Семя не является наследником   вместе с шелухой

Другие переводы этой проповеди: Семя не наследует вместе с шелухой - VGR
Дата: 65-0218 | Длительность: 1 час 31 минута | Перевод: Вильнюс
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Семя не является наследником   вместе с шелухой / The Seed Is Not Heir With The Shuck

СЕМЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ НАСЛЕДНИКОМ ВМЕСТЕ С ШЕЛУХОЙ
18.02.1965 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА,

1 Богу возможно всё, верь, только верь.

Постоим ещё минутку для молитвы. Склоним головы.

Дорогой Боже, для нас большая честь находиться сегодня вечером здесь по этому случаю, чтобы принести живого Христа гибнущему миру и гибнущему поколению.

Мы просим, Господь, чтобы Ты помазал наши слова и наши старания, чтобы они не вернулись к Тебе тщетными, но пусть они исполнят то, для чего они предназначены.

Помоги сегодня каждому находящемуся здесь мужчине, женщине, мальчику или девочке, которые в нужде. И, Отец, мы знаем, что мы все нуждаемся. И когда мы будем сегодня расходиться, дай нам иметь такое же чувство в сердце, как у тех, которые пришли из Эммауса, став свидетелями воскресения Христа, говоривших: “Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге?” Даруй это, Господь!

Исцели больных и страдающих. Пусть после сегодняшнего служения среди нас ни один не останется немощным. А, превыше всего — пусть ни один не останется неверующим, Господь. Пусть они все уверуют к Вечной Жизни. Ибо с этой целью мы и собрались здесь.

Мы просим этих благословений во славу Царства Божьего, во Имя Иисуса Христа, Сына Божьего. Аминь. (Садитесь, пожалуйста.)

7 Приятно снова находиться здесь сегодня вечером. Я вижу, что некоторые стоят, и я думаю, что уже установлена телефонная связь с множеством городов по всей стране: с Сан-Франциско, с Тусоном и на востоке. И мы по телефону передаём им привет. Сегодня вечером мы здесь в аудитории. И главная аудитория забита до отказа, и в проходах, и вдоль стен — всё заполнено стоящими людьми. И, как мы понимаем, завтра вечером попытаемся открыть здесь другую сторону, в спортзал, чтобы увеличить аудиторию, тогда разместим, может быть, ещё пару тысяч человек. Так что мы надеемся, что завтра вечером… Если она переполнена сегодня, в первый вечер, то мы думаем, что завтра вечером будет ещё больше. И я вижу, что уже сегодня расставляют дополнительные стулья и всё такое.

Мы с нетерпением ожидаем, во-первых, пришествия Господа Иисуса; во-вторых, спасения потерянных душ, чтобы они сегодня приняли Его и были готовы к Его пришествию, когда Он явится.

9 Я хочу особенным образом поприветствовать всех этих замечательных мужей на платформе, как я понимаю, многие из них — служители. На платформе сидят пару сотен или больше, и мы, конечно, благодарны за их присутствие.

Обращаюсь ко всем людям, где бы они ни были, в разных частях страны… И мне говорили, что некоторые здесь из-за моря, из заграницы. Так что мы вам признательны за то, что вы приехали насладиться с нами этим общением, которое Бог нам дарует во время этого собрания, чего мы очень ждём.

Кажется, с тех пор, как я подумал о возвращении сюда на несколько дней на эти собрания, моё сердце было необыкновенно встревожено сильным предчувствием, что нечто вот-вот произойдёт. Я точно не знаю, что именно, но я надеюсь, что это — великое откровение от Бога, которое подготовит нас и сделает нас лучшими гражданами Его Царства, пока мы ходим в этом мрачном мире греха и неверия.

12 Этот участок земли, само это место, имеет для меня большое значение. Как только я узнал, что здесь построили этот школьный зал, я захотел провести на этом месте служение. Я очень благодарен школьному совету и тем, кто любезно позволил нам снять его.

Именно на этом месте, где-то приблизительно прямо здесь, где стоит сегодня это здание, около тридцати лет назад произошло знаменательное событие, — прямо на этом же участке земли. В те времена здесь было обыкновенное поле ракитника. А я как раз жил за ним, в домике, метров двести отсюда. В те дни я очень беспокоился о спасении моего отца и матери, (они оба уже отошли). А особенно в тот день я беспокоился о своём отце. Помню, я спал на веранде. Было тепло, лето.

Это описано, по-моему, в книжке под названием: Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же, или же это в книжке под названием: Я не воспротивился Небесному видению.

14 И, лёжа на веранде, я вдруг проснулся, и в сердце я стал сильно переживать за своего отца. Многие из вас, жителей этого города, знали моего отца; я считаю, что он был замечательным человеком, хотя и был грешником, и… Но у него была плохая привычка — я с этим всё время изо всех сил старался бороться — это было пьянство. И в ту ночь он пил. И, проснувшись, я очень за него переживал. И в одной пижаме, надев штаны, оставив на себе пижамную рубашку, я побрёл по этому полю ракитника как раз примерно туда, где сейчас стоит это здание. И я встал на колени помолиться за моего отца.

И когда я молился и просил, чтобы Бог спас его и не дал ему умереть грешником, потому что я любил его… И когда я пребывал в молитве, я поднялся, чтобы посмотреть вверх — отсюда на восток — и явилось видение. И прямо надо мной (многие из вас знают про это видение) стоял Господь Иисус.

16 Так вот, насколько мне известно, я не страдаю восприимчивостью к миражам, но видения реальны. И там стоял Господь Иисус, в первый раз я увидел Его в такого рода видении. Он был приблизительно, о-о, наверно, в трёх метрах над моей головой, стоял высоко в воздухе, готовый одной ногой шагнуть вперёд. Он был в белом одеянии, по краю которой свисала бахрома. У Него были волосы до плеч, и с виду Он был примерно…мужчина, примерно — как сказано о Нём в Библии — лет тридцати, но невысокий худощавый Человек, небольшого роста. На вид Он весил не более шестидесяти килограмм.

И я посмотрел и подумал, что, может, я…что-то не так. Так что я протёр глаза и—и снова посмотрел. А Он стоял как-то боком, лицом в профиль. И черты Его лица, которые я всегда видел в видениях, были как на Гофманском лике тридцатилетнего Христа. Вот почему он у меня дома, на моей литературе, где только возможно, потому что такие черты и были, похожи больше всего. Только вот выглядел Он невысоким.

И я… Смотря вверх на Него, я подумал: “Неужели я смотрю на моего Господа, стоящего там?” И я находился вроде бы, я бы сказал, вот в этом месте, и, может быть, как раз где эта…под тем местом, где сейчас эта кафедра. Где-то…это было как раз в этой окружности в…в том радиусе, где я стою, по моим меркам, в пределах сорока-пятидесяти метров, где-то на этом участке, в такой окружности.

19 И я поднял глаза, и Он там стоял. И я укусил себя за палец, чтобы убедиться, не сплю ли я. Вы знаете, как… Просто кажется, что такого не может быть. А я тогда был ещё молод в Господе, я проповедовал месяцев шесть. Я укусил себя за палец. Я взял ракитник и сломал его. И многие из вас, живущих в сельской местности, знают, какая из ракитника получается зубочистка. Я начал его пожёвывать. И я сказал: “Такого не может быть. Это сон. Вот мой дом. Вот там отец, мать и дети. Вот пруд у старого кирпичного дома, который здесь раньше стоял, как раз за двести метров от него я охотился на уток. И вот я стою в поле; не может быть, чтобы это было неправда”.

Я пнул ногой по земле, потопал немножко ногами и потряс головой, и—и потёр руками, снова поднял глаза, отвернулся, снова посмотрел: а Он так и стоял там. И подул ветер, и я видел, что ракитник колыхался. И когда он подул, Его одеяния начали развеваться вместе с ним. Как одежда, висящая на верёвке, они заколыхались. Он там стоял. Я посмотрел.

21 И я подумал: “Вот бы только взглянуть на Его лицо”. А Он смотрел на восток, прямо в эту сторону. Его взгляд был напряжённым. И я двинулся с места, чтобы обойти и поближе посмотреть на Его лицо, и я всё равно не мог хорошо Его рассмотреть. Он держал руки перед Собой, и с того места, где я стоял, трудно было разглядеть.

Я снова шагнул и откашлялся как-то так, кашлянул: “Хм”, — чтобы привлечь Его внимание. Но Он так и не пошевелился.

Тогда я подумал: “Может, мне позвать Его”. Когда я сказал: “Иисус”, — Он повернул голову; и когда Он посмотрел на меня, Он просто простёр Свои руки. Это всё, что я помню. На… Уже почти рассвело, а я всё ещё лежал на поле, где-то здесь, где теперь это здание, моя пижамная рубашка вся промокла от слёз, от рыданий, и я потерял сознание.

Черты Его лица ни один художник не смог…не смог бы нарисовать или изобразить. Это сделать невозможно. Он выглядел, как Человек, взглянув на Которого, захочешь заплакать от сострадания и благоговейного почтения, однако, обладающий такой властью, что если бы Он проговорил — земля перевернулась бы. И такие черты не смог бы запечатлеть ни один художник.

24 Так и по сей день я не знал, что это означало. Но вот, я сегодня здесь спустя тридцать лет, стою в аудитории, посвящённой сейчас на служение Всемогущему Богу. А я был простым прихожанином, действительно, просто поместным старшим в…в здешней баптистской церкви, пастором которой в то время был Рой Дэвис. А теперь я стою здесь в переполненном здании, прямо на том же самом клочке земли, и в моих руках, как я считаю, выкупленные Кровью Самого Иисуса Христа, чтобы передать им это четырёхдневное послание Господа.

Где-то через месяцев шесть после этого я кре-…в первый раз проводил крещение здесь на реке, когда Свет сошёл прямо здесь, на улице Спринг. Наверно, многие из вас захотят туда сходить и посмотреть: на улице Спринг и Уотер, прямо на набережной. И именно там Ангел Господень впервые явился публично, в два часа дня. И от него изошёл Голос, сказавший: “Как Иоанн Креститель был послан предвестить первое Пришествие Христа, твоё Послание предвестит второе Пришествие”.

26 Уже прошло тридцать лет, и вот я сегодня по-прежнему провозглашаю это Послание. И Оно разошлось по всему миру, и я рад, что я сегодня снова нахожусь в родном городе и представляю Господа Иисуса Христа, Которого я по-прежнему люблю всем сердцем. С каждым днём Он становится милее, чем вчера. Я ни на йоту не изменил своё учение. То, с чего я начал, я и сегодня по-прежнему верю в то же самое. Он вчера, сегодня и во веки Тот же.

Так вот, у меня есть Послание, и я несу за него ответственность. Когда Послание ещё только начиналось, оно было, конечно… Все молились за больных, великие знамения, чудеса и чудотворения, которые начались особенно у пятидесятников, всемирное пробуждение кампаний исцеления охватило мир. Целых пятнадцать лет пробуждения были, наверное, на каждом углу. Горят огни пробуждения. Буквально миллионы приняли Христа как своего Спасителя от одного того поручения. От него вдохновение сошло на Орала Робертса и прочих, и так дальше и дальше — разошлось повсюду после того, как пятидесятническая церковь уже лежала в своём омертвевшем болоте, в котором она тогда была.

28 Я намереваюсь и желаю сегодня снова пробудить эту церковь к осознанию скорого пришествия Господа Иисуса. Я должен её упрекать. Я должен осуждать грех, каким бы он ни был. Я не отношу это к чьей-то деноминации. У меня есть Послание.

Так вот, трудно получить от церкви финансирование, точно как было у нашего Господа Иисуса; потому что это не я — это Он. Но когда Он сначала проповедовал и исцелял больных, воскрешал мёртвых и очищал прокажённых, и изгонял бесов, Он был всем нужен. Но пришло время, когда появилось Послание, которое всегда следует за каждым знамением, потому что у знамения есть голос.

Но однажды, когда Он присел и сказал: “Я и Отец Мой — Одно!” — этого им было не выдержать. Так же было, когда Он сказал: “Если не будете есть плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, не будете иметь в себе Жизни”.

“Как?” Ведь врачи и здравомыслящие люди сказали бы: “Этот человек — сущий вампир, хочет заставить вас есть его плоть и пить его кровь”. Он этого не объяснял, Он сказал и всё.

32 И сегодня вечером и на этих собраниях вы можете услышать нечто, что будет просто сказано и всё; возможно, мы этого не сможем объяснить, но запомните: Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же. Мы в это верим!

Так вот, у нас нет времени очень долго говорить, потому что в определённое время мы должны начать и в определённое время закончить. И мы желаем выполнить постановления школьного совета, который выделил нам это время. И мы сделаем всё возможное, чтобы их соблюдать.

Помните, в любое время, когда грешник захочет прийти ко Христу, нужно только пройти вперёд, проповедую я или пою, как бы там ни было, и тотчас отдать свою жизнь Христу, и оставаться на своём месте. Для этого мы здесь и находимся — чтобы помочь вам.

35 Я хочу поговорить с Братом Вейлом, Братом Робер-…Бордерсом и этими братьями. Если… Может быть, они смогут днём или утром, или когда-нибудь провести в церкви служение наставления для ищущих крещения Святым Духом. Можно ли так сделать, братья, Брат Невилл и все вы, кто сможет прийти, Брат Кэппс? Если кому-нибудь нужно наставление в крещении Святым Духом, почему бы вам не прийти в скинию? Когда лучше всего: утром или днём?

[Кто-то говорит: “Утром”.—Ред.] Утром, около десяти часов? Около десяти часов утра.

Если у вас есть вопрос по учению, если у вас есть вопрос по Посланию, если…если вы хотите… Если вам лично ещё не послужили, вы хотите, чтобы за вас помолились, или хотите узнать о любых вещах такого типа, то почему бы вам просто не зайти туда в десять часов утра и встретиться с этими людьми? Один из них или больше будут там наставлять, молиться за больных, отвечать на вопросы, просто, лично с человеком… Вы, просто, обращайтесь к ним, и они будут рады помочь вам во всём, в чём смогут.

38 Теперь, прежде чем обратиться к Слову, хотелось бы вновь обратиться к Автору Слова. Можно слишком много есть, можно слишком много пить, можно слишком много смеяться, можно слишком много гулять; но молитвы никогда не будет слишком много. “Я желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, поднимая святые руки без сомнения или гнева”. Давайте помолимся.

Дорогой Иисус, Автор Слова Жизни — а Ты и есть Слово — мы сейчас торжественно обращаемся к Тебе после объяснения видения. Боже, Ты мне Свидетель, что оно истинно. Господь Иисус, я молю, чтобы Ты помазал сегодня слова для каждого уха, слышащего Божественное звучание. И если те, кто здесь, или слушают где-то в этой стране, если они не готовы и не подготовлены в этот час принять вызов часа: Послание от Бога, покаяться и быть готовыми, ибо приближается Царство Божье, мы молим, чтобы сегодня они стали такими и приняли вызов этого часа.

О Боже, я молю о помощи, осознавая ответственность и что это значит, и что…я должен ответить в День Суда за всё, что я говорю здесь и в других местах. Помоги мне быть предельно искренним, Господь, во всём, что я делаю или говорю из Слова Твоего, чтобы был принесён плод. Ибо, как сказано в Твоём поручении: “Да не отходит это Слово от уст твоих, но поучайся в Нём день и ночь, чтобы в точности исполнять всё, что написано в законе. И тогда ты будешь успешен в путях твоих, и тогда будешь поступать благоразумно. Вот Я повелеваю тебе: будь твёрд и очень мужествен, ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдёшь”. Господь Иисус, да будет так сегодня вечером. Мы молим во Имя Иисуса. Аминь.

41 В пятницу и субботу с десяти до двенадцати часов в скинии на перекрёстке улиц Восьмой и Пенн будут наставления, ответы по учению, молитвы за больных и так далее. Пожалуйста, приходите, если у вас есть вопрос — в чём бы вы ни нуждались — там будут люди, которые займутся этим. Да благословит вас Господь!

Так вот, сегодня вечером на этом вступительном служении я не могу иначе, как сразу же начать с проповеди. Для этого мы здесь и находимся, именно для этого я приехал сюда.

А в воскресенье утром, если воля Господа, я хочу ответить на важный запрос наших дней по теме Брак и развод.

Так вот, в Галатам 4:27 я желаю прочесть эти слова, 4:27 по 31-ый включительно.

Ибо написано: “возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа”.

Мы, братия, дети обетования по Исааку.

Но как тогда рождённый по плоти гнал рождённого по Духу, так и ныне.

Что же говорит Писание? “Изгони рабу и сына её, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной”.

Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.

44 Пусть Господь добавит Своих благословений к прочитанному Слову Его. Итак, я думаю, что возьму отсюда такую очень странную, необычную тему. Но иногда мы находим Бога в такие странные, необычные часы необычным образом в необычных вещах. Потому что Бог — необычный, и те, кто действительно от сердца служат Ему, служат Ему необычным образом для вещей и путей этого мира. Эта тема называется: Семя не является наследником вместе с шелухой.

Павел здесь говорит о физическом семени двух сыновей Авраама. Павел с радостью показывает себя в положении рождённого от свободной.

Так вот, мы знаем, у Авраама было два сына от двух разных женщин. Бог дал ему обетование, что от Сарры…вернее, через Сарру родится Сын, и что через этого Сына будет благословлён весь мир, все народы будут благословлены этим Сыном. И принято считать, особенно среди евреев, что им был Исаак, но это не так. Этим обетованным Сыном Авраама является Иисус, и Он — от обетованного Царского Семени Авраама.

Но у Авраама было два сына: один был от Агари, которая была служанкой его жены; от миловидной, привлекательной египетской служанки, которую Авраам взял для неё в Египте…быть ей…в служанки своей жене. И Сарра, думая, что Бог не сможет исполнить всё то, что Он обетовал, это она сказала Аврааму взять Агарь, её служанку, и жениться на ней, (а многожёнство было в те времена законным), и родить ребёнка — якобы, так Бог и запланировал, чтобы у неё был ребёнок только через Агарь. Но мы видим, что это было не так.

