миссия?»
Сказал: «Да».
Сказала: «Они пришли сюда с сообщением, и прочитали мне из Библии, что… что людям полагается молиться за больных и возлагать на них руки, и они выздоровеют». И сказала: «Ты знаешь, пастор помолился за меня, а на следующее утро я была полностью исцелена».
И он сказал: «Что ж, послушай, мама, - сказал он, - это ужасно мило». Он сказал: «Но это не могло исцелить тебя». Сказал: «Бог больше не исцеляет вот так».
«Ох, - сказала она, - сынок, ты слишком поздно рассказываешь мне об этом. Он уже сделал это».
И… «О, - сказал он, - мама, - сказал, - это было в прошлом».
«Ох, - сказала она, - сынок, пастор прочитал мне нечто из Писания из Библии».
Сказал: «Мама, он прочитал из Марка 16?»
Сказала: «Да, он читал оттуда».
«Ох, - он сказал, - говорю тебе, мама, в семинарии нас учили, что Марка 16, с 9-го стиха не вдохновлено».
Мать сказала: «Отлично, аллилуйя!»
«О, - сказал он, - мама ты начинаешь вести себя как так кучка из миссии». Сказал: «Ты… ты не должна себя так вести».
Она сказала: «Ладно, дорогой, я просто подумала кое о чем». Сказала: «Ты хочешь мне сказать, что Писание из Марка 16, с 9-го стиха не вдохновлено?»
Сказал: «Это верно».
Она сказала: «Здорово, слава Богу!»
Сказал: «Мама, что с тобой случилось?»
Сказала: «Я просто подумала: если Бог смог исцелить меня не вдохновленным Писанием, что Он сможет сделать, если Оно будет действительно вдохновлено?»
16 О, это должно быть славно. Но Оно все вдохновлено. Просто мы боимся положить туда нашу веру, чтобы встретить Божий вызов. Вот и все. И в этом, те знамения будут сопровождать верующих до скончания мира, не только для апостолов, но до конца мира. И пока есть мир, и люди, которым нужно проповедовать, эти знамения будут сопровождать верующих.
Не так давно, к другу, сидящему здесь, это друг этого человека, и его зовут Перрис Ридхед. Может быть он сегодня днем в этом здании. Он пришел ко мне домой, и он хотел спросить меня об этом. Если кто-то знает его, возможно, многие из вас знают Перриса Ридхеда. Он президент большой Суданской миссии, одной из самых больших миссий в мире.
И он сказал: «Мистер Бранхам, - сказал, - я был призван Богом, когда был еще молодым пареньком». Сказал: «Моя верная старая мать отправила меня в школу и сказала: "Стань лучшим проповедником, который только может быть у Бога"». Сказал: «Когда я получил докторскую степень, я подумал, что я нашел Христа». Сказал: «Я не нашел». Сказал: «Когда я стал бакалавром, я подумал, что я нашел Христа». Дальше и дальше. Он сказал: «Проповедник, у меня дипломов достаточно, чтобы обклеить твою стену». Он сказал: «А где во всем этом Христос?» Я сказал… Он спросил: «Учителя были неправы?»
Я сказал: «Я бы не хотел говорить тебе, что они были неправы. Те степени, это все хорошо, но это не Христос. Это только степени”.
17 И он рассказал мне историю об индийском парне, который здесь учился. По пути обратно, когда он собирался уезжать, он встретил мистера Ридхеда. Он сказал: «Теперь у тебя есть образование, сынок. Ты уезжаешь назад, на родину в Индию, чтобы стать работником». Он сказал: «Я полагаю, ты магометанин». Парень сказал: «Да, это так».
Он сказал: «Тогда почему ты не оставишь того старого мертвого пророка, и не заберешь с собой живого Иисуса, Который воскрес из мертвых?»
А этот Индийский паренек был чуть умнее, чем от него ожидал брат Ридхед. Сказал, что он топнул ногой по земле и сказал: «Сэр, - слушайте теперь! – Что может ваш Иисус сделать для меня большее, чем может сделать мой пророк?» Он сказал: «Они оба написали книги, вы называете вашу Библией, мы называем нашу Кораном. Обе они дают обетования, и мы верим тем обетованиям». Сказал: «Однако, Мухаммед обещал только жизнь после смерти. Я верю в это. Иисус обещал жизнь после смерти, вы верите этому». Так что он сказал: «Какая в них разница?»
18 Так вот, вы никогда не думали почему вы можете спорить с методистом или баптистом об их религии, или пятидесятником или назарянином, но вы никогда добьётесь успеха там, на чужом поприще? Они знают больше, о чем они говорят. Не… Вы не думаете, что вам может бросить вызов шаман? Просто попытайтесь однажды. Вам лучше действительно знать, о чем вы говорите. Они могут сделать так много трюков и чудесных вещей, что у вас голова пойдет кругом.
И этот человек сказал: «Сейчас, подождите минуточку». Сказал: «Ваш пророк мертв, и в могиле, а наш Иисус воскрес из мертвых».
Он сказал: «Мистер Ридхед, это то, во что вы верите». Он сказал: «Но мы не верим этому». Он сказал: «Мы верим, что ваш Иисус просто умер, как и наш пророк».
И сказал: «Но у нас есть доказательства Его воскресения», - мистер Ридхед сказал.
Он сказал: «Ладно, какие ваши доказательства?»
Он сказал: «Он жив!»
Сказал: «Где Он жив?»
Он ответил: «В моем сердце».
И магометанин сказал: «А Мухаммед – в моем сердце, так же, как Иисус в твоем».
Он сказал: «Но, посмотрите, сэр, - сказал, - у нас есть счастье и радость, зная это».
Он сказал: «Минутку, мистер Ридхед. Мусульманская религия может произвести столько же психологии, как христианство».
Брат Ридхед сказал, что он узнал, что встретился не со случайным человеком. Он знал, о чем он говорит.
Он сказал: «И, кроме того, мистер Ридхед, наш Мухаммед никогда не обещал ничего, кроме жизни после смерти. Ваш Иисус обещал, что ваши учителя будут совершать те же самые знамения, которые делал Он, и обещал, что если Он воскрес из мертвых, Он будет с вами, жить в вас, творить те же самые вещи, которые Он творил». Сказал: «Мы ожидаем увидеть, что это происходит. Тогда мы поверим, что Он воскрес из мертвых».
19 Они знали об этом больше, чем девяносто процентов христиан в Америке. Понимаете? Когда вы идете… Вот почему я взял это для дневного служения. Когда вы говорите факты, это не прыгание вверх-вниз и бегание. О, я видел мусульман на празднике пророков, которые брали копье и протыкали его через их подбородок вверх, через нос, крича: «Аллах, Аллах, Аллах», - и вытаскивали обратно, и даже не проли… ни капли крови не лилось оттуда. Я видел, как они садились на пол и качались взад и вперед, крича: «Аллах, Аллах, Аллах!» - вставали, брали осколки, запускали их под ногти, и вытаскивали обратно, и даже не морщились.
Я видел одного в Швейцарии, Цюрихе, Швейцария, получил определенный неистовый подъем, взял меч и воткнул сюда, и просунул его насквозь и вышел в спине. Врач засомневался в этом, он бросил ему вызов, чтобы подойти к платформе, сказал: «Меч был полый». Залил воду в этот конец, и она вылилась из него обратно. Вытащил его, рассмеялся и пошагал прочь. Вот где это, ваша кровь в таком состоянии… таком, как психология…
20 Но он сказал: «Ваш Иисус сказал: "Верующий в Меня, дела, которые Я творил, также сотворит"».
И мистер Ридхед сказал: «Вы, возможно, читали Марка 16?»
Он сказал: «Это то место».
Он сказал: «Ну, Марка 16 не вся вдохновенна».
Он сказал: «Что за книгу вы читаете?» Сказал: «Коран весь вдохновен. И мне больно, - сказал он, - слышать вас, людей, называющих себя христианами, и говорящих: «Это слово означает это, а это означает это и… вы даже не знаете, во что вы верите». Он был прав или неправ? Конечно, прав. Сказал: «Вы не… Вы просто берете часть от этого, вы просто делаете то, что соответствует вашему собственному учению». Язычник, говорящий к христианам. И он сказал: «Когда вы, христиане, дойдете до такого состояния, что мы увидим Христа, живущего в вас, тогда мы поверим, что Он воскрес из мертвых».
Мистер Ридхед сказал: «Я топнул по земле и сменил тему». Что это было? Побежденный христианин.
21 Он сказал: «Брат Бранхам, я сегодня здесь, чтобы спросить об этом». Он сказал: «Я видел пятидесятников, раскидывающих стулья по полу, ломающих мебель, - сказал он, - но имеют они что-нибудь?» Ридхед был баптистом, как и я.
Я сказал: «Да, брат Ридхед, они имеют».
Он сказал: «Они имеют крещение Святым Духом?»
Я сказал: «Да, сэр».
Он сказал: «Ну, мы баптисты тоже имеем».
Я сказал: «Если ты имеешь, то ты получил Его после того, как уверовал, а не когда ты поверил”. Они считают, что вы получаете Его, когда вы уверовали.
Павел сказал в Деяниях 19: "Приняли ли вы Святого Духа, с тех пор, как уверовали?"»
Я сказал: «Я могу немного смириться с необузданностью и опрокидыванием мебели, прежде я сидел в старой церкви, такой холодной, что духовный термометр доходил до минус сорока. Я бы лучше имел небольшой дикий огонь, чем вовсе без огня».
22 У нас баптистов только нарисованный огонь. Что хорошего он принесет, если замерзающему человеку сказать: «Видишь эту большую красивую картину? Это был великий огонь, который горел две тысячи лет назад. Иди, грейся от него».
Нарисованный огонь не согреет. В чем мы нуждаемся, так это в том же самом переживании Святого Духа и огне, что греет сердце, и исполняет Слово, и творит дела, потому что Тот же самый Дух живет сегодня во всей Его силе, которую Он имеет.
Мы сделали непоправимую ошибку, не следуя поручению. «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие, или проявляйте силу Святого Духа каждой нации и всем людям». Что же делаем мы? Мы пошли и построили школы, организовали людей вместе, и сделали их вот такими: «Ну, они не верят именно так как мы, не общайся с ними. Не ходи вокруг их церквей».
У нас громадные школы, мы стараемся обучить людей этому. Вы не подойдете насколько-нибудь ближе ко Христу посредством обучения. Во всяком случае, вы уйдете только дальше от Него. Я не говорю это… Я в школьном здании, я благодарен за возможность быть здесь, и я не ищу способа оправдать собственное невежество. Но величайший позор, который Христос несет на себе на этой земле не от питейных заведений, но от школ. Это трудно говорить, но покопайтесь в истории, и узнаете правда ли это.
23 Капитан Аль Фаррар, глава ФБР, позвал меня к себе, он был баптистом, и он сказал: «Брат Бранхам, я баптист, но я не получил того, о чем вы говорите». Мы были в его тире. Он сказал: «Я ценю то, что ты говоришь. Я делаю похожие… те же самые наблюдения».
Он взял меня в свой кабинет, чтобы показать, где в США находился каждый малолетний правонарушитель. Где мы находим их, где должны быть правонарушители? Откуда берутся преступления? Не от бедных людей, но от умных и образованных. Они думают, что они знают больше Бога. Когда вы занимаете такую позицию – вы потеряны! Бог не приходит от образования, Бог приходит от… от принятия принципа, что Его Сын – Иисус Христос и ты должен быть рожденным заново. Вечный Дух Жизни входит в человека не посредством его обучения, но посредством принятия им Господа Иисуса Христа как своего личного Спасителя. Но мы пошли и попытались людей этому обучить. Мы пытались взбудораживать это в них у алтаря, мы, люди святости и пятидесятники. Мы пытались крестить их различными способами: окроплением, обливанием, лицом вниз, лицом вверх, Отцом, Сыном, и Святым Духом, Именем Иисуса, - всеми теми и другими различными вещами. Но это не пришло тем способом, это – собственное переживание личного свидетельства силы воскресения Божьего Сына, Иисуса Христа в вашем сердце. Это совершенно верно. Вот где мы терпим неудачу.
24 Этот индиец сказал Моррису Ридхеду, или Перису Ридхеду, он сказал: «Сэр, у вас было две тысячи лет, чтобы доказать, что Иисус воскрес из мертвых». И он сказал: «Две трети мира никогда не слышали Его Имя».
И здесь мы спорим: «Ну, мы пресвитериане. Мы баптисты. Мы пятидесятники. Мы назаряне». Стоим здесь споря, а там маленькие черные ребята в Африке жаждут однажды услышать эту историю хоть как-то. Ох, это сжигает твое сердце.
Человек никогда не сможет пойти на миссионерское поле и вернуться, и остаться тем же самым человеком. Когда я был там, то подумал: «Ладно, я просто схожу сюда, посмотрю на каких-нибудь животных, но когда я увидел души людей… Маленькие черные мальчики, такие грязные, никогда в своей жизни не принимавшие ванну, хватают старый кусок мяса, в нем все личинки, все равно едят его. И люди в их голой…
25 Я хочу сказать это с уважением к вам, мужчины и женщины. Но когда те язычники приходили на собрание десятками тысяч помноженные на тысячи, просто такими же голыми, как они пришли в этот мир, на них ничего нет, только спереди висит небольшая тряпочка размером в восемь квадратных дюймов [Примерно 20 кв.см – Пер.]. Там те невежественные женщины, не знающие где право, где лево, грязь в их волосах и кости в ушах, и когда они увидели силу воскресения Иисуса, когда те женщины уходили оттуда, молодые девушки и пожилые женщины, никто не говорил им накинуть на себя одежду. Они складывали руки вот так, выходя из присутствия мужчин. И как можем мы накрахмаленные, жестоковыйные американцы, называть себя христианами, и каждый год мы снимаем с себя все больше одежды. В то время как язычник, принимает Христа, он одевается, надевает одежду. Что произошло?
Молодые женщины, стоящие там, просто в расцвете лет, голые, они не знают об этом. В этом было не больше стыда, чем смотреть на свою руку. Молодые шестнадцатилетние, восемнадцатилетние, двадцатилетние девушки, матери с их детишками, кормят… И не было двадцати футов [Около 6 м – Пер.] от того места, где я находился, мать родила ребенка, пока я говорил. Другая женщина помогала ей; а она просто приняла ребенка и начала кормить его, потом пошла продолжать слушать мою проповедь. И те молодые женщины, стоящие там, полностью сформированные и развитые женщины, когда Святой Дух пришел, после того, как Он коснулся их, они прикрыли себя руками. Святой Дух принес осознание наготы.
