Человек, бегущий от присутствия Господа

Другие переводы этой проповеди: Муж, бегущий от Присутствия Господа - VGR
Дата: 65-0217 | Длительность: 1 час 33 минуты | Перевод: Вильнюс
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Человек, бегущий от присутствия Господа / A Man Running From The Presence Of The Lord

ЧЕЛОВЕК, БЕГУЩИЙ ОТ ПРИСУТСТВИЯ ГОСПОДА
В17.02.1965 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США

1 Склоним головы. Дорогой Боже, мы счастливы в этот день, что имеем такую привилегию, — ещё раз собраться вместе. И лишь Ты, Господь, знаешь, насколько наши сердца стремились к этому часу, чтобы вновь предстать здесь перед Твоим народом и донести это Послание, которое, как мы определённо чувствуем, является в этот час крайне необходимым и насущным. Теперь Ты предоставил нам эти несколько дней, и мы молим, дорогой Боже, чтобы Твоя милостивая рука пребывала на нас, и вела нас, и руководила нами. И даруй нам всё то, в чём мы нуждаемся, Господь, ибо наши сердца стремятся познать Тебя ещё лучше.

2 Мы видим обширную ниву, побелевшую, созревшую к жатве, и знаем, что зерно уже готово к великому времени молотьбы. Дорогой Боже, мы молим, чтобы Ты вскрыл и снял шелуху, обволакивающую нас; позволь нам сейчас полежать в Присутствии Сына в эти последующие несколько дней и созреть для Царствия Божьего.

Благослови каждую песню, которую будем петь. Благослови каждую молитву и ответь каждому, кто будет молиться, Господь. Спаси всех потерянных. Позови сбившихся с пути обратно в дом живого Бога и в общение.

Мы молим, Боже, чтобы Ты исцелил каждого больного человека, который приходит под наш кров. Даруй это, Господь. Пусть по окончании этих собраний среди нас не останется ни одного немощного человека.

5 И, дорогой Боже, затем — за самих себя: мы, утверждающие в этот час, что мы — Церковь, вызванные; за людей по всему миру, которые вышли из Вавилона и стали участниками этого чудесного общения в этот последний день, мы молим, Боже, чтобы Ты благословил наши сердца таким образом; мы воистину алчем, Господь, опустошившись от всех известных нам мирских вещей. Господь, мы свергли с себя всякое бремя, которому мы так легко поддаёмся, и теперь дай нам с терпением пройти это предлежащее нам поприще. Даруй это, Отец. И пусть к концу этого служения мы станем более дородными, более крепкими, лучшими Христианами, нежели мы были, когда вошли. Пусть Бог примет всю славу, ибо мы просим об этом во Имя Иисуса. Аминь.

6 Я считаю, что имею сегодня огромную привилегию, которой я дожидался определённое время. На днях я говорил жене, я сказал: “Я начинаю так нервничать, ожидая приезда в Скинию”. Я просто…У меня есть другие друзья, конечно, есть, по всему миру, но в этой Скинии есть что-то особенное.

В этой местности я был взят из праха, когда Бог дал мне жизнь здесь, на земле; и полагаю, если Он замедлит, меня похоронят где-то здесь. Когда Он придёт, Он найдёт меня где-то здесь.

Но, похоже, есть нечто такое, когда я начинаю думать о Джефферсонвилле. Недавно я так истосковался, я сказал жене, я говорю: “Я скучаю по дому и не знаю, отчего я так скучаю, разве только тамошние люди молятся за меня”. Я сказал: “Ну, я…Одно я знаю, что нужно сделать — вернуться и несколько дней проводить собрания; поискать, может, найдём нечто от Господа, может быть, Он хочет, чтобы мы что-то узнали”.

И великая, жизненно важная тема, которая нам сейчас предстоит, — это Брак и развод. А если есть вопрос, то должен быть и ответ. Не может быть вопроса, если нет ответа. Каким бы он ни был, должен быть ответ. И если воля Господа, я хочу попытаться на эту тему говорить в воскресенье утром.

8 А потом, завтра вечером, мне кажется, нам нужно быть здесь в…Как называется эта школа? [Брат Невилл говорит: “Парквью”.—Ред.] Зал в Парквью. Что, сэр? [“Неполная средняя школа Парквью”.] Неполная средняя школа Парквью. Кто из вас знает, где она? Ну, я думаю, что развесят указатели, не так ли, Брат Невилл? [“Да”.] Будет…Это, поднимаясь отсюда по дороге, где-то…около километра — и там будет указатель. Нужно свернуть с дороги. Это хорошее высокое здание. Там такие сиденья, что можно облокотиться и помечать то, что вы хотите записать, и…и так далее. И я уверен, что вам это больше понравится, чем такая теснота на собраниях здесь, в…в Скинии. Там будет предостаточно места, много места для стоянки.

9 Так вот, по-моему, они поставили небольшое условие, которое нам пришлось пообещать исполнять, а именно: приезжать на территорию где-то не раньше шести-тридцати. [Брат Невилл говорит: “Не раньше пяти-тридцати; должны быть там не раньше пяти-тридцати”.—Ред.] А в какое время…[“Двери открываются в шесть-тридцать”.] Мне кажется, было бы неплохо нам приезжать туда в шесть-тридцать.

Так вот, здесь в городе есть ещё один зал, который вмещает шесть тысяч. Если мы будем очень хорошо себя вести в этом — может, нам когда-нибудь разрешат снять тот, для большого собрания; может, когда-нибудь этим летом, когда я вернусь из-за границы.

10 Так что я думаю, мы сможем вместить до…Сколько там может поместиться? [Брат Невилл говорит: “Может поместиться около четырёх тысяч”.—Ред.] Четыре тысячи. Так что, видите, у нас будет предостаточно места, не будет никакой спешки. Так что, приходите в шесть-тридцать. И тогда все смогут приехать как раз вовремя, все вместе, и я уверен, что у вас…вы удобно рассядетесь на местах. И они расположены вот так с подъёмом, и…и есть место, где можно записывать и делать пометки, и так далее. И начало будет, если воля Господа…

11 Сейчас я думаю, что сегодня вечером, поскольку это вечернее молитвенное собрание в среду, у нас…Здание забито почти что до отказа, так что я думаю, наверное, нам лучше начать завтра вечером. Просто мы сняли его с той надеждой, что, может быть, если нас здесь будет столько, что будет переполнено, мы смогли бы перейти туда. Но мне кажется, что это…лучше всего будет перейти туда, как вы думаете, Брат Невилл, перейти туда завтра вечером? А кто из вас считает, что это хорошая идея? И тогда у вас будет предостаточно места. Он…он уже снят, за него заплатили братья из этой церкви. Нам это обошлось всего лишь в пятьдесят долларов за один вечер, а это очень-очень…Вот бы везде так было — разместить столько людей за пятьдесят долларов за вечер в совсем новом здании с прекрасной платформой. И…но мы…

12 Полагаю, что мы непременно будем собирать приношения. И не хотелось бы, чтобы эти люди сами заплатили за него, мы заплатим за…вернём им деньги. Но как только наши расходы и прочее возмещается, мы, конечно, прекращаем сбор приношений. Мы не…

Если с нами незнакомые, мы взяли себе за правило никогда не выпрашивать, не попрошайничать, не вытягивать из людей деньги. Мы пускаем тарелку для сбора пожертвований, и это просто…это религиозный обряд. Очень часто я даже пытался вообще не пускать тарелку для сбора, но ничего не получается. Понимаете? Потому что даяние — это часть нашей религии. Это часть наших обязанностей. Даже если это только десять центов, или сколько бы там ни было, или один цент, это тоже…

Помните, однажды Иисус увидел, как мимо проходила вдова, там, где богатые клали в сокровищницу множество своих богатств. И проходила эта вдова (может быть, с ней шли двое голодных детей) и отдала всё, что у неё было — три пенни. А Иисус спросил: “Кто заплатил больше всех?”

15 Так вот, если бы я стоял там, я бы сказал: “Не делай этого, сестра. Мы…мы, послушай, у нас предостаточно денег”. Но Он её не удерживал. Видите? Он…Он знал, что в будущем у Него есть нечто более великое для неё. Так что, видите, как-никак, у неё был дом во Славе, в который она направлялась. И Он её так и не удержал. Он дал ей положить эти три пенни, потому что ей просто захотелось это сделать. А чтобы такое сделать, ей нужно было захотеть: с детьми, и вдова, и всего три пенни на проживание. Ей…ей нужно было возжелать это сделать. Так что, видите, когда люди хотят давать, нужно дать им возможность это сделать.

16 Но я думаю, как такие будут стоять, а люди будут говорить: “Кто даст пятьдесят долларов? Кто даст двадцать долларов?” Я считаю, что это подкашивает ваш—ваш интеллектуальный уровень. Я—я думаю, если люди понимают, что для—для проведения собрания необходимы деньги…И я никогда не разрешал менеджерам делать такое. Я говорил: “Когда вам придётся это делать, тогда мне пора возвращаться в Скинию, чтобы нам не пришлось это сделать”. Но я…я считаю, что мы обязательно должны пустить тарелку для приношений для того, чтобы религиозное служение получилось полноценным.

Поэтому, наверное, каждый вечер будет пускаться тарелочка для приношений, скажут что-то наподобие: “А сейчас соберём приношения”. И пустят тарелку, и на этом…на этом всё.

18 И каждый вечер, если Господь позволит, я думаю, что Господь положил мне на сердце очень конкретное Послание для Церкви. Я несколько дней провёл в молитве. И я не буду в это углубляться, потому что недавно произошёл великий феномен, он был чрезвычайно великим. И я жду не дождусь рассказать вам о нём. Так вот, полагаю, что главная тема, по поводу которой, как сказал Билли, были почти все звонки, — это Брак и развод. А это великая…важная тема, и я не знал, как к ней подойти. И я взошёл наверх помолиться об этом, и Господь встретил меня. И я знаю, что я по…У меня этого нет, но Бог даровал мне — теперь я это имею. Бог дал мне правильный ответ, понимаете, да, и я…я знаю, что он истинный.

19 И…Так что, я ещё не совсем уверен, может быть, в воскресенье я попрошу наших сестёр, чтобы они просто добровольно пропустили это собрание, но я…я не знаю. Всё зависит от того, захотят ли замужние женщины прийти со своими мужьями. Должна быть высказана истина по поводу действительно жизненно важных вещей и как…И поэтому хотелось бы полностью изложить её, как ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, тогда это будет надёжно. Тогда точно будете знать, что есть Истина. И я верю, что Он это сделает.

20 И теперь…недавно я был в здешнем ресторане и ел, и…и Джерри и все они ожидают вас. Они говорили, сказали: “Ну, мы…” Один из ребят поднялся, сказал…этот парень сказал: “Эта неделя будет для меня довольно прибыльной, — сказал, — у них…Точнее, эти следующие две недели”. Сказал: “У них тут будет собрание, по баскетболу или что-то в этом роде”. Сказал, потом сказал: “Бранхам собирается там проводить собрания”. Он сказал: “Я уйму людей накормлю”. На ранчо, в одном из таких мест вверх по дороге. И они были…были очень добры.

И вы мне так дороги, ведь они действительно расхваливали и говорили о вас приятные вещи.

22 Однажды утром менеджер там, на ранчо, встретил меня. Я где-то в половину третьего приехал из Аризоны. И он сказал: “Ну что, Брат Бранхам, — сказал, — я слышал, что у тебя будут очередные собрания”. Сказал: “Я взял дополнительных помощников”, — сказал он. И сказал: “Я одно хочу сказать: эти люди, которые приезжают оттуда, — сказал, — они действительно замечательные люди”. Тогда за вас мне стало так приятно, понимаете.

Ведь, в конце концов, я считаю, что вы — как бы мои козлятки, и я—я…или, вернее, ребятки. Так что я…Слово козлятки относится к козлу, а вы не козлы. [Брат Бранхам и собрание смеются—Ред.] Вы — мои ягнята. Так лучше? Вы — Господни ягнята, которых Он дал мне кормить. И я надеюсь, что это—это…если Он позволит мне это делать. Мы продвигаемся всё дальше и дальше.

23 А насчёт этого Брака и развода, я хотел говорить на эту тему ещё с той поры Семи Печатей. Вы знаете, тай-…Все тайны должны были раскрыться в них, при открытии тех Семи Печатей, все тайны Библии. И сейчас я задумался, я уже старею, я—я считаю, что…Я подумал, что лучше, по крайней мере, записать это на плёнку, со мной может что-нибудь произойти, и тогда Церковь может быть озадачена: “Интересно, какое у него было мнение? Что бы он сказал?” И все эти темы, которые кажутся такими сложными, я думаю, что с помощью Господа я постараюсь изложить их вам. А потом—потом, если что-то произойдёт, и если вдруг я отойду до Его прихода, тогда у вас—у вас это будет записано на плёнку.

24 По-моему, у нас вышли новые книги. Я вижу Сестру Вейл, не знаю, здесь доктор или нет. Он здесь, Сестра Вейл? Он, вероятно, на собрании. Я его не вижу. Но…ах, да, в самом конце. И Брат Вейл написал книгу, и это…Мне показалось…по-моему, сегодня говорили, что две. Брат Вейл, это так, у тебя уже две? Две книги. Так вот, я не знаю, я…Как я понимаю, каждый человек получит по экземпляру. Так что я…Если вы…Так я понимаю. Я могу в этом ошибиться.

25 И притом были закончены Семь Периодов Церкви, (это так, Брат Вейл?) и сейчас в печати. И я знаю, что вы захотите их получить, потому что в них есть ответы на многие вопросы, которые были у вас в сердце. А затем, после этого, мы постараемся сделать, знаете, открытые Семь Печатей в виде книги, чтобы каждый смог прочитать в том виде, в каком—в каком желает…сможет понять и изучить это. Думаю, что когда это написано, если это…

26 Сначала мы перенесли это прямо с плёнки, как это было написано, точнее, высказано. Знаете, можно произнести проповедь — это одно, а написать книгу — это уже другое. Понимаете, например, я случайно коснусь определённой темы, например, если бы я сказал вам, вы бы поняли, я бы сказал: “Так вот, семя змея…”, понимаете.

Так вот, читатель этой книги, если так и напишешь, будет озадачен: “А что такое семя змея?” Понимаете? И было бы непонятно. Если она случайно попадёт в такое место, как Принстон, или куда-нибудь ещё, и они…они подумают, что мы безграмотные люди.

Так что я попросил Брата Вейла как-то мне в этом помочь и не уклоняться от мысли, и оформить грамматически. А я уверен, что моей грамматике они бы…Для них это уж точно было бы тайной. Так что…У Брата Вейла это здорово получается, так что он как…

27 Причём от этого, думаю, что наш драгоценный брат, должно быть, каким-то образом уловил особое вдохновение, и он сказал, что, как бы основываясь на них, он собирался написать пару своих книг. И так он написал одну под названием, по-моему “Пророк двадцатого века”, и ещё одну, кажется, “Лаодикийская Церковь” или что-то в этом роде.

И этим вечером Билли мне говорил, что сегодня прибыло, мне кажется, несколько тысяч экземпляров, кто-то привёз их из Техаса. Итак, они…они будут здесь. И я думаю, в любом случае об этом объявят. Думаю, они профинансированы. Я не уверен. А если профинансированы, то вам их раздадут бесплатно, понимаете. И мы надеемся, что вам они понравятся. И если понравятся, пожмите, там сзади, руку Брату Вейлу и скажите ему, насколько вы благодарны за это. Я сам ещё их не читал. Если я их прочитаю, моё мнение об этом может и измениться, так что, я постараюсь прочитать их на этой неделе, пока у меня есть возможность, если получится.

29 Так вот, раз сегодня среда…официально наши собрания начинаются завтра вечером. Но я думаю, что, находясь здесь, среди вас, я—я просто не смог бы оставаться там дома и…зная, что все вы здесь. Я…Точно как, знаете, как приезжает кто-то из ваших родственников, знаете, и вы бежите им навстречу до самого конца дорожки, знаете. И—и я подумал, что просто прибегу и скажу вам: “Добро пожаловать в Джефферсонвилл”. Итак, на прошлой неделе я где-то…

Нет, прошу прощения, около трёх недель назад я приехал домой. Я ездил, стараясь…Был на собраниях там, по всей Аризоне, и я вернулся, чтобы попытаться отдохнуть. И я поехал охотиться, и я…я убил рекордного льва штата Аризоны. Я гонялся за ним по лесу километров тридцать, пока не прикончил.

30 Но ведь подумать только, я никогда и не думал, когда был ещё парнишкой…(Просто покажу, как всё это происходит). Там Господь дал нам это местечко на те месяцы, которые мы там прожили, и школу для детей.

Я был мальчишкой. Полагаю, Джимми Пул сегодня вечером здесь, может быть, его папа здесь, Джим старший. Мы вместе ходили в школу, и помню, как я сидел там, маленький оборванец, а обувь — в баскетках, из которых пальцы торчали; одолжил у одного кусочек бумаги, а у другого — карандаш.

31 Я раньше писал стихи. И миссис Вудс сегодня днём попросила меня рассказать на плёнку про мой старый Форд и, знаете, совсем неплохо получилось. Она сказала: “Вам бы отослать это мистеру Форду”.

Я сказал: “По-моему, там слишком много правды”, про то, что в капоте грохочет, багажник скрипит, а вместо руля — кубик-рубик торчит. Но я…[Брат Бранхам и собрание смеются—Ред.] Это—это…Но я всегда говорил, что мне нужно было только насчитать четыре покрышки и хорошенько крутануть, чтобы он завёлся, а потом усесться в него. Я сказал: “Было здорово, когда я начинал на нём подниматься в горку, просто выжимал потихоньку, говоря: ‘Думаю, что смогу, думаю, что…смогу, думаю…что…смогу’. А потом начинал в обратную сторону, говоря: ‘Думал, что смогу, думал, что смогу’.” Понимаете?

Так и мы взбираемся на этот холм, как в “Путешествии пилигрима” [Книга Джона Буньяна, 1853 г.—Пер.]. Так что мы…

32 Я тогда написал небольшое стихотворение, что-то в таком роде. Там говорится…Только представьте, мне было всего лет двенадцать. И недавно, стоя там наверху, смотрел на тот каньон и представил, что этот лев будет находиться прямо здесь, в этой охотничьей комнате, и смотреть в окно, остеклённое окно. Я вспомнил об одном стихотвореньице. Возвратясь, я отыскал его, примерно в таком духе. Только подумайте, как Бог…

Вы верите, что Бог бывает во всевозможных вдохновениях? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Нужен Бог, чтобы написать песню. Вы верите, что песни от Бога? [“Аминь”.]

Иисус так сказал. Он сослался на Давида: “Разве вы не знаете, что сказал Давид в Псалмах? Вы знаете, разве…”

34 Взгляните на само распятие. Давид его воспевал в 21-ом Псалме: “Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты оставил Меня? Все кости Мои…они делают из Меня зрелище. Пронзили руки Мои и ноги Мои”. Вы знаете, и это была песня. Псалмы — это песни.

И в этом стихотворении, просто посмотрите, как оно сбылось. Сидя там, одолжив листок бумаги, ещё мальчишкой я написал:

Я скучаю, так сильно скучаю

По юго-западу там, вдалеке,

Где тени густо ложатся

На горном хребте.

Я вижу в засаде койота,

Кругом синеватая мгла.

