И не знаешь этого

Другие переводы этой проповеди: И не знаешь этого - VGR
Дата: 65-0815 | Длительность: 1 час 48 минут | Перевод: Рига
doc pdf mp3
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

И не знаешь этого / And Knoweth It Not

И НЕ ЗНАЕШЬ ЭТОГО -
У15.08.1965 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США

1 Благодарю тебя, Брат Невилл. Благословит тебя Господь. Я вовремя, да? Я хочу очень сильно поблагодарить Господа, что Он не оставил сына Брата Кэппа. Просто так получилось, что как раз в этот краткий промежуток времени я вернулся в Индиану. Я знаю, что этого не записывают; полагаю, что нет. А я там никого не вижу, так что они...Я приехал, чтобы поохотиться на белок. Так что, Чарли, наверное, придётся потерпеть меня, ему с Нелли и остальными в Кентукки, денёк, другой, поохотиться на белок. Ведь я бы всё пропустил, любой другой отдых, кроме приезда сюда на...примерно, в середине августа, и поехать с Чарли и Бэнксом, и всеми остальными, поохотиться на белок. Для меня это стало уже, как бы, традиционным. Так что, я взял Джо [Сокращённо от "Иосиф"-Пер.]...

2 Когда мы здесь были в последний раз, все заболели, перемена после такого жаркого климата на этот-на этот прохладный климат, который здесь у вас. Я знаю, вам не кажется, что он прохладный, но приехали бы вы в Аризону. Когда я выехал в то утро, там было сорок пять градусов в тени; а тогда, около полуночи, ночью, когда с гор опускается прохладный воздух, по-прежнему было тридцать пять. Ух. Понимаете, это в полночь, когда опускается прохладный воздух. Так что это...Зимой там ничего, но летом там только для скорпионов и ящериц, а не для людей. Даже все животные отправляются в горы. Они просто не выдерживают.

И я вышел пристреливать свою винтовку. Я...Мне, почему-то, просто хочется вам рассказать о сынишке Кэппса. И я сказал...А Джо, мне просто придётся отдать ему винтовку, потому что он лучше меня стреляет. Мы пристрелили её, и я-я загонял кнопки с пятидесяти метров. И я сказал Джо...Джо сказал: "Папа, мне кажется, у меня получилось бы". У мальчика голова болела. Я молился за него, высокая температура. Он пошёл со мной на стрельбище, и я...

4 Любая винтовка двадцать второго калибра с нарезным стволом попадает точно в цель с расстояния двадцати пяти метров; на пятидесяти метрах снова попадает точно так же, если это нарезной ствол. Так что, потом...И я пристреливал её с двадцати пяти метров. Итак, у меня осталось две кнопки, и я их приколол, и Джо загнал обе кнопки! У меня больше не осталось кнопок, так что я прицепил кусочек разбитого глиняного голубя, по которым стреляют стрелки, размером чуть больше полсантиметра, и отнёс это на пятьдесят метров, и он прострелил это ровно наполовину. А оптический прицел был настроен для моего глаза, а я постарше его. И он сказал: "Знаешь, что? Нужно зайти и сказать Билли, чтобы он теперь больше не путался у меня под ногами". Да? [Брат Бранхам и собравшиеся смеются-Ред.]

Итак, я сказал: "Ну, знаешь, я тебе вот что скажу, — сказал, — давай пойдём и покажем это Брату Норману".

6 Я сказал: "Джо, любой соперник в мире, всё равно, кто бы это ни был, никто..." Так вот, кнопки не были загнаны набок, они были загнаны ровно. И тот кусочек, мне кажется, не больше шести миллиметров, и пару миллиметров толщиной, и полсантиметра в высоту, он пробил его наполовину, с пятидесяти метров. Я сказал: "Никто в мире не смог бы сделать лучшего выстрела. Чемпионы смогли бы, смогли бы сделать то же самое, но не сделаешь три лучших выстрела, чем эти". Кнопки, не согнуты, просто ровная дырка сквозь бумагу, где прошла кнопка. И я сказал: "Никто не смог бы сделать лучшего выстрела". Ладно. Мне кажется, у него тут же перестала болеть голова.

И я сказал: "Ну, давай пойдём покажем это Брату Норману", который работает в Филд энд Стрим, в магазине спортивных товаров Брата Стромея.

Он сказал: "Давай, сначала, зайдём к Билли". Он сказал: "Я-я просто хочу Бабби кое-что сказать". Понимаете? А честно говоря, у его брата ни разу так не получалось. Так что, он сказал: "Сначала к нему зайдём".

9 И как только я подошёл к двери, Билли ещё был в пижаме. И он сказал...Мы рано вышли, потому что становится жарко. Так что он сказал...Зазвонил телефон. И я сказал...Он вот так посмотрел на меня. Я сказал: "Может быть, звонок больного". А это был Брат Кэппс, за своего сына, из операционной, возможно, воспаление брюшины. И только что он сказал мне, что его сынок очень хорошо поправляется.

Так что, видите, как Бог всему посодействовал, даже через голос мальчика, Джо? Вместо того, чтобы пойти к Брату Норману, туда не пошли, а пришли сюда. И мы с Братом Кэппсом встали вместе. Я не говорю, что наши молитвы это соделали, но для него это что-то значило, что мы вот так связались. И, честно говоря, вот что...Когда ты-нужно иметь веру в то, что ты делаешь. Понимаете? И здесь, его вера, чтобы позвонить, и Билли был...

Они бросали деньги. Он сказал: "Это, наверное, междугородний", сказал, что набросал мелочи почти на пять долларов, в три-за трёхминутный разговор. И я подумал, что это из Нью-Йорка, или с какого-нибудь острова, или ещё откуда-нибудь. Но он позвонил частному лицу, чтобы Билли подошёл, а не Лойс, понимаете, и вот почему ему это столько стоило.

12 И теперь его сын выздоравливает. Брат Кэппс сказал, что доктор давал ему очень мало надежд, что он перенесёт операцию, понимаете. И мы сегодня благодарны за это Богу, очень за это рады.

Так вот, мы вернулись ближе к рассвету сегодня утром, и я поспал часа три, и-и я довольно уставший. Но когда церковь...подошло время идти в церковь, я-я, конечно, пришёл. И я...

Если Господня воля, я, теперь, поеду в Кентукки, как я сказал. Потом я обещал, что буду говорить в одно из воскресений, пока буду здесь, и я лучше исполню это в следующее воскресенье, потому что потом я буду...Мне нужно будет возвращаться назад. Потому что я снова уезжаю, в Канаду. Так что лучше проведу это в следующее воскресенье, в следующее воскресенье утром.

И Брат Невилл сказал: "Почему бы тебе не выйти и поприветствовать людей, и поговорить с ними пару минут?"

Я сказал: "Брат Невилл, я даже почти Библии не открывал". Я сказал: "Я..."

Он сказал: "Ну, так выйди и скажи им что-нибудь". И, Сестра Невилл, я-я не знаю, как у вас это получается. Он очень убедительный человек. Но пока...

18 У меня нет возможности сказать это, когда здесь всё забито до отказа, и толпятся, и тому подобное, но я очень благодарен Богу за такого пастора, как Орман Невилл. Верный, так верен этому Делу, как только может, и никогда не услышишь, чтобы он жаловался. Я сидел там...Я полчаса с ним беседовал, когда с удовольствием слушал Брата Мана, так что, я ему побольше об этом расскажу, когда поедем в Колорадо в этом году. И когда мы наслаждались его посланием, и мы с Братом Невиллем отлично поговорили. Я сказал: "Мне даже не удаётся ничего сказать людям о нашем замечательном пасторе". Я сказал: "А люди к тебе хорошо относятся?"

Сказал: "Лучше и быть не может".

И я сказал: "Ну, что ж, рад слышать это".

Когда пастор доволен, и люди довольны, тогда получается хорошая, добротная церковь, и тогда Бог доволен. И я считаю, что их обоюдное довольство, особенно в этот день этого Послания, которое мы несём, я считаю, что это показывает неразрывность Послания с людьми и Богом. Понимаете?

20 И я очень признателен за Брата Ормана Невилла и за его приятную жену и семью. И я молю, чтобы Бог сохранил их верными Себе и этому Делу. И если Ему будет угодно, пусть мы стоим здесь в Скинии, когда Господь Иисус придёт за нами, да, чтобы забрать нас при Восхищении. Мы надеемся, Брат Невилл, что оба будем такими пожилыми, что обнимем друг друга, и будем стоять, опёршись на тросточки, по-прежнему будем держаться. Да? "Тогда мы изменимся, в одно мгновенье, во мгновенье ока".

Падут все старые одежды плотяные,

Восстанем, и награду нам вечную дадут.

Воскликнем радостно, по воздуху скользя мы,

"Прощай, прощай", о сладостный молитвы миг.

Тогда мы уже вознесёмся выше.

21 Услышал об исцелении Господом Брата Кумера, и так за это благодарен. Так много всего. Так что я признателен находиться здесь сегодня утром. И я подумал, вместо...

Я всегда выхожу сюда с определённым отрывком и говорю. Сегодня утром я просто решил выйти сюда. И я сказал: "Брат Невилл, я буду поглядывать на часы, и, вероятно, вовремя отпущу людей, и просто поговорю с вами от всего сердца, несколько минут; просто о том, что мы только что...Нет, они не будут этого записывать, нет, так что мы просто будем иметь общение, когда здесь будут только люди из этой церкви, понимаете, просто будем вместе".

Так что, давайте помолимся.

23 Дорогой Иисус, мы благодарны тебе за эту честь, что собрались здесь вместе. И, о-о, когда я сегодня рано утром взглянул на эту Скинию, после полуночи, проезжал рядом, я подумал о том, как Ты стоял с ней.

И я вспоминаю тот старый пруд, который здесь был, и стояла высокая осока, примерно там, где находится кафедра. Будучи маленьким мальчиком, я-я стоял здесь. Мистер Ингман сказал, что мы можем купить участок за небольшие деньги, и некоторую часть дать в залог: а денег не было, никакой помощи, нечего было предложить, но просто попробовали. Как потом полная цена оказалась чуть больше двух тысяч долларов; двадцать лет на выплату.

А теперь, Господь, смотри, какая она сейчас! И пока она была совсем младенцем, всё ещё торчала в этой дыре, вода капала; как Ты нам обетовал, Словом: "Я — Господь, насадил её, Я буду поливать её день и ночь, чтобы кто не вырвал её из рук Моих".

В то же самое время люди говорили: "В течении шести месяцев из неё сделают гараж".

27 Но буквально сотни душ нашли Христа здесь у алтаря. И Скиния, баптистерий постоянно...Люди крестятся во Имя Господа Иисуса, призывают Имя Его, омывают свои грехи. Сотни увеченных, немощных, слепых, калек, хромых, съеденных раком сошли с этой платформы; пришли умирая: мужчины и женщины, мальчики и девочки, а вышли для новой жизни, с новой плотью на телах их, и снова ходили, оставляли свои коляски, костыли и тому подобное. О Боже, эти тридцать лет служения!

Отец, я помню то утро, когда мы заложили краеугольный камень. И Ты тогда дал видение, показывал это место, заполненное до отказу, прелестный уголок; я-я знал, что это не падёт. Так что я Тебя за всё это благодарю.

Многие прошли добрую битву и завершили труд, и сохранили Веру; лежат там, ожидают, отдыхают от своих трудов, и дела их сопровождают их, ожидают часа звучания трубы, чтобы вновь забить ключом в новой жизни, в новом теле. Там многие пожилые и дряхлые, некоторые молодые, среднего возраста, и тому подобное. Но за всё да будет хвала Имени Твоему.

30 Теперь мы снова стоим здесь, перед живыми и мёртвыми. Я молю, чтобы Ты помазал Слова Твои сегодня утром. Я вообще не знаю, что сказать, но я молю, чтобы Ты снабдил этим, как Ты всегда это делал, Господь.

Благослови нашего пастора, Брата Невилла, его жену. Благослови попечителей, совет дьяконов, каждого члена тела. Пусть мы все вместе так живём в этой жизни, чтобы в грядущей жизни нам иметь Жизнь Вечную.

Помоги нам сегодня утром воспринять исправления от Духа и Слова, чтобы мы могли подготовиться, когда выйдем за двери сегодня утром, твёрдо решив в своём сердце жить лучшей жизнью, чем жили раньше. Мы просим об этом во Имя Иисуса. Аминь.

33 Теперь, я-я здесь просто открыл Библию, это открылось минуты три назад. Я в Откровении 2, так что просто прочитаю здесь, Послание Лаодикийской Церкви.

И я, так же, хочу объявить, Брат Невилл только что говорил мне; Брат Парнелл, я, случайно, взглянул и увидел, что он здесь сидит, проводит-проводит пробуждение, как раз на этой стороне Мемфиса. У...вы все знаете, где находится давний Уимпи, раньше была бутербродная на стоянке, у него-там стоит палатка, пытается внести снопы и проверить, есть ли там ещё потерянные из тех, кто был назначен к жизни, которых он мог бы завоевать через своё служение Христу. И Он прервал его на воскресенье, из-за служений, проводимых в Скинии, и-и это очень преданно со стороны брата. И мы хотим, чтобы вы знали, что со следующего понедельника вечером начнутся собрания, на следующей неделе. И я знаю, что всех вас сердечно приглашают послушать, как Брат Парнелл доносит своё послание любви Христа.

35 А теперь давайте прочитаем из Откровения, 2-й главы, просто отрывок, в знак того, что мы читаем Библию. Потому что сказанное мною может пасть, но то, что Он говорит, не пройдёт. И я не знаю, откуда начинать, что делать, куда направляться, но я просто читаю Лаодикийский Период Церкви.

...Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:

Знаю твои дела;...ты ни холоден, ни горяч; о, если бы...был холоден или горяч!

Но как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.

Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен и жалок,...нищ,...слеп,...наг.

Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться,...белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть.

Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся.

36 Знаете, где-то там, когда прочитывал, я...Извините меня, на минутку, я-я нашёл одно место, которое прозвучало подходящим образом, и сейчас я просто не знаю, где это было. Вот это.

...а не знаешь...несчастен,...жалок,...нищ,...слеп,...наг.

О-о, вот здесь какая картина сегодняшней церкви! Теперь, это, я-я считаю, что этот период церкви здесь, о котором мы говорим...Потому что у меня скоро выйдет период церкви в книгах. Но раз мы находимся именно в Лаодикийском Периоде Церкви, давайте просто взглянем на состояние.

Я не хочу брать никакой темы или чего-нибудь ещё, потому что мы не...просто говорю неподготовившись, поговорим о том, как бы ни повёл нас Господь, но о том, что помогло бы нам.

Давайте поразмыслим о Лаодикийском Периоде Церкви и его сегодняшнем состоянии. Насколько я знаю, я не вижу, что в настоящее время мешало бы Пришествию Господа Иисуса, кроме готовности Его Церкви. Мне кажется, это одно из-из пророчеств...

40 Вчера, когда ехали в машине, мы приехали за два дня, из Тусона сюда, точно две тысячи миль, мы с Билли. Итак, мы, так вот, и не нарушали никаких законов скорости. Мы правильно придерживались. Я сидел там, если он ехал, и я-я сожму кулаки, отведу, как ружьё с взведённым бойком. Вижу, что он превышает; я говорю: "Не торопись, сынок".

Так вот, нам сказано: "Отдавайте кесарю кесарево".

Потом мы проезжали здесь вчера вечером, маленькая девочка, распростёршись, лежала на дороге, где-то трёх лет; мама мёртвая в канаве. Какой-то пьяный парень из службы подготовки офицеров, восемнадцатилетний, ехал со скоростью сто девяносто километров в час по левой стороне дороги, сбил. И он, по-моему, тоже умирал. Тогда осознаёшь, что это такое.

"Отдавайте кесарю кесарево".

42 Умирают невинные люди. Трёхлетняя девочка, из-за какого-то пьяного солдата, потеряла свою жизнь, понимаете, предполагают, что ехал со скоростью сто девяносто километров в час, не по той стороне дороги. Заезжал на холм и прямо сбил, и всех их там погубил. Я...Он тоже умирал. Так что, тогда понимаешь, хоть невинная сторона и поступала...

Так вот, этот парень виновен в хладнокровном убийстве. Понимаете? Я считаю, что если кого-нибудь поймали на дороге выпившим, ему надо давать десять лет, сразу же, за обдуманное-преднамеренное убийство; любому, потому что он просто...любому.

От политики у нас не будет ничего хорошего. Она прогнила. Правильным является Божий план о царе, праведном царе. А в политике всё так расплывчато, можно что хочешь купить; обманывают, лгут, крадут и всё остальное. Как я сказал пару воскресений назад: взгляните, где вы находитесь, видите, просто сплошная масса нечестия и обмана. Но праведный царь может издать свои законы. Можно и человека убить; если знаешь хорошего политика, всё в порядке, выкрутишься. Понимаете? Итак, это, это...

45 Демократия — это хорошая идея, но из неё ничего не выходит. Точно как коммунизм — всё общее; звучит неплохо, но ничего не выходит. Нет. Божий путь — это царь, каким был Давид, это правильно, и всё сконцентрировано вокруг одного разума. Точно как один лидер и стадо гусей, или тому подобное, нельзя, чтобы их было двое или трое. Тогда все перепутаются, появляются всякие разные идеи.

Так что, мы видим сегодняшнее состояние: готово для Пришествия Господа.

Но пока мы с Братом Невиллом и все эти остальные братья стараются пасти стадо, мне в голову приходит одна мысль, о которой можно было бы поговорить.

48 Это, пару дней назад мне пришло письмо от одной приятной дамы. Оно не мне пришло; мне оно попало через другого человека. И она меня просто на части разметала, или пыталась. Говорила: "Вы когда-нибудь...Разве вы, христианские предприниматели, не можете что-нибудь предпринять, чтобы остановить Брата Бранхама?" Сказала: "У него сейчас вышла эта книга под названием Лаодикийский Период Церкви, и ещё будут". И сказала: "Он просто разбивает пятидесятническую доктрину на мелкие кусочки". Сказала: "Он же говорит, что первоначальное доказательство — не говорение на языках". И сказала: "Потом, он против женщин-проповедниц". А это была женщина-проповедница. И её сыновья — одни из моих самых лучших друзей в мире. Видите, все они среди моих лучших друзей. И она сказала: "Так вот..."

49 И эти муж с женой, я с ними завтракал; они сказали: "Брат Бранхам, взгляни на это. Ты представляешь?" и достали письмо.

Я сказал: "Ну, сестра, она просто не понимает".

Ребята сказали, что их мама была женщиной-проповедницей, и что она не шла за Посланием.