26 И потом, вы люди, называющие себя, даже пятидесятники, и вы, женщины, вы должны знать об этом лучше прежде, чем оголять себя в тех купальниках и маленьких старых шортах, здесь на задних дворах. Вам должно быть стыдно от самих себя. Совершенно верно.
Цивилизация, она поворачивает обратно. И, братья и сестры, я не говорю это, чтобы быть неотесанным или, вернее, грубым, я говорю это, потому что это евангельская истина. Там люди, которые желают, поэтому мы прилагаем наши усилия здесь в штатах. На платформе, в тот день в Дурбане, куда я возвращусь снова через несколько дней, по видению, и когда там есть люди, там нет возможности раздать молитвенные карточки.
Билли потерял свое пальто и обувь, и все старался раздать молитвенные карточки, он и пара человек. Я сказал: «Просто возьмите миссионеров, и дайте, примерно по четыре-пять на каждое племя». Там было пятьдесят различных языков. Теперь вы можете представить, как это пытаться проповедовать, когда я говорю «Иисус Христос Сын Божий», - это одно будет идти: «клак…» [Брат Бранхам произносит звуки как на другом языке – Ред.], что значит Иисус Христос Сын Божий. Другой то же самое как бы свистит как птица, что значит Иисус Христос Сын Божий. Следующий переводчик может сделать как бы трель горлом и языком.
27 Вы знаете, я слышал людей, говорящих на языках в пятидесятнических собраниях, и я хочу, чтоб вы знали, что я в это верю. Но люди злоупотребляют этим даром (точно), потому что он не на своем месте. Я верю в каждый дар, данный Богом церкви, но мы не можем допустить беспорядка даже в одном. А здесь этого больше. И раньше думал, что если одно наречие от другого так отличается звучанием, как оно может значить то же самое? Но Библия говорит: «Это не звук, но то, что имеет какого-то рода значение». Я поверил в это, когда услышал это. Всякого рода стрекотания, и каждое из этого имеет значение. Каждый звук имеет значение.
28 В тот день на платформе присутствовало много врачей. Сто пятьдесят, двести тысяч людей собрались на ипподроме. И первой, кто поднялся, была мусульманка, и я сказал ей: «Почему ты пришла ко мне, если ты мусульманка?» У нее была красная точка, чистокровная, и…
Я сказал: «Почему ты пришла ко мне?»
Она сказала: «Я верю, что ты можешь помочь мне».
Я сказал: «Почему ты не пошла к своему священнику?»
Она сказала: «Я верю, что ты можешь помочь мне».
«Ох, - я сказал – я не знаю тебя. Но если Господь Бог, Кто воскресил Своего Сына из мертвых…» Она сказала: “Я верю в Господа Бога.” Конечно, она верит; они измаильтяне, вы знаете.
Она сказала: «Я верю в Господа Бога Иегову». Но она сказала: «Мы думаем, Мухаммед его пророк».
Я сказал: «Иисус – Его Сын, а Мухаммед в могиле, но Иисус поднялся из могилы, и Он обещал, что тот же самый труд, который делал Он, мы также будем делать».
Она сказала: «Если это случится (говоря через переводчика), тогда я приму Иисуса, как моего Спасителя».
Что это? Это то, о чем говорил наш Господь здесь: «Идите по всему миру, и наглядно показывайте воскресение, силу Святого Духа».
Она сказала: «Я поверю этому».
Сказал: «Ваш… Леди, ваш муж небольшой. Он носит черные усы. Она была в кабинете врача, мусульманского врача, на прошлой неделе он сказал, что у вас киста на матке.
Она пролепетала, и переводчик сказал: «Каждое слово из этого – правда».
Тысячи мусульман поднялись, чтобы посмотреть, и только через несколько мгновений она сказала: «Тогда я принимаю Иисуса, как моего Спасителя и Исцелителя!»
29 Когда я разговаривал с миссионерами, которые находились среди племен по тридцать лет, и говорили об одной спасенной душе, которую они обратили из магометанства в христианство. Брат, ты никогда не сделаешь этого, раздавая брошюры. Ты должен следовать Божьим инструкциям.
Здесь есть африканский мальчик, сидит прямо здесь, смотрит мне в лицо. То, что мы называем миссионерами – жалкое зрелище. Идете туда, ожидая встретить проторенную дорожку, что вы найдете? Живете в лучших отелях, и кадиллак с воздушным кондиционером, выходите в поселение, чтобы раздавать брошюры. Что нам нужно, так это чтобы Святой Дух наполнил миссионеров, и послал не от какой-то церкви или деноминации, но от Небес в силе Господа Иисуса Христа. Это совершенно верно.
30 Следующий, кто пришел на платформу, была молодая белая женщина. Она могла говорить по-английски, но она была африканка. И Он проговорил к ней, сказал: «Леди, - сказал ей, что за болезнь была у нее, но сказал, - приготовьтесь умереть. Вам осталось жить совсем недолго».
Она сказала: «Вы имеете в виду, что маленькая опухоль на груди убьет меня?»
Я сказал: «Я не могу сказать. Я просто сейчас видел вашу похоронную службу, и ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, смерть близка».
Она сошла с платформы, вернулась назад, разговаривала с мужем, и упала замертво прямо там, где она сидела. Если бы я был целителем, я бы исцелил ее, но есть только один Целитель – это Бог.
31 Следующий, кто пришел, являл собой жалкое зрелище – маленький чернокожий мальчик. Он принадлежал Зулусам. Так, я хочу кое-что рассказать вам, детишки. Девочки, вы знаете, как они получают воду для питья? Осматриваются вокруг, чтобы видеть как много крокодилов смотрят на них, и затем спускаются. Пока я был там, крокодилы схватили маленькую девочку, просто немного кровавой воды, и она ушла вниз, и это было все. Приятель набирал воду и крокодил схватил его за стопу, и он вырвался - он отбежал назад и взял палку, чтобы отогнать крокодила, и он отбежал на насыпь, крокодил снова подобрался и словил его за ногу, и потащил его назад в воду; тащил его за одну ногу. Утащил и закопал его пока он станет мягким где-то в песочной насыпи, и позже съел его.
Дали одному немного мороженого; он быстренько проглотил его, и сказал: «оно обожгло меня». Этот черненький дружок имеет такое же право есть, носить одежду, как мои дети, или ваши дети. Мы сгребаем в наш мусор достаточно консервных банок, чтобы накормить их. Не удивительно, что коммунизм захватывает страну. Это то, как мы обращаемся с ними. Это совершенно точно. И это даже наполовину не похоже на Индию.
32 И был ужасно косоглазый паренек. Это был четвертый случай. Он был ужасно косоглазый. И я сказал: «Итак, исцелить парнишку я не могу. Но это будет по его собственной вере в Бога, которая исцелит его. А его маленькая жизнь не может быть сейчас скрыта». Потом пришел Святой Дух. Я сказал: «Этот мальчик вышел из христианского дома, потому что в его маленькой хижине с соломенной крышей я вижу картину моего Господа, висящую на стене». Я сказал: «Его мать худая женщина». Зулусы – большие сильные люди. И я сказал: «Его отец – молодой мужчина, еще крепкий, но они христиане». И вдали, на расстоянии городского квартала, мать и отец встали, как только переводчик Зулу перевел это им. Это была правда.
Я сказал: «Но теперь, что касается исцелить его, я не могу исцелить его». Заметьте, как только я посмотрел, его глазки были так же совершенны, как мои или ваши. Я посмотрел снова, и сказал: «Любой может видеть маленького мальчика; он стал исцелен там, где находится». Я спустил его с платформы.
33 Я услышал сзади большую возню. Там был британский врач. Брат Босворт и кто-то еще пытались снять его с платформы, говоря: «Вы не можете подняться туда сейчас, брат под помазанием».
Он сказал: «Но я хочу поговорить с ним».
Я повернулся, и сказал: «Доктор, что случилось?» Брат Босворт отпустил его, брат Бакстер.
Поднявшись на платформу, он сказал: «Я хочу кое-что спросить вас, мистер Бранхам». Он сказал: «Я верю в Бога. Я верю, что Бог в тех лилиях, - (и, сестры, вы говорите о лилиях…, вы должны увидеть их; некоторые из них были восемнадцать дюймов длиной, большие лилии кала, желтые и белые; платформа была великолепно декорирована теми большими лилиями) он сказал, - есть Бог жизни в тех лилиях, или они не смогут жить». Он сказал: «Но, мистер Бранхам, что вы сделали этому ребенку?»
Я сказал: «Я ничего не делал. Вы были к нему ближе, чем я. Он не был и в десяти футах от меня».
Сказал: «Вы загипнотизировали этого мальчика?»
Я сказал: «Доктор, Британское Медицинское Общество дало вам лицензию на медицинскую практику, а вы знаете о гипнозе не больше, чем это? Если гипноз выпрямит глаза этому мальчику, тогда вам всем лучше применять гипноз».
Сказал: «Что это сделало?» Брат Бакстер схватил его за плечи.
Я сказал: «Минуточку».
Он сказал: «Мистер Бранхам, я верю, что это Бог, но если Он достаточно ощутимый, чтобы открыть этому маленькому мальчику глаза, я бы поставил Его на платформу».
«Что ж, - сказал я, - Он сейчас в ваших руках».
Сказал: «Он там был ужасно косоглазый, и он получил зрение. Что-то произошло между «там» и «здесь». Я… Он сказал: «Что это было?»
Я сказал: «Между мной и им стоял Святой Дух, и Святой Дух сделал его глаза прямыми». Он почесал свою голову. Я сказал: «Если вы хотите поверить мне, хорошо. Если нет, как хотите». Я собрался продолжить.
Он сказал: «Только минутку, мистер Бранхам».
Там был большой микрофон, прикрепленный к нему… Спускался к ограждению… Он поднялся туда, и сказал: «Тогда я принимаю этого Иисуса как моего личного Спасителя».
34 И когда я встретил его в Иоханесбурге, примерно шесть недель спустя, когда мы взяли обратный курс, тридцать тысяч человек были… вышли, чтобы сказать мне «до свидания», тот молодой доктор обхватил меня и сказал: «Брат Бранхам, Бог призывает меня на миссионерские поля». И стал говорить на иных языках, пока его руки обнимали меня, британский врач (именно) говорил на языках. Он не знал, что он собирался это делать. Он просто обнял меня.
И он сказал: «Вот это да, Боже, что со мной произошло?»
И я сказал: «Теперь, Бог квалифицировал тебя, чтобы идти. Берись за дело».
35 В тот день, сюда пришел парень. Билли Поль, мой сын, и остальные помогли привести его к платформе с цепью на шее, не в порядке с разумом.
Я сказал: «Взгляните на это бедное создание. Конечно, если бы я мог помочь ему, я бы сделал это. Я не могу сделать этого. Но его жизнь не может быть утаена, потому что Ангел Господа здесь».
И когда Он стал говорить мне о его состоянии, я сказал: «Итак, здесь, в его разуме одна вещь. Он переживает о своем брате. У него есть брат, которого ранил либо желтый козел, либо собака. Он ехал на нем, и он покалечил его ногу. У него две палки под руками, он ходит с костылями». Я сказал: «ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, я вижу его брата исцеленным». И я услышал крик, внизу, в городском квартале от меня или больше, и сюда подошел его брат с палками над головой, крича во весь голос, что Бог исцелил его, на расстоянии городского квартала. Это – Евангелие, о котором говорил Иисус.
36 И я посмотрел и увидел человека. Я снова обратил внимание, я вроде помолился за него, он проходил через молитвенный ряд. Я заметил, что будто над ним была синяя тень. Наблюдал за этим, через некоторое время я увидел его, стоящим там, закинув голову, стоя прямо (это болезнь, которая попадает в позвоночник. Томми, ты знаешь как они ее называют? Заставляет их ходить на четвереньках). И я… я не знал, она ли изувечила, ох, это было ужасно, стоял там почти голый. Но я увидел о нем видение, что он был исцелен.
Я сказал: «Господь Бог, это тот час». Я остановился на минуту. Я сказал: «Сколькие здесь будут служить Господу Богу, если Он вернет этому человеку его правильное состояние?» Вверх поднялись руки, на сколько можно было видеть, черные, белые, желтые, коричневые. И когда мы молились за парня, он не мог понять меня, думал, что я хочу, чтобы он танцевал, он делал это для миссионеров, когда они приходили, вы знаете, клоунада, танцы. Они все хотели исполнить маленький военный танец. Взял его за цепь и поднял его, и Бог Небес восстановил ему спину. Он стоял там, и слезы катились по его щекам, и падали на его черный живот. Только теперь он был исцелен, и был в здравом уме. И в одночасье тридцать тысяч покрытых одеялами язычников разбили своих идолов о землю, и приняли Иисуса Христа как личного Спасителя. Двадцать или тридцать лет ради одной души! Пришел час, когда Бог послал своих мужей на поприща! Пришел час, когда Христос явлен!
37 Когда я уезжал… просто расскажу еще одну маленькую историю. На моем сердце лежит, чтобы рассказать ее. Как-то вечером, я был в поезде, ехал в Хьюстон, штат Техас. И там я увидел в видении мальчика (я имею в виду Маями, Флорида), мальчик лежал мертвый, в месте, где много деревьев были скручены вместе на скалах, у него была забавная стрижка и огромные карие закатившиеся глаза. Его ноги торчали из носков. Разбитый автомобиль лежал в стороне от дороги и мальчик был мертв. Его тельце было одной большой массой с поломанными костями. Я подумал: «Кто это?» И видение оставило меня. Я пошел вниз. Возможно, там были люди, сидящие здесь. Я объяснил это, сказав людям: «Приготовьтесь, запишите в ваших книжках. Запишите на последних страницах ваших Библий, и посмотрите, исполнится ли это. Где-то ребенок около восьми лет с темно-коричневыми волосами, карими глазами, забавной прической, коротенькие штанишки на лямках, - сказал, - он будет убит». И, я полагаю, в тридцати или сорока тысячах Библий это было записано. Вы можете прочитать статью в «Голосе исцеления».