48 Так вот, мы также понимаем, что Бог совершенен в трёх. Итак, Бог совершенен в трёх. Пять — это благодать. Семь — это завершение, как эта земля.

Бог совершенен в Отце, Сыне, Святом Духе. Это совершенство Божества. Всё это — один Бог в трёх проявлениях трёх атрибутов одного служения, вернее, трёх служений в одном Божестве.

Так вот, “три” также присутствует в совершенстве ступеней благодати к Церкви: оправдание, освящение, крещение Святым Духом. Из этого состоит новое рождение. Точно как естественное рождение, прообразом которого оно является. Когда женщина рожает ребёнка, сначала выходит вода, кровь, а затем жизнь.

В Библии сказано, в 1-ом Иоанна 5:7…или 7:5, по-моему, сказано: “Три свидетельствуют на Небе: Отец, Слово, (Которое было Сыном), и Святой Дух; эти три есть Одно. Три свидетельствуют на земле: Слово…вода, кровь и дух, вода, кровь и дух; эти три — об одном”.

50 Так вот, Отец, Сын и Святой Дух есть Одно. Невозможно иметь Отца, не имея Сына; невозможно иметь Сына, не имея Святого Духа. Но можно быть оправданным и не быть освящённым. Можно быть освящённым, но не быть наполненным Святым Духом. Мы доказали это на примере природы.

Так вот, и многие из вас могут… Я могу показаться вам странным. И у меня нет образования, и я уверен, что вы это уже поняли. Но я учу в прообразах, поскольку физическое символизирует Духовное.

Итак, мы видим, что в совершенстве присутствует “три”, что Бог совершенен в трёх. Так вот, и это было в совершенстве потомства Авраама: Измаил, Исаак, Иисус; Измаил родился от рабы, Исаак родился от свободной — и они оба половым образом — но Христос Иисус родился от девственницы, никакой половой связи.

Вот это Семя, одно — одно Семя, не семена, а одно Семя. Все остальные не были семенем Авраама, потому что “Семенем” Авраама было его Семя веры, о Котором говорил Бог, а не его физическое семя. Потому что после смерти Сарры Авраам женился на другой женщине, и у него было семь сыновей, не считая дочерей. Так что были не семена Авраама, а было Семя Авраама, одно. И им было Семя веры Авраама, указывавшее на Царское Семя, Которое должно было прийти через веру Авраама, не через физическую жизнь Авраама, а духовную жизнь Авраама, который всё, противоречащее Божьему Слову, называл как несуществующее и поверил Богу, сверх надежды верил с надеждой. Вот об этом настоящем Семени мы и говорим.

54 Однако, здесь перед нами представлена картина. Семя началось…обетованное семя началось с небольшого сомнительного…сомнения в первоначальном обетовании. Видите, как всё начинается с самого низу, с сомнения в первоначальном обетовании? Бог обещал Аврааму, что через Сарру у него будет этот ребёнок. Но теперь проследите, первый потомок Авраама от рабыни появился из-за сомнения Сарры в том, что это могло произойти, потому что она состарилась, и у неё прошёл возраст деторождения.

Так вот, так начинается и церковь. Начало всегда бывает таким. Начинаешь снизу. Ведь не начинаешь сверху. Если человек, стараясь взобраться по лестнице, попытается сразу взобраться наверх, он поломает себе шею. Нужно сделать начало и достраивать к нему.

И здесь мы видим начало проявления обетования Божьего в нарушенной незначительным сомнением программе Божьей.

Таким же образом в Эдемском саду начался грех. Именно так, через грех, началась смерть, — когда одно Слово Божье было неправильно истолковано или поставлено под сомнение. Нельзя сомневаться или ставить не на Своё место ни одно Слово Божье, Которое есть ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, потому что каждое Его Слово верно.

57 И вот Сарра, та самая, которой было обещано…Сарра, являясь женщиной, которая символизирует церковь, усомнилась в первоначальной программе Божьего обетованного Слова и сказала: “Авраам, муж мой, возьми себе эту красивую служанку и живи с ней, и будь ей мужем. И Бог даст через неё это обетованное семя, и я возьму этого ребёнка”. Видите, пренебрежение всего лишь одной маленькой йотой изменило всю программу.

Поэтому мы должны принимать каждое Слово Божье как ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Каждое Слово Божье истинно.

И поэтому семя начинается с небольшого сомнения в обетовании. У Исаака, который был семенем свободной и обетованной женщины, родилось — как Павел старался объяснить здесь в Послании к Галатам — у него родилось физическое обетованное семя. И он здесь дальше говорит, что дети рабы не могут быть наследниками вместе с детьми свободной, потому что они из двух разных категорий. И это так. Неверующий не может быть наследником вместе с верующим. Ни в коем случае.

59 Вот в чём сегодня беда. Невозможно заставить деноминационных цыплят поверить вместе с орлом. Это просто невозможно. Вот когда начинаются проблемы. Нужно верить каждому Слову Божьему. Вы просто…вы не унаследуете вместе; также вы и не…вы не присоединитесь к этому. Этого нельзя сделать. Вы должны быть или орлом, или цыплёнком.

Он не мог быть наследником вместе с Измаилом, семенем рабы из…из-за сомневавшейся Сарры: усомнилась в Божьем Слове, что Бог был способен Его исполнить. Заметьте, Авраам (вы видите, как я закладываю основу для воскресного утра), Авраам не усомнился в Нём — Сарра в Нём усомнилась. Всё дело было в ней. Не Адам усомнился — это Ева усомнилась. Итак, далее мы узнаем о них побольше, когда затронем это в воскресенье утром.

Также и Духовный не может быть…естественный не может быть наследником вместе с Духовным. Так и дети Измаила не могут быть наследником вместе с…с детьми Исаака, и также плотские не могут наследовать вместе с Духовными.

62 Церковь естественная, Церковь Духовная. Существует церковь естественная, которую символизируют эти женщины, и также существует Церковь Духовная. Так что, естественная церковь и Духовная Церковь не могут быть вместе наследниками. Они в двух разных, отдельных эпохах, два разных отдельных народа, под двумя разными отдельными заветами.

Вот почему Восхищение отличается и будет только для Царского Семени Авраама. Оно не может произойти от естественного, плотского семени церкви. Оно должно быть у Царского Семени Слова Божьего через Авраама, Царское Семя. Вот почему сначала должно произойти Восхищение.

Потому что запомните, “мы, оставшиеся в живых, не воспрепятствуем, не предупредим усопших. Потому что зазвучит труба Божья, мёртвые во Христе воскреснут прежде. Мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем и встретим Господа на воздухе”. Заметьте, и ещё написано: “Прочие же из умерших не ожили до окончания тысячи лет”.

64 Поэтому, они…одни с другими не будут наследниками, они не будут вместе в Восхищении. Безусловно, существует церковь естественная и Церковь Духовная, церковь плотская — Церковь Духовная.

Вот, видите, здесь нет…нет никакого суда для Царского, Духовного, предопределённого Семени Авраама, ибо они предопределены к Вечной Жизни. Они приняли усмотренную Богом Жертву, а этой Жертвой является Христос, Слово.

“И поэтому нет ныне никакого осуждения”. Святого Иоанна 5:24, если хотите место Писания. “Поэтому нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе, — Римлянам 8:1, — живут не по плоти, но по Духу”. В Римлянам 5:24: “Слышащий Слово Моё”, это слово означает “понимающий”. Любой пьяница, любой другой может услышать Его и уйти прочь. “Но слышащий Слово Моё, понимающий Слово Моё, и верующий в Пославшего Меня имеет Жизнь Вечную, и на суд не придёт, но перешёл от смерти к Жизни”. Так точно.

Кому раскрыта эта великая тайна Божья, тот понимает, что Бог был во Христе, примиряя с Собой мир, что Он и Отец были Одно; как Бог исполнял великие тайны, являя Себя, проявляясь в эпоху человечества, и в человеческом роде, и в окружении людей, чтобы проявить Своё Слово в тот день, при восходе солнца на востоке, и совершить то же самое, когда солнце садится на западе, чтобы проявить Себя в Церкви-Невесте, проявленном Слове. Понимаете? Это будет для… “Понимающий, (то есть, знающий), которому открыл Пославший Меня, имеет Жизнь Вечную, и на суд не придёт, но перешёл от смерти к Жизни”.

66 Естественное семя было только лишь носителем Духовного Семени, как стебель, кисточка и шелуха. Мы это проходили раньше в другой проповеди, но я хотел бы немножко предварительно рассмотреть, вернее, снова вернуться к этому на минутку.

Итак, вот эти три стадии семени показывают нам истинную картину, три стадии естественного семени в почве. Как из посаженного семени вырастает стебель, из него прорастает листик, потом кисточка, затем на ней появляется пыльца, а потом шелуха, и затем опять семя.

Проследите за этими стадиями этой совершенной притчи, и как точно это выходит в прообразе, потому что Бог — Создатель всей природы. Поэтому природа так же безошибочна, как и Сам Бог, так как именно Он привёл её в такое состояние, чтобы мы на неё смотрели и видели.

69 Обратите внимание, Агарь — стебель, который был самым началом прорастающего Семени. Так вот, он совсем не был похож на Семя. Это был стебель, потому что она была рабыней, ей вообще ничего не было обетовано; ничего общего со Словом, всего лишь переносчик Семени.

Обратите внимание, Сарра — кисточка, у которой была пыльца. От неё произошёл еврейский народ, от…от Сарры вышел, родился Исаак, через Исаака родился Иаков, Иаков родил патриархов, а через патриархов произошёл народ.

Вера девы Марии породила истинное Духовное Семя-Слово, ставшее плотью. Понимаете?

Три женщины, это Семя прошло через трёх женщин. Одна из них, фактически, была в прелюбодеянии при многожёнстве. Вторая была свободной, а у третьей вообще не было никакой половой связи, но верою она поверила Слову Божьему. Агарь, Сарра… И у Сарры, и у Агари была половая связь, но Мария была девственницей силой обетованного Слова Божьего. Точно.

Стебель, Агарь… Две жены усомнились в обетовании, но проследите, что от этого родилось. Когда Агарь, вторая жена Авраама, которая, безусловно, была просто женой-наложницей… Но она родила человека. А каким он был человеком? В Библии сказано, что он был диким человеком. Лук для него был средством для жизни, и никто не мог его покорить. Его было невозможно укротить, исправить, возродить. Он был строптивым. Он был диким, потому что он появился от противоречия Божьему Слову.

И всё, что противоречит: любой проповедник, любой прихожанин, любая церковь, которая противоречит Божьему Слову — породит дикую прелюбодейку, группу мирских голливудцев, которые не могут придерживаться незапятнанного Слова, потому что они даже не числятся в обетовании. Да.

73 Сарра — по обетованию настоящая жена — являясь кисточкой — родила кроткого человека, от которого, в свою очередь, родился обетованный народ, который служил Богу. [Пробел на ленте—Ред.]

Но Мария, не имев вообще никакой половой связи, поверила обетованному Слову, являясь девственницей, не знавшей мужа. И Ангел Господень встретил её, сказав: “Радуйся, Мария, благословенна ты между женщинами, ибо Бог с тобою”.

А она сказала: “Как всё это будет?”

Он…она сказала… Ангел сказал: “Святой Дух осенит тебя”.

Такого не происходило ни в одну эпоху, но Мария поверила Богу. И она сказала: “Вот, раба Господня”. Она поверила Слову.

Как у неё это будет? Она знала, что у Агари был ребёнок от полового влечения к Аврааму, и у Сарры был ребёнок от полового влечения к Аврааму — обетованные дети от рабы и свободной. Но тут от неё запрашивается поверить, то есть иметь участие в вере, которая была в Аврааме, поверившем невозможному: “Если Бог сказал, что это так, значит, всё правильно!”

77 Она поверила Богу, нисколько не сомневалась. Она сказала: “Вот, раба Господня. Неважно, сколько критики от этого мира мне придётся перенести, да будет мне по Слову Твоему”. Так появилось истинное Семя.

Сарра не могла этого сделать, потому что там был секс. Верно. И Сарра не могла, потому что это был секс.

И церковь при сектантстве тоже не сможет! Необходима девственная вера в Слово Божье, которое дало обетование, чтобы произвести на свет детей. Сектантство никогда не произведёт на свет возрождённую церковь. Оно не может. Оно породит какой-нибудь заменитель. Оно породит какое-нибудь подражание, что-нибудь такое, что старается быть похожим на То.

Но истинная зановорождённая Церковь Божья верит Слову Божьему наперекор всему, невзирая ни на что, потому что она незапятнанна. Всё это приходит именно по обетованию Божьему.

Мария, истинная, сказала благодаря…без секса, сказала: “Да будет мне по Слову Твоему. Вот, раба Твоя!”

И она родила… Кого же она родила? Не дикого человека, не народ, но она родила Слово, Самого Бога, проявившегося во плоти (аминь!), истинное Семя Божье, проявившее каждое обетование, данное Богом в Библии. Без Него никто не может жить, без Него. Она была истинным семенем. Она была выше ки-… Она была шелухой, из которой вышло Зерно.

80 Так вот, две другие были носительницами жизни, только как естественного семени. Мария… Итак, запомните, я сказал, что две другие… Мария, не делайте из неё Бога, как пытаются сделать некоторые люди. Она не была богом. Никак нет! Она была только носительницей Семени, как и те остальные.

Но как вера в Слово приводит ближе к настоящему образу, наподобие как созревает зерно, вернее, пшеница. Она пускает стебель, потом появляется пыльца, затем появляется шелуха. Но когда… Кажется, что та шелуха, если не присмотреться, она выглядит в точности так, как настоящая пшеница. Но, когда её вскроешь, настоящая пшеница — внутри. Это, опять же, всего лишь носитель.

Так что, видите, Мария, не половым образом, но через веру, очень похожая на То… Мария не была тем Семенем. Мария была носительницей Семени.

Это Он был истинным Семенем веры, потому что Слово Божье — по вере, которую Он дал Аврааму. И только вера может осуществить то, что Бог обещал сделать, вера в Его Слово.

Заметьте, насколько больше Мария была похожа на Настоящее. Но как шелуха: шелуха обволакивает собой это семя и защищает его, и питает его, пока оно не созреет и станет самостоятельным. Так и этот третий церковный период Пятидесятницы созревал, содержа это зерно до времени вскрытия шелухи. Мария, являясь матерью Христа, была всего лишь инкубатором.

В Нём не было крови Марии, в Нём не было еврейской крови, в Нём не было языческой крови, в Нём была Кровь Бога. Бог сотворил эту Кровь. Это не могло быть половым путём. Он не был ни евреем, ни язычником.

84 В ребёнке нет ни капли материнской крови. Кровь происходит от отца. Мы знаем, что гемоглобин — у мужской особи.

Как с цыплёнком: она, то есть курица, может снести яйцо, но если она не побыла с птицей мужского пола, с петухом, то из него ничего не вылупится. Оно не оплодотворено, хотя оно выглядит точно так же, как и настоящее оплодотворённое яйцо. Все его свойства те же самые, но оно не имеет в себе жизни.

То же самое и с людьми, исповедующими Христа. Многие из них похожи на Христиан, пытаются вести себя, как Христиане, но необходимо иметь внутри себя Христа, Кто есть проявленное Слово, иначе никогда не достигнешь зрелости настоящего Христианина, верящего Библии. Всегда будет что-то деноминационное. Такое не может жить, потому что в этом нет жизни, чтобы жить.

Из яйца ничего не вылупится, оно так и сгниёт в гнезде, если она не побыла с…с самцом.

Точно как члены церкви. Можно с ними нянчиться и называть их…ставить их дьяконами и всё остальное, но они…получится полное гнездо гнилых яиц, если они не спарились с самцом. Верно.

87 Носитель, шелуха, она его питала. Это так. Затем оно, то есть само семя, должно оставить шелуху, точнее, шелуха должна оставить семя, чтобы семя оказалось в присутствии солнца и смогло созреть. Мы всё видим в прообразе.

Теперь видите, насколько она, церковь этих последних дней, становится похожей на Само Семя. Посмотрите, как эта пятидесятническая деноминация, которую воздвигли в последние дни (а мы это объясним чуть позже, да?), как они близко подошли, просто вылитое Семя.

Когда шелуха появляется из пшеничного зерна…или из пшеничного листика, после того как туда попала пыльца во второй стадии и вызвала третью стадию, что является с-…шелухой… И как там…если вы не очень внимательный наблюдатель, вы никак не определите, что там внутри ненастоящее пшеничное зерно. Когда зёрнышко только появляется, оно похоже на зерно. Но присядьте и вскройте его, и вы увидите, что там вовсе нет зерна. Это только шелуха, носитель зерна. Так вот, из неё появляется зерно. Но запомните, после той шелухи больше ничего нет.

Запомните, после Марии не обещано больше никакого Семени через женщину. И после пятидесятнической не обещано больше никаких деноминаций. Оттуда выходит восхищаемая Невеста, Cемя, Слово, снова ставшее плотью.

89 Заметьте, видите, насколько оно с виду похожее. В Матфея сказано…в Святого Матфея 24:24 сказано, что в последние дни два духа — церковный дух церковных людей и Дух Невесты у людей в Невесте — будут настолько схожими, что это обмануло бы самих Избранных, если было бы возможно. Вот насколько похожи.

Посмотрите, как это прошло через стебель. Теперь заметьте, мы тут кое-что образно рассмотрим.

Лютер, в церковном периоде, порождая Семя Невесты, был по Духу таким же самым. Лютер выступил только с одним зёрнышком Семени, а именно: оправданием по вере. Он как раз был образом Агари, стебля.

