Кто же этот Мелхиседек?

Другие переводы этой проповеди: Кто Такой Мелхиседек? - VGR
Дата: 65-0221E | Длительность: 1 час 54 минуты | Перевод: Вильнюс
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Кто же этот Мелхиседек? / Who Is This Melchisedec?

КТО ЖЕ ЭТОТ МЕЛЬХИСЕДЕК?
В21.02.1965 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США

1 …всё, верь, только верь.

Склоним головы для молитвы.

Дорогой Небесный Отец, мы слышим эту песню “Верь, только верь”, она говорит нам, что для того, чтобы унаследовать любое из Божьих обетований, всё, что нам нужно делать — это просто поверить в них. Ибо написано: “Всё возможно верующим”. И мы взываем, как тот человек, ребёнок которого был эпилептиком: “Господи, я верю! Помоги моему неверию”.

Мы благодарим Тебя за Твою великую силу, за Твоё великое откровение Самого Себя нам в эти последние дни. Наши сердца счастливы и радуются больше всего от того, что мы осознаём, что соприкоснулись с живым Богом, Который в ответ подтверждает это физическими, вещественными доказательствами, как Он делал это в прошедшие времена, и как Он пообещал на этот день. Мы так благодарны Тебе, Боже наш. В этот тёмный день, когда, похоже, никто не знает, в какую сторону идти, мы так рады, что нашли зону безопасности, убежище.

Теперь благослови нас сегодня вечером, Господь, когда будем говорить о Слове Твоём. И обетования, данные нам, — дай нам лелеять их в своих сердцах, дорожить ими с благоговением и подчиняться им в настоящем благочестивом послушании. Ибо мы просим об этом во Имя Иисуса. Аминь.

4 [Кто-то говорит с Братом Бранхамом—Ред.] Ой, не надо было этого делать. Пожертвование в знак любви? Вам не следовало это делать. Кто это сделал? Ты затеял? Это я менеджера отругал. Он сказал, что собрал для меня пожертвование в знак любви. Не нужно было это делать. Я это ценю, Бог знает это, но я не приехал ради этого. Спасибо. Пусть Господь благословит вас. Я сделаю всё, что смогу. Я вложу его в заграничные миссии, чтобы мне знать, что оно пошло для Царства Божьего. И если воля Господа, я сам повезу его в другие страны, чтобы принести это же самое Евангелие, которое вы сидели и слушали на этой неделе; тогда я буду знать, что всё будет сделано согласно тому, на что вы доверили. Да поможет мне в этом Господь.

Я очень благодарен за прекрасную посещаемость на этой неделе и за всех тех, которые сегодня вновь на подключении с помощью телефонной связи. И мы благодарны вам, всем до одного.

Билли сказал мне сегодня утром, он сказал: “Папа, если бы ты приехал со мной сегодня рано утром, как только рассвело, и постоял бы где-нибудь здесь поблизости, и посмотрел, как матери кормят в машине своих младенцев, эти бедные люди сидели под дождём и ждали, когда откроют двери!” Вы понимаете, каким я был бы лицемером, если бы говорил вам не Истину, а что-нибудь другое? Я был бы настоящим подлецом. Иногда мне приходится задевать, но не потому, что я этого хочу, это потому, что… Это не я задеваю. Это Истина колет. И я—я… Но я верю, что вы и пришли из-за того, что я с вами предельно искренен и делаю всё возможное, чтобы помочь вам. Да поможет Господь каждому из вас.

7 И теперь я хочу поблагодарить людей за их замечательное сотрудничество, также людей из этого города, которые дали нам…сдали в аренду это школьное здание — эту аудиторию и спортзал. И я хочу поблагодарить должностных лиц, если вы здесь. А также я хочу поблагодарить Трустона Колвина, который работает здесь смотрителем, за то, что отлично посодействовал и помог нам получить всё это, и каждый вечер был с нами.

Мы благодарим полицию Джефферсонвилла за то, что приезжали сюда и охраняли за очень низкую плату. Полицейские были командированы сюда, по-моему, примерно за два доллара в час: парковать машины, следить за тем, чтобы не было…ничего не случилось, и чтобы всё было в порядке. Мы благодарны за это тем людям. А также звукооператору здесь за пультом, я заметил и его. И всем, кто в этом участвовал, мы, конечно, благодарны вам.

Я благодарю каждого из вас за подарки. Билли как раз сегодня днём принёс мне подарок…несколько подарков в коробках — конфеты и прочее. А одним из них были Заповеди Блаженства, в которых изображена картина Христа. Это была “Нагорная проповедь”. И это, в самом деле, очень красиво. Я сердечно вас благодарю. И столько всего, я не знаю, как и отблагодарить вас за это. А также и за вашу…ваше спонсирование, сот-…финансирование собраний, мы, конечно, высоко это ценим, от всего сердца. Пусть Господь обильно благословит каждого из вас.

10 Билли сказал, что в течение этого времени многие люди просили личной беседы. И многие спрашивали, им нужно было посвятить младенцев. О-о, как я хочу это сделать!

Но, понимаете, приехав в этот раз, это настолько неотложно, что мне нужно всё время пребывать в изучении этого Слова и в молитве для того, чтобы принести эти Послания. Понимаете, они не… Они—они для нас чрезвычайны, потому что нужно найти волю Божью, а потом высказать это. И всё это должно точно сойтись, и вопрошаю у Бога, что именно нужно раскрыть.

Итак, если воля Господа, скоро мы снова приедем, как только удастся выбрать день. Я предлагал или…или сказал что-то о Пасхе. Я лучше это проверю, потому что мне кажется, что по расписанию примерно в то время я буду в Калифорнии. Так что тут может быть и ошибка. Тем не менее, когда мы снова вернёмся в Скинию, мы пошлём вам приглашение от церкви, и—и сообщим вам дату и время. Тогда я, может быть, в то время снова…

Я совсем не уделил время молитве за больных. Мы ещё ни на одном служении не вызывали людей, чтобы помолиться за них. Мы их направляли к другим. И наши братья, что здесь, проповедовали: Брат Ли Вейл и Брат… И другие братья проповедовали и молились за больных, и совершали водное крещение…вернее, крестили, давая мне уединиться со Словом. Мы благодарим этих мужей. Они доблестно потрудились.

13 Здесь есть столько друзей, с которыми я хотел бы встретиться. Я смотрю вниз и вижу Джона и Эрла. И вот доктор Ли Вейл, один из организаторов собраний, Брат Рой Бордерс. Эти мужи, у меня даже нет… Я даже руку им пожать не успел. У меня не было возможности. Я вспоминаю своих друзей из Кентукки и из этой местности, и друзей-служителей — как мне хочется пожать им руки! Брат Блэр, я на днях заметил его здесь. И многие из тех людей, которых я люблю, и они присутствовали на нескольких собраниях, а я ещё даже не пожал им руку. Я—я стараюсь… Не то, что мне не хочется: это потому, что у меня нет на это времени, и я просто спешу.

Посвящение младенцев — обязательно. У меня самого сын…мой внучок должен был быть посвящён на этом собрании. У меня не было на это времени: маленький Давид. Я уже дважды дедушка. Так что, мистер Мэй, (возможно он сегодня здесь), который подарил мне тросточку, похоже, что очень скоро мне придётся ею воспользоваться. Так что…

И я говорил Билли, я сказал: “Да, в Библии сказано размножаться и наполнять землю, но всё это бремя не было возложено на тебя одного”. И эти внуки быстро появляются.

15 Итак, помните, моя невестка вообще-то была бесплодной. Она вообще не могла иметь детей. И однажды, когда уезжал с собрания, Господь проговорил ко мне и сказал: “Лойс, ты родишь сына. Господь благословил тебя. У тебя больше нет женской болезни”. Через девять месяцев родился маленький Поль.

За два месяца до того, как появился этот ребёнок, я сидел однажды утром за столом и завтракал, а Лойс и Билли сидели за столом напротив меня. И я увидел, как Лойс кормила малыша в розовом…точнее, в голубом одеяле, в которое он был завёрнут. А Билли сидел в углу и кормил маленького Поля. Я сказал: “Билли, я только что увидел видение. Лойс кормила ребёнка, завёрнутого в голубое одеяло”.

Он сказал: “Ну вот, пропала моя поездка на охоту. Ведь это же ровно через девять месяцев”. [Собрание смеётся—Ред.]

Через одиннадцать месяцев родился маленький Давид. И я ещё не успел посвятить его Господу, и сделаю это, только когда мы вновь приедем. Так что вы понимаете, почему это так.

Я так люблю людей и общаться с ними! Но наши братья молились за больных, и я знаю, что это было успешно. Каждый вечер мы молились за больных, мы все вместе возлагали руки друг на друга, а таким образом получается за всех сразу. Но, может быть, если Бог позволит… Я отмечу это на приглашениях, если будем их рассылать. Вернувшись, я снова хотел бы посвятить где-то два-три дня на то, чтобы просто молиться за больных и делать в этом отношении всё, что мы можем. Так вот, и я ещё раз благодарю людей за их помощь.

18 Теперь я просто хочу быстро пояснить относительно…относительно утреннего Послания. Несомненно, я не закончил его полностью, но я думаю, вы поймёте. И я уверен, что вы не… Вы даже не догадываетесь, чего мне это стоило.

Вам-то кажется, что это очень просто. Но вы…вы понимаете, что получается? Занимаешь место Бога, чтобы высказать Нечто. А прежде чем я это сделал, должен был прийти ответ от Бога. И нужно было, чтобы Он сошёл, и Он видимым образом показал Себя и дал Откровение. Поэтому, понимаете, это для Церкви. И, запомните, я сказал: “Эти…то, что я сказал, было только для Церкви”.

И чтобы вы имели уверенность и точно знали: это был тот же самый Бог, Который сказал мне там, где не было белок: “Изреки и скажи, где они будут”. И так произошло три раза подряд. Так вот, если Он тем же Словом может сотворить то, чего не существовало, то тем более Это устоит в День Суда! Понимаете? Люди были там и видели всё это, и знают. Как Павел сказал в прошлые времена… С ним были люди, которые почувствовали, как затряслась земля и не слышали голоса, но они…они увидели Огненный Столп.

Однако, мне стало приятно, после того как всё закончилось: увидел, как мужья и жёны, которые, я знаю, являются истинными Христианами, обнимали друг друга и рыдали.

22 И послушайте, друзья: Бог подтверждает Своё Слово знамениями и доказательствами, чтобы утвердить истинность Его, изречённого Слова. Теперь, запомните: тот Свет, Который был в том Облаке, Который дал Откровение… Я был…

Моя дочка, Сарра, мне говорила, что когда они… В той школе в Аризоне смотрели туда вверх, на безоблачное небо, и видели, как это Облако на той горе таинственно поднималось и опускалось, и в Нём горел янтарный Огонь. Учитель отпустил с урока из школы, вывел их на улицу и сказал: “Вы когда-нибудь видели что-то подобное? Посмотрите, что там”.

Запомните, это тот же самый янтарный Свет, Который на скале. Понимаете? Так что это тот же самый Бог, то же самое Откровение, сказал: “Скажи им сделать вот так”, — то, что я сказал вам сегодня утром, так что, вот, пожалуйста.

Если вдруг мой хороший друг, Брат Рой Роберсон, слушает в Тусоне: Рой, ты помнишь, недавно ты видел видение, что мы стояли на горе? Ты поднялся ко мне, а то Облако было над вершиной. Шёл, спускаясь вниз, ты знаешь, что Он тебе сказал…что я сказал тебе недавно дома? Это Оно и есть, Рой. Больше не волнуйся, сынок. Это свершилось.

Вы просто не осознаёте, что это значит! Это благодать. Он любит вас. А вы любите Его, смирённо служите Ему и поклоняйтесь Ему всю оставшуюся жизнь. Будьте счастливы, продолжайте жить, как и жили. Если вы счастливы, то так и оставайтесь. Больше никогда не делайте таких ошибок вновь. Просто идите вперёд. Это Божья благодать.

25 Теперь я хочу снова помолиться, прежде чем углубимся в Слово. Кто из вас будет молиться за меня? Я езжу с одного собрания сразу же на другое. Молитесь, пожалуйста!

Знаете, я хотел бы, чтобы мы все вместе спели одну песенку, прежде чем обратимся к Слову, чтобы просто…чтобы мы знали, что Бог…для небольшого посвящения. Вы когда-нибудь слышали эту песенку: “Заботится Он”? “Во свете и в тесноте с тобой Он везде”.

Юная леди подходит к пианино. Кстати, я хочу поблагодарить и эту юную леди. Я даже не знал, кто она такая. Это одна из дочерей местного дьякона. Я, конечно… Дочка Брата Уиллера. Она уже выросла. Совсем недавно она была ещё малышкой, сидела у меня на коленях, а теперь это молодая женщина. Так что я, конечно, благодарю её, что она использовала свой талант в музыке, и теперь она так мило играет. Сестра, дай нам, пожалуйста, аккорд. Теперь все вместе.

Заботится Он

Всегда о тебе.

Во свете и в темноте

С тобой Он везде.

Вам нравится? Давайте ещё раз споём, все вместе.

Заботится Он

Всегда о тебе.

Во свете и в темноте

С тобой Он везде.

Брат Даух, Он о тебе тоже заботится, брат. Разве вы не любите Его? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

Теперь склоним головы.

27 Дорогой, Милостивый Бог, по этим коротким заметкам хочу сказать людям некоторые вещи и вновь пришёл сюда, чтобы упомянуть о сегодняшнем утре, ибо это люди и пришли услышать. Я молю, Боже, чтобы Ты дал людям увидеть, что Бог любит и заботится. И не я Это дал, Господь — было подтверждено, что это Истина. Поэтому я молю, дорогой Боже, чтобы Твоя любовь навсегда осталась среди людей. Сегодня вечером после этого собрания придётся разойтись и разъехаться по домам, что-то в глубине как бы притягивает нас, Господь. Я молю, чтобы Ты благословил этих людей.

Теперь, приступая к Слову в молитве и обращаясь к написанному Слову, мы просим, чтобы сегодня вечером Ты взял это написанное Слово и оживил Его для нас. И когда мы сегодня выйдем из этого здания, чтобы разойтись и разъехаться по домам, да скажем мы, как те пришедшие из Эммауса, которые шли с Ним целый день и всё равно не узнали Его; но в тот вечер, когда Он ввёл их в комнату, и все двери были заперты, Он сделал нечто именно так, как Он сделал перед Своим распятием. По этому они узнали, что Он воскрес.

Сделай это сегодня ещё раз, Господь. Даруй это, пока двери заперты, и Твоя группка сидит здесь и ждёт. И, Отец, когда мы разъедемся по домам, мы скажем, как сказали они: “Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге?” Мы вверяем самих себя и всех в Твои руки, Господь. Делай с нами, как Ты считаешь нужным. Во Имя Иисуса. Аминь.

29 Теперь давайте сразу приступим к служению. Откройте сейчас, пожалуйста, со мной Послание к Евреям. И сегодня мы совсем недолго поговорим ещё об одном откровении по Посланию, если воля Господа. И затем, когда будем читать первые три стиха из Евреям 7:1-3, а потом поясним это… И мы не знаем, что сделает Господь. Мы не знаем. Мы делаем только одно — просто верим, бодрствуем, молимся. Верно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] И верим, что “Он сделает так, чтобы всё содействовало ко благу любящим Его”, потому что Он так обещал.

Ибо этот Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, — тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей,

Которому и десятину отделил Авраам от всего, — во-первых по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть, царь мира,

Давайте прочитаем чуть дальше.

Без отца, без матери, без родословия,…ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда.

Подумайте об этой великой Личности, насколько, должно быть, это великий Человек! И теперь вопрос таков: “Кто же этот Человек?” Теологи понимают это по-разному. Но со времени открытия Семи Печатей таинственная Книга, Которая была для нас таинственной… Согласно Откровениям 10:1-7, все тайны, написанные в этой Книге, сокрытые на протяжении эпохи реформаторов, должен ясно раскрыть ангел последнего периода церкви. Кто из вас знает, что это так? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Это так, должны быть раскрыты. Все тайны таинственной Книги должны быть открыты посланнику того периода, Лаодикии.

31 Поскольку ведётся много споров об этом Человеке и по этой теме, я думаю, что нам надлежит вникнуть в это, выяснить, Кто это такой. Так вот, о Нём существует несколько мнений.

Одно мнение таково…утверждает: “Его просто выдумали. На самом деле это не был человек”.

А другие говорят, что “Это было священство, это было священство Мелхиседека”. Это наиболее правдоподобно, люди придерживаются больше этой стороны, чем другой, потому что говорят, что это было священство.

Такого не может быть, потому что в 4-ом стихе говорится, что Он был Личностью, Человеком. А для того, чтобы быть Личностью, у Него должны быть характерные черты, быть “Человеком”. Не какой-то чин, но Личность! Так что Он не был просто священническим чином, также как Он не был выдумкой. Это была Личность.

И эта Личность Вечна. Если обратить внимание: “У Него не было отца. У Него не было матери. У Него не было такого времени, когда Он начался. И у Него не было времени, когда Он закончился”. И, Кто бы это ни был, Он по-прежнему жив и сегодня, потому что здесь в Библии сказано, что “У Него не было ни отца, ни матери, ни начала дней, ни конца жизни”. Поэтому это должна была быть Вечная Личность. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Вечная Личность! Так что это могла быть только одна Личность, а именно: Бог, потому что только Он один является Вечным. Бог!

33 Так вот, в Первом Тимофею 6:15 и 16, если вы когда-нибудь пожелаете это прочитать, я хотел бы, чтобы вы прочитали.

Итак, я утверждаю именно о том, что Им был Бог, потому что Он — единственная Личность, Которая может быть бессмертной. И вот, Бог переменяется в Личность; таким Он и был: “Ни отца, ни матери, ни начала жизни, ни конца дней”.

Теперь, мы находим в Писании, что многие люди учат, что “Божество в трёх лицах”. Итак, невозможно быть лицом, не являясь личностью. Только личность является определённым лицом.

Несколько недель назад один баптистский служитель пришёл ко мне домой и сказал: “Когда-нибудь, когда у тебя будет время, я хотел бы тебя поправить относительно Божества”. Вернее, он мне позвонил.

Я сказал: “У меня есть время прямо сейчас, потому что я хочу быть честным, и ради этого всё остальное откладывается в сторону”.

И он приехал, он сказал: “Брат Бранхам, ты учишь, что существует только один Бог”.

Я сказал: “Так точно”.

Он сказал: “Что ж, — он сказал, — я верю, что существует один Бог, но один Бог в трёх Личностях”.

Я сказал: “Сэр, повторите ещё раз”.

Он сказал: “Один Бог в трёх Личностях”.

Я сказал: “В какую вы ходили школу?” Понимаете? И он сказал мне название Библейского колледжа. Я сказал: “Я так и понял. Невозможно быть личностью, если не являешься лицом. А если у тебя есть своё лицо, значит, ты сам по себе — одна отдельная личность. Ты отдельное, индивидуальное существо”.

А он сказал: “Ведь даже теологи не могут этого объяснить”.

Я сказал: “Нужно откровение”.

А он сказал: “Я не принимаю откровения”.

Я сказал: “Тогда Богу вообще никак к вам не подобраться, потому что ‘Это сокрыто от глаз мудрых и разумных, и открыто младенцам, — открыто, откровение, — открыто младенцам, таким, которые примут это, научатся’.” И я сказал: “Богу никак к вам не подобраться, вы же закрылись от Него”.

Вся Библия является откровением Бога. Вся Церковь построена на откровении Бога. Бога никак иначе не познаешь, как только через откровение. “Кому Сын откроет Его”. Откровение — всё по откровению. Поэтому, если при-…не принимаешь откровения, тогда ты просто охладевший теолог, и ты безнадёжен.

38 Итак, вот, мы видим, что у этой Личности “не было ни отца, ни матери, ни начала дней, ни конца жизни”. Это был Бог, эн морфе.

Так вот, мир…слово происходит…раньше использовалось греческое слово, означавшее “перемена”. Переменяет Себя, эн морфе, из одной личности в… Это одна личность. То греческое слово эн морфе означает…оно взято из театрального представления, когда один человек меняет маску, чтобы сделаться каким-то другим персонажем.