38 Сколькие знают об этом случае, прежде, чем я расскажу об этом, поднимите руки? Предсказал прежде, чем это произошло, не после, но прежде, чем это произошло. И там, в тех воротах, был утонувший мальчик, они привели меня к нему, они… Отец не позволил забрать его похоронной службе. Я вышел и сказал: «Это не тот ребенок, этот хорошо одетый, на самом деле с угольно-черными волосами, это не он”.
Двумя годами позже, проезжая по Швеции, Норвегии, Финляндии, я ехал из Куопио, это наверху, в стране незаходящего солнца, у нас было собрание. Те маленькие ребята, не больше, чем дети, прямо после войны, и они… они даже еще не брились. Кое-кому из них, маленьких пареньков, не было и пятнадцати лет, громадные старые длинные пальто, и боты, все женщины из центра города, молодые женщины, собраны вместе и пожилые мужчины. Русские убили всех их мужчин на войне.
39 Я проповедовал в Гааге, на поприще. Никого в шортах, огромные толстые юбки, большие ботинки, одни из самых лучших людей, каких вы когда-либо встречали, те финны действительно преданные. И я стоял там, брат Линдсей, все те, около тридцати служителей были там, я сказал: «Что-то должно произойти. Я просто чувствую это».
Сказал: «Что это, брат Бранхам?»
Я сказал: «Я не знаю, они начинают фотографировать».
Он сказал: «Ангел Господа здесь, можно мы сделаем фотографию?»
Я сказал: «Я не знаю, но нечто должно произойти. Принесите мне запись».
40 Мы направились вниз по склону, мы кое-что заметили. Так вот, бензин продается по два доллара за галлон. На собраниях, где было бы сорок, пятьдесят тысяч человек, там было бы, возможно, три или четыре машины. Они все брали карибу на санях, пешком, любым способом добирались туда. Но там лежал Форд 1925 года, 30-й модели, или немного поздней модели. Американец разбил Форд. Около пяти сотен человек стояли вокруг, и два маленьких мальчика, шедшие из школы, держа друг друга за руки. И эта машина на скорости около шестидесяти миль в час выскочила из поворота, и маленькие мальчики не знали куда им деваться. Один в одну сторону, а другой в другую, водитель, пытаясь объехать их, ударил одного малыша под подбородком своим бампером или крылом, отбросил его метров на тридцать и разбил его о дерево напротив. Другой мальчишечка катился прямо над ним, вот так, и колеса пинали его тельце около двадцати футов через дорогу в траву. Машина промчалась по холму и разбилась. Брат Линдсей и остальные вышли, они посмотрели на это. Они вернулись, плача. Сестра Исааксон, моя переводчица, вышла.
Она вернулась, плача, сказала: «Брат Бранхам, вы должны сходить посмотреть на это».
41 Я сказал: «О, нет, я не могу». Я сказал: «Вы помните, моя жена умерла, когда я был молодым проповедником, около двадцати четырех лет. Я похоронил ее и мою малютку. У нас остался только один малыш, и это был Билли. По ночам я ходил с его бутылочкой в кармане. У нас не было достаточно денег, чтобы разжечь огонь, и чтобы сохранять бутылочку теплой, я клал ее себе под голову. Вот почему он со мной сегодня. Я… я был ему и папой, и мамой, обоими. Это то, что я обещал моей жене, когда она умирала. И я сохранял его тельце теплым, а его бутылочку согревал собственным телом». И тогда ему было около десяти лет, я сказал: «У меня в Америке есть свой маленький мальчик. Я… я просто не могу идти смотреть на него. Я не видел Билли уже около трех месяцев, я просто не могу на него смотреть».
Но Нечто проговорило: «Иди посмотри».
42 Я подошел, его пальтишко лежало на его лице, они прикрыли его им. Ох, я повернулся, и начал уходить прочь. Я не знаю, поверите ли вы этому или нет. Это между вами и Богом. Нечто положило Свою руку на мое плечо, я подумал, что это был брат Моор.
Я сказал: «Что?» Но никого вокруг меня не было, а рука оставалась на моем плече. Я подумал: «Что это?» И Чья-то рука продолжала лежать на моем плече, я повернулся к ребенку. Я заметил, что ступни, все ножки были переломлены, его ступни торчали через большие старые полосатые черные носки. Это мне что-то напоминало.
Я сказал главному, который был шерифом города: «Может…» Они ждали, чтобы приехали отец и мать. Я подумал: «Ох, надо же, что будут думать папочка и мамочка, когда приедут и увидят этого малыша, лежащего здесь раздавленного?» Другой мальчишечка был жив, так что они поспешили отвезти его в больницу на машине.
Этот мальчик был мертв около тридцати минут. Они ждали его отца и мать прежде, чем похоронная служба увезет его.
Я сказал: «Могу ли я снова взглянуть на этого мальчика?» Они подняли его пальтишко, и я посмотрел на те карие закатившиеся глазки, те, как бы темно-коричневые волосы, штанишки, его ноги торчали из носков. Я посмотрел вокруг, там был склон, спускающийся с горы Куопио, вечнозеленые растения покрывали его в пределах видимости. Я оглянулся и подумал: «Это он».
О, брат, я возможно никогда не встречусь с вами больше, пока не придем во славу, но я хотел бы иметь силу в этом дне, чтобы объяснить и вам, что это за чувство. Все демоны ада не смогли бы остановить это. Это не то, что если ты веришь, или это или то, или другое, это уже сделано. Бог так сказал.
Я взглянул и сказал: «Это он». Я сказал: «Брат Моор, брат Линдсей, подойдите скорее». Я сказал: «Посмотрите последнюю страничку вашей Библии…»
«Что случилось, брат Бранхам?»
Я сказал: «Прочитайте на последней странице».
«ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, это должно произойти. Маленький мальчик восьми-десяти лет, его описание: будет лежать на месте, где скалы покрыты кедрами и вечнозелеными растениями».
«Что, - сказал, - что это, брат Бранхам?»
Я сказал: «Посмотри на ребенка. Посмотри на эти скалы».
Он сказал: «Это он?»
Я сказал: «Это он».
43 О-о, вот это да. О, Боже, забери церковь в таком состоянии! Позволь мне стоять в этом месте!
Я сказал: «Говори быстро, сестра Исааксон, переводи меня». Я сказал: «Если Господь Бог сказал в Америке два года назад, здесь это записано у тех братьев на листке Библии, посмотрите, если этот маленький мальчик не поднимется на свои ноги живым за пять минут, я покину Финляндию с надписью на спине: «Лжепророк»!
О, это так замечательно, когда ты знаешь, что Бог собирается сделать. Я собрал их, приклонил колени и сказал: «Господь Бог…» Если вы захотите узнать подробности об этом от мэра, я дам вам его адрес. Я сказал: «Господь Бог, на родине Ты проговорил об этом видении. И я знаю, что в Твоей великой предопределенной воле оно закончено. Так что, смерть, верни этому мальчику жизнь». И Бог, являющийся моим святым Судьей, перед этой Библией в этот день я свидетельствую, что дружочек вскочил на ноги такой нормальный, каким он был за час до того, как попал в аварию.
44 Тем вечером на собрании, вы даже не могли… У них там есть милиция, и я хочу вам кое-что сказать. Вы помните, что это было всего в двух милях от железного занавеса и, когда это все прошло через Россию, в тот день по радио, когда я приехал вечером, там за городским кварталом стояли коммунистические солдаты, стояли, отдавая тот русский салют, слезы катились по их щекам. Они сказали: «Мы примем такого Бога, который имеет силу».
Что произошло? [Пустое место на пленке. Ред.] Вы, протестанты и католики, возводите там, берете все свои деньги и вкладываете их в огромные здания, и производите что-либо не больше, чем остальной мир. «Знамения будут сопровождать тех, кто верит». Не удивительно, что холодные формальные церкви говорят против этого. Как я говорил прошлым вечером: «Это знамение будут злословить».
45 Тот вечер в собрании, я никогда не забуду. Могу ли я иметь еще около десяти минут? Мы приводили людей в очередь, там было большое множество… Вы обратили внимание в моей книге, множество костылей и палок, которые были… Вы не смогли бы сложить на эту платформу все то, что люди повыбрасывали. Пришлось вывезти несколько тысяч, чтобы можно было сложить ещё. И в тот вечер, когда я входил в здание, я шел очень медленно: два солдатика спереди, и два сзади, с клинками, держали вот так, чтобы держать людей подальше от тебя.
46 Когда я вошел в здание общежития для девочек, там была малютка... дверь закрыта, и я заглянул, и там стояла милая девочка в возрасте моей маленькой Ребекки сейчас, лет десять-двенадцать, одна нога (вы видите фотографию в моей книге), которая намного короче другой, и у нее была огромная скобка вокруг нее. У девочки был ремень, прикрепленный к носку ее ботинка, который проходил сверху, и поперек, и доходил до этой большой скобки здесь на спине, и этот ботинок подвешивался скобкой на каждой стороне. Она не могла двигать той ножкой, поэтому нога была оборудована скобкой, чтобы девочка могла вот так ходить. И каждый раз она должна была двигать, она должна была двигать плечиком, и поднимать ту ногу, и дергать ее, и затем она делала шаг. И ее нижние юбочки, ее платьица были оборваны, ее волосики были растрепаны, ее личико было бледным. И, когда она посмотрела на меня… им сказали не останавливать меня на улице. Я люблю маленьких детей.
47 Я ждал, пока брат Бакстер и служители придут после дневного служения, чтобы мне получить деньги и купить немного леденцов. У меня была целая цепочка детей, длиной в два квартала, которые меня преследовали, и я бросал им конфеты.
48 И здесь была она, она думала, что делает что-то неправильное. Она опустила свою головку, и у нее было два костыля, она взяла костыли и отставила их, затем она своими плечиками поднимала ногу и выталкивала ее, и таким образом шла. Я видел ее, она думала, что делает что-то неправильное, поэтому она опустила головку, как будто не замечая, что я проходил мимо. Нечто внутри стало двигаться.
49 Я взглянул на нее, и я не мог сказать и слова на финском языке, а сзади меня был солдат. Он побуждал меня двигаться вперед.
«Только минутку».
И ребенок поднял глаза, я сделал ей знак рукой вот так, я знал, что она хотела прийти туда. Конечно, она была калекой, она хотела сделать это на собрании. Я помахал ей, она посмотрела на меня, я кивнул ей: «Да».
И она оттолкнула свои костыли, она подняла свою ножку, сделала шаг, и снова посмотрела по-детски. Я просто ждал, ничего не говорил, пока она не подобралась поближе ко мне. Она подняла на меня взгляд тех бледно-голубых детских глаз. Я узнал позже, что она была сиротой войны, у нее не было ни отца, ни матери, никого. Она жила в палатке с какими-то людьми. Ее маму и папу убили русские. Эти старые грубоватые на вид скобки сделали для нее они. Я просто стоял и думал: «Что будет делать этот ребенок?» Я не мог с ней поговорить.
Она наклонилась и ухватилась за мое пальто. Она поцеловала мой карман. Подхватила свою юбочку и сказала: «Киитос», - что означает «спасибо».
50 Я подумал: «О-о, Боже!» Просто затем впереди себя я увидел ребенка без скобок, идущего пешком. Я подумал: «Ох, если бы мне только дать ей знать об этом».
Я сказал: «Дорогуша».
Она продолжала говорить «киитос», слезы катились по ее бледным щечкам. «Киитос, киитос».
Я сказал: «Сладенькая, - ох, Боже, я сказал, - Господь Бог… О, Боже, позволь мне сказать что-нибудь. Ты исцелена».
И как раз тогда пришли они, группа солдат: «Пойдемте дальше», они спели «Только верь», и я должен был пойти, протолкнули меня вперед, сквозь толпу.
51 И только в конце служения той ночью мой брат пришел ко мне и сказал: «Этого достаточно, этого достаточно. У тебя завтра вечером другое служение».
Я сказал: «О, посмотри, сколько карточек ты раздал?»
Они сказали: «Ох, они раздают кучу молитвенных карточек. Ты можешь использовать их завтра вечером». Никто не понимает английский язык.
Я сказал: «Просто вызовите еще немного». Я сказал: «Назовите мне из молитвенных карточек, с такого-то по такой-то номер». И по великому Божьему провидению она была в очереди следующей. Она пришла сюда.
Я сказал: «Сестра Исааксон, просто говори, что я говорю, только переводи».
Я сказал: «Дорогуша, ты маленькая девочка, которая встретила меня вчера вон там, в холле. Иисус Христос исцелил тебя. Иди туда и сядь, и пусть кто-нибудь из помощников снимет с тебя ту скобку».
В то время, как я вызвал другого, она пересекала платформу, обе ноги одинаковые, обе скобки над ее головой, во весь голос воздавая славу Богу. Тысячи финнов пали на свои лица и отдали свои жизни Господу Иисусу, холодные церковные члены стали рожденными заново христианами.
52 Что это такое? «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие. Эти знамения будут сопровождать тех, кто верит». Если Бог заинтересован в маленькой Финляндии, Он заинтересован в Америке. Он заинтересован в маленьком черном мальчике, желтом мальчике, коричневом мальчике. Он должен оставаться Богом. Почему мы не можем стряхнуть чопорность с нашей шеи? Почему мы не можем стряхнуть теологию, которой мы научены, что дни чудес прошли, и следовать тому, что сказал Христос?
Он сказал: «Да будет слово каждого человека – ложь, а Мое – Истина. На этой скале Я построю Мою церковь, и врата ада не одолеют ее». Так что вы… вы благословенны.
53 Я сказал: «Стою я на скале Христа,
В других основах лишь песок». Если я умру на поприще, я хочу идти со щитом в моей руке. Мне будет сорок девять лет на следующей неделе, я уже не ребенок. Я становлюсь стариком. Эти плечи, которые привыкли стоять под дождем, мускулы, которые привыкли быть тугими, становятся старыми и мягкими. Передо мной находится большое место, называемое смерть. Я знаю, что мое сердце все время бьется, я с каждым ударом ближе к тому месту. Когда-нибудь придет этот последний удар, и я пойду в то темное место, называемое смертью. Есть одна вещь, которую я хочу совершить: я не хочу пойти туда, как трус. Когда я узнаю, что пришел мой последний час, я хочу обернуться в одежду праведности, войти с той уверенностью в моем сердце, что я знаю Его в силе Его воскресения, что, когда Он призовет из мертвых, в тот великий день, я выйду из среды мертвых.