Вой волка мне слышится тоже,

Где пасутся длиннорогих стада.

И где-то в глуби каньона

Я слышу рёв горного льва.

В тех далёких горах Каталины,

Где идёт Аризоны черта.

36 Сорок лет спустя я сижу прямо там, в том каньоне, и тот лев смотрит мне в лицо.

О Боже, где-то за рекою есть Страна, друзья. Она просто должна быть там. Понимаете? Уж слишком много о Ней сказано. Все эти вещи — не просто мифы, они…Они реальны. Это реальность. Я так рад быть сегодня вечером здесь, быть с этими людьми, с которыми я рассчитываю вечно жить Там, где больше не будет болезни, или смерти, или разлук. И тогда передвижение для нас ничего не будет значить.

37 Так вот, я считаю, что собрание не является полноценным без прочтения Слова и проведения небольшого…

Брат Невилл, я просто поднялся сюда. Это Билли сказал, что вы хотели, чтобы я говорил. Это так, Брат Невилл? [Брат Невилл говорит: “Аминь. Да. Безусловно”.—Ред.] Да, может, я слишком много себе позволяю, но мне…просто, я очень обрадовался. [“Аминь! Конечно!”]

Так вот, у кого есть песни и прочее, поговорите с Братом Невиллом о том, когда вы будете петь, и тогда просто споёте их вон там. И пусть подготовительное служение занимает только около получаса, и давайте сразу же углубляться в эти очень глубокие Послания, и смотреть, что для нас сделает Господь. И я просто надеюсь…

38 Я…я верю, что у нас есть Истина. Я удовлетворён этим. И я верю, что пшеница полностью…шелуха отлетает от неё, вы знаете. И, видите, может, я сделаю насчёт этого небольшое вступление завтра вечером, да, о том, как шелуха отслаивается от пшеницы. Но пшеница должна полежать в Присутствии Сына, чтобы созреть. Для этого, друг, мы здесь и находимся. Пребывайте в Присутствии Сына, пока наша здешняя группка людей, пока она не созреет во Христа настолько, что станет хлебом на Его столе. Вот чего я хочу от неё.

А теперь, прежде чем перейдём к Слову, после декламирования стихотворений и прочего, давайте вновь помолимся. Затем мы возьмёмся за отрывок.

40 Дорогой Иисус, помоги сегодня этими немногими словами нам, ожидающим от Тебя. И мы молим, чтобы Твоя благодать и милость пребывали с нами, Господь. И смягчи наши сердца, удали всю шелуху, терния, волчцы, пусть благословенный Божий солнечный свет ниспадёт на Слово, Господь. И пусть у нас будет такое великое собрание, что среди нас не останется ни одного неспасённого человека, все дети будут в Царствии Божьем. Не имеющие крещения Духом пусть получат Его, Отец. Пусть все великие тайны, которые нам надлежит познать в этом периоде, Господь, будут нам раскрыты, и мы ясно увидим простоту Бога, чтобы нам знать, как вести себя и поступать, исправляясь и подчиняя члены своего тела дисциплине Слова, чтобы знать, как жить в нынешнее время при приближении Господа Иисуса.

41 Когда я сейчас буду читать Слово Твоё, Господь, возможно, из-за неполного образования некоторые слова я смогу прочитать, а другие, возможно, произнесу неправильно. Но, Господь Бог, только Ты можешь извлечь из этого контекст. Только Ты способен это сделать. Человеку вообще невозможно это сделать — это в Твоих руках, Господь. Поэтому даруй нам каждый вечер нечто, сокрытое в Слове Твоём, чтобы мы стали лучшими Христианами и жили соответственно времени, в которое мы живём, как образец Христианства. Мы просим во Имя Господа Иисуса. Аминь.

42 Так вот, у многих из вас Библия при себе, я хочу, чтобы вы открыли Книгу Ионы. Это…Мы всегда так много говорим о том, что Иона — отступник и всё такое. Я всегда защищал Иону. Я не верю, что Иона был отступником. Я…я в это не верю. Я верю, что это просто…Просто иногда мы используем выражение, говорим: “Он как Иона”. Но если мы…Я уже говорил на эту тему с другой стороны, рассказывая, что я думаю об Ионе, о том, что произошло.

И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину:

“Встань и иди в Ниневию — город великий и вопияй против него [Синод. пер. “проповедуй в нём”—Пер.], ибо злодеяния его дошли до Меня”.

И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от присутствия Господня, [В син. пер. “от лица Господа”—Пер.] и пришёл в Иоппию и нашёл корабль, отправлявшийся в Фарсис, отдал плату за провоз и вошёл в него, чтобы плыть с ними в Фарсис от присутствия Господа.

Разве это не печальный конец? Человек, бегущий от Присутствия Господа — и такова моя тема.

44 Так вот, во-первых, хотелось бы поразмышлять вот о чём. Иона был…Я считаю, что причина, основная причина, почему он тогда решился на такой поступок, была в том, что Иона был евреем. И от него требовалось отправиться в языческий город, чтобы вопиять против него; он думал, что его не примут. Потому что язычники подумали бы: “Какое этому еврею до нас дело?” Но, понимаете, во-вторых — это даёт нам увидеть здесь нечто великое, что Бог — это не только Бог евреев, но Он также и Бог язычников. Он — Бог всех людей.

Просто Он избрал евреев. Евреи названы народом, избранным Богом. Они были избраны по определённой причине. А этой причиной было дать им закон, но они не смогли его соблюдать. И Он просто показал через тот народ, что закон невозможно соблюсти, и что Он — Бог праведности. И закон требовал праведности, но в законе не было благодати для избавления человека. Закон не мог понести наказания, но нужна была благодать, чтобы понести это наказание, которому подверг нас закон.

46 И вот здесь Иона, (как этот…один из меньших пророков Библии), был призван отправиться в этот город.

И здесь мы все находим образец самих себя. Каждый из нас всегда от чего-то убегает. Мы убегаем от неприятностей. Мы убегаем от ответственности. Мы—мы все склонны это делать. Мы…мы—мы более склонны убежать, нежели выстоять и не дрогнуть. Понимаете, мы просто…мы—мы оказываемся в бегах.

Иногда оказывается, что мы склонны убегать от работы. Нам не хочется…нам не хочется работать. Некоторые люди думают, что смогут прожить, не работая. Но, мне кажется, это Соломон сказал, что тут мы смогли бы найти ответ, понаблюдав за муравьём.

47 Знаете, муравьишка…говорят, что если один (любой) муравей будет не работать, а отлёживаться, то этому муравью зимой и есть будет нечего. Так что каждый должен работать.

Нам столько всего нужно делать, столько ответственности, которую мы не можем обойти. Каждый должен столкнуться с определённой ответственностью.

Когда вы…когда наступает время выбрать себе жену, чтобы жениться, или выбрать мужа, вы—вы должны взять на себя ответственность. И притом вы должны помнить…Может быть, вы строите дом — это красивый, прелестный дом. И потом, запомните — как замужняя женщина, вы должны помнить об ответственности воспитания детей. И надо помнить, что на тех красивеньких, гладеньких стенах везде будут грязные отпечатки пальчиков. Потом, вы несёте ответственность дать своим детям образование. На вас ответственность одевать и кормить.

50 Во всём есть ответственность. А когда мы сталкиваемся с ответственностью, то так легко уклониться от неё. И мы видим, что брак — это ответственность во всех отношениях.

Очень часто мы даже видим, (об этом тяжело говорить, но это правда), что очень часто служители уклоняются от ответственности стоять за истинное Слово Божье, когда сталкиваются с Ним лицом к лицу. Они уклоняются от этой ответственности. Когда мы, люди, сталкиваемся лицом к лицу с Истиной Слова Божьего, у нас…мы склонны уклоняться до последнего.

52 Я только что там поговорил со своим племянником. Он — католик, и он…И я крестил этого парня здесь в Имя Иисуса Христа несколько лет назад, и он связался с какой-то девчонкой и стал католиком. А я держал его мать за руку, когда она там умирала. Она сказала мне последние слова: “Позаботься о Мелвине”. И ему постоянно снились сны. Он просто не может…На прошлой неделе каждый…каждый день ему снились сны. Сказал: “Я захожу в вашу церковь, дядя Билл, и вы стоите там и проповедуете. Я выбегаю вперёд, чтобы начать исповедоваться. Я просыпаюсь”. Он сказал: “Я…я был неправ”.

Я сказал: “Мелвин, на такое тебе не нужно никакого истолкования. Твоё место там, где тебе надлежит быть”. Правильно. Видите?

53 Но чтобы принять на себя ответственность, иногда нам приходится вылезти из кожи вон. Как отец должен взять на себя ответственность давать ребёнку порку. Эти малыши…не хочется этого делать. Но как отец и мать, вы должны нести ответственность воспитания этого ребёнка, потому что в Библии сказано: “Пожалеешь розгу и испортишь своего сына”. И это до сих пор остаётся надёжным способом с точки зрения каждого психолога в мире. Это до сих пор остаётся Божьей Истиной. Если бы это практиковалось побольше, у нас не было бы такой преступности несовершеннолетних и остального, и испорченности, как сегодня у нас в мире. Но стародавнее золотое семейное правило уже давным-давно нарушено, и детям разрешают делать всё, что они захотят.

54 Но, как я сказал, даже служители — они сталкиваются с Истиной лицом к лицу, а потом уходят от Неё прочь. Понимаете, у них—у них просто…Похоже, что они…они, почему-то, не хотят принять это на себя.

Много раз ко мне подходили люди, говоря: “Я знаю, что это правда, Брат Бранхам, но если бы я так сделал, меня вышвырнули бы из церкви”. Ну и что из этого? Если не вышвырнут, то вас вышвырнут Там наверху. Так что откуда-то вас должны вышвырнуть, понимаете. Поэтому лучше сразу смириться с этим, вместо того чтобы убегать от этого и говорить: “Ну, я пойду вот туда. Я больше не вернусь”. Вернитесь, непременно, послушайте Этого подольше.

Исследуйте Писания. Иисус сказал: “Исследуйте Писания, ибо в Них вы думаете, что имеете Вечную Жизнь, а Они как раз свидетельствуют обо Мне”. Но мы видим, что люди не хотят с этим смиряться.

56 Входя в Присутствие Божье, люди видят, когда Бог дал обетование — а Бог обязан исполнить это обетование — и когда Он исполняет это обетование, тогда они боятся взять на себя ответственность идти в ногу с Посланием часа. Это видно везде.

Как насчёт вас, лютеране? Сколько лютеран боялось…людей боялось посмотреть в глаза Истине Лютера, когда он выступил с оправданием? Посмотрите, чего вам это стоило, может быть, вашей собственной жизни — смело выступить и исповедовать Иисуса Христа и…и стать лютеранином.

Посмотрите на себя, методисты, как было раньше — вас всех обзывали святыми трясунами. Думаю, вам это известно. И они попадали под воздействие Духа и дёргались туда-сюда. А люди говорили, что у них “конвульсии”. Мет-…Это, нет, это не пятидесятники — такими были методисты много лет тому назад. И они дёргались, тряслись и падали под воздействием силы Божьей. И им обливали лицо водой и обмахивали веерами, думали, что они потеряли сознание. Вот, и вас считали кучкой святых трясунов. Но вы должны были…вашим матерям и отцам надо было или принять Это, посмотрев прямо в лицо Истине и фактам, или же отвергнуть Её.

59 Как насчёт вас, пятидесятники, которые получили восстановление даров, когда пришло крещение Святым Духом с говорением на языках и дарами Духа, вернувшимися в церковь? Ведь методисты захотели вас вышвырнуть, и они так и сделали. Но вам пришлось смело перенести это. Вы должны были что-то сделать. [Брат Бранхам три раза постучал по кафедре—Ред.]

Что насчёт того, когда встал вопрос о крещении в Имя Иисуса Христа, и вы увидели, что это Истина? Вы должны решительно это принять, или что-то с этим сделать.

У вас есть ответственность, у каждого, и вы не должны уклоняться от таких вещей. Хорошо.

И когда вы видите сейчас, в этот день, что Слово Божье дало эти обетования обо всём, что происходит сейчас, и мы это видим, тогда на нас лежит ответственность или с готовностью принять Его, или уйти от Него прочь. Вы…Просто невозможно оставаться нейтральным. Нужно что-то с Ним сделать. Сказано…Необходимо сделать какой-то шаг.

Не сможешь войти в дверь этой церкви и выйти таким же человеком, каким ты зашёл. Ты или отдаляешься, или приближаешься к Богу, каждый раз, когда входишь или выходишь отсюда.

61 О-о, людям так легко уклониться от всего этого. И я хочу, чтобы мы размышляли об этом, когда начнём завтра вечером официальные служения; я хочу, чтобы вы заметили, что, когда с чем-то сталкиваешься, если вы…если по этому поводу есть вопрос. Если по этому поводу есть вопрос, значит, должен быть ответ.

Скажем, например, я сказал бы, что направляюсь на запад, и вы указали бы мне в эту сторону. Что ж, довольно скоро я проскочил бы мимо своей цели, и я слишком…Я пошёл на северо-запад. А что, если кто-нибудь укажет мне в эту сторону, а я пойду туда? Я снова пройду мимо цели — я пошёл на юго-запад. Пока существует вопрос: в какой стороне запад — где-то должен быть прямой ответ.

И когда мы сталкиваемся с этими вопросами об Истинах Библии, где-то должен быть правильный ответ. Верно. Должен быть.

63 И когда мы видим, как Нечто преподносится, я думаю, что вместо того, чтобы просто убегать, говоря: “А-ай, чепуха, я не смог бы поверить такому, как Это! Я не смог бы Этому поверить”. Почему бы вам не взять Библию, не присесть и не разобраться в Этом?! [Брат Бранхам четыре раза постучал по кафедре—Ред.] Изучите Это. Вы сейчас здесь, на собрании, просто вглядитесь в Это. Проверьте Это сами Словом. Проверяйте Слово по Слову. Только таким образом Оно будет говорить Истину. А Оно должно говорить Истину от Бытия до Откровений.

Христос — это откровение всей Библии. В Нём, во Христе, вся полнота, исполнение всех пророчеств Библии безоговорочно свершилось во Христе Иисусе, потому что Он был Богом, проявленным во плоти.

65 Так вот, однако, когда мы всё это обнаруживаем, когда мы, придя на собрание, непосредственно сталкиваемся и видим, как Сила Божья движется и совершает нечто, и творит сверхъестественные дела, и видим, что это совершается, и смотрим в Библию, и видим, что это обетовано на этот час, когда мы всё это видим, тогда мы сталкиваемся с ответственностью принять это, я отношу это к нам самим.

Так вот, многие люди одобряют, многие люди говорят, что это верно. Но от этого—от этого не будет…Вы ответственны не за это. Как я говорил, что, если бы…

Если бы я был молодым парнем и искал жену, чтобы стать женатым, и вот стояла бы девушка, которая соответствовала бы всем качествам, которые, по моему мнению, необходимо иметь настоящей женщине. Что касается моральных качеств — она королева; и милая, и…и с прекрасным характером, настоящая Христианка, полностью соответствует моему представлению, чтобы стать мне хорошей женой. Сколько бы я ни говорил, что она идеальна, что она именно то, что нужно, — она не принадлежит мне, пока я не приму её и ответственность за то, что она — моя жена.

68 То же самое и с Посланием. Можно говорить: “Оно верное, или такое, сякое или эдакое”. И говорить: “Я Его одобряю. Я верю, что это Истина”. Но вы должны принять Его, и Оно должно стать частью вас, а вы — частью Его. Нужно…Тогда Оно — ваше.

Когда вы женитесь на той женщине, которую вы избрали, тогда вы…вы одно.

Так же и вы со Христом. Когда вы видите, как Он проявился и стал реальным, тогда вы — часть Его, а Он — часть вас. И вместе вы — часть Послания.

О-о, сколько деноминационных кораблей у нас направляются в Фарсис для Ион нашего времени — девятьсот с чем-то кораблей, которые выбрали лёгкий маршрут. Не хотят смириться с фактом.

Иона не хотел смириться с тем фактом, что нужно отправиться к язычникам. Он не хотел нести туда такое жестокое Послание: “Через сорок дней вы погибнете, если не покаетесь”. Ему вообще не хотелось этого делать. И он подумал: “Эти язычники, трудно и сказать, что они со мной сделают”. Но он должен был принять это как есть. Понимаете? Однако, он сел на удобный корабль и отправился в Фарсис, спустился в трюм корабля и заснул, выбрал лёгкий маршрут.

71 Это лёгкий путь, это путь, популярный у людей. Легко выбрать такой путь, когда все тебя гладят по головке и говорят, что ты — хороший человек: “И это такой-то и такой”, и мир почитает тебя. Легко идти по общепринятому пути.

Но когда…когда нужно сделать что-то совсем другое, когда нужно стоять за своё убеждение об известной вам Истине — вот когда трудно, тогда и начинаются затруднения.

О-о, как мы часто пели эту старую песню:

Когда без бурь, ветра по морю плывём,

Легко доверяться Иегове во всём.

Но, о-о, пусть только задуют волны, пусть…пусть только задует ветер и запенятся волны, — тогда что будете делать?

73 Однажды мне говорили нечто похожее, что рассказывала одна леди. Ещё во времена лошадей и повозок…сказала, что, когда возвращалась из церкви, её понесла лошадь. Спросили: “А что ты делала?”

Сказала: “Я доверялась Господу, пока вожжи не порвались”. Хм-хм. Что ж, именно тогда и надо доверяться Господу, после каждой…после того как порвутся вожжи. А то вы доверяетесь вожжам, пока они не порвутся. Да.

Итак, мы обнаруживаем, что можно выбрать много лёгких путей, — кораблей, идущих в Фарсис, — ведь это легко, никакой ответственности. Просто к рукам всё плывёт, всё идёт как по маслу, вы всем нравитесь. И все, вы…Все с вами соглашаются; вы со всеми соглашаетесь. Да это же тряпка! Правильно. Да, куда толкнёшь, туда и шлёпнется! Да ведь любой…Мне неважно, кто вы и за что вы стоите…Вообще-то, порядочные, разумные люди станут вас больше ценить, если вы будете стоять за своё убеждение о том, что считаете правильным. Точно. Неважно…

76 Возьмём, к примеру, женщину: она может быть не совсем привлекательной, и какой бы она ни была, но пусть только эта женщина встанет за принципы женственности, пусть только она встанет, как леди — и если у мужчины есть хоть капля мужественности, он поддержит её. Безусловно. Мы дорожим тем, что имеет человек, если он верит, что это истина, и будет стоять за то, что, по его мнению, является правильным.

Не какой-нибудь размазня, сегодня слишком много именно таких Христиан — такие мягкотелые и всё такое, считают, что им нужно всего лишь присоединиться к церкви, зайти куда-нибудь, записаться в книжку или сделать какой-нибудь пустяк, попрыгать, поскакать, повосклицать или…или что-то в этом роде — и называют это Христианством.

Христианство — это каждодневная тяжёлая жизнь, жизнь для Бога в этом нынешнем мире. Это постоянное горение Огня и любви Божьей в сердце, что зажигает тебя и посылает тебя туда, к людям, и обращает их ко Христу. Ответственность.

78 Но легко идти тем путём, которым идёт мир. Легко плыть по течению.