Заметьте, Веслей был образом Сарры — тот Филадельфийский период любви, из которого появилась кисточка, что… В период Веслея было больше миссионеров, чем в любом другом периоде. Великий миссионерский период времён Джона Веслея…

91 Но Пятидесятница представляла Марию, Марию, самую последнюю стадию. Так вот, она не являлась Семенем, однако, в ней была Жизнь Семени. Но Оно ещё не созрело, (я чувствую сильное благоговение!), Оно ещё не было созревшим. Оно находилось там, но было незрелым.

Так же и с нашим пятидесятническим периодом, в который мы живём! Должно произрасти Слово Божье, Которое меж-…не деноминационное, за сферами той деноминации.

Лютер продвигался к шелухе со своим первым словом: “Праведный верою жив будет”. У Веслея было два слова — освящение: второе конкретное действие благодати. У пятидесятников было третье слово — восстановление даров. Но должно появиться всё Семя целиком! Видите, как они делали деноминации то на одном слове, то на другом слове, то на третьем слове?

Но должно быть То, из чего нельзя сделать деноминацию. Сама полнота Жизни, которая там внутри, должна вновь воспроизвестись для Невесты. После этого уже не может быть церковных периодов. Мы в конце, братья и сёстры. Мы здесь, мы прибыли. Благодарение Богу! Аминь!

93 Так вот, мы видим, что всё это совершенно верно. Потом мы ещё заметили: если она — кисточка, точнее, Веслей — это кисточка, тогда пятидесятники — это шелуха, что является следующей стадией появления зерна…

Но брат, сестра, стебель — это не зерно, и кисточка — тоже не зерно, и шелуха — не зерно, хотя при созревании с каждым разом становится ещё больше похожим на зерно. Стебель не похож на зерно. Что появляется дальше? Кисточка, луковичка. Она похожа на зерно больше, чем…чем листик. Что появляется потом? Шелуха. В ней зерно содержится, она питает зерно.

Теперь вспомните обетование, данное Богом Аврааму: “Твоё Семя…”, говоря на духовном языке. Любой из нас это знает. Он говорил о Христе, а не об Исааке. Через его Семя веры.

96 Обратите внимание, первый был от рабы. Был совсем не похож на то, что было обещано. Бог не обязан из-за кого-то забирать Свои Слова обратно. Бог сказал, как это произойдёт, и так это и произойдёт. Но Сарра, являясь представительницей церкви, прообразом церкви, это…она там увидела, что… Она сказала: “Мне кажется, что это слишком феноменально. Я даже не могу в это поверить, так что пойди и прими к себе Агарь, и возьми её в жёны”. Вот видите? Этот стебель совсем не был похож на обетованное.

Но когда появилась Сарра, вот, это казалось довольно приемлемым. Это гораздо больше похоже на обетованное, но истинное обетование всё равно было другим, потому что Израиль в Исааке не оправдал ожиданий и отверг истинное Семя, когда Оно явилось, (Аллилуйя! Не возмущайтесь, не разбегайтесь. Это вам не повредит!), отверг Семя, распял Его и повесил на кресте.

97 Точно как Павел здесь сказал: “Разве семя свободной, — точнее, — рабы не гнало Семя свободной?”

Так и семя деноминации преследует истинное зерно. Так всегда должно быть. Они не будут вместе наследниками. Они ничем не связаны. У них два совсем разных обетования, две разные эпохи, два совсем разных народа. Один — Невеста, а другой — церковь. Они не идут ни в какое сравнение.

Но всё же они не являются Семенем, приход которого обещан. Также и Сарра; также и…и Агарь тоже. Также и Сарра…или, точнее, также и Мария не была Семенем.

Мария не была Семенем. Она была носительницей Семени. Но она выносила, родила из своей утробы, точно как и шелуха, родила из своей утробы настоящее Семя. Но шелуха не является Семенем. Она только… Она поближе к Семени. Она обволакивает собой Семя.

Внизу, в самом стебле, жизнь размещается по всему стеблю. А когда она доходит до пыльцы, она скопляется ближе. Но когда она доходит до шелухи, она там, прямо как в семени, и придаёт ей форму, почти как у семени.

Иисус сказал нам, что будет в последние дни: будут так близко, что, если возможно, обманули бы самих Избранных. Но затем оттуда появляется Семя. А шелуха…Жизнь покидает шелуху. И шелуха — это носитель. И именно этим были наши деноминации: носителем. Лютер, Веслей, Пятидесятники, а теперь пора появиться Семени.

99 Обратите внимание, заметьте, просто… Она не была Семенем, Мария Им не была. Шелуха, кисточка и стебель — всего лишь носители части Слова, — не всего Слова. У Лютера было оправдание. У Веслея было освящение. У пятидесятников было восстановление даров. Но когда пришло Слово…

Они могли это осуществить, что оправданием человек спасётся. Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Безусловно! Это носитель Слова, точно так же, как я считаю, что стебель — это часть пшеницы. Конечно же! Но это носитель. Это не жизнь.

Затем пришло освящение. Кто из вас верит в освящение? [“Аминь”.] Должны верить, если верите Библии. Безусловно. Так что это всё равно не… Это чуть больше похоже на… Добавились уже два слова.

Но потом пришла Пятидесятница, восстановление даров. Говорение на языках назвали первоначальным доказательством Святого Духа; говорение на языках. У них это называют первоначальным доказательством, и из этого родилось что? Шелуха. Но они сделали деноминацию.

А когда начинаешь говорить: “Я и Отец Мой — Одно”, и все остальные вещи, тогда шелуха сразу же от Этого отслаивается. Но настоящая истинная Церковь-Невеста [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре.] произведёт на свет всё Слово Божье в Его полноте, в Тайне, ибо Он вчера, сегодня и во веки Тот же.

100 Обратите внимание, в утробе Марии было Семя. Но когда Семя родилось, Оно сказало: “Я пришёл исполнять волю Пославшего Меня. Я и Отец Мой — Одно. Если Я не творю Его дел, не верьте Мне”. Вот это было Семя. “Кто из вас может осудить Меня за неверие? Что в Библии обещано о Моих делах, то Я и делал. Бог это подтвердил через Меня!” — сказал Он. “Кто сейчас может Мне указать?” Понимаете?

Но Семя в Марии, шелуха, она была близка к тому, чтобы быть Им, но она Им не была. Оно ещё находилось в утробе.

Заметьте. И в пятидесятническом периоде, на протяжении лютеранского периода, веслейского периода, на протяжении этого пятидесятнического периода было то же самое…

Теперь заметьте, но при открытии Семи Печатей, Откровения 10, полное Слово снова должно родиться для проявления и быть подтверждённым посредством Духа Божьего в полную силу, как было тогда, когда Оно было здесь на земле; проявиться таким же образом, совершая всё то же самое, что Оно совершало, когда было здесь на земле. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Аминь! В Евреям 13:8 сказано: “Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же”.

В Святого Луки 17:30 Иисус сказал: “В последние дни, как было во дни Содома, когда Сын Человеческий снова будет открывать Себя, будет то же самое”.

102 Мир в состоянии Содома, и вместе с ним в Содом вошла и церковь, как Лот и его жена.

И я говорю, что где-то в этом мире есть избранная Церковь, которая выведена и отделена от всего этого. И проявление Бога привлекло Её внимание. Мы живём в последние дни.

Шелуха свои силы отдала Семени, и Оно вышло наружу. С шелухой было всё хорошо, но она отслужила свой срок. Понимаете, это Невеста-Слово у Жениха-Слова!

Естественное семя Авраама, Исаак и Иаков, и…или, вернее, естественное семя Измаила, естественное семя Исаака и так далее должны были уйти в землю для того, чтобы проявилось то другое…проявился Иисус.

Так и со всеми остальными. Семена должны высохнуть и…я имею в виду, шелуха должна засохнуть, и пыльца должна засохнуть, и всё отмирает, чтобы Семя смогло воспроизвести Себя. Так было и в каждом периоде.

Деноминации были носителями Его части, (частично, это Слово), ибо Оно было сокрыто от мудрых реформаторов, то есть, для них находилось под печатью, пока не явился период орлов. В Библии так сказано. Так точно! Потому что нам это обещано в Малахии 4. Точно так и есть.

“Он сокрыл это от глаз мудрых и разумных!”

106 И когда мы недавно проходили Книгу Откровения, мы увидели, что каждый…все те три посланника…точнее, те животные, которые выступили, один в точности соответствовал Лютеру. Каждый засевал для следующего, то есть телец и другие животные из Библии. Они были при оправдании, освящении, даже вплоть до пятидесятников, но четвёртым был орёл. Верно, и в этом периоде Бог его воздвиг. Поэтому, чтобы всё было правильно, он должен явиться на протяжении этого периода. Так точно, исполняется обетование об орле из…из Малахии 4.

Иисус не был от Марии, а пришёл через Марию, как жизнь — через шелуху.

Так вот, сегодня многие из вас, замечательных братьев или сестёр из католиков, может быть, считают, что Мария была матерью Бога, как вы утверждаете. Как же она могла быть матерью Бога, если у Бога не было начала и конца? А? Тогда кто был Отцом Бога, если она была матерью? Видите?

Он был её Создателем, а не она была Его создателем. Он сотворил Самого Себя в утробе Марии, это не её собственное сотворение. Это было… Он сотворил Самого Себя. Он не был от неё, но она была от Него. Верно! Библия нас учит, что всё было создано Им. И без Него ничего не было создано, что было создано. Поэтому как Он мог… Как Он мог иметь мать, когда Он был Самим Богом?

Итак, мы здесь видим истинное откровение истинного прообраза. Три женщины были носительницами естественного семени, пока оно, возмужав, не стало Иисусом. Как… Измаил не мог им быть, потому что на самом деле он родился, как мы бы сегодня считали, вне брака, потому что он был сыном рабы. Затем появился чуть больше похожий на Него, на Иисуса, то есть появился Исаак. Но всё равно это было не то, потому что он родился от половой связи Сарры с Авраамом. Но потом появилась Мария и через девственное рождение родила Иисуса Христа, верно, Бога, Слово, ставшее плотью.

110 Теперь смотрите, были три женщины. Здесь в качестве прообраза три женщины, церкви, (женщины — это всегда прообраз церкви), подразумевают три деноминационных периода, носителя, которые тоже должны умереть и засохнуть, точно как шелуха и прочее, чтобы дать место Семени. Семя не может поспеть…вернее, не может созреть, пока не высохнет шелуха, стебель и все листья. Верно. Оно высасывает из них всю Жизнь до последней капли. Аминь! Всё, что было в них, плюс ещё кое-что. Не могут этого сделать!

Так вот, сейчас пора Семени, или же время Невесты. Шелуха омертвела. Шелуха полностью засохла. Время девственного Слова…[Пробел на ленте—Ред.]…не тронутого. Оно девственное. Запомните, время девственного Слова. Если отдашь Его в руки деноминации, Оно уж точно не будет девственным. Не успеешь оглянуться, как Его уже полапает человек. Но к Божьей Церкви деноминация не прикасалась. [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре.] Аллилуйя! Она — проявленное, девственно рождённое Слово Божье, Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же. Аллилуйя! Как…как чудесно! Я это люблю. Я верю в это. Я знаю, что это Истина. К Ней никто не притронется. В девственном рождении Невесты не будет никакого деноминационного человеческого вмешательства. Никак нет! Ей…ей повелено Богом выйти из такого: “Не прикасайся к их нечисти”, стали стервятниками.

112 Мне кое-что вспоминается. Недавно, когда я ехал из Финикса, ехал в Тусон с собраний, Дух Божий обратил на кое-что моё внимание, (когда мы с женой разговаривали по дороге, а дети заснули на заднем сиденье машины, уже было поздно), обратил моё внимание на ястреба. И я немножко наблюдал за ястребом и изучал его. Он — самый подходящий прообраз сегодняшней церкви.

Так вот, ястреб, как нам всем известно, утратил опознавательные черты первоначального творения. Совершенно верно. Когда-то он, то есть ястреб, был подобен орлу, своему старшему брату. Но теперь он уже не взлетает в небо, чтобы отыскать себе небесную манну, но он стал мягкотелым. Он больше не взлетает в небо; он скачет по земле, как стервятник, сидит на телефонных столбах, перескакивает туда-сюда в поисках дохлых зайцев. Ястреб был создан не для этого. Нет, он был создан подобным орлу.

Это точно как и церковь. Она была создана подобной орлу. Ей положено занимать место в Небесных местах. А вместо этого она стала мягкотелой. Она больше не взлетает в неведомые лазурные дали. Никак нет! Она полагается на свои современные методы усвоения, образования и теологии какой-то созданной людьми деноминации; ищет кучку дохлых, полуразложившихся зайцев, которых кто-то другой…верно, прыгает по земле. Это точно! Ястреб. Видите, этим всё сказано.

Орёл ничуть не изменился. Он остаётся орлом.

114 Он не взмывает в небеса, ястреб уже не взлетает, чтобы там наверху ловить себе свежую манну, но он зависит от того, что сможет найти уже мёртвым. Ястреб не умеет…ему не полагается сидеть на земле. Но посмотрите сегодня на этого ястреба. Едешь по дороге, смотришь, а телефонные провода все в ястребах, ищущих чего-нибудь…чего-нибудь убитого, какую-нибудь падаль. Он стал таким, что в крыльях уже нет силы летать. Он… Скоро он вообще на землю сядет, не сможет оторваться, потому что он одряхлел. Он больше не использует своих сил, данных ему Богом.

Его можно было узнавать по особой черте — парил в небесах и смотрел вниз с высоты. А теперь он опускается вниз и даже вверх посмотреть не может. Только и думает о дохлых зайцах, смотрит, чего бы отыскать на дороге: какого-нибудь скунса, опоссума или что-нибудь кем-то раздавленное. Он не орёл, но он чем-то похож на него.

Точно как церковь зависит от своей пищи для образованности и прочего, от мёртвой еды, умершей много лет назад при Лютере, Веслее и пятидесятниках, и протухшей в те времена. Она глядит в прошлое, на созданное людьми вероучение, вместо того, чтобы взлететь в Небесные места Слова, где “всё возможно верующим”.

116 Он перенял привычки канюка. Эта мертвечина оставлена для стервятников, для этого мира. Образование и так далее, и тому подобное осталось для этого мира, а не для Церкви. Он так одряхлел, что не… Он уже не крепкий. Он не может подняться в суровые Небесные места, где “всё возможно верующим”.

Он рассаживается поудобнее и говорит: “Ведь Доктор Такой-то сказал то-то. В моей деноминации в Это верят по-другому”. Ах ты, извращённый ястреб, боишься вырваться оттуда на основании Божьих обетований!

Скажешь: “Да ладно, дни чудес прошли”. Ты одряхлел. Ты боишься взмахнуть крыльями и улететь вдаль, или уже так одряхлел, что и молитвенное собрание не по силам? Ты что, дошёл до того, что боишься побыть у алтаря больше десяти минут? Скачешь на одной ноге, как стервятник, питающийся на земле мертвечиной! Так точно.

Он уже так одряхлел, что ему не выдержать суровых высот. Прыгает, как стервятник, и ест пищу стервятников (Вот в чём дело! Это точно!) до того, что стал похожим на стервятника. Он ведёт себя, как стервятник. Он уже никакой не ястреб. Он больше похож на стервятника, чем на ястреба. Ястребу полагается парить, а не рассиживаться на телефонном столбе, выискивая дохлого зайца, а потом лететь вниз и скакать по дороге, как стервятник. Понимаете?

119 Примерно то же самое сегодня и с церковью. “Что толку взлетать туда и парить, когда у меня и здесь зайцы есть?” Но они же дохлые, они сгнили, они разлагаются. Когда-то они годились. Так было и с учением лютеран, Веслея и пятидесятников. Зачем вам питаться по-стервятнически? Новая манна падала каждый вечер с небесных мест для детей Израильских в их странствовании. Все остатки разлагались. В деревне мы говорили: “В ней заводились ерзуны”. Сегодня в нашем опыте слишком много таких “ерзунов”. Наша религия зависит от того, что сказал кто-нибудь другой, что сказал ещё кто-то, и “это обетование для другого времени”.

120 Недавно ко мне пришёл один человек, баптистский проповедник, ко мне домой и сказал: “Ты знаешь, — сказал, — я просто хочу тебя кое в чём поправить”.

Я сказал: “В чём же?”

Сказал: “Ты пытаешься в наше время преподавать апостольское учение, — сказал, — апостольская эпоха закончилась”.

Я сказал: “Когда?” Понимаете? “Я скажу тебе, когда она началась, а ты мне скажи, когда она закончилась”. Я сказал: “Ты веришь в Слово?”

Он сказал: “Верю”.

Я сказал: “Хорошо. Так вот, в день Пятидесятницы, — ты веришь, что тогда началась апостольская эпоха?”

Он сказал: “Да”.

Я сказал: “Тогда апостол Пётр выступил и сказал такие слова…”

А помните, Иисус сказал: “Кто отнимет от Него одно Слово или добавит к Нему одно слово, у того будет отнято участие из Книги Жизни”. Это у проповедника и у любого, чьё имя находится в Книге.

Я сказал: “Пётр сказал: ‘Покайтесь, каждый из вас, и креститесь в Имя Иисуса Христа для прощения греха, и вы получите дар Святого Духа; ибо обетование принадлежит вам и детям вашим, и тем дальним, кого ни призовёт Господь, Бог наш”. Так когда же она прекратилась? Она всё время продолжается”.

Это стайка ястребов, которые превратились в канюков и прыгают по какой-то другой мёртвой туше, убитой для них в другом периоде, верно, отнюдь не свежая манна с Небес. Они Её сегодня не хотят. Они не могут провести молитвенного собрания. Какие из них орлы: слабохарактерные, хилые, только прыгают туда-сюда.