Как совсем недавно в…в школе, по-моему, у Ревекки, перед самым выпускным они поставили одну из пьес Шекспира. И одному парню приходилось несколько раз переодеваться, потому что он играл две или три разных роли, но это та же самая личность. Один раз, когда он вышел, он был злодеем; а когда он вышел в следующий раз, он был другим персонажем. И вот это греческое слово эн морфе означает, что он “поменял маску”.

И именно это сделал Бог. Всё время это тот же самый Бог. Бог в виде Отца, Духа, Огненного Столпа. Тот же Бог стал плотью и обитал среди нас, эн морфе, проявился, чтобы стать видимым. И теперь тот же самый Бог — это Святой Дух. Отец, Сын, Святой…не три Бога, а три служения, три действия того же одного Бога.

41 В Библии сказано: “Бог Один”, не три. Но вот почему у них не получилось… Если в этом досконально разобраться, троебожие не может получиться. Еврея в этом никогда не убедишь — это уж точно. Кто разбирается, что к чему, он-то знает, что есть только один Бог.

Заметьте, как скульптор, он прячет под покрывалом. Именно так Бог делал до этого периода. Это было сокрыто. Все эти вещи были сокрыты и должны быть открыты в этом периоде. Так вот, в Библии говорится, что они будут открыты в поздние времена. Это как скульптор, полностью накрывший своё изделие до тех пор, когда он снимет с него покрывало, и все его увидят.

И именно так было с Библией. Она была изделием Божьим, которое было накрыто. И Она была сокрыта от основания мира, и Её семикратная тайна, и Бог обещал, что в эти дни, в период этой Лаодикийской церкви, Он полностью снимет маску, и мы сможем Её увидеть. Как это славно!

Бог, эн морфе, замаскированный в Огненном Столпе. Бог эн морфе в Человеке, названном Иисусом. Бог эн морфе в Своей Церкви. Бог над нами, Бог с нами, Бог в нас — нисхождение Бога.

Там наверху — Святой: никто не мог к Нему прикоснуться, Он снизошёл на гору, и даже если животное прикасалось к горе, оно должно было умереть.

43 А потом Бог сошёл и переменил Свой шатёр, сошёл и жил с нами, стал одним из нас. “И мы осязали Его”, — сказано в Библии. Первое Тимофею 3:16: “Беспрекословно — великая тайна божественности: ибо Бог явился во плоти, был осязаем руками”. Бог ел мясо. Бог пил воду. Бог спал. Бог плакал. Он был одним из нас. Прекрасно, отображён в прообразе в Библии!

То был Бог над нами, Бог с нами, теперь же — Бог в нас, Святой Дух. Не третья Личность, а та же самая Личность!

Бог сошёл и стал плотью, и подвергся смерти во Христе для очищения Церкви, чтобы войти в неё для общения. Бог любит общение. Вот для чего Он создал человека в первый раз — именно для общения; Бог пребывает один, с Херувимами.

И обратите внимание. Итак, Он создал человека, а человек пал. Поэтому Он сошёл и искупил человека, потому что Бог любит, когда Ему поклоняются. Само слово бог означает “объект поклонения”.

И То, что появляется среди нас как Огненный Столп, как Нечто изменяющее наши сердца, — это Тот же самый Бог, Который сказал: “Да будет свет”, — и стал свет. Он вчера, сегодня и во веки Тот же.

46 Так вот, в начале Бог пребывал наедине со Своими атрибутами, о которых я говорил сегодня утром, то есть со Своими мыслями. Ничего не было, только один Бог, но у Него были мысли.

Как великий архитектор, может мысленно представить и начертить то, что он планирует построить, создать. Так вот, сотворить он не способен. Он может взять нечто уже сотворённое и придать этому другую форму, потому что только Бог…только Он способен сотворить. Но он мысленно задумывает, что он собирается сделать, и это его мысли, это его желания. Теперь, это мысль, а потом он изрекает её, и тогда она становится словом. А слово — это…

Мысль, когда она выражена, является словом. Выраженная мысль — это слово, но сначала должна быть мысль. Итак, это Божьи атрибуты, далее они становятся мыслью, а затем — словом.

48 Обратите внимание. Те, кто имеет сегодня Вечную Жизнь, были с Ним и в Нём, в Его мыслях, ещё до существования Ангела, звезды, Херувима или чего-нибудь другого. То есть Вечные. И если вы имеете Вечную Жизнь, то вы всегда существовали, не ваше естество здесь, но облик и форма, которую безграничный Бог…

А если Он не безграничный, Он не Бог. Бог должен быть безграничным. Мы ограничены, а Он безграничен. И Он был вездесущим, всеведущим и всемогущим. Если это не так, тогда Он не может быть Богом: знает всё повсеместно из-за Своей вездесущности. Всеведение делает Его вездесущим. Он — Существо, Он не такой как ветер. Он — Существо, Он обитает в доме. Но из-за всеведения, зная всё, Он является вездесущим, потому что Он знает всё, что происходит.

Даже блоха не может моргнуть глазами без Его ведома. И до существования земли Он знал, сколько раз она моргнёт глазами, и сколько в ней будет жира, ещё до существования мира. Это и есть безграничность. Мы не можем этого постичь своим разумом, но таков Бог. Бог безграничен!

И запомните: вы, ваши глаза, ваше телосложение — какими бы вы не были, вы были в Его мыслях в начале. И вы всего лишь выражение, слово. Подумав об этом, Он это изрёк, и вот вы здесь. Если это не так, если в Его мыслях вас не было, то вам вообще невозможно Там оказаться, ибо именно Он даёт Вечную Жизнь.

51 Вы помните, что мы читали в Писаниях? “Не от желающего, не от подвизающегося, но от Бога!” И чтобы Его предопределение оставалось в силе, Он мог прежде всякого времени избрать, кто… Бог выбирает суверенным образом. Вы знаете об этом? Бог суверенен.

Разве кто-нибудь подсказывал Ему, как лучше создавать землю? Кто бы осмелился сказать Ему, что Он неправильно ведёт Своё дело?

Даже Само…даже Само Слово очень суверенно. Даже откровение суверенно. “Он открывает тому, кому Он желает открыть”. Даже само откровение суверенно в Боге. Вот почему люди бьются, и хватаются, и пытаются осилить, сами не зная, что они делают. Бог суверенен в Своих делах.

Так вот, мы видим Его в начале, Его атрибуты. И вы тогда были с Ним. Вот где речь заходит о Книге Жизни.

Итак, здесь, в Откровениях, 13-ой главе, 8-ом стихе, у нас написано, что “Зверь, который придёт на землю, — в эти последние дни, — обольстит всех людей на земле, чьи имена не написаны в Книге Жизни Агнца до основания мира”.

Только подумайте! Ещё до рождения Иисуса, за четыре тысячи лет до Его прихода на землю, и за несколько тысяч лет до вашего появления на земле, Иисус в Божьем разуме умер за грехи мира, и была создана Книга Жизни, и ваше имя было записано в ту Книгу Жизни до основания мира. Это Библейская Истина. Видите, ваше имя было предназначено Богом и помещено в Книгу Жизни до основания мира.

Вы были там, в Его атрибутах. Вы этого не помните, нет, потому что вы просто часть Его Жизни. Вы являетесь частью Бога, когда вы стали сыном или дочерью Божьей.

Точно, как вы являетесь частью своего земного отца! Верно. Вы… Мужской пол несёт в себе гемоглобин, кровь. И когда он попал в…в яйцеклетку, тогда вы стали частью своего отца; а ваша мать тоже часть вашего отца, так что вы все часть вашего отца.

Слава! Так деноминация вообще отпадает. Угу. Конечно же! Бог — единственное место, во всём!

55 Теперь обратите внимание на Его атрибут. Значит, во-первых, атрибутом был Бог; мысль, сам атрибут, всё было в Одном, без какого-либо выражения. А, во-вторых, когда Он выразился, тогда Он стал Словом. А затем “Слово стало плотью и обитало среди нас”.

Святого Иоанна, 1-ая глава, 1-ый стих, заметьте, это “В начале”. Но до этого — Вечность! Обратите внимание: “В начале было Слово”. Когда начиналось время — было Слово. Но прежде чем было Слово, был атрибут, мысль. Затем она была выражена: “В начале было выражение, Слово”.

Теперь мы подходим к тому, кем является Мелхиседек, то есть, эта таинственная Личность. “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог”. “А потом Слово стало плотью и обитало среди нас”. Теперь удержите это в памяти, заметьте.

Его—Его первым естеством был Дух, Бог, сверхъестественный (да?), великий Вечный. Второе: Он начал принимать форму всё ближе к плоти, в виде теофании, как её называют, “Слово, тело”. Вот в такой форме Он был, когда встретил Авраама, был назван Мелхиседеком. Он был в виде теофании. Так вот, через несколько минут мы к этому подойдём и докажем это, если Господь позволит. Он был Словом.

Теофания — это то, чего невозможно увидеть. Она могла бы находиться сейчас прямо здесь, однако, вы не можете её увидеть.

Это похоже на…ну, как телевидение. Оно в другом измерении. Телевидение… Люди сейчас передвигаются прямо через это помещение и поют; цвета тоже присутствуют. Но глаз подвластен только пяти чувствам… Вернее, всё ваше существо подвластно только пяти чувствам. И вы подвластны только тому, что способно увидеть ограниченное зрение. Но существует другое измерение, которое можно увидеть посредством трансформации, при помощи телевидения.

Так вот, телевидение не создаёт изображение. Телевидение только проводит его через канал в сеть, и тогда оно появляется на телевизионном экране. Но изображение существует само по себе. Телевидение существовало, когда жил Адам. Телевидение существовало, когда Илия сидел на горе Кармил. Телевидение существовало, когда Иисус из Назарета ходил по берегам Галилеи. Но, просто, это открытие сделали только сейчас. В те времена в это не поверили бы. Вас посчитали бы за сумасшедшего, если бы сказали что-то подобное. Но теперь это стало реальностью.

И таким же образом Христос находится здесь, Ангелы Божьи находятся здесь. И однажды, в великом грядущем Миллениуме, всё это будет гораздо реальнее, чем телевидение или что-нибудь другое, потому что они здесь.

60 Он открывает Себя в Своей великой форме, как Он заявлял, энморфируя Себя в Своих слуг и подтверждая Себя.

Итак, вот здесь Он в виде Духа. А потом Он приходит в виде эн морфе. Он явился Аврааму в эн морфе. Когда Авраам возвращался после поражения царей, пришёл Мелхиседек…разговаривал с Ним.

Недавно в Тусонской газете я читал статью о том, что женщина ехала по дороге, по-моему, где-то семьдесят-восемьдесят километров в час, и она сбила пожилого мужчину в плаще. Она закричала и остановила машину. Его подбросило в воздух. В совершенно безлюдной пустыне! И она побежала искать его, но его там не было. Итак, что она сделала? Некоторые люди позади неё видели, как это произошло, видели, как пожилой мужчина подлетел в воздух, полы отогнулись. И они побежали посмотреть. Они нигде не могли найти этого человека. Они позвонили в полицию. Полиция приехала обследовать то место — там никого не оказалось.

Ведь каждый из них засвидетельствовал: “Машина загудела, сбила человека. Он подлетел в воздух, и все это видели”. Свидетели, две или три машины, они видели, как это произошло. Потом выяснилось, что пять лет назад на том же самом месте пожилой мужчина в плаще был сбит и погиб.

Когда вы уходите отсюда, вы не мертвы. Вам придётся вернуться, даже если вы грешник, и быть судимым согласно делам, совершённым в теле. “Если эта земная хижина разрушится, нас ожидает другая”. Эн морфе, именно это слово.

64 Так вот, Бог в этой стадии (это стадия Его творения), далее принял форму плоти, Иисуса. Из чего? От великого начала, Духа, затем сошёл, чтобы стать Словом, выявляя Себя. Слово ещё не создало Себя, Оно только изречено, стало эн морфе, позже Он становится плотью, Иисусом, смертным, чтобы вкусить смерть за всех нас, грешников.

Когда Авраам встретился с Ним, Он был Мелхиседеком. Здесь Он раскрывает, какими станут все атрибуты в самом конце, каждый сын Авраама. Каждый сын Веры станет абсолютно таким же. Но я хочу обратить внимание, как нам пришлось появиться.

Также мы видим, что в Руфи и Воозе Он открылся, как Родственник-Искупитель, что Он должен был прийти и стать плотью.

Теперь мы видим, что сыновья-атрибуты Его Духа ещё не вошли в тело в форме Слова, но…в теофанию. Это тело подчинено Слову и ревностно ожидает залога, изменения тела.

Так вот, разница между Ним и вами, как сыном: понимаете, Он в начале был Словом, телом эн морфе. Он вошёл и жил в этом в Личности Мелхиседека. Затем, после этого, мы уже больше не слышали о Мелхиседеке, потому что Он стал Иисусом Христом. Мелхиседек и был Священником, но Он стал Иисусом Христом. Так вот, вы это обошли: потому что в той форме Он знал всё, а у вас ещё никак не может быть такого знания.

Вы пришли, как Адам, как я, из атрибута вы стали плоть, чтобы подвергнуться искушению. Но когда здесь эта жизнь закончится: “Если эта земная хижина разрушится, то нас уже ожидает другая”. Вот куда мы направляемся, то есть, в Слово. Тогда мы сможем оглянуться назад и увидеть, как с нами было. Сейчас мы этого не понимаем. Мы ещё не стали Словом, мы стали всего лишь человеком во плоти, а не Словом.

69 Но…и смотрите, это ясно как день: вы никогда не будете Словом, если вы не были мыслью в начале. Этим подтверждается предопределение Божье. Понимаете? Невозможно стать Словом, не являясь мыслью. Во-первых, вы должны были находиться в мыслях.

Но, понимаете, для того, чтобы перенести искушения, вам надо было обойти теофанию. Вы должны были сойти сюда в плоти, чтобы подвергнуться искушению грехом. А потом, если вы устоите: “Все, которых Отец дал Мне, придут ко Мне, и Я воскрешу его в последние дни”. Видите, вы должны были быть прежде.

И тогда, видите, Он перешёл в должной очерёдности из атрибута в… До основания мира его имя было записано в Книгу Жизни Агнца. Затем из этого Он стал Словом, теофанией, которая могла являться и исчезать. А потом Он стал плотью и опять вернулся назад, воскресив то же самое тело в прославленное состояние.

Но вы обошли теофанию и стали человеком во плоти, чтобы подвергнуться искушению грехом. А потом: “Если эта земная хижина разрушится, нас уже ожидает другая”. У нас ещё не те тела.

Но смотрите! Когда в это тело принимается Дух Божий, бессмертная Жизнь, это тело становится покорным Богу. Аллилуйя! [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре—Ред.] “Рождённый от Бога не грешит, он не может грешить”. Римлянам 8:1: “Поэтому, нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе, они живут не по плоти, но по Духу”. [Брат Бранхам четыре раза постучал по чему-то.] Вот вам, пожалуйста. Видите, от этого ваше тело становится покорным.

Вам не нужно говорить: “Ох, вот бы только бросить пить! Вот бы только…” Просто войдите во Христа, и всё это пропадёт, видите, понимаете, потому что ваше тело покоряется Духу. Оно больше не подчиняется мирским вещам — они мертвы. Они мертвы, ваши грехи погребены в крещении, и вы — новое творение во Христе. И когда ваше тело покоряется Духу, вы стараетесь жить надлежащей жизнью.

72 Как те женщины, которые утверждают, что получили Святого Духа, а потом выходят на улицу в шортах и прочем, как же это может быть? Разве Дух Божий в вас мог бы позволить вам делать что-то подобное? Такого просто не может быть. Конечно, не может быть. Он не вульгарный дух, Он — Святой Дух.

А когда вы становитесь покорными этому Духу, тогда всё ваше существо покоряется этому Духу. А тот Дух — это ничто иное, как это Семя-Слово, проявленное или оживотворённое, (аллилуйя!), оживлённое. И когда в Библии сказано: “Не делай этого”, это тело сразу же слушается Его. Нет никаких вопросов.

А что это такое? Это залог воскресения. Это тело воскреснет, потому что это уже началось. Раньше оно подчинялось греху, грязи и тлению, а теперь у него есть залог, оно превращается в Небесное. Это и есть залог того, что вы войдёте в Восхищение. Это залог.

Лежит больной человек, умирает; не осталось ничего, кроме смерти, и больше ничего. Я видел людей, что были как тень, уже изъеденные раком и туберкулёзом, а позже, через некоторое время, видел этих же людей совершенно здоровыми и крепкими. Если нет Божественного исцеления, тогда нет и воскресения, потому что Божественное исцеление — это задаток воскресения. Аминь!

Вы знаете, что такое денежный задаток, не так ли? Это первый взнос. “Он был изранен за беззакония наши; Его ранами мы исцелились”. Заметьте, как чудесно! Мы любим Его.

Так вот, это тело покорно Духу. Ещё не вошли в обличье Слова, но мы по-прежнему в обличье плоти, однако, покорны Слову. Смерть по плоти переведёт нас туда.

77 Точно то же самое: представьте себе младенца. Если взять, к примеру, женщину: какой бы злой она ни была, когда она беременна и готовится стать матерью; обратите внимание, перед рождением ребёнка, какой бы жестокой ни была женщина, она добреет. Чем-то она похожа…выглядит божественно, когда видишь мамочку, которая вот-вот станет матерью ребёнка. Отчего же? То тельце ещё не живое, понимаете, это только лишь плоть да мышцы. Эти подёргивания — это просто подёргивания мышц. Но когда оно выходит из утробы, Бог вдыхает в него дыхание жизни, и тогда он начинает кричать. Понимаете, когда формируется естественное тело, обязательно существует духовное тело, которое его принимает, как только оно здесь оказывается.

Затем, когда человек рождается заново, от Небес, он становится духовным младенцем во Христе.

А потом, когда скинется это плотское одеяние, существует естественное тело, теофания, тело, не сотворённое руками, не рождённое женщиной, в которое мы перейдём.

Потом это тело возвратится и подхватит прославленное тело.

Вот почему Иисус, когда Он умер, пошёл в ад и проповедовал душам, которые были в темнице, снова превратился в ту теофанию. О-о, изумительно! Благодарение Богу!

79 Второе Коринфянам 5:1: “Если это земное тело раз-…разрушится, эта земная хижина, у нас есть другое”. Видите, мы обошли его, изойдя прямо от Бога, атрибута, чтобы стать плотью, подвергнуться искушению и испытанию грехом, как Адам. Но когда закончится испытание Его Слова, тогда мы вознесёмся в то тело, приготовленное для нас до основания мира. Именно то Слово мы проскочили, чтобы явиться сюда обходным путём и подвергнуться искушению и испытанию. Если бы мы прошли через Него, то не было бы никакого искушения, мы бы всё знали. Вот почему Иисус знал всё, потому что Он был Словом до того, как Он стал плотью. Мы становимся Словом потом.

Здесь мы формируемся в облик Слова, чтобы быть причастниками Слова, питаясь от Слова, [Брат Бранхам четыре раза постучал по кафедре—Ред.] являясь предопределёнными от начала; вы видите ту искорку Жизни, которая была в вас от начала, когда вы начали своё странствование. Многие из вас это помнят. Вы присоединялись то к этой церкви, то к той церкви, вы перепробовали то да это — ничто не удовлетворяло. Верно. Но однажды вы просто распознали Это. Точно.

81 Недавно я учил где-то…по-моему, это было в Калифорнии или Аризоне, о… Мне кажется, я здесь рассказывал эту историю о человеке, который посадил курицу и положил под неё орлиное яйцо. И когда вылупился орлёнок, он был такой странной птицей, которой цыплята в глаза не видели. Но он ходил кругом, он был…он был среди них выродком, потому что он просто не мог понять, как эта курица может кудахтать, рыться в навозной куче и есть. До него никак не доходило. Она говорила: “Подходи, угощайся, дорогой!” Но он был орлом, он просто не мог такое есть. Это была не его пища.

Итак, она ловила кузнечиков и тому подобное, вы знаете, и звала цыплят. И все те цыплята подходили, кудахтали и ели. А орлёнок просто не мог так делать. Ему это казалось не…неприемлемым.

И вот однажды его мама начала его разыскивать.