И она говорит там, сказала: "Он же сказал: 'Женщины не должны властвовать над мужчинами'." Сказала: "А как насчёт Фивы в Библии, помощницы Павла?"

Конечно, она была продавцом. И Павел просил людей...Неужели вы думаете, что Павел сказал: "Пусть женщина хранит в церкви молчание, не позволительно ей говорить", повернулся и сказал: "Так вот, Фива — моя помощница по Евангелию, она будет проповедовать несколько вечеров"? Он же противоречил бы своим словам. Понимаете?

И сказала потом, увенчала всё это: "По-моему, Есфирь...была одной из судей в Библии". Сказала: "Женщина в Библии была судьёй. Вот как властвовала над мужчиной!"

54 И этот предприниматель, который не так давно исцелился прямо здесь, в церкви, он сказал...Так вот, его жена сказала: "Брат Бранхам, это всегда меня озадачивало".

Я сказал: "Сестра, как же это тебя озадачивало?"

Сказала: "Так ведь, вот, женщина — судья".

Я сказал: "Это политика, а не церковь. Это к церкви не имеет никакого отношения".

Павел сказал: "Пусть пребывают в послушании, как и закон говорит". А закон не может возвести женщину в священники; нельзя. Ни разу не было женщины первосвященницы. Ни разу не было женщины священницы, нигде в Библии. В Библии нигде нет женщины проповедницы. Конечно.

Некоторые из них были пророчицами и тому подобными; Мариам и остальные. А Есфирь...Одна из них была судьёй над Израилем. Иногда бывали королевами, и тому подобное, король и королева. При кончине царя королева занимала его место, пока не изберут другого царя, и тому подобное.

58 В Тусоне-в Тусоне, штат Аризона, у нас там в городе судья — женщина. Вот почему город так развращён. И у нас...Женщина не должна соваться в политику. Она не должна соваться...как-нибудь властвовать в церкви.

Её место — королева мужа, дома. Вне этого — больше ничего. И мы знаем, что это Истина. Нигде не найдёшь...Я знаю, это звучит старомодно, но я в ответственности.

И я знаю, что после моего отшествия с этой земли эти плёнки и книги будут продолжать жить, и многие из вас, юные детки, узнаете, в грядущих днях, что это абсолютная Истина, потому что я говорю это во Имя Господа.

Так вот, странно, как такая женщина, это хорошая женщина, и от своего верного мужа, хорошего человека, она родила на свет одних из самых приятных парней, которых я только встречал (они мужчины), которых я только встречал. И тут же, как только они услышали Послание, они подчинились Ему, на сто процентов. Так вот, это может произойти только по предузнанию. Только так это может произойти.

62 Теперь, вопрос вот в чём, здесь. Я думал об этом, понимаете, почему же Господь повёл меня обратно. "И знаешь это, знаешь...Не знаешь этого; ты наг, ничтожен, несчастен, слеп и не знаешь этого".

Прежде чем подойти к этому месту, я, может, вкратце скажу, что говорил здесь несколько дней назад в Послании, по-моему, это Бог этого мира; ослепил глаза людей, что они буквально на религиозных служениях поклоняются дьяволу. Вы все это уловили? Вы все это поняли? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

И потом, в том же самом Послании, я поднял тему о том, что женщина, носящая аморальную одежду, непристойно, её будут судить на Скамье Подсудимых как уличную проститутку. Это звучит очень необычно.

Позвольте нарисовать вам небольшую картину.

65 Итак, вот один адвокат в городе, молодой парень, и он приятный человек. Что касается политики, предположим, что он порядочный как и все, в своей политике. И потом он заводит роман с очень популярной девушкой. Они влюбляются и женятся. Они посещают все вечеринки и важные мероприятия, и все они вместе пьют. Наконец, она...У него красивый дом. Его окружают приятные соседи. О нём хорошо отзываются среди людей. Но он...Оба они пьют. Она носит шорты, стрижёт волосы, красится, всё так сексуально, она...красивая женщина выставляет себя на показ. Она никогда не ходит в церковь, вообще, ни один из них.

Итак, рядом с ними кто-то въезжает, приехала женщина из баптисткой церкви, или методистской церкви, она со своим мужем. Так вот, эта женщина...

Давайте, пусть это будет методистка, потому что методисты побольше внимания уделяют святости, чем баптисты; только кроме новозаветных баптистов, они верят в святость. Но баптисты, обычно, вообще не уделяют внимания святости, понимаете. Они в это не верят. Так вот, тогда, давайте возьмём методистку, потому что они верят в святость.

68 И потом, по соседству с этой женщиной переселяется методистка, на той же самой улице. Её муж...Допустим, он коммунальный бухгалтер, и, или на какой-то должности. Ну, и эта методистка смотрит на ту женщину.

И когда этот адвокат выезжает из города...Его зовут Джон; допустим, его зовут Джон. Так вот, только не подразумевайте здесь ничего. Я просто беру вымышленные имена. И его зовут Джон. А она раньше дружила с Ральфом. Это вымышленное имя, все имена, просто, чтобы вы поняли рассказ, чтобы получилась картина.

Ну, не успели оглянуться, на одной вечеринке с пьянством Ральф снова её обнимает. Она, конечно, снова зажигается, потому что ей кажется, что она снова влюбилась в Ральфа. Потом, через некоторое время, Ральф начинает с ней встречаться. И она с этим успешно обходиться с Джоном, замазывает ему глаза. И ей кажется, что она такая умная, потому что у неё роман с Ральфом, а замужем за Джоном. Видите, у женщины даже нет ни малейшего приличия, и она об этом даже не задумывается.

71 Но эта методистка воспитана в другом духе. Она, по крайней мере, ходит в церковь, и она считает, что та женщина ужасна. И она говорит своему мужу, когда тот приходит: "Я видела, как этот мужчина пришёл и встречался с ней. И когда Джон уезжает по какой-нибудь делу, в Филадельфию или куда-нибудь ещё, он садит её себе в родстер, и они лежат на пляже. Я видела, как они приходили домой; иногда даже занавесок не завесят, целует её и занимается с ней любовью, рядом...О-о, разве это не ужасно", — она говорит своему мужу. "Да она же уличная проститутка". Это правда. Она хуже проститутки, потому что она замужняя женщина. Понимаете? И она, эта женщина, эта методистка, считает, что это ужасно, она в церковь не ходит.

72 Так вот, эта методистка такого ни за что не сделала бы. Нет, в самом деле. Она приличная женщина. И ещё, она не прикоснулась бы к виски, потому что девяносто процентов программы методисткой церкви — это запрет на виски, против виски. Итак, у них программа по запрету, а уровень жизни у людей методисткой церкви не выше, чем учит эта церковь.

Но та же самая женщина, эта методистка, выходит вечером со своим мужем, одевает в воскресенье шорты, после воскресной школы. Она подрезает волосы. Красит губы, и даже немного курит.

Так вот, в Божьем Слове — они обе блудницы, но одна из них здесь "нага, несчастна, ничтожна, слепа и не знает этого". Одна так же виновна, как и другая, ибо: "Если мужчина посмотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своём".

75 И если эта женщина, так вот, она сказала бы: "Подожди-ка минутку, мистер Бранхам. Я хочу дать тебе понять, я никакая не проститутка". Сестра моя, если бы вас даже подвели к Библии и возложили на Неё ваши руки в Присутствии Божьем, и дали клятву, что вы настолько верны, абсолютно верны своему мужу. Ваше тело принадлежит вашему мужу, но душа ваша принадлежит Богу. Вас помазал злой дух. Если это, если нет, тогда вы...Я могу вам доказать, что вы абсолютно душевнобольные.

Что было бы с вашей бабушкой, если бы она в таких шортах вышла на улицу? Её отправили бы в заведение для душевнобольных: она вышла без одежды. У неё что-то не в порядке с головой. Если тогда так было, так это и сейчас.

Так что, это вводит весь мир в безумие. Кругом безрассудство. И это вкралось постепенно, что люди этого не замечают.

78 Так вот, она блудница? По отношению к своему мужу — нет, по отношению клятвы о своём теле. Но пред Богом у неё злой дух блуда, который побуждает её так одеваться. И она в Лаодикийском Периоде Церкви, и не знает, что она это делает. Невинная женщина не знает, что Бог будет судить её за блуд. Вот вам, пожалуйста.

Ей это сказать? Попробуй ей сказать. Ей этого ни за что не скажешь. Библия говорит: "Они наги и не знают этого".

Если бы ты лично назвал её проституткой, она бы отдала тебя под арест. Отдала бы. Я никогда не говорю о ком-нибудь лично. Я говорю о грехе. Я не говорю: "Вот эта церковь, мистер Такой-то там, проповедник Такой-то, он..." Нет, нет. Я говорю об этом, об этой доктрине, понимаете, обо всём в целом. Я не называю индивидуумов. Дело не в индивидуумах. Дело в системе, в которой они находятся. Это мировая система.

81 Брат Джордж Райт здесь сидит...Ему, по-моему, семьдесят пять или семьдесят восемь лет. Как вы думаете, что случилось бы, если бы вы, однажды, пошли на свидание с Сестрой Райт, а она стояла бы в шортах? Вы бы, конечно, никогда, вы-вы посадили бы её в сумасшедший дом. Вы на ней ни за что не женились бы. И если бы в те дни то же самое произошло с любым другим молодым человеком, произошло бы то же самое. Так если это было грехом и нарушением тогда, это то же самое; но люди обезумели.

Позвольте мне вам кое о чём пророчествовать, перед тем, как это произойдёт. Весь мир всё больше становится обезумевшим, и будет всё хуже, хуже и хуже, пока они не станут сборищем маньяков. А сейчас уже почти что так и есть.

83 Представляете, человек едет с выключенными фонарями, не по той стороне дороги: рикки, паренёк, наверное, только окончил среднюю школу, погубил столько людей. Разве это их остановит? За ним появляется следующий, то же самое делает. Представляете себе молодого человека, который хоть чуть думает о своей...о себе, выезжает и вот так поступает, как те?

Представляете себе молодую женщину, расцвет женщин, красивая, хорошего сложения, фигура, профиль, лицо: красивая; и сам факт того, что она красивая, показывает, что мы в последнем времени. Видите, она полностью отдалась мирским очертаниям, мирскому, а не красоте святости, миловидности в своей душе. Я встречал женщин, снаружи они — не на что смотреть, но если с ними поговоришь, поговоришь пару минут, у них есть что-то реальное и подлинное, что просто покоряет. Понимаете, наружная красота — от дьявола, она от мира.

85 Взгляните на детей Каина, как они стали этим пользоваться. "Когда сыновья Божьи видели, что дочери человеческие были красивы, они брали себе в жёны", и Бог им этого не простил.

Смотрите, когда эти израильтянки с мозолистыми руками и скрученными волосами; когда сыновья Божьи проходили по земле Моава и встретили этих изящных женщин с уложенными волосами и украшениями, на лице один маникюр, или как это называется; и когда сыновья Божьи видели этих привлекательных женщин, лжепророк сказал: "Мы все одинаковые". [Брат Бранхам шесть раз стучит по кафедре-Ред.] И они стали друг с другом жениться, и Бог им этого так и не простил.

87 Они погибли в пустыне. Все до одного там умерли, без надежды, без Бога, и вечно потеряны; навеки осуждены, хотя видели благость Божью, хоть и пили от неиссякаемого источника. Они пили из поражённой скалы. Они видели, как медный змей совершал чудеса. Они прошли крещение Моисея в море. Они видели руку Божью. Они ели Ангельскую пищу и всё это делали. Но поженились, позволили женщинам рожать им, и женились среди них. Не совершали прелюбодеяния, просто женились среди них; Бог этого не простил.

Тогда это произошло во второй раз. Теперь вот мы здесь, в третий раз, сейчас ещё обольстительнее, чем раньше.

89 Я знаю, что это жёстко. И я часто задавался вопросом, во многих вещах, как же будет дальше? Почему я должен так строго говорить людям? Почему же это так? И всё же, я заметил, что если бы это не был Бог, то никого не было бы, ни одна женщина не сидела бы и не слушала меня. Но они возвращаются, потому что есть те, у которых там есть тот якорь Истины, которые знают, что Это правда. Несмотря ни на что, они знают, что Это правда. Теперь следите, что происходит. Я знаю, что это жёстко.

Это точно так же, как если доктор дал вам лекарство, а вы отказываетесь его принимать, тогда не вините доктора, если вы умрёте. А Это — как лекарство. А что с этими людьми, которые всегда заявляют мне, что я — жёноненавистник?

91 Понимаете, просто понаблюдайте, как ведут себя женщины, и я покажу вам, где находится церковь. Нравственность женщин в Лаодикие, в мире, физически: "нагие, ничтожные, слепые, и не знают этого", люди, женщины мира. И церковь в такой же стадии. Проследите, естественное является прообразом духовного, полностью, всё время. Так вот, однажды, у стойки Суда...

Я знаю, что говорить об этом непопулярно. И если муж не назначен говорить это, лучше не говори; потому что ты подражаешь, а тогда ты точно попадёшь в беду.

Теперь обратите внимание. Иногда кажется, что я, просто, открываю женщинам рот и вливаю им в рот Лекарство, а потом закрываю рот рукой, а она всё время Его выплёвывает. Что, если бы так было у доктора с больным, больной бы умер, потому что отказался проглотить лекарство? На Суде, когда все эти вещи, как стрижка волос и ношение шорт, и...

94 Я только строю. Близок час, когда вы увидите, как что-то случится, как нечто произойдёт. И все эти приготовления здесь только закладывали основание для короткого, быстрого Послания, которое потрясёт все народы.

Почему я докучал женщинам, всё это здесь было для того, чтобы это не пролетело мимо ушей. Даже пытался им говорить правду. И я вот так держу рукой, если это рот, а они Это выплёвывают. Тогда как можно винить доктора?

Что же вы, в День Суда, скажете, когда те самые голоса, которые взывали против этого, будут проиграны прямо перед людьми? Тогда как же они избегут этого?

Выплёвывают между твоими пальцами. Ещё немного нальёшь, потом, наконец, потрясёт головой и пе-...?...назад, и снова назад, не идёт. Но потом, всё же, снова возвращаюсь; снова налью. Тогда, кто виноват? Не доктор, не Лекарство, но отношение человека. Это точно. Однажды наступит ужасный день, когда это грешное, прелюбодейное поколение встанет перед Всемогущим Богом.

98 Я вижу, годы берут своё, плечи опускаются; и я знаю, тридцать лет на этой платформе, да, тридцать три года на этой ниве. Это долго. Тридцать три года служения. Только об одном я жалею; что оно не длилось сто тридцать три года. Ибо это последняя возможность проповедовать Евангелие, которая у меня, как у тленного, когда-либо будет. Да поможет мне Бог верно стоять, быть верным к этому Слову, и говорить так, как Он говорит.

Что заставило эту методистку...Как ей можно Это донести? Вот она, в этом Лаодикийском Периоде Церкви.

Теперь возьмём женщину-пятидесятницу. Ей не следовало бы носить шорты, грим или подрезать волосы, но она оглядывается на методистку, говорит: "Смотри-ка, эта женщина то и то делает!" Скажем, шорты она не носит, но она говорит...а волосы у неё подстрижены. Понимаете?

101 Чем выше в Боге поднимаешься, тем более грешно всё кругом выглядит. И потом, иногда, в молитве, можете представить, когда Святой Дух возносит тебя в эту сферу, тогда всё выглядит, как в хаосе. Потом, когда возвращаешься назад, для людей ты кажешься как какой-то негодник, как будто у тебя один сарказм. Ты как глупец, потому что стоишь как старик с причудами и всегда упрекаешь людей. Но если бы вы хоть раз взобрались в те сферы, чтобы могли побывать в Присутствии Божьем (не через эмоции, но через подлинное возвышение Духом Святым), кругом написано: "ИХАБОД". Слава Господня оставила всю деноминационную систему. Это точно. Ни один из них не прав.

102 Теперь позвольте мне нарисовать вам кружок. Если бы была доска...Но я хочу, чтобы следили здесь. [Брат Бранхам рисует на чём-то следующие кольца-Ред.] Я сделаю одно кольцо вот такое, потом нарисую кольцо внутри этого кольца, это два, потом я нарисую круг внутри этого кольца. Это три кольца, три круга. Так вот, это вы.

Это Бог. Бог в троице — Един, и без троицы Он не Бог. Он никак иначе не может проявиться.

И вы тоже не можете проявиться, не будучи троичной личностью, которой вы являетесь, это: тело, дух, душа. Без одного из этого вы неполноценны. Понимаете? Не было бы души — вы никем не были бы; не было бы духа — вы никем не были бы; не было бы тела — вы были бы просто духом, а не телом.

105 Итак, Бог полон в триединстве Личности; не в триединстве личностей, но Одна Личность в триединстве. Отец, Сын и Святой Дух — это один истинный проявленный Бог. Бог!

Обратите здесь внимание, просто подождите, я-я, по-моему, читал это пару минут назад. Послушайте это.

...Ангелу...Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:

Бог есть Творец. Как Он мог быть сотворён? Но это "начало творения Божия". Когда Бог, Дух, был сотворён в виде Человека, это был сотворённый Бог; Бог, Сам Творец становился творением. Бог, Который создал прах, создал кальций, создал поташ, космический свет, нефть, собрал всё вместе и создал Самого Себя, в "начале творения Божьего".

"Аминь", окончательно. Аминь означает "да будет так". "Окончательное решение Божье", когда Бог в полноте в Своём творении.

109 Так вот, как это было? "Бога никто никогда не видел, но Единородный от Отца объявил Его". Вы понимаете?

Ведь, одну минутку, вы не спешите? Давайте обратимся к Колоссянам, на минутку. Я просто случайно...на память пришло Писание. Давайте обратимся к Колоссянам, к Книге Колоссянам, возьмём...По-моему, это 1-я глава. Нужно будет посмотреть, потому что заранее этого не планировал. Так что, я...Как раньше, когда я был молодым проповедником, я всё это вспоминал [Брат Бранхам щёлкает пальцами-Ред.], сразу же, но когда становлюсь всё старше, не могу. Давайте начнём, по-моему, с 9-го стиха. "Посему..." Павел говорит Колоссянам о Христе, Кем Он был.

Посему и мы с того дня, как о сём услышали, не перестаём молиться о вас...и просить, чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном,

Чтобы поступали достойно Бога, во всём угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога,

Укрепляясь всякою...по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью,

Благодарю Бога и Отца, приведшего...призвавшего нас...к участию в наследии святых...

Избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего,

111 Вот мы теперь подходим. Следите.

В Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение греха,

Которыe есть образ Бога невидимого...

Улавливаете? 15-й стих, Колоссянам 1:15.

...рождённый прежде всякой твари;

Аминь! Какой? "Рождённый прежде всякой твари". Ангел это или кто бы это ни был; Он — первородный среди всякой твари.