Выйди туда, на речку, и сядь в лодку. Возьмись за вёсла и начни грести против течения: не очень быстро получится, и грести тяжело. Но как только отпустишь вёсла — смотри, как быстро станешь проплывать мимо деревьев, но посмотри, куда ты направляешься!

Когда всё протекает спокойно, запомни, ты направляешься к какому-то большому водопаду. Ты направляешься к водопаду, и не успеешь оглянуться, как полетишь с того водопада. Просто плывёшь вместе с миром, всё легко получается, — зачем тебе это надо? Никак нет! Но ты должен при-…взять на себя ответственность.

Так вот, вы верите Этому, и вы у-…Вы считаете, что это Истина.

И ответственность, данная нам Богом в этот день, — донести это Послание! И поскольку я старею и знаю, что мои дни сокращаются, я чувствую ответственность как никогда сильнее: поскорее донести Его! Мы должны это делать! Мы должны взяться за дело, куда бы мы ни направлялись, и говорить Послание; и…и говорить людям, что Иисус Христос грядёт, что Он — Бог и Он скоро придёт. В мире не…не осталось никакой надежды, кроме Пришествия Господа.

81 Смотрю туда, в конец, на тех друзей, которые были со мной там наверху, когда Ангел Господень…Эти ребята, сидящие здесь, по-моему, они нашли то место, где это произошло, там наверху. И вспомните, что Господь сказал в тот день Брату Вудсу. Он поднимался на холм. И…и он чуть не плакал из-за того, что его жена заболела. И Господь сказал: “Подними тот камень и подбрось его в воздух, и скажи: ‘ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ’.” Я так и сделал. И Брат Вудс сидит как свидетель.

И я сказал: “Брат Вудс, очень скоро ты увидишь, как нечто произойдёт”. И на следующий день, когда мы стояли там все вместе…А сегодня вечером многие из них стоят прямо здесь.

83 Там был один молодой проповедник, и он был…Я заметил…Я с ним встретился как раз за день до того. Он был в нашем лагере. Он приехал побыть с нами. И он мне сказал, он сказал: “Брат Бранхам, а вы видите видения, когда выезжаете на природу?”

Я сказал: “Да, сэр. Но я выезжаю сюда, чтобы отвлечься от этого, как бы немножко отдохнуть”. Он сказал…“Ну, — я сказал, — э-э, я…Конечно, Он показывает мне и здесь”. И я сказал: “Прямо за этим холмом, там явились семь Ангелов”.

Он сказал: “Да, я понимаю”. Сказал: “Я был одним из спонсоров ваших собраний в Калифорнии”.

Я сказал: “Я, конечно же, рад узнать об этом”.

85 И пока стоял там, как раз тогда я оглянулся и увидел, как один крупный врач вглядывается в его глаза, и я услышал его слова: “Тебе придётся лишиться этого глаза, потому что там аллергия. И я лечил его два года, но ты лишишься глаза”.

Я сказал: “Ты спросил меня об этом потому, что недавно твой врач сказал тебе, что ты лишишься этого глаза”.

И он сказал: “Это правда”, и он вот так оглянулся.

И я увидел, как его мать снимает один чулок и вытягивает ногу, а между пальцами свисают маленькие опухоли, и по всей ноге; и говорит: “Если увидишь Брата Бранхама, попроси его помолиться за это”.

И я сказал: “Твоя мать передала…вытянула вот так ногу и сказала, что у неё вокруг пальцев маленькие опухоли и вот так; и сказала: ‘Попроси Брата Бранхама помолиться’.”

Он сказал: “Брат Бранхам, это правда”.

87 Я оглянулся назад. Когда я оглянулся, я увидел, как он стоит там и смотрит на меня вот такими сияющими глазами.

Я встречал его этой осенью, у него зрение было лучше всех в лагере. Господь исцелил его и сделал его здоровым.

Пока я стоял там, Господь сказал, показал мне, что должно было произойти. “Суд обрушится на западное побережье”. И Он сказал: “Встань там, около того костра”.

89 А у меня в руке был совок, подхожу туда. И Брат Рой Роберсон, мы все здесь знаем его. Насколько я знаю, сейчас его здесь нет, он там, в Аризоне. Он здесь председатель попечителей, и я знал, что он ветеран. И нечто надвигалось. Было очень ясное, тихое утро, около десяти часов утра. И там вокруг были ребята, нас было десять или двенадцать, складывали палатки и снимали шкуру с кабанов, и так далее. Так что мы…Я подошёл, я сказал: “Рой, прячься скорее. Что-то должно произойти”. Больше ничего я не мог ему сказать. Но как только я туда подошёл…

И с небес сошёл вихрь Божий, и раздался как бы хлопок, потрясая холм, пронёсся с внутренней стороны той горы, аж избороздил её вокруг где-то полтора метра над моей головой, и посрезал там все верхушки деревьев, когда летели камни. Поднялся вверх и снова опустился с ещё одним сильным крещением, и обрушился на гору, и вот так раскидывал камни. Сделал так три раза, а потом поднялся вверх.

И Брат Бэнкс подошёл ко мне, сказав: “Это то, о чём ты говорил вчера?”

Я сказал: “Так точно, это именно то”. Видите?

90 И потом, два дня спустя Аляска там чуть не затонула. И по всему западному побережью были громы и толчки, и всякие происшествия. И однажды оно соскользнёт в океан. Это точно. Что это? Мы живём в час Пришествия Господа. [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре—Ред.]

И мы видим, как возникают “измы” и прочее, и всевозможные вещи; мы знаем, что этому должно быть правильное объяснение.

Сейчас люди в этой местности уходят в пещеры и так далее. “И 16-ого марта, — вы читали это в газете, — придёт Господь”. Вы знаете, что это не так.

Иисус сказал: “Никто не знает ни минуты, ни часа”.

92 Когда мы видим, как происходят все эти вещи и всё таким образом, как сейчас — где-то должно быть правильное объяснение. Должна быть Истина. Существует только один восток и один запад, но есть…Один юго-восток и северо-запад, или что-то такое. Однако где-то должно быть правильное разрешение этой проблемы. [Пробел на ленте—Ред.]

Уклоняешься от этого? Мы должны говорить людям, что мы живём в часы Пришествия Сына Божьего. Нам нужно…нужно бодрствовать, и Бог…быть всё время в движении, быть готовыми дать человеку правильный ответ.

94 Так всегда было. В человеке заложено уклоняться и уходить прочь от Бога со времён Адама в Эдемском саду. Когда Адам был в Эдемском саду, когда он столкнулся с ответственностью сделать выбор — останется ли он с Богом или пойдёт со своей женой? [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Он должен был сделать эту от-…сделать этот…ответственность лежала на нём. Он должен был принять либо то, что сказала его жена, либо то, что сказал Бог. И когда он решил пойти путём своей жены, и когда он это сделал, тогда он утратил своё первоначальное состояние. И сделал весь мир подвластным смерти, когда ему пришлось взять на себя ответственность, или же принять новый свет, найденный его женой, который полностью противоречил.

О Боже! Только подумайте. Бог сказал им соблюдать всего лишь восемь или десять Слов. “Но от того дерева не ешь”. Вот и всё, что им надо было соблюдать. И даже при таком количестве Слова, они Его нарушили.

Тогда Адаму надо было решиться: “Сделать…сделать ли мне так, как сказала сделать моя жена, или сделать то, что сказал Бог?” И он вышел вон с открытыми глазами. Он должен был взять на себя ответственность. От этого всё человечество стало подвержено смерти.

95 Затем пришёл другой Адам, Которым был Христос, такого, как Он, никогда не было! Ещё скажите, что Он не был Богом?! Его уникальность доказывала, что Он был Богом. Ни одно создание не жило так, как Он. Он жил в мире Сам по Себе. Он родился за пределами сферы естественного…?…Аллилуйя! Он был Самим Творцом, ставшим плотью.

Кто смог бы устоять там, где Он устоял? Кто говорил подобно Ему? Кто смог бы сказать всё то, что Он сказал? Кто смог бы сделать всё то, что Он сделал? Его уникальность доказала, что Он был Богом. Никакой пророк и ничто другое не было способно сделать того, что Он сделал. Кто смог бы вызвать мёртвого из могилы, и кто смог бы затворить небо и сделать всё, что Ему было угодно? Он был Богом. Кто смог бы встать на Его место? Кто? Кем же Он мог быть, как не тем совершенным, бессмертным Богом, ставшим плотью и обитавшим среди нас!

96 С Ним ничто не сравнится. Он жил в мире Сам по Себе. Никто ещё не говорил так, как Он. Когда Он только открывал Свои уста, в этом было что-то особенное, было отличие от всех остальных. Кто-то сказал, что Он был просто обыкновенным человеком, — я это категорически отрицаю. Он был Богом. Вот Кем Он был. Ибо ещё никто не говорил так, как Он; никто и не смог бы говорить так, как Он, потому что Он был Самим живым Словом, ставшим плотью, проявлением полноты Бога.

Я согласен с тем, что у тех пророков было своё послание. У них оно было тогда, у них оно есть и сейчас. Но там была проявлена полнота Божества телесно. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Он был уникальной Личностью, и именно Он должен был справиться с этой проблемой. При всей Своей великой силе, которая у Него была, Он, безусловно, смог бы стать царём мира. Он им и будет, а для Его святых Он Царь уже сейчас.

98 Он стоял там. Что за Человек — был нищим, негде было преклонить голову, а знал даже, где рыбка проглотила монету. Кто? Какой человек смог бы взять воду в тех больших кувшинах и превратить её в вино и не иметь места, где преклонить голову? Он должен был с готовностью нести ответственность, которая была отдана в Его руки. Кто из людей смог бы поднять из могилы человека, который умер четыре дня назад и сгнил?

Разве Он не мог спасти Самого Себя? Конечно же, мог, но если бы Он это сделал, Он не спас бы нас. Он должен был понести ответственность, и из-за Своего послушания Слову…А Адам не послушался и избрал кротчайший путь, дорогу в Фарсис. Но Иисус избрал путь в Ниневию, к язычникам, чтобы взять Себе Невесту. Я сегодня рад, что Он это сделал. И мы должны смотреть в лицо фактам, что мы принадлежим Ему, и убрать мир прочь. Аминь!

99 Каждый человек, которому приходилось сталкиваться с этим, несёт ответственность перед Богом. Просто возьмём, к примеру, Ноя. У него…Ной, Моисей, Илия и все остальные — в каждом веке — должны были брать на себя ответственность. И им приходилось это делать, но по этой причине они и были посланы в тот час.

Посмотрите на Ноя в его научном веке, ведь он должен был принять то, что было вопреки всякой науке. Ещё бы, не было никакой причины, почему это не могло быть ненаучным…Вернее, понимаете, это…это было вопреки науке. Ведь говорили, что с неба пойдёт дождь. Тогда дождь с небес ещё никогда не шёл. Так вот, он должен был принять это как есть. Бог сказал, что будет дождь. И тогда он…

101 Значит, вера без дел мертва; если вы говорите: “Я в это верю” и не совершаете никаких действий…Точно как с Посланием, если вы говорите: “Я верю в него”, и не совершаете никаких действий, то что с этого толку? Понимаете? Ной начал работать молотком и построил ковчег в подтверждение того, о чём он говорил. Вот что и нам нужно делать. Мы должны взяться за работу и доказать свою веру делами. Наши дела доказывают нашу веру.

Моисей должен был это делать, и Илия должен был это делать. Каждый пророк в свою эпоху должен был встать и принять на себя эту ответственность. Но многие из них поступали не так, как Иона. Он убегал, а они не убегали.

103 Заметьте: “Вопияй против него”. О-о, вот это да! Вот, пожалуйста. Такова тема: “Вопияй против него”. Вот это настоящая проверка.

Просто пойти туда и сказать тем ребятам: “Послушайте, ребята, я пришёл присоединиться к вам. Знаете, думаю, скажу я вам, что сделаю. У меня тут просто есть небольшое дельце, которое, мне кажется, я смогу сделать…собрать всех нас вместе и сделать одно, другое и третье”.

Но было сказано: “Вопияй против него”, когда нужно вопиять против чего-то. Так вот, он должен был вопиять против всего, что там было: вопиять против города, вопиять против их работы, вопиять против их церкви, вопиять против их пророков, вопиять против их служителей, вопиять против их священников. “Вопияй против него, против всего! Вопияй против него!”

104 Ной вопиял против своего века. Безусловно, вопиял, против церквей своего времени.

Моисей уж точно вопиял против своего…своего века: людей, священников и прочих. Он вопиял по всей пустыне. И на каждом распутье он вопиял, постоянно вопиял к людям.

Илия был очень непопулярным в своё время, потому что он вопиял против того века. Конечно, вопиял.

Иоанн Креститель был очень непопулярным в своё время. Он вопиял против своего века. Он сказал царю, властителю той земли; он ска-…тот—тот вступил в брак с женой своего брата. Однажды утром и ему пришлось проповедовать о браке и разводе. Так что он вопиял против этого, он сказал: “Не должно тебе иметь её”. Позже это стоило ему головы, но он вопиял и исполнял свои обязанности.

Он не садился на корабль в Фарсис, говоря: “Что ж, я согласен с тобой, Ирод. Всё в порядке. Если ты считаешь, что она — хорошая женщина, будет тебе хорошей женой, то пожалуйста”. О-о, Боже мой. Это же тряпка, видите, да, просто всякая мелочь…Этим только грязные тарелки чистить.

106 Но, обратите внимание, Иоанн не был таким. Он смело взялся за дело. Он сказал: “Не должно тебе иметь её”. Да, господа. И он выступил против этого.

Они вовсе не убегали. Иоанн не убегал. Они стояли и смотрели в лицо фактам. Однажды Моисей попытался убежать, как Иона, но Бог вернул его назад. Многие из них пытались увернуться от этого, они начинали…

Но, смотрите, если Бог призвал вас, и вы уверены, что Бог в этом Послании, то ничто не заставит вас повернуть назад. Иону не повернуло. Нет, господа.

Амос в древности воскликнул, сказав: “Лев начал рыкать, — кто не содрогнётся? И Бог сказал, — кто не будет пророчествовать?” Кто не станет пророчествовать, когда видишь, как Бог говорит и сказал, что нечто произойдёт, и это сбывается?

109 Лев рыкает — все пугаются, так точно; вам бы хоть раз послушать рыкание льва в джунглях. От этих ручных львов там, в клетках, слышно одно мяуканье, но вам бы разок услышать, как рыкает настоящий, дикий лев. Камни падают с горы за пол километра. Не понимаю, откуда берётся столько рыка в лёгких. И он наклоняет голову, шерсть встаёт дыбом; я ещё не слышал ничего…Как будто пушка стреляет, когда он изрыгает из лёгких этот громкий рык. Кто бы не испугался?

Говорят, что если бы вас убил лев, это безболезненно. Прежде чем схватить вас, он вас до смерти напугает. Понимаете, даже не заметите. Он напугает вас этим громким, свирепым рыком и запрыгнет на вас в долю секунды.

Он сказал: “Лев начал рыкать, — кто не содрогнётся? И Бог сказал, — кто не будет пророчествовать?” Когда видишь, как Бог что-то совершает, говоришь…“Может, я и не пророк…” Иона сказал…“Может, я и не пророк, и не сын пророка. Но Бог проговорил, — кто не будет пророчествовать?”

111 Может, я и не пророк, может, я и не тот, этот или кто другой. Когда я вижу, как Бог что-то совершает, и я вижу это здесь, в Слове, и Он это обетовал, кто может молчать и усидеть спокойно? Безусловно, Он это сделал.

Так же и мы не сможем спрятаться за вероучениями и всеми этими “корабельными” обществами, и направляющимися в…в Фарсис. Мы не хотим плыть с этими содружествами.

Но многие, как Адам, делают то же самое, пытаются каким-то образом изобрести заменитель, пытаются найти выход и…и изобрести заменитель, чтобы встретиться с Богом. Тогда как знал, что был неправ, столкнулся с самой Истиной, пошёл со своей женой и сделал именно то, что Бог сказал ему не делать. Он всё равно пошёл и сделал это. А потом он оказался нагим, он и она, оба, в Эдемском саду. Их глаза открылись, тогда они узнали, что такое добро и зло. И потом он попытался найти заменитель, чтобы как-то прикрыться им.

Так вот, приблизительно так и мы поступаем сегодня, оправдываемся, говорим: “Ну, уверяю тебя, если бы это было здесь, или если вот это”. Или: “Если, если, если…”, и начинается. Понимаете? Но вы не должны уклоняться от этого. Это или правда, или неправда. И если это правда, то давайте придерживаться её. Если же это не то, уходите от этого. Вот и всё. Возьмите то, что…Выясните, что является правдой. Нечего уже ждать. Давайте сейчас выясним, что есть Истина и что есть правда, и будем держаться этого. Мы знаем, что это так.

114 Так вот, сегодня мы видим, что наши люди такие…Такое впечатление, что в церквях искренности вообще не осталось. Я…В…

Мы живём там в доме одной дорогой сестры, которая ходит в эту церковь. Она, наверное, сейчас сидит здесь. И она сдаёт его в аренду своим…людям. И она была так добра к нам по поводу того местечка, что позволила нам снять этот дом. И я назвал бы её по имени, но, возможно, она не хочет, чтобы я это делал. И она была к нам так добра, ну, нам, конечно, не…не хотелось бы оглашать её имя. Но она — очень-очень милая женщина. И в одной части дома стоял телевизор. У нас небольшой, двух-…двухквартирный дом.

У меня большая семья и много молодёжи, и мы…и вы—вы знаете, и им нужны кровати, да побольше. И всё сложено в кучу, и приходится пробираться то через одно, то через другое, чтобы войти или выйти.

116 И вот, у них там был телевизор. И в воскресенье утром дети сели смотреть телевизор, там шло что-то вроде песнопения. И, знаете, от такого и стыдно бы стало, если бы где-нибудь не было истинного Христианства, на которое можно указать, чтобы увидеть, что называется Христианством. Ведь похоже, что в нём не осталось никакой искренности. Ведь они не…похоже, что они не…Да ведь это просто ужасно, как они стоят там и замахиваются кулаком, и дерутся там друг с другом, и ещё псалмы умудряются петь и всё такое; и выкидывают такие шутки, какие ещё не каждый матрос “отколет”, и говорят всякого рода вещи, и шутят, и дурачатся. Знаете, святость Христианства, похоже, утратила своё положение.

Вот, я прихожу в церковь и…и вижу, как пастор поднимается и объявляет, что будет плавание наперегонки. Все женщины в этих купальных костюмах, они все туда выходят. У них будут состязания, эти женщины будут плавать. И у них будет какая-нибудь вечеринка, и они нажарят курятины, и будут надувать друг друга в карты, и…и всё тому подобное. Я считаю, что всё это лишает Христианство неподдельной искренности; просто, всё сходит с рук.

118 Я видел по дороге сюда, оказывается…Знаете, оказывается, здесь, в этой холодной местности, наши сестры носят шорты больше, чем их видно там, в жаркой местности. Понимаете, это правда. Там, где действительно жарко, их мало кто носит. Но здесь, где—где холодно, они—они это делают. Видите, это…они не осознают, что это делает дьявол. Понимаете? Если бы это было удобно, если бы это помогало вам, то дело другое. Будь-то мужчина, я считаю, что на мужчине это выглядит вообще тошнотворно, но это…но, вы…вы…на мужчину не обратил бы внимания. Но леди, её—её тело священно, и она должна хранить его таким. И когда видишь, как старые…

119 Видишь сегодняшних людей. Существуют два духа. И один из них — это Святой Дух, другой — это нечистый дух, и один из них управляет тобой. И они оба религиозные. Да, и вот что довольно странно, они оба религиозные. И точно такие, какими были Исав и Иаков — оба религиозные; какими были Каин и Авель — оба религиозные; какими были Иуда и Иисус — оба религия…оба религиозные. И мы видим это сегодня, обе стороны религиозны. Видите, это тот же самый дух. Люди умирают, но дух не умирает. Он дальше продолжает, оба религиозные.