124 Так и наша современная деноминация зависела от образованности какой-нибудь людской теологии, чтобы отделаться от всего этого какими-то объяснениями. И они это принимают. Они не хотят принять Слова, в Котором сказано: “Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же”. [Брат Бранхам несколько раза стучит по кафедре—Ред.] Не примет Малахию 4. Не примет все остальные обетования, относящиеся к этому времени, и сказанное о том, как церковный период…как пророк сказал: “В вечернее время будет Свет”. Они этого не принимают; они хотят прыгать по тому, что убила пятидесятническая организация сто лет назад, питаются полусгнившей манной. Это так! Она уже негодна!

Обратите внимание, церковь такая плотская: питается мирской мертвечиной, мёртвыми мирскими вещами, точно как стервятник. Церковная политика: они не дают Святому Духу послать в церковь человека; им хочется играть в политику и проверить, примут его в деноминацию или нет. Это так. Они уподобились миру. Они одеваются, как в миру. Они выглядят, как в миру. Они ведут себя, как в миру. Они — стервятники, как этот мир. Они ленивые, слабохарактерные, идут на компромисс. Вот и весь сказ. [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре—Ред.]

Вы когда-нибудь видели, чтобы орёл шёл на компромисс? Никак нет! У него никаких компромиссов. [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре.] Так и у истинного Христианина. Он не дряблый. Он будет искать, пока не найдёт. Аминь! Так точно! Он найдёт себе Мясо. Ему хочется свежей Манны. Он возьмётся за дело и будет искать, пока не найдёт. Он будет взлетать всё выше и выше. Если в этой долине нет, он поднимется чуть выше. Чем выше поднимаешься, тем больше видишь. Так что пора орлам этого времени начать взлетать выше, углубиться в Божьи обетования, а не жить за счёт пищи стервятников, убитой много лет назад. Прочь от неё.

126 Политика — голосованием ставят и снимают; говорят одно, другое и третье. И Святой Дух уже не имеет в церкви никакого права голоса. Уже нет молитвенных собраний, уже не горят по Богу, чтобы исполнять Его Слово! Уже не верят в то, что Слово остаётся Тем же вчера, сегодня и во веки! Они просто остервятничались, сделали деноминацию, записались в книжку, обленились и одряхлели, сидят там, откинувшись, и восхищаются какой-нибудь мертвечиной. А ведь им полагается быть, по крайней мере, ястребом, который является близким братом орла, пророка, который принёс истинное Слово и проявил Его.

Полагается на полусгнившую придуманную человеком теологию. Где он её берёт? В составленной человеком программке воскресной школы, которую преподаватель убил для него в какой-нибудь семинарии, говоря ему, что “дни чудес прошли; такого, как крещение Святым Духом, не бывает — всё это чепуха”. Вы хотите мне сказать, что орёл будет такое есть? Он не смог бы. Никак нет! И Христианин тоже не будет питаться той мертвечиной из старых деноминационных учений и прочего. Они хотят свежего Слова Божьего, обетования на этот час.

Бог обещал зайцев во времена Лютера. Он обещал что-то другое во времена других. Но теперь Он пообещал нам сытную еду, полное меню из семи блюд, ибо открыты все Семь Печатей, и всё готово для Слова Божьего, для тех, кто может принять.

129 Ястребы, а прыгают как канюки. Ой-ой-ой! Только подумайте, как то…какой решающий час. Точно как ястреб уже давно непохож на ястреба, так же и церковь уже давным-давно непохожа на птицу — на младшего брата орла, Божьих пророков.

Когда-то была носителем истинного Слова: оправдания, затем она стала носителем освящения, потом она стала носителем крещения Святым Духом, восстановления даров. Но затем, когда она продолжает всё время возвращаться назад, пытаясь питаться чем-нибудь, манной других времён…она [манна—Пер.] сгнила. Она уже негодная.

Истинный орёл этого дня знает, что тогда она годилась, но у нас есть то, плюс кое-что ещё, пока Иисус Христос не проявится в полноте Своей силы, как Он и обещал на этот последний день.

Теперь она — сухая шелуха. Она пройдена. Дух Божий прошёл через неё. Это так. И не будет…она не будет наследником вместе с подтверждённым Семенем-Словом. Она уж точно не будет. Она не будет в Восхищении. Она будет членом церкви, может подняться во втором воскресении, будет судима согласно тому, что она слышала.

Если сегодня вы здесь и являетесь всего лишь членом церкви, то какой вам будет вынесен приговор, когда нам всем придётся там предстать и засвидетельствовать, что вы слышали Истину? Понимаете?

Она больше не взлетает в небо, в неведомые дали, в сверхъестественность, где сила и высоты в обетованиях Вечного Божьего Слова сделали всё возможным для верующих. Она в это не поверит. Она говорит… Она опять усаживается на телефонные провода и говорит: “Моя деноминация говорит, что сгодятся и зайцы”. Видите? Хотя в них уже черви, тем не менее, они годятся. Видите? Она полагается на это.

131 Пятидесятники — это как её деноминационная сте-…сестра-стервятница, которая сейчас заседает на большом “совете нечестивых”, конечно, слушает свою мирскую политическую главу, кормящую её пищей стервятников: дохлыми зайцами, тем, что прошло лет пятьдесят назад. Таково состояние пятидесятнической церкви. Ох, ну и ну!

Точно как Сарра попыталась осуществить обетование о сверхъестественном через…через подобранную Агарь, так и церковь пытается осуществить пробуждение, наши великие евангелисты сегодня по всем странам: “Пробуждение в наше время, пробуждение в наше время. Все методисты, баптисты, пятидесятники — все собирайтесь вместе”. Как же можно иметь пробуждение свежей манны на старом мёртвом стервятнике? Как оно может быть? “Пробуждение в наше время”.

Пробуждение будет таким маленьким, что никогда и не узнают, что оно вообще проходит.

Пятидесятники сказали: “О-о, произойдёт что-то великое”.

Это происходит, а они об этом и не знают. То-то и оно. Понимаете? Так точно! “Ибо где есть туша, там соберутся и орлы”, можете не сомневаться. Вот что там сказано. А что такое туша? Слово. Он есть Слово, Туша, Христос, Христос в вас, вчера, сегодня и во веки Тот же. Как это истинно!

134 Сарра пыталась исполнить все обетования (понимаете?), с помощью великого…как сегодняшняя церковь, “великое пробуждение в наше время” с помощью чего? Извращённого обетования. Как же вы собираетесь это сделать, если Бог никогда не благословлял организации?

Он никогда не использовал организацию. Когда приходило послание, и они организовывались, она сразу же умирала. Я прошу любого историка показать мне, когда она воскресала. Она сразу же умирала и оставалась такой. Бог просто выходил из того носителя в другой: из лютеран перешёл дальше в методистов, из методистов перешёл дальше в пятидесятников.

Теперь Он вышел из пятидесятников и вошёл непосредственно в Семя, потому что должно быть именно Семя. Природу не проведёшь. Больше ничего не может появиться, кроме Семени. Так что Семя воспроизведёт Себя. Он вчера, сегодня и во веки Тот же: Тот же Огненный Столп, показывает те же самые знамения, ту же Силу, того же Бога, те же чудеса, всё то же самое. В точности подтвердил Слово и Библию. Он вчера, сегодня и во веки Тот же. Сегодня Он ведёт. Да поможет нам Бог это увидеть и поверить этому! Конечно!

136 Видите, как Сарра, церковь, подобрала Агарь? Из этого ничего не получилось, не так ли? Да. С её отборной группой сегодня тоже ничего не получится. Доктора и докторские дипломы философии и права никуда не годятся. Все носители подвели.

Лютер подвёл, как подвела Агарь. Что сделала Агарь? Агарь отдала своего сына другой женщине (ведь так?), чтобы она вскормила и вырастила её ребёнка. Агарь это сделала: отдала своего сына, своего единственного сына, другой женщине, чтобы та, а не его мать, вскормила его и вырастила. То же самое сделал Лютер, когда отдал своего сына — оправдание — чтобы деноминация им забавлялась (это точно!), вырастила его.

Веслей подвёл таким же образом, как и Сарра, усомнившись в том, что сверхъестественное Рождение — это крещение Святым Духом, как Сарра усомнилась у дуба. Когда Веслей встретился со сверхъестественным… Когда начался пятидесятнический период, и Веслей встретился с говорением на языках и со всем таким, они посмеялись и высмеяли это. Все вы, церковь Христа, и…(так называемая)…баптисты и пресвитериане, вы все до одного воротили от Этого свой нос и ушли от этого прочь. Точно! Что ты сделал, Веслей? Ты продал своего ребёнка организации, и он умер, погиб. Совершенно верно.

138 Но Слово, истинное Слово всё равно пошло дальше. Оно не осталось в той организации. Оно перешло дальше в Пятидесятницу и забрало с Собой ещё некоторых. Здесь Сын уже стал взрослее. Как Семя: опустилось в утробу, а через некоторое время началось с позвоночника, потом у Него появились лёгкие, и голова, и ноги.

А затем наступил момент, когда Он родился. Верно. Вот таким же образом Церковь достигала зрелости, таким же самым образом.

Веслей усомнился, точно как Сарра у дерева. Она сказала… Когда Ангел Господень, Муж, одетый как… Или, Ангел, это был Сам Бог, Элохим, одетый, как человек, Который стоял там в запылившейся одежде и сказал, что Он даст обетованное, когда Сарре уже было девяносто лет, а Аврааму — сто.

И Сарра засмеялась про себя и сказала: “Как же это может быть, когда у меня с Авраамом не было…ведь мы не имели...не было семейных отношений, как у молодых, может, уже лет двадцать”. Ей было почти сто лет. Сказала: “Мне иметь удовольствие с господином моим, когда я стара, и он тоже стар? И поток его жизни омертвел, и моя утроба истощилась. Моя грудь иссякла, молочных желез не стало. Как же я могу его родить?”

140 Бог сказал: “Я это обещал. Он всё равно родится”.

Так было и с Веслеем. “Как же мы можем принять их говорение на языках и Божественное исцеление, и прочее? Сегодня это не для нас”.

Бог сказал: “Я обетовал, что в последние дни Я изолью Духа Моего на всякую плоть”. Он обещал это сделать, и Он взял и всё равно это сделал. [Пробел на ленте—Ред.] А Веслейская церковь вместе со всеми своими сёстрами — пыльцой — баптистами, пресвитерианами и церковью Христа, и назарянами, пилигримами святости и объединённым братством, и прочими сразу на этом скончались, а Церковь пошла дальше.

А что теперь сделали пятидесятники? Организовались, точно как шелуха. Они сделали то же самое. Они организовались вместе, учредились, как шелуха. Это так.

142 Пятидесятники были как Мария. [Пробел на ленте—Ред.]…праздник Пятидесятницы, посмотрите, что сделала Мария. В чём была ошибка Марии? Однажды на празднике Пятидесятницы она столкнулась с группой знатных людей, священников, когда её Сын… Она нигде не могла Его найти. И она пошла назад, преодолев три дня в пути.

Она оставила Его, как сегодняшняя современная церковь, где-то пять раз по три, вернее, двадцать пять, церковь оставила…где-то пятьдесят или семьдесят пять лет назад.

Оставила Его на празднике Пятидесятницы. Мария с Иосифом пошли назад и три дня искали Его. Она искала Его, не могла найти.

Она Его нашла. Что же она увидела? Она нашла Его в храме обсуждающим со священниками Слово Божье. И прямо перед теми священниками, знатными людьми, Мария дала слабинку. Она сделала именно то, чего ей не следовало делать.

Называете её Богом…матерью Бога? Матери полагается иметь больше мудрости, чем у её сына.

А она сказала: “Твой отец и я искали Тебя со слезами день и ночь. Мы с твоим отцом…”, заявляя, что рождение не было сверхъестественным, что отцом Иисуса был Иосиф. Она отреклась от сверхъестественного рождения.

Пятидесятники выбрали говорение на языках, они отреклись от Рождения Слова. Именно так они и поступили. Какую-то часть они принимают, но не принимают всего остального. Они отреклись от рождения Слова, точно как поступила Мария.

145 Но, внимание: после этого не будет больше организаций. Смотрите! Само Слово, хотя и двенадцатилетнее, совсем крохотное, ещё в шелухе, Он сказал: “Разве вы не знаете, что Я должен быть при деле Моего Отца?” Слово сразу же поправило церковь.

“Зачем вы всё это делаете? Вы же знаете, что вам нельзя этого делать. Мы закроем наши двери. Мы вас больше не впустим”.

“Разве не знаете, что Я должен быть при деле Отца Моего?” Конечно, безусловно, истинное сверхъестественное притяжение!

Она заявила, что Он всего лишь сын Иосифа, простой человек, или как поступили пятидесятники: заявили, что Он всего лишь один из трёх (фью, я знаю, что это заденет!)…один из трёх, но в Нём одном были все три! А пятидесятники: “О-о, да, Он — Сын Отца Святого Духа…” Ой-ой-ой!

Но настоящее истинное Слово смело и ясно говорит: “Их не трое, есть только один”. [Пробел на ленте—Ред.] Аминь. Разве вы не знаете Слова Божьего? Делаете… Их не три, а Один.

149 Заметьте, больше не будет носителя, материнских церквей, деноминаций, после этой шелухи-носителя.

Потому что после шелухи нет больше… К тому времени ничего не остаётся, кроме одного Зерна. Правильно? Именно Зерно. Оно должно быть таким же, каким упало в землю: Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же. Дух сошёл на Невесту, чтобы совершать то же самое, что Он совершал, понимаете, — вновь воспроизвести Зерно.

Слово, хотя и юное, высказалось Само за Себя: “И не знаете, что Я должен заниматься делом Моего Отца?” Хм!

Вот в чём секрет Послания. Именно так, “дело Отца”. Что такое дело Отца?

Как вы думаете, что для Него означало дело Отца? Исполнить то, что сказал Исайя: “Дева зачнёт”. Исполнить то, что сказал тот же Исайя: “Хромой вскочит, как олень”, и всё остальное, что должно было произойти; как Моисей сказал: “Господь, Бог ваш, воздвигнет среди вас пророка, подобного мне”. Делом Отца было исполнение того Слова.

А если это прошло через стебли тех естественных женщин, то как насчёт стеблей этих духовных женщин-церквей? Церкви подразумевают женщин…вернее, под женщинами подразумеваются церкви. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

151 Тогда что это означает сейчас? “Мы должны заниматься делом Отца!” — воскликнула бы в ответ пшеница, зерно. Так точно! Что оно должно сделать? Подтвердить Малахию 4, подтвердить Луки 17:30, подтвердить Евреям 13:8, подтвердить Святого Иоанна 14:12, подтвердить всё Его Слово: подтвердить Евреям…я имею в виду, Откровение 10-ую главу — откровение Семи Печатей и тайн Божьих, вплоть до семени змея, и всё проявится: “Брак и развод” и все остальные тайны, сокрытые под столпами все эти годы, от теологов и прочих, но теперь пришёл тот час. Вот это дело Отца.

Думаете, что они это примут? Им хочется быть возвеличенными, говорят: “Наша деноминация нас такому не учит!” Но Библия учит! Верно! Бог подтверждает, что это истинно. Конечно же.

Исполняет в этот период, когда Семь Печатей…или же просто доказывает, что деноминации были всего лишь носителями. Это ещё одно из дел Отца — доказать. И теперь дело Отца в том, чтобы показать вам, что те деноминации не Его. Это человеческие системы, отвергающие Слово. Точно! Заметьте. Вы скажете: “Неужели Мария, де-…великая дева?..”

154 На кресте Он вовсе не назвал её матерью, Он назвал её женщиной, носительницей, а не матерью. Верно, она была носительницей Слова, но она не была Словом. Он был Словом. О-о, да!

Обратите также внимание, она не отождествилась с Ним в воскресении. Он умер и воскрес, потому что Он был Словом. Она была только носительницей. Она умерла и до сих пор в могиле. Это так! Так что она была всего лишь носительницей, не Его матерью, не Богом. Она была только носительницей, как и церкви. Правильно! Ясно видно, что она была только носительницей, а не Словом.

156 Давайте закончим такими словами. О-о, пятидесятнические ястребы, прыгающие, как стервятники, участвующие в мирском, точно как все остальные, имеете такой вид благочестия, что можете обмануть, если возможно, и самих Избранных, но отвергаете силу его, как здесь говорит пророк. Совершенный образец того, что говорится в Божьем Слове о последних днях: Лаодикийский период церкви — нагая, слепая, несчастная, бедная, жалкая и не знает об этом, утверждает, что она большая и богатая, ни в чём не имеет нужды, а не знает, что она превратилась из ястреба, близкого брата пророку, который твёрдо придерживается Слова Божьего…она превратилась в стервятника и кормит своих людей дохлыми церковными зайцами. Совершенно верно! Пробудитесь! Ну и ну, как же вы рассчитываете стать отождествлёнными…или стать наследниками вместе с орлами при таких вот вещах в этот важный час, когда Восхищение совсем близко.

О-о, Христианин, о-о, верующий, если ты верил частично, походи ещё на эти собрания, хорошо? Я верю, что у нас тут есть нечто, что Господь хочет довести до твоего сведения.

Уже поздно, дальше я не могу продолжать. Мне придётся остановиться и, может быть, закончить завтра вечером. Но послушайте, склоним на минутку головы.

158 Я не хочу, чтобы вы обращали внимание на то, какую я использую грамматику, но я хочу, чтобы вы на минутку обратили внимание на то, что я сказал. Это достаточно ясно, чтобы вы смогли это понять, я уверен, если вы желаете понять. Если вы сегодня здесь, и вы не имели этого переживания…

Я не говорю… Вы скажете: “Я танцевал в Духе, скакал везде и всюду”. Да, ястребы делают то же самое, подобно воронам и стервятникам. Я не об этом спрашиваю.