А он слыхал, как кудахтала та курица. Он изо всех сил пытался кудахтать, но у него не получалось. Он пытался пищать, как цыплята, но у него не получалось. Видите, он был орлом. Он… С самого начала он был орлом. Просто он вылупился под курицей.

Так же и с некоторыми церковными членами. Каждый… Примерно так оно и есть: таким бывает, примерно, один из всех высиженных.

84 Но однажды пролетала его мама, и она закричала. Он узнал её. Этот звук пришёлся по душе. Почему? Он с самого начала был орлом.

То же самое и с Евангелием Слова, с Силой Иисуса Христа. [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре—Ред.] Когда человек, предопределённый к Вечной Жизни, он слышит то истинное звучание, крик Божий, ничто не может его от Этого удержать.

Церковь может говорить: “Дни чудес прошли”, кудах-тах-тах. “Встань здесь и поешь вот это, встань здесь и поешь то”.

Хватит с него этой дворовой жизни! Его и след простыл! “Всё возможно!” Он отрывается от земли.

Вот в чём сегодня дело со множеством Христиан, они не могут оторвать ног от земли.

Та мама сказала: “Сынок, прыгай! Ты орёл. Поднимайся сюда, ко мне”.

Он сказал: “Мама, я никогда в жизни не прыгал”.

Она сказал: “Ну и что, прыгай! Ты же орёл. Ты не цыплёнок”. Итак, он в первый раз подпрыгнул и замахал крыльями — не очень хорошо получилось, но он оторвался от земли.

Так же и мы делаем. Мы принимаем Бога верою, по написанному Слову. Там внутри есть нечто, понимаете, та Вечная Жизнь. Вы были предопределены к этому.

Его дедушка и бабушка были орлами. Он от роду был всегда орлом. Орёл не смешивается с другими. Он вовсе не гибрид. Он — орёл.

Затем, когда вы распознали, что Само Слово Божье — это Орлиная Пища, [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре—Ред.] тогда вы оставили то. Тогда вы формируетесь в живой облик живого Бога. Вы услышали от своей теофании. “Если это земное тело разрушится, нас ожидает другое”.

Вы скажете: “Это правда, Брат Бранхам?”

88 Хорошо, давайте на несколько минут возьмём и рассмотрим пару орлов. Было имя…человек по имени Моисей. Все знают, что в Библии пророк называется орлом.

Был пророк по имени Моисей. И однажды Бог позвал его, не позволил ему перейти в ту землю, и он…он умер на скале. Ангелы унесли его и похоронили.

Был другой человек, орёл, которому даже не пришлось умирать. Он просто пересёк Иордан, и Бог ниспослал колесницу, и: “Одежду тленную он снял, взошёл и в Небе воздаянье взял”.

Через восемьсот лет, спустя восемьсот лет на горе Преображения стояли те два мужа. Тело Моисея было уже сгнившим сотни лет, но тут он был в таком облике, что Пётр, Иаков и Иоанн даже узнали его. Аминь! “Если эта земная хижина разрушится, [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре—Ред.] — если вы — атрибут Божий, выраженный здесь, на земле, — вас ожидает тело, когда вы уйдёте из этого мира”. Вот они стояли на горе Преображения в своей теофании, ибо они были пророками, к которым пришло Слово.

90 Давайте также обратим внимание на другого пророка, что когда-то жил, по имени Самуил. Он был великим мужем. Он учил Израиль, говорил им, что им не следует иметь царя. Он сказал: “Сказал ли я вам во Имя Господа хоть одно, что не произошло?”

Они сказали: “Нет. Всё, что ты говорил во Имя Господа, всегда исполнялось”.

Он был пророком, и он умер.

Где-то три-четыре года спустя царь попал в беду; это было ещё до того, как была пролита Кровь Иисуса Христа. Он был в раю, и колдунья Аэндорская вызвала того, кто пришёл бы и утешил Саула. И когда колдунья увидела, как он восстаёт, она сказала: “Я вижу бога, поднимающегося из земли”.

И после того, как этот человек умер, был похоронен и сгнил в могиле, он стоял там в той пещере в своих одеяниях пророка и по-прежнему был пророком, аминь, ибо он сказал: “Зачем ты вызвал меня из моего покоя, став врагом Богу?” Заметьте — он пророчествовал. “Завтра ночью к этому времени ты будешь со мной”. Он по-прежнему был пророком, хотя он вышел из этого тела.

Видите, он пришёл сюда и был частью того Слова, и из плотской жизни он снова вошёл в тело, приготовленное для него до основания мира. Он вошёл в теофанию, которая была Словом. Вы понимаете? Именно туда отправляются все верующие, когда мы уходим отсюда.

Тогда в том обличье, тогда покров снимается — входя туда, вы видите, что вы тоже Слово: подобно младенцу, как я недавно рассказывал.

94 Теперь обратите внимание. Хвала Богу за эти открывающиеся Печати — это моя молитва, за то, что всё это узнаём!

Теперь проясняется истинное откровение о Мелхиседеке, что…что Он был Богом, Словом, прежде чем Он стал плотью — Бог, Слово. Потому что это был не иначе, как Он; никто другой не мог быть бессмертным, как Он. Понимаете, у меня были отец и мать, у вас тоже. Иисус имел отца и мать. “Но у этого Человека не было отца и не было матери”. У Иисуса было время, когда Он начался, а у этого Человека не было. Иисус отдал Свою жизнь, а этот Человек не мог, потому что Он и был Жизнью. И всё время это тот же самый Человек. Я надеюсь, что Бог вам это открывает. Всё время та же самая Личность.

Обратите внимание на Его титул: “Царь праведности”. Так вот, Евреям 7:2: “Царь праведности и Царь мира”. Он в качестве двух царей. Теперь внимание, Евреям 7:2: “Царь праведности, также Царь мира”. Там Он в качестве двух царей. Теперь, с тех пор как Он пришёл во плоти и вознёс Своё тело, в Откровениях 21:16 Он называется “Царём царей”. Он — все три вместе взятые. Видите: Царь Бог, Царь Теофания, Царь Иисус. “Он — Царь царей”.

Всё это слилось, точно как душа, тело и дух — всё составляет одно целое.

97 Он также Отец, Который был первый, Сын, и Дух Святой, Дух.

“Царь праведности” — атрибут Духа. Теофания — “Царь ми-…мира”, теофания; а во плоти Он был “Царём царей”, та же самая Личность.

Когда теофания…Моисей увидел Его, (Исход 33:2), Он был теофанией. Моисей захотел увидеть Бога. Он слышал Его голос, слышал, как Он с ним разговаривал, видел Его там в кусте в виде большого Огненного Столпа. И он сказал: “Кто Ты? Я хочу знать, Кто Ты”. Моисей сказал: “Я положу… Если Ты дашь мне увидеть Тебя, я хотел бы увидеть Твоё лицо”.

Он сказал: “Никто не может видеть Моего лица”. Он сказал: “Я закрою тебе глаза Своей рукой и пройду мимо. И ты сможешь увидеть Меня со спины, а Моё лицо не сможешь”. Понимаете? И когда Он проходил, это была спина Человека, это была теофания. Значит, Слово, Которое пришло к Моисею, “Я ЕСТЬ”, это было Слово. Слово пришло к Моисею в виде Огненного Столпа в горящем кусте, “Я ЕСТЬ”.

100 Как Слово из теологии…вернее, из теофании, (прошу прощения), Он пришёл к Аврааму под дубом как Человек. Теперь взгляните-ка, к Аврааму пришёл Человек, (их было трое), и сел под дубом, трое. И заметьте, Он, поговорив с Авраамом…

Зачем Он пришёл? Именно у Авраама было обетование и послание о грядущем сыне, а также он был пророком Божьего Слова, который доверялся Божьему Слову, называя всё противоречащее несуществующим. Видите, как совершенно Слово? Слово пришло к пророку. Видите, там был Бог в теофании. А в Библии сказано: “Слово приходит к пророку”. И тут было Слово в теофании.

Теперь вы скажете: “Разве это был Бог?”

Авраам так сказал. Он сказал, что Его Имя было…он назвал Его Элохимом. Так вот, в Бытие 1 вы увидите: “В начале Элохим сотворил небо и землю”. В Бытие 18 мы видим, что Мо-…что Авраам назвал эту Личность, Которая сидела там и говорила с ним, и могла сказать ему тайны его сердца, сказать ему, о чём, позади Него, думала Сарра…Авраам сказал: “Это Элохим”. Он был в виде теофании. Вы понимаете? Заметьте, после…

103 Теперь мы видим, что тогда Он был в виде теофании. Он назвал Его “Господом Богом, Элохимом”. Итак, из Бытие 18 мы видим, что это так.

Теперь обратите внимание, Авраам… Они все трое были вместе, но когда Авраам встретил троих, он сказал: “Господь мой”.

А когда Лот в Содоме…двое из них пошли туда, и Лот увидел, как они двое подходили, он сказал: “Господа мои”. Видите? В чём было дело? Во-первых, Лот не был пророком, верно, а также он не был посланником часа, поэтому у него не было откровения о Нём. Совершенно верно. Лот назвал их “господами”. Если бы их была хоть дюжина, он всё равно бы сказал “господа”.

Но скольких бы ни видел Авраам, это всё равно был один Господь. Это Бог. Это был Мелхиседек.

Заметьте, когда закончилось сражение, Мелхиседек подал Своему победившему чаду причастие, только подумайте, — часть Самого Себя! Так вот, хотелось бы это рассмотреть, в этом прообразе ясно видно причастие. После сражения Он дал от Самого Себя, потому что причастие — это часть Христа. И когда закончится борьба, когда вы уже полностью обессилевшие, именно тогда вы причащаетесь от Христа, становитесь частью этого Существа. Вы понимаете?

106 Иаков боролся всю ночь и не отпускал Его, пока Он его не благословил. Верно. Сражался за жизнь! И когда сражение заканчивается, тогда Бог даёт вам от Самого Себя. Таково Его истинное причастие. Кусочек хлеба и облатки только лишь символизируют Его. Вы не должны его принимать, пока не отвоюете его и не станете частью Бога.

Запомните, в тот момент причастие ещё не было учреждено, а только перед смертью Иисуса Христа сотни, сотни и сотни лет спустя.

Но Мелхиседек, когда Его чадо Авраам одержал победу, Мелхиседек встретил его и дал ему вино и хлеб, показывая, что когда закончится эта земная битва, мы встретимся с Ним на Небесах и снова примем причастие. Это будет Брачная Вечеря. “Не буду более пить от лозы виноградной или есть плод, пока снова не вкушу его и буду пить его с вами в Царстве Отца Моего”. Правильно?

109 Ещё обратите внимание: Мелхиседек пошёл на встречу с Авраамом прежде, чем тот вернулся домой. Какой у нас здесь прекрасный прообраз! Мелхиседек встречает Авраама перед тем, как тот вернулся домой после сражения.

Мы встретим Иисуса на воздухе прежде, чем мы попадём Домой. Верно. Во Втором к Фессалоникийцам нам говорится об этом, потому что “мы встретим Его на воздухе”. Прекрасный прообраз того, как Ревекка встретилась с Исааком в поле в прохладе дня. “Мы встретим Его на воздухе”. Во Втором к Фессалоникийцам говорится так. “Ибо мы, оставшиеся в живых, не предупредим или не попрепятствуем усопшим; ибо труба Божья вострубит, мёртвые во Христе воскреснут прежде; мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем, чтобы встретить Господа на воздухе”. Совершенно, все эти прообразы.

Поэтому, теофания, если вы умерли и вошли в ту теофанию, (что произойдёт?) теофания придёт на землю забрать искупленное тело. А если вы будете здесь на воздухе, вы возьмёте тело на встречу с теофанией, вот оно как, “и будем восхищены, и пойдём на встречу с Господом на воздухе”.

Кто же этот Мелхиседек, как ни Бог?!

112 Теперь мы здесь наглядно видим весь секрет нашей жизни при странствовании и смерти, и куда мы отправимся после смерти. Здесь также ясно видно предопределение. Теперь слушайте, как преподаётся это учение, внимательно.

Стадии Вечной цели, которую Он хранил в тайне, теперь стали открытыми. Заметьте, путь к совершенству по-прежнему состоит из трёх стадий. Как Он искупляет землю, точно таким же самым образом Он искупляет Свою Церковь. Он искупляет людей в трёх стадиях. Теперь смотрите. Первая — оправдание, как проповедовал Лютер; вторая — освящение, как проповедовал Веслей; третья — Крещение Святым Духом. Верно. Затем наступает Восхищение!

Так вот, земля…как Он искупил землю? Во-первых, когда она согрешила, Он сделал вот что: Он омыл её в водном крещении. Верно. Затем Он пролил на неё Свою Кровь со креста и освятил её, и назвал её Своей собственностью. А что Он делает потом? Как Он об-…вырвал из вас всё земное и обновил всё целиком через огненное крещение Святым Духом, так Он обновит и землю. И она будет обожжена Огнём, и очистится от всех микробов, на миллионы километров в высоту всё полностью будет очищено. И тогда будет Новое Небо и Новая Земля, точно как и вы — новое творение во Христе Иисусе, когда вами овладевает Святой Дух. Видите, вот вам, пожалуйста, всё это яснее и быть не может. Всё в трёх.

115 Физическое рождение — в трёх. Что прежде всего происходит с женщиной, рождающей ребёнка? Что прорывается первым? Вода. Что прорывается потом? Кровь. Какой следующий процесс? Жизнь. Вода, кровь, дух.

Что происходит с растением? Сгнивает. Что самое первое? Стебель. Что дальше? Кисточка. Что дальше? Шелуха. Потом зерно выходит из неё. Всего три стадии, пока не доходит до зерна. Это точно.

Бог это подтверждает. Это всегда было правдой. Бог подтверждает, что это истинно, ясно показывает, что при искуплении принимается во внимание только предопределённый. Вы это поняли? Позвольте ещё раз повторить. При искуплении принимается во внимание только предопределённый. Люди могут делать вид…думать, что они искуплены, но по-настоящему искупленные — это те, кто предопределены. Потому что само слово искупить означает “вернуть назад”. Видите? Правильно? Искупить — это нечто…Искупить что-нибудь — значит “вернуть на первоначальное место”. Аллилуйя! [Брат Бранхам один раз стучит по кафедре—Ред.] Так что только предопределённые будут возвращены назад, потому что другие не пришли Оттуда. Видите, “вернуть назад”!

117 Являясь Вечными с Ним в начале… Вечная Жизнь, Которую вы имели, Его мысль о том, какими вы являетесь, только Он хотел, чтобы вы… Скажем, Он хотел, чтобы я стоял за кафедрой. Он хотел, чтобы вы сегодня сидели здесь. Значит, мы исполняем Его Вечную цель. А тот, кто ушёл Домой, приходил на землю, только для того, чтобы выполнить Его назначение. Правильно? Хорошо. Затем, когда наступает конец, возвращаешься обратно в прославленное состояние, ты достиг зрелости и возвращаешься обратно.

Неудивительно, что Павел мог сказать, когда воздвигали плаху, чтобы отрубить ему голову, он сказал: “О смерть, где твоё жало? О могила, где твоя победа? Но благодарение Богу, Который даёт нам победу!” Он сказал: “Смерть, скажи мне, как же ты сможешь заставить меня завопить! Могила, скажи мне, как же ты меня удержишь! Ибо я обладатель Вечной Жизни”. Аминь! Он это распознал. Ни смерть, ни ад, ни могила, ничто не могло его удержать. И ничто не может причинить вреда нам, имеющим Вечную Жизнь! Он осознал, что он был благословлён, имея Вечную Жизнь.

119 Точно как росинка. Насколько я понимаю, она… Я не очень хорошо разбираюсь в химии. Но это, наверно, от охлаждения влаги или атмосферы. И когда ночью становится холодно и темно, она выпадает с небес и опускается на землю. Она откуда-то ниспала. Но на следующее утро, перед восходом солнца, она, эта малышка, лежит там и дрожит. Но пусть только взойдёт солнце, и увидите, как она засветится. Она счастлива. Почему? Солнце позовёт её обратно туда, откуда она появилась.

Так и с Христианином. Аллилуйя! Мы знаем, что когда мы входим в Присутствие Божье, нечто в нас говорит нам, что мы откуда-то пришли, и мы снова возвращаемся назад посредством той Силы, которая притягивает нас.

Эта росинка, она блестит и светится, и восклицает, потому что она знает, что она появилась оттуда сверху, и что солнце снова притянет её обратно.

И человек, являющийся атрибутом Божьим, рождённый от Бога, знает, аллилуйя, когда он соприкоснулся с Сыном Божьим, что однажды его притянет отсюда наверх. “Ибо, если Я буду вознесён от земли, Я всех привлеку к Себе”. Аминь!

121 Теперь, заметьте, теперь мы видим Мелхиседека, и почему Мария не была Его матерью. Вот почему Он назвал её “женщиной”, а не матерью. “У Него не было отца”, ибо Он и был Отцом, Отцом Вечности, три в Одном. “У Него не было матери”, конечно нет. У Него не было отца, ибо Он и был Отцом. Как однажды написал поэт, сделав Иисусу большой комплимент, он сказал:

Я ЕСТЬ, Кто к Моисею обратился из куста,

Я ЕСТЬ Бог Авраама, утра яркая Звезда.

Я — Альфа, Омега, Сущий от начала дня,

Я — всё творенье Божье, “Иисус” зовут Меня.

(Верно.)

“Откуда Я, скажи мне, Кем Я являюсь тут,

Ты знаешь, Кто Отец Мой, и как Его зовут?” (Аллилуйя!)

Вот это Имя Отца! Да: “Я пришёл в Имени Моего Отца, а вы Меня не приняли”. Видите? Безусловно, Он вчера, сегодня и во веки Тот же.

123 И этот Мелхиседек стал плотью. Он открылся как Сын Человеческий, когда Он пришёл, как Пророк. Он приходит в трёх именах Сына: Сын Человеческий, Сын Божий, Сын Давидов.

Когда Он был здесь, на земле, Он был Человеком, чтобы исполнить Писание. Моисей сказал: “Господь, Бог ваш, воздвигнет Пророка, подобного мне”. Поэтому Он должен был прийти как Пророк. Он никогда не говорил: “Я — Сын Божий”. Он сказал: “Я — Сын Человеческий. Веришь ли в Сына Человеческого?”, потому что именно об этом Он должен был засвидетельствовать, ибо Он и был Им.

Теперь Он пришёл в другом Имени Сына — Сын Божий, невидимый, Дух.

А когда Он снова придёт, Он будет Сыном Давида, чтобы воссесть на Своём престоле.

Так вот, когда Он был здесь и стал плотью, Он назвался “Сыном Человеческим”. Итак, как же Он открывал Себя миру, являясь Сыном Человеческим, Пророком?

126 Однажды я рассказывал историю о Петре и Андрее, его брате. Они были рыбаками, и их отец Иона был сильным пожилым верующим. Говорят, что однажды он сел на борт лодки, он сказал: “Сыновья, вы знаете, как мы молились, когда нам была нужна рыба”. Они были рыбаками-торговцами. Он сказал: “Мы доверили свой заработок Богу, Иегове. И я уже старею, мне недолго осталось с вами жить, ребята. И, как все истинные верующие, я всегда ожидал времени, когда придёт Мессия. У нас были всякие ложные, но однажды придёт Настоящий”. И он сказал: “Когда придёт этот Мессия, я не хочу, чтобы вы, сыновья, обманулись. Этот Мессия не будет простым теологом. Он будет Пророком, ибо наш пророк Моисей, а мы его последователи, он сказал…”

Так вот, любой еврей будет верить своему пророку. Их учат этому. И если пророк говорит правильно, тогда это истина. Но Бог сказал: “Если среди вас будет духовный или пророк, Я, Господь, буду открываться ему. И если сказанное им исполняется, тогда слушайте его и бойтесь его, а если нет, тогда вовсе не надо его бояться”. Видите? Итак, таким образом подтверждался пророк.

“Так что Моисей был действительно подтверждённым пророком, и он сказал: ‘Господь, Бог ваш, воздвигнет среди вас, из братьев ваших, Пророка, подобного мне. И все, кто не послушают Его, будут истреблены из народа’.” Он сказал: “Итак, дети, запомните: как евреи, мы верим пророкам, которых подтверждает Бог”. Теперь слушайте внимательно. Не пропустите этого. И он сказал: “Когда придёт Мессия, вы узнаете Его, ибо Он будет Мессией-Пророком. Говорят, что прошло уже четыреста лет. После Малахии у нас не было пророков, но Он будет!”