Одни во владении Святого Духа, которые живут такой жизнью, которой следует жить, и ведут себя благочестиво и честно. Они бы ни на грош вас не обманули, и они…они честно делают всё, что могут, чтобы помочь вам. А другие будут…Они такие милые, как никто другой.

А с другими, мы видим, всё наоборот. И, тем не менее, они оба являются религиозными духами, их два; один — Святой Дух, а другой — нечистый дух. И если вы заметили, это…несмотря на то, что сами претендуют на религию, они будут смеяться над вами и обзывать вас святошей. Они что угодно сделают.

120 Они игнорируют неизменное Слово Божье, как будто Оно вообще не было написано.

Понимаете, можно сказать: “Послушай-ка, если…если крещение…”

— Да я же имею Святого Духа!

— И стоишь там с сигарой в руке и куришь её?

— Да, я имею Святого Духа! Я не считаю, что немножко выпивать — это плохо. Я не считаю, что это…

Видите? И вы обратили внимание: “Я не считаю”? Но Бог считает иначе, понимаете, согласно Своему Слову. Понимаете? Видите, они…И они—они просто-напросто всё равно что плюют на Него. Совершенно верно.

121 Точно так же, как этот хромой старик, который вылез там в те времена, когда Давид был отлучен от своего престола. Он поднимался на Елеонскую гору, уходил, плакал по дороге, оглядываясь назад. А этот старикан вылез там и плевал на него. И тот страж сказал: “Я ли оставлю голову на этом псе, чтобы он плевал на моего царя?”

Давид сказал: “Оставь его в покое”. Видите, они плевали на него…

Примерно восемьсот лет спустя они плевали и на его сына, Иисуса Христа.

И сегодня они снова плюют на Него, как будто Его вовсе и не было…Непочтительные, равнодушные, просто задирают голову и уходят от Него прочь, и смеются прямо в лицо. Почему так? Они на корабле в Фарсис. Это точно.

Этот Божий призыв, вы должны вопиять против зла, вопиять против греха, вопиять против всего, что неправильно. Так вот, запомните, это будет…

Ох, уж, знаете, это время! Вы знаете, у меня на два часа разница. А в Тусоне сейчас только десять минут восьмого, и…и я теперь как бы…как бы выхожу за рамки. Ладно.

123 Итак, запомните, нам придётся отвечать за это. Помните: те, кто плюют на Христа, ответят за это.

Когда Давид вернулся после своего изгнания, быв беглецом, и когда он возвратился, помните, этот человек пал на своё лицо и молил о пощаде. Он плевал на уходящего Давида, но он был готов чуть ли не омыть его ноги слезами, когда тот возвратился.

И однажды, те, кто пронзил Иисуса, поймут это.

И те, кто сегодня пронзает Его, тоже поймут это. Они…однажды это будет воспомянуто. Помните Откровения 22, Он требует, чтобы мы исполняли каждое написанное Им Слово — каждое Слово.

124 Так вот, мы знаем, что Его Присутствие находится здесь. Оно доказано. У нас Оно есть. Мы надеемся, что на этой неделе Оно будет продолжать подтверждаться среди нас: больные будут исцелены, и будут происходить великие дела.

Нам не нужна популярная идея. Нам нужна Истина. И мы не…Мы хотим…не хочется...Мы не хотим брать на себя ничего, кроме того, что, по Словам Бога, является Истиной. Но: “Не забывайте, что ваши грехи всегда настигнут вас”. Если не настигнут здесь, то настигнут вас на Суде. Так что вы—вы…Где-нибудь вы попадётесь. Так точно.

125 Но если вы — истинный Христианин, действительно призваны, как Иона, то Бог уже оплатил ваш проезд. И вообще, слезайте с того корабля, идущего в Фарсис. Бог предопределил вас к этой жизни. Да, господа. Если вы — истинное, призванное чадо Божье, придите ко Христу. Войдите в полноту Его. Ваша дорога оплачена куда? Она оплачена в Ниневию, а не в Фарсис. Вы предопределены. Ваш корабль…Корабль отправляется по этому курсу прямо сейчас. Так что остаётся сделать только одно — сесть на него. И если бы вы были как Бог, вам никогда не будет покоя…

126 Как недавно мой племянник…Уже лет десять он ходит то туда, то сюда. Утром он идёт в эту церковь, в эту католическую церковь здесь, и предпочитает эту из-за какого-то святого отца, о котором он здесь говорит, и кого-то другого вот здесь, и кого-то здесь. Какой результат всего этого? Видите? И теперь он до сих пор алчет и жаждет. Я сказал: “Твоё место там, у алтаря, сынок”. Понимаете?

От этого никак не избавишься. Если уж Бог берётся за вас, то вам лучше сразу поднять руки и сдаться. Вот и всё.

127 Запомните, Бог…Бог был в лодке. Бог был в буре. Бог был в рыбе. Куда бы он ни повернулся, везде был Бог.

Понимаете, Бог везде, и это будет просто постоянно преследовать вас. Так зачем нам ещё ждать? Давайте просто начнём это пробуждение правильным образом. Верно. Чего вы ждёте? Мы верим, что Пришествие Господа близко, и у Него будет Невеста, которая будет готова. И никакие корабли в Фарсис нам не нужны. Мы направляемся в Ниневию. Хм. Мы направляемся во Славу. Аминь. Правильно. Мы направляемся туда, где Бог будет благословлять, и именно это мы хотим делать.

128 Тогда пусть наши сердца полежат в Его Присутствии, не столько наши руки, сколько наши сердца перед Богом, пока Он не закалит нас целиком и полностью лучами Своей славы, и прокалит нас Своей…Своей благостью, и приведёт то, что у нас есть, в зрелую реальность, понимаете, чтобы мы смогли показать другим, что Иисус Христос живёт. О-о, вот это да! Мы хотим этому верить.

129 И помните, куда бы Иона ни пошёл, Бог был в лодке; Бог был в буре; Бог был в рыбе. Он так и не отходил от Ионы до тех пор, пока не исполнилась Его совершенная воля. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Правильно.

И если Он взялся за вас, вы можете уворачиваться тут и уворачиваться там, но вы будете несчастными, пока не вернётесь и не сделаете то, что вы начали делать для Него в самом начале. Понимаете? Не уходите, не убегайте от Присутствия Божьего. Примите это как должное. Вы верите, что это Истина, тогда пусть…Если это Истина, то ради этого стоит жить, умереть и всё остальное. И если Он когда-то доказал вам, что это Истина, тогда нам никуда не удастся от этого убежать. Он всё равно будет повсюду. Невозможно убежать.

130 Посредством усмотренного Им пророка, того, кому Он предназначил отправиться туда и провозгласить то послание…Казалось, ведь Он мог бы послать другого пророка, но Он предназначил Иону, и даже Илия не сгодился бы, Иеремия не сгодился бы, Моисей не сгодился бы. Именно Ионе надо было отправиться в Ниневию. Вот и весь сказ. Он поручил ему и сказал ему идти. А когда Он говорит: “Отправляйся туда, Иона, отправляйся в Ниневию”, — никто другой не может этого сделать, кроме Ионы.

И когда Бог вам что-то говорит, это должны сделать вы, а не кто-то другой. Понимаете, мы просто должны с готовностью принять это на себя, пойти и сделать это.

131 Мы верим, что живём в тот час, когда Бог что-то совершает. Мы верим, что живём среди таких сейчас. Я верю, что сегодня я проповедую тому собранию, которое…которое лежит, ожидает там, чтобы просто созреть. Я…я действительно верю этому от всего сердца. Я бы сказал, что сейчас то же самое, что было всегда.

Так вот, мы верим, что наступил час, когда должно исполниться Святого Иоанна 14:12. Мы…мы верим, что должно исполниться Малахии 4. Мы верим, что должно исполниться Луки 17:30. Мы верим, что все эти пророчества, которые по Его Словам исполнятся в этот день, мы верим, что они должны исполниться, и верим, что мы видим их исполнение прямо сейчас. [Брат Бранхам один раз стукнул по кафедре—Ред.] Совершенно верно.

133 Перестаньте убегать. Не выходите из Его Присутствия; просто поднимитесь в Его Присутствие. Правильно. А я знаю, что это вы и желаете сделать. Потому что я видел там номерные знаки штата Техас, Луизиана и отовсюду. Вот для чего мы здесь — не для того, чтобы убегать от Его Присутствия, но бежать прямо в Его Присутствие.

Вернитесь, слезайте с…[Пробел на ленте—Ред.]…были Ионой, если вы не знали, куда идти или что делать — давайте, садитесь сегодня на корабль вместе с нами. Мы отправляемся в Фарсис, чтобы вопиять…вернее, в Ниневию, чтобы вопиять. Пусть тот Фарсисский корабль отчаливает, если им так угодно. У нас есть обязанность перед Богом — это Послание, за которое мы ответственны.

134 Поэтому на этой неделе, сегодня вечером было просто небольшое вступление, чтобы вы были в курсе дела. Когда я вопию, я ответственен только за Послание, братья. Служители, сидящие здесь: я здесь не для того, чтобы обидеть вас. И, женщины и мужчины, по поводу этого предстоящего вопроса по браку и разводу: я хочу, чтобы вы сегодня запомнили. Я сказал всё это, чтобы втолковать вам, что я ответственен только перед Богом.

И потом, опять же, я ответственен перед вами — говорить вам Истину. И я не буду говорить вам ничего, кроме Истины, пока Бог даёт мне знать, что есть Истина. Пока я не узнаю Истины, я ничего не буду говорить, и я ничего не буду говорить. Но я твёрдо верю, что Бог показывает мне Истину о Браке и Разводе, и я верю, что Он позволит мне Её донести.

135 И другие Послания, которые я намереваюсь донести на этой неделе — это: Кто же этот Мелхиседек? Где Бог решил поместить Своё Имя? И некоторые вещи такого типа, то есть проповеди, которые будут, и Родовые схватки. И…и некоторые вещи такого…такого рода, и в дополнение Мужчина, избирающий себе жену. И некоторые вещи, такие Послания я хочу донести на этой неделе. Но я просто хочу, чтобы собрание…

136 Если здесь окажется служитель, я здесь, братья мои, не…Я не хочу, чтобы вы или кто-нибудь из вас, членов, вернулся в свою церковь и сказал: “Брат Бранхам сказал так и так”.

Я обязан нести Послание, данное мне Всемогущим Богом. Когда я стою сегодня здесь, а Бог знает, что это правда, что прямо на этой реке…Вероятно, здесь сидят те люди, когда тот Ангел Господень сошёл там и сказал мне, что Он сделал, прямо там в 1933 году, прямо на этой улице Спринг. Если вы не здешний, съездите туда. Это на углу улицы Спринг, там, подъезжая к реке, именно там это произошло. Это было в 1933 году. Значит, это было, наверное, где-то тридцать два года назад. О-о, это было тридцать…это было тридцать…тридцать два года назад, тридцать два года назад.

И как Он всё подробно разъяснил. И мы начали ездить, неся Послание, и увидели исцеления больных, слепых и калек, и хромых, и увеченных, и всё остальное. А потом даже видели, как мёртвые, (которые были подтверждены таковыми, и мы это знаем), воскресли из мёртвых. Были такие люди, которые умерли и снова воскресли к жизни, и все эти вещи. Если звучит Послание, присутствуют знамения и чудеса!

А вы по-прежнему придерживаетесь той же самой старой точки зрения, которая пришла вам в голову? Это пришло не от Бога. Богу не надо просто делать…

Бог старается привлечь к Чему-то ваше внимание.

138 И притом, когда Иисус пошёл, Он начал исцелять больных и совершать великие дела и прочее. Он, всегда, Он…Иисус это делал. И Моисей, и Иисус это делали, и все остальные. И когда Он был здесь, Он делал это.

И Он совершает то же самое и сегодня. Когда Он посылает такого рода собрание, пробуждения и начинает встречу на земле, и начинает действовать с этими великими знамениями и чудесами, а потом видишь, как остаётся то же самое старое направление учения, где-то что-то не в порядке. Восходит нечто новое! Когда Иисус только начинал, после, когда…

“Он — замечательный раввин”. Когда Он исцелял больных, Он мог в любом месте встать за кафедру и проповедовать. Когда…О-о, им нравилось, когда Он приходил.

Но однажды, когда Он присел и сказал: “Я и Отец Мой — одно”, — брат, после этого Он стал уже не таким популярным. Когда Он сказал: “Если не будете есть плоти Моей и пить Крови Моей, то не будете иметь в себе Жизни. Но ядущий Мою плоть и пьющий Мою Кровь имеет бесконечную Жизнь, и Я воскрешу его в последний день”. С тех пор Он стал уже не таким популярным.

140 Они сказали: “Этот Человек — вампир. Этот Человек — Веельзевул. Вот как Он всё это делал. Он мог предсказывать судьбу. Он читал их…их мысли и различал их помышления. Он — гадатель”.

Но дело было в том, что Он…Он был Словом Божьим, проявленным на тот час. И у Него была обязанность. Он сказал: “Я всегда делаю то, что угодно Отцу Моему”. Да поможет нам Бог поступать так же, делать то, что угодно Отцу.

И я надеюсь, что вы все поймёте. Если вы несогласны со мной по поводу этих Посланий и прочего, (чтобы вы помнили), по крайней мере, почтите тот факт, что у меня есть ответственность, и я не поеду в Фарсис. Я на пути в Ниневию, и я…я должен вопиять. Да благословит всех вас Господь.

Теперь склоним на минутку головы.

Сейчас почти половина десятого. Я не хочу вас задерживать, но теперь я хочу, по возможности, узнать вот что. Есть ли здесь тот, кто…кто не совсем находится там, где следует быть во Христе, но вы хотели бы и желали бы этого, просто поднимите, пожалуйста, руку, скажите: “Брат Бранхам, помолись за меня”. Благословит вас Бог, только посмотрите на руки. “Я—я хочу…Я здесь, Брат Бранхам, чтобы ещё больше приблизиться к Богу”.

И если вы подняли голов-…моя…моя рука тоже поднята. Для этого я и нахожусь здесь. Я жажду, как и вы.

143 Но, о-о, недавно произошло одно из самых грандиозных событий, и теперь я знаю, что делать. И я…я молю, чтобы Бог дал вам это ясное понимание. Оно существует. Если вы задумались над каким-то вопросом, то где-то должен быть ответ, чтобы ответить на этот вопрос. Я молю, чтобы в течение этого времени Бог дал вам увидеть ответ на этот вопрос.

Если вы больны, пусть Бог исцелит вас. Думаю, что служения исцеления будут проходить у нас, практически, каждый вечер, и мы будем молиться за больных. Мы будем делать всё, что можем, чтобы помочь вам, а вы делайте всё, что можете, чтобы помочь нам. И мы будем трудиться вместе, веруя, что Бог дарует нам замечательные собрания.

Отец Бог, эти несколько бессвязных слов, но они сейчас в Твоих руках. Господь, они были высказаны. Мне придётся с ними столкнуться. Точно как…Эти слова никогда не исчезают, их запись проносится по всей земле, и однажды мне снова придётся столкнуться с ними. Я осознаю это, Господь, и я говорю это с глубокой искренностью.

146 Я молю сегодня, дорогой Боже, за каждого из этих детей Твоих. И, о Боже, я надеюсь, что перед концом этой недели они…они поймут, что тот вопрос, который для них сегодня настолько важен, будет разрешён. Даруй это, Господь.

Здесь есть те, кто ещё не знает Тебя, Отец, как Спасителя, или, может быть, ещё не был наполнен Святым Духом. Пусть это произойдёт сегодня вечером.

Господь, я никого не могу наполнить Святым Духом, и спасти я никого не могу. Я могу только сказать им то, что Ты сказал: “Благословенны алчущие и жаждущие праведности, ибо они насытятся”. И я молю, Боже, чтобы Ты создал в их сердцах такой голод.

Многие, Господь, непременно алчут: иначе они бы не преодолевали столько сотен километров по льду и всё такое, и по дождливым горам, и по пустыням, чтобы приехать в небольшое старое здание, стоящее здесь, на углу. При этом я снова вспоминаю, Ты сказал: “Где есть Туша, там соберутся и орлы”. Питай нас, Господь, Своей Божественной Манной. Дай нашим душам то, в чём мы действительно нуждаемся. Мы жаждем Тебя, Отец. Мы сейчас в Твоих руках.

149 И пусть великий Святой Дух, Который сошёл недавно на ту гору, я молю, чтобы Он пропитал здесь каждое сердце Своей благостью и милостью, пониманием. Мы осознаём, Отец, что мы нуждаемся именно в понимании. Ибо, если мы не знаем, что мы делаем, тогда как же мы будем знать, как это сделать? Но мы должны иметь понимание. Как Даниил сказал, что у него было “понимание благодаря Писанию пророка Иеремии”. И, Отец, у нас есть понимание благодаря Писанию Святого Духа, так как Он нам открывает Его в этот час. Исполни, Господь, наши желания, которые у нас есть к Тебе. Нежно мы просим об этом, Отец, для Твоей славы, во Имя Иисуса Христа.

Теперь, склонив головы, в то время как наша сестра наигрывает: “Даст Он благодать и славу и со мною вместе путь пройдёт”…Я хочу, чтобы вы сейчас тихонько помолились и попросили Небесного Отца даровать вам сегодня вечером то, в чём вы нуждаетесь.

151 Брат дорогой, сестра дорогая, Он так же близко от вас, как ваша рука. Вы…вы верили мне в других вещах, поверьте мне в этом. Он здесь, чтобы дать вам всё, в чём вы нуждаетесь.

О-о, несколько последних недель я так истосковался, так томился, так скучал по встрече с вами. Вот почему я сказал: “Билли, поехали домой”.

Меда сказала: “Почему ты хочешь снова вернуться туда, в ту холодную местность, Билл? У тебя всегда начинает болеть горло и всё такое. Выходя, ты всегда простуживаешь голову, и хрипнешь, и еле говоришь”.

Я сказал: “Ну, я не знаю”. Я сказал ей…Я вижу моего друга, Чарли Кокса, сидящего там сзади; я сказал: “Мне так хочется услышать, как Чарли скажет: ‘Та белочка “вскокнула” на то дерево’. Мне просто так сильно хочется это услышать”. Я—я просто хочу…хочу быть рядом с вами.

Я знаю, что мой Брат Бэнкс сильно заболел. И я тут недавно увидел о нём видение, и он лежал на спине. И я знаю, что недавно он был готов вот-вот оставить нас. Когда я смотрю на разных людей среди вас…

155 Однажды вечером я приехал на международное собрание Христианских Предпринимателей. Пожилой “Папа” Шакарьян, отец Димаса, он раньше сидел там и всё время смотрел, когда же я войду; тогда улыбнётся и так приветливо помашет мне рукой. Его там не было. Его не стало.