54 Друг мой, успокаивает ли в этот день тебя такая надежда? Не важно, к какой церкви ты принадлежишь, как много молитв ты произнес, как много свечек ты зажег, как много ты приветствовал Марию тем воплем, все это напрасно, если ты не знаешь Его в силе Его воскресения. Он живет! Он живет! Христос Иисус живет сегодня, Тот же самый вчера, сегодня, и вовеки. Давайте склоним головы.
55 Великий могущественный Иегова, Ты мне свидетель в том, о чем я свидетельствовал. Ты знаешь, что это истина, потому что Ты это исполнил. И Господь Бог, Кто воскресил Иисуса из мертвых, Ты можешь сейчас оживить здесь каждого неверующего к настоящей живой вере в Него. Многие люди сидят здесь, Господь, которые являются просто номинальными членами церкви, они принадлежат к разного рода церквям: пятидесятникам и назарянам, методистам и всяким разным деноминациям. И, о Боже, они никогда еще не пересекали эту линию. Некоторые не принимали Тебя вообще. Пусть Святой Дух будет свидетелем, что не я говорю эти слова, чтобы они не думали, что это лично от меня, потому что Ты свидетель, Господь, я грешник, один из рожденных не вовремя, для многих из этих седоголовых мужчин и женщин, сидящих здесь, которые проповедовали Евангелие, когда я был маленьким грешным мальчиком. Но, о Господь Бог, Ты даешь моим глазам привилегию видеть Твою Славу, и выразить ее тем, кто в ней нуждается.
56 Боже, даруй в этот день, чтобы Святой Дух встряхнул каждое сердце здесь, и принес им осознание нужды, которую они имеют. Христос, даруй это тем, кто этого желает, Отец. Услышь молитву Твоего слуги. Пусть утомленные сердца, которые вошли, и неверующие и сомневающиеся сердца выйдут счастливыми и ликующими.
Пока мы склонили головы. Все здесь, кто желает Его, не поднимите ли вы к Нему ваши руки? Скажите: «Господь Бог, будь милостив ко мне, сделай меня настоящим христианином». Бог благословит вас, это здорово. Все спускайтесь через этот средний проход. В проходе на другой стороне? О, да… множество рук. На балконе, все маленькие дети, десяти, пятнадцати лет, подростки с поднятыми руками. Слева. Хорошо, прямо здесь, справа, сколько с этой стороны, вознесите ваши руки, говоря: «Боже, будь милостив, сделай меня настоящим, подлинным служителем Христа. С этого дня я обещаю быть Твоим, Господь. Помоги мне сейчас, если я не могу идти на миссионерские поля, помоги мне положить… иметь… положи бремя на мое сердце, чтобы молиться за тех, кто на поприще». Это вменится вам в праведность. Благословит вас Бог. Благословит вас Бог повсюду. Это правильно.
57 Грешный друг, с поднятыми руками, проси милости, в этом зале есть для тебя источник.
Источник жизни Бог открыл
В Крови Христа святой;
И все, кого Христос омыл,
Нашли душе покой.

Разбойника в последний час
Спасла святая Кровь,
И я, у ног Христа склонясь,
Омылся от грехов.

О Агнец Божий, Кровь Твоя
Спасает до конца!
Лишь чрез нее войду и я
В Небесный дом Отца.

С тех пор как верой мог узреть
Поток святой Крови,
Доколе жив, я буду петь
О правде и любви.

Когда ж свой путь закончу я,
И тело ляжет в прах,
Как Ты нашел и спас меня,
Петь буду в небесах
58 Благословит Бог твое сердечко, сладенькая… девочка не больше двух лет машет своей ручкой, ее черненькие глазки смотрят вверх. Ох, надо же, если Бог может проговорить к ребеночку, как этот, что же тогда на счет жестоких холодных сердец грешников? Вы знаете, что происходит? Вы протащили свое сердце через такое множество тех журналов «Правдивая история», и такое множество старых штук, как Артур Годфри на радио и телевидении, что оно стало черным и мозолистым, так что Святой Дух даже не может ничего проговорить. Какое бесчестие. Этот маленький ребенок… Вы говорите, что она не знает, что делает.
Она может не знает, но Святой Дух знает. Не сказал ли Он: «Позвольте малым детям приходить ко Мне, и не запрещайте им, потому что таковых есть Царствие».
59 Перед тем, как мы принесем молитву, будут ли здесь чьи-то руки, кто никогда не возносил их, чтобы сказать: «Я верю, брат Бранхам, полному Евангелию. Я отдаю все-все свое Ему. Вот моя рука, Господь. Я не поднимаю ее к Твоему слуге – брату Бранхаму, я поднимаю ее к Тебе, Господь. Помести мое имя в Твою книгу в этот день, и позволь мне жить для Тебя с этого дня и далее». Кто-нибудь, кто не поднимал руку. Вы поднимете свою руку?
Благословит вас Бог. Благословит вас Бог, леди. Благословит вас Бог, девушка. Бог благословит вас, сэр, там сзади, вас, вас и вас, там, леди. На балконе, в глубине сзади, благословит вас Бог. Повсюду.
Все правильно теперь, это хорошо. Бог пребудет с вами. Я не грубый, я вас не ругаю… не думайте так, просто я ожидаю от Него, чтобы сказать что-либо. Здесь может быть один человек, который заслуживает выговора, и этому одному Святой Дух говорил… Вы знаете, осуждает ли вас сердце ваше.
60 Теперь, давайте помолимся за эти руки, около двадцати или тридцати, а может больше поднялось.
Дорогой Боже, они Твои. Если они на самом деле имели в виду это в своем сердце, тогда они рождены от Духа, прямо сейчас, ожидают принять Святого Духа. В эту минуту они Твои подданные: «Ибо никто не может прийти ко Мне, если только Отец Мой сначала не привлечет его. Всем, кто приходит, Я дам Вечную Жизнь, и воскрешу его в последний день».
Господь Бог, они Твои. Они… они – трофеи послания. Они – дары любви Отца Сыну. Как они могут погибнуть? Ты сказал: «Я даю им Жизнь Вечную, и они никогда не погибнут». Они Твои. Пусть они живут для Тебя, Господь. Пусть их, если они… Я знаю, что они найдут хорошую церковь, крестятся, будут там членами, и будут поклоняться с телом Христа, пока смерть не освободит их.
И однажды, Господь, когда мы спустимся к реке, и как я могу знать, что сейчас здесь нет мужчин и женщин, которые никогда не вернутся в свой дом на этой земле. Сердечный приступ или авария на дороге, какой-то пьяный водитель задавит их, мы не знаем, что принесет будущее, но мы знаем, Кто держит будущее.
61 Теперь, Господь, помести их имена в Твою книгу. Если я обрел благодать в Твоих глазах, помести их имена в Твою книгу, Господь. Я не смогу пожать им руки сейчас, возможно, никогда в жизни, но я сделаю это когда-нибудь, когда все закончится. По Твоей благодати я сделаю.
О, вложи миссионерский труд в разумы этих людей. Сколько мы обращаем и тащим из одной церкви в другую, и подумать о миллионах, умирающих сегодня, которые даже никогда не слышали Его драгоценного Имени. Открой врата в Африку, Господь, и в разные части страны. Положи бремя на сердца проповедников, чтобы поддержать и пойти, потому что время заканчивается. Даруй это, Отец. Сейчас они Твои. Я отдаю их Тебе.
62 Когда-нибудь, Господь, я тоже приду. Это может быть сегодня. Однажды, я закрою эту Библию в последний раз. Я осознаю это, Отец. Я помолюсь последней молитвой и, когда я приду к концу дороги, и почувствую прибой Иордана, ударивший мне в лицо, я хочу посмотреть назад, через каждый колючий куст и каждый холм, на который я поднялся, взять старый меч, и вложить его в ножны Вечности, снять шлем, положить его на берег и прокричать: «Отправь лодку жизни, Господь, в это утро я иду домой». Мое служение закончено. Позволь мне пойти в мире, Господь. Дай мне встретить миллионы моих друзей там, где время прекратится и будет всегда вечность.
Дни горячи, солнце садится, цивилизация умирает, Иисус грядет. О Боже, пробуди нас быстрее, подними и встряхни нас, ущипни наши души, чтобы проснуться, потому что сейчас позже, чем мы думаем. Исцели больных и страдающих, Господь. О Боже, пусть сегодня будет такой вечер, что среди нас не будет немощного. Даруй это. Благослови нас сейчас, так как мы расходимся для предстоящего собрания. Во Имя Господа Иисуса я молю. Аминь.
63 Просто займу на минуту больше вашего времени. Билли, ты попросил меня объявить, что ты собирался… с этого дня ты будешь выдавать молитвенные карточки, кому-то из них, или… Шесть тридцать? Шесть тридцать. Где Лео? Джин? Дайте им тоже несколько карточек, чтобы они могли их взять и раздать побыстрее. Хорошо. Шесть тридцать.
64 Заметьте, я размышлял в молитве. Сколько людей чувствуют себя хорошо? Поднимите руки, говоря: «О…» Давайте только раз споем:
Люблю Его (все), люблю Его,
Он прежде возлюбил,
И на Голгофе искупил
Спасение мне.
65 Прошу прощения, я заметил это только сейчас. Я увидел одного из моих братьев по плоти. Док, я зову его Док, Эдгар. Он и его жена сидят прямо… Подними руку, Док. Мой брат, мой собственный кровный брат, который там, он и его жена, и брат и сестра Вуд, Дэвид.
Вы помните, как я говорил прошлым вечером о мальчике, у которого была как бы скрученная нога, его отец был свидетелем Иеговы? Вы помните это? Мальчик стоит прямо сейчас здесь. Подними свою руку, Дэвид. Может ты просто пройдешься там, просто… Я не хочу делать из тебя шоу, Дэвид. Это то, что Бог сделал со скрученной ногой. Даже не касался Его, просто находился в собрании. Просто поднимись вот так, Дэвид. Это мальчик с ногой, которая была у него скручена. Поднимись сюда. Я… Ты красивый мальчик, мы все хотим видеть тебя. Я знаю, это… Это его мама там.
Какая это была нога, Дэвид? Он теперь не знает. Рад видеть тебя снова, Дэвид.
Нога этого мальчика была закручена под него. Господь Бог, исцелил его ногу, когда он сидел дальше, чем это здание сейчас.
66 Док? Ты самый красивый из Бранхамов. Поднимись сюда на минутку. Хорошо.
Брат Барнс, стоящий там сзади, тоже. Я помню… Сколькие получили эту фотографию Ангела Господня? Да. Его жена (пока Док подходит), или… Его жена была… Он была в больнице, умирал от рака. (Док, я рад видеть тебя, благословит тебя Бог.) Итак, они… Его жена была в больнице… Я полагаю, брат Невилл уже был представлен… Брат Невилл – пастор из скинии, сидит прямо тут. Ты был представлен, брат Невилл? Тогда взойди сюда на платформу.
Брат Невилл. Тут методистский пастор, который служит в моей баптистской церкви, но мы – методист и баптист, которые крещены Святым Духом. Этот парень из колледжа Ашбери. Ох, это здорово. Теперь, мы получили немного…
67 Сколько человек здесь из Джефферсонвилля? Есть там кто-то еще? Поднимите руку, повсюду в церкви. О, да… Я вижу брата Билера, другого проповедника там сзади, из Джефферсонвилля. Все… большая группа… Невозможно сегодня вечером поднять их сюда, чтобы всех представить.
Я хочу сказать о сестре Барнс. Она сейчас во славе. Маленький Бэнкс Вуд и я, оба мы из Кентукки, мы охотились на белок. Что-то вызвало меня из леса, это папа этого парня. Я подумал: «Что случилось? Нам надо было идти домой». Я сказал: «Я не знаю ради чего я иду, брат Бэнкс». Я пытался немного отдохнуть. Я сказал: «Я пойду в Селкиркс, чтобы купить немного патронов». И мы здорово умеем стрелять по мишеням, так что мы отправились туда. Я сказал: «Брат Бэнкс…» Он из Кентукки. Я сказал: «Ты поезжай за угол, а я пойду в Селкиркс, возьму патроны, и… встречу его, когда ты придешь, ты не сможешь остановиться на той улице».
Он поехал вокруг, и вокруг, и вокруг – не в то место. А я вышел оттуда. Я подумал: «Ладно, что же произошло? Где этот парень?» Примерно через тридцать минут, как я случайно отметил, он спустился по другому городскому кварталу, объехав улицу. «Ох, - подумал я, - этот парень вырос в Луисвилле. Почему он не знает, где находится?» Он проезжает мимо, видит, что Селкиркса там нет, и делает десять или пятнадцать кругов.
68 Так что я побежал вниз по улице, чтобы остановить его, и как только он появился, сестра Барнс… Брат Барнс, не поднимешь ли ты свою руку, чтобы они знали? Его жена… Он умирал от рака селезенки. Я полагаю, он был баптист, если я не ошибаюсь, из Кентукки. И был исцелен там, в том доме, и живет все эти годы. И он был в больнице с действительно серьезным случаем рака. Врач отказался от него. И его любимая дорогая жена сказала: «Господь Бог, я не знаю, где находится брат Бранхам». Она пошла, взяла фотографию, положила ее на пол и склонилась. И она сказала: «О, Ангел Божий, Чья фотография на этой бумаге, пошли брата Бранхама ко мне, побыстрее». Она поднялась и сказала: «Ох, мне нужно заплатить за коммунальные услуги». Она прошла несколько миль по городу. Заплатила за коммунальные услуги, и что-то повело ее за угол, а за углом был я. И как только она добралась до угла, я был на углу. Вот так вот. Она рассказала мне о брате Барнсе, и Господь Бог привел его из больницы. Вот он стоит сегодня здесь, после засвидетельствования. У Бога был брат Бэнкс, который крутился вокруг не той площади. Удерживал нас там, пока Бог не смог привести нас на место. Он отвечает на молитвы. Вы верите этому? Скажите Аминь. [Собрание говорит «Аминь» - Ред.] Он живет и правит. [Брат Бранхам говорит кому-то. Ред.] Есть что сказать?...