128 Однажды спустя несколько лет после его смерти его сын Андрей прогуливался по берегу. И он услышал, как дикий человек из пустыни говорил: “Этот Мессия сейчас стоит среди вас!” Тот большой орёл, который поднялся над пустыней и прилетел туда, сказал: “Мессия среди вас прямо сейчас. Мы ещё не знаем Его, но Он стоит среди вас. Я узнаю Его, потому что я увижу знамение, сходящее с Небес”.

Однажды он сказал: “Смотрите, вот Агнец Божий, Который берёт грех мира!”

И отправился…пошёл этот человек искать своего брата. Он сказал:

— Симон, я хочу, чтобы ты сходил туда; мы уже нашли Мессию.

— Ай, да перестань, Андрей! Не будь же таким глупым!

— А-а, я знаю. Но этот Человек совсем другой.

— Где Он? Откуда Он?

— Иисус из Назарета.

— Из того нечестивого городишка? Да Он никак не пришёл бы из такого нечестивого, мерзкого места.

— Просто пойди и посмотри.

В конце концов, однажды убедил его прийти. Итак, когда он предстал перед этим Мессией, Иисус стоял там и говорил к людям. Когда он подошёл и встал перед Ним, Он сказал: “Тебя зовут Симон, и ты — сын Ионы”. Хм. Этого хватило. Он получил ключи от Царствия. Почему? Он знал, что тот Человек не был с ним знаком. И откуда Он знал его и того благочестивого пожилого отца, который научил его верить в Мессию?

130 Там стоял человек по имени Филипп. О-о, его это так сильно захватило! Он знал другого человека, с которым он изучал Библию. И вот он обошёл один холм и нашёл его там: он стоял в своей оливковой роще на коленях и молился. Они вместе много занимались по Библии, так что он пришёл туда. И он сказал, после того как тот закончил молитву, он сказал: “Пойди, посмотри, Кого мы нашли: Иисуса из Назарета, сына Иосифова. Он — Мессия, Которого мы ждали”.

Теперь я слышу, как Нафанаил говорит: “Филипп, а ты хорошо всё обдумал?”

— О-о, да. Да-да. Позволь сказать тебе. Ты знаешь, мы вместе изучали Библию, а что пророк сказал о том, кем будет Мессия?

— Он будет пророком. [Брат Бранхам несколько раз стучит по кафедре—Ред.]

— Ты помнишь того рыбака, у которого ты покупал рыбу, который до того неграмотный, что даже не умеет поставить свою подпись, по имени Симон?

— Да. Угу.

— Он подошёл. И ты знаешь что? Этот Иисус из Назарета сказал ему, что его зовут Симон, изменил его имя на “Пётр”, что значит “камешек”, и сказал ему, кто его папа.

— Ну, — он сказал…он сказал, — я не знаю. А может ли что доброе выйти из Назарета?

Он сказал: “Давай не будем об этом говорить; просто пойди и посмотри”. Это хорошая идея: “Пойди и посмотри”.

132 И вот приходит Филипп, ведёт с собой Нафанаила. И когда он подошёл, Иисус, возможно, стоял и говорил, наверно, молился за больных в молитвенной очереди. И когда он пришёл туда, где был Иисус, Иисус посмотрел на него и сказал: “Вот Израильтянин, в котором нет лукавства”.

Вот, вы скажете: “Это было ясно по его одежде”. О-о, нет. Все на востоке одеваются одинаково. Он мог бы быть сирийцем или кем-нибудь другим: с бородой, в длинной одежде.

Он сказал: “Вот Израильтянин, в котором нет лукавства, — другими словами, — честный, искренний человек”.

Нафанаил был как бы ошарашен. И он сказал: “Равви, — что означает “учитель”, — Равви, откуда Ты меня знаешь? Откуда Ты знаешь, что я еврей? Откуда Ты знаешь, что я честный, без лукавства?”

Он сказал: “Прежде чем позвал тебя Филипп, когда ты был под деревом, Я видел тебя”. М-м! За двадцать пять километров оттуда, в другом конце местности, за день до этого.

Что он сказал? “Равви, Ты — Сын Божий. Ты — Царь Израилев”.

Но там стояли священники, (самодовольные, чопорные), сказали: “Этот человек — Веельзевул, гадатель”.

Иисус сказал: “Я прощу вас за это”.

138 Помните, они не говорили этого вслух, но они сказали это в сердце. “И Он уразумел их помышления”. Правильно. Именно так говорится в Библии. Называйте это телепатией, если хотите, но Он…Он разумел их мысли.

И Он сказал: “Я прощаю вас за это. Но однажды, когда придёт Святой Дух и сделает то же самое, — после Его ухода, — если скажете против Него хоть слово, это никогда не простится ни в этом мире, ни в будущем мире”. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Так вот, это были евреи.

Затем, однажды Ему надлежало пойти в Самарию. Но прежде чем затронем это, мы видим женщину…точнее, мужчину, что, когда Он проходил через ворота, называемые Прекрасными, тот был исцелён. И Иисус знал о его болезни, и сказал ему: “Возьми постель свою и иди домой”. И он так и сделал, и выздоровел.

Потом мы находим, что евреи…некоторые из них приняли Его. Одни поверили, а другие — нет. Почему они не поверили? Они не были предназначены к Жизни. Они не были частью того атрибута.

Запомните, они были священниками и великими мужами. И Иисус… Подумайте о тех теологах и священниках, о людях, в жизни которых не найдёшь ни одного недостатка. Иисус сказал: “Вы от отца вашего дьявола и его дела исполняете”. Сказал: “Если бы вы были от Бога, вы поверили бы Мне. Если вы не можете Мне поверить, верьте…верьте делам, которые Я совершаю; они свидетельствуют о том, Кто Я”.

142 Так вот, в Библии сказано, что “Иисус вчера, сегодня и во веки Тот же”. Иисус сказал: “Дела, которые Я творю, и верующий в Меня сотворит также”. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Заметьте, это был уже настоящий Мелхиседек.

Теперь снова заметьте, было только три расы людей.

Вы слышали, как я говорил о том, что я сторонник сегрегации. Это так. Все Христиане за сегрегацию: не сегрегацию по цвету кожи, а сегрегацию по духу. Цвет кожи человека не имеет ничего общего с самим человеком. Он — чадо Божье по Рождению. Но Христианин… Бог сказал: “Отделите Мне!”, “Выйдите из среды их” и так далее. Он — сторонник сегрегации от мерзости, между добром и злом.

Но обратите внимание, у них тогда была сегрегация, расовая сегрегация, то есть у самарян.

А на земле существует только три расы людей, если мы верим Библии, а именно: народы Хама, Сима и Иафета. Это трое сыновей Ноя. Мы все произошли от них. Верно. Таким образом мы все от Адама, поэтому мы все братья. В Библии сказано: “От одной крови Бог сотворил все народы”. Мы все братья по крови. Чернокожий человек может дать кровь для переливания белому человеку, или наоборот. Белый человек может дать японцу, жёлтому человеку, или индейцу, краснокожему, или ещё кому-то, или потомку Иафета, или кому бы то ни было; он смог бы дать ему кровь для переливания, потому что мы все от одной и той же крови. Цвет нашей кожи, где мы живём, не имеет никакого значения.

Но мы сегрегируемся именно тогда, когда выходим из мира, как Он вывел Израиля из Египта. Вот когда мы сегрегируемся от мирских вещей.

145 Так вот, это были народы Хама, Сима и Иафета. И если бы у нас было время проследить родословные, вы смогли бы увидеть англосаксов, откуда они произошли. Итак, там были евреи…самаряне, которые были наполовину евреями и язычниками от брака с язычниками после того, что сделали Валаам и Моав. Они были самарянами. И были евреи и язычники.

Так вот, мы, англосаксы, вообще не имели к этому никакого отношения. Мы не верили ни в какого Мессию и ни во что другое. Мы Его не ждали. Мы были сопричислены впоследствии.

Иисус пришёл к Своим, а Свои Его не приняли. И Он сказал Своим ученикам: “Не ходите на путь к язычникам, а лучше идите к погибшим овцам Израиля”. И Он шёл только к погибшим овцам Израиля. И взгляните, Он проявил Себя у евреев как Сын Человеческий. Они Его отвергли.

Итак, самаряне, являясь наполовину евреями и язычниками, тоже верили и ожидали Мессию.

А мы не ждали. Мы были варварами с дубинами за спиной, идолопоклонниками — язычниками.

Но вот однажды, (Святого Иоанна 4), Ему надлежало проходить мимо Самарии по дороге в Иерихон, но пошёл, огибая Самарию. И на пути туда Он сел у колодца за городом, называемым Сихарь. И колодец, если вы когда-нибудь там были, он располагается как бы полукругом, примерно как вот здесь. И там общественный источник воды, куда все приходят. И утром приходили женщины, наполняли кувшины водой, ставили один на голову, а другие два на бёдра, и шли с ними, стройно, как ни в чём ни бывало; ни капельки не прольют, разговаривают друг с другом. Так что они…люди туда приходили.

147 Итак, это было около одиннадцати часов дня. Так что Он послал учеников в город купить пищи, еды. И пока их не было…

Там была одна женщина с дурной славой. Сегодня мы назвали бы её женщиной с публичного дома или проституткой. У неё было слишком много мужей. Итак, когда там сидел Иисус, эта женщина пришла около одиннадцати часов. Видите, она не могла приходить вместе с девицами, когда они приходили утром набрать воды для стирки; ей надо было ждать, пока они все… Они не смешивались, как делают сейчас. Она была в презрении общества. И вот она пришла набрать воды, так что она просто взяла ту старую корзину, надела на кувшин захваты и начала его опускать.

Она услышала, как Кто-то говорит: “Женщина, дай Мне пить”. Так вот, помните, это Мелхиседек. Это Иисус вчера, Сын Человеческий.

И она оглянулась, и увидела еврея. Так что она сказала: “Господин, еврею не надлежит просить чего-либо у самарянина. Я женщина из Самарии, так что ты сказал неуместное. Тебе не следовало бы просить меня о чём-то таком. Мы друг с другом не сообщаемся”.

Он сказал: “Но если бы ты знала, Кто говорит с тобой, ты просила бы у Меня пить”.

Она сказала: “Как же ты её наберёшь? Колодец глубок, а тебе и почерпнуть нечем”.

Он сказал: “Вода, которую Я даю — это Вода Жизни, текущая источником в Жизнь Вечную”.

Он говорил с ней, пока не выяснил, в каком она была состоянии. А потом сказал… Посмотрите, что Он теперь ей сказал: “Пойди, позови мужа своего и приди сюда”.

А она сказала: “У меня нет мужа”.

Он сказал: “Ты сказала правду, ибо у тебя было пять, и тот, с которым ты сейчас живёшь, не твой муж. Так что ты сказала правду”.

Какова разница между этой женщиной и той группой священников? Она знала о Боге больше, чем все те священники вместе взятые.

153 Она сказала: “Господин, я вижу, что Ты Пророк”. Она сказала: “У нас не было пророка четыреста лет. Мы знаем, что придёт Мессия. И когда придёт Мессия, именно это Он и будет делать”. Таким было знамение Мессии, ибо Он был Сыном Человеческим. Сказала: “Именно это Он и будет делать, когда Он придёт. Должно быть, Ты — Его пророк”.

Он сказал: “Это Я”. Никто другой не мог этого сказать.

Она бросила тот водонос и побежала в город, и говорила: “Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне, что я сделала. Не это ли Сам Мессия?”

Итак, запомните, Он обещал совершить то же самое в конце языческой расы.

Евреи четыре тысячи лет ожидали этого Мессию, четыре тысячи лет учили, что Он придёт, и что Он сделает, когда придёт, и они не смогли увидеть Его, или не смогли распознать Его. И когда Он раскрылся именно Библейскими способами, как Он и обещал, когда Он был в теофании, а потом стал плотью и обитал среди них, они не смогли этого увидеть и назвали Его дела делами дьявола.

156 Так вот, у нас были две тысячи лет учения на всём протяжении римско-католической церкви, после апостолов. Потом прошло через римских католиков, греческих и прочих дальше до периода Лютера и Веслея, и всех остальных, появилось девятьсот различных организаций. Во все эти периоды у них преподавалось учение.

Итак, Он обещал, что перед самым наступлением конца времени снова появится картина Содома и Гоморры: “Как было во дни Содома, так будет и при наступлении конца времени, Сын Человеческий снова откроется”. [Пробел на ленте—Ред.]

“Ещё немного, и мир не увидит Меня, но вы увидите Меня, ибо Я, — личное местоимение, — Я буду с вами, даже в вас до скончания, конца мира. Я буду с вами”. Он вчера, сегодня и во веки Тот же. Вы понимаете?

Видите, по сути дела самарянин, как в моей проповеди вчера вечером, был Агарью, видите, извращённым типом. Еврей был Сарраитянином…точнее, был потомком Сарры. Но язычник — от Марии, Царского Семени, Царского Семени Авраама.

158 Так вот, обещано, что в эти последние дни тот же самый Бог, тот же самый Христос вернётся сюда и откроется как Сын Человеческий.

Почему? Он вчера, сегодня и во веки Тот же. И если бы Он позволил тем евреям руководствоваться…и дал им то Мессианское знамение, а потом пришёл бы под конец обучения язычников и позволил бы им войти только на основании теологии, Он был бы несправедлив. Он должен совершить то же самое, потому что в Библии сказано, в трина-…Евреям 13:8: “Он Тот же самый”.

И Он обещал в Малахии 4 и во всех других Писаниях, что в последние дни церковь будет именно в таком состоянии, в каком она сегодня, а также и мир.

Посмотрите на сегодняшний мир. Посмотрите на это Содомское состояние. Посмотрите на землетрясения по разным местам и на всё, что происходит. Посмотрите на церковь, и в какой она Вавилонской неразберихе. Посмотрите на посланников к ней: Орала Робертса и Билли Грэхама.

Г-р-э-х-а-м, в первый раз у нас посланник ко всем церквям с именем, заканчивающимся на “х-а-м”, как Авраам. [В англ. яз. “Аврахам”—Пер.] А-в-р-а-х-а-м — семь букв. Г-р-э-х-а-м — шесть букв. Для кого он? Для этого мира. Шесть — это число человеческое. Человек был сотворён на шестой день. А семь — Божье число.

160 Теперь посмотрите на них там в Содоме. И там находятся их посланники и обращаются к ним.

Но где же тогда то Царское Семя Авраама? Где же их знамение, о котором Он сказал: “Как было во дни Содома”, — когда Бог сошёл и проявился в человеческой плоти, и сказал, о чём Сарра думала в своём сердце в шатре позади Него — последнее знамение, прежде чем языческий мир был уничтожен огнём? И Церковь получила последнее знамение, прежде чем весь мир будет уничтожен, это языческое царство будет уничтожено огнём и гневом Божьим. Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

Тот Мелхиседек был плотью, представил Себя в человеческом теле; а потом, позже, Он стал плотью. И вот сегодня вечером Он вчера, сегодня и во веки Тот же. Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

Тогда кто же этот Мелхиседек, который Тот же вчера, се-…? “Никогда не имел отца, никогда не имел матери; у Него никогда не было начала дней, у Него никогда не было конца жизни”. И Он встретил Авраама, и какое знамение Он совершил? Когда Он стал плотью, Он сказал, что это снова повторится перед самым концом времени. Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Я в это верю. [“Аминь”.]

Давайте помолимся.

163 Дорогой Боже, я верю Писаниям, что Ты сказал, что Ты “вчера, сегодня и во веки Тот же”. И искренно в моём сердце, Господь, я знаю, что нечто должно произойти. Я не могу этого точно определить. Я боюсь что-нибудь сказать, Господь. Ты знаешь сердце слуги Твоего.

И сколько раз во все времена, когда Ты что-то посылал, люди не могли этого понять. Человек постоянно хвалит Бога за то, что Он сделал, и говорит, какие великие дела Он совершит, но не замечает того, что Он совершает. Так было во все времена. Почему римская церковь не смогла увидеть в Святом Патрике Божьего пророка? Почему они убили Жанну Д’Арк, тогда как она была пророчицей, сожгли её как ведьму? Отец, это всегда проходит незамеченным. Ты скрываешь это от глаз мудрых и разумных. Неудивительно, что Ты сказал тем священникам: “Вы украшаете гробницы пророков, хотя сами и загнали их туда”. После их смерти они видят свою ошибку. Они всегда Тебя преследуют, Господь, в какой бы форме Ты ни приходил.

Сегодня я молю, Боже, ещё только раз. Завтра нам по расписанию нужно ехать в Тусон. Мы должны проповедовать в других частях мира, в других городах. Но, дорогой Боже, сегодня здесь могут быть незнакомые, которые никогда…они слышали проповеданные Слова, но никогда не видели, как Они проявлялись.

165 Как я просил Тебя в начале… Когда те ученики, Клеопа и его друг, шли из Эммауса, шагали по дороге, и Ты после воскресения вышел из-за кустарников и начал с ними разговаривать, проповедовал им. Ведь Он сказал: “Несмысленные, медлительные сердцем. Разве вы не знаете, что Христу надлежало всё это претерпеть и войти в Свою славу?” Но они всё равно не распознали этого. Весь день они ходили с Тобой и всё равно не узнавали Тебя. Но однажды вечером…

Наступила ночь, они принудили Тебя войти. Когда они зашли в небольшую гостиницу и закрыли двери, тогда Ты сделал нечто именно так, как Ты это сделал перед Своим распятием, и они узнали, что это был воскресший Христос. Через пару мгновений Ты зашёл за завесу и исчез. Они быстро побежали и сказали ученикам: “Господь воистину воскрес!”

Отец, Боже, я верю, что Ты до сих пор жив. Я знаю, что Ты жив. И Ты доказывал это нам так много раз. Господь, пожалуйста, сделай это для нас ещё раз! Если мы обрели благоволение в очах Твоих, пусть это произойдёт ещё раз. Я — Твой слуга; они — Твои слуги здесь. Господь, всё, что я сказал, не значило бы… Только одно слово от Тебя имело бы больше значения, чем то, что я сказал за эти пять вечеров или пять проповедей. Оно имело бы больше значения — только одно слово от Тебя. Проговори, Господь, пожалуйста, чтобы люди познали, что я сказал им Истину. Даруй это, Боже. Я прошу об этом во Имя Иисуса, ещё раз. Аминь.

167 Так вот, я вас не знаю. Я знаю некоторых людей. Я знаю этого парня, сидящего здесь. Я знаю Билла Дауха, сидящего вот там. Я хочу… Вот Брат Блэр, Родни Кокс. Там трудно разглядеть.

На этой стороне в данный момент я вообще-то не вижу никого из знакомых.

А кто из вас здесь знает, что я с вами незнаком? Поднимите руки, кто знает, что мне ничего о вас не известно, поднимите руки по обе стороны.

Кто из находящихся здесь имеет какую-то проблему, или же вам известно то, о чём я ничего не знаю? Поднимите, пожалуйста, руки.

Итак, мне было бы совершенно, абсолютно, совершенно невозможно узнать что-нибудь о вас. Значит, это должно прийти другим способом — от откровения Духа.

И поскольку я говорил вам все эти вечера и сегодня вечером, что Он не мёртв, что Он здесь и обещал совершить то же самое, и обещал, что наступит время в последние дни, согласно Малахии 4 и согласно Святому Луки, когда Он снова явится в человеческом виде среди Своего народа и совершит всё то же самое, и откроет то же самое, такое же Мессианское знамение… Кто из вас, читающих Библию, знает это, знает, что это Истина? Скажите “Аминь”. [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Должно быть, все читают Библию.

169 Так вот, я знаю, что сегодня для людей это чуждо, но это всё равно Истина. Вот почему они не узнали Иисуса из Назарета. Они знали свои церковные вероучения, но они не знали Его. А Он пришёл именно так, как сказано в Библии: [Брат Бранхам три раза постучал по кафедре—Ред.] не теолог, не священник. Он пришёл как Пророк, а Свои Его не приняли.