Потом мне пришлось приехать к той семье с ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, что их дочь тоже умрёт — Флоренс. Я увидел её в видении, увидел, как она скончалась. И я знаю, что её не станет. И я сказал: “Молитесь, просто молитесь. Вы знаете, что…Однажды пророку было сказано пойти и сказать царю привести свой дом в порядок. И тот помолился, и Он пощадил его жизнь ещё на пятнадцать лет”. Я сказал: “Молитесь”, — но…

156 Так посмотришь…И я—я приехал назад…Недавно я сидел здесь, в ресторане, и ел. Ко мне подошёл один человек, сказал: “Ты, случайно, не Билли Бранхам?”

Я сказал: “Да”.

Наверное, он не узнал меня, потому что на свою лысину я надел небольшой шиньон, чтобы на этих собраниях не заболело горло.

И он подошёл ко мне, он сказал: “Мне показалось, что я с тобой знаком, Билли”.

Я сказал: “Да”. Я сказал: “Кто вы?”

Сказал: “Я Джон Уорман”.

Я сказал: “А как Зиф?”

Он сказал: “Билли, он умер”. М-м!

158 Я проходил через здание суда, пошёл заплатить налоги. Проходил через здание суда, и одна леди окликнула меня и сказала: “А вы знаете, что Джона не стало?” Или как-то назвала. Возможно, не Джон, а Эд или как-то так. И я сказал…Я не был знаком с этой женщиной. Я растерялся. И оказалось, что я не знал, кто она такая.

Она сказала: “Вы помните, как однажды в тёмную ночь, когда река здесь вышла из берегов, и дома смывало на улице Честнат, вы рисковали жизнью, чтобы забраться в дом и вытащить женщину и несколько детей?”

Я сказал: “Это вы?”

Она сказала: “Я — та женщина”. Она начала кричать о своём ребёнке — вы знаете мою историю. Она сказала: “Тот, кого я называла своим ‘ребёнком’, женат и имеет семью”. Видите? И вот она — постарела и поседела, и я тоже.

Одна за другой наши карточки, так сказать, вынимаются из картотеки. И мы проводим собрания, и я смотрю — нет этого, нету того. Однажды нас всех не станет.

Но, брат, сестра, есть Место собрания. Давайте сейчас убедимся, что мы правы. Хорошо? Пусть всё наше понимание о Боге и прочее не станет напрасным. Давайте верить.

161 Отец, они в Твоих руках. Я в Твоих руках, Господь. У нас сейчас здесь только посвящение перед предстоящими собраниями, начинающимися завтра вечером. Пожалуйста, помоги нам, Господь! Пусть наши…пусть наши разговоры будут постоянно о Тебе! Пусть наши сердца и мысли сосредоточатся на Тебе, а Ты сказал, что будешь хранить нас в совершенном мире. В Библии также написано: “Не полагайся на разумения свои”. О Боже, нам не нужны наши разумения, нам нужны Твои разумения. Даруй их нам, О Боже. И пусть пробуждение войдёт в наши души так, чтобы эта группа людей, просто, стала единодушна и единомысленна. Даруй это, Отец. Даруй всё это, когда мы молим во Имя Иисуса Христа.

…Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

На кресте, на кресте

Честь моя…(давайте поднимем руки)…слава.

Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

У креста хочу стоять,

Созерцать душою,

Как с Гол-…(да, Господь, даром)…благодать

В мир течёт рекою.

На кресте, на кресте

Честь моя и слава.

Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

162 [Брат Бранхам начинает напевать: У креста—Ред.] О Боже! Если кто-нибудь из вас имеет желание выйти и склониться у алтаря, если вы хотели бы подойти, скажите: “Я не таков, каким мне следует быть, Господь. Я хочу заново посвятить себя. Я хочу это сделать сегодня вечером, Господь”. Пожалуйста, можете подойти. Мы здесь помолимся вместе с вами. [Брат Бранхам продолжает напевать: У креста.]

На кресте, на кресте

О-о, честь моя и слава.

Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

У креста хочу стоять,

Созерцать душою,

Как с Голгофы благодать

В мир течёт рекою.

На кресте, на кресте

Честь моя и слава.

Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

163 Давайте сейчас будем просто молиться, каждый по-своему. Просто…просто забудьте о времени. Давайте просто склоним головы в Его Присутствии. Эта леди здесь взывает: “Я люблю Тебя, Иисус!” Вы помните, как вы были спасены много лет назад, помните, как вам это было приятно? Сегодня Он такой же приятный. Давайте сейчас молиться, каждый по-своему. Давайте просто…давайте просто все посвятим себя Богу, просто отдадимся Господу.

164 Дорогой Господь Иисус…[Пробел на ленте—Ред.]

Ты — Источник утешенья,

Лучше всяких благ;

Ты — мой Друг как в мире тленья,

Так и в небесах.

Дорогой Боже, мы сейчас молим, чтобы Твоя милость и благодать были посланы на каждого из нас, Господь. Вот мы, вокруг алтаря. Многие не смогли подойти, Ты встретишься с ними на их местах. Всё, чем мы жертвуем, Господь, Ты готов принять. Если мы просто пожертвуем Тебе своим временем, Ты примешь его; талантом — Ты примешь его. Но, Господь Бог, сегодня вечером мы идём ещё дальше, мы жертвуем всем своим существом. Всё, кем я являюсь, всё, кем я рассчитываю быть, — всё находится в Тебе, Господь. Мы молим, чтобы Ты принял это, наши молитвы в Своё сердце, Господь, и даровал нам великую глубину Святого Духа, чтобы наши жизни изменились. Ибо мы видим, что мы сейчас близимся к концу. Не может так долго продолжаться. И когда мы видим, как день за днём нас оставляют родные, молодые и пожилые, мы знаем, что скоро этот стук раздастся и в нашу дверь. И сегодня вечером, Господь, пока мы в здравом уме сидим здесь или склонились здесь, стоим здесь, в каком бы положении мы ни были: прими нас, Господь Бог.

Возьми меня, Господь. Я — ничто, но каким бы я ни был, Господь, если Ты можешь меня хоть как-нибудь использовать, я посвящаю себя Тебе.

166 Я молю, дорогой Боже, за каждого из них. Эти дорогие люди, о которых я умолял, стоя там, в горах Аризоны, и вот они сегодня склонились с нами у алтаря, молятся, посвящают свою жизнь. Мы любим Тебя, Отец, больше своей собственной жизни. Мы любим Тебя больше, чем свою семью. Мы любим Тебя больше, чем жену, детей, отца, мать, сестру, брата, мужа, жену. Мы любим Тебя, Господь Иисус. Сделай это действительно реальным в наших сердцах, Господь. Излей на этой неделе елей радости, Господь, в наши души. Дай нам окунуться, омыться Словом, водой Слова, преподавая нам Истину.

167 Сегодня вечером, Господь, здесь находятся и будут находиться многие, которые запутались в этих жизненно важных темах. О Боже, открой этот источник в доме Божьем, который для нашего очищения. Я молю, Боже, чтобы Ты омыл нас и очистил нас в Своей Крови, и сделал из нас новое творение. И даруй нам благодать и силу явить Слово Истины в Его Божественном откровении Естества Иисуса Христа.

Пусть Он явится перед нами, Господь. Пусть Он придёт и исцелит нашу болезнь, простит наши грехи, насытит наши алчущие сердца благой вестью великой радости, Евангелием, проявленным в наших жизнях.

Благослови каждого пастора, каждого ведущего пение, каждого учителя воскресной школы. Благослови всех нас вместе, Господь, ибо мы действительно любим Тебя. И теперь мы — Твои, Господь, при этом посвящении. Во Имя Иисуса Христа, используй теперь нас согласно Твоей воле.

Верой взираю я

На Искупителя,

О-о, Агнца Христа.

Моей мольбе внемли,

Весь грех мой удали,

Полностью быть Твоим

Позволь всегда.

Вам это нравится? Давайте ещё споём.

Когда чрез темноту

И скорби я иду,

О-о, направь на путь.

Тьму в свет Ты обрати,

Весь плач мой прекрати

И с Твоего пути

Не дай свернуть.

Разве это не радует вас? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Кому из вас нравится петь те стародавние гимны? [“Аминь”.] Я их очень люблю. А вы?

О-о, идём мы к Сиону,

В радостный, чудный Сион,

Идём мы прямо к Сиону,

В украшенный Город Творца.

О-о, идём мы к Сиону,

О-о, в радостный, чудный Сион,

Идём мы прямо к Сиону,

В украшенный Город Творца.

Кто любит Господа,

Пусть будет радостным.

Скорей окружим Трон Христа,

Скорей окружим Трон Христа

И воспоём пред Ним,

И воспоём…

Давайте сейчас встанем, пока поём. Пожмите друг другу руки.

Идём мы к Сиону,

Благословит тебя, сестра! Благословит тебя, сестра! Благословит тебя, брат! Благословит тебя, сестра! [Брат Бранхам продолжает приветствовать людей—Ред.]

В украшенный Город Творца.

Давайте сейчас поднимем руки к Богу.

О-о, идём мы к Сиону,

В радостный, чудный Сион,

Идём мы прямо к Сиону,

В украшенный Город Творца.

О-о, идём мы к Сиону,

О-о, в радостный, чудный Сион,

Идём мы прямо к Сиону,

В украшенный Город Творца.

Разве от этого не чувствуете себя прекрасно? [Собрание радуется—Ред.] Вот это да! О-о, давайте просто поднимем руки и будем просто прославлять Его по-своему.

168 Господь Иисус, Ты есть Роза Саронская, Лилия Долин, Яркая и Утренняя Звезда, прекраснее десяти тысяч других для души моей. Ты — Источник утешенья, лучше всяких благ! Как мы любим Тебя, дорогой Отец! Как…О-о! [Пробел на ленте—Ред.] Как мы восхваляем Тебя! Благослови их. Мой драгоценный Господь и Спаситель! Даруй всё это, Господь. Даруй это. [Брат Бранхам и собрание продолжают молиться и прославлять Бога.]

…у креста

Честь моя и слава.

Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

169 Почему-то, у меня просто такое чувство, что у нас будет…Нам вот-вот нечто предстоит. Я буду…?…Запомните, я верю, что я пророчествую. Впереди ждёт великая радость. Поверьте этому. Это точно. Многие опечаленные сердца станут…Прояснятся великие тайны, и печаль людей обратится в радость. [Собрание радуется—Ред.]

У креста, на кресте

Честь моя и слава.

Там спасенья полнота,

На блаженство — право.

170 Как Иоанн в древности: говорят, когда он стал слишком стар, чтобы проповедовать, он просто сидел и кричал, что было силы: “Дети, любите друг друга!” Любите друг друга. Не допускайте, чтобы что-то вставало между вами, понимаете. Держите всякое, всё подальше от…Вы не…Что бы это ни было, не уклоняйтесь. Мы на пути в Ниневию. Понимаете? Не садитесь на тот старый Фарсисский корабль, который выведет вас из общения. Давайте поплывём вверх по течению Божьего благословения. Я верю, что мы его получим. Я верю нашему Отцу.

171 Теперь тебе лучше, сестра? Замечательно. Вот так я люблю видеть рождение детей, которые приходят. [Сестра продолжает молиться и радоваться—Ред.]

Просто, я вспоминаю, как много лет назад прямо в этой местности столько тысяч людей родились в Царство Божье, прямо на этом участке земли. Ведь мы совсем не осознавали этого, когда стояли здесь с восьмидесятью центами в кармане на строительство церкви! О-о, Он сказал: “Я, Господь, насадил это; Я буду поливать это днём и ночью”. И Он это сделал. Он это сделал.

Да благословит вас Бог. Теперь, склоняя головы, мы…

172 Так вот, завтра вечером, запомните, служения будут проводиться в зале местной школы. И если…Мы попросим кого-нибудь развесить здесь афиши, чтобы показать людям, как туда добраться, потому что будут приезжать новые люди.

Если вы любите Его, скажите: “Аминь”. [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] О-о, разве Он не чудный? [“Аминь”.]

Я стоял здесь, на берегу, и пел ту старинную песню:

Смотрю я вдаль за Иордан,

Подумайте, это было тридцать лет назад, тридцать…тридцать три года назад.

Где грозный вал шумит.

Вижу я счастливый Ханаан,

Там наследье моё лежит.

И многие из тех, кого я крестил в тот вечер, находятся сейчас Там. Тогда они стояли там и стали свидетелями того, как Утренняя Звезда сошла с небес, кружась вот так, сказал: “Как Иоанн Креститель был послан принести, предвестить первое пришествие Христа, твоё Послание предвестит второе Пришествие”. Разве это было мыслимо? Но все Божьи Слова истинны, все Божьи Слова. Мы живём в Присутствии великого Царя. Да благословит вас Бог.

Пока мы склоняем головы, я хочу попросить Брата Невилла, нашего дорогого пастора, подойти сюда и распустить нас в молитве. Да благословит вас Бог, Брат Невилл.

A Man Running From The Presence Of The Lord

1 Let's bow our heads. Dear God, we are happy this afternoon for this privilege that we have of assembling ourselves together once more. And You alone, Lord, knows how our hearts has yearned for this hour that when we could stand before Thy people again here and bring this message that we so vitally feel that it's so urgent in this hour. And Thou has 'lotted us these few days now, and we pray, dear God, that Your hand of mercy will be upon us to guide us and direct us. And give us those things which we have need of, Lord, for our hearts yearn to know You better.
We see the great harvest field, white, ripe, and know the grain is ready now for the great threshing time. Dear God, we pray that You'll open back the shucks from around us; let us lay in the Presence of the Son now these next few days and ripen to the Kingdom of God.

3 Bless every song that'll be sang; bless every prayer; and answer every one that'll be prayed, Lord. Save all the lost. Call back to the house of the living God and to fellowship those who've wandered away.
We pray, God, that You'll heal every sick person that comes under our roof. Grant it, Lord. May there not be a feeble person among us at the end of these meetings.
And dear God, then for ourselves, we who claim in this hour to be the church, the Called-out, those around the world who has come from out of Babylon and to be partakers of this wonderful fellowship in this last day, we pray God that You'll bless our hearts in such a way. We're truly hungry, Lord, and emptied out from all the things of the world that we know of, Lord. We've laid aside every weight that so easily beset us, and now let us run this race with patience, that's set before us. Grant it, Father. And may we be fuller, stronger, better Christians at the end of this service than we were when we entered. May God get all the glory, for we ask it in Jesus' Name. Amen.

6 I think this is a grand privilege tonight that I've waited on for some time. The other day I was telling my wife; I said, "I get so nervous waiting to get to the tabernacle." I just... I have other friends, of course I do, around the world, but there's something or other about this tabernacle here. I was took out of this dust around here when God gave me life here on the earth, and I guess if He tarries, I'll be buried here somewhere. When He comes, He'll find me here somewhere.
But look like there's something when I go to thinking about Jeffersonville. The other day I got so lonesome; I said to my wife; I said, "I'm homesick, and I don't know what I'm homesick about, unless it's those people praying for me." I said, "Well, I'll... Only thing I know to do is go back and have a few days of meeting, see if we can't find something from the Lord, maybe He wants us to know something." And the great, vital subject that we got before us now is "Marriage and Divorce." And if there is a question, there's got to be an answer. There can't be a question 'less there's an answer. No matter what it is, there's got to be an answer. And if the Lord willing, I want to try to speak on that Sunday morning.

8 And then tomorrow night I think we're to be up here at the... What is that school called? Parkview auditorium. What, sir? [Brother Neville says, "Parkview Junior High."--Ed.] Parkview Junior High. How many knows where it's at? Well, I guess they'll have signs out, won't they, Brother Neville? Be... It's just above here about--about three quarters of a mile. There'll be a sign. You turn back off the road. It's a nice, elevated building; it's got places where you can lay your arm out and take notes of what you want to write and--and--and things. And I'm sure you'll enjoy it a little more than you will be kinda crumped up in the meetings here in the--in the tabernacle. There'll be plenty of room, plenty of parking room.
Now, I think they had a little regulation we had to promise to abide by; that was not to come on the ground until about six-thirty? [Brother Neville relates they are not to be on the grounds before 5:30--Ed.] And what time is the... I believe it'd be a good idea for us to get there at six-thirty. Now, they got another auditorium here in town that seats six thousand. If we be real good, we may--someday they might let us have the other one sometime for a big meeting, maybe sometime this summer when I get back from overseas.

10 And so I think we can seat up to... How many can we seat up there? [Brother Neville says, "Four thousand"--Ed.] Four thousand. So you see, we'll have plenty of room; there'll be no rush. And so come up at six-thirty. And then everybody can come in at the right time, everybody together. And I'm sure you--you have a good seat. And it's elevated like this, and--and a place here where you can write, and take notes down, and so forth. And that'll begin, if the Lord willing...
I think now tonight, this being Wednesday night prayer meeting, we got... The place is just about filled up, so I think maybe we'd better start tomorrow night. We rented it just in hopes that maybe that if we would be enough to have an overflow here we could go up there. But I believe it'd be best to go on up, don't you think so, Brother Neville, to go on up tomorrow night? And how many thinks that'd be a good idea? And then you can have plenty of--of room. It's--it's already rented; it's paid for by some brethren here in the church. It just cost us fifty dollars a night, which is very, very... Wished I had that everywhere, could seat that many for fifty dollars a night, a brand new building, fine stage, and... but we're...

12 'Course we will take up offerings, I suppose. And we don't want them men to pay for that themselves; we'll pay for--pay them back. But when we get our expenses and things, well then, of course, we stop taking offerings. We don't...
If there's any strangers with us, we've made that a policy to never beg, bum, push people for money. We pass the collection plate, which is just a... That's a religious act. I've tried it many times not even to pass the collection plate at all, but it don't work. See? Because giving is a part of our religion. It's a part of our duty. No matter if it's just a dime or whatever it is, or a penny, it's all...
So you remember Jesus seen a widow passing by one day where the rich men was putting in much of their treasure in the treasury. And this widow passed by, maybe a couple little, hungry children walking by her side and gave everything she had, three pennies. And Jesus said, "Who paid the most?"

15 Now, if I'd been standing there, I'd said, "Don't do that, sister. We--we... Look, we got plenty of money." But He never stopped her. See? He--He knew He had something greater for her down the road. So see, after all, she had a home in glory that she was going to. And He never stopped her. He let her put three pennies in, because it was just--she wanted to do it. And it was... She'd had to want to do it with children, and a widow, and only three pennies to live on. She--she had to want to do that. So you see, when people want to give, you've got to give them the opportunity to do so.

16 But I think of these standing, and people saying, "Who'll give fifty dollars? Who'll give twenty dollars?" I think that's detrimental to your--to your intelligence. I--I think if the people realizes that it takes money to--to run a--a meeting... And I never would let them do it, the managers. I said, "Whenever you have to do that, then it's time for me to return back to the Tabernacle. So we won't have to do that." But I--I do think that we have to pass the offering plate in--in order to make it a complete religious service.
And so they probably will pass a little offering plate each night, say something like, "Well, we're take up the offering now." And they'll pass the offering plate, and that'll--that'll be the end of it.