Ибо Им создано всё-создано всё, что на небесах или...на земле, видимое..., невидимое: престолы ли, господства ли, начальства..., власти, — всё Им и для Него создано;

Кто же это может быть; никакое другое существо! Обратите внимание: "И в...И посему Он..."

...Он есть прежде всего, и всё Им стоит.

115 Отец это, Сын, Святой Дух, кто бы ни был: "Он прежде всего". "Прежде всего небесного, земного; видимого, невидимого или чего-нибудь ещё", этот Сын Божий был прежде всего. Верно? Всё равно, престолы ли, господства ли, чем бы это ни было; Небесные престолы, царства, чем бы это ни было в великих недосягаемых сверхъестественных сферах в Вечности, где это стоит; чем бы это ни было, Ангелы ли, боги ли, чем бы ни было: "Он прежде всего". Аминь! Разве вы не видите Его? "Он был прежде всего; и создано Им. Он..." 17-й стих.

И Он есть прежде всего, и всё Им стоит.

Никто не может привести это в действие, кроме Него. Или это Бог Отец, или Бог Святой Дух, или Ангелы, владычества, силы, господства ли; чем бы это ни было, всё Им существует. "Всё Им стоит". Он!

И Он есть глава тела Церкви; Он — начаток, Он — начаток, первенец из мёртвых (то есть, воскресит тех, кого Он идёт искупить), дабы иметь Ему во всём первенство:

117 "Иметь во всём первенство", знаете, что это значит? Это "над всем". Он над всем, что когда-либо было сотворено; над каждым Ангелом, над каждым существом, над каждым-над всем, что существует. Он над всем. Что это за Творение? Кто это может быть? Над всем! "Примирить..." Давайте посмотрим, одну минутку. Превен-...

Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нём обитала всякая полнота,

"Вся полнота всего". Вся полнота Бога, вся полнота Ангелов, вся полнота времени, вся полнота Вечности; всё пребывало в Нём. Вот Кто это Такой.

И чтобы посредством Его примирить с Собою всё, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное.

Вот о каком великом Существе мы говорим: "Начало творения Божия".

120 Теперь, теперь Церковь, ведь всей Его целью была Церковь. Так как мы входим в эту Церковь? "Одним Духом мы все крестимся в одно Тело", Церковь, Тело Христа. Оно не пройдёт.

Теперь, вот что происходит. Теперь следите здесь за этим изобразительным рисунком. [Брат Бранхам снова показывает свой рисунок с тремя кольцами-Ред.]

Так вот, этот внешний человек — это плоть. Вот на что мы смотрим; то, что мы видим. И в ней есть пять входов к этому телу. И любой ребёнок образовательной школы, как я, знает, что тело контролируют пять чувств: зрение, чувство вкуса, осязание, обоняние и слух. Без этого не имели бы связи с телом. Это единственный имеющийся у нас подход к телу: зрение, чувство вкуса, осязание, обоняние, слух; вы видите, чувствуете вкус, осязаете...Так вот, это лукавый, снаружи.

123 Теперь, внутри этого есть дух, которым вы становитесь при рождении на земле и в него вдыхается дыхание жизни. Этот дух — от мирской натуры, потому что он не дан от Бога, но он был (дан) допущен Богом. Вы теперь это поняли? Ибо каждый младенец, рождённый в мире, "рождается во грехе, зачат в беззаконии; явился в мир с ложью на устах". Верно? Итак, эта личность, там внутри, от начала грешник. Теперь, но...

Так вот, у него есть пять входов. И эти пять входов...Не знаю, смогу я их сразу же назвать или нет. Когда...Во-первых, я знаю, это мысль, совесть; любовь, выбор...Нет. Совесть, любовь, рассудок...Есть пять входов к духу. Телом вы не можете думать; думать можно только духом. В теле у вас не может быть совести. У него вообще нет умственных способностей; у вашего тела их нет, так что думать можно только духом. Вы размышляете. Нельзя размышлять своим физическим существом, потому что рассудок не видит, не чувствует вкуса, не осязает, не обоняет и не слышит. Рассудок — это то, что вы можете представить в разуме. Если вы спите или вышли из него, ваше тело лежит мёртвым, но ваш дух по-прежнему может размышлять. Пять чувств контролируют этого внутреннего человека. И это...

125 Теперь, к последнему в человеке, это душа, её контролирует только одно чувство, и это свободный...моральный выбор свободной воли: избрать или отвергнуть.

И причина того, что люди сегодня...Так вот, только не забудьте этого, и вы-вы увидите, что Святой...каково первоначальное доказательство Святого Духа. Да?

Так вот, люди могут жить в этом духе, и они танцуют в духе. Они восклицают в духе. Они ходят в церковь в духе, и тот дух может быть полностью помазан настоящим Святым Духом, но по-прежнему быть потерянным и совершенно бесноватыми, с этим духом.

Потому что, следите, вот почему той женщине невозможно сказать, что носить шорты — неправильно. Ей не скажешь, что стричь волосы — неправильно. "Да какое отношение к этому имеют волосы?" Ну, для Самсона имели. Понимаете?

"Кто приложит к Этому хоть одно слово или отнимет от Этого одно Слово". У тебя что-то должно быть окончательным принципом.

130 Так вот, например, если бы я был баптистом, и вы пришли и сказали мне, что я должен-должен креститься во Имя Иисуса Христа; это есть в Библии. Ну, во-первых, я бы сказал: "Пойду спрошу у пастора".

И я иду к пастору; он говорит: "О-о, это было тогда, понимаешь. Да, понимаешь, мы баптисты, вот во что мы верим; мы верим, что нам следует окунаться в титулы 'Отца, Сына и Святого Духа'. Так делала вся церковь. С тех пор, как Джон Смит это основал, так это и делается". Что ж, это ваш окончательный принцип. "Забудь, что он тебе говорит!"

Что, если ты методист, и ваша система — окропление, а вам сказали, что вам нужно окунуться? Понимаете, что я имею ввиду? Вы идёте к методистскому пастору, а он напишет и спросит епископа, говорил ли такой-то так-то об этом. "Но мы, методистская церковь, мы были основаны триста или четыреста лет назад, в Англии, Джоном Веслеем и Уайтфилдом, и всеми остальными там, и Эсбери. Мы основали этот документ, придерживаясь Джона Веслея, что нас нужно окроплять, потому что это просто внешняя эмо-...форма. Мы считаем, что окропление так же подходит, как и другое". Если вы настоящий...Если методистская церковь является вашим окончательным решением, дальше вы не можете идти.

133 Если вы католик...И я говорю вам, в Библии этого нет, чтобы по пятницам не есть мясо, и всё остальное в таком роде, и "святая евхаристия — это не облатка, потому что это Дух", и тому подобное. И вы идёте к своему священнику, священник говорит: "Вот это, записано в нашем документе". И если церковь является вашим окончательным принципом, вам наплевать на то, кто что говорит. Это ваш окончательный принцип.

О Боже, помоги, чтобы это улеглось! Для меня — всё это неверно. Слово Божье и есть окончательный принцип. Что бы Слово ни говорило — тогда это правда.

Так вот, единственный путь сюда в эти сферы, чтобы вам быть в этом крохотном внутреннем человеке; вы должны быть предназначены. Потому что вы были с Богом, вы — часть Бога.

Я был в своём отце. Я, так же, был в своём дедушке, и в своём прапрадедушке. Посредством семени я там был.

137 И я был во Христе. Вы были во Христе прежде основания мира. Он пришёл искупить Своих, Своих, которые были в Нём. Аллилуйя! Его дети, которые были в Нём!

Он не пришёл спасти детей дьявола. Они Этого ни за что не познают. И они такие проницательные в своём интеллектуальном обучении, что с ними невозможно сравниться. Их не переговоришь. Но верой вы Это видите.

Так вот, наука вообще не нуждается в вере. Наука доказывает то, о чём говорит. Она вообще не нуждается в вере.

Католический священник скажет вам: "Смотри, как долго держится католическая церковь. Смотри, как долго она выдерживала преследования язычества".

Методистская церковь говорит: "Послушай, как долго здесь..."

Я видел одну церковь...вот это была лицемерная вывеска; я увидел, проезжая по дороге вчера. Гласит: "Церковь Христа, основана в 22-м году н. э." Ей же ещё ста лет нет, понимаете, деноминацию. О-о, кошмар! "Учение апостолов"? Вообще почти ничего нет. Они — саддукеи этого дня; никакого Духа, никакого...И ничего им не скажешь, с ними не поговорить; с ними не поразмышляешь.

142 Потому что мы выходим за пределы размышления. "Не полагайся на своё понимание". Вера вообще не размышляет. Вера верует Этому.

Говорят: "Так вот, послушай-ка, ты считаешь, что нам там всё это нужно исполнять? Чепуха! Это..."

Но так сказано в Библии. Я не могу объяснить, как это происходит, но это происходит. Бог так сказал. Так что не нужно...Я вам не могу об этом ничего рассказать. Вера Этого не объясняет. Вы знали это? Вера просто верует Этому.

Иисус сказал Никодиму, из син-...экуменического совета Его дней; пришёл к Нему ночью, сказал: "Учитель, мы знаем, что Ты Учитель от Бога, потому что ни один человек не может делать то, что делаешь Ты, если с ним нет Бога".

Он сказал: "Истинно говорю тебе: 'Если человек не родится заново, он даже не уразумеет царства Божьего'."

Сказал: "Мне, пожилому, войти в чрево матери своей, чтобы родиться?"

Он сказал: "Так как же Я буду тебе говорить о Небесном, когда ты даже не веришь земному?" Понимаете?

Потом Он, однажды, сказал: "Если не будете есть плоти Сына Человеческого, пить Крови Его, не будете иметь в себе Жизни". Он этого не объяснял.

150 Те апостолы и все остальные в тот день, кто был назначен к Жизни, вот кто знал. Сказал: "Все, кого Отец дал Мне, придут. Единственное, что вам нужно делать, это дать знать о Моём Голосе; они Его знают, ибо овцы Мои слышал Голос Мой". А Голос — это выраженное слово. [Пробел на ленте-Ред.] "Они всё равно Этому верят. Им не нужно ничего научно доказывать, или спрашивать об этом какого-нибудь саддукея или фарисея, или кого-нибудь ещё. Я сказал это, они верят этому, ибо овцы Мои слышат Голос Мой".

И вот Это есть Голос Божий в виде буквы, потому что Это является полным откровением Иисуса Христа, Ветхий и Новый Завет, сложенные вместе. Аминь. Вот вам, пожалуйста.

Почему? Скажете вы: "Это хорошие люди. Что заставляет их..." Вот почему, потому что они привязаны к церкви. А здесь...Вы помните в прошлое воскресенье, неделю назад; кто был здесь и слышал проповедь Помазанные в конце времени? Мне кажется, вы все. Видите, они помазаны. Их духи помазаны, в этой второй области.

153 Так вот, та первая женщина говорит...Нет, ей наплевать на то, что говорит церковь, что кто-нибудь ещё говорит. Она умнее всех. У неё коллежское образование. Она может навешать мужу лапши на уши и думает, что очень умно поступает.

Эта другая женщина "нага, слепа и не знает этого". [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре-Ред.] О-о, как жалостно, но такую картину рисует нам Библия. Так вот, она ходит в церковь. Эта женщина, вероятно, этой женщине было бы лучше...Она живёт хорошей, чистой жизнью; ничего против этого. Бог будет это судить. Я не знаю; я не Судья.

Я только...отвечаю за то, что Он мне показывает. Так говорили апостолы. "Мы говорим то, что знаем, что мы слышали, что мы видели". Это всё, за что я отвечаю. Это всё, за что вы отвечаете.

156 Но теперь, видите, если взять ту же самую женщину...Где она, в конце концов, оказалась? Видите? Она просто попала в этот круг. Нет сомнения, она слышала; включала радио, много раз. Голос Божий говорил, много раз. Ну, видите ли, они попала в этот культ, в клан. Все церкви — это кланы. Все, это абсолютно точно, они — просто ложи, где люди собираются группами как члены. И она попадает туда; и это как раз ей подходит. Теперь если начнёшь говорить ей, что ей нужно делать, она не будет тебя слушать. Покажешь ей это в Библии; она Этого не послушается.

Так вот, мой дорогой брат, сестра, ещё одно или два замечания перед окончанием. Уже без четверти, пока распускать; пятнадцать минут.

158 Теперь смотрите, я хочу у вас кое-что спросить. Почему же эта женщина не может этого увидеть? Почему она не может? Что касается физического прелюбодеяния по отношению к своему мужу — она не виновна; ей не в чем исповедоваться. Она так же чиста, как и в день своего рождения; ни один мужчина не касался её.

Я сейчас говорю параллельно: к женщине, к церкви. Она чиста, как в день своего рождения. Да, таковой церковь и является, когда она родилась, но она "родилась во грехе, зачата в беззаконии, явилась..." Понимаете, что я имею в виду?

Так скажите ей, что неправильно обрезать волосы; Библия так говорит. Неправильно носить эти шорты; Библия так говорит. Она скажет: "Чепуха". Почему? Её окончательный принцип не здесь, в третьем человеке, душе, предопределённой и посланной от Бога. Но её окончательный принцип зиждется вот здесь, на организации, которую какой-нибудь человек организовал вне пределов Этого. Понимаете?

161 Но если в той душе Слово Божье, она говорит: "Аминь! Я понимаю". Она подстраивается под Него. Теперь смотрите сюда. Следовательно, человек, рождённый от Духа Божьего...

Видите, вот внешняя плоть. Так вот, я говорю в смешанной аудитории, но я говорю как ваш-как ваш пастор, как ваш брат. Вот плоть, она слаба, подвержена...Какая-нибудь дамочка идёт по улице; молодой парень, ещё юноша, ему семнадцать, восемнадцать, двадцать лет, двадцать пять, тридцать, проходит там рядом...А эта дама идёт, вертит своей фигурой, своим телом, идёт на шпильках; спереди и сзади всё выпирает; а платье вот настолько выше колен, или в шортах одета. Знаете ли вы, что в Библии сказано, что она будет себя так вести? Знаете, Библия говорит, что она так и будет себя вести, что она будет такой пошлой.

163 Вы читали здесь, в журнале Ридерс Дайджест за этот месяц, что: "Мужчины и женщины наших дней, у девочек от двадцати до двадцати пяти лет начинается менопауза", когда, согласно науки, происходит перемена жизни в средних годах жизни, между двадцати и двадцати пяти. Раньше было около тридцати или тридцати пяти, в моём поколении. В поколении моей матери менопауза у женщин не начиналась где-то до сорока, сорока пяти лет.

В чём же дело? Всё это через науку, пищу, гибриды, которые извратили всё человеческое тело, что мы стали сплошной массой разложения. А если разлагается физическое существо, разве с клетками мозга этого физического существа не то же самое? [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре-Ред.]

165 Теперь следите как Дух сопровождает всё. Наступит время, во Имя Господа, что люди полностью обезумеют. Библия так говорит. Они будут кричать и вопить; ужасные устрашающие картины в их воображении. Радио и всё остальное, телевизионные программы выпускают это. Будет такое, что на земле восстанут муравьи высотой в четырнадцать деревьев; будет-над землёй полетит птица с размахом крыльев в четыре или пять миль; и люди будут видеть их, они будут кричать и вопить, и взывать о милости. Но это будут Язвы. Дождитесь, когда я буду проповедовать об открытии тех Язв.

Проследите, что сделал Моисей в физическом существе, не Дух, когда Он сказал: "Моисей..." Бог сказал Моисею: "Иди туда, — Своему пророку, — возьми горсть пыли, брось в воздух и скажи: 'ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, на землю явятся мухи'." Не было мух. И тут же, они увидели, как что-то поползло по кусту. Оглянулись, там ещё что-то. И через некоторое время они были так густо, что через них было не пробиться.

167 Откуда они появились? Бог есть Творец. Он может делать, что пожелает. Он суверен. Он мог бы создать птицу, которая простиралась бы-своими крыльями простиралась от одного конца земли до другого.

Он сказал: "Да будут мухи, облепят всю землю". В стране не было ни одной мухи. И не успели оглянуться, как начала кружиться мясная муха. Сначала было восемь или десять, двенадцать. Сначала можно было пройти сквозь них. Бог, Творец, соблюдает Слово Своё.

И он простёр жезл свой по повелению Божию и сказал: "Пусть явятся жабы и покроют землю". И появилось столько жаб, что они сваливали их в кучи, и кругом была вонь, может быть, десять или двенадцать метров жаб. Они были в чашах фараона. Они были в...поднимаешь простынь, а под простынею пятьсот жаб, под кроватью, в пище. Куда бы они ни пошли — были жабы, жабы, жабы. Откуда они появились? [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре-Ред.] Бог, Творец суверен. Что Он говорит, Он сделает!

170 И Он сказал, что на земле будут страшные зрелища. "Саранча с волосами как у женщины", с длинными волосами, чтобы преследовать женщин, которые стригут свои волосы. "Зубы как у льва; жала в хвостах их, как скорпионы; они будут мучить людей, месяцами". Только дождитесь, когда мы подойдём к открытию этих Язв и Печатей, и тех Семи Громов, следите, что произойдёт. О-о, брат, лучше отправляйся в Гесем, пока ещё есть время добраться до Гесема. Не обращай никакого внимания на это наружное.

Смотрите. Вот эта дамочка идёт по улице, выкручивается; вот молодой парень, его глаза заметили это. Он — член церкви. Он пятидесятник. Кем бы он ни был. Но видите ли, во-первых, там нет этого крепкого стержня. Она скажет: "Привет". У него вьющиеся волосы, и приятный на вид, молодой человек с хорошей осанкой; может быть, пытается правильно жить. Она начинает к нему подходить, даже если проповедник. И тут же...

172 Что же это? Вот это здесь, желание плоти; а дух вот здесь, хоть и помазанный, говорит: "Не делай этого, не делай этого". Но что же произойдёт? Это обходит всё это, увлекает, и начинается. И не успеешь оглянуться, как он уже назначает свидание с ней. Он виновен в совершении прелюбодеяния, прикоснётся он к ней или нет.

Но подлинный, рождённый заново сын Божий! Аминь! Сам этого не сделаешь. Абсолютно невозможно, чтобы здоровый, энергичный мужчина прошёл вот так перед женщиной и ничего не произошло. Но когда внутри Нечто есть; когда здесь есть Нечто рождённое заново!