Итак, если Бог исполнит Своё Слово, и если я случайно…случайно окажется человек, которого я знаю, тогда я…я возьму кого-нибудь другого. Понимаете, я хочу, чтобы был тот, кого я не знаю. И я хочу, чтобы вы молились.

Смотрите, однажды у женщины была немощь. Она истратила деньги на врачей, они не смогли ей помочь. И она сказала в своём сердце: “Если только прикоснусь к одежде того Человека, то я выздоровею”. Вы помните эту историю? Итак, все пытались оттолкнуть её назад, но она протискивалась, пока не прикоснулась к Его одежде, отошла назад и села.

172 Теперь слушайте внимательно. И когда Он это сделал…когда она это сделала, Иисус повернулся и сказал: “Кто прикоснулся ко Мне?”

А апостол Пётр упрекнул Его. Возможно, он сказал как-то так: “Господь, не говори так. Люди подумают, что с Тобой что-то не в порядке. Потому что когда Ты попросил их есть Твою плоть и пить Твою Кровь, они уже думают, что что-то не в порядке. А Ты говоришь: ‘Кто прикоснулся ко Мне?’ Да ведь вся толпа прикасается к Тебе”.

Он сказал: “Да, но Я чувствую, что сила вышла из Меня”. Это было совсем другое прикосновение. А всем известно, что добродетель — это “сила”. “Я ослабел, сила вышла из Меня”.

И Он всматривался в окружавших, пока не нашёл ту женщину, и сказал ей о её кровотечении. И она в теле почувствовала, что кровотечение прекратилось. Правильно? И Он сказал: “Вера твоя спасла тебя”.

Это греческое слово созо, которое означает именно “спасённый физически или духовно”, всё равно, просто “спасённый”. Он…Он — ваш Спаситель.

175 Так вот, если таким Он был вчера, и так Он поступал, чтобы доказать, что Он среди народа, обетованный Мессия, и именно так Он удостоверил Себя и обещал в Библии, что Он будет совершать то же самое сейчас; разве Он…разве Он не должен совершить то же самое?

Вы скажете: “Говорил ли Он об исцелении больных?” Да!

К Евреям, в Библии, из которой я только что прочитал, сказано, что “Сейчас Иисус Христос — наш Первосвященник, к Которому можно прикоснуться чувством наших немощей”. Кто из вас знает, что это так? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] В Библии так сказано. “Сейчас Он Первосвященник, к Которому можно прикоснуться чувством наших немощей”. А если Он такой же Первосвященник, каким Он был тогда, то как Он будет действовать сейчас? Он должен действовать таким же образом, как действовал тогда, если Он тот же Первосвященник. Вот, вы можете…

Я не являюсь вашим Первосвященником. Вы можете прикоснуться ко мне, и это будет всё равно, что прикоснуться к своему мужу или брату, или ещё к кому, к человеку.

Но пусть ваша вера прикоснётся к Нему, и смотрите, что произойдёт. Так вот, если я — Божий слуга и сказал вам Истину, то Бог подтвердит, что это Истина. И это будет доказательством того, что Иисус Христос сегодня жив и стоит здесь. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

Итак, имейте веру, (сначала только одну сторону, одну сторону). Имейте там веру. Я лучше останусь здесь у микрофона, потому что они меня не услышат.

178 Любой человек, просто взирай на Бога и говори: “Боже, этот человек меня не знает. Он ничего обо мне не знает. Я с ним совершенно незнаком. Но пусть моя вера прикоснётся к Тебе, Господь. И Ты знаешь, в чём со мной дело, Господь. Ты всё обо мне знаешь. Ты знаешь, кто я, так же, как Ты знал, кем был Пётр, так же, как Ты знал Нафанаила, как Ты знал, что было не в порядке у женщины с кровотечением. И этот человек мне говорит, что Ты ‘вчера, сегодня и во веки Тот же’. Тогда, Господь, пусть моя вера прикоснётся к Тебе”.

И если Он это сделает, и безошибочно подтвердит Себя здесь, кто из вас будет верить Ему всем сердцем, если Он сделает это, по крайней мере, одному или двоим, или троим людям во…во свидетельство? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Да благословит вас Бог.

Отец Бог, это совершенно не под силу ни одному человеку. Должно произойти сверхъестественное явление. Поэтому я молю, чтобы Ты сейчас помог мне, Господь. Я в Твоих руках. Действуй со мной, как Ты считаешь нужным. Во Имя Иисуса. Аминь.

180 Так, не нервничайте. Просто смирённо, в благоговении говорите: “Господь, я буду служить Тебе. И вправду так и будет: если я прикоснусь к Твоей одежде, тогда Ты проговоришь в ответ через этого человека. Это будет для меня доказательством, что сказанное им есть Истина”. Хм. Правильно?

Кто из вас видел фотографию того Света? Она имеется по всей стране, повсюду. Учёные взяли и досконально её исследовали. Сейчас Он прямо здесь: Тот же самый, Который сказал о Браке и разводе, Тот же самый был на горе и потрясал там холмы, Тот же самый, Который был здесь на реке в тридцать третьем году — вчера, сегодня и во веки Тот же. Он Тот же самый. [Брат Бранхам делает паузу—Ред.]

Итак, вот женщина, и она сейчас осознаёт, что что-то произошло. Этот Свет висит прямо над ней. Она сидит вот здесь, в зелёном свитере или в чём-то таком. Я не знаю этой женщины. Полагаю, что мы незнакомы друг с другом. Это так. Вы верите, что Бог… Вы—вы в чём-то нуждаетесь, и вы верите, что Бог может открыть мне, в чём ваша проблема? А если Он откроет, тогда вы узнаете, что это не иначе как сверхъестественная сила, потому что я вас не знаю. И это должно произойти сверхъестественным образом.

Всё зависит от того, что вы об этом думаете. Можете стать на сторону священников, назвать это “дьяволом”, или можете стать на сторону верующих и назвать это “Богом”. Чему вы поверите, от того и придёт ваша награда.

183 Если Бог мне откроет вашу проблему, вы примете Его как своё…своё искупление от той проблемы? Я не знаю, в чём проблема. Но я знаю, и вы знаете, что что-то происходит.

Итак, теперь позвольте просто сказать вам, что вы чувствуете, и тогда вы будете знать: очень тёплое, приятное чувство спокойствия. Я смотрю прямо на Него. Это тот Свет, янтарный Свет, нависает около женщины.

И леди страдает от проблемы в желудке. В её желудке как бы наросты. Она не отсюда. [Сестра говорит: “Верно”.—Ред.] Да. Вы издалека, не так ли? Правильно. Вы из Висконсина. Правильно? Безусловно. Теперь вы исцелены. Ваша вера сделала вас здоровой.

Теперь скажите мне, к Кому прикоснулась эта женщина? Я в двадцати пяти метрах от неё. Она прикоснулась к Иисусу Христу, Первосвященнику. Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

186 Я смотрю на женщину, с которой я разговаривал. Эта женщина…я смотрю прямо на неё, потому что она очень усердно молится за мужчину. Она мне говорила об одном мужчине… Она мне ничего об этом не рассказывала.

Но её зовут миссис Уолдроп. Она из Финикса. Она была воскрешена из мёртвых, и её врач пришёл с рентгеном и показал рак в сердце. Она умерла в молитвенной очереди. Сколько это было лет назад, миссис Уолдроп? Восемнадцать лет назад, и вот она сегодня сидит здесь, живое свидетельство. Её врач пришёл на собрание, принёс… Сказал: “Как же эта женщина может жить?” Но вот она здесь, и от него нет никаких признаков.

Она кого-то привела, и она молится за него. Так вот, он умирает от диабета. Это я знал. Но поскольку вы молитесь… Вам известно, что я не знаю, кто он такой, миссис Уолдроп.

Он из Миссури, и его зовут мистер Купер. Это так. Итак, верьте, можете возвращаться домой и быть здоровым, сэр. Это зависит от вас, если вы в это поверите.

189 Вот женщина, и она страдает астмой, осложнения. Она не отсюда. Она сидит там среди людей, вон там. Я надеюсь, она… Она не отсюда. Она из Джорджии. Мисс МакКинни. Вы верите всем сердцем, верите, что Бог сделает вас здоровой? Поднимитесь, если вы со мной незнакомы и если это правда. Иисус Христос исцелил вас. Вы верите? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

[Брат Бранхам поворачивается спиной к собравшимся.]

За моей спиной, позади меня сидит мужчина. Он обращается к Богу. И он хочет вот чего: у его ребёнка болезнь сердца. И у этого ребёнка шум в сердце, так сказал врач. И этого человека зовут мистер Кокс. Встаньте, мистер Кокс. “И Он сказал Сарре, о чём она думала позади Него”.

[Брат Бранхам продолжает стоять спиной к собравшимся—Ред.]

Через целый ряд от него, чуть подальше находится мужчина, который не отсюда, а из Нью-Мексико. Я никогда в жизни его не видел. Я смотрю сейчас прямо на него; он за моей спиной. Он из Нью-Мексико. И у этого мужчины есть дочь, о которой он озабочен, и у этой дочери что-то не в порядке со ртом. Это… У неё проблема с нёбом во рту. И его зовут мистер Уэст. Встаньте, пожалуйста, сэр. Я с ним совершенно незнаком, но Господь Бог исцелит его дитя.

192 Теперь вы верите всем сердцем? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Кто из вас теперь верит всем сердцем? [“Аминь”.] Итак, разве Иисус Христос не Тот же вчера, сегодня и во веки? [“Аминь”.] Теперь вы принимаете Его как своего Спасителя? Поднимите руки. [“Аминь”.] Вы верите в Него как в своего Исцелителя? [“Аминь”.]

Вот, вот здесь находится человек, вроде бы покалеченный, лежит на раскладушке.

Вы меня слышите через этот микрофон? [Брат Бранхам берёт микрофон, подходит к краю платформы и разговаривает с женщиной на раскладушке—Ред.] Я не знаю вас. Вы просто женщина, лежите там. Если бы я мог вас исцелить, я бы это сделал. Я не могу вас исцелить.

[Мужчина начинает рыдать—Ред.] Ничего. Это просто мужчина радуется. Его ребёнок исцелился.

Я вас не знаю. Вы женщина, а я мужчина. Полагаю, мы встретились в жизни впервые. Вот эти люди засвидетельствовали, что они вас принесли. Хотя, откровенно говоря, вы здесь в первый раз; вас просто принесли. Вы приехали издалека. Вы под тенью смерти. У вас рак, не увечье, а рак. Врачи больше не могут вам помочь. Это правда. И вы, безусловно, умрёте, потому что врачи ничем не могут вам помочь.

194 Однажды двое прокажённых сидели у ворот Самарии. И те прокажённые сказали: “Зачем нам здесь сидеть до самой смерти?” Потому что были различные болезни, голодная смерть, и ели детей друг друга. Они сказали: “Если мы пойдём во вражеский стан, к сирийцам…если они нас убьют, мы всё равно умрём. А если они нас спасут, мы будем жить”. И они рискнули. И благодаря такой вере, они спасли не только себя, но и всю группу.

Итак, вы умрёте, если будете там лежать. Однако, от вас не требуется отправляться во вражеский стан. Но вы приглашаетесь в дом Отца, чтобы жить.

Вы умираете от рака. Вы не сможете жить без Бога. Вы не из этого города. Вы не из этой округи. Вы приехали издалека. Вы из Милуоки. Это так. Правильно. Из того города, я знаю. Верно.

Вы верите? Теперь вы примете Бога как своего Исцелителя? Если да, то неважно, как вы слабы, насколько вы прикованы к постели, я считаю, что в вашем случае я поднялся бы во Имя Иисуса Христа и взял эту раскладушку, пошёл бы домой и жил во славу Божью. Вы послушаетесь меня как Божьего пророка? Тогда поднимитесь и идите домой. Будьте здоровы! Не пугайтесь. Вставайте с раскладушки, Бог сделает вас здоровой. Понимаете?

Кто-нибудь поддержите её, чтобы она смогла встать и набраться сил. Вы верите Богу? Просто пусть она чуть-чуть окрепнет, с ней будет всё хорошо. Вот так, сестра. Вот она, во Имя Господа Иисуса! [Собрание радуется, поскольку сестра теперь стоит—Ред.]

Давайте встанем и воздадим хвалу Богу. Он вчера, сегодня и во веки Тот же! [Собрание сильно радуется и прославляет Бога.]

Идите, и пусть Господь Иисус Христос благословит вас. [Собрание продолжает сильно радоваться и прославлять Бога.]

Who Is This Melchisedec?

1 Let us bow our heads for prayer. Dear heavenly Father, we hear this song of "Only Believe"; it makes us to know that that's all we have to do to inherit any of God's promises, just believe them. For it is written, "All things are possible to them that believe." As we cry as the man who had the epileptic child, "Lord, I believe, help thou my unbelief!"...
We thank Thee for Thy great power, Thy great revelation of Thyself to us in this last days. It makes our heart most happy and joyful to know that we have come in contact with the living God, Who vindicates it right back in physical, material evidences as He did in the days gone by and as He has promised for this day. We're so grateful to Thee our God. This dark day where no one seems to know which a-way to go, we're so glad that we found the safety zone, the retreat.
Now, bless us tonight, Lord, as we speak of Thy Word. And the promises that's given to us, may we nurture them in our heart, cherish them with reverence, and obey them with real godly discipline. For we ask it in Jesus' Name. Amen.

4 Oh, they...?... A love offering? You shouldn't have done that. Who did that? You guilty? I was getting on the manager. Says he took a love offering for me. He shouldn't have done that. I appreciate it; God knows that; but I--I never come for that. Thank you. May the Lord bless you. I'll do everything I can... I'll put it right in foreign missions, so I'll know it'll go for the Kingdom of God. And if the Lord willing, I'll take it myself over to the lands to bring this same Gospel that you been setting, listening to this week. Then I know it'll be done in the way that you believed it. The Lord help me to do it.
I am very grateful for the great attendance this week, and for all you people that's hooked up tonight again with the--the wires of the telephone. And we're grateful to each and every one of you.

6 Billy said to me this morning; he said, "Daddy, if you would've come with me this morning, early, right after daylight, and stand out here around in these places and watch mothers feeding their babies in the car, them poor people setting in that rain, waiting for the doors to open..." You see what a hypocrite I'd be if I told you anything but the truth? I'd really be a foul person. Sometimes I have to hurt, but it's not because that I want to, it's because... It's--it's not me that's hurting; it's truth that hurts. And I--I... But I believe that's the reason you come, because I'm deadly sincere with you and do all that I can to help you. The Lord help each and every one of you.

7 And now, I want to thank the people for their fine cooperation, the people of the city here also, who gave us--let us have the--the renting of this schoolhouse, this auditorium, and the gym. And I want to thank the officials if you're here. And also I want to thank Thurston Colvin, which is the custodian here, for his fine cooperation in helping us to get this and being with us each night.
We thank the Jeffersonville Police force for coming up here and watching with a real cheap cost. I think about two dollars a hour that the police were put up here on special duty to park the cars, to see that there was no--nothing happened, and everything was all right. We're grateful to the people for that. And to the--the--also the engineer here on the--the board, I've noticed him. And all that's affiliated with this, we are certainly grateful to you.

9 I thank each and every one of you for the gifts. Billy just brought me this afternoon a--a gift, several of them in boxes, candy and so forth. And one of them was the--the Beatitudes with a picture of Christ worked in it. It was the sermon on the mount. And it certainly was beautiful. I certainly thank you. And so many things, I don't know how to thank you for. And then also for your--your sponsoring, financing the meeting, we certainly do appreciate it with all of our heart. The Lord bless each one of you richly.
Billy said there was many people had been asking for private interviews during the time. And many asked and had little babies to be dedicated. Oh, how I want to do that. But you see, when I come this time, it's so urgent I have to stay right all the time in study this Word and prayer on account of bringing these messages. See, they're not... They're--they're extra ordinary to us, because it's finding the will of God and then speaking the things. And all that has to meet together, and asking God just which one to open up.

11 Now, the Lord willing, we'll be back again soon, as soon as we can find a day. I made a--a motion or--or said something about Easter. I'd better check that, because I think I've got a schedule in California along about that time. So that may be wrong. However, when we return again to the Tabernacle, we'll send you a card and--the church, and--and give you the--the date and time.
Then I'll... Maybe at that time... Again I haven't put any time to praying for the sick. We haven't had one service that we brought the people up and prayed for them. We been sending them out. And our brethren here has been preaching, Brother Lee Vayle, and Brother... These other brothers has been preaching and praying for the sick, and doing the water baptism--baptizing rather, and letting me stay alone with the Word. We thank these men. They done a gallant job.

13 There's so many friends here I'd like to meet. I look down and see John and Earl. And--and there's Doctor Lee Vayle, one of the managers of the campaign--Brother Roy Borders. Them men, I haven't even got--I haven't even no more than shook their hand. I haven't had a chance to. I think of my friends from Kentucky, and around in here, and minister friends, how I would like to shake their hands. Brother Blair, I noticed him here the other day. And many of those men that I--I love; and they been to several meetings; I never even as much as shook their hand. I--I'm trying... It isn't because I don't want to do that; it's because I haven't the time to do it. And I'm just a-hurrying.

14 Dedicating the babies, sure, my own son, my little grandson was supposed to be dedicated at this meeting. I haven't had time to do it, little David. I'm grandpa twice now. So Mr. May, if he's here tonight, who give me that cane, look like I'm going to have to use it pretty soon, so...
And I told Billy; I said, "The Bible did say multiply and replenish the earth, but the whole burden wasn't given to you." And these grandsons are appearing fast. And so remember, my daughter-in-law was barren to begin with; she could not have no children. And one day leaving a meeting, the Lord spoke to me and said, "Loyce, you will bear a son; the Lord has blessed you. Your female trouble is gone." Little Paul was born nine months later.

16 Two months before this baby come on the scene, I was setting, eating breakfast one morning at the table, and Loyce and Billy was setting across the table from me. And I seen Loyce feeding a little baby with a pink--or blue blanket wrapped around it. And Billy was setting in the corner feeding little Paul. I said, "Billy, I just saw a vision. Loyce was feeding a baby wrapped in a blue blanket."
He said, "There goes my hunting trip. That's just nine months from now."
Eleven months later little David was born. And I haven't been able to dedicate him to the Lord yet, and will not until we return again. So you see what it is.

17 How I love people and their fellowship. But our brethren has been praying for the sick, and I know it's a success. Each night we prayed for the sick, one laying their hands on the other, all of us together, which that way it's catches the whole scope. But maybe, if God willing--I'll mark it on the card if we send it--coming back, I'd like to dedicate about two or three days again just to praying for the sick and doing what we can in that manner.

18 Now--now, I thank the people for their help again. Now, I just want to comment just a moment on the--on the morning's message. There's no doubt I didn't get completely through with it, but I think you understand. And I'm sure you didn't... You'll never know what that was for me to do.
Now, it seems very simple to you, but you see what you're doing? You're taking the place of God to pronounce something. And before I would do that, it had to come a answer from God. And He had to come down, and He visibly showed Himself, and gave the revelation. Therefore (See?), this is to the church. And remember, I said these--this what I said was to the church only.
And so that you might have confidence and know, that was the same God that said to me up there where they was no squirrel, "Speak, and say where they'll be." And three straight times it happened. Now, if He can by that same Word create something that isn't there, how much more will this hold fast at the day of judgment. See? People were there to see these things, and know as Paul said in the days gone by, there's men with him who--who felt the earth shake and didn't hear the voice, but they--they seen the--the Pillar of Fire.

21 It done me good though after it was over to see husbands and wives that I know is genuine Christians hugging one another and weeping. And listen, friends, God confirms His Word with signs and vindications to prove that It's right. The spoken Word...
Now, remember, that Light that was in that cloud that gave the revelation... I was... My little girl was telling me, Sarah here, that when they... That school there in Arizona was looking up there on a cloudless sky and seeing this cloud mysteriously, in that mountain, going up-and-down with a Amber Fire burning in it. The teacher dismissed the classes and the school and brought them out front and said, "Did you ever see anything like that? Look the way that--is." Remember, that's that same Amber Light that's on the rock. See? So it's the same God, same revelation. Said, "Tell them to do this." It's what I told you this morning, so there it is.