18 And each night, if the Lord willing, I think the Lord has laid upon my heart a very definite message for the church. I've been several days in prayer. And I won't go into that, because a great phenomena happened the other day that was really great. And I'm anxious to tell you about it. And now, the main subject, I suppose, which most all of them, Billy said, had been calling, was on the "Marriage and Divorce.' Which it is a great--a great subject. And I--I didn't know how to approach it. And I went up to pray about it, and the Lord met me. And I know that I by... I don't have it, but God has given to me... I have it now. God has given me the correct answer (See, see?), and I--I know that it's true.
And so I don't know just exactly yet, maybe Sunday I might ask our sisters just to omit the meeting themselves, but I--I don't know. It'd be--depend on if the married women wants to come with their husbands. There--there's some real vital things has to be told the truth about and how... And so we want to absolutely lay it out as THUS SAITH THE LORD, and then you got it then... You know just what is Truth then. And I'm trusting Him to do that.

20 And now, I was up here at the restaurant the other day eating, and--and Jerry and all of them's looking for you all. They--they said--said, "Well, we..." Some--one of the boys was up, said, "This fellow said, 'I'm going to come out pretty good this week,'" Said, "they got... These next two weeks..." Said, "They got a--a meeting here, Basketball or something or other," said, then said, "Branham's down there going to have a meeting." He said, "I'll feed a whole lot of people." At the Ranch House, one of those places up there, and they were--been really nice.
And I appreciate you all, for they certainly didn't brag and say nice things about you...
The manager up there at the Ranch House met me the other morning. I got in about two-thirty from Arizona, and he said, "Well, Brother Branham," said, "I hear you're going to have another meeting." Said, "I got some extra help," he said. And said, "Then I want to say one thing, that those people that come from down there," said, "they really are nice people." Now, that made me feel real good about it (You see?), 'cause after all, I kinda feel that you're my kids, and I--I--or children, rather. And so, I... Kid refers to a goat, and you're not a goat. You're my lambs. How's that? You're the Lord's lambs that He's let me feed. And I trust that it'll--it'll--that He'll let me do that. We're going on down the road...

23 And about this "Marriage and Divorce," I've wanted to speak on it ever since the time of those Seven Seals. You know, the--all mysteries was supposed to be made known in them--opening them Seven Seals, all mysteries of the Bible. And I'm thinking now, I... Getting kinda old, I--I think I... I thought I'd better at least put it on tape, whether if something would happen to me, then the church might wonder, "Wonder what He had on His mind, what would He say?" And all those subjects that seems to be so hard, I think the--by the Lord's help I'm going to try to bring them to you. And then--then if something happens, and if I happen to go before He comes, why, you--you'll have it on record then.

24 I think we got some new books out. I see Sister Vayle; I don't know whether Doctor is here or not. Is he here, Sister Vayle? He's probably in the meeting; I don't see him, but... Oh yes, way in the back. And Brother Vayle has wrote a book, and it's a... I thought, I believe they said today, two. Brother Vayle, is that right? You have two here now? Two books. Now, I don't know, I--the way I understand, that each person gets a copy. So I... If you... That's the way I understand it. I may be wrong in that.
And then the "Seven Church Ages" has been finished (Is that right Brother Vayle?), and on print now. And I know you'll want to get them, 'cause they answer a lot of questions that's been in your heart. And then after that, well, we're going to try to get the Seven Seals opened, you know, in the book so that each one can read in form that they--that they want to--can understand and study it.

26 I think when it's wrote out, if it... First we took it right off of the tape the way it was written or spoke. And you know, you can preach a sermon is one thing. And then write a book is another. See, like I'd happen to touch on a subject, like I'd say to you, you'd understand. I'd say, "Now, the serpent's seed..." See? Well now, the reader of that book, if you took it off, would wonder, "What is the serpent's seed?" See? And they wouldn't know. If that happened to go into such a place like Princeton or somewhere, and they'd--they'd think we were unintelligent people. So I got Brother Vayle to kinda help me with this and keep the line of the same thought and give it grammar. And I'm sure my grammar, they--would--it would be a mystery to them, sure enough. So the--Brother Vayle's really good on that, so he's as a...

27 And then in that, I think our precious brother must've picked up a little extra inspiration somehow, and he said he was going to write a couple books of his own off of them like. And so he wrote one called, I believe, "The Twentieth Century Prophet" and another one, "Laodicean Church," I believe, or something like that.
And Billy told me tonight that I believe several thousand of them arrived today; somebody brought them from Texas. And so they--they'll be here. And they'll announce it I think whatever they are. I think they're sponsored; I'm not sure. And if they are, they'd be given away to you (You see?) to--free. And we hope you enjoy it. And if you do, shake Brother Vayle's hand back there and tell him how much you appreciate. I've never read them myself. If I'd read them I might change my mind about that, so I--I'll try to read them this week while I've got a chance if I can.

29 Now, being Wednesday night, our meeting officially begins tomorrow night. But I think in being here among you, I--I just couldn't stay up there at the house and--and know that you all were down here. I... Just like, you know, like some of your kinfolks come in, you know, and you run down to the end of the lane to meet them, you know. And--and I--I thought I'd just run down and--and welcome you to Jeffersonville. And so this last week I was... About... No, I beg your pardon it's been about three weeks ago, I come home; I'd been out trying to... Been on some meetings through Arizona there. And I come back to try to relax, and I went on a hunting trip, and--and I got the Arizona state record lion. I run him through twenty miles of timber to get him.

30 But then to think though that I never thought when I was a little boy... Just to show how these things happen, a little place that the Lord has given us up there for the months that we're out there, and school for the kids. I was a little boy... I guess Jimmy Poole's here tonight; maybe his dad's here, Big Jim. We went to school together, and I remember setting there, was a little old ragged kid and shoes, tennis shoes on, toes out of them, borrow a piece of paper from one, and a pencil from another...
I used to write poetry. Mrs. Wood here had me recite that this afternoon on tape about my old Ford, you know, and it's--it's a good one. Now... She said, "Well, you ought to send that to Mr. Ford." I said, "There's too much truth of it, he..." About a rattle in the front and a grind in the rear and a Chinese puzzle for a steering gear. But I... It's--it's a... But I always said, only thing I had to do is count four tires and shake it enough to get it to--started and then get in it. I said, "It was good when I'd start up the hill with it, just go pulling real slow, saying, 'I think I can, I-think-I-can, I--think--I--can,' then start at the other side saying, 'I thought I could; I thought I could.'" That's the way we pull this hill like "Pilgrim's Progress." So we...

32 I had a little poem I wrote something like this. It said... Now, just think; I was only about twelve years old. And standing up the other day looking up that canyon, and thinking that lion will be setting right here in this den room looking out the window in a glass window, I was thinking of a little poem. I went back and picked it up, something like this.
Just think how God... Do you believe God's in all inspiration? God has to write a song. You believe God's in songs? Jesus said so. He referred back to David. Don't you know what David said in the Psalms, you know? "Has not it..."
Look at the very crucifixion. David sang it in the 22nd Psalm. "My God, my God, why has Thou forsaken Me? All My bones they stare at Me. They pierced My hands and My feet." You know. And that was a song. Psalms is a--is a song.

35 And in this poetry just watch how it come to pass. Standing there a little old kid with a borrowed sheet of paper, I said:
I am lonesome, oh, so lonesome for that far away southwest, Where the shadows fall the deepest over the mountain crest. I can see a lurking coyote all around the purple haze; I can hear a lobo hollering down where the longhorns graze. And somewhere up a canyon I can hear a lion whine, In that far off Catalina Mountains at the Arizona line.

36 Forty years later I'm setting right there at that canyon, that lion looking me in the face. Oh, God, there's a land beyond the river somewhere, friends. It's just--it's got to be there. See? There's--there's too much speaking of it. All these things are not just myths; they are--they're real. They're realities. I'm so glad to be here tonight to be with these people that I'm expecting to live over there forever with, where there'll be no more sickness, or death, or separations. And travel will be nothing to us then.

37 Now, I think no meeting is complete without reading the Word and having a little... Brother Neville, I just walked up here. Billy said you wanted me to speak. Was that right, Brother Neville? I maybe taken a little too much for granted, but I--I just felt so good about it. You know...?... So now, you that's got songs and things, you see Brother Neville when you're going to sing, and then just have it up there, and have just about a half hour preliminary, and let's get right into these real deep messages and see what we can see the Lord will do. And I just trust...

38 I--I believe we have Truth. I'm satisfied with that. And I believe the wheat is absolutely, the shucks pulling away from it. You know? And to see... I may give a little prelude on that tomorrow night (See?), how the shuck's pulling away from the wheat. But the wheat has to lay in the presence of the sun to ripen. And that's what we're here for, friends. Stay in the Presence of the Son till our little group of people here, till it becomes so ripe to Christ, that it becomes bread on His table. That's what I want it to do.
And now, before we approach the Word after reciting poems and so forth, let's pray again. Then we're going to take a text.

40 Dear Jesus, help us tonight now in these few words as we wait upon Thee. And we pray that Your grace and mercy will be with us, Lord. And tender our hearts; move back all the shucks, the thorns, the thistles; let the blessed sunshine of God fall in upon the Word, Lord. And may we have such a great meeting till there'll not be an unsaved person among us, all the children will be in the Kingdom of God. Those without the baptism of Spirit, may they receive it, Father. May all the great mysteries that we are supposed to know at this age, Lord, be unveiled to us and we'll see the plainness of God, so that we'll know how to behave ourselves and act, correcting ourselves and bringing the members of our body into discipline to the Word, that we might know how to live in this present day at the approaching of the Lord Jesus.
As I read of Thy Word tonight, Lord, I might by a partial education be able to read and some of the words and maybe mispronounce others, but, Lord God, You alone can pull the context out of there. You're the only One that can do it. There's no--no way for a human being to ever do it; it lays in Your hands, Lord. So give to us each night them things that's hid in Thy Word, that we might be better Christians and live according to the time that we're living in, as examples of Christianity. We ask in the Name of the Lord Jesus. Amen.

42 Now, many of you, in your Bibles I want you to turn to the Book of Jonah. It's a... We always talk so much about Jonah being a backslidden and everything. I've always took up for Jonah. I do not believe that Jonah was backslid. I--I do not believe that. I believe it's just that we just sometimes use it, say, "He's a Jonah." But if we... I've already spoke on it in another way, in telling how that I thought Jonah, what took place.
Now, the word of the LORD came to Jonah the son of Amittai, saying, Arise, and go to Nineveh, that great city, and cry out against it; for their wickedness is come up before me. But Jonah rose up to flee unto Tarshish from the presence of the LORD, and went down to Joppa; and he found a ship going to Tarshish: so he paid the fare thereof, and went down into it, to go with them unto Tarshish from the presence of the LORD. Isn't that a sad ending? "A Man Running from the Presence of the Lord," and that's my subject.

44 Now, first we want to think of this. Jonah was... The reason, the principal reason that I believe that he did this great thing here was because Jonah was a Jew, and he was asked to go to a Gentile city to cry out against it, thinking that he would not be received; because the Gentiles would think, "What's this Jew got to do with us?" But you see, another thing, it gives us a great thing here to see, that God not only is God of the Jew, but He's God also of the Gentile. He's God of all people. He just chose the Jews.

45 The Jews was called God's chosen people. They were chosen for a specific cause. And that cause was to give to them the law. And they could not keep it. And He just showed by that people, that the law could not be kept. And if He was a--a--a God of righteousness... And the law demanded righteousness, but there was no grace in law to bring a man out; no penalty was paid by the law. But it taken grace to pay that penalty unto where the law put us under.

46 And Jonah here was called on--as this, one of the minor prophets of the Bible, to go down to this city. And here we find an example of all of us. Every one of us, we always are running from something. We run from troubles; we run from responsibilities. We--we're all prone to do that. We--we are--we're more prone to run than we are to stand and face it out. See? We just--we--we find ourselves running. Sometimes we find ourself prone to run from work. We don't want to--we don't want to work. Some people just think they can make their living without working. But I think Solomon, it was, that said we could find here the answer in watching an ant.
You know a little ant, they tell me if that--every ant doesn't work and lay in, that ant doesn't eat that winter either. So everybody has to--to work.

48 We got so many things we have to do, so much responsibility that we have to face. Everybody's got to face a certain responsibility.
When you--when you come to--to choose your wife, to get married, or choose your husband, you--you've got to take a responsibility. And then you must remember... Maybe you build a home; it's a nice pretty home. And then remember, as a married woman you got to think of the responsibility of raising children. And you got to think that them pretty slick walls is going to have little, dirty hand prints all over them. Then you got the responsibility of educating your children. You got the responsibility of clothing and feeding. Everything is a responsibility. And so easy when responsibilities face us to shirk from them. And we find out that marriage is a responsibility in all manners.
Even many times we find--this is hard to say, but it's true--that ministers many time shirk a responsibility for standing for the true Word of God when they're confronted with It. They'll shirk that responsibility. When Truth of the Word of God is brought face to face with we human beings, we have--we're prone to shirk back until the last resource.

52 I just got through talking to my little nephew up there. He's a Catholic, and he... And I baptized that boy in the Name of Jesus Christ here a few years ago, and he got with some little girl and turned Catholic. And I held his mother's hand while she was dying over there. She said to me, the last words, "Take care of Melvin." And he's just been dreaming dreams. He just can't... Every--everyday the last week he's been dreaming dreams. Said, "I'd walk into your church, Uncle Bill; you was standing there preaching; I'd run up to start to make a confession; I'd wake up." He said, "I--I been wrong."
I said, "Melvin, you don't need no interpretation for that. Your place is down there where you belong." And that's right. See?

53 But to face up to responsibility, sometimes it takes the very hide off of us to do that. As a father to face up the responsibility to give your child a whipping. Them little fellows, you don't want to do that. But as a father or mother you've got to face the responsibility of raising that child, because the Bible said, "Spare the rod and you'll spoil your son." And that still stands good in the sight of every psychologist there is in the world. That still remains God's Truth. If there'd been more of that practiced, we wouldn't have had so much juvenile delinquency and stuff, and the rot that we got in the world today. But the old golden rule of the home's been broken long time ago, and they let the kids do whatever they want to.

54 But even as I said, ministers, they'll come face to face with Truth, and then walk away from it. See, they're--they're just have--just seems like there's something that they--they don't want to face up to it.
Many time out there people come, say, "I know that's right, Brother Branham, but if I did that, they'd kick me out of the church." What of it? If you don't, they're going to kick you out up there, so you--you got to be kicked out somewhere. See? So you might as well face up to it. Instead of running from it and say, "Well, I'll go over here; I won't go back." Go back, sure, listen to some more of it. Search the Scriptures. Jesus said, "Search the Scripture for in Them you think you have Eternal Life, and They are They that testify of Me." But we find that people won't face up with that.
Being brought to--into the Presence of God and see when God made a promise, and God is obligated to that promise, and when He brings that promise to pass, then people are afraid to face up to the responsibility of coping with the Message of the hour. We find that everywhere.

57 How about you Lutherans? How many Lutherans was afraid to--people was afraid to face up to Luther's truth when he come forth with justification? Look what it cost you, maybe your own life to come out and confess Jesus Christ and--and become a--a Lutheran.
Looked at you Methodists, how it used to be you all were called holy-rollers; I guess you knowed that. And they'd get under the Spirit and jerk back and forth. And they said they--they had the jerks. The Meth... That... No, that ain't Pentecostals; that was Methodists longs years ago. And they jerked, and shook, and fell under the power of God. And they throwed water in their faces and fanned them with fans, thought they'd passed out. And now, you were considered a bunch of holy-rollers. But you had... Your mothers and fathers had to either accept it, face up to the truth and facts, or turned her down.

59 What about you Pentecostals that received the restoration of the gifts? When the baptism of the Holy Ghost come out with speaking in tongues and the gifts of the Spirit coming back in the church, why the Methodists wanted to kick you out, and they did do it. But you had to face up to it. It's something you had to do.
What about the issue when it come out about the baptism in the Name of Jesus Christ and you saw it was the truth? You have to face up to it or do something about it. You've got a responsibility; everybody has. And you must face up to these things. All right.

60 And when you see then in this day now when the Word of God has made these promises of things that we see happening now, then we've got the responsibility to either face up to it or get away from it. You have... You just can't stay neutral; you've got to do something about it. Said... Some move's got to be made. You can't come in that church door and go out the same person you come in. You're either further away or closer to God every time you come in or go out there.
Oh, how easy it is for people to shirk these things. And I want us to think of these when we start into the official services tomorrow night, that I want you to notice when something is confronted, if you--if there's a question about it... If there's a question about it, there's got to be an answer.

62 Say for instance I said I was going west, and you pointed me this a-way. Well, the first thing you know, I run plumb a-passed my target. And I'm too--I'm northwest. Well, what if somebody points me down this way, and I go that way. I'll pass my target again; I went southwest. Well, as long as there's a question of which was is west, there's got to be a direct answer somewhere. And when these questions confront us about the Bible truths, there's got to be the right answer somewhere. That's right; it's got to be there.
And when we see something presented, I think instead of just running away, say, "Oh, nonsense, I couldn't believe a thing like that; I couldn't believe that," why don't you take the Bible and set down and face up to it. Study It. You're here in the meeting now; just look it over. Check it out yourself with the Word; check the Word by the Word. That's the only way to make It tell the Truth. And It must tell the Truth from Genesis to Revelation.
Christ is the revelation of the whole Bible. In Him, Christ, all the Fullness--fulfilling of all the prophecies of the Bible is met unconditionally in Christ Jesus, 'cause He was God manifested in the flesh.

65 Now, when we find these things though, when we're confronted and come into a meeting, and see the power of God moving and doing things, and doing supernatural works, and see it performed, and look in the Bible and see that it's promised for this hour; then when we see those things, then we are confronted with a responsibility to either accept it, I mean, as for ourselves...
Now, many people sympathize; many people say it's right. But that don't--that don't make it what--that ain't the thing that you're responsible for.

67 As I've said... What if I--if I was a young man and looking for a wife, to be married, and here stood a girl that met every qualification that I thought it took to make a woman, why, morally she was a queen, and lovely, and--and a fine personality, a real Christian, everything that I could think of to make me a good wife; no matter how much I think she's perfect, she's exactly right, she isn't mine till I accept her and the responsibility of her being my wife.
That's the same thing the Message is. You might say it's right or this, that, or the other, and say, "I sympathize with it; I believe it's the Truth," but you've got to accept it; and it's got to become a part of you and you a part of it. You've got... Then it's yours.
When you marry this certain woman that you have chosen you are--you are one then. And that's the way you are with Christ. When you see Him manifested and made real, then you are part of Him, and He's part of you; and together you're part of the Message.

70 Oh, how many denominational ships have we got going down to Tarshish for the Jonahs of these days: nine hundred of them, something, a ship that takes the easy route. Don't want to face up to it. Jonah didn't want to face up the thing of going to the Gentiles. He didn't want to take that cruel message over there: "Within forty days you'll perish if you don't repent." He hated to do that, and he thought, "Them Gentiles, it's hard to tell what they'll do to me." But he had to face up to it. See? But he took a easy ship and went down to Tarshish, went down in the hull of the ship and went to sleep: took the easy route, the easy way.

71 It's a popular way with the people. It's easy to take the way where everybody can pat you on the back and say you're a good fellow, and, "This is So-and-so, and certain..." and the world will look upon you. It's easy to go the popular way. But when--when you have to do something different, when you have to stand to your conviction of what you know to be the Truth, there's where the hard part; that's the rub comes, right there.
Oh, as we've often sang that old song:
How easy while sailing this sea and its calm, To trust in the strength of Jehovah's great arm; But, oh, let the waves begin to blow; let--let the wind blow and whip up the waves, then what do you do?
Something like I was told one time that the lady said back in the horse and buggy days that--that said. The horse run away with her going from church. Said, "What'd did you do?"
Said, "I trusted the Lord until the lines broke." Well, that's the time to trust the Lord, after every--after the lines is broke. You're trusting in the lines until they're broke. Yes.