Хоть этот человек, может быть, восклицал, говорил на языках, прыгал, танцевал, всё остальное, помазан Духом; совершал все чудеса и знамения, о которых Бог там говорил, Его Духом! [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре-Ред.] Иисус сказал: "Многие в тот день придут ко Мне, скажут: 'Господь, разве я не пророчествовал во Имя Твоё? Разве не изгонял я бесов во Имя Твоё? Разве не...' Он сказал: 'Отойдите от Меня, делатели беззакония'." Что такое беззаконие? Когда ты знаешь, что нужно делать, и не делаешь этого. "'Отойдите от Меня, делатели беззакония; Я вас даже не знал'."

175 Но глубоко внутри того человека, если там есть этот удерживающий стержень, то Семя Божье, предопределённое прежде основания мира; мне всё равно, что происходит, это его удержит. Оно там не сдвинется с места.

Вот почему та женщина носит шорты. Она считается проституткой, точно так же, как и женщина, совершающая этот акт. Понимаете? Она не знает, что этот дух...Откуда ей знать? По её окончательному принципу.

Что такое окончательный принцип? Это последнее слово. Окончательный принцип — это аминь. Это конец всякого спора, ваше окончательное решение.

И если ваша церковь, пятидесятническая церковь говорит вам это: "Длинные волосы и всё остальное — это просто фанатизм. Запасная покрышка на затылке", и тому подобное, и всё такое, тот человек одержим бесом.

179 Ибо Слово Божье говорит: "Для женщины подрезать волосы это бесчестие. Она бесчестит свою главу". Если она бесчестит своего мужа, а её муж — это Церковь, а Церковь — это Христос, то она бесчестная религиозная блудница; нага и не знает этого. Нага! Разве не сказано в Библии: "Покрывало для женщины — это её волосы"? Разве волосы не даны ей в качестве покрывала?

Однажды, там, у стойки Суда! Я пытался влить Лекарство и удержать Его своими руками, а вы тут же выплёвываете Это между пальцев. Однажды Бог будет их судить. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Это не было какой-то глупостью, или какой-то разгорячённый старик с приветом. Нет. Потому что это Слово Господа.

И настоящий, подлинный христианин будет совладать с этим внутренним человеком, с тем Духом, который был там в начале, который является Словом.

182 Так как Он был полнотою всех вас, вы были в Нём, там на Голгофе. Он предузнал, что вы явитесь здесь. Он только показывает то, что происходит. А вы были в Нём; вы умерли вместе с Ним. Вы умерли для своей гордости, вы умерли для своих манер, вы умерли для мира. Когда Он...Вы умерли вместе с Ним на Голгофе, и вы воскресли с Ним, когда Он воскрес на третий день. [Брат Бранхам три раза постучал по кафедре-Ред.] И так как вы это приняли, вы сейчас восседаете в Небесный местах во Христе Иисусе. Аллилуйя!

Вот вам, пожалуйста. Это тот внутренний человек. Тот внутренний, который каждое Слово подчеркнёт, будет держаться Слова, несмотря ни на что. И ничего не поделаешь. Я научился этому много лет назад.

184 Мой ребёночек лежал там, умирал. Моя жена лежала в...в-в морге, забальзамировали и положили. Меня позвали туда, Шарон умирала. Это самое трудное искушение, с которым я только встречался в жизни. Мне было около двадцати пяти лет. Я вышел туда, и Билли Пол лежит на грани смерти.

Пришёл доктор Сэм, сказал: "Билл, мне кажется, нам не удастся спасти Билли. И я..."Он сказал: "Он так плох". Сказал: "Билл, мне так тебя жаль". Он обнял меня.

Я сказал: "Доктор, у меня не осталось сил".

Несколько часов звонил относительно своей крошки Шарон, я нашёл её там, он...видеть, как у неё были спазмы; они не прекращались. Воткнули в позвоночник иглу, сделали пункцию, взяли пробу: туберкулёзный менингит. Это конец.

187 Я примчался в больницу; остановил там свой старый грузовичок, вышел и направился к палате. По вестибюлю шёл Сэм, шляпа в руке, плакал, обнял меня, сказал: "Возвращайся, Билл".

Я сказал: "В чём дело". Сказал: "Тебе нельзя её видеть". Сказал: "Она умирает, Билл".

И я сказал: "Нет, Сэм, только не моя крошка".

Сказал: "Да". Сказал: "Даже не спрашивай о ней, Билл. Если бы она осталась в живых, — сказал, — она бы страдала". Сказал: "Она бы постоянно мучилась, и она всю жизнь страдала бы". Сказал: "У неё менингит". Сказал: "Не подходи к ней; если подойдёшь, ты-ты погубишь Билли".

Я сказал: "Сэм, я должен её увидеть".

Сказал: "Нельзя, Билл. Я-я тебе запрещаю. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь, ты же мой приятель и всё такое, — сказал, — как я к тебе отношусь, — сказал, — и как я тебе верю, Билл, — он сказал, — но не-не иди к ребёнку". Сказал: "Если ты это сделаешь,...У неё менингит". Понимаете? Сказал: "Она через пару минут скончается, и, — сказал, — ты можешь...мы её похороним". Сказал: "Билл, мне просто так тебя жаль".

190 Он позвал медсестру, чтобы мне дали какое-то лекарство. Сказал: "Я не знаю, как он ещё держится на ногах".

Я постоял там немного. Он принёс лекарство. Я сел, в вестибюле. Он сказал: "Сиди". Медсестра поднесла его, сказала: "Выпейте это, Брат Бранхам".

Я сказал: "Благодарю. Поставьте это туда, на минутку". Когда она это вот так оставила, я вылил это в плевательницу; поставил стакан на место.

Я сидел там. "О Боже, что я сделал? Ты — добрый Бог. Почему Ты позволил ей, тогда, умереть, когда я вот держал её за руки?" Умолял Его о ней. "Почему Ты позволил ей уйти? Вот там Билли лежит, умирает; а вот она, умирает. Что я сделал? Скажи мне! Тогда и я мог бы тоже просто уйти вместе с ними".

194 Я открыл дверь, там не было ни одной медсестры. Я проскользнул в подвал. Это было до ремонта больницы. Сетки от насекомых, почти никаких сеток от насекомых, и на её глазках мухи. Кусочек, как мы называем, противомоскитной марли лежал на её лице. Я прогнал мух; лежала там. Её глазки, она так сильно страдала, что они перекашивались.

Тогда ко мне подошёл сатана и сказал: "Ты же сказал, что Он добрый Бог?"

Я сказал: "Да, я так сказал".

"Ты сказал, что Он исцелитель? Ну, так почему твой отец умер там у тебя на руках, а ты взывал, он был грешником, взывал о его жизни? Почему твой брат умер там на руках твоего другого брата, а ты, пару недель назад, стоял и проповедовал за кафедрой?" Сказал: "Тогда почему Он тебе не ответил? Ты сказал, что Он любит тебя и спас тебя".

197 Он не мог мне сказать, что Бога нет, потому что я Его уже видел. Но он говорил мне, что Ему до меня никакого дела.

Сказал: "Вот лежит твоя жена. Скоро твои детки тоже там будут. Твой папа похоронен. Твой брат похоронен. А сейчас похоронят твою жену, завтра. А вот ещё и ребёнок умирает. Он добрый Бог? А? Он — исцелитель?" Сказал: "Ты же опростоволосился!"

Что он делал? Из...это воздействовало снаружи, вот, на первого человека.

Сказал: "Послушай. Ты знаешь, пару лет назад, два или три года назад, прежде чем ты принял Это, люди о тебе были хорошего мнения. Ты жил хорошей, чистой жизнью. Любая девушка в городе, которая хотела прогуляться, ходила с тобой, потому что чувствовалась опрятность и порядочность". Я мог бы встать перед любой из них. Я никогда ни одной не оскорбил, ничего не говорил. Даже если она съязвила, я провожал её домой. "И тебя любили среди людей. А какой ты сейчас? Религиозный фанатик".

201 "Это точно. Такой я и есть". Видите, как всё это начинает скапливаться? Наружное, размышление в духе всё это накапливает. "Так и есть, сатана".

"И ты говорил, что Он исцелитель?"

"Да. Да-да".

"И ты умоляешь и взываешь, и люди говорят тебе, что это не так, что ты сбился с пути. Даже твоя церковь отвергла тебя, из-за Этого. Твоя же баптистская церковь выставила тебя за дверь по той же самой причине".

"Да".

"Твой папа похоронен. Твой брат похоронен. Твоя жена там лежит, вот-вот похоронят. Вот твой ребёнок, ещё минут пятнадцать и он скончается. И Он — исцелитель? Твоя плоть и кровь; одно слово от Него спасло бы жизнь ребёнка. 'Он исцелитель', — ты говорил. Люди пытались тебе говорить. Проповедник говорил тебе, что ты совсем запутался; ты помешался; ты стал религиозным фанатиком. И ты говорил, что Он тебя любит. Разве Он тебя любит?"

204 "А как ты взывал о своём папе! Как ночь за ночью ты постился, и когда ты...днём, когда тебе нужно было помолиться, чтобы смог взобраться на столб и работать. И когда Он позволил ему умереть у тебя на руках, грешником".

"Как твоя жена, какой замечательной она была женщиной, и как ты её любил!" Мать Билли; многие из вас помнят Хоуп. "Какой она была замечательной девушкой! Какими вы были счастливыми, ваш домик там, мебели там было на семь, восемь долларов, столько у вас её было, но ты, всё же, любил её; и ты...и вы любили друг друга. И ты ходил и молился за других; и, в каком-нибудь умственном возбуждении, они вставали и уходили, и говорили, что с ними всё в порядке. Но теперь вот твоя жена; вот она, мертва, уже второй день, лежит там в похоронном бюро Скот и Комб. Он исцелитель? А?"

206 "И твой сынишка на грани смерти, Билли Пол, восемнадцатимесячный. И твоя девочка, восьмимесячная, лежит там, умирает от менингита. И ты молился, а Бог просто опустил завесу, сказал: 'Замолчи! Не слышу, не услышу тебя, вообще!' Отвернулся от тебя. Он добрый Бог? А? Он любит тебя? И все девушки, с которыми ты прогуливался, все парни, с которыми ты общался, твои лучшие друзья ушли от тебя, как от религиозного фанатика".

Всё, что он мне говорил, было правдой. Всё, что бы он ни сказал, попадало в точку, видите, сюда. Я тогда уже готов было сказать: "Тогда, если Он так поступает, тогда я больше не буду Ему служить".

Как только я так в себе сказал, Нечто пришло откуда-то ещё, глубоко внутри. Сказало: "Вообще, кто ты такой? Господь дал и Господь забрал". Видите, это тот внутренний человек, вообще не размышляет.

209 Я оглянулся и подумал: "Как я оказался на земле? Моё происхождение от пьяниц. Как я здесь оказался? Кто дал мне мою жизнь? Кто дал мне эту жену? Кто дал мне этого ребёнка? Откуда появилась моя жена? Откуда появилась моя жизнь?" Я сказал: "Пусть даже Он меня и убьёт, я всё равно буду доверять Ему".

Я сказал: "Отойди от меня, сатана!"

Я положил свою руку на ребёночка. Я сказал: "Шарон, дорогая, через несколько минут я положу тебя в руки твоей мамы, когда Ангелы Божьи придут забрать тебя, но однажды твой папа снова тебя увидит. Я не знаю, как это будет, дорогая. Я не могу тебе сказать, как; когда Он отвернулся от меня, даже не слышит о тебе".

Он позволил умереть моей жене, а я держал её за руки, взывал о ней. И мой папа, в его руках, умер прямо на этих руках; смотрел на меня, пытался сделать вдох. И я изо всех сил молился. Как я потом мог выходит перед людьми, чтобы проповедовать Божественное исцеление? Как я мог проповедовать, что Он добрый Бог, а позволил умереть моему папе, грешнику? Как я мог это проповедовать? Я не знаю, как, но я знаю, что Он прав.

212 Слово Божье никогда не подведёт. Оно одержит победу, неважно, чем бы это ни было. Тогда я узнал, что внутри всех размышлений Нечто было, Нечто внутри всех чувств, среди всего остального. Это тот внутренний человек, и он выдержал в тот час. Больше ничто не выдержало бы; все основания, всё можно было показать, всем можно было доказать, что Это неверно, и что я ошибался. Но Слово Божье, которое было предопределено прежде основания мира, выдержало внутри.

Я почувствовал, как в здании пронёсся ветерок. Её дух ушёл на встречу с Богом.

Брат, сестра, позвольте мне вам сказать: Это, и только Это. Не пытайтесь Этого до конца понять. Не пытайтесь иметь длинные волосы, потому что я так сказал. Не пытайтесь ничего этого делать просто по плоти. Не пытайтесь этого делать, как бы, справляться с этим. Но просто ждите перед Господом, пока не будет Нечто глубоко внутри!

215 Многие из вас считают, раз у вас длинные волосы, это значит, что вы попадёте на Небеса. Не значит, что это так. Многие считают, раз они хорошие, нравственные женщины, что попадут на...?...Это не значит, что это так. Многие считают, из-за своих церквей, и принадлежат таким, и эти великие группы, и великие доктора Богословия. Не значит, что это так. Понимаете?

Многие считают, что раз они говорят на языках, что имеют Святой Дух. Это не значит, что это так. Хотя Святой Дух и говорит на языках. Но до тех пор, пока этот настоящий, подлинный Святой Дух там не будет совладать с каждым Словом! Если в вас этот Святой Дух, который побуждает вас говорить на языках, оглядывается и не соглашается с остальным Словом, тогда это неверный дух. Понимаете?

217 Это должно исходить изнутри, а это Слово, от начала. "В начале творения Божьего", когда Бог начал творить, явил вас, понимаете. Вы образовались там как семя, и развились в то, чем вы являетесь сейчас. И тогда, вы все были во Христе. И когда Христос умер, Он умер, чтобы всех вас искупить. И вы — часть этого Слова, и как можно...Библия, Вся полностью! "Заповедь на заповедь, правило на правило; здесь немного и там немного". "Ни одна точка или запятая не пройдёт". Как же тогда вы, будучи частью этого Слова, можете не соглашаться с остальной Его частью, или с любой из Его частей?

Благословит вас Бог. Я уже просрочил. Я не хотел этого делать, держать вас так долго. Извините, что задержал вас, а не за то, что я говорил.

Друзья, мы подошли к самому концу чего-то.

219 Все, кто здесь, по-моему, это только члены этой церкви. Со временем не узнать, кто здесь члены. Я полагаю, что все вы постоянно сюда ходите. Позвольте мне вам рассказать, что произошло. Вы потерпите, скажем, ещё шесть минут? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Здесь есть проповедник мистер Оу Уокер из штата Орегон, который был здесь в то-в то воскресенье, когда я был здесь? Кто-нибудь знает? Это было очень, очень необычно.

Я пришёл сюда, внутри было так много людей, у меня-у меня было так много бесед, и все они заслуживали внимания: чей-нибудь сын, дети, женитьба, пьяницы, и-и разные вещи, и всё это заслуживало внимания. С каждым из них нужно было бы увидеться. Я не могу всего этого сделать. И я вверяю вас Богу, и держу над ними, в молитве, свои руки. Я сказал: "О Боже, я-я не могу. Пойди к ним, Господь, соделай...Ты знаешь, как это сделать. Я молю за каждого".

222 Билли мне позвонил. А я только что вошёл с Братом Бэнксом. Он сказал: "Папа, если ты..."

И, слушайте, иногда я вижу, как люди там проезжают, по проезду, заглядывают. И я выгляну к ним, потом вот так им помахаю, а они-они, чуть ли не отворачиваются. Я не хочу, чтобы вы так делали.

Однажды, когда мы там в Тусоне покупали для меня дом, у Брата Тони там было одно место, которое он для меня хотел купить, его цена была в три или четыре раза выше той, чего он стоил. Он даже готов был сам вложить в это столько-то тысяч долларов. Но попасть туда можно было только через охранника, который там стоял. Здоровенный...Это там охраняемый район. Но любой...Те люди, которые там живут, к ним нужно иметь письменное разрешение, потом этот охранник звонит и спрашивает у них, можно ли вам въехать.

225 Я сказал: "Можешь себе представить, мои братья и сёстры, которые приезжают встретиться со мной, которые хотят пожать мне руку и попросить у Бога о Его благословениях мне, представляешь, если я засяду там, Тони?"

Он сказал: "Ну, у тебя и так..."

Я сказал: "Тони, церковь и все остальные не дают людям близко подходить из-за того, — я сказал, — это из-за тех, которые хотят, чтобы я делал то, что им хочется".

Они, они говорят: "Господь мне сказал. Аллилуйя! Я никуда не пойду. Слава Богу! Господь мне сказал, что вы должны провести собрание в нашей группе. Да, сударь, слава Богу! Мне Бог это сказал. Брат Бранхам, если ты этого не сделаешь, ты точно отступаешь". А я там занимаюсь, понимаете. Вот из-за чего, понимаете. И из-за этого отказывают войти многим хорошим людям.

228 Точно как если человек пойдёт здесь охотиться в хозяйстве. Фермер говорит: "Иди. Можешь охотиться". А ты заходишь туда и подстреливаешь его корову; если заяц забежал под корову, всё равно стреляй только в зайца. Ты лезешь через забор, вместо того, чтобы подойти к проходу и перелезть, как полагается порядочному человеку; залезаешь на забор и вот так его ломаешь. Понимаете? И тогда он говорит: "Я запрещу вход!" Я ни чуть его не виню, ни чуть. Что же тогда получается? Он не даёт войти и порядочному охотнику. Всегда так. Зло всегда не даёт добру иметь превосходство. Всегда так.

Да, но те люди, тысячи, действительно нуждающиеся и приятные люди, любящие люди, полные Божьей благодати.

У нас так бывает, как эти люди вот так приходят. Мы не хотим, не хотим этого, нет.

Но этот человек пришёл...

Билли сказал: "Папа, прибегай сейчас же, быстро". Сказал: "У миссис Уолдорф кто-то умирает; надо срочно их навестить". И я побежал; пришёл сюда.

232 И возвращаясь оттуда, они сказали: "Там всего лишь один мужчина, сбоку, каждый день спит на боку, на подушке, сбоку здания". Сказали: "Он хочет, чтобы ты за него помолился".

Я сказал: "Ладно". Сказал: "Я его приму". Я вошёл.

Там, по-моему, сзади стоял Кадиллак, или какая-то большая машина. Я въехал, было...И тот мужчина сказал: "Здравствуйте". Он не был со мной знаком.

И я вошёл. И вошла Сестра Уолдорф, бедненькая старушка. Знаете, она была...

Вы знаете, что с ней было, не так ли? Да, у неё был рак; умерла в молитвенном ряду, где-то за час до того, как я к ней подошёл. Пришёл её доктор, показал...Это было где-то восемнадцать лет назад, рак в сердце, понимаете, а она и сегодня живёт. И она сейчас живёт в Арканзасе.