23 If it happens to be that my good friend Brother Roy Roberson is listening in at Tucson, Roy, you remember the other day the vision you seen when we were out standing upon the mountain? You come up to me, and that cloud was over the top? Come walking down, you know what He told you, I told you at the house the other day? That's it, Roy. Don't worry no more, son; it's over.
You just don't know what that means. It's grace. He loves you. You love Him. Humbly serve Him and worship Him the rest of your days. Be happy; go ahead and live as you are. If you're happy, continue that way. Don't never do anything wrong again like that. Just go ahead; it's God's grace.

25 Now, I want to pray again before we enter into the Word. How many will pray for me? I'm just going from meeting to meeting, will you pray? You know, I'd like to sing you a little song, all of us together before we go to the Word. Just to--so that we'd know, God... Just a little dedication. Did you ever hear this little song, "He Careth for You?" Through sunshine and sorrow, He careth for you.
A little lady's coming up to the piano. Say, I want to thank this little lady too; I didn't even know who she was. It's one of the deacon's daughters here. I certainly... Brother Wheeler's little girl, she's growed up now. She was little bitty thing that set on my knee not long ago, and now she's a young woman. So I certainly thank her that she's used her talent in music, and now she plays very sweetly. Would you give us a chord, sister? All of us together now.
He careth for you; He careth for you; Through sunshine or shadow He careth for you." You love that? Let's sing it again all together.
He careth for you; He careth for you; Through sunshine or shadow He careth for you. (Brother Dauch, He does for you too, brother.)

27 Don't you love Him? Let us bow our heads now. Dear gracious God, with this little note here of a few things to say to the people and back again to refer back to this morning, for that's what the people come to hear. I pray, God, that You'll let the people see that God loves and cares. And it was not me that give that, Lord; it was vindicated that it was the Truth. So I pray, dear God, that Your love will always remain among the people. Tonight to have to separate after this meeting and go to our different homes, it--it kinda pulls us, some, deep, Lord. I pray that You'll bless these people.
Now, as we approach the Word in prayer, and approach the written Word, we ask that You will take this written Word and make It alive to us tonight. And when we leave this building tonight to separate to go to our different homes, may we say like those who came from Emmaus, that had walked with Him all day and still didn't know Him... But when He got them inside the room that night, and the doors all shut, He did something just like He did before His crucifixion. By that they knowed He had risen again. Do it again tonight, Lord. Grant it, while the doors are shut and Your little group here is setting, waiting. And, Father, when we go to our homes we'll say like they did, "Did not our hearts burn within us as He talked to us along the way?" We commit ourselves and all in Your hands, Lord; do with us as You see fit. In Jesus' Name. Amen.

29 Now, let's get right into the service now quickly, turning now with me if you will to the Book of Hebrews. And another revelation on the Message, we'll speak for just a few moments tonight, the Lord willing. And then while reading the first three verses of Hebrews 7:1-3, and then commenting on this... And we don't know what the Lord will do. We do not know; the only thing we do is just believe, watch, pray (That right?), and believe that He'll make everything work together for good to them that loves Him, because He promised to.
For this Melchisedec, king of Salem, priest of the most high God, who met Abraham returning from the slaughter of the kings, and blessed him; To whom also Abraham gave a tenth part of all; first being by interpretation King of righteousness, and after that also King of Salem, which is, King of peace; (Let's read a little farther). Without father, without mother, without descent,... neither beginning of days, or end of life; but made like unto the Son of God; abideth a priest continually.

30 Think of this great Person, of how great this Man must be. And now, the question is: "Who is this Man?" Theologians has had different ideas, but since the opening of the Seven Seals, the mysterious Book that's been mysterious to us... According to Revelations 10:1-7, all the mysteries that's wrote in this Book that's been hid down through the age of the reformers is supposed to be brought out into view by the angel of the last church age. How many knows that's right? That's right. Supposed to be brought... All the mysteries of the mysterious Book is to be revealed to the Laodicea messenger of that age.
Seeing there is much dispute about this Person, and this subject, I think it behooves us to break into it to find out Who this is. Now, there's several schools of thought on Him. One of the schools are--claims He's just a myth; He wasn't actually a person. And the others says that it was a priesthood, that was the Melchisedec priesthood. That's the most likely one that hold better to that side than they do to the other, is because they say it was a priesthood. It can't be that, for in the 4th verse it says He was a Person, a Man. So in order to be a person He has to be a personality, a Man, not a order, but a Person.

32 So He was not just a priesthood order, neither was He a myth; He was a Person. And the Person is eternal. If you notice, He had no father, He had no mother, He had no time He ever began, and He had no time He ever ended. And ever Who it was is still alive tonight, because the Bible said here that He had neither father, nor mother, beginning of days or ending of life. So it would have to be an eternal Person (Is that right?), an eternal Person. So it could only be one Person; that's God, 'cause He's the only One that's eternal--God.
Now, in I Timothy 6:15 and 16, if you'd like to read that sometime, I'd like for you to read it. Now, the thing that I contend is, that He was God, because He's the only Person that can be immortal. And now, God changing Himself into Person; that's what He was: no father, no mother, no beginning of life, no ending of days.

34 Now, we find in the Scripture that many people teaches that three personalities in the Godhead. So you cannot have a personality without being a person. It takes a person to make a personality.
A Baptist minister a few weeks ago come up and--to my house--and said, "I'd like to straighten you out on the Godhead sometime when you got time," called me up rather.
I said, "I got time right now, 'cause I want to be straight, and we lay aside everything else to do it."
And he come up; he said, "Brother Branham, you teach that there is just one God."
I said, "Yes, sir."
He said, "Well," he said, "I believe there's one God, but one God in three persons."
I said, "Sir, repeat that again."
He said, "One God in three persons."
I said, "Where did you go to school at?" See? And he told me a--a Bible college. I said, "I could believe that. You cannot be a person without being a personality, and if you're a personality, you are one personality to yourself. You're a separate individual being."
And he said, "Well, the theologians can't even explain that."
I said, "It's by revelation."
And he said, "I can't accept revelation."
I said, "Then there's no way for God to ever get to you, because it's hid from the eyes of the wise and prudent and revealed to babes (revealed, revelation) revealed to babes such as will accept it, learn." And I said, "There'd be no way for God to get to you; you close yourself off from Him. The whole Bible is the revelation of God. The whole church is built upon the revelation of God. There's no other way to know God only by revelation: 'To whom the Son will reveal Him,' revelation. Everything is revelation. So to--not to accept the revelation, then you're just a cold theologian, and there's no hope for you."

38 Now, now, we find out that this Person had no father, no mother, no beginning of days or ending of life. It was God "En morphe". Now, the world--the word comes--the Greek word means "change," was used, changing Himself, "En morphe", from one person to... One person... The Greek word there, "En morphe," means... It was taken from the stage act, "that one person is changing his mask to make him some other character."
Like in--in school just recently--I believe, Rebekah, just before she graduated, they had one of Shakespeare's plays. And one young man had to change his clothes several times, because he played two or three different parts, but the same person. He'd come out; one time he was the villain. And when he come out next time, he was another character.

40 And now the Greek word "En morphe" mean that he changed His mask. And that's what God did. It's the same God all the time. God in the form of the Father, the--the Spirit, the Pillar of Fire, the same God was made flesh and dwelt among us: "En morphe," brought out so He could be seen. And now, that same God is the Holy Ghost. Father, Son, Holy--not three Gods, three offices, three acts of the one God.
The Bible said there's one God, not three. But that's how that they couldn't... You can't get this straightened out and have three gods. You'd never sell a Jew that; I tell you that, one who knows better; he knows there's only one God.

42 Notice, like the sculptor, he hides with a--a mask over it. That's what God's done to this age. It's been hid. All these things has been hid, and is supposed to be revealed in this age. Now, the Bible says they would be revealed in the latter times. It's like a sculptor keeping his--his piece of work all covered over until the time he takes the mask off of it and there it is. And that's what the Bible has been. It has been a work of God that's been covered up. And it's been hid since the foundation of the world, and its sevenfold mystery, and God promised in this day, at the age of this Laodicea church, He would take the mask off the whole thing and we could see it.
What a glorious thing, God, "En morphe", masked in a Pillar of Fire, God, "En morphe" in a Man called Jesus, God, "En morphe" in His church: God above us, God with us, God in us, the condescending of God. Up there holy, no one could touch Him; He settled upon the mountain, and even if a animal touched the mountain, had to die. And then God come down and changed His tent, and He come down and lived with us, become one of us, and we held Him. The Bible said, I Timothy 3:16, "Without controversy, great is the mystery of godliness, for God was manifested in the flesh," handled with hands. God eat meat. God drank water. God slept. God cried. He was one of us: beautiful, typed in the Bible. That was God above us, God with us; now it's God in us, the Holy Spirit, not the third person, the same Person.

44 God came down and become flesh and died the death in Christ so that He could clean the church in order to get into it for fellowship. God loves fellowship. That's what He made the man at the first time for, was for fellowship. God dwells alone with Cherubims.
And notice now, He made man, and man fell. So He came down and redeemed man, because God loves to be worshipped. The very word "god" means "object of worship." And this that comes among us as a Pillar of Fire, as something that changes our hearts, that is the same God that said, "Let there be light," and there was light. He's the same yesterday, today, and forever.

46 Now, in the beginning God dwelled alone with His attributes as I spoke of this morning. That's His thoughts. There was nothing, just God alone. But He had thoughts. Just like a great architect can set down in his mind, and draw out what he thinks it's--he's going to--to build, create. Now, he cannot create; he can take something that's been created and make it in a different form, 'cause God's the only way--only One can create. But he gets in his mind what he's going to do, and that's his thoughts; that's his desires.
Now, it's a thought, and then he speaks it, and it's a word then. And a--a word is... A thought when it's expressed, it's a word. A thought expressed is a word. But it has to be a thought first. So it's God's attributes; then it becomes a thought, then a word.

48 Notice, those who have tonight Eternal Life, was with Him and in Him, in His thinking, before there ever was an Angel, star, Cherubim, or anything else. That's eternal. And if you have Eternal Life, you always was, not your being here, but the shape and form that the infinite God... And if He isn't infinite, He isn't God.
God has to be infinite. We're finite; He's infinite. And He was omnipresent, omniscient, and omnipotent. If He isn't, then He can't be God: knows all things, all places because of His omnipresence. Omniscient makes Him omnipresent. He is a being; He's not like the wind. He is a being; He dwells in a house, but being omniscient, knowing all things, makes Him omnipresent, because He knows everything that's going on. There can't be a flea bat its eyes but what He knowed it. And He knowed it before there was a world, how many time it'd bat it's eyes and how much tallow it had in it, before there ever was a world. That is infinite. We can't comprehend it in our minds, but that's God--God, infinite.

50 And remember, you, your eyes, your statue, whatever you was, you were in His thinking at the beginning. And the only thing that you are is the expression word. After He thought it, He spoke it, and here you are. If it isn't, if you wasn't in His thinking, there's no way at all for you ever to be there, for He's the One that gives Eternal Life.
You remember how we read the Scriptures, "Not him that willeth, or him that runneth, but God..." And that His predestination might stand true, He could choose before anytime who... God's sovereign in His choosing, did you know that? God's sovereign. Who was back yonder to tell Him a better way to make the world? Who would dare to tell Him He was running His business wrong? Even the very--the very Word Itself, very sovereign... Even the revelation is sovereign. He reveals to whom He will reveal. The very revelation itself is sovereign in God. That's how people pound at things, and jump at things, and hit at things, and not knowing what they're doing. God is sovereign in His works.

52 Now, we find Him at the beginning, His attributes. And now, you were with Him then. Then is when the Book of Life comes into view. Now, we read over here in Revelations the 13th chapter, the 8th verse, that the beast that comes upon the earth in these last days will deceive all those people on the earth whose names were not written in the Lamb's Book of Life before the foundation of the world.
Think of it. Before Jesus was ever born, four thousand years before He came on earth, and several thousand years before you come on earth, Jesus in God's mind died for the sins of the world, and the Book of Life was made; and your name was put on that Book of Life before the foundation of the world. That's the Bible truth. See? Your name was ordained of God and placed on the Book of Life before the foundation of the world.
You were there in His attributes. You don't remember it, no, because you're just a part of His life. You are a part of God when you become a son or a daughter of God, just as you are a part of your earthly father. That's right. You are... The male carries the hemoglobin, the blood. And when that has gone in--in the egg, then you become a part of your father, and your mother is a part of your father also. So you're all a part of your father. Glory. That lets the denomination out altogether. Certainly does. God in all, the only place...

55 Notice now His attribute. Then the attribute was first God, the thought, the attribute itself all in one, without being expressed. Then when He expressed, secondarily, He became then the Word. And then the Word was made flesh and dwelled among us, St. John the 1st chapter and the 1st verse.
Notice, this is in the beginning, but before the eternal. Notice, in the beginning was the Word. When the time begin it was Word, but before it was Word, it was attribute, a thought. Then it was expressed. In the beginning was the expression, the Word. Now, we're getting where Melchisedec is. That's this mysterious Person. In the beginning was the Word, and the Word was with God, and the Word was God. And then the Word became flesh and dwelled among us. Hold that there now.
Notice. His--His first being was Spirit, God, supernatural (All right?), the great Eternal. Second, He begin to form Himself towards flesh in a theophany, it's called, "the word, a body." This then is the state He was in when He met Abraham, was called Melchisedec. He was in the form of theophany. Now, we'll get to that and prove it in a few minutes, the Lord willing.

58 He was the Word. A theophany is something that you could not see. It could be right here now, yet you cannot see it. It's just like, well like television, that's in another dimension. Television... People are moving right through this room now singing; there's colors also, but the eye is only subject to the five senses. Your whole being is only subject to five senses, rather. And you are only subject to what the sight has been limited to see. But there is another dimension that can be seen by a transformation by television.
Now, television does not manufacture a picture. A television only channels it into a circuit, and then the television screen picks it up. But the picture's there to begin with. Television was here when Adam was here. Television was here when Elijah set on Mount Carmel. Television was here when Jesus of Nazareth walked the shores of Galilee. But you're just now discovering it. They wouldn't have believed it back there. You'd have been crazy to have said something like it. But now it's become a reality.
And so is it that Christ is here. The Angels of God are here. And someday in the great millennium to come it'll be just more real than television or anything else, because they are here.
He reveals Himself in His great form of what He claim as He "En morphe's" Himself into His servants and proves Himself.
Now, here He is in the form of Spirit. And then He comes in the form of a--of--"En morphe." Now, He appeared to Abraham "En morphe." When Abraham was returning from the slaughter of the king, here come Melchisedec, talked to Him.

62 The other day in the Tucson paper I was reading an article that where there was a--a woman driving down the road, at I believe about forty, fifty miles an hour, and she hit an old man with an overcoat on. She screamed and stopped her car. It threw him up in the air: right out of the plain desert. And she run back to find him, and he wasn't there. So what did she do? Some people behind her saw it happen, saw the old man fly up in the air, his overcoat turning. So they run back to find out. They couldn't find the man anywhere. They called the police force. The police come out to examine the place; there was nobody there.
Well, each one of them testified the car chugged, hit the man. He went up in the air, and everybody saw it. Witnesses and two or three carloads of them, they seen it happen. Come to find out, five years ago there was an old man with an overcoat on hit and killed on the same spot. When you leave here, you're not dead. You've got to come back even if you're a sinner and be judged according to the deeds done in the body. "If this earthly tabernacle is dissolved, we have one waiting." "En morphe," that's the word.

64 Now, God in this stage of--at this stage of His creation later formed into flesh Jesus. From what? From the great beginning Spirit, then came down to be the Word, bringing Itself out. The Word doesn't yet make Itself; it's just spoke out, "En morphe," later He becomes flesh, Jesus, mortal to taste death for all of us sinners.
When Abraham met Him, He was Melchisedec. He unfolds here what all the attributes will do in the final end, every son of Abraham. Every son of the faith will absolutely do the same thing. But I want to watch how we have to come.
Also we see Him revealed here in Ruth and--and Boaz as a Kinsman Redeemer, how He had to come to be flesh.

67 Now, we see the attribute sons of His Spirit have not yet entered into the Word form body, but--a theophany. This body is subject to the Word and earnest--waiting for the earnest change of the body.
Now, the different between Him and you as a son... See, He was at the beginning the Word, an "En morphe" body. He came in and lived in that in the Person of Melchisedec. Then later... We never heard no more of Melchisedec, because He became Jesus Christ. Melchisedec was the Priest, but He became Jesus Christ. Now, you bypassed that, because in that form He knowed all things. And you have never been able to know that yet. You come like Adam, like me. You became from the attribute to the flesh to be tempted. But when this life is finished here... "If this earthly tabernacle be dissolved, we have one already waiting." That's where we go; that is the Word. Then we can look back and see what we done. Now, we don't understand it. We have never become the Word; we've just become the flesh-man, not the Word. But...
And look clearly, makes it clear you will never be the Word unless you was a thought at the beginning. That proves the predestination of God. See? You can't be the Word 'less you're a thought. You had to be in the thinking first. But you see, in order to stand temptation you had to bypass the theophany; you had to come down here in flesh to be tempted by sin. And then if you sin... "All the Father hath given Me will come to Me, and I'll raise him up at the last days." See, you had to be first. And then you see, He come right down the regular line, from attribute to...

70 Before the foundation of the world his Name's put on the Lamb's Book of Life. Then from that He become the Word, the theophany, that could appear, disappear; and then He become flesh and returned back again, resurrected that same body in a glorified condition. But you bypassed the theophany and become flesh-man to be tempted by sin. And then "if this earthly tabernacle is dissolved, we have one already waiting." We have not yet the bodies. But look, when this body receives the Spirit of God, the Immortal Life inside of you, it throws this body in subjection to God. Hallelujah.
"He that's born of God doth not commit sin; he cannot sin." Romans 8:1. "There is therefore now no condemnation to them that are in Christ Jesus; they walk not after the flesh, but after the Spirit." There you are. See, that throws your body subject. You don't have to say, "Oh, if I could just quit drinking, if I could just..." Just get in Christ; it's all gone. See, see? Because your body is subject to the Spirit, it's no more subject to the things of the world; they're dead. They are dead; your sins are buried in baptism; and you are a new creation in Christ. And your body becoming subject to the Spirit, try to live a right kind of life...

72 Like you women claiming you got Holy Ghost and going out here and wearing shorts and things, how could you do it? How could the Spirit of God in you ever let you do such a thing as that? It just can't be so. Certainly it can't be. He's not a filthy spirit; He's a holy Spirit.
And then when you become subject to that Spirit, it throws your whole being subject to that Spirit. And that Spirit is nothing in the world but this Seed Word made manifest, or quickened (Hallelujah.), made alive. And when the Bible said, "Don't do this," that body quickly turns to it; there's no question. And what is it? It's the earnest of the resurrection. This body will be raised up again, because it's already started. It was once subject to sin, and mire, and corruption, but now it's got the earnest; it's turned heavenly. Now, that's the earnest that you're going in the rapture. It's the earnest.
A sick person laying dying, nothing left but death, that's all can happen. I've seen the shadows of people done eat up with cancer and tuberculosis, and see them persons a little while after that perfectly normal and strong. If there is no Divine healing then there's no resurrection, 'cause Divine healing is the earnest of the resurrection. Amen.
You know what the earnest money is don't you? It's the down payment. "He was wounded for our transgressions; with His stripes we're healed."

76 Notice, how wonderful, we love Him. Now, this body is subject to the Spirit. Have not yet entered into the Word form, but we are still in the flesh form, but subject to the Word. Death in the flesh will take us there.
Just the same thing. Think of a little baby. You can take a woman, no matter how evil she is, when she is pregnant and fixing to be mother, watch before that baby's born; I don't care how cruel the woman is, she gets real kind. There's something about her sound--seems godly, to see a little mother fixing to become mother by the baby. Why is it? That little body... Now, it's not alive yet. See the only thing it is, is just flesh and muscles. That little jumping, that's just muscles jerking. But when it comes forth from the womb, God breathes the breath of life into it, and then he screams out. See, just as--as sure as there is a natural body being formed, there is a spiritual body to receive it as soon as it gets here.