75 And so we find out that we have many easy ways to go, ships going down to Tarshish, for it's easy. The unresponsibilities, it just flows in; you have everything coming, everybody likes you, and everybody--nobody disagree with you, you disagree with nobody; now, if that ain't a dishrag (That's right. Yes.), push over, flop over. Why, anybody, I don't care who you are and what you're standing for... Actually, decent thinking people will think more of you if you'll stand for your conviction of what's right. That's right.

76 Don't care... You take a woman, she might be ever, not very attractive and whatever she is, but you let that woman stand for principles of womanhood, let her stand like a lady, and if a man's got a ounce of man about him, he'll take up for her. Absolutely, we appreciate something that--that somebody's got that they believe that it's the truth and will stand for what they think is right.
How wishy-washy, that's what. Too many Christians today are so soft-soaped and everything until they think all they do is join a church, go in somewhere, put their name on a book, or do a little something, jump up-and-down, shout or--or something like that and call it Christianity. Christianity's a everyday, rugged life living for God in the--this present world. It's a constant burning of the fire and love of God in the heart that sets you afire and puts you out yonder with the people and making converts to Christ.

78 Responsibility... But it's easy to go the way the world goes. It's easy to flow down the stream. Go out there and set down in the river with your boat. You get your oars and start pulling up against the current; you don't make much time and it goes hard, but you just once let loose the oars and watch how fast you pass trees going down. But look where you're going. When things are floating easy, remember, you're going towards a--a great cataract down there of some sort; you're going towards the falls. And it won't be long till you'll be going over that falls, just floating with the world, easy, the way it goes. You don't want that. No, sir. But you must accept your responsibility.
Now, you believe it and you--you think it's the Truth...

80 And the responsibility that God has given us in this day to bring this Message... And as I get older and I know my days are shortening up, I feel the responsibility greater than I ever felt: press it on. We must do it. We must get down to it in our--everywhere we go and tell the Message and--and tell the people that Jesus Christ is coming, that He's God and He's coming soon. There's not a--not a hope left in the world but the coming of the Lord.

81 Looking back there at some friends that was with me up there when the Angel of the Lord... These boys setting here, I believe they found the place where it happened up there. And just remember what the Lord said that day to Brother Wood when we was walking up the hill. And--and he was kinda weeping because of his wife being sick. And the Lord said, "Pick up that rock, and throw it up in the air, and say THUS SAITH THE LORD." And I did that. And Brother Wood is setting as a witness.
And I said, "Brother Wood, it won't be long till you're going to see something happen." And the next day when we were standing there, all of us together... And a bunch of the men standing right here tonight...

83 A young preacher was there, and he was a... I noticed... I just met him the night before; he was in our camp. He come up to be with us. And he said to me; he said, "Brother Branham, do you ever see visions out like this?"
I said, "Yes, sir. But I come out here to get away from it, to kinda rest a little bit." He said... "Well," I said, "of course He shows me things out here." And I said, "Just over the hill here where the Seven Angels appeared down in there."
He said, "Yeah, I understand." Said, "I was one of the sponsors on your meeting over in California."
I said, "Well, I'm certainly glad to know that."
And while standing there, just then I looked around and I seen kind of a heavy-set doctor looking into his eyes, and I heard him say, "You're going to lose that eye, because there's a allergy in there. And I've doctored it for two years, and you're going to lose that eye." I said," Reason you ask me that, because your doctor told you the other day you was going to lose that eye."
And he said, "That's right."
And he looked around like that, and I seen his mother take off one of her stockings and hold her foot out with little tumors hanging down between her toes, up-and-down her leg and said, "If you see Brother Branham, tell him to pray for this." And I said, "Your mother hand her--stuck her foot out like that and said she had--she's got little tumors all over her--her toes and like that, and said, 'Have Brother Branham pray.'"
He said, "Brother Branham, that's the truth."
And I looked back, and when I did, I seen him standing there looking at me like that with his eyes just as bright. I met him this fall; he had better eyes than anybody in the camp. The Lord had healed him and made him well.

88 While I was standing there the Lord said--showed me what was going to happen: "Judgment's fixing to strike the west coast." And He said, "Get over there beside that fireplace."
And I had a shovel in my hand, walked over there... Brother Roy Roberson, all of us know him here; he's not here tonight as I know of; he's in Arizona out there. He's the chairman of the trustees here. And I knowed him being a veteran. And something was going to happen. A real, pretty, still morning about ten o'clock in the morning, and the boys all around there, ten or twelve of us, letting down tents, and skinning out pigs, and things. So we, I walked around, said, "Roy, hide quick. Something is fixing to happen." I couldn't tell him no more. And just the time I got over there...
And coming down from the heavens come the whirlwind of God and clapped like, shook the hill, run inside of that mountain, cut a streak plumb around it about five feet above my head, and cut all the tops of them trees off as the rocks went out, went up in the air and come down again with another big baptism, and struck across the mountain, and throwed the rocks out like that. Did it three times, then went up in the air.
And Brother Banks come over to me and, "Is that what you said yesterday?"
I said, "Yes, sir; that's exactly it." See? And then two days after that Alaska sunk almost up there. And up and down that west coast has been thunders and pushings and everything happening. And one of these days she's going to slide beneath the ocean. That's right. What is it? We're living in the hour of the coming of the Lord.

91 And we see isms and things rising up and all these different things; we know there's got to be a true answer to this. There's people out yonder in the country now going into caves and things. "On the 16th of March (you've read it in the paper) the Lord's coming." You know that isn't so. Jesus said, "No man knows the minute or hour."
When we see all of these things and things taking place the way they are, there's got to be a true answer somewhere. There's got to be a Truth. There's one east and one west, but there's--one southeast and northwest or something, but there's got to be a true answer somewhere to the problem.

93 Shirk this? We must tell the people that we're living in the hours of the coming of the Son of God. We want--want to watch and God... Be on the move all the time, ready to give a man a correct answer.
It's always been that way. It's--it's been men has shirked and went away from God every since Adam in the garden of Eden. When Adam was in the garden of Eden, when he come to the responsibility to make his choice: Would he stay with God or go with his wife? He had to make that--he made to make that... The responsibility was up to him. He either had to take what his wife said or what God said. And when he chose to go the way of his wife... And when he did that, then he lost his original condition and brought the whole world subject to death. When he had to take the responsibility of either accepting a new light that his wife had found which was contrary... Oh, God. Think of it. God only give them about eight or ten words to keep: "But of that tree thou shall not eat." That's all they had to keep. And even with just that much word, they broke it. Then Adam had to face up, "Will I--will I do as my wife has said do, or shall I do what God said do?" Then he walked out with his eyes open. He'd had to take the responsibility. That throwed the whole human race unto death.

95 Then there come that other Adam which was Christ, not a One like Him. Somebody say He wasn't God. His uniqueness proved He was God. There never was a creature lived like Him. He lived in a world to Himself. He was borned outside of the realm of the natural...?... Hallelujah. He was the Creator Himself made flesh. Who could ever stand where He stood? Who ever talked like Him? Who could ever say the things that He said? Who could ever do the things that He done? His uniqueness proved He was God. There wasn't a prophet or nothing else could do what He done, Who could call the dead back from the grave, and Who could stop the skies, and do anything He wanted to do. He was God. Who could ever stand in His place? Who--what could He be but that perfect, immortal God made flesh and dwelt among us.

96 Nothing ever compared with Him. He lived in a world to Himself. No man ever spake like Him. When He just opened His mouth, there was something about it. Something was different from anybody else. Somebody said He was just an ordinary man. I defy that. He was God; that's what He was. For no man ever spoke like Him; no man could speak like Him; because He was the living Word Itself made flesh, the manifestation of the Fullness of God.
I will admit them prophets had their message. They had them then; they have them now. But there was the Fullness of the Godhead bodily manifested there. He was the unique One, and He was the One that had to face the issue with all of His great powers that He had. And He could've absolutely been the King of the world. He will be and He--to His saints He is now.

98 He stood there. What man would be poor, didn't have a place to lay His head, that even knowed where a fish swallowed a coin. Who, what man could take them big jugs of water and turn them to wine and not have a place to lay His head? He had to face up to the responsibilities that had been given into His hands. What man that--could raise a man out of the grave after he'd been dead four days and rotten? Could He not have saved Hisself? Sure He could, but if He did He'd have not saved us. He had to face up to the responsibilities. And because of His obedience to the Word, where Adam's disobedience, and he took the short cut, the way down to Tarshish, but Jesus took the way to Nineveh to the Gentiles to get Hisself a Bride. I'm glad that He did it tonight. And we ought to face up to the facts that we belong to Him and take the world away. Amen.

99 Every man had to face up to that, has got a responsibility before God. We just take for instance Noah, he had... Noah, Moses, Elijah, and all the rest of them of every age, had to face up to the responsibility. And they had to do it. But that's the reason they were sent in the hour...
Look at Noah in his scientific age, how he had to face up to a thing that was so unscientific. Why, there wasn't a--a reason why it couldn't be unscientific. See? It--it was unscientific, rather. Why, they said it's going to rain out of the skies. They... Never had rained a drop out of the heavens. Well now, he had to face up to it. God said it was going to rain.

101 And then he... Then faith without works is dead. If you say, "I believe it," and don't make no act... Just like the Message. If you say, "I believe it," don't make no act, what good does it do? See? Noah went to work with his hammer and built an ark to confirm what he was talking about. That's what we have to do too. We have to go to work and prove our faith by our works. Our works proves our faith.
Moses had to do it, and Elijah had to do it. Every prophet in his age had to stand up and face these responsibilities. But many of them didn't do like Jonah. He run; they didn't.

103 Notice. Cry out against it. Oh, my. There it is; that's the subject. Cry out against it. There's the check part. He was going to have and tell those fellows, "Say, I come to join up with you guys. You know, I believe, I'll tell you what I'll do; I've got just a little thing here I believe I can make it a--bring us all together, and do this, that, or the other," but it was cry out against it. When you have to cry out against something... Now, he had to cry out against everything that was down there, cry out against the city, cry out against their work, cry out against their church, cry out against their prophet, cry out against their ministers, cry out against their priests; cry against it, the whole thing, cry out against it.
Noah cried out against his age (Sure he did.), up against the churches of his age. Moses must--certainly did cry out against his--his age--the people, the priests, and so forth. He cried all the way through the wilderness. And every junction he cried, continually crying to the people. Elijah was very unpopular in his day because he cried out against that age. Certainly was.

105 John the Baptist was very unpopular in his age. He cried out against his age. He said to the king, the--the potentate of the--of the land... He--he had--he married his brother's wife. He had to preach on marriage and divorce one morning. So he cried out against it; he said, "It's not lawful for you to have her." It cost him his head to be cut off later, but he cried out, and he stood to his post of duty. He never took a ship to Tarshish and said, "Well, I'll agree with you, Herod. It's all right. As long as you think she's a nice woman, she's making you a nice wife, go ahead." Oh, mercy. Them dishrags. You see? Just--just every little thing... Why, it's nothing but to clean dirty plates with.

106 But notice. John wasn't that way. He faced right up to it. He said, "It is not lawful for you to have her." Yes, sir. And he stood out against it.
They never run; John didn't; they stood and faced the fact. Moses tried to run one time like Jonah, but God brought him back. Many of them tried to get away from it; they'd start... But look, if God has called you and you are sure that God's in the Message, there's nothing going to turn you back. It didn't turn Jonah. No, sir.

108 Amos of old cried out, said, "The lion has roared; who can but fear? And God has spake; who can but prophesy? Who can but prophesy?" When you see God speaks and said a certain thing will happen, and there it is...
A lion roars, everybody's scared. Yes, sir. If you ever heard one roar in the jungle... You hear these meowing around these cages out here, them tame lions, but you ought to hear a real wild one roar one time. The rocks will fall off the hill five hundred yards away. I don't see where all that belch comes out of them lungs that... He throws his head down, throws that fur up; I never heard anything... Like a--a cannon going off when he belches out that big roar in his lungs. Who couldn't be scared? They say if you're ever killed by a lion, it's painless. He scares you to death 'fore he gets to you. See, you--you don't notice it. He scares you with that great ferocious roar, and here he is on you in a split second.

110 He said, "The lion has roared; who can but fear? And God has spoke; who can but prophesy? When you see God doing something... You say, I might not be a prophet... Jonah said... "I might not be a prophet or the son of a prophet; but God has spoke, who can but prophesy?"
I might not be a prophet; I might not be this, that, or the other; when I see God doing anything and I see in here in the Word, and He promised it, who can hold their peace and keep still. Sure, He's done it.
Neither can we hide behind creeds, and all these here fellowships, and--down to--to Tarshish; we don't want to go them fellowships.

113 But many like Adam, do the same thing, try to make a substitute in some way, try to find a way out, and--and make a substitute to face God after they know in the wrong, faced up to the truth, went on with his wife and did exactly what God told him not to do. He went right ahead and did it anyhow. And then he found hisself naked, she and he both in the garden of Eden. Their eyes come open; they knowed what was right and wrong then. And then he tried to find a substitute to kinda cover himself up with it. Now, that's just about the way we do today, an excuse, say, "Well, I tell you; if it was here or if this..." or, "If, if, if;" that's just it. See, but you must face up to it. It's either right or wrong. And if it's right, let's stay by it. If it's wrong, get away from it. That's all. Get what--find out what is right. You don't want to wait any longer. Let's find out now what's Truth and what's right and stay with it. We know that's truth.

114 Now, we find today that our people are so... It seems like all the sincerity has gone out of the churches.
I... In the... We're living in the house there of a precious sister that comes to this church; she's probably setting here tonight. And she rents it out to her--the people; and she's just been so sweet to us about that place, about letting us have that place. And so I'd call her name, but she might not want me to do it. And she's been so sweet to us, well, we certainly wouldn't--wouldn't want to expose her. But she's been a very, very dear woman. And in the house there was a television over in one side. We got a little--two duplex. I got a big family, a bunch of youngin's, and we--and you--you know, and they have beds and plenty of them. And everything piled up on top, and we have to walk through this and through that to get in and out.

116 And then over there they had a television. And in this television these kids got to watching on Sunday morning some kind of hymn singing that come on. And you know, it--it would almost make you ashamed if there wasn't a genuine Christianity somewhere that you could put your hands on, to see what's called Christianity. Why, it seems like all the sincerity's gone out of it. Why, they don't--they don't seem to... Why, it's just terrible the way they stand there and draw their fist and fight one another on there, and try to sing hymns and everything like that, and pull jokes that hardly would--a sailor would pull, and then say all kinds of things, and kid and go on. You know the sacredness of--of--of Christianity has seemed to lose its place.

117 Now, I go to church and--and see the pastor get up there and announce that the--there's going to be a--a swimming bee. All the women in these bathing suits, they're all going out there. They're going to have a contest, these women, swimming. And they're going to have a--a party of some sort, and they're going to fry up a lot of--of chicken, and play bunco, and--and all these things like that. To me that takes the genuine sincerity out of Christianity. Just get by with anything.

118 I seen... Coming up here... We find out... You know, we find more of our sisters wearing shorts up here in this cold country than you find out there in that hot country. See? It's true. Out there where it's really hot there's not too many of them that wear them. But here where--where it's cold they--they do it. See, it's... They don't realize it's the devil doing that. See? Now, if it was to be comfortable, if it was to help yourself, it'd be different. Be men. I think it looks sickly on a man. But it--but... Yeah, yeah, You... You'd wouldn't pay no attention to a man. But the lady, her--her body is sacred, and she must keep it that way. And to see old...

119 If you can see people today... There's two spirits; and One of them is the Holy Spirit; the other one's a unholy spirit, and one's governed by that. And both of them religious, now, that's the strange part; they're both religious. And just like Esau and Jacob was, both religious; like Cain and Abel was, both religious; like Judas and Jesus was, both religion--both religious... And we see it today, both sides religious. See, it's the same spirit. The people die, but the spirit doesn't die; it goes right on. Both religious, one of them is possessed with the Holy Spirit that lives the kind of life that they should live and walk godly and honest. They wouldn't beat you out of a penny, and they'd--they'd do everything honest that they could to help you, and the others just will--just as nice as they can be. And the others we find out it's just vice versa, and yet both of them are religious spirits. Two of them, one Holy Spirit and the other a unholy spirit. And we--if you notice it'll... Even though claiming religion, they'll make fun of you and call you a holy-roller; they do anything they can. A...

120 They ignoring the--the unchanging Word of God as though It never had been written. See, you can say, "Now, looky here, if--if the baptism... I have the Holy Spirit." And stand there with that cigar in your hand smoking? "Yes, I have the Holy Spirit. I don't think it's wrong to take a little drink. I don't think it..." See? And did you notice, "I don't think?" But God thinks different, you see, of course, to His Word. See? See, they--and they--they just simply as much as--as spit on It. That's exactly right.

121 Just as much as this little, old, crippled guy that crawled out that time when David was being excommunicated from his throne... He was going up on the Mount of Olives, going out weeping as he went up, looking back. And this little, old fellow crawled out there and was spitting on him. And that guard said, "I'll let the--that dog's head stay on him and spit on my king."
David said, "Let him alone." See, they spit on him. About eight hundred years later they spit on his Son Jesus Christ too. And today they spit on Him again as if there wasn't even...?... irreverent, unconcerned, just turn up their head, and walk away from it, and laugh in your face. Why is it? They're on a ship to Tarshish that's exactly.
Because of God you cry out against evil, cry out against sin, cry against the things that's wrong.
Now, remember, it'll be... Say, you know, this time, you know, I'm two hours difference. In Tucson it's just ten minutes after seven. I... That... I'm getting kinda--kinda out of my place here. All right.

123 Now, remember, we're going to have to answer for it. Remember those who spit on Christ answered for it. When David returned back from his exile--when he was a fugitive--and when he returned back, remember this fellow fell on his face and cried out for mercy. He spit on David going out, but he was almost ready to bathe his feet with tears and--when he returned back. And someday those who pierced Jesus will see it, and those who are piercing Him today will see it also. They... Someday it'll come back. Remember Revelations 22, He requires us to keep every word that He has written, every word.

124 Now, we know His Presence are here. It's vindicated. We are having it. We're trusting in this coming week it'll continue to be vindicated among us, the sick will be healed and great things will be taking place. We don't want the popular idea; we want the Truth. And we don't--we want--don't want to... We don't want to face up to nothing but what God has said is the Truth. But be sure that your sins will always find you out. If it doesn't here, it'll get you at the judgment. So you're--you're... It's going to catch you somewhere. Now, that's true.
But if--if you are a true Christian, truly called like Jonah was, God's already got your fare paid. Get off of that ship going to Tarshish anyhow. God predestinated you to this life. Yes, sir. If you're a true, called child of God, come to Christ. Come into the fullness of Him. Your way's paid to where? It's paid to Nineveh, not to Tarshish. You're predestinated. Your ship... There's a ship leaving right now on its road. So there's only one thing to do is get on it. And if you was like God... You'll never have no peace.