69 Я люблю эти старомодные песни, а вы? Давайте споем «Доколе свидимся». Хотите? Хорошо. Дай нам аккорд, сынок, если не трудно. «Доколе свидимся». Хорошо.
Бог с тобой, доколе свидимся,
Следуй в поле Божьим овцам,
Он тебе даст руководство,
Бог с тобой…
70 Не звучит ли это более похожим на Божье, чем множество кривляний, не так ли? Послушайте, пожмите сейчас кому-нибудь руку рядом с вами, впереди вас, сзади вас, с вашей стороны, теперь не покидайте ваши места. Мы еще не закончили, просто пожмите руки.
Доколе свидимся.
Все вы: методисты, баптисты сейчас, пятидесятники, пресвитериане, наверху, на балконе, пожмите руки.
Мы встретимся у ног Христа. (Доколе свидимся)
Доколе мы свидимся, доколе мы свидимся,
Бог с тобой, доколе свидимся. (Слава!)
Доколе (Теперь, поднимите вашу руку к Нему.)
Доколе (О, для меня это небесно!)
Мы свидимся у ног Христа (Возможно, до наступления ночи.)
Доколе мы свидимся, доколе мы свидимся,
Бог с тобой, доколе свидимся.
Теперь, когда мы склоняем головы, давайте напоем без слов. [Брат Бранхам и собрание напевают. – Ред.]
Доколе мы свидимся, доколе мы свидимся, доколе мы свидимся,
Бог с тобой, доколе свидимся.
Со склоненными головами. Я собираюсь просить нашего дорогого, возлюбленного пастора, брата Ормана Невилла из Скинии Бранхама в Джефферсонвилле, чтобы он распустил нас в молитве. Брат Невилл.

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

A Missionary Talk

1 [Brother Branham is speaking to someone while the congregation is singing 'Only Believe' but the words cannot be understood. Blank.spot.on.tape--Ed.]
Thank you. Oh, as I look at these little fellows standing here, mothers with their little darlings in their hand, fathers... I'm thinking of the time that I was preaching about, the other night, when Mary stood along the line with her little Christ child in her arms. She got that child from God. That's where you got yours too, was from God. He's just as interested in your child as He would be in any child, because it's part of His creation.
Now, in the Bible, we always try at our church to follow the rules and regulations of the Scripture, just as close as we can. Some people sprinkle the little children, or baptize--infant baptism. I never did find that in the Scripture. I don't believe it's Scripturally. The only place that we ever found in the Bible, where Jesus took the little fellows and blessed them, and said, "Suffer little children to come unto Me, and forbid them not, for such is the Kingdom." [Luke 18:16]
2 Now, it would take us quite a time to take each one individually. But you know, our hands doesn't mean so much after all; it's His hands that we want on them. Fathers and mothers, God has given you this precious little jewels that you hold in your arms. And you know, I trust that He will let you live to raise these babies. And if Jesus tarries, I trust that in your arms, you're holding little singers, and evangelists, and pastors, and preachers, and prophets, for the days to come. Who knows? God alone. Our duty is dedication.
These little babies, as you hold them in your arms, I want you to feel this in your heart, that you're presenting these little babies back to the Creator, Who gave them to you. God gave them to you, and they're precious. Now, you give them back to Him. With all your heart, thank the Lord.
3 Brother Sullivan here one of his... reason of his conversion (I don't know whether he ever told you or not) is because of a child dying with (What was it?) diphtheria. A father, back in Kentucky, when the early days of pentecost, Brother Sullivan was a judge in the city, and a father had taken his stand to trust God for healing for his baby.
And he's just a new convert, I believe, a bootlegger, a moonshiner or something, that just been converted. And the baby took diphtheria, which in them days was death. But the father said, "I'll trust God."
And so they come down into the city to get Judge here to sign a statement to go arrest that father and put him in jail, and take that baby by force to medical aid. So the judge started and said, "He ought to be throwed in jail."
So he grabbed his pen to sign the declaration, or the warrant, and when he did, the Holy Spirit moved on him, said, "Don't you sign that."
And he started again to sign it, said, "He thought he'd freeze."
Something said, "Don't sign it."
And the attorney said, "What's the matter, judge?"
Said, "I just don't believe I want to sign it today."
4 And he took it over to the squire, and the squire signed it. So some of his friends being in the city, run across the mountain and told the father of the child, "They're coming (the little child laying lifeless); they're coming, and they're going to arrest you, and throw you in jail, and take that baby to the hospital."
And this daddy walked in there, and got his dying baby, put it in its arms--his arms, held it up, and said, "God, You gave it to me, take it. 'Cause I'm just a newborn baby. If they come across here, there'll be a shooting, and I don't want to get mixed up in anything. You gave it to me; and I'm trusting You, take it. Now, You take its life. You gave it to me; You take it back."
And as he said that, the little baby turned over in the father's arms, said, "Daddy, let me down, I'm hungry."
And when they come, the authorities come to get the baby, or to get the father, said, "We're going to take you and take that child to the hospital."
Said, "Go out there in the yard; they're all playing ball and tell me which one had the diphtheria. Take the one that you think had the diphtheria. The judge has become a preacher.
5 That same God, Who could spare the life of that child, can bless the life of your child; he's in your arms now. Let's just hold him to God, and ask God to bless that child, and get His purpose out of his coming on earth. While we bow our heads, just a moment...
Now, mothers and fathers, in your own simple way, in your heart, and my simple way, let's dedicate these children to the Lord our God.
6 O God, our Father, these mothers and fathers, who's standing here with this little bit of love that You have given them, these little babies, some of them, little bald-headed, and some of them with long hair, and beautiful little girls. And they're all precious little jewels that has come to make the tie of the home tighter, little subjects of Your domain that You've granted unto these parents to raise. They're standing here before the altar of the Living God, and I pray Thee, Heavenly Father, that Your hand of mercy will rest upon each of them. As them, fathers and mothers, hold those little ones up to Thee, may the great hands, that's laid upon the heads of those little ones that come to Him, in the days gone by, may those hands, those scarred by nails, may they bless the life of each of these.
7 Thou has said in the Word, "You say to this mountain, be moved, believe what you say, is being done."
And as Your servant, Lord, and as these people Your servants, we say to the great Holy Spirit, "Take the lives of these little ones into Your hands. If there's sickness among them, take it away." And Lord, may they live such lives, if there is a tomorrow, that they'll be the men and women, who will pack the Gospel to the world, tomorrow. Grant it, Lord, hear our humble prayer as we dedicate them to Thee. In the Name of Thy Son, the Lord Jesus. Amen.
God bless each one of your little ones, give it long happy life. [Matthew 21:21], [Mark 11:23]
8 Tonight, being the closing service, I'm anticipating on a great climax in the healing services, tonight. I believe this will be one of our greatest nights.
And now, this afternoon, I thought in the stead of preaching to you, I would like to give you a--a missionary talk.
I think they've taken a--a offering this afternoon for foreign missions. I'm completely sold on foreign missions. I believe in it with all my heart.
9 Now, we do not know each other but just as brother and sister, and I thought this afternoon, as I was coming over, frankly, I was going to preach on a subject, "The Thirsting At The Waterbrook." But I... Something just changed my mind, and I thought I'd talk to you about missions, and what I know, just what we call a heart to heart talk with each other about foreign missions. Before we do this, let's just ask God to bless the reading of His Word now.
Lord God, this is Your Word; this is Your people. Now, bless It for it's intended purpose. For Thou has said, "It will not return to Me, void. It'll accomplish that which It was purposed for." In the Name of the Lord Jesus, we commit ourselves, with the Word, to Thee. Amen. [Isaiah 55:11]
10 One reason that the Word and missions is always right... I want to read it here, out of the Bible, the last commission that our Lord gave to His church, Mark, the 16th chapter, beginning at the 15th verse:
And He said unto them, Go ye into all the world, and preach the Gospel to every creature.
He that believeth and is baptized shall be saved; but He that believeth not shall be damned.
And these signs shall follow them that believe; In my name they shall cast out devils; they shall speak with new tongues;
If they shall take up serpents; and if they shall drink any deadly thing, it shall not hurt them; they shall lay their hands on the sick, and they shall recover.
So... after the Lord had spoken unto them, He was received up into heaven, and set at the right hand of God.
And they went forth, and preached every where, the Lord working with them... confirming the Word with signs following. Amen. [Mark 16:15-19]

This is one of the most outstanding missionary texts that could be taken. You know, in our Word, the first commission God, or Christ gave to His church was, "Heal the sick, cleanse the lepers, cast out devils, raise the dead, as freely as you have received, freely give." St. Matthew, the 10th chapter.
The last commission He gave to His church: "These signs shall follow them that believe. Go ye into Jerusalem, into all the world, and preach the Gospel to every creature, the white man, the black man, the brown man, the yellow man, the red man, to every creature." The Gospel is good news. "To every creature," how long was it to last? "Unto the end of the world. Go ye into all the world, and preach the Gospel." [Matthew 10:8]
11 Now what is the Gospel? The word, "Gospel," means "good news." The good news is the Bible, but the Bible is the letter. "The letter killeth, and the Spirit giveth life." So Paul said, "The Gospel come not through Word only, but through the power and the manifestation of the Holy Spirit."
Now notice, the only way that the Gospel could be preached then, would be to manifest the power of the Holy Spirit. Then what's the next quotation? "And (a conjunction) these signs shall follow them that believe." Not these signs may follow them, they ought to follow them, but they shall follow them that believe. Then strictly speaking, a man cannot qualify himself as a believer until this has happened.
No church can have the right of calling themselves a believing church until these signs has followed them. That's what Jesus said. What is it doing? It's making the Word manifest. [Mark 16:15-17]
12 Now notice, sometime ago there was a young boy, who he told his mama, he said, "Mother, I have a calling to the ministry."
And as any real mother would be, was very happy. And she said, "Oh, my son, if you are called to the ministry, I wish to do everything that I can to make it a success." So she begin to look through religious magazines, until she found the greatest name in the religious magazines that she could find of the best seminary, that she could send her young son to. That's the heart of a mother. Then when she did that, she washed over a washboard to send him to school.
13 So one day, she become very ill with the flu. It went from the flu into pneumonia, and both lungs became congested. And she sent a telegram to her preacher son some two thousand miles away, and said, "Stand by, if I'm not better by morning, the doctor says you must come home at once, if you wish to see your mother alive."
Way down in the city, they were having a little prayer meeting in a little store front, a little mission. And there, while they were in this little mission preaching, some of them got a revelation from the Lord that there was a sick woman. A lady come up, knocked on her door, and she said, "Madam, while we were in prayer meeting, the Holy Spirit told us that someone was sick up at this house. And I wonder if that be true, if you would care if our pastor would come, pray for you."
And she said, "Not at all, dear. The doctor says that he can do no more."
14 So they went and got the pastor and brought him up. He anointed the woman in oil, and read James 5:14. And anointed her with oil, and then he got through reading the Scripture of the anointing, he turned back to Mark 16, where I just read. And he read that to her, "These signs shall follow them that believe, if they lay their hands on the sick; they shall recover." And this--that faithful, little mission preacher laid his hands upon the woman, and commanded the disease to leave her body, because that God had give the commission. And the next morning, she was up cooking her breakfast. [Mark 16:17-18]
15 About a year later, her son came home. After greeting his lovely mother, and he said to mother, "There's been one thing that's been on my heart. I want to ask you something. When you sent me that telegram and told me that, 'Stand by,' that you were going to die with pneumonia, if you wasn't better the next morning, and I never heard from you for about a week, and I got a lovely letter that said that you were well. Tell me just what drug did the doctor give you?"
Said, "Why, he didn't give me any." Said...?... "He was going to put me under a oxygen tent, and when he come back the next morning, the Lord had healed me."
"Oh," he said, "Mother."
Said, "Yes," said, "Honey, you know down at--there by the corner of the alley, where that little mission is, the little Pentecostal mission?"
Said, "Yes."
Said, "They come up here with a story, and read to me out of the Bible, that--that people were supposed to pray for the sick and lay hands on them, and they'd get well." And said, "You know that pastor prayed for me, and the next morning I was completely healed."
And he said, "Now, look mother," he said, "That's awful nice." He said, "But that couldn't heal you." Said, "God doesn't heal any more, like that."
"Oh," she said, "Son, you're too late to tell me that. He's already done it."
And a... "Oh," he said, "Mother," said, "That--that was in the past day."
"Oh," she said, "Son, the pastor read me some Scripture out of the Bible."
Said, "Mother, did he read from Mark 16?"
Said, "Yes, that's where he read."
"Oh," he said, "I tell you, mother, down at the seminary, we learned that Mark 16, from the 9th verse on is not inspired."
The mother said, "Well, hallelujah."
"Oh," he said, "Mother, you're begin to act like that mission bunch." Said, "You--you shouldn't act like that."
She said, "Well, honey, I was just thinking of something." Said, "Do you mean to tell me that the Scripture from Mark 16 from the 9th verse on, is not inspired?"
Said, "That's right."
She said, "Well, glory to God."
Said, "Mother, what's the matter with you?"
Said, "I was just thinking, if God could heal me with uninspired Scripture, what could He do if that really was inspired?" [Mark 16:18]
16 Oh, it must be glorious. But it's all inspired. It's just we're afraid to put our faith out there to meet God's challenge. That's all. And in this, these signs shall follow them that believe, unto the end of the world, not just for apostles, but to the end of the world. And as long as there is a world, and a people to be preached to, these signs shall follow them that believe.
Not long ago, to a friend setting here, that's a friend of this man's, and his name is Perris Reedhead. May be in the building, this afternoon. He came to my house, and he wanted to ask me about this. If anyone knows him, probably many of you know Perris Reedhead. He's the president of the big Sudan Mission, one of the biggest missions in the world.
And he said, "Mr. Branham," he said, "I had a calling of God when I was just a little boy." Said, "My faithful, old mother put me through school," and said, "to make the best preacher that God could have." And said, "When I got my doctor's degree, I thought I'd find Christ." Said, "I didn't." Said, "When I got my bachelor's degree, I thought I'd find Christ." On and On. He said to, "Preacher, I've got enough degrees to plaster your wall." He said, "And where is Christ in all of it?" I said... Said, "Has the teacher's been wrong?"