236 А тогда она была в Финиксе. И она сказала: "Брат Уилли, я ни за что не хотела бы вот так заходить, но, — сказала, — мне негде было остановиться. Не хотела...Этим людям сказали, что эта женщина умрёт, Брат Уилли".

Сказала: "Я не хотела придти с пустыми руками, хотела принести вам небольшое приношение, Брат Уилли, — сказала, — но я не смогла. Но я законсервировала черничного варенья".

О-о, когда я подошёл и увидел эти баночки варенья, которые она там держала, я...мне это показалось слишком священным, чтобы есть. Понимаете? Эта дорогая пожилая женщина, около семидесяти лет. Я сказал: "Сестра Хэтти..." Я-я не мог отказаться. Нет. Иисус видел, как та вдова клала свои три пенни, и Он-Он-Он не воспрепятствовал ей. Понимаете? Нет. Бог её за это вознаградит. Да.

239 Итак, Господь исцелил эту женщину, исцелил всё, что у неё было, открыл её пастору, что у него, что у неё было на уме, что ему полагалось делать, ещё кое-что. И, о-о, все они вышли с восклицанием.

Потом забежал Билли. Он сказал: "Папа, тот человек куда-то делся. Я не могу..."

Я сказал: "А кто это там в машине?"

"А-а, — сказал он, — какой-то мужчина приехал из штата Орегон, сказал, что у него какой-то сон. И я ему сказал: 'Не буду вас обнадёживать. Здесь триста таких ожидают'." И сказал: "И я сказал ему: "Просто запишите сон'. Сказал: "Всё равно у меня их здесь целая куча, вот такой высоты, я просто и его туда положу'."

Я сказал: "Приведи его. Дадим ему пять минут".

242 И как только тот мужчина вошёл; пять минут! Он сказал: "Я проповедник Уокер, — по-моему, так его звали, — из штата Орегон". По-моему, он из какой-то другой деноминации, пресвитерианин, кто-то из пресвитериан.

Он сказал: "Я видел вас лет двадцать назад. Я приезжал в Грaнтс Пасс, где вы..." Или, не в Грантс Пасс, но я забыл название города. "Там, — сказал, — по всей округе, каждый день в газетах печатали". Сказал: "Все об этом знали". Сказал: "Я даже не мог подойти к зданию, где вы находились, но я видел, как вы поднимались. И однажды, на улице, я подошёл, — сказал, — вокруг вас четверо или пять мужчин, и я пожал вам руку. И вы...Я сказал вам, что я — Брат Уокер, а вы сказали мне, кто вы такие". Сказал: "Мы перебросились парами фраз, и потом трое или четверо сопровождавших вас здоровых мужчин, поторапливая, повели вас дальше". Он сказал: "Я не был вашим критиком, и я не был на вашей стороне". Он сказал: "Я просто не понимал".

244 Он сказал: "Так продолжалось несколько лет, и через некоторое время, — сказал, — я...один человек сказал мне придти послушать плёнки, где-то три года назад". И сказал: "Тот человек проиграл плёнки. И когда он проиграл, — сказал он, — я слышал, как он говорил". И сказал: "Этот человек верил, что вы — пророк. Я сказал, я сказал тому человеку: 'Я в этом не разбираюсь; может быть, откуда мне знать'."

Итак, сказал: "Потом в наш город приехал ещё один человек, проводил собрание, и я с ним встретился. И он сказал: 'Я — пророк Божий на этот день'."

Он сказал: "Кто из вас там бывает?' Сказал: 'Я-я слышал, что один человек здесь слушает плёнки, говорит: "Брат Бранхам, там на востоке, пророк этого дня", и тому подобное'."

247 Он сказал: "Этот человек..." Я не буду называть его имени, потому -то не очень приятно слушать, понимаете. "И он сказал: 'Я знаю Уилльяма Бранхама, — сказал, — но у него абсолютно ложное Учение'. Сказал: 'Он не пятидесятник; он не верит в первоначальное доказательство'. И сказал: 'И ещё одно, он говорит, что есть меньшие и большие пророки. Ничего такого не существует'. Сказал: 'Или ты пророк или не пророк, и всё'."

Он сказал: "Ну, мистер, я с вами насчёт этого не спорил. Я просто сказал, что слышал, что этот муж, Уилльям Бранхам...и что тот человек заявлял, что он пророк'." Сказал: "'Я просто задаюсь вопросом, сколько же вас тогда'.

"Он сказал: 'Но я хочу, чтобы ты вот что усвоил. Я — пророк этого века'."

Он сказал: "Да, ты?" Сказал: "Да благословит тебя Господь и пребудет с тобой".

251 Он пошёл, как ни в чём ни бывало. И сказал, что организовал, среди своих братьев, серию из трёх или четырёх собраний. И он пошёл на почту, сказал: "Не-не приносите моей почты. Оставляйте здесь, пока я не вернусь назад, где-то четыре или пять дней спустя".

"Ладно", — сказали там. Повесили ярлык, чтобы не разносили.

Он пошёл и встретился со своей дочерью.

И по дороге назад он-он остановился у церкви. И в тот вечер он провёл вечернее собрание. На следующее утро, он сказал, что пришла мысль: "Пойду-ка заберу утреннюю почту". И когда он пришёл, на почту пришло одно письмо и попало к его дочери; его дочь передала туда, в утреннюю почту.

И он открыл его. И сказал, что это был один человек, мистер Хильдебранд, а это мой друг, это он проигрывал плёнки. Сказал, что мистер Хильдебранд передавал от имени Роя Бордерса (а вы знаете, что это один из моих управляющих), что я собирался проводить там собрания, с двадцать восьмого по первое число, приезжай и сам посмотри.

255 Он сказал: "Смотрите-ка, эти ребята пытаются втянуть меня в такое дело!" Понимаете? И он просто бросил письмо в мусорник, и пошёл, понимаете, вот так. Пошёл и провёл там в тот вечер собрание. И на следующее утро...

Потом он начал хвататься за сердце, до слёз, прямо там, в комнате.

Он сказал: "Мистер Бранхам, я понимаю, что мне придётся предстать пред Богом". Он сказал: "Я не знаю, спал я или что произошло". Он сказал: "Я видел сон. Скажем, что я спал и видел сон".

Сказал: "По-моему, мой сын, в магазине, засунул руку в кулёк". И сказал: "Когда он засунул, это был кулёк с яблоками, и они все были перевёрнуты". Сказал: "Когда я подошёл их взять, они все оказались зелёными яблоками, все они были надкусаны". Сказал: "Я брал их, клал назад в кулёк". Сказал: "Некоторые из них выкатились и покатились, так что я пошёл собрать их, и под...на траву". И сказал: "Они закатились под один из таких цепных заборов. А там проходило широченное супер-шоссе. Я взглянул на восток, и, — сказал он, — на востоке цепь держалась за большую скалу. И я пошёл туда, и думал, что отпущу эту цепь, потом перейду и принесу ему яблоки". Сказал: "Я начал опускать цепь".

259 Сказал: "Голос потряс всю землю". Сказал: "Земля колебалась у меня под ногами". И сказал: "После того, как она перестала колебаться, я услышал голос". И сказал: "Брат Бранхам, это был ваш голос, — сказал, — я знал; нечто подсказало мне это". Сказал: "Он

сказал: 'Я ещё раз пройду этим путём!'"

И сказал: "Я начал смотреть на верх скалы, вот так, и смотрел дальше, за облака. И там, высоко на скале, которая простиралась от востока до запада, вот такая заострённая, как пирамида, простиралась сюда до востока, и, — сказал, — там стояли вы, на таком коне, какого я ещё никогда в жизни не видел; большой белый конь, белая грива свисала". И сказал: "Вы были одеты как вождь индейцев, со всеми этими штучками, которые используют индейцы". Сказал: "У него был нагрудный знак; эти браслеты на руках, и всё такое кругом". Сказал: "Руки у вас были вот так подняты". И сказал: "Этот конь стоял там как военный конь, шёл такой гордой походкой", я спокойно стоял. И сказал: "Вы натянули поводья и поскакали на запад".

261 Сказал: "Я взглянул туда, и там было полно учёных". И на следующее утро...Это было в субботу. На следующее утро я проповедовал об учёных, знаете, что это от дьявола. И сказал: "Учёные там наливали всякое в пробирки и смешивали это". Сказал: "Вы остановили коня, снова подняли свои руки и воскликнули: 'Я ещё раз проеду этим путём!'" И сказал: "Вся земля поколебалась. Те люди поколебались, — сказал, — посмотрели вот так наверх и друг на друга, и посмотрели на вас. Они просто пожали плечами, принялись за свои научные исследования". И сказал: "Вы направились на запад".

"И когда отправились, — сказал, — я увидел этого мужчину, который, знаете, называл себя пророком, — сказал, — он подъехал на коне, который был смешанным, белый с чёрным". И сказал: "Он встал за этим большим конём". Сказал: "Это было, — сказал, — намного выше облаков, и дорога была где-то вот такой ширины". И сказал: "Этот конь просто..." Сказал: "Ветер развевал перья и весь ваш наряд, — и сказал, — грива и хвост коня развевались. Большой, величавый белый конь, шёл прямо по дороге". И сказал-и сказал: "Этот второй бежал за вами, появился со стороны Канады", а тот человек живёт в Канаде. И он сказал: "Повернулся и, — сказал, — направил свою лошадку, пытаясь сбить вашего большого коня; поворачивал его; заставлял его брыкаться на...Сказал: "Большой конь от этого даже не двинулся; он просто продолжал идти".

263 Сказал: "Потом, внезапно, — сказал, — вы повернулись". Сказал: "Это вы уже в третий раз говорили, но во второй раз вы сказали: 'Я проеду'." И сказал: "Вы не сказали там, как до этого. Вы приказали". Сказал: "Вы обернулись и назвали этого человека по имени, и сказали: 'Убирайся отсюда! Ты знаешь, что никто не может ехать этой дорогой, если Бог не назначил его на это. Убирайся отсюда!'"

И сказал: "Тот человек повернул". И сказал: "Он писал мне письма". И сказал: "На бедре его коня, — того чёрно-серого, смешанного, сказал, — на бедре его коня были написаны его имя, точно таким же почерком, как в его письме. И он поехал на север".

Сказал: "Потом вы поехали дальше; этот большой конь повернулся; далеко, на самый запад". Сказал: "Вы встали и вот так подняли свои руки". Потом он заплакал. Сказал: "Брат Бранхам, когда увидел этого коня, который стоял там; весь этот военный головной убор и всё остальное, и, — сказал, — этот нагрудный знак и всё остальное сияло". Сказал: "Вы, немного, подержали свои руки вверх". И сказал: "Вы снова посмотрели вниз, взяли поводья, сказали: 'Я ещё раз проеду этим путём!'" Сказал: "Вся земля вот так поколебалась". И сказал: "Из меня вся жизнь ушла; я просто упал рядом со скалой. Потом я проснулся".

Сказал: "Что это было".

Я сказал: "Не знаю".

266 На следующее утро...Джуниор Джексон, который видел сон о пирамиде, знаете, когда отправился на запад. Вы помните это? Он позвонил мне, где-то за месяц или два до этого. Он видел сон, который не давал ему покоя; он должен был рассказать мне. И я сказал: "Билли..."

Там стояло около двадцати человек. Он сказал: "Джуниор Джексон там сказал, что он должен рассказать тебе этот сон".

Я сказал: "Запусти его, где-то, минут пять".

Он привёл свою жену, как он сказал, в качестве свидетеля. Он сказал: "Я видел сон, Брат Бранхам, мы с моей женой ехали верхом". И сказал: "Я взглянул на восток и увидел что-то наподобие какой-то точки, как будто летающая тарелка".

269 Видите, мир не знает, что это такое, знаете. Вы знаете, что это происходит. Мы знаем, что это такое. Да? Мы знаем, что это исследующие Ангелы суда, понимаете. И как там в Пентагоне и тому подобное, как они прямо опускаются; и такой разум, как они могут [Брат Бранхам щёлкает пальцами-Ред.] лететь как вспышка и пропадают, ничем, что у них там есть, их не догнать. Понимаете, они не осознают, что это такое, понимаете. Пусть думают, как хотят. Они называют это летающими тарелками или как ещё. Они не знают, понимаете.

Сказал: "И я видел, как это приближалось, и я за этим наблюдал. И оказалось, что это был человек на коне". И сказал: "Он приближался со скоростью молнии". Сказал: "Я увидел, что он приблизится прямо напротив меня. И я остановил машину, выскочил. Когда это произошло, — сказал, — машина...конь находился на дороге, большой белый военный конь шёл величавой поступью". Это, конечно, Слово, вы знаете, шёл величавой поступью.

271 Сказал: "На коне сидел мужчина". Сказал: "Он-он был одет в западный наряд; не был ковбоем, но, — сказал, — вроде был похож на начальника рейнджеров". Видите, вся его верховная власть, с запада; индейцы над индейцами, над рейнджерами, понимаете. И сказал: "У того человека была опущена шляпа, и у него...смотрел в сторону". И сказал: "Когда он повернулся в сторону, — сказал, — это был ты, Брат Бранхам". Сказал: "Ты никогда так не говорил. Ты сказал: 'Джуниор!' Назвал его три раза. И сказал: 'Я скажу тебе, что нужно сделать'." И сказал: "Потом ты натянул поводья этого коня. Ты сделал где-то три прыжка и умчался в небеса, и ты отправился в западном направлении".

Он сказал: "Через минуту, я оглянулся по сторонам, и вот подошёл конь, поменьше чем тот, той же породы, но поменьше, и встал". Сказал: "Я обошёл вокруг, сказал: 'Должно быть, это он послал его для меня'." Сказал: "Я залез на него". (Джуниор тоже немного поездил верхом. Он сказал: "Знаешь, Брат Бранхам, как своё седло подходит себе, стремена и всё остальное?") Сказал: "Я подумал, что ж, это мне в самую пору. Так что я натянул поводья, и в небеса". Сказал: "Я натянул поводья и остановил его, развернул его и поехал назад. Понимаешь? Когда вернулся назад, — сказал, — я остановил коня, слез и заговорил со своей женой. Конь пропал". И он разнервничался.

273 Затем, позавчера, три дня назад приходит Лео Мерсер, приходит с точно таким же сном, ничего не зная о том; о том, как большого белого жеребца пытались скрестить с самкой, и не могли этого сделать; нервничали. Сказал, что я подошёл туда, сказал: 'Лео'," и сказал ему то и то. Я не хочу здесь этого говорить, понимаете, но я ему кое-что сказал. "Сказал: 'Разве не видите? Так вот, знайте, я не знал, что у Эда Дальтона был зять, а у зятя была собака с таким именем. Ты узнаешь, Лео, что видишь сон. Но когда проснёшься, запомни это!'" И сказал: "Я никогда не слышал такого повеления".

Примерно в то же время приходит Рой Роберсон, сказал: "Брат Бранхам, ты помнишь ещё тогда, до того как ты впервые выехал из церкви? Мы были...Я видел, как ты сидел, как будто в Палестине. Мы все присутствовали, совет и остальные, сидели как бы за столом вечери Господней, и потом ты заговорил". Сказал: "Сошло белое облако и охватило тебя, унесло тебя". Кто из вас помнит сон Брата Роя? И сказал: "Белое облако тебя унесло, — и сказал, — и тебя не стало. Я пошёл по улицам, взывая и плача".

275 Когда я туда подошёл, а у него рука покалечена, следил за этим. Он бросил грабли и начал плакать, когда увидел, как оттуда выходил. Я не виделся с ним, так что он рассказал мне сон. И он сказал...И он собирал граблями. Я сказал...

"И-и ты ушёл". Сказал: "Я пошёл по улицам, везде, пытаясь отыскать вас. Я нигде не мог вас найти. Я взывал: 'О-о, Брат Бранхам, не уходи!'" Сказал: "Сошло белое облако и объяло вас, и унесло вас от нас, на запад". Это было до пирамиды или чего-нибудь ещё. Понимаете? Сказал: "Оно унесло вас в западном направлении. И я плакал и ходил по улицам".

Сказал: "Через некоторое время я пошёл и сел за стол. Я, случайно, взглянул к главе стола". Сказал: "Я только видел, что до сюда ты был белоснежным". Сказал: "Ты там стоял". И сказал: "Ты говорил с авторитетом. В этом не могло быть никаких догадок". Сказал: "Все чётко понимали, что ты говорил".

О-о, мой брат, сестра, вы все сейчас осознаёте, я знаю, что это означает. Понимаете?

279 Просто будьте бдительны! Не отходите от Христа. Позвольте мне, как служителю Евангелия, предупредить вас сейчас об этом. Не принимайте никакой глупости. Ничего не воображайте. Не двигайтесь с места до тех пор, пока глубоко внутри та внутренность не заякорится за Слово, когда ты прямо во Христе, потому что это единственное, что будет...Потому что мы живём в самом обманчивом веке, который только был. "Обольстил бы самих Избранных, если было бы возможно", потому что у них есть помазание, они делают всё как и остальные.

Очистите свои жизни. Оплатите долги. "Не будьте никому должны", — сказал Иисус. Так вот, ну, я имею в виду, например, аренда за дом и всё остальное, это всё нужно выполнять. Уладьте всё, что за вами числится. Всё исправьте. Подготовьте. Приготовьтесь. Помните, во Имя Господа, нечто должно произойти.

281 На этой неделе я отправляюсь в горы, не только для охоты на белок; конечно, я люблю охотиться на белок. Но я отправляюсь для этой цели, со словами: "О Боже, я не знаю, куда сделать шаг, и я не хочу упустить этого. Помоги мне".

Молитесь за меня. Вы будете? Я буду молиться за вас. Я надеюсь, по милости Божьей, что я встречу каждого из вас, и мы встретимся в той лучшей Земле, чем эта.

А для чего мы сюда приходим? Что мы делаем? Неужели мы приходим сюда поиграть в игру? Неужели мы приходим сюда, собираемся как ложа? [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре-Ред.] Ведь Христос не может придти, пока та Церковь не будет в полном порядке. Он ожидает нас. Я верю, что мы в конце.

284 Взгляните-ка, в Калифорнии. Посмотрите на восстания. Смотрите, убито девятнадцать человек, расизм. Разве я вам здесь, не так давно, не говорил, что этот Мартин Лютер Кинг устроит своему народу резню? Кто из вас это помнит? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Дело не в чернокожих; это их лидеры их подстрекают. Дело не в интеграции, сегрегации или как там это называют; это всё дьявол. Это точно. Не только белые, чёрные; все они такие. Это дьявол.

Умственные способности и рассудок человека подорваны. Не осталось никакой надежды. Безнадёжно. Кругом всё насквозь прогнило. Умственные способности человека; они не могут принимать решений.