78 Then when a man is borned again from heaven, he becomes a spirit babe in Christ. And then when this robe of flesh is dropped, there is a natural body, theophany, a body not made with hands, neither born of a woman, that we go to. Then that body returns back and picks up the glorified body. That's the reason Jesus went to hell when he died and preached to the souls that were in prison. Turned back into that theophany... Oh, marvelous. Thank God.
II Corinthians 5:1 "If this earthly body be dis--dissolved (this earthly tabernacle), we have another one." See, we have bypassed that to come straight from God, the attribute, to be flesh to be tempted and tested by sin like Adam did. But when testing of His Word is over, then we are taken up to this body that was prepared for us before the foundation of the world. It is the Word there that we skipped to come right around down here to be tempted and tested. If we'd have come through that, there'd have been no temptation; we'd knowed all things. That's the reason Jesus knowed all things, 'cause He was Word before He was flesh.
Then we become the Word. Here we are formed to the Word image to be a partaker of the Word, feed on the Word, by being predestinated since the beginning. You see, that little spark of life that you had in you from the beginning when you started your journey... Many of you can remember it. You joined this church and joined that church, and try this and that; nothing satisfied. That's right. But one day you just recognized it. Right.

81 The other night I was teaching somewhere; I believe it was out in California, or Arizona, about... I believe I've told the little story here about the man setting a hen and had a eagle egg under it. And when that eagle hatched out, he was the funniest looking bird that them chickens ever seen. But he walked around; he was the--he was the ugly one among them, because he just couldn't understand how that hen will cluck and scratch on that manure pile and eat, and he couldn't get the idea. She'd say, "Come on over and feast, honey." Why, he--he was a eagle; he just didn't eat like that. It wasn't his food.
So she'd catch grasshoppers and whatmore, you know, and call the little chickens. And all them little chickens would go along, cluck along, and eat. But the little eagle just couldn't do it. It didn't--didn't look right to him.

83 So one day his mammy come hunting him. And he'd hear that hen cluck. He'd tried his best to cluck, but he couldn't do it. He tried to cheep like a chicken, but he couldn't do it. See, he was a eagle. He's... To start with he was a eagle. He was just hatched under a hen. That's like some church members. Every... That's about the way it is; about one out of a setting is right.
But one day his mammy flew over and she screamed. He recognized it. "That sounded right." Why? He was a eagle to begin with. That's the way it is with the Gospel of the Word, the power of Jesus Christ; when a man has been predestinated to Eternal Life, he hears that true ring, scream of God, nothing can keep him from it. The church might say, "Days of miracles is past, cluck, cluck, cluck. Stand here and eat this, and stand here and eat that."
That barnyard stuff won't do for him any more. He's gone. "All things are possible." He gets off the ground. That's what's the matter with so many Christians today; they can't get their feet off the ground. The old mammy said, "Son, jump; you're an eagle. Come up here where I am."
He said, "Mom, I never jumped in my life."
She said, "Well, you jump; you're eagle to begin with; your not a chicken." So he made his first jump and flopped his wings; didn't do too good, but he got off the ground. That's the way we do; we accept God by faith by the written Word. There's something in there (See?), that Eternal Life, you were predestinated to it.
His grandpa and grandma were eagles; he was a eagle all the way back. Eagle don't mix with other things. He's not a hybrid at all; he's a eagle.

88 Then after you recognize the very Word of God was Eagle Food, then you left the other thing. You've then been formed into the living image of the living God. You heard from your theophany. "If this earthly body be dissolved, we have one waiting."
You say, "Is that right, Brother Branham?" All right, let's take a couple of eagles and look at them for a few minutes.
There was a name--man named Moses. Everyone knows that a prophet's called the eagle in the Bible. There was a prophet named Moses. And one day God called Him--and wouldn't let him go over the land--and he--he died on a rock. The Angels took him away and buried him. There was another man, a eagle, didn't even have to die. He just walked across Jordan, and God sent a chariot down and: "This robe of flesh he dropped and rise and caught the everlasting prize." Eight hundred years later, eight hundred years later on Mount Transfiguration here stood those two men. Moses' body had been rotten for hundreds of years, but here he was in such a form till even Peter, James, and John recognized him. Amen. "If this earthly tabernacle be dissolved..." If you're an attribute of God expressed here on earth, you've got a body waiting after you leave this world. There they was standing on Mount Transfiguration in their theophany, for they were prophets to whom the Word came to.

90 Also let us notice another prophet one time by the name of Samuel. He was a great man. He'd taught Israel, told them they shouldn't have a king. He said, "Have I ever said one thing to you in the Name of the Lord but what come to pass?"
They said, "No, everything you've always said in the Name of the Lord come to pass."
He was a prophet. And he died. About three or four years later, the king got in trouble; that was before the Blood of Jesus Christ was ever shed. He was in paradise. And a witch of Endor called for somebody to come, console Saul. And when the witch saw him standing up, she said, "I see God raising up out of the earth." And after the man had been dead, buried, and rotted in the grave, here he was standing there in that cave with his prophet's robes on, and was still a prophet. Amen.

92 For he said, "Why did you call me out of my rest, seeing you become a enemy to God?" Watch him prophesy. "Tomorrow night by this time you'll be with me." He was still a prophet, though he was gone from this body. See, he become here and was part of that Word, and he entered from the flesh life back into the body that had been prepared for him before the foundation of the world. He entered into the theophany which was the Word. You get it? That's where all believers go when we turn from here.
Then in that form the veil then is lifted. You see you are the Word also when you enter into there. As a little baby as I said awhile ago...
Now, notice. Praise God for these opening Seals is my prayer, to know these things.

95 Now, the true revelation of Melchisedec comes into view was--that He was God, the Word, before He became flesh, God the Word. 'Cause He had to be; no one else could be immortal like Him. See, I had father and mother; you did too. Jesus had father and mother. But this Man had no father or had no mother. Jesus had a time He started; this Man didn't. Jesus gave His life; this Man couldn't, because He was Life. And it's the self same Man all the time. I hope God reveals it to you, the self same Person all the time.
Notice His title, King of righteousness. Now, Hebrews 7:2: King of righteousness and King of peace, He's two Kings. Now, watch, Hebrews 7:2, King of righteousness, also the King of peace. He's two Kings there. Now, since He has come in the flesh and received His body up, in Revelations 21:16 He's called the King of Kings. He's all three of them together. See? King God, King Theophany, King Jesus; He's the King of Kings. It's all met, just like soul, body, and spirit. All comes to make one.
Also He is the Father, which was the first, Son, and Holy Ghost, the Spirit. King of righteousness, the Spirit attribute; theophany, King of--of peace, theophany; and in flesh He was King of Kings: same Person.

98 When the theophany... Moses seen Him, Exodus 33:2, He was a theophany. Moses wanted to see God. He'd heard His voice, heard Him talk to him, seen Him in a bush there with a big Pillar of Fire. And he said, "Who are You; I want to know Who You are?" Moses said, "I'll put--if You'll let me see You... I'd like to see Your face."
He said, "No man can't--see My face." He said, "I'll put My hand over your eyes, and I'll pass by. And you can see My back, but not My face." See? And when He did, it was the back of a Man; it was theophany. Then the Word that come to Moses, I AM; that was the Word. The Word came to Moses in the form of a--a Pillar of Fire in a burning bush, the I AM.
As the Word from the theology--or from the theophany, rather (Excuse me.), He came to Abraham as a Man under the oak tree. Now, look at there.

101 There came a Man to Abraham, three of them, and set down under an oak tree, three of them. And notice, after He talked to Abraham... Why did He come? Abraham, being the one with the promise and the message of the coming son, and also He was God's Word prophet that was trusting God's Word, calling anything contrary as though it wasn't... See how perfect the Word is? The Word came to the prophet. See, there was God in a theophany, and the Bible said the Word comes to the prophet. And here was the--the Word in the theophany...
Now, you say, "Was that God?" Abraham said it was. He said His name was... He called Him Elohim. Now, in Genesis 1 you find out, "In the beginning Elohim created the heavens and the earth." In Genesis 18 we find out that--that Abraham called this Person that set there and talked to him, and could tell him the secrets of his heart, tell him what Sarah was thinking behind Him, Abraham said, "It is Elohim." He was in a theophany form. You get it?

103 Notice, after... Now, we find out that He was then in the theophany form. He called Him, "Lord God, Elohim." Now, in Genesis 18 we find that that is true.
Now, notice, Abraham... There was three of Them together, but when Abraham met the Three, he said, "My Lord." But when Lot down in Sodom, two of them went down there; and Lot saw two of them coming, and he said, "My Lords." See, what was the matter? The first place Lot was not a prophet (That's right.), or neither was he the messenger of the hour. So he didn't have any revelation of Him. It's exactly right. Lot could call them "Lords," a dozen of them, he could still said, "Lords," but no matter how many Abraham saw, it was still one Lord. There is God; this is the Melchisedec.
Notice, after the battle was over, Melchisedec served His victorious child Communion (Think of that.), part of Himself. Now, we want to see here, in type here is in view the Communion. After the battle He gave of Himself, because the Communion is part of Christ. And after the struggle is over, after you've done got yourself whipped out, then's when you partake of Christ, become part of this Being. You get it?

106 Jacob wrestled all night and wouldn't turn Him loose until He blessed him. That's right. Battle for life. And after the battle is over, then God gives you of Himself. That is His true Communion. The little bread and wafer just represents it. You shouldn't take it, 'less you've wrestled it out and become part of God.
Remember, at this time the Communion had never been instituted, not until--before--the death of Jesus Christ, hundreds and hundreds and hundreds of years later.
But Melchisedec after His child Abraham had won the victory, Melchisedec met him and gave him wine and bread, showing that after this earthly battle is over, we will meet Him in the heavens and take the Communion again; it'll be the wedding supper. "I will not drink no more of the vine or eat the fruit, until I eat it and drink it with you anew in My Father's Kingdom." That right?

109 Notice again, Melchisedec went to meet Abraham before He got back home. What a beautiful type here we have: Melchisedec meeting Abraham before he got back home after the battle. We meet Jesus in the air before we get home. That's right. II Thessalonians tells us that, for we meet Him in the air. A beautiful type of Rebecca meeting Isaac in the field in the cool of the day. We meet Him in the air; II Thessalonians tells us so: "For we which are alive and remain shall not prevent (or hinder) those which are asleep; for the trumpet of God shall sound; the dead in Christ shall rise first; we which are alive and remain shall be caught up together with them to meet the Lord in the air." Perfect, all these types...
Therefore the theophany, if you have died and entered into that theophany, what happens? The theophany comes to the earth to pick up the redeemed body. And if you're here in the air, you take the body to meet the theophany (There you are.), and caught up and go to meet the Lord in the air.
Who is this Melchisedec but God?

112 Now, we see here plainly the complete secret of our lives in journey, and death, and where we go after we die. Also predestination is in plain view here. Now, listen as we teach this, closely.
The stages of--of the eternal purpose He had in His secret has now been revealed. Notice, there is still three stages to perfection. Just like He redeems the world; same way He redeems His church. He redeems the people in three stages. Now, look, first is justification like Luther preached; second, sanctification like Wesley preached; third, baptism of the Holy Ghost. That's right. Then comes the rapture.
Now, the world, how did He redeem the world? The first what He did, when it sinned, He washed it off in water baptism. That's right. Then He dropped His Blood upon it from the cross and sanctified it and called it His own. And then what does He do? As He tore all the world out of you and renovated the whole thing by the fiery baptism of the Holy Ghost, He also will renovate the world. And it'll be burnt over with fire and cleanse every germ for millions of miles high, and every thing will be cleaned off. And then there is a new heaven and a new earth, just like you are a new creature in Christ Jesus when the Holy Spirit takes ahold of you. See, there you are. The whole thing's just as plain as it can be.

115 Everything's in three. The natural birth's in three. What's the first thing happens to the woman having a baby? What breaks first? Water. What breaks next? Blood. What's the next process? Life: Water, blood, spirit. What happens to the plant? Rots. What's the first thing? Stalk. What's the next? Tassel. What's the next? Shuck. Then the grain comes out of that, just the three stages of it till it gets to the grain. That's exactly.
God vindicates that. That's always been right; God vindicates it to be true. Show plainly the predestinated is the only one that's considered in redemption. Did you get it? Let me say that again. The predestinated is the only one that's considered in redemption. People might be making like, think they are, but the real redemption is those that are predestinated. Because the very word "redeem" means "to bring back." Is that right? To redeem is something... To redeem anything is bring it back to its original place. Hallelujah. So it's only the predestinated will be brought back, because the others didn't come from there. See? Bring back...

117 Being eternal with Him at the beginning... The Eternal Life that you had, His thought of what you was, only He wanted you to... He wanted me to stand in the pulpit, say. He wanted you to set in the seat tonight. Then we are serving His eternal purpose. And the one that left home, only come to the earth to serve His purpose. Is that right? All right. Then after it's finished, it's brought back in a glorified state. It's matured and brought back again.
No wonder Paul could say when they was building a block to chop his head off. He said, "Oh, death, where is your sting? Oh, grave, where is your victory? But thanks be to God Who gives us the victory." He said, "Death, tell me where you can make me holler. Grave, tell me, how you going to hold me, for I am a possessor of Eternal Life." Amen. He recognized it. Death, hell, grave, nothing could hold him. And nothing can hurt us, got Eternal Life. He realized he was blessed with Eternal Life.

119 Just like a little dew drop. If I understand it's... I don't know too much about chemistry, but it must be that it's a-the congealing of humidity or atmosphere... And when the night gets cold and dark, it falls from the heavens and drops upon the ground. It's fell from somewhere. But the next morning before the sun comes up, it's laying there, the little fellow, shivering, but just let the sun come up, watch it go to shining. It's happy. Why? The sun is going to call it right back to where it come from. And that's the way with a Christian. Hallelujah. We know when we walk into the Presence of God, something in us tells us that we come from somewhere and we're going back again by that power that's a-pulling us.
The little dew drop he glistens and shines and shouts, because he knows he come from up there, and that sun's going to draw him right back up again. And a man that's a attribute of God, borned of God knows (Hallelujah.), when he come in contact with the Son of God, he's going to be drawed up from here someday. "For if I be lifted up from the earth, I'll draw all men unto Me." Amen.

121 Now, notice. Now, we see Melchisedec and why that Mary wasn't His mother. That's the reason He called her woman, not mother. He had no father, for He was the Father, the Everlasting Father, the three in the One. He had no mother. Certainly not. He had no father, for He was the Father. As the poet said one time speaking a great compliment unto Jesus. He said,
I AM that spoke to Moses In a burning bush of fire. I AM the God of Abraham, The bright and morning Star. I'm Alpha, Omega, the beginning from the end. I am the whole creation, And Jesus is the Name. (That's right.) Oh, Who do you say that I am? And whence do they say that I came? Do you know My Father, Or can you tell His Name? (Hallelujah.) That's the Father's Name. "Yeah, I come in My Father's Name and you received Me not." See? Sure, He's the same yesterday, today, and forever.

123 And this Melchisedec became flesh. He revealed Himself as Son of man when He come as a Prophet. He come in three names of a Son: the Son of man, the Son of God, the Son of David.
When He was here on earth He was a Man to fulfill the Scripture. Moses said, "The Lord your God shall raise up a Prophet liken unto me." So He had to come as a prophet. He didn't never say, "I am the Son of God." He said, "I am the Son of man. Do you believe the Son of man?" 'Cause that's what He had to testify of, because that's what He was. Now, He's come in another son's Name: Son of God, the unseen, the Spirit. And when He comes again, He's Son of David to set upon His throne.

125 Now, when He was here and was made flesh, He was called the Son of man. Now, how did He make Himself known to the world as Son of man, the Prophet?
One day... I was telling a story of Peter and Andrew his brother. They were fishermen, and their father Jonas was a great old believer. One day they said he set down on the side of the boat. He said, "Sons, you know how we prayed when we needed fish." (They was commercial fishermen.) He said, "We've trusted God, Jehovah, for our living. And I'm getting old now; I can't stay with you boys much longer. And I've always--with all the true believers--have looked for the time when that Messiah will come. We've had all kinds of false ones, but there's coming a real One someday." And he said, "When this Messiah comes, I don't want you boys to be deceived. This Messiah will not be just a theologian; He will be a Prophet. For our prophet Moses, of who we follow, he said..." Now, any Jew will believe his prophet. He's taught to know that. And if--if the prophet says anything that's so, then that's truth. But God said, "If there be one among you spiritual or a prophet, I the Lord will make Myself known to him. And what he says comes to pass then hear him and fear him. But if it don't, then don't hear him at all." See? So that was a--the vindication of the prophet.

127 "So Moses was truly a vindicated prophet, and he said, 'The Lord your God shall raise up among you, out of your brethren a Prophet like unto me. And all that won't hear him will be cut off from the people.'" He said, "Now, children, remember, that as Hebrews we believe God's vindicated prophets." Now, listen close; don't miss it. And he said, "When the Messiah comes, you'll know Him, for He will be a prophet Messiah. Now, I said, it's been four hundred years; we haven't had a prophet since Malachi. But He'll be."
And one day after his death, few years, his son Andrew was strolling along down the bank, and he heard a wild man out of the wilderness saying, "That Messiah is standing among you now." That big eagle that raised up over the wilderness and flew over there, said, "The Messiah's among you right now. We don't know Him yet, but He's standing among you. I'll know Him, because I'll see a sign coming from heaven." One day He said, "There, behold, is the Lamb of God that takes away the sin of the world."
Away he went--went, this man, to find his brother; he said, "Simon, I want you come over here; we've done found the Messiah."
"Oh, go on, Andrew, you know better than that."
"Oh I know, but that--this Man is different."
"Where is he? Where'd he come from?"
"Jesus of Nazareth."
"That little wicked city? Why, he couldn't come from a wicked, dirty place like that."
"You just come and see."
Finally he persuaded him to come down one day. So when he come in the front of this Messiah, Jesus, standing there speaking to the people, when he walked up in front of Him, He said, "Your name is Simon, and you are the son of Jonas." That did it. He got the keys to the Kingdom. Why? He knowed that that Man did not know him. And how did He know him and that godly old father who'd taught him how to believe the Messiah?

130 There was a man standing there by the name of Philip. Oh, he got real excited. He knowed another man he'd been studying the Bible with. Away he went around the hill, and he found him out there in his olive grove. He was kneeling down, praying. They'd had lots of Bible lessons together. So he come out there, and he said, after he'd got through praying, he said, "Come, see Who we found, Jesus of Nazareth the Son of Joseph. He's the Messiah we're looking for."
Now, I can hear Nathanael say, "Now, Philip, you ain't went off on the deep end are you?"
"Oh, no. Nope. Now, let me tell you. You know, we been studying the Bible together, and what did the prophet say the Messiah would be?"
"He'd be a Prophet."
"You remember that old fisherman you bought the fish from, that didn't have enough education to sign his name, called Simon?"
"Yep, uh-huh."
"He come up, and you know what? This Jesus of Nazareth told him that his name was Simon, changed his name to Peter, which is 'little stone,' and told him who his daddy was."
Well, he said--he said, "I don't know, could anything good come out of Nazareth?"
He said, "Let's not talk about it; just come on and see." That's a good idea. Come and see. So here come Philip bringing up Nathanael. And when he got walking up, Jesus probably standing speaking, probably praying for the sick in the prayer line, and when He come up to where Jesus was, Jesus looked around at him and said, "Behold, an Israelite in whom there's no guile."

134 Now, you say, "Well, it was the way he's dressed." Oh, no. All easterners dress the same. He could've been a Syrian or been anything else: beard, garment.
He said, "Behold, an Israelite in whom there's no guile." In otherwise, a honest sincere man.
Well, that kinda deflated Nathanael. And he said, "Rabbi (which means 'teacher'), Rabbi, when did You ever know me? How did You know I was a Jew? How did You know I was honest, no guile?"
He said, "Before Philip called you, when you were under the tree, I saw you," fifteen miles away, the other side of the country the day before. What did he say? "Rabbi, You are the Son of God. You are the King of Israel."

137 But there stood those priests there, self-styled, self-starched, said, "This man is Beelzebub, a fortuneteller."
Jesus said, "I forgive you for that." Now, remember, they never said it out loud, but they said it in their hearts. And He perceived their thoughts. That's right. That's what the Bible said. Call it telepathy if you want to, but He--He perceived their thoughts.
And He said, "I forgive you for that, but someday the Holy Ghost is going to come and do this same thing (after His going); speak a word against It, will never be forgiven in this world or the world to come." Is that right? Now, that was Jews.