I said, "I wouldn't want to say they were wrong. Them degrees are all right, but that still isn't Christ. It's just a degree." [Mark 16:17]
17 And he told me of a story of a Indian boy that was over here for his education. On his road back he met Mr. Reedhead, as he was going out. He said, "Now, you've got your education, son. You're on your road back to your homeland, to India, to become a worker." He said, "I understand that you're a Mohammedan."
He said, "I am."
He said, "Then why don't you forsake that old dead prophet, and take a living Jesus back with you, one that's raised from the dead?"
And this Indian boy was just a little smarter, than Brother Reedhead expected him to be. Said he kicked his foot on the ground a moment, and he said, 'Sir," (Listen now!) "What could your Jesus do for me, any more than my prophet can do?" He said, "They both wrote books; you call yours the Bible; we call ours the Koran. Both of them made promises, and we believe that promise." Said, "However, Mohammed only promised life after death. I believe it. Jesus promised life after death; you believe it." So he said, "What's the difference in them?"
18 Now, don't you never think because you can argue with the Methodist or Baptist, about their religion, or the Pentecostals, or Nazarenes, but you never hit that foreign field yonder. They know more about what they're talking about. Don't...
You don't think a witch doctor will challenge you? Just try it once. You'd better know what you're talking about too. They can do so many tricks and wonders, it'll make your head swim.
And this man said, "Well now, wait just a moment." Said, "Your prophet is dead and in the grave, but our Jesus has raised from the dead."
He said, "Mr. Reedhead, that's what you believe." He said, "But we don't believe it." He said, "We believe that your Jesus is just as dead as our prophet."
And he said, "But we have the evidence of His resurrection," Mr. Reedhead said.
He said, "Well, what is your evidence?"
He says, "He lives!"
Said, "Where's He at?"
He said, "In my heart."
And the Mohammedan said, "And Mohammed is in my heart, just as much as Jesus is in yours."
He said, "But you see, sir," said, "We have happiness and joy, by knowing it."
He said, "Now, just a moment, Mr. Reedhead. Mohammedan religion can produce just as much psychology as Christianity can."
Brother Reedhead said, "He knew that he hadn't met no overnight man. He knew what he was talking about."
He said, "And besides that, Mr. Reedhead, our Mohammed never promised one thing, but life after death. Your Jesus promised that your teachers would do the same signs that He did, and promised that if He resurrected from the dead, He'd be with you, living with you, doing the same things He did." Said, "We're waiting to see that happen. We'll believe He raised from the dead then."
19 They know more about it than ninety percent of the Christians in America does. See? When you go... That's why I took this afternoon for this. When you going to talk facts; it's not jumping up-and-down and running. Why, I've seen Mohammedans, at the feast of the prophets, take a lance and run it through their chin up through their nose, screaming, "Allah, Allah, Allah," and pull it back out, and not even drain a--not a drop of blood fall from it. I've seen them set on the floor, and swing back and forth, screaming, "Allah, Allah, Allah," and get up, and take splinters, and run them under their fingers, and pull them back out, and never even frown.
I've seen one in Switzerland, Zurich, Switzerland, get such a frantic worked up, until he took a sword, and put here, and run it through and come out the back. A doctor doubted it; he had challenged him to come to the platform; said, "The sword was hollow." Poured water in this end, it poured out the back of him. Pulled it out, laughed and walked away. Where it's at, your blood is in such a condition... such as psychology...
20 But he said, "Your Jesus said, 'He that believeth on Me, the works that I do, shall he also.'"
And Mr. Reedhead said, "You've probably been reading Mark 16?"
He said, "That's one place."
He said, "Well, Mark 16 is not all inspired."
He said, "What kind of a book are you reading?" Said, "All the Koran's inspired. And it makes me sick," he said, "to hear you people, call yourselves Christian, saying, 'This word means this, and that means this and... ' You don't even know what you do believe." Was he right or wrong? Sure he was. Said, "You don't... You take part of it; you just make it fit your own doctrine." A heathen, saying to a Christian. And he said, "When you, Christians get to a place, that we see Christ living in you, then we'll believe He raised from the dead."
Mr. Reedhead said, "I kicked the dust and changed the subject." What was it? A defeated Christian.
21 He said, "Brother Branham, I'm here today to ask this." He said, "I've seen the Pentecostals kick the seats out in the floor, break up the furniture," he said, "but have they got anything?" Reedhead was a Baptist as myself.
I said, "Yes, Brother Reedhead, they have."
He said, "Have they got the Holy Ghost?"
I said, "Yes, sir."
He said, "Well, we Baptists have too."
I said, "If you did, you got it after you believed, not when you believed." They believe you get it when you believe.
Paul said in Acts 19, "Have you received the Holy Ghost, since you believed?"
I said, "I can stand a little, wild fire and kicking furniture over, 'fore I could set in an old church, so cold till the spiritual thermometer go forty below zero. I'd rather have a little wild fire, than no fire at all." [Acts 19:2]
22 And we Baptists are only painting fire. What good would it do to tell a freezing man, "See, that big beautiful picture? That was a great fire that burnt two thousand years ago. Go, warm yourself by it."
Painted fire will not warm. What we need is an experience of the same Holy Ghost and fire, that warms the heart, and performs the Word, and does the things, because that same Spirit lives today in all of It's power, much as It ever had.
Where we've made a fatal mistake is not following this commission. "Go ye into all the world and preach the Gospel, or demonstrate the power of the Holy Ghost to every nation and every people." What have we done? We've went and built schools, organized people together, make them, "Well, they don't believe just like we do; don't associate with them. Don't go around their churches."
We've had great schools; we've tried to educate the people to it. You'll never come any closer to Christ by education. If anything, you'll go farther away from Him. I'm not saying this... I'm in a schoolhouse; I appreciate being here, and I'm not trying to use crutches to support my ignorance. But the greatest indebtiment that the Lord Jesus Christ has ever had on earth, wasn't bootleg joints, it was schools. That's a hard one to say, but search the history and find out if that isn't true. [Mark 16:15]
23 Captain Al Farrar, head of the FBI, called me into his place; he was a Baptist, and he said, "Brother Branham, I'm a Baptist, but I haven't got what you're talking about." We was down in his shooting gallery. He said, "I appreciate your talk. I make similar--the same remarks."
He took me into his office to show where every juvenile delinquent was in the United States. Where do we find them, the most delinquent? Where do the criminals come from? Not down in the poor people, but in the smart and educated. They think they know more than God. When you get to that place, your lost! God doesn't come from education; God comes from the--from accepting a principle; that's His Son, Christ Jesus, and being borned again.
The eternal Spirit of Life comes into the man, not by educating him, but by him accepting the Lord Jesus as his personal Saviour. But we've went and tried to educate the people to it. We've tried to shake it in them at the altar, us Holiness and Pentecostals. We've tried to baptize them in by different modes, by sprinkling, pouring, upside down, and Father, Son, and Holy Ghost, Jesus' Name, all these other different things. But it doesn't come that way; it's a personal experience to an individual to witness the power of the resurrection of God's Son, Jesus Christ, in your heart. That's exactly right. There's where we fail.
24 This Indian said to Morse Reedhead, or to Perris Reedhead, he said, "Sir, you've had two thousand years to prove that Jesus raised from the dead." And he said, "Two-thirds of the world has never heard His Name."
And here we argue, "Why, we're Presbyterian. We're Baptist. We're Pentecostal. We're Nazarene." Standing here arguing and them little black boys in Africa dying to hear the story, once any kind. Oh, it burns your heart.
A man can never go to the mission fields and return, and be the same man. When I went there, thought, "Well, I'll just go over here, see some of the animals, but when I seen the souls of men... Little black boys just as dirty, had never had a bath in their life, grab up an old piece of the meat, maggots all in it, just eat it just the same. And men were in their naked...
25 I want to say this with respect to you women and you men. But when those heathens came into the meeting by the tens of thousands times thousands, just as naked as they come into this world, nothing but a little cloth hanging in front of them, about six or eight inches square. There those ignorant women, didn't know which is right and left, and mud in their hair, and bones in their ears, and when they seen the power of the resurrection of Jesus, when those women walked away from there, young girls and old women, no one told them to put on clothes. They folded their arms like this to get out of the presence of men. And how can we, starchy, stiff-neck Americans, call ourselves Christians, and every year we take off more clothes. When a heathen receives Christ, he dresses up and puts on clothes. What's happened?
Young ladies standing there, just in the bloom of life, naked, they didn't know it. That was no more shame to them than looking at your hand. Young sixteen, eighteen, twenty year old girls, mothers with their babies, nursing... And not twenty feet from where I was setting, a mother give birth to a baby while I was talking. Another lady just helped it; she just picked the baby up and started nursing the baby, went on listening to me preach. And those young ladies standing there, fully formed and developed women, and when the Holy Spirit came, no sooner than He struck them, they covered themselves with their arms. The Holy Spirit brings a realization of nakedness.
26 And then, you people call yourself, even Pentecost, and you women, you ought to know better than strip yourself in these bathing suits, and little old shorts out here in the backyard; you ought to be ashamed of yourself. That's exactly right.
Civilization; she's swinging backward. And brethren and sister, I don't say that to--to be crude or rude, rather, I say that because it's the gospel truth. People there that's willing, and then we put our efforts here in the states. On the platform, that afternoon at Durban, where I'm to return again in a few days, by vision, and when there's people there's no way of giving out prayer cards.
Billy lost his coat and shoes and everything trying to give prayer cards, him and a couple of men. I said, "Just take the missionaries and give about four or five out of each tribe. There was fifteen different languages. Now, you can imagine to try to preach, when I'd say, "Jesus Christ, the Son of God," this one would go, "cluck...?... [Brother Branham makes sounds of another language--Ed.], that meant Jesus Christ the Son of God. Another make some kind of a whistle sound like a bird, that meant Jesus Christ the Son of God. The next interpreter, he'd maybe, make some kind of a warble with his throat or his tongue.
27 You know, I've heard people speaking in tongues in Pentecostal meetings, which I want you to know, I believe it. But the people has misused that gift (exactly); it's not been set in the right place. I believe every gift that God give is to the church, but we can't go haywire just on one. There's more. And I used to think, one sounded so much different from the other, how could it all be the same? But the Bible said, "That's not a sound, but what has a significance of some kind." I believed it when I heard that. All different kinds of chatters, and every one of it had a meaning to it. Every sound has a meaning to it. [I Corinthians 14:7, 10]
28 That day on the platform, many doctors was present. A hundred fifty, two hundred thousand people gathered in a race course. And the first one come up was a Mohammedan woman, and I said to her, "Why did you come to me, if you're a Mohammedan?" She had her red dot and pure blooded, and...
I said, "Why, did you come to me?"
She said, "I believe you could help me."
I said, "Why didn't you go to your priest?"
She said, "I believe you could help me."
"Oh," I said, "I don't know you. But if the Lord God, Who raised His Son from the dead..."
She said, "I believe in the Lord God." Sure she does; they're Ishmaelites, you know. She said, "I believe in Lord God Jehovah." But she said, "We are taught that Mohammed is His prophet."
I said, "Jesus is His Son, and Mohammed's in the grave, but Jesus is raised from the grave, and He promised the same work that He did, that we'd do also."
She said, "If that comes to pass (speaking through the interpreter), then I'll accept Jesus as my Saviour."
What is it? That's what our Lord was speaking of here. Go into all the world, and demonstrate the resurrection, the power of the Holy Ghost.
She said, "I'll believe that."
Said, "Your... Lady, your husband's a little fellow. He wears a black mustache. She was in a doctor's office, a Mohammedan doctor, last week he told you had a cyst on the womb.
She rattled it off, and the interpreter said, "That's every word the truth."
Thousands of Mohammedans stood up to look, and just in a few moments, she said, "Then I'll accept Jesus as my Saviour and Healer." [John 14:12], [Mark 16:15]
29 When I talked to missionaries, who had been in among the tribes for thirty years and talk about one precious soul they'd converted from Mohammedan to Christianity. Brother, you'll never do it by passing tracts. You'll have to follow God's instructions.
Here's an Afrikaans boy, setting right here, looking me in the face. What we call missionaries is a sickly sight. Go over there expecting to have a beaten path somewhere, what do you find? Living in the best hotels, and a air conditioned Cadillac, going out to a compound to pass them tracts. What we need is some Holy Ghost filled missionaries sent not from some church or denomination, but from heaven in the power of the Lord Jesus Christ. That's exactly right.
30 The next one come into the platform, was a young white woman. She could speak English; she was an Afrikaans. And It told her, said, "Lady," told her what her disease was, but said, "Make ready for death; you're not going to live but a little bit."
She said, "You mean that little tumor on my breast will kill me?"
I said, "I can't I say. I seen your funeral service just now, and THUS SAITH THE LORD, death is at hand."
She walked off the platform, went back, and was talking to her husband, and dropped dead, right there where she was setting. If I'd been a healer, I would have healed her, but there's only one Healer, that's God.
31 The next come, was a pitiful sight, a little black boy. He belonged to the Zulus. Now, I want to tell you, little children something, you little girls, you know how they get a drink of water? Look all around to see how many crocodiles is looking at them, and then reach down. While I was there, a crocodile got a little girl, just a little bloody water, down she went, and that was all. A little fellow was getting a drink, and a croc grabbed him by the foot, and he run out--he run back and took a stick to beat the crocodile off, and he run out on the bank, crocodile come again and caught the little fellow and took him back in the water, with only one leg pulled off of him. Took him back and buried him, till he got soft in the bank somewhere and then eat him.
Give one a little ice cream; he dropped it quickly, and he said, "It burnt me." That little black fellow has just as much right to eat, wear clothes, as my child or your child does. We rake off enough in our garbage cans to feed them.
No wonder, Communism is taking the country. It's the way we've treated them. That's exactly right. That's not half to India.
32 And the little fellow was hideously cross-eyed. That was the fourth case. He was hideously cross-eyed. And I said, "Now, to heal the little lad, I could not. But it'll be according to his own faith in God, that'll heal him. But now, his little life could not be hid."
Just then, the Holy Spirit come; I said, "This boy come out of a Christian home, because in his little hut with a thatched roof, I see the picture of my Lord hanging on the wall." I said, "His mother's a thin woman." The Zulus are great strong people. And I said, "His father is a young man, yet strong, but they're Christians." And away back, about city block, the mother and father stood up, as soon as the Zulu interpreter got it to them. That was true.