Я не политик. Я ни демократ, ни республиканец. Все они превратны. Я за одно Царство, и это Царство Иисуса Христа. И всё. Но разве там когда-нибудь были такие марионетки, которые там сейчас сидят, как те техасцы там? "Конечно, — говорят, — всё, что пожелает народ! Если они хотят коммунизм, дадим им коммунизм. Если хотят интеграцию, дадим им интеграцию. Хотят сегрегацию, дадим всё что угодно". Ведь это...Где же муж?

287 О Боже! Так и за кафедрой. Где же муж, муж, который будет мужчиной, который стоит за принцип? Где же женщина, которая стоит за принцип? Где же церковь, которая стоит за принцип? Я и гроша ломанного не дам за этот колеблющийся, уступающий дух компромисса. Женщина есть женщина, так пусть будет дамой. Если мужчина — мужчина, пусть будет мужчиной.

Если он президент...Где наши Джоны Квинси Адамсы? Где наши Авраамы Линкольны, мужи принципа? Где наш Патрик Хенри, сказал: "Дайте мне свободу или дайте мне смерть"?

Где же муж, который стоит за правду? Где же тот муж, который не боится высказаться? Несмотря ни на что, хоть весь мир против него, высказываться в защиту правды и стоять за это, и умирать за это. Где снова сегодня наш Арнольд ван Винкельрид? Где этот честный, прямой муж? Где же муж с духом? Они такие непостоянные и скользкие, что даже не знают, на чём стоят.

290 Боже, позволь мне, как служителю, стоять на принципах одного Мужа, Слова Иисуса Христа. "Ибо небо и земля пройдут, но Оно не пройдёт. На сей Скале Я построю Церковь Мою; врата ада не одолеют этого".

Давайте встанем.

Блажен союз, что нас

В любви Христа связал,

Общенью душ, которых спас,

Он образ неба дал.

Теперь возьмитесь за руки.

Грустна разлука нам;

Но верим мы, что вновь

Мы встретимся иль здесь, иль там,

Где вечный Бог — любовь.

Доколе мы свидимся,

Мы свидимся у ног Христа;

Доколе мы свидимся,

Бог с тобой, доколе свидимся.

291 Теперь склоним свои головы, в то время как Брат Невилл распустит нас в словах молитвы.

Приходите сегодня вечером. Сегодня вечером здесь в Скинии мы ожидаем могучее служение. Благословит вас Бог. И молитесь за меня; я буду молиться за вас.

Не думайте, что я фанатик, друзья. Не думайте, что я вам пытаюсь что-то внушить. Я вас люблю. И у меня есть принцип, это Библия. От Него нельзя отнять ни одного Слова. К Нему нельзя ни одного слова добавить. И я верю Ему так, как Оно написано.

Теперь склоним свои головы, и наш верный, добрый пастор распустит собравшихся. Благословит тебя Бог, Брат Невилл.

And Knoweth It Not  

1-1 Thank you, Brother Neville; the Lord bless you. I got into something, didn't I? I--I want to thank the Lord real well for undertaking for Brother Capps' boy. It--it just so happened that this is a little time that I come back to Indiana. I know that they're not recording this; I suppose not. And so then, I don't see nobody in there. So they, I come back to go squirrel hunting. And so, I guess Charlie's going to have to put up with me, him and Nellie and them down in Kentucky now for a day or two to squirrel hunt. So I--I'd rather miss anything, any other kind of recreation then come here on about the middle of August and go squirrel hunting with Charlie, and Banks, and all of them. It's kind of a traditional thing with me. And so, I took Joe...

1-2 When we was here the other time, everybody got sick; the change from that real hot climate down to this--to this cool climate you got here. I know you think this is not cool, but you come out to Arizona once. It was a hundred and nine in the shade when I left the other morning; and then at around midnight in the night, when the cool air came down off the mountains, it was still ninety-six. See? That's at midnight when the cool air was coming down. And so it's--that place is all right in the wintertime, but it's for scorpions and lizards in the summertime, not human beings. Even all the animals take off for the mountains. They just can't stand it.

1-3 And I'd been out shooting my little rifle in, and I... Somehow I just want to tell you about the little Capps' boy. And I said... And Joe, I'll just have to give him the rifle, 'cause he can out-shoot me. We'd got it shot in, and I--I was driving tacks at fifty yards, and I said to--to Joe... Joe said, "Daddy, I believe I could do that." (Poor little fellow had had a headache. I'd been praying for him, a high fever. He went out to the range with me, and... ) Any two over ten bore in a twenty-two rifle, it crosses its line of fire at twenty-five yards and then again at fifty, just the same if it was two over ten. So then--then I had shot it in at twenty-five yards. And so I'd two more tacks and I put them up, and if Joe didn't drive both them tacks. I didn't have any more tacks, so I put a little bit a piece of old clay pigeon that'd been bursted there, what trap shooters shoot at, just about a quarter of an inch across, and took it out on fifty yards, and he cut it half in two. And the scope was set for my eyes, just a few years older than he was. So he said, "You know what? I've got to go by and tell Billy to keep off of my feet from now on." See?
So--so I said, "Well, I'll tell you what"; said, "let's go down and show Brother Norman that."

2-1 I said, "Joe, in matches across the world..." I don't care who it would be, nobody... Now, the tacks weren't drove sideways; they were drove straight through. And that piece not over, I guess a 1/4 of an inch and a 1/16 thick and 1/4 of an inch high, he cut it half in two at fifty yards. I said, "There's no one in the world could've made a better shot. They could... Champions could've done the same thing, but you couldn't have made three better shots than them. The tack's not bent, just a straight hole through the paper where the tack went through. And I said, "No one could've made a better shot." I think his headache left him right away.
And I said, "Well, let's go show this to Brother Norman," which works for the Field and Stream, Brother Tony Stromei's sporting goods place.
He said, "Let's go by Billy's first." He said, "I--I just want to tell Bubby something." See? And frankly, his brother's never done that good...?... like that. So he said, "We go by there first."

2-3 Then just as I got in the door, Billy was still in his pajamas. And he said, we went out early, 'cause it gets so hot, and so he said... The phone rang, and I said... He kinda looked at me like that. I said, "Maybe a sick call." And it was Brother Capps for his boy in the operating room then with peritonitis and that pending. And just now he told me his boy is recovering real, real good.
So see how God just worked that, even in the voice of that little boy, Joe. Instead of going down to Brother Norman's... Wouldn't have been there, and come up, and Brother Capps and I joined together. I don't say it was our prayers that did it, but it did mean something to him for us to make contact like that. And frankly, that's why... Well, you got--you've got to have faith in what you're doing. See? And that--his faith to call, and Billy was... He was putting in money, and he said, "This must be a real long distance," said, "putting pretty near five dollars worth of change in a--for a three minute call."
I thought it'd be coming from New York or out in one of the islands or something, but he made a person to person call to get Billy instead of Loyce (You see?), and that's what cost him to do that.
And now, his boy is recovering. Brother Capps said the doctor give him very little hope of ever coming out of it (You see?), from the operation, and we're thankful to God this morning: very glad for Him.

3-1 Now, we got in towards daylight this morning, and now, I had about three hours sleep, and--and I'm pretty tired. But when the church--come time to come to church, why, I come down.
And I, the Lord willing... Now, I've got to go down in Kentucky, as I said; then I've got promised to speak one Sunday while I was back here, and I'd better make it this next Sunday, because the following I'll be... I have to go back, because I'm going away again up in Canada. So I--I better make it next Sunday, and next Sunday morning.
And Brother Neville said, "Why don't you just go out, and greet the people, and talk to them just a few minutes?"
I said, "Brother Neville, I haven't even opened my Bible, hardly," I said, "I--I..."
He said, "Well, go out and say something to them."
Sister Neville, I--I don't know how you do it that... He's a very persuasive fellow. Ha ha.

3-5 But while... I don't get a chance to say this when the place is all packed, and crowded, and everything, but I'm very grateful to God for a pastor like Brother Orman Neville: faithful, just as faithful as he can be to the cause, and never hear him grumbling. I set back there. I had a good half-hour's talk with him while I was enjoying Brother Mann; and so, I'll tell him more about that when we get to Colorado this year.
So when we was enjoying his message; and I got in a good talk with Brother Neville. I said, "I don't even get to tell the people nothing about our fine pastor." I said, "Are the people treating you right?"
Said, "Couldn't be any better."
And I said, "Well, that's what I'm glad to hear." When a pastor's satisfied, and the people's satisfied, it makes a real good church. And then God is satisfied. And I think to see them satisfied together, especially in this day of the message that we're carrying. I think that shows the continuity of the message with the people and with God. See?

3-8 And I'm very grateful for Brother Orman Neville and his fine wife and family. And I pray that God will keep them loyal to Him and the cause. And if it so please Him, may we be standing here in the Tabernacle when the Lord Jesus comes for us (You see?), to take us away at the rapture. We hope we're both so old, Brother Neville, that one will have one arm around the other, and stand there on our canes still trying to hold up. You see?
But then we'll be changed in a moment in a twinkling of an eye. These old robes of flesh we'll drop and rise, and seize the everlasting prize, and shout while passing through the air. Farewell, farewell, sweet hour of prayer. We moved on up then.

4-2 Heard about Brother Coomers' healing from the Lord, and so thankful for that. So many things... So I am grateful to be here this morning, and I thought instead of... I'm always coming here with a certain text and speaking... I thought I'd just come out this morning. I said, "Brother Neville, I'll watch the clock real easy, and probably let the people out on time, and--and just talk to you from my heart, a few minutes; just things that we just have--know they're not taping it or anything, so we just have fellowship while it's just the church folks here (You see?), just us together." So let's pray.

4-3 Dear Jesus, we are grateful to You for the privilege that we have of assembling together, here, and oh, as I looked upon this tabernacle early this morning after midnight, passed by, I thought of how You have stood by it. I think of the old pond that was here, big old weeds standing up right about where this pulpit's at. As a little boy I stood here. Mr. Ingram said we could have the lot for just a little money, and pay something down and no money, no collateral, or nothing to offer, but just try. How that it then, it's full face value was a little over two thousand dollars, with twenty years to pay it out.
And now, Lord, look at it now. While it was in its infancy, still setting down in a hole here, water pouring into it, how that You promised us by the Word: "I, the Lord hath planted it; I'll water it day and night lest some shall pluck it from My hands."
The same time the people said, "Within six months, it'll be turned into a garage."

4-5 But literally thousands of souls have found Christ here at the altar. And the tabernacle, the baptistery has constantly... People has been baptized in the Name of the Lord Jesus, calling upon His Name, washing away their sins. Hundreds of crippled, afflicted, blind, halt, lame, cancer-eaten, has walked away from this platform, come in dying men, women, boys, and girls, and gone out to live a new life with new flesh on their bodies and walking again, and leaving their wheelchairs, crutches and so forth. Oh, God, this thirty years of service...
Father, remember the morning that we laid the cornerstone. And You gave the vision over there, showing the place packed and jammed, a beautiful corner; I--I knew that that could not fail. So I thank You for all these things.

5-1 Many of them has done fought a good fight, and finished the course, and kept the faith, laying yonder, waiting, resting now from their labors and their works following them, waiting for the hour for the trumpet to sound and to spring forth again into new life, a new body. Many of them old and shaken, some young, middle-aged and so forth... But Thy Name be praised for all.
Now, we're standing here again, before the--the living and the dead. I pray that You'll anoint Your Words this morning. I don't know one thing to say, but I pray that You'll furnish that; which You've always did it, Lord.
Bless our pastor, Brother Neville; his wife. Bless the trustees, deacon boards, every member of the Body. May together we live so in this life, that in the life to come we'll have Eternal Life.
Help us this morning to take corrections from the Spirit and the Word, that we might prepare ourselves as we move away from the doors this morning, determined in our hearts to live a better life than we have in the past. We ask it in Jesus' Name. Amen.

5-4 Now, I--I just opened the Bible here, and it happened to be a few minutes ago... I'm in Revelations 3, so I'll just read here, on the--the message to the Laodicea church.
And I want to announce, also (Brother Neville was just telling me.) Brother Parnell (just happened to look down and see him setting here) is in a--in a revival, just this side of Memphis, at the--the... Any of you know where the old Wimpy, the hamburger stand used to be, he's got a tent setting in there, trying to bring in the sheaves and find if there's any lost ones out in that way that's been ordained to Life, that he might win through his ministry to Christ. And he closed it up for Sunday on account of the services being at the Tabernacle, and--and that's very loyal of the brother. And we want you to know that the service will be open Monday night following next week, and I know you're all cordially invited out to hear Brother Parnell bring his message of the love of Christ.

5-6 And now, let us read from Revelations the 3rd chapter, just a portion to say that we read the Bible, because what I say might fail, but what He says won't fail. And I don't know where to start from, what to do, where to go, but let us read the Laodicea church age.
And unto the angel of the church of the Laodiceans write; These things saith the Amen, the faithful and true witness, and the beginning of the creation of God; I know thy works,... thou art neither cold nor hot: I would thou wert cold or hot. So then because thou art lukewarm, and neither cold nor hot, I will spew thee out of my mouth. Because thou sayest, I'm rich, and increased in goods, and have need of nothing; and knowest not that thou are wretched,... miserable,... poor,... blind,... naked: I counsel of thee to buy of me gold tried in the fire, that thou mayest be rich;... white raiment, that thou mayest be clothed, and that thy shame of thy nakedness do not appear; and anoint thine eyes with eyesalve, that thou mayest see. As many as I love, I rebuke and chasten: be zealous therefore and repent.

6-1 You know, somewhere in there as I was reading, I--if you'll excuse me a minute, I--I found some place that sounded good to me. And I don't know just where it was at now. Here it is: "And knowest thou not, wretched, miserable, poor, blind, naked." Oh, my. That's kind of the picture here of the church of today. Now, it's... I--I think that that church age here that we're speaking of... 'Course I've got the church age coming forth now in the books. But being that is the Laodicean church age that we're in, let's just look at the conditions.
I don't want to take any text or anything, because we're not... It just talking casually, as we'd see to talk on, whatever the Lord would lead us to do. But something that would help us...
Let's think of the Laodicea church age, and its condition, today. As far as I know, I don't see anything to hinder at this time the coming of the Lord Jesus, outside of the readiness of His church. I think that's one of the--the prophesies.

6-4 Yesterday coming up in the car... We drove it in two days from Tucson here, right two thousand miles, Billy and I. And so we... Now, that wasn't breaking any speed laws. We stayed right... I set there if he's driving, and I... I'm all--all got my fists back like a shotgun with the hammer back. I see him going... I said, "Wait a minute, boy." Now, we're told, "Give Caesar what's Caesar's."
Then we come in down here last night, a little girl lying sprawled across the road, about three years old; mother dead over in the ditch. Some drunken boy coming from the ROTC., he's eighteen years old, driving a hundred and twenty miles an hour on the left hand side of the road: killed, and I guess he was dying too. Then you could realize what it is. "Give Caesar what's Caesar's."

7-1 Innocent people dying. A little three year old girl lost her life, because of some drunken soldier (See?) driving hundred and twenty miles an hour, estimated, on the wrong side of the road. Coming up over the hill and shot right down, and killed them all right there together. I... He was dying too, so... Then you can see, even though the innocent party was doing...
Now, that boy is guilty of cold-blooded murder. See? I think if a man would be caught on the road drinking, he ought to be given ten years flat for premature, premeditated murder: any man. 'Cause they just... Any man that...

7-3 We'll--we'll never do any good with politics. It's rotten. God's idea of having a king, a righteous king, is right. But politics just simply spread out; you can buy anything out: cheat, lie, steal, everything else as I said a few Sundays ago. And look where you're at. See, nothing but just a crooked mass of everything. But a righteous king can make his own laws. And you can kill a man, if you know good in politics; that's all right; you can get out of it. See? And so it's--it's the... Democracy is a good idea, but it won't work. Just like Communism, all things in common. It sounds good, but it won't work. No. God's way of having a king like David was--was right. And you got one mind centered over... Just like one leader in a bunch of geese or so forth. You can't get two or three of them. Then you mess them all together, you come up with any kind of an idea. So we find the conditions today ready for the coming of the Lord.

7-4 But while Brother Neville and I, and these other brothers are trying to shepherd a flock, I've got something on my mind now, that comes that we might talk about. That is, I got a letter the other day from a fine lady. I never got it; it come through another person. And she was certainly tearing me to pieces, or trying to. Was saying, "Did you ever... Can't you Christian Business Men do something to stop Brother Branham?" Said, "Because that he's got this book out now called the 'Laodicean church Age,' bringing out more." And said, "He's just simply tearing Pentecostal doctrine to pieces." Said, "Now he's talking about the initial evidence ain't speaking in tongues." And said, "Then he's against women preachers." (And this was a woman preacher.)

7-5 And her boys, some of the best friends that I got in the world, she... They are among the best friends that I got. And she said now...
And this man and wife (I was eating breakfast with them), they said, "Brother Branham, look at this, would you think it?" and pulled out a letter.
I said, "Well, sister, she just don't understand."
The boys told me their mother was a woman preacher, and that she didn't go for the message. And now, she says in here--she said now, he said, "Women should not have authority over men." Said, "How about Phoebe in the Bible, Paul's helper."
Certainly. She was a seller of goods. And Paul asked the people... Do you think Paul would say, "Let the women keep silent in the churches," not permitting them to speak, and turn around and say, "Now, Phoebe, my helper in the Gospel, she's going to preach a few nights." Why, he'd contradict his own word. See?
And said, "Then to top it all off (I believe it was Esther, was one of the judges in the Bible), said a woman was a judge in the Bible. If that's not authority over men..."

8-4 And this businessman that was healed right here in the church not long ago, he said... Now, his wife said, "Brother Branham, that always puzzled me.
I said, "Why, Sister, how would that puzzle you?"
She said, "Well, here is a woman judge."
I said, "That's politics, not the church. That doesn't have nothing to do with the church. Paul said, 'Let it be under obedience as also saith the law.'" And the law can't put a woman up to be a priest, can't put it up... You never seen a woman high priest; you never seen a woman a priest nowhere in the Bible. You never seen a woman a preacher in the Bible. Certainly, some of them was prophetess and so forth, Miriam and different ones, and Esther or one of them was a judge over Israel. Sometimes they were queens over them and so forth like that, king and queens. At the decease of the king, the queen had to take his place till they elected another king, and so forth.

8-6 In Tucson---in Tucson, Arizona, we got a woman judge there in the city. That's the reason the city's so polluted. And we got... A woman ain't got any business in politics. She's got no business in the--in over--over any authority in the church. Her place is a man's queen at home. Outside of that she has nothing. And we know that to be the truth. You'll never find... I know that sounds old fashion, but I'm responsible.
And I know that after my going away from this earth them tapes and them books will be living on, and many of you young children will find in the days to come that this is exactly the truth, because I speak it in the Name of the Lord.