Чем вы питаетесь? Откуда вы получаете своё ежедневное питание? Чем вы питаетесь: Словом Божьим или старой мертвечиной, которую употребляли ещё тогда, много-много лет назад? Неужели ваши переживания и по сей день связаны с тем, что вы подобрали много лет назад? Или же оно сегодня свежее и новое, новая Манна, только что упавшая с Небес, и вы питаете ею свою душу, и ожидаете завтра чего-то хорошего и лучшего? Если с вами не так, то теперь, склонив головы и закрыв глаза, и склоняясь сердцем, задайте себе этот искренний вопрос. И не мне, а Богу поднимите руку во свидетельство о том, что вы говорите вот что: “Боже, приведи мою душу и мой дух в надлежащее состояние, чтобы я питался только Словом Божьим”. Просто поднимите руку, скажите… Благословит вас Бог. Благословит вас Бог.

159 Я точно не знаю, сколько здесь сегодня вечером людей. С подсчётами людей у меня получается плохо, но я сказал бы, что, по крайней мере, третья часть или больше подняли руки, желая, чтобы душа была в надлежащем состоянии. Давайте сейчас вспомним в молитве, склонив головы.

Дорогой Боже, я ответственен только за то, чтобы говорить Слово. И с помощью этих небольших простых притч, прообразов, люди видят, что один не будет наследником вместе с другим. И мы знаем, что в последние дни будут люди, которые будут восхищены на Небеса. И некоторые из них будут здесь, когда придёт Иисус. И даже сегодня вечером мы ждём Его прихода.

И я вспоминаю, как тридцать, где-то тридцать или тридцать три года назад склонился здесь на колени, может быть, в такое же время, где-то в девять тридцать или в десять часов вечера, и молился об отце, который был не спасённым. Сегодня вечером, Господь, я молюсь за многих отцов, многих матерей, и братьев, и сестёр. Пожалуйста, смилуйся, дорогой Боже! Сейчас слишком поздно моему отцу что-то исправить, он зашёл за пределы этой жизни. И скоро, Господь, мы все уйдём туда. Я тоже должен уйти туда. Каждый находящийся здесь мужчина и женщина, мальчик или девочка должны уйти туда. И мы будем отвечать за то, что мы делаем со Словом Божьим.

162 Каким низким казался тот человек в глазах Давида, когда плевал на него! Какими ничтожными увидят себя те люди, которые плевали на Иисуса, Слово, когда Он вернётся, те, кто пронзил Его. Какими ничтожными почувствуют себя люди, которые выйдут отсюда, видя даже…даже не только в каких-то сложных греческих словах и так далее, но в простой природе, которая учит о Боге Творце, видя носители Слова и видя Само Слово, и зная, в какой час мы живём, и что пришло время жатвы. Дорогой Боже, не дай нам повернуться к этому спиной из-за какой-то мирской глупости, но дай нам сегодня принять Его всем сердцем.

И, Господь, сотвори во мне благой дух, Дух Жизни, чтобы я верил всем Словам Твоим и принимал Иисуса, Слово, Того же вчера, сегодня и во веки, и верил сегодня в ту часть, которая назначена на этот период. Даруй это, Господь. Я прошу об этом во Имя Иисуса.

164 И теперь я хочу спросить каждого из вас, пока вы здесь и очень искренно размышляете об этом. У нас не та церковь, к которой присоединяются. У нас там есть бассейн для крещения: “Все уверовавшие крестились”. Если вы ещё не были крещены Христианским крещением… Это не означает окропление, поливание, это означает через погружение, не в титул Отца, Сына, Святого Духа, но в Имя Иисуса Христа, как крестилась вся церковь до тех пор, пока католическая церковь в 303 году не ввела троебожие и три формы крещения в титулы троицы. Если вы его ещё не приняли, то завтра утром, в десять часов, вас там будут ждать одежда и прочее.

Приходите и присоединяйтесь к Иисусу Христу, не к нам. У нас здесь даже нет церкви, которая позаботилась бы о вас. Ходите в какую угодно церковь, откуда бы вы ни приехали, но, пожалуйста, верьте этому Слову. Вы верите Ему? Скажите: “Аминь”. [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Да благословит вас Бог. Пусть вы…

Если мы чем-то можем вам помочь, мы здесь для этого и находимся.

167 Так вот, я знаю, что здесь есть больные. Наше время для молитвенной очереди сегодня истекло. Хотя мы, возможно, её проведём. Я хочу, чтобы каждый из вас сделал мне одну услугу. Вы сидите рядом с кем-то, возложите руки на того человека.

И нет сомнений в том, что вы возлагаете руку на орла, может быть, на орла, который где-то питался едой для стервятников, и она ему опротивела. Они её больше не хотят. Они хотят выйти оттуда. Им она порядком опротивела, сидят сегодня здесь и видят, чем орлы могут питаться на самом деле — Словом — и иметь живого Христа, Который живёт среди них, показывая, что Он жив, Тот же вчера, сегодня и во веки. Они не хотят быть наследниками вместе с шелухой. Ей суждено сгореть. Вся солома и прочее должно сгореть. Идёт комбайн, чтобы вымолотить пшеницу, чтобы была пшеница.

Некоторые люди больны, некоторые физически больны, я хочу, чтобы ты помолился, орёл. Помолись там за своего брата-орла, сестру, пока я буду молиться за вас здесь. Пусть Дух Божий сойдёт на вас.

Запомните, я даю вам орлиную Пищу, обетование Божье. Он называет Своих пророков орлами. Он называет Себя Орлом, Он — Иегова-Орёл. И возложив друг на друга руки, молитесь за них.

170 Наш Небесный Отец, в Твоём Слове сказано…последнее поручение, данное Тобой Церкви, гласит: “Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие, — главный приказ, — верующий и крестившийся спасён будет; а кто не будет веровать, осуждён будет. Верующих будут сопровождать эти знамения: во Имя Моё будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками; если что смертоносное выпьют, не повредит им; если будут брать змей, не повредят им; и если возложат руки на больных, те будут здоровы”.

О Иегова-Орёл, накорми сегодня Своих малышей этим Словом, Господь. Они нуждаются. Вот такое им нужно питание. Вот что им нужно — знать, что такое Пища, чем является ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ.

Ты обещал, что если они возложат друг на друга руки, они станут здоровыми. О Господь Бог, убери сейчас от нас все сомнения и стервятнические понятия. И мы питаемся непосредственно Орлиной Пищей Слова Божьего.

Пусть всякий нечистый дух, который в этих людях, всякий дух сомнения, всякий дух страха, всякое деноминационное утверждение, всякая привычка, всякая болезнь, всякий недуг, который среди людей, уйдёт, во Имя Иисуса Христа, пусть он выйдет из этой группы людей. И пусть они будут свободными с этого часа и впредь, чтобы есть Орлиную Пищу, которую, мы верим, Ты будешь посылать нам на этой неделе, Господь, вскрывая те Печати и показывая нам те тайны, которые были сокрыты от основания мира, как Ты и обещал. Они — Твои, Отец. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.

173 Все, кто верит и принимает, встаньте на ноги, скажите: “Я верю, я принимаю это; что Бог мне обещал, то я и принимаю”. [Собрание поднимается, выражая принятие—Ред.]

Да благословит вас Господь. Это чудесно. Все стоят. Это замечательно!

Аккорд: Люблю Его. Давайте тогда споём Ему этот гимн: “Люблю Его, люблю Его, Он прежде возлюбил”. Теперь все вместе.

Люблю Его, (Если вы любите, давайте поднимем руки!) люблю Его,

Он прежде возлюбил

И на Голгофе искупил

Спасенье мне.

О-о, разве Он не чудный? [Собрание говорит: “Аминь”.] Давайте пожмём другу другу руки. Брат-орёл, просто повернись, сестра, пожмите руки, когда будем петь.

[Собравшиеся приветствуют друг друга.]

Люблю Его…

Брат-орёл! Брат-орёл! Брат-орёл, служащий Словом! Чарли, как дела? Благословит тебя Бог, брат. Рад тебя видеть! Благословит тебя Бог, брат. Благословит тебя Бог, брат-орёл. Благословит тебя Бог.)

Спасенье мне.

Давайте снова поднимем к Нему руки.

Люблю Его, люблю Его,

Он прежде возлюбил (И Он сделал нас орлами!)

И на Голгофе искупил

Спасенье мне.

175 Как вы узнаете, как мир узнает, что вы любите Иисуса? Когда мы любим друг друга. Вот как мир… Понимаете, Бог видит вашу веру, а мир видит ваши действия. Теперь любите друг друга, будьте добрыми друг ко другу. Беседуйте друг с другом. Будьте терпеливыми друг ко другу.

И любые дальнейшие наставления, которые мы можем дать: крещение, как искать Святого Духа… У нас здесь для этого нет помещений, вы понимаете. Призыв к алтарю: если Бог убедил вас, что это правильно, что Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же, и вы хотите присоединиться к Нему, то завтра пойдите и креститесь в Его Имя. Там будут люди, которые наставят вас. Всё, что мы можем сделать, чтобы помочь вам, мы сделаем.

Люблю Его, люблю Его,

Те, кто на телефонной связи в Тусоне, в Калифорнии, на далёком востоке, поднимите там руки в…?…Славьте Его!

…на Голгофе искупил

Кто распустит людей? [Брат Бранхам разговаривает с кем-то на платформе—Ред.] Итак, увидимся завтра вечером, я передаю вас Брату Невиллу, нашему пастору.

The Seed Is Not Heir With The Shuck

1 Let us remain standing for a moment of prayer. Let's bow our heads.
Dear God, we deem this a great privilege tonight to be here on this occasion to bring a living Christ to a dying world and a dying generation.
We would ask, Lord, that You would anoint our words and our efforts, that they will not return to You void, but may they accomplish that which they are purposed for.
Help every man, woman, boy, or girl here tonight that's needy. And, Father, we know we're all needy. And when we leave tonight, may we feel in our hearts like those who came from Emmaus after the--had witnessed the resurrection of Christ, saying, "Did not our hearts burn within us as He spoke to us along the way?" Grant it, Lord.
Heal the sick and the afflicted. May there not be any feeble among us after the service tonight. And above all things, may there not be one unbeliever left, Lord. May they all believe to Eternal Life. For that's our purpose of gathering here.
These blessings we ask to the honor of the Kingdom of God, in the Name of Jesus Christ, the Son of God. Amen. (May be seated)

7 It's good tonight to be back here. And I see we got a few standing around, and I think the--the phones are open now of--to many different cities across the nation: San Francisco, Tucson, up in the east. And we through the telephones send the greetings to them. We're in the auditorium here tonight. And the main auditorium's packed out, and the aisles, and around the walls, are standing full of people. And we understand that tomorrow night we're going to try to open up another side here to the gym and get a larger auditorium that'll take care of, maybe, a couple more thousand people. So we're hoping that tomorrow night. If it's filled up tonight, the first night, why, we believe it'll be greater tomorrow night. And I see they set in extra chairs and everything also tonight.

8 We're under great anticipations, first the coming of the Lord Jesus; the next, the salvation of--to lost souls that would receive Him tonight and be ready for His coming when He appears.
I want to offer a special greeting and welcome to all these fine men on the platform, which I understand many of them are ministers. Couple of hundred or more are setting on the platform, and we're certainly thankful that they're here.
To all you people wherever you are in different parts of the nation... And I understand that some are here from across the sea, overseas. So we're grateful for you to be here to enjoy this fellowship with us, which we're under anticipations that God is going to give us during this meeting.

11 It seems like that since I thought of coming back with these few days of meetings, that my own heart has been alarmed strangely with a great feeling that something's just about to take place. I don't know just what it is, but I hope that it's a great revelation from God that'll--will prepare us and make us better citizens of His Kingdom while we're walking in this dark world of sin and unbelief.
This ground tonight, this very spot holds a great thing for me. Since I knew that they built this school auditorium here, I have wanted to have a service in this place. I'm very grateful to the school board and to those who graciously let us have it. It was upon this spot, right about somewhere where this building stands tonight, that a great thing took place some thirty years ago, right on this same ground. It was nothing but a broomsage field at that time. And I lived in a little house just beyond here, about two hundred yards. I was very concerned in those days about the salvation of my father and mother, which both are gone on tonight. And especially in that day I was concerned about my father.
I remember, I was sleeping on the porch. It was warm, summertime. This is written I believe in the little book called, Jesus Christ, the Same Yesterday, Today, and Forever, or either it was in the little book called, "I Was Not Disobedient to the Heavenly Vision."

14 And laying on the porch, I suddenly was awakened, and a burden come on my heart for my father. As many of you people here of the city knew my father, I think he was a great man, though he was a sinner, and... But he had a bad habit that I tried to fight against that thing as hard as I could through the age; that's drinking. That night he was drinking. And I woke up with a great burden on my heart for him. And just with my pajamas on, slipped on my trousers, my pajama shirt left on; I wandered out through this broomsage field to just about where this stands now. And I knelt down to pray for my father.
And while I was praying and asking God to save him and not to--to let him die a sinner, that I loved him... And while I was in prayer, I raised up to look up towards the east from here, and there was a vision. And standing just above me (Many of you knows the vision.) was the Lord Jesus.

16 Now, I'm not allergic to illusions as I know of; but visions are real. And there stood the Lord Jesus, the first time I'd ever saw Him in a vision of that type. He was just about, oh, probably ten feet above my head, standing in mid air with one foot just making a step. He had on a white garment with fringe around the side of it. He had hair down to His shoulders, and He looked to be about--a man about what the Bible said He was, about thirty, but a small, thin built Fellow, very small. Looked like He wouldn't weigh over a hundred and thirty pounds.
And I looked, and I thought there was something that I might've--be wrong. So I--I rubbed my eyes and--and looked up again. And he was standing kinda sideways, kind of a profile of His face. And the looks of His face, which I've always seen in the visions, has been like Hofmann's head of Christ at thirty. That's the reason I have that in my house, on my literature, wherever I can put that, because that's the way it looked, more like that. Only He seemed to be small.

18 And I... As I was looking up at Him, I thought, "Surely I'm not looking at my Lord standing there." And I was kinda in, I'd say, in this position, and maybe right where this--under where this pulpit's at now. Somewhere, it was right in this vicinity within--with the radius of where I'm standing, the best I could measure off, within forty or fifty yards of somewhere around in this district here, this circle.
And I looked up, and He was standing there. And I bit my finger to see if I was asleep. You know how you... Just seems like it couldn't be so. And I was just young in the Lord then, about six months I'd been preaching. I bit my finger. I took a broomsage and broke it off. And many of you people who live in the country, you know what that little toothpick like is in the broomsage. I begin to chew on that. And I said, "It--it can't be. I'm a-dreaming. There's my home. There's father, mother, and the children there. And there's the old brick house pond that used to stand down here, where I used to hunt ducks just about two hundred yards beyond this. And here I am standing in the field; it's got to be so."

20 I kicked against the ground, stomped my feet a little bit, and shook my head and--and rung my hands, looked up again, looked away, looked again; and there He was standing there. And the wind started to blow, and I seen the broomsage blowing. And when it started blowing, His garments blew with it. Like the clothes hanging on a line, they begin to--to flip.
He was standing there. I looked at it. And I thought, "If I could just get a look at His face." And He was watching east, right this a-way. He was watching intensely. And I moved to step around to get a close look at His face, and I still couldn't see Him very well. He had His hands in front of Him, rather hid from where I was standing.
I moved around again, and I cleared my throat something like this; I went [Brother Branham demonstrates--Ed.] to see if I could attract His attention. But He never moved.

23 Then I thought, "Maybe I'll call Him." When I said, "Jesus," He turned His head; and when He looked at me, He just raised His arms out. That's all I remember for about a... Nearly daylight I was laying right out here somewhere where this place is now in the field, my pajama shirt all wet with tears where I'd been crying, and I had passed out. His face had characters that no artist could--could draw or paint. They could not do it. He looked like a Man that if you would look at Him, you'd want to cry with sympathy and respect with reverence, and yet with enough power that He would speak it would turn the world over. And the characters could never be caught by an artist.
And I never knowed to this day what that meant. But here I am tonight after thirty years, standing in an auditorium that's dedicated now to the service of Almighty God. And me just a--a lay member, really just a--a local elder in the--in the Baptist church here, of which Roy Davis was pastor at the time. And I am now standing here with the place crowded, right over the same grounds with the--to what I think, is the purchase of the Blood of Jesus Christ Himself in my hands to bring this four days' message of the Lord.

25 Just about six months after that I had my first baptism down here on the river when the Light came down right here at Spring Street. Many of you people might want to go down and take a look at it, at Spring Street and Water, right at the river front. And there's where the Angel of the Lord appeared in public first, and--at two o'clock one afternoon. And a Voice came from it, said, "As John the Baptist was sent to forerun the first coming of Christ, your Message will forerun the second coming."
This is thirty years later, and here I am still tonight proclaiming that Message. And around the world it's went, and I'm glad to be back in my hometown tonight to represent this Lord Jesus Christ that I still love with all my heart. Each day He grows still sweeter than He was the day before. I've never changed one iota in my doctrine. The first thing I started with, I still believe the same thing tonight. He's the same yesterday, today, and forever.

27 Now, I have a Message that I'm responsible for. When the Message first started out, it was of course... Everybody was praying for the sick, great signs, wonders, and miracles, that started especially in the Pentecostal people, a universal revival of a healing campaigns that swept the world. For fifteen solid years there's been revivals on every hill there is, I suppose. Revival fires are burning. Literally millions have accepted Christ as their Saviour by that one commission. That inspired from there to Oral Roberts, and so forth, and on and on as it's went around, after the Pentecostal church was laying in its dead slump as it was then.
My intentions and desire tonight is to awaken that church again to the coming of the Lord Jesus at hand. I have to rebuke it. I have to rebuke sin in whatever manner it is. I don't mean it to anybody's denomination. I have a Message.