I said, "But now, to heal him I couldn't heal him." Notice, just as I looked, his little eyes was just as perfect as mine or yours. I looked again, and I said, "Anyone can see the little lad; he's been healed where he setting." I passed him off the platform.
33 I heard a big fuss back there at the back; there was a British doctor there. And Brother Bosworth and them, was trying to get him off the platform, said, "You can't go up there now, the brother's under the anointing."
He said, "But I want to speak to him."
I turned around, I said, "Doctor, what's the matter?" Brother Bosworth turned him loose, Brother Baxter.
Come up on the platform, he said, "I want to ask you something, Mr. Branham." He said, "I believe in God. I believe God's in these lilies," (And sisters, you talk about lilies; you ought to see them. Some of them are eighteen inches across, big calla lilies, yellow and white. The platform was decorated greatly with those big lilies.) He said, "There's a God of life in them lilies or it couldn't live." He said, "But Mr. Branham, what did you do to that child?"
I said, "I never done nothing. You were closer to him than I was. He hadn't been in ten feet of me yet."
Said, "Did you hypnotize that boy?"
I said, "Doctor, and the British Medical Society give you license to practice medicine, and know no more about hypnotism than that? If hypnotism will straighten that boy's eyes, then you all better practice hypnotism."
Said, "What did it do?" Brother Baxter caught him by the shoulder.
I said, "Just a minute."
He said, "Mr. Branham, I believe that there is a God, but if He's tangible enough to make that little boys eyes come open, I'd put Him on the platform."
"Why," I said, "He's in your hand now."
Said, "He was hideously cross-eyed there, and he's got his sight. Something happened between there and here." I--He said, "What was it?"
I said, "Between me and him stood the Holy Spirit, and the Holy Spirit made his eyes straight." He scratched his head. I said, "If you want to believe me, all right. If you don't, that's up to you." I started on.
He said, "Just a minute, Mr. Branham." There was a big mike attached to him... Way down to the race track... He walked up there; he said, "Then I accept that Jesus as my personal Saviour."
34 And when I met him in Johannesburg, about six weeks later, out on the course where thirty thousand people was--come out to say good-bye to me, that young doctor, threw his arms around me and said, "Brother Branham, God's give me a call to the mission field." And begin to speak in other tongues, while he got his arms around me, a British doctor (sure), speaking in tongues. He didn't know he was going to do it. He just put his arms around me.
And he said, "My, God, what's happened to me?"
I said, "Now, God's qualified you to go. Get going."
35 That afternoon, here come a boy. Billy Paul, my son, and them helped lead him to the platform with a chain around his neck, not even mentally right.
I said, "Look at that poor creature. If course, if I could help him, I'd do it. I can't do it. But his life cannot be hid, because the Angel of the Lord is here."
And when It begin to tell about his condition. I said, "Now, here, one thing is on his mind; he's worried about a brother. He's got a brother that was hurt by either a yellow goat or a dog. He was riding on it; it's crippled him in his leg; he's got two sticks under his arm; he walks with crutches." I said, "THUS SAITH THE LORD, I see his brother healed." And I heard a scream way down on a city block or more, and here come his brother, with the sticks over his head, screaming to the top of his voice, "God had healed him a city block away." That's the Gospel that Jesus was speaking of.
36 And I looked and I seen the man. I noticed again; I sort of prayed for him, passed him on through. I noticed something like a blue shadow above him. Kept watching it, after while I seen him standing there, his head back, standing straight (it's a disease that gets into their spine. Tommy, you know what they call that? Makes them kindly walk on their hands and feet.) And I--I didn't know if it crippled him up, and oh, it was terrible, standing there almost naked. But I seen just above him, that he was healed.
I said, "Lord God, this is the hour." I stopped a minute. I said, "How many of you people here, that will serve the Lord God, if He will give this man his right condition?" Far as you could see the hands was up, black, white, yellow, brown. And when we prayed for the boy, he couldn't understand me, thought I wanted him to do a dance like he does for the missionaries when they come in, you know, clowning, dancing. They all want to do a little war dance. And took him by the chain and lifted him up, and the God of heaven restored him back. He stood there, and the tears running off his cheeks and hitting on his black belly. Now only was he healed, but was in his right mind. And thirty thousand blanket heathens broke their idols on the ground, and accepted Jesus Christ as personal Saviour at one time.
Twenty or thirty years for one soul. The hour has come when God's sending His men into the fields. The hour has come when Christ is revealed.
37 I was on my road down--just one more little story here. It's on my heart to tell you. I was in a train, one night, going down to Houston, Texas. And in there, I saw a little boy (I mean Miami, Florida.), a little boy laying dead, where a lot of trees was wrapped together in rocks, and his funny looking haircut, great big brown eyes turned back. His feet was through his socks. A automobile was laying, wrecked on the side of the road, and he was dead. His little body was just one great big mass of broke up bones. I thought, "Who is that?" And the vision left me. I went on down. There may be people setting here. I explained it, told the people, "Get ready, write it in your books. Write it in the fly leaf of your Bible, and see if it comes to pass. Somewhere a child, about eight years old, got dark brown hair, brown eyes, funny haircut, little short pantywaist pants on." I said, "He's going to be killed." And I guess thirty or forty thousand Bibles was packing it." You might have read the article in "The Voice Of Healing."
38 How many knows that the case before I even say anything about it, raise your hand? Foretold before it happened, not after, but before it happened. And there, in that gate there, there's a little boy got drowned; they brought me out, they wo... The father wouldn't let the undertaker get him. I went out, and said "That's not the child, that's a well dressed child, real coal black headed, that isn't him.
Two years later way up in Sweden, Norway, Finland, I was coming down from Kuopio, that's up in the land of the midnight sun, we was having a meeting. Those little boys up there, no more than kids, right after the war, and their--they never shaved. Some of them little boys wasn't over fifteen years old, great big old long coats, and boots, the women all downtown, young women all gathered together and old men. The Russians had killed them all out in the war.
39 I preached in Hague, in the field. Not with shorts on, great big thick skirts, big boots, some of the finest people you've ever meet, them Finns, real loyal. And as I was standing up there, Brother Lindsay, all those, about thirty ministers was there, I said, "Something's fixing to happen. I can just feel it."
Said, "What is it, Brother Branham?"
I said, "I don't know; they begin to take pictures then."
He said, "Is it the Angel of the Lord here, can we get the picture?"
I said, "I don't know. But something's fixing to happen, bear me record."
40 Down the hill we come; we noticed something. Now, gasoline sells for about two dollars a gallon. At the meetings, where there'd be forty, fifty thousand people, there would probably be three or four cars. They all took caribou on sleds, walked, any way they could get there. But there laid about a 1925, '30 model Ford, or maybe a little later model than that, American made Ford wrecked, about five hundred people standing around, and two little boys had been coming from school holding each other's hand. And this car, about sixty miles per hour, whirled around the bend, and the little boys didn't know which way to go. One started one way, and one the other, the driver trying to dodge them, hit one little fellow under the chin with his bumper or his fender and threw him about thirty yards and smashed him against a tree. The other little boy rolled right over him like that, and the wheels kicked his little body about twenty feet across the road in a grass flat. The car run over the hill and wrecked. Brother Lindsay and them got out; they looked at it. They come back weeping. Sister Isaacson got out, my interpreter.
She come back weeping, said, "Brother Branham, you ought to go look at it."
41 I said, "Oh, no, I can't." I said, "You remember my wife died when I was just a young preacher about twenty-four years old. I buried her and my baby. We only had one little fellow left, and that was Billy. I walked around with his little bottle in my pocket at night. We didn't have enough money to get fire to keep his bottle warm, so I put it under my head. That's the reason he's with me today. I--I've been papa and mama, both, to him. That's what I promised her, when she was dying. And I kept his little body warm, and his little bottle by my own body." And then he was about ten years old, and I said, "I got my own little boy over in America. I--I just can't go look at him. I ain't seen Billy now for about three months; I just can't look at him."
And something said, "Go look."
42 I walked over, and had his little coat laying over his face, and they pulled it down. Oh, my, I turned around and started walking away. I don't know whether you're going to believe this or not. That's between you and God. Something put Their hand on my shoulder; I thought it was Brother Moore.
I said, "What, why, there's nobody around me, and the hand was still on my shoulder." I thought, "What is this?" And Someone's hand laying on my shoulder, and I turned to the child. I happened to notice that little foot, legs all broke up, his little foot running through his big old, ribbed black stockings. That looked familiar.
I said to the chief man, which was the mayor of the city, "Could..." They was waiting for the father and mother to come up. I thought, "Oh, my, what will that little papa and mama think when they come and see this baby laying here mashed up." The other little boy, he was alive, so they rushed him to the hospital in a car.
So this little boy had been dead about thirty minutes. They was waiting to get his father and mother before the undertaker moved him.
I said, "Can I look at that boy again?" They raised up his little coat, and I looked, them little brown eyes turned back, that kind of dark brown hair, little pantywaist, his feet through his socks. I looked around, there come a hill, coming down from Kuopio Mountain, evergreens, wrap locked, I looked back, and I thought, "That's him."
Oh, brother, I may never meet you people no more till glory, but I wished I had the strength, this afternoon, to explain to you what a feeling that is. All devils out of hell couldn't stop it. It's not, if you believe, or this, or that, or the other, it's already done. God said so.
I looked and I said, "That's him." I said, "Brother Moore, Brother Lindsay, come quickly." I said, "Get the flyleaf from your Bible...?..."
"What's the matter, Brother Branham?"
I said, "Read the flyleaf."
"THUS SAITH THE LORD, it shall come to pass, that a little boy, between eight and ten years old, his description, be laying on a place where rocks are wrapped together with cedars and evergreens."
"What," said, "what's that, Brother Branham?"
I said, "Look at the child. Look at there at the rocks."
He said, "Is that him?"
I said, "That's him."
43 Oh, my. Oh, God, get the church in that state. Let me stay in that place.
I said, "You speak right quick, Sister Isaac, interpret for me." I said, "If the Lord God in a land of America, two years ago, here it is wrote on these brothers' Bible leaf, see if that little boy isn't on his feet alive in five minutes, I'll leave Finland with a sign on my back, 'False Prophet.'"
Oh, it's such a wonderful thing when you know what God's going to to do. I had them to gather; I knelt down and said, "Lord God..." If you would like to get the details of this from the mayor, I'll give you his address. I said, "Lord God, in the homeland You did speak of this vision. And I know in Your great predestinated will, it's already finished. So death give back this boy's life." And God Who's my solemn Judge, before this Bible this afternoon, the little fellow jumped to his feet just as normal as he was, hour before he got hit."
44 That night, at the meeting, you couldn't even... They had the militia out there, and I want to tell you something. You remember, it was only two miles from the iron curtain, and when that went across all down through the--Russia, that afternoon, on the radio, when I come that night, there stood those Communist soldiers for a city block, standing there with that Russian salute, the tears running down their cheeks; they said, "We will receive a God like that, Who has power."
What's the matter? [Blank.spot.on.tape--Ed.] You Protestant and Catholics, run up there, and took all their money, and put it in great big buildings, and failed even to produce anything more than the rest of the world had. "These signs shall follow them that believe." No wonder the cold, formal church talks against it. As I said, last night, "It's a sign that will be evil spoken of." [Mark 16:17]
45 That night, in the meeting, I shall never forget. If I can have about ten minutes longer. We were bringing the people in the line; there were a great pile... You notice in my book, a pile of crutches and sticks, that were--you couldn't pile on this platform, that the people had throwed away. Have to drive out a few thousand so more come in. And as I started into the building, that night, I was walking real slowly, and two little soldiers, in front, and two in back, with their swords, holding out like this, keep the people away from you.
46 As I walked into the building, the girls' dormitory, there's a little thing--door closed, and I looked, and here's stood a sweet little girl, about the age of my little Rebekah now, about ten, twelve years old, one leg (you see the picture in my book) about that much shorter than the other, and she had a great big brace around her. She had a strap in the toe of her shoe that went over, and went across and hit this big brace back here, and this shoe was built up with a brace on each side. She couldn't move that little leg, so it had to be a complete brace, so she would go down like this. And every time she'd move, she'd have to take her little shoulder, and raise up that foot and shove it, and then make her step. And her little underskirts, her little dresses was ragged; her little hair was all chopped up, her little, baby-pale face. And when she looked at me, they'd been told not to stop me on the street. I love little kids.
47 I'd wait till Brother Baxter and them, all at the afternoon service, I'd get that old money out there and buy a little candy, and I'd have a string of kids two blocks long following me, throwing candy to them."
48 And here she was, and she thought she'd done something wrong. She ducked her little head, and she had two crutches, she'd take these crutches, and set them out, then her little shoulders, she lift up that leg and throw it out, and that's the way she walked. And I seen her; she thought she'd done wrong, so she ducked her little head down, as if to not notice me passing by. Something on the inside begin to move.
49 I looked at her, and the soldier behind me, I couldn't speak a word of Finn language. So he motioned to go on out. "Just a minute."
And the child looked up; I motioned to her like this. I knew she wanted to come over there. 'Course she was crippled; she's at the meeting to do so. I motioned to her; she looked at me. I nodded my head, "Yes."
And she put her little crutches out; she raised her little leg up; she made a step, and she looked again, childish like. I just waited, never said a thing till she got right up close to me. She looked up at me, and them little, bitty pale baby blue eyes. I found later she was a little Finnish war orphan; she didn't have mother or father, nobody. She's living in a tent with some people. Her mama and papa had been killed by the Russians. This old crude looking brace that they'd made her. I just stood and thought, "What will that child do?" I couldn't speak to her.
She reached down and got a hold of my coat. She kissed my pocket. Put her little skirt out like this, and said, "Kiitos," means "thank you."
50 I thought, "Oh, God." Just then in front of me, I saw the little child with them braces off, going walking. I thought, "Oh, if I could make her know it."
I said, "Sweetheart."
She kept saying, "Kiitos" the tears running down her little pale cheeks. "Kiitos, kiitos."
I said, "Honey." Oh, God," I said, "The Lord God has... Oh, God, let me speak something. You're healed."