9-1 Now, we wonder how a woman that's a good woman, and she has brought on this earth by her loyal husband, a good man, some of the finest boys that I ever met; they're men. That I've ever met... And just quickly, just as soon as they heard the message, they were sold on it one hundred percent. Now, that could only come by foreordination. It's the only way it can come.
Now, the question is here; I was thinking that. See, now, while the Lord was bringing me back, "and know it, knowest--know it not thou art naked, miserable, wretched, blind, and know it not."

9-3 Before I get to that spot, I might brief what I said a few days ago here in a message on, I believe it was, the God of this world blinded the eyes of the people that they absolutely worshipped the devil in religious services. Did you all get that? All of you understood it?
Then in that same message I brought the subject that a woman wearing immoral clothes indecently, she is to be judged at the judgment bar as a street prostitute. That sounds awful strange.

9-5 Let me draw you a little picture. Now, here is an attorney in the city, a young fellow. And he's a nice man as far as--as politically... I imagine he may be decent in his politics; and then he goes with a girl that's very popular. They fall in love and marry. They attend all the parties and the great things, and they all drink together. Finally, she... He has a nice home; he lives in a nice neighborhood. He's well thought of amongst the people, but he... Both of them drink; she wears shorts, cuts her hair, wears makeup, everything just as sexy, is beautiful woman displaying herself.
Well, she never goes to church at all, neither one of them. So moving in next door to them, comes a woman from the Baptist church or the Methodist church, her and her husband. Now, this woman... Let's make it Methodist, because the Methodist go a little more on holiness than the Baptists, all except the New Testament Baptist; they believe in holiness. But usually Baptists don't go for holiness at all (See?); they don't believe in such a thing. So then now, let's make it Methodist 'cause they believe in holiness.

9-7 And then a Methodist woman moves next door to this woman on the same street. Her husband is a--let's say he is a public accountant and--or some office. Well, this Methodist woman looks over to the other woman, and when this lawyer goes out of town... His name is John. Say, his name is John. Now, don't presume on that now. I'm just taking fiction names now; and his name is John. Well, she used to go with Ralph. And that's fiction name, all of it (See?), just so you can get the story to make the picture.
Well, first thing you know at a drunken party, Ralph hugs her again. Well, she gets all fired up, because she's in love again with Ralph; she thinks. Then after while Ralph begins to meet her, and she can put it over John, pull it over his eyes, and she thinks she's a pretty smart duck, because she can run with Ralph, married to John.
See, the woman don't even have the very bearing of decency. And she thinks nothing about that.

10-3 But this Methodist woman has raised up in another bracket. She does, at least, go to church; and she thinks that that woman is horrible. Why, she says to her husband, when he comes in, "I see that man go in there and meet her. And when John's out on a case somewhere, Philadelphia or somewhere; he takes her out in his roadster, and they lay out on the beach. I see them come home; don't even pull the curtains down sometimes, kissing her and making love to her and after... Oh, isn't that awful," she says to her husband. "Why, she's nothing but a public prostitute."

10-4 It's true. She's worse than a public prostitute, because she's a married woman. See? And she... This woman, this Methodist woman thinks that's horrible. She never goes to church.
Now, this Methodist woman would not do a thing like that. No, indeedy. She's a decent woman. And another thing, she would not touch a bit of whiskey, because the Methodist church, ninety percent of their program is prohibition against whiskey, against whiskey. So they got a prohibition program, and them people of that Methodist church don't live no higher than that church teaches.
But this same woman, this Methodist woman goes out in the evening with her husband, wearing shorts on Sunday after Sunday school; she cuts her hair; she wears lipstick; and even smokes a little.
Now, in God's Word, they're both prostitutes. But this one here is naked, miserable, wretched, blind, and don't know it. One's just as guilty as the other. For a man that looks upon a woman to lust after her has committed adultery with her already in his heart.

10-8 And if this woman... Now, she'd say, "Now, wait just a minute, Mr. Branham. I'll give you to understand, I am no prostitute." My sister, maybe if you'd be took before a Bible, put your hands upon It in the Presence of God and swear an oath that you'd been just as true--true to your husband as you could be. Your body belongs to your husband, but your soul belongs to God. There is a evil spirit that's anointing you. If that--if you're not, then you're... I can prove that you're totally insane.
What would've happened to your grandmother if she'd have walked down the street with them shorts on? They'd have put her in the insane institution; she come out without her dress on. There's something wrong with her mind. If it was so then, it's so now.
So it throws the whole world into insanity. The whole thing's insane. And it's so gradually crept in till the people don't know it.

11-3 Now, is she a prostitute? Not by her husband's vow to her body, but before God she's got an evil prostitute spirit on her that makes her dress like that, and she's in the Laodicean church age and don't know that she's doing that. The innocent woman don't know that God will judge her for a prostitute. There you are.
You get it to her. You can't tell her. There's no way of getting it to her. The Bible said, "They're naked and don't know it."
If you'd call her a prostitute, personally, she'd have you arrested; she would. I never talk personally about anybody. I talk about sin. I don't say, "This certain church, Mr. So-and-so here, Reverend So-and-so, he's a..." No, no I say that--the doctrine of that see, the whole thing together. I don't call individuals. It's not individuals; it's the system that they're in; it's the world system.

11-6 Brother George Wright setting here--he's seventy-five or seventy-eight years old, I guess. What would you think would've happened if you'd have went to see Sister Wright someday, and she'd have been standing in a pair of shorts? Why, you'd have never... You'd have--you'd have had the woman locked up. You'd have never married her.
Well, if any young man in that day would've done it, the same thing would've took place. Well, if it was sin and wrong then, it's the same thing; but the people has growed into insanity.

11-8 Let me prophesy something to you just before it comes to pass. The whole world is groping in insanity, and will get worse, and worse, and worse until it'll be a bunch of maniacs, and it's almost that way now.
Could you imagine a man driving with his lights off on the wrong side of the road, a Ricky, a young kid supposed to be right out of high school? Killed a bunch of people... Does that stop them?
The next one came right behind him doing the same thing. Can you imagine a young man that thinks of himself, anything of himself, getting out here and acting the way they do? Could you imagine a young woman in the bloom of womanhood, beautiful, well-built, shaped, profile, face, beautiful... And the very thing of her being pretty shows that we're at the end time. See, she's went altogether to worldly feature, worldly things and not the beauty of holiness, sweetness in her soul. I've seen women, on the outside of them wasn't nothing to look at, but you speak to them one time, talk to them a few minutes; they're real genuine something that you can't get away from. See, beauty of the outside is of the devil; it's of the world.

12-2 Look at Cain's children, how they went into it. When the sons of God saw the daughters of men were fair, they had taken unto them wives, and God never did forgive them.
Look, when them Israelite women with callused hands and hair stringing; when those sons of God came up through the land of Moab and met them dainty women with well set hair, fancy and a lot of manicure on their faces, or what you call it; and when them sons of God saw those real fair women, and a false prophet said, "We're all the same." And they married among them, and God never did forgive them; they perished in the wilderness. Every one of them died there without hope, without God, and is eternally lost, damned forever though they had seen the goodness of God; though they had drank from the fountain that never runs dry. They'd drunk from the smitten rock. They'd seen the brass serpent perform miracles. They come out from under the baptism of Moses in the sea. They had seen the hand of God. They'd eat angel's food and done all of those things. But married in--let women--and bring them in, and marry among them: not commit adultery, just marry among them. God never did forgive it.

12-5 That's the second time it met. Now, here we're on a third time--more deceiving now than ever. I know that's hard, and I've often wondered in many ways, how will it ever be? Why do I have to talk so rashel to people? What makes it so? And yet I notice, if it wasn't God, there wouldn't be nobody; not a woman would set and listen at me. But they come back, because there's somebody that's got a little anchor of truth there that knows that that's right; regardless, they know it's right.

12-6 Now, watch what happens. I know it's hard. And it's just like if a doctor give you medicine; and you refused to take it, then don't blame the doctor if you die. And this is like medicine.
What about these people that always claim to me being a woman hater. You see, you just watch the way the women act, and I'll show you where the church is. The women's morals is a Laodicea, in the world, physically: naked, miserable, blind, and don't know it.
The--the people, the women of the world, and the church is in the same stage. Watch the natural type the spiritual right through each time.

13-2 Now, someday at the judgment bar... I know it's not popular to say it, and if a man's not ordained to say it, you'd better not say it 'cause your impersonating, and then you'll get in trouble sure enough.
Now, notice. I've actually, look like at times, held a woman's mouth open and poured the medicine in her mouth; and then hold my hands over her mouth, and she'll spit it out every time. What if a doctor did that to a patient, then the patient died because they refused to swallow it, the medicine. At the judgment bar, when all these things like cutting hair and wearing shorts, and...

13-4 I'm only building. The hour's close at hand when you're going to see something happen, when something's going to take place and all this background here, has only been laying a foundation for a short, quick message that'll shake the whole nation.
Why, I've been picking on women: it's just been laying up here, for something you could hit around the head with it. Even trying to tell them what's right, and I hold my hand down like this is to where their mouth; they spit it out. Then who could blame the doctor?
How you going to say at the day of the judgment, when the very voices that's cried out against it, will play the record right back in the face of the people? Then, how are they going to get away from it?

13-7 Spit it out between your fingers. Pour some more down and kind of shake their head, go back, and go back: won't do it. Yet, they come back again and pour it in again. Then who's to blame? Not the doctor, not the medicine, but the attitude of the person. It's exactly.
It'll be a horrible day one of these days when this sinful adulternous generation stands before Almighty God.

13-9 As I see my years creeping up, my shoulders stooping, and I know... Thirty years here in this platform, yes, thirty-three years here on the field; that's a long life. That's thirty-three years of service. Only one regret I have: that I didn't have a hundred and thirty-three years of it. For this will be the last opportunity I'll ever have, while here mortal to preach the Gospel; God help me to stand true as true can be to that Word--say just as He said.
What made that Methodist woman; how could you ever get it to her? Here she is in that Laodicean church age.

14-2 Now, we'll take the Pentecostal woman. She shouldn't wear shorts, makeup, or cut her hair, but she looks back down at the Methodist: "Say, look at that woman do so and so." Say, the woman don't wear shorts but she said... And herself with bobbed hair... See? Higher you rise in God, the more sinful the whole thing looks.
And then sometimes in prayer you can imagine when the Holy Spirit take you up into a sphere, then the whole thing looks chaos. Then when you come back down, just seem like you're--to the people you're a rascal, that you're--you're nothing but an old sarcastic, you're a fool, because you stand as an old crank and always rebuking the people, but if you ever climb into them spheres one time, when you can be in the presence of God--not through emotion, but through genuine Holy Spirit lifting up--the whole thing is wrote "Ichabod"; the glory of the Lord has departed from the whole denominational outfit. That's right. There's none of them that's right.

14-4 Now, let me draw you a little circle. If I had a blackboard... But I want you to watch here. I'm going to make one ring like this. I'm going to make another ring on the inside of that ring; that's two. Then I'm going to make a ring on the inside of that ring; that's three rings, three circles. Now, that's you. That's God. God in a trinity is One, and without a trinity He's not God. He can't be manifested any other way. And neither can you be manifested without being the trinity person that you are. That's body, spirit, soul. Without either one of them, you're not complete. See? If you didn't have a soul, you'd be nothing. If you didn't have a spirit, you wouldn't be nothing. If you didn't have a body, you'd be a spirit, and not a body. So God is complete in the triunity of a Being; not triunity of beings, but one Being in a triunity. Father, Son, and Holy Ghost is one true manifested God.

14-5 God... Notice here. Just wait. I--I believe I read this just a few minutes ago. Listen to this.
... unto the angel of the church of Laodiceans write; these things saith the Amen, the faithful and true witness, the beginning of the creation of God; God is the Creator and how was He ever created? But this is the beginning of the creation of God. When God, the Spirit, was created in the form of a man, that was God being created: God the Creator Himself becoming a creation. God Who made the dirt, made the calcium made the potash, cosmic light, and petroleum took the thing together and created Himself in the beginning of the creation of God: the Amen, the final. "Amen" means "so be it." The final of God when God completed in His creation.
Now, how was it? No man has seen God at any time, but the Only Begotten of the Father has declared Him. You get it?

15-2 Say, just a minute. You're in no hurry. Let's turn over to Colossians just a minute. I... Just happened to come a Scripture in my mind. Let's turn to Colossians, the Book of Colossians, and get the, I believe it's the 1st chapter. I'll have to look at this, 'cause it's not premeditated here, so, I'll... As I used to be, when I was a young preacher, I could think of these things just right now, but as I get older, I can't... Let's begin with the 9th verse, I believe.
For this cause... (Is Paul telling the Colossians about Christ, Who He was.) For this cause we also, since the day we heard it, do not cease to pray for you, and... desire that you might be filled with all the knowledge of his will in all wisdom and of spirit and understanding; That ye might walk worthy of the Lord unto all pleasing, being fruitful in every good work, and to the increase in the knowledge of God; Strengthened... all, according to the glorious power,... of patience and long-suffering with joy; Giving thanks to the Father, which is meet--which made us meet to... partakers of the inheritance of the saints...: Who has delivered us from the power of darkness, and has translated us into the kingdom of his dear Son: (Here we're getting now. Watch.) In whom we have redemption through his blood, even the forgiveness of sin: Who is in the image of the invisible God,... (Get it? 15th verse, Colossians 1:15) the firstborn of every creature. Amen. The what? The firstborn of every creature. Let it be angel; let it be anyone it may be, He's the firstborn of every creature.
For by him were all things created,... (all things created)... that are in heaven, or in earth, visible, invisible, whether they be thrones, whether they be dominions,... principalities,... powers: all things were created by him, and for him: (Let it be anything it might be, no other being.)

16-2 Notice.
And in... And he is therefore... he is before all things, and by him all things consist. Whether it be Father, Son, Holy Ghost; whatever it is,
... he is before all things... Before all things that's in heaven, in earth, visible, invisible; anything, this Son of God was before all things. That right? I don't care, thrones, dominions, whatever it is, heavenly thrones, kingdoms, whatever it might be in the great supernatural realms beyond, in the eternities, where it was, whatever it was, angels, gods, whatever it was, He's before all things. Amen. Can't you see Him? He was before all things and were created by Him. He... Now, 17th verse:
And he is before all things, and by him all things consist. There's nothing can make it run but Him. Whether it's God the Father, God the Holy Ghost. Whether it's angels, principalities, powers, dominions, whatever it is, all things run by Him. All things consist by Him.

16-4 He... And he is the head of the body, the church: who is the beginning,... (Who is the beginning)... the firstborn from the dead;... (That is, raised up when He came to redeem)... that in all things he might have the preeminences. Might have preeminence... You know what it means? That's over all. He's over all things that was ever created: every angel, every being, ever--everything that there is, He's over all things. What creature is this? Who can it be? Over all things.
And having made peace... Let's see I've... Just a minute.
For it pleased the Father that in him should all fullness dwell; All the fullness of all things, all the Fullness of God, all the Fullness of angels, all the Fullness of time, all the Fullness of eternity: everything dwells in Him. That's this Fellow.
And having made peace through the blood of his cross, by him to reconcile all things unto himself; by him, I say, whether they be things in earth, or things in heaven. There's that great Being we're talking about, the beginning of the creation of God.

17-3 Now--now that the church--that His very whole purpose was the church. Now, how do we get into this church? By one Spirit we're all baptized into one body, The church, the body of Christ; it cannot fail. Now, here's what happens. Now, watch this, just a little figurative picture here.
Now, this outside man is the flesh. That's what we look at, what we see. And it has five inlets to that body. And any grammar school child as myself, would know that there's five senses control the body: see, taste, feel, smell and hear. Without that, you can't touch the body. That's the only way you have to the body: see, taste, feel, smell and hear. See it, taste it, feel it. Now, that is the evil one on the outside.

17-5 Now, inside of that is a spirit, which you become when you're borned in here and the breath of life is breathed into you, that spirit is of a worldly nature, because it was not given from God, but it was given, permitted by God. Now, you got that?
For every child that's borned in the world is borned in sin, shaped in iniquity, come to the world speaking lies. Is that right? So that person inside there is a sinner to begin with. But now, it's got five inlets, and them five inlets... I don't know whether I can call them right off now. First, I know is thought, conscience, and love, choice... No conscience, love, reason, there's five inlets to the spirit. You can't think with your body; you have to think with your spirit. You can't have conscience in your body. It has no mental faculties at all, your body doesn't. So you have to think with your spirit. You have to reason. You can't reason with your physical being, 'cause reason doesn't see, taste, feel, smell, or hear. Reason is what you can make in your mind.
If you're asleep or you're out; your body's lying there dead, but your spirit can still reason; there's five senses that controls that inside man. And that... Now, to the last man, which is the soul. There's only one sense that controls that, and that is, free moral agency, free will, to choose or to reject.

18-1 And now, the reason that people today... Now, don't forget this, now, and you'll--you'll see what the Holy--what the initial evidence of the Holy Ghost is. See? Now, people can live in this spirit, and they dance in the spirit. They shout in the spirit. They go to church in the spirit, and they can absolutely have the real Spirit of God anointed on that spirit, but still be lost and just as devil possessed as they can be with that spirit. Because...
Watch. That's the reason you couldn't tell that woman, she's wearing shorts, was wrong. You couldn't tell her bobbing her hair was wrong. "Well, what's your hair got to do with it?" Well, it did to Samson. See? "Whosoever shall add one word to this or take one word from it..." You've got to have an ultimate somewhere.

18-3 Now, for instance, if I was a Baptist man, and you come down and told me I must--I must be baptized in the Name of Jesus Christ, it's in the Bible. Well, first thing you know, I'd say, "I'll ask my pastor."
And I go to the pastor, and he says, "Oh, that's something back yonder. (See, see?) We Baptists; here's what we believe: We believe that we should be immersed in the titles of Father, Son, Holy Ghost. That's the way all the churches done it. Since John Smith founded it, that's the way it's done."
Well, if that's your ultimate. "Heck with what that guy said."

18-5 What if you're a Methodist, and sprinkling is your system, and you're told you must be immersed? See what I mean? You go back to the Methodist pastor; he will write and ask the bishop, "So-and-so said, so-and-so about this."
"But we, the Methodist church, which was founded three or four hundred years ago in England by John Wesley, and Whitfield, and all the rest of them there, and Asbury; we founded this document following John Wesley, that we are to be sprinkled, because it's just an outward form. And we think that sprinkling is just as good as it is the other way."
If you're a real... If the Methodist church is your ultimation, that's as far as you go.
If you're Catholic... And I'll tell you, it's not in the Bible not to eat meat on Fridays and all these things like this, and the holy eucharist isn't a wafer, because it's a Spirit and so forth, and you go to your priest, and the priest say, "Here it is wrote right in our document." And if the church is your ultimate, you don't give a hoot what anybody says. That's your ultimate.
Oh, God help this to sink in. To me, the whole thing's wrong. God's Word is the ultimate. Whatever that Word says, then that's right.