29 Now, its hard to get in a church for a sponsorship just as it was with our Lord Jesus, 'cause it's Him; it isn't me. But as He preached at the first, and healed the sick, raised the dead, and cleansed the lepers, and cast out devils, everybody wanted Him. But there come a time where there's a Message that always follows every sign, because the sign has a voice. But when He set down one day, and said, "I and My Father are One." that was more than they could stand.
It was also when He said, "Except you eat the flesh of the Son of man and drink His Blood, you have no Life in you."
How... Why, doctors and well-thinking people would've said, "This man's a human vampire, trying to get you to eat his flesh and drink his blood." He never explained it; He just said it.
And tonight you might hear things and through the meeting that's just said; we might not be able to explain, but remember, Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. We believe it.

33 Now, we don't have time to talk too much, because we've got certain times to start here and certain times to get out. And we want to honor the school board which set these times for us. And we'll do all we can to honor them.
Remember, at any time a sinner wants to come to Christ, all you have to do is walk right up whether I'm preaching, singing, whatever it is, and give your life to Christ right then and stand in your seat. That's what we are here for, to help you.

35 I want to talk to Brother Vayle, Brother Borders, and the brethren here. If... I wonder if they couldn't have in the church in the afternoon, or some morning, or something, instruction service for those who are seeking the baptism of the Holy Ghost? Would that be all right, you brethren, Brother Neville and all of you could get there, Brother Capps?
If anybody wants to be instructed in the baptism of the Holy Ghost, why don't you come to the Tabernacle. [Brother Branham inquires about a time--Ed.] What would be best, morning or afternoon? Morning about ten o'clock? About ten o'clock of a morning.

37 If you got a question on the doctrine, if you got a question on the Message, if you--if you want to be... If you've never gotten ministered to personally, you want to be prayed for, or anything that you want to know in that manner, why don't you just slip down there at ten o'clock in the morning and see these men. They'll be one or more of them there to instruct, to pray for the sick, to answer questions just as a personal man would... You--you just go to them and they'll be glad to help you in any way they can.
Now, just before we approach the Word, we want to approach the Author of the Word again. You might eat too much; you might drink too much; you might laugh too much; you might walk too much; but you'll never pray too much. "I would that men pray everywhere, lifting up holy hands without doubt or wrath." Let us pray.

39 Dear Jesus, Author of the Word of Life, and You are that Word, we solemnly now approach Thee after the explaining of the vision that, God, You bear me record that that is true. Lord Jesus, I pray that You'll anoint the words tonight to the hearing of every ear that's under the Divine sound. And if there be some here or listening in out across the nation, if they are not ready and prepared at this hour to meet the challenge of the hour, the Message from God to repent and to be ready; for the Kingdom of God is nearing, we pray that it'll be so tonight with them, that they will meet this hour's challenge.
O God, I would pray for a help, knowing the responsibility and what it means and what I must answer at the day of the judgment for all that I say here and elsewhere. Help me to be deadly sincerely, Lord, with all that I do or say in Thy Word, that it might bring forth fruit. For as Your commission was, "Let not this Word depart from thy mouth, but meditate therein day and night, that thou mayest observe to do all that's written in the law. And then thou shall make thy ways prosperous, and then thou shall have good success. Have not I commanded thee; be strong and very courageous, for the Lord thy God is with thee wheresoever thou goest." Lord Jesus, make it so tonight. We pray in Jesus' Name. Amen.

41 Friday and Saturday from ten to twelve at the tabernacle at 8th and Penn Street will be instructions, answers to doctrine, prayers for the sick, and whatmore. Come right down if you have any question, anything you need. There'll be men there to--to handle it. The Lord bless you.
Now, for this opening service tonight, I can't do nothing but open it straight to our message. That's what we're here for. And now, it's what I come back for. And Sunday morning, the Lord willing, I want to meet that great challenge of the day, about "Marriage and Divorce."

43 Now, in Galatians 4:27, I wish to read these words, 4:27 to 31 inclusive.
For it is written, Rejoice, thou bearing that bearest not; break forth and cry, thou that travailest not: for the desolate has many more children than she which has a husband Now, we, brethren, as Isaac, was are the children of promise. But as then he that was borned after the flesh persecuted him that was borned after the Spirit, even so is it now. Neverless what saith the Scripture? Cast out the bondswoman and her son: for the son of the bondswoman shall not be heir with the son of the freewoman So then, brethren, we are not children of the bondswoman, but of the free.

44 The Lord add His blessings to the reading of His Word. Now, I believe here that I take a text like this, very odd, unusual. But sometimes we find God in those odd, unusual hours, unusual ways, unusual things. Because God is unusual, and those that really serve Him from their heart, serve Him in a unusual way to the things or the ways of the world. This text is called "The Seed Is Not Heir With the Shuck."
Paul here is speaking of the literal seed of Abraham's two sons. Paul gladly is bringing himself into position of the birth by the freewoman.

46 Now, we know that Abraham had two sons by two different women. God gave him a promise by Sarah--through Sarah, rather, that there would be a Son born, and through this Son the world would be blessed. All nations would be blessed of this Son. And it's commonly believed, especially amongst the Jews that this was Isaac, but it wasn't. This promised Son of Abraham is Jesus, and He is of the Royal Seed promise of Abraham.

47 But Abraham having two sons, one by--by Hagar, which was his wife's maid, a lovely, pretty, Egyptian maid that Abraham had picked up down in Egypt for her--to be her--his wife's maid. And Sarah, thinking that God would not be able to keep all of His promise true, she told Abraham to take Hagar her maid and to marry her (which polygamy was legal in those days) and to bring the child, and that's the way God had it planned, that she was to have the child only through Hagar... But we find out that that wasn't so.

48 Now, we understand also that God is perfected in three. Now, God is perfected in three. Grace is five. Seven is completion, like the world. God is perfected in Father, Son, Holy Ghost. That's the perfection of the Godhead: all one God in three manifestations of three attributes of one office--or three offices in the one Godhead.
Now, there is also three in perfection of the steps of grace to the church: justification, sanctification, baptism of the Holy Ghost. That consists of the new birth. Just like a natural birth is typed by it. Which a woman giving birth to a child, the first thing comes forth is water, blood, then life. The Bible said in I John 5:7--or 7:5, I believe it is--that said, "There are three that bear record in heaven, the Father, the Word (which was the Son), and the Holy Ghost; these three are One. There are three that bear witness in the earth: the Word--the water, blood, and spirit--water, blood, and spirit; these three agree in one."

50 Now, the Father, Son, and Holy Ghost are One. You can't have the Father without having the Son; you can't have the Son without having the Holy Ghost. But you can be justified without being sanctified. You can be sanctified without being filled with the Holy Ghost. We proved that in the order of nature.
Now, and many of you may be... I may be strange to you. And I--I'm without education, and I'm sure you already understand. But I teach in types, as the natural types the spiritual.
Now, we see that there are three in the perfection. God is perfected in three. Now, and that was in the perfection of the seed of Abraham was Ishmael, Isaac, Jesus: Ishmael coming from the bondwoman, Isaac coming from the freewoman, and both of them with sex, but Christ Jesus coming from the virgin, no sex.

53 Here this seed, one, one Seed, not seeds, but one Seed. These others were not seed of Abraham, because Abraham's Seed was his faith Seed that God was speaking of, not his natural seed. Because after Sarah died, Abraham married another woman and had seven sons besides daughters. So it wouldn't be Abraham's seeds; it was Abraham's Seed, one. And that was Abraham's faith Seed, pointing to the Royal Seed that was to come through Abraham's faith, not Abraham's natural life, but Abraham's spiritual life, who took everything contrary to God's Word and called it as though it was not, and believed God, against hope, believed in hope. That's the real Seed that we're speaking of.

54 Here we are presented with a picture though. The seed started, the seed of promise started in a slightly doubted--doubt of the original promise. See how it starts low in doubt in the original promise? God promised Abraham through Sarah to have this child. But now watch, the first seed of Abraham by the bondswoman come by Sarah doubting that this could happen, because she was old and passed the age of bearing.
Now, that's how the church starts. That's how it always starts. You start from the bottom. You don't start from the top. A man trying to climb a ladder tries to get on top first, he'll break his neck. You've got to start and build up to that. And here we find the beginning of the promise of God being made manifest through a slightly doubted, interrupted program of God.
That's the same way sin begin in the garden of Eden. That's how death started by sin, was when one word of God was misconstrued or doubted. You can't doubt or misplace one word of God that's THUS SAITH THE LORD...?... every Word be so.

57 And here Sarah even to who the promise... Sarah being a woman (which is a type of the church) gave doubt to the original program of God's promised Word, and said, "You, Abraham, my husband, take unto you this beautiful maid, and live with her, and be a husband to her. And God will give this seed of promise through her; and I'll take the child." See? Just bypassing one little iota changed the whole program. Therefore, we've got to take every word of God as THUS SAITH THE LORD. Every word of God is true.

58 Here the seed starts then in a promise slightly doubted. Isaac being the seed of the free and promised woman, brought forth (as Paul was trying to explain here in Galatians) he brought forth the natural, promised seed. And he goes on to say here that the--the bondswoman's children cannot be heir with the freewoman's children, because they are of two different categories. And that is true. The unbeliever cannot be heir with the believer. There's no way at all.
That's where the trouble is today. You can't make a denominational chicken believe with a eagle. You just can't do it. There's where the trouble comes. You've got to believe every word of God. You just, you're not heirs together; neither will you--will you join with it. You cannot do it. You've got to be eagle or a chicken.

60 It could not be heir with Ishmael, the seed of the bondswoman of the--because of the doubting. Sarah doubted God's Word, that God was able to keep It. Notice, Abraham... (You see what I'm building on for Sunday morning.) Abraham did not doubt it. Sarah did doubt it. She was the one. It was not Adam that doubted; it was Eve that doubted. So then, we'll find out more about those as we pick it up Sunday morning.
Neither can the Spiritual be--the natural be heir with the spiritual. No more can Ishmael's children be heir with the--with the--Isaac's children, and no more than the carnal can be heir with the spiritual.
Church natural, church spiritual... There is a church natural that these women here type, and there's a church spiritual also. So the natural church and the spiritual church cannot be heirs together. They're two different, separate times, two different separate people, under two different separate covenants.

63 That's why the rapture is different and will only be for the Royal Seed of Abraham. It cannot come by the natural, carnal seed of the church. It'll have to be the Royal Seed of the Word of God through Abraham, the Royal Seed. That's why the rapture has to be first, 'cause remember, "we which are alive and remain shall not hinder, prevent those which are asleep. For the trumpet of God shall sound, the dead in Christ shall rise first. We which are alive and remain shall be caught up with them together and meet the Lord in the air." Notice, and again it's written, "And the rest of the dead lived not for a thousand years."
Therefore, they're--they will not be heirs together; they'll not be in the rapture together. There's absolutely a church natural and church spiritual, a church carnal, a church spiritual.

65 There... See, here is no... There is no judgment to the royal, spiritual, predestinated Seed of Abraham, for they are predestinated to Eternal Life. They have accepted God's provided Sacrifice, and that Sacrifice which is Christ, the Word. "And there is therefore now no condemnation (St. John 5:24, if you want the Scripture)... There is therefore now no condemnation to them that are in Christ Jesus (Romans 8:1)... walk not after the flesh, but the Spirit." And Romans 5:24, "He that heareth My Word (the word there is 'understandeth.' Any drunkard anything else can hear it and walk away.)... But he that heareth My Word (understands My Word) and believeth on Him that sent Me hath Everlasting Life and shall not come into the judgment, but's passed from death unto Life." Yes, sir. He that this great mystery of the God made known, understand, how that God was in Christ reconciling Himself to the world, how that He and the Father were One, how that the great mysteries of the fulfilling of God taking and bringing Hisself, manifested in the age of human beings, and in the strain of human beings, and in the company of human beings, to make His Word manifested in the day in the eastern rising of the sun and to do the same thing as the sun sets in the west, to make Hisself manifested in a Bride church, the Word made manifest. See? It will to... "He that understandeth (that is, to know), that's been revealed to him of Him that sent Me, has Everlasting Life and will not come into the judgment, but's passed from death unto Life."

66 The natural seed was only a carrier of the spiritual the--Seed, like the stalk, tassel, and shuck. We've went through that before at another message, but I'd like to preview it a little here--or go back to it again just for a minute.
Now, here there is three stages of the seed, shows us the true picture, the three stages of the natural seed in the earth. Like a seed is planted, brings forth a stalk, little blade shoots from it, then the tassel, then the pollen hangs on that, and then the shuck, and then the seed again.

68 Watch these stages of this perfect parable here and how it worked out exactly in the type, 'cause God is the Author of all nature. Therefore, nature cannot fail no more than God can fail, because He was the One Who set the thing in its condition for--for us to look at and to see.
Notice, Hagar the stalk, which was the first beginning of the seed springing up, now, it didn't look anything like the seed. It was the stalk, because she was a bondswoman, not in the promise at all, nothing to do with the Word, just a transporter of the seed.

70 Notice Sarah the tassel, that had the pollen. That Jewish nation raised from her, from--come out of Sarah brought Isaac, through Isaac brought Jacob, Jacob brought the patriarchs, and through the patriarchs brought forth a nation.
Mary the virgin, faith, produced the true spiritual Seed Word made flesh. See? The three women, three women that this seed was carried through, one of them was actually an adultery under polygamy. The second was a freewoman, and the third one had no sex affair at all; but by faith she believed the Word of God. Hagar, Sarah... Both Sarah and Hagar was sex, but Mary was virgin by the power of a promised Word of God. That's right.

72 The stalk, Hagar... Two wives doubted the promise, but watch what that brought forth. When Hagar, the second wife of Abraham, which was just a--absolutely a concubine wife... But she brought forth a man. But what kind of a man was he? The Bible said he was a wild man. He lived by his bow and no man would conquer him. He was untameable, unconvertable, unregenerated. He could not be tamed. He was a wild man, because he was of the contrary to God's Word. And anything that's contrary, any preacher, any lay member, any church, that's contrary to God's Word will bring forth a wild adulterous bunch of worldly Hollywood, who cannot stay with the unadulterated Word, because it's not even included in the promise. No.

73 Sarah the true wife of a promise, being the tassel, brought forth a gentle man. In the returns brought forth a promised nation that served God. But Mary by no sex at all, but believed the promised Word when she was a virgin, knowing no man. And the Angel of the Lord met her, said, "Hail, Mary, blessed art thou amongst the women, for God is with thee."
And she said, "How will these things be?"
He--she said... The Angel said, "The Holy Ghost shall overshadow thee."
It'd never been done in all of the ages, but Mary believed God. And she said, "Behold the handsmaid of the Lord." She believed the Word. How's she going to have it? She knowed that Hagar had the baby by a sex desire with Abraham, and Sarah had the baby by sex desire with Abraham: children of the promise, the bondswoman and the freewoman; but here she's asked to believe that a contribution to the faith that was in Abraham who believed the impossibles; "As long as God said it was so, that makes it right."...
She believed God, never questioned. She said, "Behold, the handsmaid of the Lord. No matter how much criticism I have to bear from the world, be it unto me according Thy Word." There come forth the genuine Seed.

78 Sarah could not do it, because it was sex. That's right. And neither could Sarah, because it was sex; neither can the church under sectarianism; it takes a virgin belief in the Word of God that made the promise to bring forth children. Sectarianism will never bring forth a reborned church. It cannot do it. It'll bring forth a substitutionary something. It'll bring some--forth something that imitates it, something that tries to be like it. But a genuine born again Church of God believes the Word of God in the face of anything regardless of what it is, because it's unadulterated. It's by the promise of God that these things come.

79 Mary the true one said by the--out sex--said, "Be it unto me according to Thy Word. Behold thy handsmaid." And she brought forth... What did she bring forth? Not a wild man, not a nation, but she brought forth the Word, God Himself made manifested in the flesh (Amen.), the true Seed of God that manifested every promise that God made in the Bible. Without Him no man can live--without Him. She was the true seed. She was beyond the... She was the shuck that brought forth the grain.
Now, the other two was carriers of life, only as the natural seed. Mary... Now, remember, I said the other two... Now, Mary, don't make her God, as some people tries to make her. She was not a god. No, sir. She was only a carrier of the Seed like the rest of them was.

81 But like faith in the Word brings more to the real image, like as the corn matures, or the wheat... It comes forth a stalk; then it comes forth the pollen; then it comes forth a shuck. But when... You think... That shuck, if you don't watch, it'll look just exactly like the real wheat. But when it's opened up, the real wheat's on the inside. It's only a carrier again.
So you see Mary, not through sex, but through faith, something exactly like it... Mary was not that Seed. Mary was a carrier of the Seed. He was the genuine faith Seed, because the Word of God is by faith that He give to Abraham. And only faith can produce what God said He'd do, faith in His Word.

83 Notice, how more like the real thing Mary was, but like the shuck. The shuck hugs this seed in itself, and protects it, and nurtures it, until it's standing alone, mature. So has this third church age of Pentecost matured holding this grain until it's time to open up the shuck. Mary being the mother of Christ, just a incubator... He was no blood of Mary; He was no blood of Jew; He was no blood of Gentile; He was the Blood of God. God created this Blood. It could not be sex. He wasn't Jew nor Gentile.
The baby's not one speck of the mother's blood. The blood comes from the father. We know the hemoglobin's in the male. Like a chicken, it can lay an egg, a hen can, but if she hasn't been with the male bird, the rooster, it'll never hatch. It's unfertile, though it looks exactly like a real fertile egg. Every nature of it looks the same, but it hasn't got the life in it.

85 That's the way with people who profess Christ. Many of them look like Christians, try to act like Christians, but you've got to have Christ on the inside of you, which is the Word made manifest, or it'll never mature into a real Bible believing Christian. It'll always be a denominational something. It cannot live, because there's no life in it to live. An egg cannot hatch; it rots right in the nest if it hasn't been with the--with the male bird.
Just like members of a church. You can baby them and call them--make them deacons and everything else, but they'll--you have a nest full of rotten eggs unless they've mated with the mate. That's right.