140 Then one day He had need to go to Samaria. But just before we do that, we found the woman, or the--the man as he went through the gate called Beautiful, that he was healed, and Jesus knowed his condition, and told him, "Take up your bed and go on home." And he did it and got well. Then we find out the Jews, some of them received Him; some believed it; some didn't. Why didn't they believe it? They was not ordained to Life. They wasn't part of that attribute.
Now, remember, them were priests and great men. And Jesus... Think of those theologians and priests, men that you couldn't find a flaw in their life. Jesus said, "You are of your father the devil, and his works you do." Said, "If you'd be of God, you'd believe Me. If you can't believe Me, believe--believe the works that I do; they testify Who I am."
Now, the Bible said that Jesus is the same yesterday, today, and forever. Jesus said, "The works that I do shall he that believeth on Me do also." That right? Notice, that was the real Melchisedec now.

143 Now, notice again. There was only three races of people. You've heard me say I was a segregationalist. I am. All Christians are segregationists, not segregation of color, but segregation of spirit. A man's color of his skin has nothing to do with him. He's a child of God by birth. But a Christian, God said, "Separate Me; come out from among them, and so forth." He is a segregationist of filth, between right and wrong.
But notice, they had a segregation then, a racial segregation, which was the Samaritans. And there's only three races of people on the earth if we believe the Bible; that is Ham, Shem, and Japheth's people. That's the three sons of Noah. We all sprung from there. That's right. That makes us all back from Adam, which makes us all brothers. The Bible said, "Of one blood God created all nations." We're all brothers through the blood stream. A colored man can give a white man a blood transfusion or vice versa. The white man can give the--the Japanese, yellow man, or the Indian, the red man, or whatmore, or Japhanite [?--Ed.] or whatever. He could give him a blood transfusion, 'cause we're all the same blood. The color of our skin, where we lived, had nothing to do with it. But when we're segregated is when we come out of the world, like He brought Israel up out of Egypt. That's when we're segregated from the things of the world.

145 Now, there was Ham, Shem, and Japheth's people. And if we had time to run the genealogies back, you could see the Anglo-Saxon, where he come from. Now, that was the Jew, the Samaritan, which was half Jew and Gentile, that married in with the Gentiles at Balaam's doings, and Moab. They were Samaritans, and there was Jews and Gentiles. Now, we Anglo-Saxons had nothing to do with any of it; we didn't believe any Messiah, nor nothing else. We wasn't looking for one. We were brought in afterwards. Jesus came to His own, and His own received Him not. And He said to His disciples, "Don't go in the way of the Gentiles, but go rather to the lost sheep of Israel." And He went only to the lost sheep of Israel. And watch, He manifested Hisself as Son of man before the Jews. They turned it down. Now, the Samaritan being half Jew and Gentile, they believed also and was looking for a Messiah. We wasn't; we were heathens with clubs on our back, worshipping idols: the Gentile.

146 But now one day (St. John 4) He had need to go by Samaria on His road down to Jericho, but was--went up around Samaria. And while He was going up there, He set down on the well outside of the city called Sychar. And the well, if you've ever been there, it's a little panoramic 'bout like this here. And there's a public spring there, a water where they all come. And the women come of a morning, get their pots of water, and put it on their head, and one on each hip, and walk with it just as straight as can be, never spill a drop, talk to one another. So they--the--the people come out there.
So this was about eleven o'clock in the day. So He sent His disciples into the city to buy some vittles, food. And while they were gone, there was a woman which was ill famed; we'd call her today a "red light woman" or prostitute; she had too many husbands.

148 So while Jesus was setting there, this woman come out about eleven o'clock. See, she couldn't come with the virgins when they come in the morning to get their wash water; she had to wait till they all... They didn't mix like they do now. She was marked. So then she come out to get some water. So she just took the old windle, and put the hooks over the jar, and started to let it down; she heard Somebody say, "Woman, bring Me a drink." Now, remember, this is Melchisedec; this is Jesus yesterday, the Son of man.
And she looked around, and she saw a Jew. So she said, "Sir, it's not proper for a Jew to ask a Samaritan for anything. I'm a woman of Samaria, so you have spoken out of your place. You shouldn't have ask me such a thing as that; we have no dealings with one another."
He said, "But if you knew Who was talking to you, you'd ask Me for a drink."
She said, "How You going to draw it? The well's deep, and You have nothing to draw with."
He said, "The water that I give is water of Life springing up into Eternal Life." He talked to her till He found what her condition was. And then told--watch what He said to her now. "Go get your husband and come here."
And she said, "I have no husband."
He said, "You've said the truth, for you've had five, and the one you now are living with is not yours; so in this you've said the truth." Watch the difference between that woman and that bunch of priests. She knowed more about God than that whole bunch of priests did put together.

153 She said, "Sir, I perceive that You are a Prophet." She said, "We haven't had one for four hundred years. Now, we know that the Messiah's coming, and when the Messiah comes, that's what He's going to do." That was the sign of the Messiah, for He was the Son of man. Said, "That's what He's going to do when He comes; You must be His Prophet."
He said, "I am He." Nobody else could say that.
She dropped that water pot, and run into the city, and said, "Come, see a Man Who told me what I done. Isn't this the very Messiah?" Now, remember, He promised to do that same thing at the end of the Gentile race. The Jews had had four thousand years to look for that Messiah, four thousand years of teaching He was coming, and what He would do when He got there; and they failed to see Him, failed to recognize it. And when He made Hisself known in the very Bible terms that He said He would, when He'd been a theophany and then become flesh and dwelled among them, they failed to see it, and called His works the works of the devil.

156 Now, we've had two thousand years of teaching, coming down through the Roman Catholic church, after the apostles. Then we come down through the Roman Catholic, the Greek, and so forth, on down to Luther's age, and Wesley, whatmore, nine hundred different organizations. Coming down, they had all these ages' teaching. Now, He promised just before the end time would come that the picture of Sodom and Gomorrah would again... "As it was in the days of Sodom, so shall it be in the coming of the end time, the Son of man will reveal Himself again." [Blank.spot.on.tape--Ed.] "Yet a little while and the world won't see Me no more, yet ye shall see Me, for I (a personal pronoun)--I will be with you, even in you to the consummation, the end of the world. I'll be with you." He's the same yesterday, today, and forever.
You see--you see the Samaritan was actually--from my last night's sermon--was Hagar (See?) a perverted type. The Jew was Sarah--or was Sarahite; but the Gentile is of Mary the Royal Seed, Abraham's Royal Seed.

158 Now, it's promised that in these last days that this same God, this same Christ, would come back here and reveal Hisself as Son of man. Why? He's the same yesterday, today, and forever. And if He let those Jews go by with--and give them that Messiahic sign, and then come to the end of the Gentile's teachings and let them just go in on theology, He would be unjust. He's got to do the same thing, because the Bible said in 13--Hebrews 13:8, He is the same. And He's promised in Malachi 4 and all the different Scriptures that the last days the church would be setting just exactly like it is today and the world would be.
Look at the world today. Look at the Sodom condition. Look at the earthquakes in divers places and the things that's taking place. Look at the church in the mess it's in of Babylon. Look at the messenger to it, an Oral Roberts and a Billy Graham: G-r-a-h-a-m. First time we ever had a messenger to all the churches that his name ever end in h-a-m like Abraham. A-b-r-a-h-a-m is seven letters; G-r-a-h-a-m is six letters. Where's he at? To the world. Six is man's number. Man was created on the sixth day. But seven's God's number.

160 Now, look at them down there in Sodom. And there is their messengers down there speaking to them. But then where's that Royal Seed of Abraham? Where is their sign, that He said, "As it was in the days of Sodom," that God came down and was manifested in human flesh, and told what Sarah was thinking back in her heart in the tent behind Him, the last sign before the Gentile world was destroyed by fire? And the church has got it's last sign before the whole world's going to be destroyed, this Gentile kingdom be destroyed by the fire and wrath of God. You believe that?
That Melchisedec was flesh, represented Himself in a human body; and then later He was made flesh. And now, tonight He's the same, yesterday, today, and forever. Do you believe it?
Who is this Melchisedec then, that's the same yesterday... Never had no father, never had no mother; He never had no beginning of days; He never had any end to life. And He met Abraham, and what kind of a sign did He perform? Then when He was made flesh, He said it would repeat again just before the end time. You believe that? I believe it. Let's pray.

163 Dear God, I believe the Scriptures, that You have said You was the same yesterday, today, and forever. And as sincerely in my heart, Lord, I know that something's fixing to take place. I cannot strictly identify it; I'm afraid to say anything, Lord. Thou knowest the heart of Your servants.
And how many times down through the age when You sent things, people failed to get it. Man is constantly praising God for what He did, and saying what great things He's going to do, but ignoring what's He's doing. So has it been through the age. Why did the Roman church fail to see Saint Patrick as God's prophet? Why did they kill Joan of Ark when she was a--a prophetess, burnt her as a witch? Father, it's always past. You hide it from the eyes of the wise and prudent. No wonder You said to them priests, "You garnish the tombs of the prophets, and you're the one that put them in there." After they're gone they see their mistake. They always persecute You, Lord, in whatever form You come in.

165 I pray tonight, God, just one more time. Tomorrow we're scheduled to be--to go to Tucson. Other parts of the world, other cities we must preach in. But, dear God, there might be strangers here tonight that never has--they've heard words preached, but never seen it made manifest. As I asked You at the beginning... When those disciples, Cleopas and his friend coming from Emmaus, was walking along the road and You stepped out of the bush and begin to talk to them after the resurrection, preached to them... Why, He said, "Fools, slow of heart, don't you know that Christ should suffer these things and enter into His glory." But still they never recognized it. All day long they walked with You and still didn't know You. But one night... Night come; they constrained You to come in. When they went into the little inn and closed the doors, then You did something just the way You did it before Your crucifixion; and they recognized it was the risen Christ. In a few moments You was behind the curtains and gone. Quickly they run and told the disciples, "The Lord is risen indeed."
Father God, I believe that You're still alive. I know You are. And You've proved it to us so many times. Could You just do it once more for us, Lord? If we found grace in Your sight, let it happen once more. I am Your servant; these are Your servants in here. Lord, all that I've said wouldn't mount to... Just one word from You would be more than I've said in these five nights--or five messages. It would be more, just one word from You. Won't You speak, Lord, that the people might know that I've told them the truth? Grant it, God. I ask it in Jesus' Name this once more. Amen.

167 Now, I don't know you; I know some people. I know this boy setting here. I know Bill Dauch setting right there. I want to... Here's Brother Blair, Rodney Cox. It's hard to see out there. On this side right at the present time I can't see nobody actually that I know.
Now, how many in here that knows that I am a stranger to you, raise up your hands, knows that I know nothing about you, raise up your hands on both sides. How many in here that has something wrong or something that--that you know that I know nothing about, would you raise up your hands. Now, it would be totally, absolutely, totally impossible for me to know anything about you. Otherwise, then it'd have to come from some revelation of Spirit. And being that I've told you all these nights, and tonight that He is not dead; He's here and promised to do the same thing, and promised that there would come a time in the last days according to Malachi 4 and according to St. Luke, that He would appear again in human form among His people, and do the same things, and reveal the same things, the same Messiahic sign... How many knows that, you Bible readers--knows that's the Truth say, "Amen." [Congregation replies, "Amen."--Ed.] Must all be Bible readers.
Now, I know it's foreign to the people today, but still it's the truth. That's the reason they didn't know Jesus of Nazareth. They knowed their church creeds, but they didn't know Him. But He come just the way the Bible said, not a theologian, not a priest; He come as a Prophet; and His own received Him not.

170 Now, if God will keep His Word, and if I happen to--it happens to fall on someone that I know, then I'll--I'll get someone else. See, I want somebody that I don't know. And I want you to pray.
Now, look, there was a little woman one time had an infirmity. She'd spent her money for the doctors; they could do her no good. And she said within her heart, "If I can touch that Man's garments, I'll be made well." You remember the story? And so all of them tried to get her to stay back, but she pressed through until she touched His garment, went back and set down.
Now, listen close. And then when He did that--when she did that, Jesus turned around and said, "Who touched Me?"
Why, Peter the apostle rebuked Him. He might have something like, "Lord, don't say a thing like that. The people will believe there's something wrong with You, because when You ask them to eat Your flesh and drink Your Blood. They already think there's something wrong. And You say, 'Who touched Me,' why, the whole crowd's a-touching You."
He said, "Yes, but I perceive that virtue went out of Me." That was a different kind of touch. Now, anybody knows that virtue is strength. "I got weak; virtue left Me." And He looked around on the audience until He found the little woman and told her about her blood issue. And she felt in her body that that blood issue had stopped. Is that right? And He said, "Thy faith has saved thee." Now, the Greek word there is "Sozo," which absolutely means "saved physically or spiritual," just the same, just saved. He is--He's your Saviour.

175 Now, if that was Him yesterday, and the way He acted to prove that He was among the people, the Messiah promised, and that's the way He identified Himself as promise by the Bible, He'd do the same thing now. Wouldn't He--wouldn't He have to do the same thing?
You say, "Did He say it's about healing the sick?" Yeah. The Hebrews, the Bible that I just read from said that Jesus Christ now is our High Priest that can be touched by the feeling of our infirmities. How many knows that true? The Bible said that. He's a High Priest now that can be touched by the feeling of our infirmities. Then if He's the same High Priest that He was then, how would He act now? He'd have to act the same way He did then, if He's the same High Priest. Now, you might... I'm not your high priest. You might touch me, and it'd just be like touching your husband, or your brother, or whatmore, a man. But you let your faith touch Him and watch what happens.

177 Now, if I be God's servant and have told you the truth, God will vindicate that to be the truth. And that would prove that Jesus Christ is a-living tonight, standing here. Is that right? Now, you have faith, just one side at the time, one side. You have faith out there. (I'd better stay at the microphone here, because they can't hear me.)
Somebody just look up to God and say, "God, that man don't know me. He knows nothing about me. I'm a perfect stranger to him. But let my faith touch You, Lord. And You know what's the matter with me, Lord. You know all about me; You know who I am, the same as You knowed who Peter was, same as You knowed Nathanael, as You knowed what was wrong with the woman with the blood issue. And this man tells me that You're the same yesterday, today, and forever. Then, Lord, let my faith touch You."
And if He'll do that and infallibly prove Himself here, how many of you will believe Him with all your heart, if He'll do it at least one, or two, or three people for--for a witness. God bless you.

179 Now, Father God, this is totally out of the hands of any man; it'd have to be supernatural phenomena. So I pray that You'll help me now, Lord; I'm in Your hands. Do with me as You see fit. In Jesus' Name. Amen.
Now, don't be nervous, just humbly, reverently say, "Lord, I'll serve You. And that'll be a Truth that... If I could touch Your garment, then You speak back through that man. That will prove to me that what he said's the truth." That right?
How many ever seen the picture of that Light? It's all over the country, everywhere. Science has took it and examined it and everywhere. Now, He's right here now, same One that said about marriage and divorce, same One was on the mountain and shook the hills back there, same One that's down here at the river in '33, the same yesterday, today, and forever. He's the same.

182 Now, there's a woman; and she recognizes now that something's happened. That Light's hanging right over her. She's setting right here, she's... Green sweater on or something... I don't know the woman. I suppose we are strangers to one another. That is right. Do you believe that God... You're--you're in need of something, and you believe that God can reveal to me what your trouble is? And if He does, then you know it'll have to be a supernatural power, because I don't know you. And it'll have to come through supernatural. Depends upon what you think it is. You can take your side with the priest, call it the devil, or you can take the side of the believer and call it God. Ever which you believe, that's where your reward will come from.
If God will reveal to me your trouble, will you accept Him as your--your Atonement for that trouble? I don't know what the trouble is, but I know and you know that something's going on.
Now, now, just let me tell you how you're feeling, then you'll know, a real warm, sweet, comfortable feeling. I'm looking right straight at It. It's that Light, Amber Light hanging from the woman. And the lady is suffering with a trouble in her stomach. It's a kinda of a growth like in her stomach. She's not from here, no; you're from away from here, aren't you? That's right. You're from Wisconsin. Is that right? Sure. Now, you are healed. Your faith has made you whole.
Now, tell me who the woman touched? I'm twenty-five yards from her. She touched Jesus Christ, the High Priest. You believe that?

186 I'm looking at a woman that I talked to. This woman, I'm looking right at her, 'cause she's praying so hard for a man. She told me she had a man... She never told me nothing about it, but her name is Mrs. Waldrop. She comes from Phoenix. She was raised from the dead. And her doctor come with the x-rays and showed cancer in the heart. She died in the prayer line. How long ago has that been, Mrs. Waldrop? Eighteen years ago, and there she sets tonight, a living testimony.
Her doctors come to the meeting, brought the... Said, "How can the woman live?" But there she is, and no sign of it. She's brought someone, and she's praying for him. Now, he's dying with diabetes. Now, that I knew. But being that you're praying... You know I don't know who he is, Mrs. Waldrop.
He's from Missouri, and his name is Mr. Cooper. That is right. Now, you believe? You can go back home and be well, sir. It's up to you if you'll believe it.

189 Here's a woman, and she's suffering with a asthmatic condition, complications. She's not from here. She's setting out there in the crowd, right out there. I hope she gets... She's not from here; she's from Georgia. Miss McKenny, you believe with all your heart and believe that God will make you well? Stand up on your feet if you're a stranger to me and that is true. Jesus Christ healed you. You believe?
To my back, there's a man setting behind me. He's contacting God. And what he's wanting, he's got a baby that's got heart trouble. And that baby has got a murmur in his heart, so the doctor said. And that man's name is Mr. Cox. Stand up, Mr. Cox. And He told Sarah what she was thinking behind Him.
Right across the aisle from him, back a little farther, is a man who comes not from here, but from New Mexico. I never seen him in my life. I'm looking right at him now; he's behind me. He's from New Mexico, and the man has a girl that he's interested in. And the girl has got something wrong with her mouth. It's a... The palate in her mouth is what's wrong. And the man's name is Mr. West. Would you stand up, sir. I'm a total stranger to him, but the Lord God will heal his child. Do you believe now with all your heart?

192 How many of you believe now with all your heart? Now, isn't Jesus Christ the same yesterday, today, and forever? Do you accept Him now as your Saviour, raise your hands. Do you believe in Him as your Healer?
Here, here's a person setting here crippled or something, laying on a cot. (Can you hear me through this mike?) I don't know you; you're just a woman laying there. If I could heal you, I would do it. I can't heal you. It's just a man who's just rejoicing, his child was healed. I don't know you. You're a woman; I'm a man. This is the first time that we met in life, I suppose...?... right back there with you, that brought you. Frankly, this is your first time here though, just brought you in. You come from a long way. You're shadowed to death. You have cancer, not crippled, but cancer. The doctors can do no more for you. It's true. And you're sure to die, 'cause doctors can do no more for you.
One time there was two lepers set at the gate of Samaria. And them lepers said, "Why do we set here till we die, because all kids are starving to death and eating one another's children." They said, "If we go down to the enemy's camp, the Syrians... If they kill us, we're going to die anyhow. And if they save us, we'll live." And they took that chance. And by that faith, they not only saved theirself but the whole group.
Now, you're going to die; you can't live. But you're not asked to go to the camp of the enemy, but you're invited to the house of the Father...?...

196 You're dying with cancer; you can't live outside of God. You're not from this city; you're not from around here; you're from a long way. You're from Milwaukee. It's true. That's right. From the city, I know. Right. Do you believe? Will you accept God now as your Healer? If you will, no matter how weak you are, how bedfast you are, I believe in your case I would rise up in the Name of Jesus Christ and take that cot and go home and live to the glory of God. Will you obey me as God's prophet, then rise up and go home; be well. Don't be scared; get up off the cot. God will make you well. See?
Somebody hold her so she can get up and get strength. You believe God? Just let her get a little strength; she'll be all right. That's it, sister. There she is in the Name of the Lord Jesus.
Let us stand and give praise to God. He's the same yesterday, today, and forever...?... the Lord Jesus Christ bless you...?...

Up