And just then, they come, bunch of soldiers, "Come on, they done sung, 'Only Believe,'" and I had to go, pushed me on through.
51 And just at the close of the service, that night, my brother come to me and said, "That's enough, that's enough. You got another service tomorrow night."
I said, "Oh, look, how many cards did you give out?"
Said, "Oh, they give a bunch of cards; you can use them tomorrow night." No one could understand the English.
I said, "Just call a few more." And I said, "Give me from prayer card, so-and-so to so-and-so." And by God's great providence, she was the next one in the line. Here she come.
I said, "Sister Isaacson, just say what I say. Interpreting."
I said, "Sweetheart, you're the little girl that met me out yonder in the hall. Jesus Christ has healed you. Go over there, and set down, and let some of the ushers take that brace off of you."
While I called another, here she come across the platform, both legs the same, them braces over her head, screaming to the glory of God. Thousands of Finns fell on their face and give their life to the Lord Jesus, cold formal church members become borned again Christians.
52 What is it? "Go ye into all the world and preach the Gospel. These signs shall follow them that believe." If God's interested in a little Finn, He's interested in an American. He's interested in a little black boy, yellow boy, brown boy. He has to remain God. Why can't we get the starch from our neck? Why can't we get the theology that we've been taught that the days of miracles is past, and follow what Christ said?
He said, "Let every man's word be a lie, and Mine be the Truth. Upon this rock I'll build My church, and the gates of hell can't prevail against it." So you--your blessed. [Mark 16:15-17], [Romans 3:4], [Matthew 16:18]
53 I say, "On Christ the solid rock I'll stand; all other grounds is sinking sand." If I die in the field, I want to go with the shield in my hand. I'll be forty-nine years old next week, and I'm not no kid. I'm getting to be an old man. These shoulders that used to stand in the rain, the muscles that used to be tight, getting old and soft. There's a big place set before me called death. I know it. Every time my heart beats, I'm one beat closer to that place. Someday it'll take it's last beat, and I'll have to go into that dark place called death. Here's one thing I want to do: I don't want to go in as a coward. When I know my last hour has come, I want to wrap myself in the robe of His righteousness, going in with this, one assurance in my heart, that I know him in the power of His resurrection, that when He calls from the dead, I'll come out from among those who are dead at that great day.
54 My friend, does that hope rest in you this afternoon? No matter what church you belong to, how many prayers you've said, how many candles you've burnt, how many hail Marys that you've screamed, it's all in vain, unless you know Him in the power of His resurrection. He lives! He lives! Christ Jesus lives today, the same yesterday, today, and forever. Let us bow our heads. [Hebrews 13:8]
55 Great mighty and Jehovah, Thou bear me record of these things that I've testified. Thou knowest them to be the truth, because Thou did perform them. And Lord God, Who raised up Jesus from the dead, Thou can quicken every unbeliever in here, now, to a real live faith in Him. Many people are setting in here, Lord, who is just nominal church members; they belong to all different kinds of churches, the Pentecostals, and the Nazarenes, and the Methodist, and all different denominations. And O God, they've never crossed that line yet. Some has never accepted You at all, and may the Holy Spirit bear record, that I do not say these words to let them people think that any personal thing of myself, because Thou bear record, Lord, a sinner, one even borned out of season to many of these gray-headed men and women setting here, that preached the Gospel when I was a little sinner boy. But O Lord God, Thou has give the privilege of my eyes to see Your glory, and to have expressed it to those who are in need.
56 God, grant this afternoon, that the Holy Spirit will thrill every heart in here, and will bring to them a realization of the need that they have. Give to them, Christ, this afternoon, who desire it, Father. Hear the prayer of Your servant. May the weary hearts that come in, and the unbelieving and doubting hearts go out happy and rejoicing.
While we have our heads bowed. All, in here, who wants Him, would you raise your hand to Him? Say, "Lord God, be merciful to me; make me a real Christian." God bless you, that's good. All down through this middle aisle. The aisle over on the other side? Oh, yes...?... many hands. The balcony, all that young children up there, ten, fifteen teen-agers with their hands up. To the left. All right, over to the right here, how many's over in this way, put up your hands, saying, "God be merciful, make me a real genuine servant of Christ. From this day on, I promise to be Yours, Lord. Help me just now, if I can't go to the mission fields, help me to put a--have--put a burden on my heart to pray for those who are in the field." It'll be accounted to you for righteousness. God bless you. God bless you, all around. That's right.
57 Sinner friend, with your hand up, asking for mercy, there is room at the fountain for you.
For there is a fountain filled with blood
Drawn from Immanuel's veins;
When sinners plunge beneath the flood,
Lose all their guilty stains:
That dying thief rejoiced to see
That fountain in his day;
There may I, though vile as he,
Wash all my sins away:
Ever since, by faith, I saw that stream
Thy flowing wounds supplying,
Redeeming love has been my theme,
And shall be till I die:
Then in a nobler, sweeter song,
I'll sing Thy power to save,
When this poor lisping, stammering tongue
Lies silent in the grave:
58 God bless you little heart there, honey, a...?... girl no more than two years old, waving her little hands, her little black eyes looking up. Oh, my, if God can speak to a little baby like that, how about cruel, cold hearted, sinners? You know what's the matter? You've pulled your heart through so many of those "True Story" magazines, and so much old Arthur Godfrey stuff on the radio and television, till it's become so black and calloused, till the Holy Spirit can't even speak any more. What a disgrace. That little baby... You say, "She don't know what's she's doing."
She might not know, but the Holy Spirit knows. Did not He say, "Suffer little children to come unto Me, and forbid them not, for such is the Kingdom." [Luke 18:16]
59 Before we offer prayer, would there be some hands who have never put their hands up, would now say, "I believe Brother Branham, the whole Gospel; I surrender my all and my all to Him. Here's my hand, Lord. I'm not holding it to Your servant, Brother Branham, I'm holding it to You, Lord. You put my name on Your book, this afternoon, and let me live for You, from this day on." Some that hasn't put their hand up. Raise your hand, will you?
God bless you. God bless you, lady. God bless you, young girl. God bless you, back there, sir, you, you, and you, over there, lady. Up in the balcony there in the rear, God bless you. All around.
All right now, that's good. God be with you. I don't be rude; I don't scold you--don't mean to, I'm just waiting for Him to say something. There may be one person in here that deserves a scolding, and that's the one the Holy Spirit was speaking to...?... You know whether your heart condemns you.
60 Now, let us pray for these hands, some twenty or thirty, maybe more went up.
Dear God, they are Yours. If they really meant that from their heart, then they're borned of the Spirit, right now, waiting to receive the Holy Ghost. They are Your subjects at this minute, "For no man can come to Me, except My Father draws him first. All that comes, I'll give him Eternal Life, and raise him up at the last day."
Lord God, they're Yours. They're--they're trophies of the message. They're love gifts of the Father to the Son. How can they perish? You said, "I give unto them Eternal Life, and they shall never perish." They're Yours. Let them live for You, Lord. Let them, if they are... I know they will find a good church, there be baptized, put their membership, and there work for the body of Christ until death shall set them free.
And someday, Lord, when we come down to the river, and how do I know that there's not men and women setting right here now, will never return to their home in this earth. A heart attack, or wreck on the road, some drunken driver smash into them, we don't know what the future holds, but we know Who holds the future. [John 6:44]
61 Now, Lord, put their name on Your book. If I've found grace in Your sight, put their name on Your book, Lord. I won't be able to shake their hands, just now, maybe never in life, but I will someday when it's over. By Your grace, I will.
Oh, put missionary on the minds of these people. How we just proselyte and pull from one church to another, and think of the millions that are dying today, that's never even heard His precious Name. Open up the gates in Africa, Lord, and different parts of the country. Put burdens upon preacher's hearts to support, and to go, for the hours are closing. Grant it, Father. They're Yours now. I give them to Thee.
62 Someday, Lord, I got to come too. It may be today. But one day, I'm going to close this Bible its last time for me. I'm realizing that, Father. I'm going to pray my last prayer, and when I come down to the end of the road, and I feel the breakers of the Jordan hitting me in the face, I want to look back down through every briar patch, and every hill that I climbed, and take the old sword, and stick it in the sheaf of Eternity, take off the helmet, lay it down on the bank, and scream, "Shove off the lifeboat, Lord, I'm coming home this morning." My ministry's finished. Let me go in peace, Lord. May I meet my friends by the millions over there, where time is ceased and eternity is going forever.
The days are hot; the sun is setting; civilization is dying; Jesus is coming. O God, awaken us quickly, rise and shake ourself, not pinch our bodies, but pinch our souls to wake up, for it's later than we think. Heal the sick and the afflicted, Lord. O God, may tonight be such a night, that there won't be a feeble person in our midst. Grant it. Bless us now, as we get ready to adjourn for another meeting soon. In the Name of the Lord Jesus, I pray. Amen.
63 Just a moment more of your time. Billy, did you tell me to announce you was going--from this day, you'd give out the prayer cards, some of them, or... Six-thirty? Six-thirty. Where Leo? Gene? Give them some cards too, so they can get them and give them out right quick. All right. Six-thirty.
64 Notice, I was thinking in my prayer. How many feel real good? Just raise your hands, saying, "Oh..." Let's sing once:
I love Him (everybody), I love Him,
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.
65 Pardon this just now, I never noticed it till just now. I seen one of my brothers in flesh, Doc. I call him Doc, Edgar. He and his wife setting right... Raise up your hand, Doc. My brother, my own blood brother, that's there, him and his wife, and Brother and Sister Wood, David.
You remember me talking the other night about a boy that had had some kind of a twisted leg; his father was a Jehovah Witness? You remember that? The boy's standing right here now. Raise up your hand, David. Would you just walk out there, just...? I don't want to make a show of you, David. Here's what God does to a twisted leg. Not even touched Him, setting in a meeting. Just walk up this way, David. There's the boy with the leg that was twisted under him. Come up here. I--You're a good looking boy; we all want to see you. I know it's... That's his mother there.
Which leg was it, David? He don't know now. Glad to see you back, David. This boy's leg was twisted under him. The Lord God, setting way back farther than this building is now, healed his leg.
66 Doc? You're the better looking of the Branhams. Walk up here, just a minute. All right.
Brother Burns is standing back there too. I remember... How many's got that picture of the Angel of the Lord? Yes. His wife (while Doc's a coming), or... His wife was... He was in the hospital dying of cancer. (Doc, I'm glad to see you, God bless you.) And so they... His wife was in the hospital... I guess Brother Neville's already been introduced the... Bother Neville, the pastor from the Tabernacle, is standing right there. You been introduced, have you, Brother Neville? Bring yourself up here on the platform then.
Brother Neville. Here's a Methodist pastor, pastoring my Baptist church, but we're Methodist and Baptist who has the baptism of the Holy Ghost. This boy's from Asbury College. Oh, that's fine. Now, we got a lot...
67 How many's here from Jeffersonville? Is there any more around here? Raise up your hand, from around the church. Oh, yes...?... I see Brother Beeler, another preacher back there, from Jeffersonville. Al-great gang of... Can't get them up here tonight, introduce them all.
I want to say this about Sister Burns. She's in glory now. The little Banks Woods and I, both of us from Kentucky, we was squirrel hunting. Something called me from the woods; that's this boy's daddy. I thought, "What's the matter; we had to go home." I said, "I don't know what I'm home for, Brother Banks." I was trying to get a little rest. I said, "I'm going over to Selkirks to buy some shells." And we really can shoot targets, so we went around. I said, "Brother Banks..." He's from Kentucky. I said, You ride around the corner; I'll go in Selkirks and get the shells, and...?... come, you can't stop on that street."
He rode around and around and around there the wrong place. And I was standing out there; I thought, "Well, what's the matter? Where's that guy at?" In about thirty minutes, I happened to notice, he was way down another city block, going around the street. "Oh," I thought, "that guy was raised in Louisville. Why don't he know where he's at? He's passing right by, see Selkirks is not there, and he made ten or fifteen rounds."
68 So I run down the street to stop him, and just as he come around, Sister Burns... Brother Burns would you raise your hand there, so they know? His wife... He was dying with a cancer on the spleen. I believe he was a Baptist, if I'm not mistaken, from Kentucky, and was healed there at the house, and lived all of these years. And he was in the hospital with a real bad case of cancer. The doctor's had give him up.
And his lovely, sweet wife, she said, "Lord God, I don't know where Brother Branham is." She went and got that picture, and set it down on the floor, and knelt down. And she said, "Oh, Angel of God, Whose picture is on this paper, send Brother Branham to me, right quick." And she raised up, and she said, "Oh, I've got to pay my utility bill." She went down to the city, miles. She paid her utility bill, and something led her around the corner. And just as she got to the corner, I was at the corner. There it was. She told me about Brother Burns, and the Lord God brought him from the hospital. Here he stands today, after witnessing. God had Brother Banks going around and around the wrong square. Holding us there, until God could get us on the spot. He answers prayer. Do you believe it? Say, Amen. [Congregation says, Amen--Ed.] He still lives and reigns. [Brother Branham speaks to someone--Ed.] Got something to say?...?...
69 I love these old fashion songs, don't you? Let's sing, "Till We Meet." Will you do it? All right. Give us a chord, son, if you will. "Till We Meet." All right.
God be with you till we meet again,
By His counsels guide, uphold you,
With His sheep securely fold you;
God be with you...
70 Don't that sound more like God than a lot of carrying on, don't it? Listen now, shake hands with somebody by you now, front of you, back of you, to your side, now don't leave your seat. We ain't through yet, just shake hands.
Till we meet, till...
All you Methodist and Baptist now, Pentecostals, Presbyterians, up in the balcony, shake hands.
We meet at Jesus' feet; (Till we meet;)
Till we meet, till we meet,
God be with you till we meet again. (Slowly.)
Till we (Now, raise your hand to Him.), till we (Oh, that's heavenly to me.)
We meet at Jesus' (May be before night.)
Till we meet, till we meet,
God be with you till we meet again.
Now, when we bow our heads, let's hum it. [Brother Branham and congregation hums--Ed.]
(Till we meet;) Till we meet, till we meet,
God be with you till we meet again.

With our heads bowed now. I going to ask our dear, beloved pastor, Brother Orman Neville from the Branham Tabernacle in Jeffersonville, if he will dismiss us in prayer. Brother Neville.

НАВЕРХ