87 Carrier, the shuck, it nurtured it. That's right. Then it, that is, the seed itself has to leave the shuck, or the shuck has to leave the seed to get the seed in the presence of the sun so it can be ripened. All in type we see.
See here now how close she, the church of this last days gets to look like the Seed Itself. Look how this denomination of Pentecost that's raised up in the last days--and we'll explain it little later on (See?), how they come so close to looking just exactly like the Seed. When a shuck comes forth out of a grain of wheat--or a blade of wheat, after the pollen has fallen in there in the second stage and produced the third stage, which is the--the--the shuck... And how that that, if you are not a real close observer, you'll never be able to tell but what that's the real grain of wheat in there. When that first little grain comes forth, look like a grain. But you set down and open it up, and you'll find out there's no grain there at all. It's only a shuck, a carrier of the grain. Now, the grain comes forth from that. But remember, there is no more after that shuck. Remember, there was no more Seed promised through a woman anywhere after Mary. And there's no more denominations promised after Pentecost. It's the rapturing Bride coming forth from there, the seed, the Word made manifest again.

89 Notice, see how close it looks. Matthew said--St. Matthew 24:24, said that the two spirits in the last days, the church spirit of the church people and the Bride Spirit of the Bride people, would be so close together till it would deceive the very elected if it was possible. That's how close.
Look how it's come through the stalk. Now, notice, we're going to type something here. Luther in the church age a-bringing forth the Bride Seed was the same in spirit. Just one little grain of seed Luther stood out on; that was justification by faith. He was a very type of Hagar, the stalk. Notice, Wesley was type of Sarah, the Philadelphian, the age of love, that brought forth the tassel that... In Wesley's age there's more missionaries than any other age we've had. The great missionary age of John Wesley's time...
But Pentecost represented Mary, Mary, the last stage of it. Now, she was not the Seed, yet the life of the Seed was in her. But it hadn't matured yet. I feel very religious. It hadn't matured yet. It was there, but it wasn't matured. So is it with our Pentecostal age that we're living in. There's got to come forth a--a Word of God that's inter--undenominational, outside of the realms of that denomination.

92 Luther went to husk with his first word, "the just shall live by faith." Wesley had two words, sanctification: second, definite work of grace. Pentecost had the third word: the restoration of the gifts. But the entire seed has to come forth. See how they denominated on one word, and another word, and another word. But there's got to be something cannot be denominated. It's the entirety of the life that's in there has to produce itself again for a Bride. There cannot be any more church ages after this. We're at the end, brothers and sisters. We're here; we've arrived. Thanks be to God. Amen.

93 Now, we see these things are just as true as they can be. Still we notice then, if her being the tassel, or Wesley being the tassel, Pentecost then, being the shuck, which is the next stage of the coming forth of the grain...
But, brother, sister, the stalk is not the grain; neither is the tassel the grain; neither is the shuck the grain, though each time it matures it looks more like the grain. The stalk don't look like the grain. Then what comes forth? The tassel, a little bulb. It looks a--more like the grain than the--than the blade does. What comes forth next? The shuck. It holds the grain; it nurtures the grain.
Now, looky back there at the promise God made to Abraham of, "thy Seed..." speaking spiritually. Any of us know that. He was speaking of Christ, not Isaac; through his faith Seed.

96 Notice, the first was by a bondswoman. Didn't look anything like the promise. God don't have to take back His Word for nobody. God said how it would come, and that's the way it'll come. But Sarah being a representative of the church, type of the church, it--she found out there, that... She said, "Well, I believe it's a little too phenomena. I just can't even believe in that, so you go get Hagar, and you take her for a wife." See there? That stalk didn't look like the promise at all, but when Sarah came forth, now, that looked pretty good. It looks a whole lot more like the promise there, but still it wasn't the genuine promise, because Israel in Isaac failed and denied the genuine Seed when It come on (Hallelujah. Don't get excited; don't run. That won't hurt you.), denied the Seed, crucified Him, and hung Him on the cross.

97 Just like Paul said here, "Did not the--the seed of the--of the freewoman or the bondswoman persecute the seed of the freewoman? And so does the seed of the denomination persecute the genuine grain. It's always got to be that way. They'll not be heirs together. They're not associated together. They're absolutely two different promises, two different times, two different peoples altogether. One's a Bride and other one's a church. No comparison at all with them.
But still they are not the seed that's promised to come. Neither was Sarah; neither was--and neither was Hagar. Neither Sarah was or--or neither Mary was the Seed. Mary was not the Seed. She was a carrier of the Seed. But she had nurtured, brought forth out of her womb, just like the shuck brought from it's womb the real Seed. But the shuck is not the Seed. It only... It's closer to the seed. It's hugged up around the seed. Way back up in the stalk, the life is scattered all through the stalk. And when it comes to the pollen, it's gathered down closer. But when it comes to the shuck, it's right down there like the seed, and forms it almost like the seed. Jesus told us what would be in the last days: be so close it would deceive the very elected if possible. But then the seed comes forth from there. And the shuck, the life leaves the shuck. And the shuck is a carrier. And that's just exactly what our denominations has been, a carrier. Luther, Wesley, Pentecostals, and now it's time for the seed to come forth.

99 Notice it; notice, just... She was not the Seed; Mary was not, just a shuck, tassel, and stalk, carriers of part of the Word, not all the Word. Luther had justification. Wesley had sanctification. Pentecostals had the restoration of the gifts. But when the Word come... Now, they could produce that, that justification will save a man. You believe that? Sure. It's a carrier of the Word, the same as I believe the stalk is part of the wheat. Sure it is. But it's a carrier. It ain't the life. Then along come sanctification. How many believes in sanctification? You believe the Bible you have to. Sure. So still that's not... It's a little more like... That's two more words. But then come the Pentecost, the restoration of the gifts. Speaking in tongues, they call it the initial evidence of the Holy Ghost, speaking in tongues. There they call that the initial evidence, which brought forth the what? The shuck. But they denominated. But when you come to say, "I and My Father are One," and these other things, then the shuck pulls away from it. But the real genuine Bride church will bring forth the entire Word of God in Its fulness in the midst...?... for He's the same yesterday, today, and forever.

100 Notice, in the wombs of Mary was the Seed. But when the Seed was delivered, It said, "I come to do the will of Him that sent Me. I and My Father are One. If I do not His works, believe Me not." There was the Seed. "Which one of you can condemn Me of unbelief? What the Bible's promised I'd do, I done it. God has verified that through Me." He said. "Who can tell Me now?" See? But the--the Seed in Mary, the shuck, it was close to being that, but it wasn't. It was still in the womb.
Notice. And in the Pentecostal age, through the Lutheran age, through the Wesleyan age, it's been the same thing through this Pentecostal age. Now, notice, but at the opening of the Seven Seals, Revelations 10, the full Word is to be borned into manifestation again and vindicated by the Spirit of God in the full strength, as It was when It was here on earth, manifested in the same way, doing the same things that It did when It was here on earth. Amen. Hebrews 13:8 said Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. In St. Luke 17:30 Jesus said, "In the last days, as it was in the days of Sodom when the Son of man will be revealing Himself again, it'll be the same thing."

102 The world's in a Sodom condition, and the church has went into Sodom with it like Lot and his wife. And I say that there is a elected church somewhere in this world that's pulled out and set aside from those things. And the manifestation of God has attracted its attention. We're at the last days.
The shuck has give forth its strength into the seed; it's went on out. It was a good shuck, but it served its time.
See, it is the Word Bride of the Word Groom. The natural seed of Abraham, of Isaac, and Jacob and--or natural seed, rather, of Ishmael, natural seed of Isaac, and so forth, had to go into the ground in order to--to bring out this other, bring out Jesus. And so has all these others. The seeds has to dry--and I mean, the shucks has to dry, and the pollen has to dry, and everything dies so the seed can produce itself.

105 That's the way it's been in every age, denominations has been the carriers of part of it. Part of that is the Word, for it has been hid from the wise reformers or the--sealed away from them until the age of the eagle's appear. The Bible said so. Yes, sir. 'Cause we're promised that in Malachi 4. Exactly, we are. He's hid it from the eyes of the wise and prudent. And as we've just went through the Book of the Revelation, we find out that every--all three of those messengers, or those beasts that went forth, each one suited Luther just right. Each one seeded the other one just right, which is the ox and the different animals of the Bible. It went forth to justification, sanctification, even into the Pentecostals; but the fourth was an eagle. That's right, and through that age God raised it up. So it'd have to come through that age to be correct. Yes, sir, the eagle promise being fulfilled of--of Malachi 4...
Jesus was not of Mary, but came through Mary, like the life through the shuck.

108 Now, many of you fine Catholic brothers here or sisters tonight maybe think that Mary was mother of God, as you say she was. How could she be the mother of God, and God had no beginning and no end? Huh? Who was the Father of God then if she was the mother? See? He was her Creator, and she was not His creator. He created Himself in the womb of Mary, not her own creation. It was... He created Himself. He was not of her, but she was of Him. That's right. The Bible teaches us that all things were made by Him. And not nothing was made but what was made by Him. So how could He... How'd He have a mother, when He was God Himself?

109 Now, we see here the true revelation of the true type. There's three women carriers of the natural seed until the matured into Jesus. How... Ishmael could not be, because be was born really--in what we'd think today: out of wedlock, because he was a bondswoman's son. Then come a little more like Him, like Jesus, which come out Isaac. But it still wasn't, because it was borned of the sex between Sarah and Abraham. But then along came Mary, by the virgin birth produced Jesus Christ (That's right.), God, the Word made flesh.
Now, look, there was three women. There's three women typed here, churches (The women always types churches.) means three denominational ages, carriers, which also must die and dry up, just like the shuck and so forth does, to give room for the seed. The seed cannot get ripe--cannot get ripe, rather, until the shuck, stalk, and leaves are all dry. That's right. It saps every bit of the life in them out. Amen. All it was is that plus. Cannot do it...

111 Now, it's seed time or Bride time. The shucks are dead. The shucks are dried up. The virgin Word time, not touched... It's a virgin. Remember, a virgin Word time. If you put it in the hands of a denomination, it sure won't be virgin. It'll be man-handled time you get to it. But God's church is not touched by denomination (Hallelujah.); It's a virgin born Word of God made manifest: Jesus Christ, the same yesterday, today, and forever. Hallelujah. How--how wonderful. I love it. I believe it. I know that it's the Truth. It'll not be touched. There'll be no denominational man-handling in the virgin birth of the Bride. No, sir. She's--she's commanded by God to come out of such. "Touch not their unclean things..." become vultures.

112 Just reminds me. As I was coming from Phoenix the other day, coming to Tucson from the meeting, the Spirit of God called my attention to something (as wife and I were going along talking, and the children was asleep in the back of the car, getting late), called my attention to a hawk. And I watched that hawk a little bit and studied him. He's a very type of the church today.
Now, the hawk, as we all know, has lost his identification of his original creation. That's exactly right. Once he was similar to an eagle, his greater brother, a hawk was. But now he doesn't fly in the skies no more to hunt his heavenly manna, but he has gotten soft. He don't fly in the skies anymore; he hops on the ground like a vulture, sets upon a telephone post, hops along hunting for dead rabbits. The hawk wasn't made to do that. No, he was made to be a similar to an eagle.
Now, that's just like the church. It was made similar to the eagle. It should take the place in the heavenlies. But instead of that, it's got soft. It don't fly into the unknown no more, into the blue. No, sir. It's depending on it's modern ways of adoption, of education, and theology of some manmade denomination, looking for a bunch of dead rabbits half rotten that something else has (That's right.)... hopping along on the ground. That's right. A hawk... See that's what tells. The eagle hasn't changed a bit. He stays a eagle.

114 He doesn't soar into the skies, a hawk doesn't any more, to catch his fresh manna up there, but he depends on what he can find already dead. A hawk don't know how to--ain't supposed to get on the ground. But watch an old hawk today. Go down along the road; you see the telephone wires setting full of hawks, see if he can find something--something's killed, some rotten something. He's got so he hasn't got wings enough to fly. He's... The first thing you know he'll be on the ground altogether, grounded because he's got soft. He don't use his strength no more that God's give him.
His special identification was to sail into the skies and watch down from below. But now, he gets down below and can't even look up. He's got his mind on dead rabbits to find out what he can find on the road, some skunk, opossum, or something somebody's run over. He's not an eagle, but he's something like it. Just like the church depending on its food for education and so forth, a dead diet that died years ago through Luther, and Wesley, and the Pentecostals, and gone on in the age. It's looking back for some manmade creed, instead of flying up in the heavenlies of the Word where all things are possible to them that believe.

116 He's took up the habits of the buzzard. Them dead things was left for the vultures, the world. Educations and so forth like that was left for the world, not for the church. He's so soft he don't... He ain't rugged no more. He can't get up into the rugged heavenlies where all things are possible to them that believe. He sets back and said, "Well, Doctor So-and-so said certain... My denomination don't believe it that way." Oh, you perverted hawk, afraid to break out upon the promises of God.
You say, "Well, the days of miracles is passed." You're soft. You're scared to take your wings and fly yonder, and have you come too soft for a prayer meeting? Have you come to a place that you're scared to stay over ten minutes at the altar? Hop along like a vulture eating dead a-carrion on the ground. Yes, sir.

118 He's too soft to take the rugged beyonds anymore. Hops like a vulture, and eats vulture's food (That's what it is. That's right.), until he's begin to look like a vulture. He acts like a vulture; He ain't no more a hawk than nothing. He's more like a vulture than he is a hawk. A hawk's supposed to sail, not set on a telephone pole and watch for a dead rabbit, and then get down there and pop up and down the road like a vulture. See?
That's just about the way the church has today. "What's the use of going up there and sailing around when I can get rabbits here?" But they're dead; they're rotten; they're contaminated. One time they were good. So was the doctrine of the Lutheran, Wesley, and the Pentecostals. Why you eat like a vulture? There was new manna fell every night out of the heavenlies for the children of Israel as they journeyed. Anything left over was contaminated. We used to say in the country, "got wiggletails in it." There's too many of them wiggletails in our experiences today. Our religion's depending on what somebody else said, what somebody else said, and, "The promise is for some other age."

120 Man come to me not long ago, a Baptist preacher, up there in my house, and said, "You know," said, "I--I just want to correct you on something."
I said,"What?"
Said, "You're trying to teach an apostolic doctrine over in this age," said; "the apostolic age ceased."
I said, "When? (See?) I'll tell you when it begin, and you tell me when it ceased." I said, "You believe the Word?"
He said, "I do."
I said, "All right. Now, on the day of Pentecost, you believe that's when the apostolic age started?"
He said, "I do."
I said, "Then the speaker, apostle Peter, said these words... And remember, Jesus said, 'whosoever shall take one word out of This or add one word to It, his part will be taken from the Book of Life.' That's a preacher or somebody that's got their name on the Book." I said, "Peter said, 'Repent every one of you and be baptized in the Name of Jesus Christ for the remission of sin; and you shall receive the gift of the Holy Ghost; for the promise is to you, and to your children, and to them that's far off, even as many as the Lord our God shall call.' When did it go out then? It's always been in." It's a bunch of hawks that's turned out to be buzzards and hopping around on some other dead carcass some other age killed for them (That's right.) not fresh manna from the heavens anymore.

124 They don't want It today. They can't have a prayer meeting. Not eagles to begin with, soft, not rugged, just hops around. So is our modern denomination depended on education to some manmade theology to explain all these things away. And they accept that. They won't take the Word that said Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. He won't take Malachi 4. And he won't take all these other promises pertaining to this day, and said how the church age--how the prophet said, "It shall be Light in the evening time." They don't take this; they want to hop around on what some Pentecostal organization killed a hundred years ago, eating on half rotten manna. That's right. It's no good.

125 Notice, church is so carnal, feeds itself on worldly a-carrion, dead things of the world, just like the vulture does. Church politics, they don't let the Holy Ghost send a man to a church; they have to have a politics and see if the denomination's going to receive him or not. That's right. They like the world. They dress like the world. They look like the world. They act like the world. They're vultures like the world. They're lazy, soft, compromisers. That's all there is to it. Did you ever see a eagle compromise? No, sir. There's no compromising in him. Neither does a genuine Christian. He ain't soft. He'll hunt till he finds it. Amen. Yes, sir. He'll find his meat. He wants fresh manna. He'll get down there an dig till he finds it. He'll fly higher and higher. If it's not in this valley, he'll raise a little higher. The higher you go, the more you can see. So it's time for the eagles of this day to get to flying higher; dig into God's promises, not live on vulture food that's been killed years ago. Get out of it.

126 Politics, voting in, voting out, saying this, that, or the other. And the Holy Spirit has no more right-of-way in the church than nothing. No more prayer meetings, no more agonizing with God to fulfill His Word. No more believing that the Word is still the same yesterday, today, and forever, they just vulturize down, got a denomination, put their name on the book, got lazy and soft, and sets back there gloating on some kind of dead a-carrion. And then supposed to be at least a hawk that's a similar brother to the eagle, the prophet that brought the true Word and manifested it.
Relies on half rotten, manmade theology. Where does he get it at? In some manmade Sunday school program sheet some educator killed for him back in some seminary, tell him that, "The days of miracles is passed; there was no such a thing as the baptism of the Holy Ghost; all this is nonsense." You mean to tell me that an eagle would eat that? He couldn't do it. No, sir. Neither will a Christian eat on that dead a-carrion from old denominational doctrines and things. They want the Word of God fresh, the promise of the hour.
God promised rabbits in the days of Luther. He promised other things in the days of others. But now He's promised us a full square meal, the full seven course menu, for all the Seven Seals are opened and everything is ready for the Word of God, for those who can receive...