126 Like my little nephew awhile ago, about ten years now he's went from pillar to post, some morning he goes to this church, this Catholic church down here and take this one because what some holy father he talks about over here, and somebody over here, and some over here. What does it all amount to? See? And now he's still hungering and thirsting. I said, "Your place is at the altar down there, son." See? There's no way of getting out of it. When God ever takes out after you, you just might as well give up and go on; that's all.

127 Remember God--God was in the boat; God was in the storm; God was in the fish; everywhere he turned, God was there. See? God's there. And He'll just keep haunting at you. So why do we wait any longer? Let's just start this revival right. That's right. What you waiting on? We believe that the coming of the Lord is at hand, and He's going to have a Bride, and it ready. And we don't want no ships to any Tarshish. We're going to Nineveh; we're going to glory. Amen. That's right. We're going where God's going to bless, and that's what we want to do.

128 Lay out in the Presence of God then with our hearts, not our--our hands so much, but our hearts before God until He's seasoned us through and through like that with the rays of His glory and baked into us His--His goodness, and ripened that which we have got into reality (See?) to where we can show others that Jesus Christ lives. Oh, my. We want to be that.

129 And remember, where Jonah went, God was in the boat; and God was in the storm; God was in the fish. He went on being right along with Jonah until His perfect will was done. That's right. And if He's ever after you, you might dodge over here and dodge over there, but you'll be miserable until you come back and do the thing you started out for Him to do at the first place. See? Don't go run from the Presence of God. Face up to it. You believe it's the Truth; then let... If it is the Truth, it's worth living for, dying for, anything else. And if He's ever vindicated it to you that it is the Truth, then we can't run from it nowhere; He'll be right there just the same. You can't do it.

130 By His provided prophet, the one that He ordained to go down there and call that message... Now, looked like He could've sent another prophet, but He ordained Jonah. And even Elijah wouldn't have done. Jeremiah wouldn't have done. Moses wouldn't have done. It was Jonah had to go to Nineveh. That's all there was to it. He commissioned him and told him to go. And when He says go there, "Jonah, go to Nineveh," nobody else can go do that but Jonah. And when God tells you something, you've got to do it. Nobody else... See, we just have to face up to it and--and go do it.
We believe that we're living in the hour that when God is a-doing something. We believe that we're living among them now. I believe tonight I'm preaching to that congregation that's--that's laying, waiting out there just to get ripe. I--I really believe that with all my heart. I would say it's the same now as it's always been.

132 Now, we believe that the hour has come that St. John 14:12 must be fulfilled. We--we believe that Malachi 4 must be fulfilled. We believe that Luke 17:30 must be fulfilled. We believe that all these prophecies that He said would come to pass in this day, we believe they must be fulfilled. And we believe we're seeing them fulfilled right now. That's exactly right.
Stop running; don't get out of His Presence; just move up into His Presence. That's right. And I know that's what you're desiring to do, 'cause I seen license out there from Texas, and Louisiana, and everywhere. That's what we're here for, is not to run from His Presence, but to run into His Presence. Come back; get off the... [Blank.spot.on.tape--Ed.]... been a Jonah, if you've been wondering which way to go or what to do, come on, get on the ship with us tonight. We're going down to Tarshish to cry out--Nineveh to cry out. We'll let that Tarshish ship go on down if they want to. We've got a duty before God; that's a Message that we're responsible for.

134 So in this coming week, just a little prelude tonight to let you know what I'm crying out. I'm solely responsible for a Message brethren. You ministers setting here, I'm not here to hurt your feelings. And you women and men on this marriage and divorce case coming up, I want you to remember tonight--I've said all this to get this to you--that I am responsible only to God. And then again, I'm responsible to you to tell you the Truth. And I'm not going to tell you nothing but the Truth as long as God lets me know what Truth is. Until I know the Truth, I won't say nothing about it. And I won't say nothing about it. But I do believe that God shows me the truth on marriage and divorce. And I--I trust that He'll let me bring it out.

135 And other messages I aim to have this week is, "Who is this Melchisedec?" "Where Did God Choose to Put His Name?," and few of those things like that, which are messages coming up. And "Birth Pains," and--and a few things that's on--on that order. And complementary to a man choosing his wife, and a few things of them messages I want to bring up this week. But I just want the congregation, where if there'd be a minister here... I'm not here, my brethren... I don't want you to... Or some of you members go back to your church and say, "Brother Branham said thus and thus."
I am duty-bound to a Message that's been given to me from Almighty God. And as I stand here tonight, and God knows that's true, that right down on this river... There's people perhaps setting here when that Angel of the Lord come down there and told me what He did right there in 1933, right there on this Spring Street here. If you're a stranger here, drive right out corner of Spring Street there where you hit the river; and there's where it happened. That's been in 1933. It's probably been about thirty-two years ago then. Oh, it's been thirty--been thirty--thirty-two years ago--thirty-two years ago. And how that He's brought that right down, everything. And we've went out, and bringing the Message, and seen the sick healed, the blind, and--and the crippled, and lame, and halt, and everything, and then see even the dead that we know that's been verified raised up from the dead. There's people die and raise right back to life again, and all these things.

137 If a Message goes forth, there's signs and wonders, and you still see that same old school of thought that you come up with, that didn't come from God. God don't just have to do... And God is trying to get your attention attracted to something.
And then, when Jesus went down there, He started healing the sick and doing great works and things. He always--He... Jesus did it. And Moses and Jesus done it, and the rest of them. And when He was here He did it, and He's doing it, the same thing today. When He sends forth a meeting like that revivals and starts a meeting in the earth, and starts a moving along with these great signs and wonders, and then you see come back that same old school of teaching, there--there's something wrong there somewhere. There's something new coming forth.

139 When Jesus came out after when... "He's a fine rabbi." He could go to any pulpit and preach when He was healing the sick. When... Oh, they liked to have Him over there. But one day when He set down and said, "I and My Father are One," brother, He wasn't so popular after that. When He said, "Except you eat My flesh and drink My blood, you have no Life in you; but he that eats My flesh and drinks My blood has Everlasting Life; and I'll raise him up at the last day." then He wasn't so popular from then.
Said, "This man's a vampire. This man's a Beelzebub. That's the way he done them things. He could tell fortunes. He looked through the--their minds and perceived their thoughts. He's a fortuneteller." But what was, He--He was the Word of God made manifest for that hour. And He was duty-bound.
He said, "I do always that which is pleasing to My Father." God help us to do the same thing: do that which is pleasing to the Father.
And I hope you all will understand. If you disagree with me on these messages and things, that--you'll remember, at least have this respect, that I have a responsibility, and I'm not going to Tarshish. I'm on my road to Nineveh. And I--I got to cry out. The Lord bless you all.

142 Let us bow our heads now just a moment. It's almost nine-thirty; I don't want to keep you, but I want to find this if I can tonight: Is there some here that--that just isn't exactly where you should be in Christ, but you--you'd want to be and you desire to be, would you just raise up your hand, say, "Brother Branham, pray for me." God bless you, just look at the hands." I--I want--I'm here, Brother Branham, to get closer to God." If your head was raised, my--my hand's up to. That's what I'm here for. I'm hungering like you are.
But, oh, the other day one of the most grandest things happened, and I--I know now what to do. And I--I pray that God will give you that clear understanding. It's there; they... If there's a question in your mind, there's got to be an answer somewhere to answer back to that question. My prayer is, God, let you see that question answered during this time.
If you're sick, may God heal you. We're going to have healing services, I guess, practically every night, and we are going to pray for the sick. We're going to do anything that we can to help you. And you do everything you can to help us. And we'll work together, trusting God will give us a great meeting.

145 Now, Father God, these few little cut-up words, but they're in Your hands now, Lord; they've been said. I'll have to meet it. Just like them words can never die, they're going around and around the earth on a record; someday I'll have to face it right back again. I realize this, Lord, and I say it with deepness of sincerity.
I pray, dear God, tonight for each one of these, Your children. And O God, I trust before the week is over they'll--they'll understand that the question that's so great in their mind tonight will be settled. Grant it, Lord.
There's some here who doesn't know You, Father, as Saviour yet, or maybe has never been filled with the Holy Spirit. May this be that night.
Lord, I cannot fill nobody with the Holy Ghost; neither can I save anybody. I can only tell them what You said: "Blessed are they that do hunger and thirst for righteousness, for they shall be filled." And I pray, God, that You'll create such a hunger in their heart. Many, Lord, they've got to be hungry. How would they drive these hundreds of miles through ice and everything, and over rainy mountains, and across deserts to come to a little old place setting here on the corner. Then I think again You said, "Where the Carcass is the eagles would be gathered." Feed us, Lord, upon Thy Divine Manna. Give to our souls that what we really need. We're thirsting for You, Father. We're in Your hands now.
And let the great Holy Spirit that come down on the mountain the other day up there, I pray that He'll saturate every heart in here with His goodness and mercy, with understanding. We realize, Father, that's what we need, is to understand. For if we do not know what we're doing, then how do we know how to do it? But we must have understanding. As Daniel said he had understanding by the prophet Jeremiah's Writing, and, Father, we have understanding by the Holy Spirit's Writings as He will reveal It to us in this hour. Give to us, Lord, the desires that we have for Thee. Tenderly we ask this, Father, for Your glory in the Name of Jesus Christ.

150 And now with our heads bowed, as our sister is chording then, "He will give me grace and glory, and go with me all the way," I want you just to silently pray now and ask the heavenly Father that He will grant to you tonight that what you have...
Brother dear, sister dear, He's just as close as your arm is to you. You--you believe me in--in other things; believe me in this. He's here to give you whatever you have need of.
Oh, for the last few weeks I've been so hungry, so thirsty, so homesick to see you. That's the reason I said, "Billy, let's go home."
Meda said, "What do you want to go back there, that cold country again for, Bill? You always get a sore throat and everything. You always come out and head cold, and you're hoarse, and you can't hardly talk."
I said, "Well, I don't know." I said to her... I see my friend Charlie Cox setting back there; and I said, "I'm just anxious to hear Charlie say, 'That little squirrel "clim" that tree over there.' I just get so hungry to hear it." I--I just want to--want to be around you.

154 I know my Brother Banks got real sick. And I saw a vision of him here not long ago. And he was laying on his back, and I know he come pretty near going from us recently. And I look at the different ones of you...
I come in the other night to the Christian Business Men's meeting, and--international; old "Pop" Shakarian, Demos' father, he used to set there and just keep looking till I come in; then he'd smile, and that little wave, he'd wave at me. He wasn't there; he's gone. Then I had to come to that family with THUS SAITH THE LORD, their daughter's going to die too: Florence. I saw her in a vision, saw her go. And I know she's going. And I said, "Pray, just pray. You know, there's a prophet one time was told to go tell a king to put his house in order. And he prayed, and He spared his life fifteen years longer." I said, "Pray, but...?..."

156 You look... And I--I come back... I stood over here in a restaurant the other day eating. A man walked up to me and said, "Aren't you Billy Branham?"
I said, "Yes." He probably didn't know me, 'cause this--over this bald spot on my head I was wearing this little piece of hair to keep from getting a sore throat during this meeting. And he walked up to me; he said, "I thought I knew you, Billy."
I said, "Yes." I said, "Who are you?"
He said, "I'm John Warman."
I said, "How's Ziff?'"
He said, "Billy, he died." Umm.

158 I was coming down though the courthouse, went down to pay my taxes. Coming down through the courthouse, and a lady hollered at me, and she said, "Did you know John's gone?" or some name. It might not have been John--Ed or something. And I said... I didn't know the woman; I felt embarrassed. And come to find out, I didn't know who she was. She said, "Do you remember one dark night when the river was up over the banks out here and houses washing away over on Chestnut street, and you risked your life to go into a place to get a woman and some little children out?"
I said, "You her?"
She said, "I--I'm the lady." She begin to scream for her baby; you know my story. She said, "That one that I called my baby is married and got a family." See? And here she is old and gray, and here I am too. One by one our cards go out of the rack, as it was.
And we have meetings; and I miss this one, miss that one. We all got to come up missing one of these days, but, brother, sister, there's a gathering place. Let's be sure now that we're right. Will you? Don't let all our understanding of God and so forth go in vain. Let's believe.

161 Father, they're in Your hands. I'm in Your hands, Lord. We're only here in dedication now, prior to the coming meeting beginning tomorrow night. Will You help us, Lord? May our--may our conversation be constantly upon Thee; may our hearts and minds be stayed upon Thee. And you said You'd keep us in perfect peace. It's also written in the Bible, "Lean not to your own understandings." O God, we don't want our understandings; we want Your understanding. Give them to us, O God, and may the revival come within our souls till this pack of people will be just one heart and one accord. Grant it, Father. Grant this things while we pray in Jesus Christ's Name.

162 Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. In the cross, in the cross, Be my glory (Let's raise our hands.) ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. Jesus keep me near the cross, There's a precious fountain Free to (Yes, Lord, free.) healing stream, Flows from Calv'ry's mountain. In the cross, in the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. [Brother Branham begins humming the chorus--Ed.] O God. If there's any of you feels like you'd like to come up and kneel down around the altar, if you'd just like to come, say, "I'm not where I should be, Lord; I--I want to make a reconsecration. I want to do it tonight, Lord," you're welcome to come. We'd be here to pray with you.
In the cross, in the cross, Oh, be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. Jesus keep me near the cross, There's a precious fountain Free to all a healing stream, Flows from Calv'ry's mountain. In the cross, in the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river.

163 Let's just pray, each one in your own way now. Just--just forget time. Let's just bow our heads in His Presence. This little lady here crying out, "I love You, Jesus." You remember when you got saved many years ago, you remember how sweet that was to you? He's just as sweet tonight. Let's pray. Everybody in your own way now, let's just--let's just all consecrate ourselves to God, just dedicate ourselves over to the Lord.

164 Dear Lord Jesus, [Blank.spot.on.tape--Ed.] "Thou the Stream of all my comfort, more than life to me, Whom have I on earth besides Thee? Or Whom in heaven but Thee?" Dear God, we pray now that Your mercy and grace will be sent upon each and every one of us, Lord. We're here around the altar. Many could not come up; You'll meet them at their seat. Whatever we offer, Lord, You're willing to receive. If we just offer You our time, You will receive it, talent, You will receive it. But, Lord God, tonight we're going beyond that; we're offering all we are. All that I am, all that I ever expect to be, all is in You, Lord. We pray that You'll take this, our prayers, into Thy heart, Lord, and give us of the great deepness of the Holy Spirit, that our lives will be changed; for we see that we're near the end now. Can't be too much longer. And as we see our loved ones dropping day by day, young and old, we know soon it must knock at our door. And tonight, Lord, while we're in our right mind, setting here, or kneeling here, standing here, whichever position we're in, receive us, Lord God.
Take me, Lord. I ain't nothing, but whatever I am, Lord, if You can get any use out of me, I dedicate myself to You.

166 I pray, dear God, for each one of these, these dear people that I stood yonder Lord, in the mountains in Arizona and cried about. And here they are, knelt around the altar with us tonight, praying, consecrating our lives. We love You, Father, more than our own lives. We love You more than our families. We love You more than wife, children, father, mother, sister, brother, husband, wife. We love You, Lord Jesus. Make that so real in our hearts, Lord. Pour in the oil of gladness this week, Lord, in our souls. Give us a bathing, a washing of the Word, by the water of the Word, dividing unto us Truth.
Many here tonight, Lord, and will be here, that's confused on these subjects that's vital. O God, open that fountain in the house of God that's--that's for cleansing us. I pray, God, that You'll wash us and cleanse us in Thy Blood and make us new creatures, and give us grace and strength to bring forth the Word of Truth in its Divine revelation of the Being of Jesus Christ. May He appear before us, Lord. May He come and heal our sickness, forgive our sins, fill our hungry hearts with good tidings of great joy, the Gospel made manifest in our life. Bless every pastor, every song leader, every Sunday school teacher. Bless us all together, Lord, for truly we love You. And now, we're Yours, Lord, in this dedication. In the Name of Jesus Christ use us now according to Thy own will...?...

167a My faith looks up to Thee, Thou Lamb of Calvary, O Saviour Divine! Now, hear me while I pray, Take all my sins away, O let me from this day Be wholly Thine! You love that? Let's sing again.
While life's dark maze I tread, And grief around me spread, O be Thou my Guide; Bid darkness turn to day, Wipe sorrow's tears away, Nor let me ever stray From Thee aside. Does that make you feel good? How many likes to sing them old songs? I--I just love them, don't you?
We're marching to Zion, Beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Oh, we're marching to Zion Oh, beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Come, we that love the Lord, And let our joys be known, Join in the song with sweet accord, Join in the song with sweet accord, And thus surround the throne, And thus surround... Now, let's stand up now as we sing it, shake hands... one another.
We're marching to Zion, (Bless you, sister.) We're marching upward to Zion, That beautiful city of... Let's raise our hands up now to God.
Oh, we're marching to Zion, Beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Oh, we're marching to Zion, Oh, beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Doesn't that make you feel wonderful? My, my. Oh, let's just raise our hands and just praise Him in our own way.

168 Lord Jesus, Thou Rose of Sharon, Lily of the Valley, the Bright and Morning Star, Fairest of ten thousands, Thou the Stream of all my life, more than life to me, how we love You. Dear Father, oh, how we praise Thee. Bless these, Lord, bless Your...?... Grant these things, Lord. Grant it...?... [Brother Branham continues praising and worshipping God--Ed.]
... Near the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. Somehow or another I just feel we're going; there's something laying right ahead for us. I go to...?... I believe I'm prophesying. Great joy...?... leave...?... many sad in heart will be made... Great mysteries will be made clear, and people who are sad will be turned into joy.
Near the cross, in the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river.

170 As John of old, when he got too old to preach, he would just set and scream, they tell me, with all of his might, "Little children, love one another." Love one another. Don't let nothing come among you. See? Keep all, everything away from... You don't... No matter what it is, face up to it. We're on our road to Nineveh. See? Don't get on that old ship of Tarshish that takes you out of the company. Let's move right on up the stream of God's blessing. I believe we're going to have it; I believe our Father.

171 Feel better now, sister? That's fine; that's the way I like to see children borned, that's...?... I can just think of years ago right on these grounds how many thousands has been borned into the Kingdom of God right on this ground. How little did we know when we was standing with a--eighty cents in our pocket to build the church with... Oh, He said, "I the Lord hath planted it; I'll water it day and night." And He's done it; He's done it. God bless you.

172 Now, when we bow our heads... Now, tomorrow night, remember, the services will be held up at the school auditorium here, and if... We will have somebody posted here now to show the people how to get there, 'cause new ones would be coming in.
You love Him say, "Amen." [Congregation says, "Amen"--Ed.] Oh, isn't He wonderful?
I stand down here on the bank and sing that old song:
On Jordan's stormy banks I stand (Think, that's been thirty years ago, thirty--thirty-three years ago.) And cast a wishful eye To Canaan's fair and happy land, Where my possessions lie. And many I baptized that evening are over there now. When they stood there and witnessed that Morning Star coming down out of the heavens, circling around like that, said, "As John the Baptist was sent forth to bring the--to forerun the first coming of Christ, your Message will forerun the second coming." How could it be thought? But all God's words are true. All God's words... We're living in the Presence of the great King. God bless you.
While we bow our heads, I'm going to ask Brother Neville, our precious pastor, to come here, dismiss us in prayer. God bless you, Brother Neville.

Up