129 Hawks hopping like buzzards (Oh, my.), think of it, how critical what--how the hour is. Just as the hawk has long lost his identification as a hawk, so has the church long lost her identification as a lesser bird brother of the eagle, God's prophets. Once a carrier of a true word, justification, then it become a carrier of sanctification, then it become a carrier of the baptism of the Holy Spirit, restoration of the gifts. But then when it goes on and keeps going back try to eat something, manna from another day, it's rotten. It's no good. A genuine eagle of this day knows that was all right, but we got that plus until Jesus Christ is made manifest in the fullness of His power as He promised to be in this last day.

130 She is now a dry shuck. It's passed. The Spirit of God passed through her. It's true. And will not--she will not be heir with the a-vindicated seed Word. She sure will not be. She'll not be in the rapture. She'll be a church member, may come up in the second resurrection, be judged according to what's she's heard. If you're here tonight and just a church member, what's your judgment going to be when we all have to stand there and witness you heard the Truth? See?
She no more flies into the blue, into the unknown, unto the supernatural where the powers, and heights in the promises of God's eternal Word has made possible all things to them that believe. She won't believe that. She says... She falls right back on the telephone wire and says, "My denomination says the rabbits is all right." Though they got maggots in them, but yet they're all right. See? She depends on that.
Pentecost is like her denominational vulture sister setting now in large council seats of the ungodly (certainly.), listening to her worldly politics head, feeding her on vulture food of dead rabbits of something that passed by fifty years ago. That's the condition of the Pentecostal church. Oh, my.

132 Just as Sarah tried to bring the promise of the supernatural by, by hand-picked Hagar, so has the church trying to bring a revival, our great evangelists, across the countries today, "A revival in our time, a revival in our time. All you Methodists, Baptists, Pentecostals, all get together." How can you have a revival of fresh manna on an old dead vulture? How can you have it? "Revival in our time." The revival would be so small, they'd never know it ever happening.
Pentecostals said, "Oh, there's going to be a great thing happen." It's happening, and they don't know it. That's it. See? Yes, sir. "For where the carcass is there the eagles will be gathered, as sure as the world. That's what it said. What is the carcass? The Word. He is the Word, the Carcass, Christ, Christ in you, the same yesterday, today, and forever.

134 How true it is, Sarah trying to get the promises all fulfilled (You see?), in a great--like the church today, a great revival in our time by what? By a perverted promise. How are you going to do it when God never did bless organizations. He never did use an organization. When a message went forth, and they organized, it died right there. I challenge any historian to show me where it ever raised again. It died right there and stayed right there. God just moved right on out of that carrier into another one, right on out of the Lutheran into the Methodist, right on out of the Methodist into the Pentecostals.
Now, He's moved right on out of the Pentecostals into the Seed, because it has to be the Seed. You can't beat nature. There's no nothing else there for it to happen but the Seed. So the Seed will produce Itself, He's the same yesterday, today, and forever, the same Pillar of Fire, showing the same signs, the same power, the same God, the same miracles, the same things. Vindicated the Word and the Bible just exactly, He's the same yesterday, today, and forever. He's leading tonight. God help us to see it and believe it. Sure.

136 See, Sarah, the church, hand-picked Hagar? It didn't work did it? No. Her hand-picked group won't work today either. Doctors, and Ph.D.'s, and L.L.D.'s don't do it. All the carriers fail. Luther failed it; Hagar did. What did Hagar do? Hagar gave her son to another woman's bosom (That's right?) to raise her child. Hagar did that, gave her son, her only son, to another woman's bosom, not its mother, to raise it. That's the same thing Luther did, when he gave his son justification over to a denomination to fool with (That's exactly.), to raise him up.

137 Wesley failed the same way as Sarah did, doubting the supernatural birth being the baptism of the Holy Ghost, as Sarah did at the oak tree. When Wesley was introduced to the supernatural... When the Pentecostal age come on and Wesley was introduced to speaking in tongues, all this, they laughed and made fun of it. All you Church of Christ, and you (so-called), you Baptists, and Presbyterians, every one of you turned your nose up on it and went away from it. That's right. What'd you do, Wesley? You sold your child to an organization, and it died and perished. That's exactly right.
But the Word, the true Word went right on. It didn't stay in that organization. It moved right on into Pentecost and took some more with it. It was a more matured son, like the seed that fell into the womb. And after while it started in the backbone, then it had lungs, and had head and feet, and after while it come to a place that it was born. That's right. So that's how the church has matured, the same way.

139 Wesley doubted just exactly like Sarah did at the tree. She said... When the Angel of the Lord, a Man dressed like a--a Angel... God, it was Himself, Elohim, dressed like a man, stood there with dust on His clothes and said that He'd and give the promise, after Sarah was ninety years old and Abraham a hundred. And Sarah laughed up her sleeve, and said, "How could this be when Abraham and I haven't had, well, we haven't been as young people--family relationship--maybe for twenty years." She was nearly a hundred years old. Said, "Me, have pleasure with my lord, me old and him old too? And his stream of life is dead, and my womb's dried up. My breast is gone; the milk veins are gone. How could I have it?" God said, "I promised it. He's coming anyhow."
So did Wesley. "How can we accept them speaking in tongues, and Divine healing, and stuff. It's not for us in this day."

142 God said, "I promised in the last days that I'll pour out My Spirit upon all flesh." He promised to do it, and He went on and done it anyhow. And the Wesleyan church with the--all of its little pollen sisters of Baptists, Presbyterians, and Church of Christ, and Nazarenes, Pilgrim Holiness, and United Brethren, and what for, died right with it, and the church moved on. Now, what did Pentecost do? Organized it just like the shuck. It done the same thing. It organized itself together, set itself in as the shuck. That's right.

143 Pentecost was as Mary. Pentecostal feast, look what Mary did. What did Mary do wrong? At a Pentecostal feast one time she was faced with a bunch of dignitaries, priests when her Son... She couldn't find Him anywhere. And she went back three day's journey she'd left Him, like the modern church today, about three times five or twenty-five has the church left--about fifty years ago or seventy-five.
Left Him at the Pentecostal feast... Mary went back up with Joseph three days looking for Him. She'd been looking for Him, couldn't find. She found Him. What did she find? She found Him in the temple discussing the Word of God with the priests. And right in the front of those priests, those dignified, Mary let the curtain drop. She did exactly the thing she should not have done. Call her God, the mother of God? A mother ought to have more wisdom than her son. And she said, "Your father and I have sought You with tears for day and night. Your father and I..." claiming that the birth wasn't supernatural, that Joseph was the father of Jesus. She denied the supernatural birth. Pentecost took speaking in tongues. They denied the birth of the Word. That's exactly what it did. They'll take so much of it, but won't take the rest of it. It denied the birth of the Word just like Mary did.

145 But watch, there will not be any more organizations after this. Watch. The Word Itself, yet twelve years old, just a little bitty thing back in the shuck, He said, "Don't you know I must be about My Father's business?" The Word corrected the church right there.
"What are you doing all these things for? You know you can't do this. We'll close up our doors. We won't let you come any more."
"Know ye not that I must be about My Father's business?" Sure, sure, the true supernatural charm...
She just claimed Him to be Joseph's son, a mere man, or what Pentecost did, just claimed Him to be one of three (Whew, I know that hurt.), one of three, but He was all three in one. But the Pentecostal, "Oh, yes, He is the Son of the Father of the Holy Ghost..." Oh, my. But the real true Word speaks right out and said they're not three of them; there's one of them. Amen. Ye know not the Word of God. Make, not three of them, but one...

149 Notice, there will be no more carrier, mother churches, denominations, after this carrier shuck, because after the shuck there's no more... There's nothing left but them and just the grain. Is that right? Got to be the grain. It's got to be the same kind that went into the ground: Jesus Christ the same yesterday, today, and forever.
A Spirit come upon the Bride to do the same things that He did. See, it's the reproducing again of the grain.
The Word, yet young, spake for Itself. "And know not that I must be about My Father's business?"
There's the secret of the Message now. Just exactly, the Father's business. What is the Father's business? Could you think of what the Father's business was to Him? To fulfill what Isaiah said, "A virgin shall conceive." Fulfill what Isaiah said again, "The lame shall leap like a hart," and all these thing that'd take place; like Moses said, "The Lord your God shall raise up a prophet among you liken unto me." It was the Father's business to fulfill that Word. Well, if that come down through them stalks of them natural women, what about these stalks of these spiritual church women? Churches means women--women means churches, rather. Is that right? Then what is it now? "We must be about the Father's business," the wheat would cry back, the grain. Yes, sir. What must it do? Vindicate Malachi 4; vindicate Luke 17:30; vindicate Hebrews 13:8; vindicate St. John 14:12; vindicate all of His Word: vindicate Hebrews--I mean, Revelation the 10th chapter, of the opening of the Seven Seals; and the mysteries of God, even to serpent's seed, and all would be manifested: Marriage and divorce and all these other mysteries that's been hid under the pillars from all these years from the theologians and so forth, but it's now the hour. That's the Father's business. Think they would receive it? They want to be dignified and say, "Our denomination don't teach us that." But the Bible does. That's right. God vindicates it to be true. Sure it is.

153 Fulfilling this age when the Seven Seals are just proving the denominations has just been carriers. That's another one of the Father's business. To prove... And the Father's business now is to show you them denominations is not His. They're a manmade systems that deny the Word. That's right.
Notice. You say, "Why, Mary the--the great virgin?" At the cross He never called her, "mother"; He called her, "woman," carrier, not mother then. True, she was the carrier of the Word, but she was not the Word. He was the Word. Oh, yes.
Notice also, she was not identified in the resurrection with Him. He died and rose again, 'cause He was the Word. She was just a carrier. She died and is still in the grave. That's right. So she was just a carrier, not His mother, not God. She was just a carrier like the churches are. That's right. Shows she was just a carrier, not the Word.

156 Let's close by saying this. Oh, Pentecostal hawks, hopping around like vultures, partaking of the world just like the rest of them does, having a form of godliness, enough to deceive the very elected if possible, but denying the power thereof, as says the prophet here, a perfect example of what God's Word said it would be in the last days: a Laodicea church age, naked, blind, miserable, poor, wretched, and don't know it, claiming that she's big and wealthy, has need of nothing, and don't know that she's changed from a hawk, a similar brother to a prophet to keep the Word of God straight; she's turned to a vulture and feeding her people on dead ecclesiastical rabbits. That's exactly right. Wake up. My, how do you expect to be identified--or heirs with the eagles when such things as that in this great hour when the rapture is at hand.

157 Oh, Christian, oh, believer, if you've been a partial believer, keep on attending the meetings for just a little while, will you? We got something here I believe the Lord wants you to know. It's late; I can't go any farther. I got to close, and maybe finish tomorrow night. But look, let us bow our heads just a moment.
I don't want you to notice what grammar I use, but I want you to take heed just a minute to what I said. It's plain enough you could understand it, I'm sure, if you desire to. If you're here tonight, and you're without this experience... I don't say... You say, "I've danced in the Spirit, jumped all around." Yeah, hawks do the same thing. It's like the crows and the vultures. I'm not asking that. What are you eating on? Where do you get your daily diet? Where are you feeding, from the Word of God or some old a-carrion that's been used back yonder years and years ago? Is your experience even tonight with something you've picked up many years ago, or is it fresh and new tonight, new manna that's just fell from heaven and you're feeding your soul on it and looking tomorrow for something good and better? If you're not that way, now with your heads bowed, and your eyes closed, and your hearts bowed, ask yourself this sincere question, and not to me but to God, would you raise your hand in a testimony of saying this? "God, condition my soul and my spirit that I can feed only on the Word of God." Would you just raise your hand, say... God bless you. God bless you.
I don't know just exactly how many's in here, there's--tonight. I'm a very poor judge of crowds, but I'd say at least a third or more raised their hands, that they want conditioned souls. Let us remember in prayer now as we bow our heads.

160 Dear God, I'm only responsible for saying the Word. And by these little simple parables, little types, the people see that one's not going to be heir with the other. And we know that in the last days there's going to be people that's going to be raptured up into the heavens. And some of them will be here when Jesus comes. And we're looking for Him to come even tonight.
And I'm thinking of thirty, about thirty or thirty-three years ago knelt here maybe at this time of night, along nine-thirty or ten o'clock, praying for a father that was lost... Tonight, Lord, I'm praying for many fathers, many mothers, and brothers, and sisters. Won't You have mercy, dear God? It's too late now for my father to do anything about it; he's passed beyond the boundaries of this life. And soon, Lord, we're all going to pass that way. I too must go that way. Every man and woman, boy or girl in here has to go that way. And we will be accountable for what we do with the Word of God.

162 How little did that man seem in the sight of David when he was spitting upon him. How little will those people think that spit upon Jesus the Word when He returns again, those that pierced Him. How little will the people feel who could walk away from here and see even a--even not only in some great Greek words and so forth, but in plain nature that teaches of God the Creator, can see the carriers of the Word, and see the Word Itself, and know the hour we're living, and harvest time is here. Dear God, let us not turn our back upon it for some folly of the world, but let us tonight receive Him with all of our heart.
And, Lord, create in me a good spirit, the Spirit of Life, that I might believe all Thy words and accept Jesus the Word, the same yesterday, today, and forever, and believe today on the portion that's 'lotted to this age. Grant it, Lord. I ask it in Jesus' Name.

164 And now, I'm going to ask each one of you as you're here and thinking of this real sincerely... We don't have a church for you to join. We have a pool down there to be baptized in: "As many as believed was baptized." If you've never been baptized yet by Christian baptism... That don't mean sprinkling, pouring; that means by immersing, not in a title of the Father, Son, Holy Ghost, but in the Name of Jesus Christ like the entire church was baptized until the Catholic church in 303, introduced three gods and three forms of baptism in a trinity titles. If you haven't had that yet, tomorrow morning at ten o'clock, there's robes and things waiting for you down there.
Won't you come and join with Jesus Christ, not with us. We don't have a church even here to take care of you. Go to any church you want to, wherever you come from, but please, believe this Word. Do you believe it, say "Amen." [Congregation replies, "Amen."--Ed.] God bless you. May you do...
If there's anything we can help you, we're here to do it.

167 Now, I know there's sick here. Our time's got away from us tonight for a prayer line. Maybe we'll get it though. I want each one of you do something for me. You're setting close to somebody, lay your hands over on that person. And no doubt you're putting you hand upon a eagle, maybe an eagle that has been eating some vulture food somewhere, gotten sick of it. They don't want it no more. They want to come out of it. They're sick and tired of it. Set here tonight and see what eagles really can eat, the Word, and have a living Christ living among them, showing Himself alive, the same yesterday, today, and forever. They don't want to be heirs with the shucks. They're to be burned. All the straws and things is to be burned. The combine's coming to beat the wheat out in order to be wheat.
There's some of them that's sick, some of them physically sick, I want you to pray, eagle, pray for your brother, sister eagle there, as I pray for you here. May the Spirit of God come upon you.
Remember, I'm giving you the food of the eagle, the promise of God. He calls His prophets eagles. He calls Himself a Eagle; He's Jehovah Eagle. And while you have your hands laid upon one another, pray for them.

170 Our heavenly Father, Your Word said, the last commission You give to Your church was "Go into all the world and preach the Gospel (the general orders); he that believeth and is baptized shall be saved; he that believeth not shall be damned. These signs shall follow them that believe: In My Name they shall cast out devils; they shall speak with new tongues; if they should drink any deadly thing it wouldn't hurt them; if they take up serpents, they'll not harm them; and if they lay their hands on the sick, they shall recover." O Jehovah Eagle, feed Your little ones tonight upon that Word, Lord. They're needy. That's the diet they need. That's what they need to know what the Food is, what THUS SAITH THE LORD is.
You promised if they laid their hands on one another that they would recover. O Lord God, take all doubts and vulture ideas away from us now. And we feed solemnly upon the eagle Food of the Word of God.
Let every unclean spirit that's in these people, every spirit of doubting, every spirit of fear, every denominational claim, every habit, every sickness, every disease that's among the people leave; in the Name of Jesus Christ may it come out of this group of people. And may they be free from this hour on, that they can eat the eagle Food that we're believing You'll send us through the week, Lord, breaking open those Seals and showing us those mysteries that's been hid since the foundation of the world, as You promised. They are Yours, Father. In the Name of Jesus Christ. Amen.

173 All that believe and accept, stand to your feet, say, "I believe; I accept that; what God promised me, I receive." The Lord bless you. That's wonderful. Every person standing. That's good. A chord, "I Love Him." Let's sing this hymn to Him then, "I love Him, I love Him, because He first loved me." All together now.
I love Him, (If you do, let's raise our hands.) I love Him, Because He first loved me And purchased my salvation On Calvary's tree. Oh, isn't He wonderful? Let's shake hands with one another. Brother Eagle, just turn around, sister, shake hands as we sing it.
[Congregation greets one another--Ed.]
I love Him,... (Brother Eagle, Brother Eagle, Brother Eagle, that's where you belong...?... Charlie, how are you...?... God bless you brother. God bless you, brother...?...) On Calvary's tree. Let's raise our hands again to Him.
I love Him, I love Him, Because He first loved me (And He makes us eagles.) And purchased my salvation On Calvary's tree.

175 How will you know, how will the world know that you love Jesus? When we love one another. That's how the world... See, God sees your faith; the world sees your actions. Love one another now; be kind to one another. Talk with one another. Be patient with one another. And any further instructions we can give, baptism, seeking the Holy Ghost... We don't have any rooms here to do that in, you understand. The altar call, if God's convinced you that this is right, that Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever, and you want to join with Him, go and be baptized in His Name tomorrow. There'll be men there to instruct you. Anything that we can do to help you, we'll do it.
I love Him, I love Him, Because (You on the telephones now, Tucson, over in California, way up in the east, raise your hands way out in...?... Praise Him.) ... purchased my salvation On Calvary's tree. Now, until tomorrow night I give you Brother Neville our pastor.

Up