19-2 Now, the only way up here in these spheres that you could ever be in this little inside man, you have to be foreordained, because you was with God; you're part of God.
I was in my father. I also was in my grandfather, my grandfather's grandfather. By seed, I was in that. And I was in Christ. You were in Christ before the foundation of the world. He came to redeem His own, His own that was in Him (Hallelujah.), His children, that was in Him.
He never came to--to save the devil's children. They never will know it. And they are so shrewd in the ways of their intellectual learning, that you can't compare with them at all. You can't out-talk them. But by faith you see it.

19-5 Now, science don't need any faith. Science proves what they're talking about. It doesn't need any faith.
The Catholic priest will tell you, "Look how long the Catholic church has waved. Look how long she's stood under the persecutions of paganism."
The Methodist church says, "Look, here. How long..."
I seen a church... Talk about a hypocrite sign. Coming up the road yesterday, I seen. Said, "The Church of Christ, established AD 33." It ain't a hundred years old yet. See? (The denomination.)

19-8 Oh, my, doctrine of the apostles, hardly got anything, they are the Sadducees of the day. No spirit no... And you can't tell them. You can't talk to them; you can't reason with them; because we go beyond reasoning. "Lean not to your own understanding." Faith doesn't reason at all. Faith believes it. They say, "Now, looky here. You believe we have to do these things back there? Nonsense. That..." But the Bible said so. I can't explain how it happens, but it happens. God said so. So you don't have... I can't tell you nothing about it.
Faith doesn't explain it. Did you know that? Faith just believes it.

19-9 Jesus said to Nicodemus from the ecumenical council of His day... Come to Him by night, said, "Master, we know You're a teacher, comes from God, 'cause no man could do the things You do less God was with him.
He said, "Verily I say unto you except a man be born again, he can't even see the Kingdom of God."
He said, "Me, an old man, enter into my mother's womb to be born?"
He said, "Now, how am I going to tell you heavenly things, when you won't even believe earthly things?" See?

20-2 Then He said one day, "Except you eat the flesh of the Son of man, drink His blood, you have no life in you." He didn't explain it.
Those apostles and them of that day who was ordained to Life, He knowed it. Said, "All the Father has given Me will come. Only thing He had to do was just make My voice known; they know it. For My sheep know My voice." And a voice is the Word expressed. [Blank.spot.on.tape--Ed.]... they'd believe it, anyhow. They don't have to scientifically prove anything or ask any Sadducee or Pharisee or anything else about it. "I said it; they believe it. For My sheep hear My voice." And This is the voice of God in letter form, because This is the entire revelation of Jesus Christ: Old and New Testament put together. Amen. There you are.

20-4 Why? You say these are good people. What makes them? Because, one thing. Their tie-post is on a church. And in here...
You remember last Sunday, it's a week ago? How many was here and heard the sermon on the "Anointed Ones in the Last Days"? I think all of you. See, they are anointed. Their spirits are anointed in this second realm.

20-6 Now, that first woman says, "No. She don't give a hoot what the church says, what anybody else says. She's a smart duck. She's got college education. She could put it over on her husband, and think she's smart by doing that.
This other woman is naked, blind, and don't know it. Oh, it's pitiful, but that's the picture the Bible paints it.
Now, she goes to church. That woman, it'd probably be better that woman would be... She lives a good clean life. There's nothing against that. God will be the Judge of it. I don't know; I'm not the judge. I'm only the--responsible for what He shows me.
That's what the apostles said: "We do speak that what we know, what we heard, what we seen." That's all I'm responsible for. That's all you're responsible for.

21-1 But now, you see, if you'd take that same woman... Where did she wind up at? See? She moved right around. She heard; no doubt turned the radio on many times. The Voice of God has been speaking many times.
Well, now see, she comes over into this cult here, or clan; all churches are clans, everything. That's exactly right. They're just lodges where people group together as membership. And she comes over here; well, that fits her just right. Now, if you go to telling her what she has to do, she won't listen to you. You show it to her in the Bible; she won't listen to it.

21-3 Now, my dear brother or sister, just one or two more comments before closing; a quarter till time to let out in fifteen minutes.

21-4 Now, look, I want to ask you something. Why can't that woman see it? Why can't she? As far as living in adultery physically to her husband, she's not guilty. She has nothing to confess. She's as clean as she was the day she was born; no man has touched her. I'm speaking parallel now, to the woman to the church. She's clean as she was born.
Well, that's exactly what the church is: as she was born, but she was borned in sin, shaped in iniquity, come... See what I mean?
Now, you tell her that it's wrong for her to cut her hair. The Bible said so. It's wrong for her to wear them shorts. The Bible said so. She'll say, "Nonsense." Why? Her ultimate is not down here in the third man, the soul that's predestinated and sent from God, but her ultimate is on an organization out here, that some man has organized outside of this. See? But if the Word of God is down in that soul, it says, "Amen, I see it." It lines up with It.

21-7 Now, look here. Therefore the man that's borned of the Spirit of God... See, here is the outside flesh. Now, I speak in a mixed audience, but I speak as your--as your pastor, as your brother. Here's the flesh; it's weak. It's bound to. A little lady walks down the street and some young man just in his young age, when he's seventeen, eighteen, twenty years old, twenty-five, thirty, walks around in there; and this young lady comes twisting every form of body, walking with a pair of high-heeled shoes on, her dress stuck all out in front and back, and dresses that high above her knees, or a pair of shorts on... You know the Bible said she'd act like that? You know the Bible said that's the way she'd act, how she'd be so filthy.

22-1 Did you read this here--this month's "Reader's Digest" that men and women of this day, little girls from twenty or twenty-five years old is in menopause; that you go through the change of life in the middle-age of life, according to science, between twenty and twenty-five. It used to be around thirty or thirty-five in my age; in my mother's age, a woman never struck menopause till she was forty or forty-five. What is it? It's through science, and the food, the hybrids that's perverted the whole human body till we become a bunch of--of a mass of corruption. Well, if the physical being is corrupted, isn't the brain cell in that physical being?

22-2 Now, watch the spirit following it. There'll come a time in the Name of the Lord, that people will go completely insane. The Bible said so. They'll scream and holler: great hideous things in their imaginary mind... The radios and things, or television programs are producing it. There'll be such things as ants raise up on the earth that'll be as high as fourteen trees. There'll be... A bird will fly across the earth with wings four or five miles across, and people seeing them; they'll scream and holler and cry for mercy; but it'll be the plague. Wait till I preach on those plagues opening up.

22-3 Watch what Moses done under the physical being, not the Spirit. When He said, "Moses..." God said to Moses, "Go out there," (to His prophet), "pick up a hand full of dust; throw it up in the air and say, 'THUS SAITH THE LORD, fleas will come upon the earth.'" There was no fleas. The first thing you know they begin to see something crawl on a bush. Looked over; there's something else. And after while they were so deep, you couldn't wade through them. Where did they come from? God is the Creator. He can do what He will. He's sovereign. He can make a bird that will reach his wings from one side of the earth to the other.
He said, "Let there come flies, and clothed upon all the earth. There wasn't a fly in the land. First thing you know, an old blowfly began to fly around. First thing there's eight, or ten, twelve. First thing you know, you couldn't walk through them. God the Creator keeps His Word.

22-5 Then he stretched forth his rod at the command of God and said, "Let frogs come up and cover the earth." And the frogs come till they heaped them up in piles, and stink was everywhere, maybe forty or fifty feet high of frogs. They were in the cupboard of--of Pharaoh. They were in the... Turn down the sheets and there'd be five hundred frogs under the sheet, under the bed, in the rugs. Everywhere they went was frogs, frogs, frogs. Where did they come from? God the Creator is sovereign. What He says, He will do.
And He said there would be hideous sights upon the earth: locusts with hair like women, long hair to haunt them women that cut their hair. Teeth like lions, stingers in their tails like scorpions... They will torment men months.
Just wait till we get in to open those plagues and seals and them seven thunders. Watch what takes place. Oh, brother, you better get to Goshen while there's time to get to Goshen. Don't pay any attention to this outside.

23-3 Looky here, here's a little lady twist herself down the street. Here's a young fellow; his eyes catches it; he's a member of the church; he's a Pentecostal; he's whatever he is; but the first thing you know there's no hold post in there.
She'll say, "Hello." He's got curly hair and kind of nice-looking, straight shouldered young man, maybe tried to live right. She starts walking up to him. Even a preacher... The first thing you know... What is it? This out here, the flesh desire, and the spirit down here, yet anointed, saying, "Don't do it, don't do it." But what will it do? It'll move right around, there the hold; there he goes. First thing you know he's trying to make a date with her. He's guilty of committing adultery whether he touches her or not. But a genuine borned again son of God... Amen.

23-5 You can't do it yourself. It's totally impossible for a--a red-blooded male to walk before a female like that without something taking place. But when there is something on the inside, that little borned again something there... Though that man might've shouted, spoke in tongues, jumped, danced, everything else, anointed with the Spirit, done all the signs and wonders that God said in there, by His Spirit...
Jesus said, "Many will come to Me in that day and say, 'Lord have not I prophesied Your Name? Haven't I cast out devils in Your Name? Have not I...'" He said, "Depart from Me, you that work iniquity." What is iniquity? Something that you know to do, and don't do it. "Depart from Me, you that work iniquity, I didn't even know you."
But down on the inside of that man, if that little tie-post had been there, that Seed of God that was predestinated before the foundation of the world, I don't care what takes place; it holds him; it's there to stay.

23-8 That's why that woman will wear them shorts. She's counted a prostitute the same as the woman in the act. See? She doesn't know that that spirit... How does she know? Her ultimate. What is an ultimate? It's the last word. The ultimate is the "Amen"; it's the end of all strife: your ultimate.
And if your church, a Pentecostal church that tells you that long hair stuff is just fanaticism, "You've got a spare tire on the back of your head," and so forth, them kind of things, the man is possessed of the devil; for God's Word said it's a shame for a woman to cut her hair. She'll dishonor her head. And if she dishonors her husband, and her husband is the church, and the church is Christ... She is a dishonorable religious prostitute: naked and don't know it. Naked? Don't the Bible said the woman's covering is her hair? Isn't the hair give to her for a covering?

24-2 Someday yonder at the judgment bar... I've tried to pour the medicine in and hold it with my hands, and you spit it right straight back out between your fingers. But God will judge them someday. That's THUS SAITH THE LORD. It hasn't been a bunch of foolishness or some crazy old men all worked up. It isn't, because it's the Word of the Lord.
And a real genuine Christian will cope with that inside man; that Spirit that was back yonder at the beginning, which is the Word. As He was the Fullness of all of you, you were in Him back yonder at Calvary.
He foreknew you would be here. He only broadcast what would take place. And you were in Him. You died with Him. You died to your pride; you died to your passion; you died to the world. When He... You died with Him at Calvary and you rose with Him, when He rose again on the third day; and because that you accepted Him, now you're setting in heavenly places in Christ Jesus. Hallelujah.

24-5 There you are. It's that inside man, that inside that will punctuate the Word, hang with the Word regardless... You can't help it. I learned that many years ago.
My little baby laying there dying. My wife laying yonder in a--in--in a morgue, embalmed and laid out. They called me out there, and Sharon was dying. That's the hardest temptation I ever met in my life. I was about twenty-five years old. I walked out there, and Billy Paul laying at the point of death...
Dr. Sam came and said, "Bill, I don't think we're going to save Billy. He said, "He's so bad." Said, "Bill, I feel so sorry for you." He put his arms around me.
I said, "Doc, I ain't got no more strength. Couple hours of calling for my baby Sharon, run her out there... Just to see her in spasms; it wouldn't stop. They put a needle in the spine; they punctured it, brought the sign up: tubercular meningitis.

25-2 Oh. I waved my way out to the hospital, stopped my old truck out there, and got out, and started walking down the room. Here come Sam down the hall with his hat in his hand, crying, put his arm around me, said, "Come on back, Bill."
I said, "What's the matter." He said, "You can't see her." Said, "She's dying, Bill."
I said, "No, Sam, not my baby.
He said, "Yeah." He said, "Don't even ask for her, Bill. If she would ever live," said, "she'd be afflicted." Said, "She'd always be drawed up, and she'd be afflicted all of her life." Said, "She's got meningitis. Said, "Don't go around her. You'll--you just kill Billy by doing it."
I said, "Sam, I got to see her."
Said, "You can't do it, Bill. I forbid you. Now, you know how much I think of you. You're my buddy and everything." Said, "How much I think of you," said, "and how much I believe you, Bill," he said, "but don't--don't go to that baby." Said, "If you do that, that meningitis is on her." See? Said, "She'll be gone in a few minutes," and said, "We'll bury her." Said, "Bill, I just feel so sorry for you."

25-5 He called, I told, called the nurse to order me some kind of medicine. Said, "I don't know how the man's standing up."
I stood there a little bit. He brought the medicine in, and I set down in the hall. He said, "Sit," and the nurse brought it, said, "Drink this, Brother Branham."
I said, "Thank you; just set it down there a minute."
When she left like that, I poured it over in that spittoon, set the glass back down. I said, "Oh, God, what have I done? You're a good God. Why did You let her die...?... me holding its two little arms like that, begging You for her? Why'd You let her go? There's Billy laying there dying, and here she is dying. What have I done? Tell me. Lord, I just might as well go with them." I opened the door, and no nurse was there; I slipped down in the basement. That was before the hospital was fixed. Screens, no screens, on the windows hardly, and flies on her little eyes. Had a piece of mosquito bar, we call it "netting" put over her face. I shooed the flies off. Laid there and her little eyes, she was suffering so hard till they were crossing.

26-1 Then, Satan moved up by the side of me there, and he said, "Did you say he was a good God?
I said, "Yeah, I said that."
"Did you say he was a healer? Well, why did your father die in your arms over there, and you calling (him a sinner), calling for his life. Why did your brother die in your other brother's arms, out there, and you standing in the pulpit preaching a few weeks ago? Said, "Then why didn't he answer you? You said he loved you, he saved you."
He couldn't tell me there's no God 'cause I'd already seen Him. But he was telling me He didn't care for me.
Said, "There lays your wife; your babies will be there pretty soon. Your daddy's buried. Your brother's buried. Your wife's going to be buried now tomorrow, and here's your other baby dying. He's a good God. Huh? He's a Healer?" Said, "You made a sap out of yourself."

26-5 What did it do? He was working from the outside now to this first man.
Said, "Now, look. You know when you was in a--few years ago, about two or three years ago before you accepted this, you was well thought of amongst the people. You lived a good clean life. Any girl in the city that wanted to go out would go out with you 'cause they felt clean and decent." I can stand before any of them. I never insulted one, never said anything. If she even acted smart, I'd take her home.
"And you were liked amongst the people, but what are you now? A religious fanatic." That's right. I was. See these things begin to move together. The outside reasoning, and the spirit moving these things together. "That's right, Satan."
"Then, did you say he was a Healer?"
"Yes, Uh-huh. Yeah."
"And you begging and crying and the people telling you it wasn't so, that you're all off the line. Your own church turns you out for this. Your own Baptist church down there, put you out the door for the very same cause."
"Yeah."
"Your daddy buried; your brother buried, your wife lying there to be buried, here's your baby, just about fifteen minutes longer, and it'll be gone. And he's a Healer? Your own flesh and blood; one word from him would save the baby's life. He's a healer, you said. The people tried to tell you. The preacher told you, you was all messed up, you was all insane. You was become a religious fanatic, and you said he loved you. Could he love you?

27-1 "And how you cried for your daddy. How night after night you fasted; and when you in daytime when you'd have to pray to get up a pole to work, and when he let him die in your arms: a sinner. How your wife; what a fine woman she was, and how you loved her." (Billy's mother; many of you remember Hope?) "What a fine girl she was. How happy you was, your little home over there with about seven or eight dollars worth of furniture. What furniture you had, but yet, you loved her; you--you loved one another. And you went and prayed for others, and some mental emotion they got up and walked away, and said they were all right. But now your own wife... And there she is dead, second day now, laying in the undertaker's establishment down yonder, Scott and Combs. He's a healer, huh? And your little boy at the point of death, Billy Paul, eighteen months old. And your little girl at eight months old is laying here dying with meningitis, and you just prayed, and God pulled a sheet down and said, 'Shut up,' don't hear--won't want to hear you at all, turned his back on you. He's a good God, huh? He loves you? And that every girl you ever went with; every boy you ever associated with, your very best friends has walked away from you as a religious fanatic."

27-2 Everything he was telling me was the truth. Everything that he would say just fall right in line. See, here? I was just then about ready to say, "Then I... If that's the way He has to act, then I won't serve Him." Just as I said that there was something come from somewhere else, way down on the inside said, "Who are you to begin with? The Lord gave, and the Lord taketh away."
See, that's that inside man. Don't reason at all. I looked back, and I thought, "How did I get on earth. I come from a bunch of drunkards. How did I get here? Who give me life? Who give me that wife? Who give me that baby? Where did my wife come from? Where did my life come from?" I said, "Though He slay me, yet I'll trust Him." I said, "Get away from me, Satan."

27-4 I laid my hand over on the baby. I said, "Sharon, honey, I'll lay you on your mother's arms in a few minutes when the Angels of God comes to take you away. But one day daddy will see you again. I don't know how it's going to be, honey. I can't tell you how, when He turns His back upon me, won't even hear for you. He let my wife die, and me holding her by the hands, crying for her. And my daddy in his arms has died on this arm right here, looking up at me trying to get his breath. And I prayed as hard as I could." How could I face the public again to preach Divine healing? How could I preach He was a good God and let my own daddy die a sinner? How could I preach that? I don't know how, but I know He's right."

28-1 The Word of God shall never fail. It'll triumph no matter what that is. Then I knowed there was something inside of all reasonings, something inside of all emotions, everything else like that; there was an inside man that held in that hour; nothing else could have done it. Every reason, everything could be showed, everything could prove that it was wrong, and I was in the wrong, but the Word of God that was predestinated before the foundation of the world held on the inside.
I felt a little wind come through the building. Her spirit went to meet God.

28-2 Brother, sister, let me tell you: That's the only thing. Don't try to reason it out. Don't try to have long hair because I said so. Don't try to do these things just because in your flesh... Don't try to do it just to kind of cope up, but just wait before the Lord till something way down on the inside...
Many of you think 'cause you've long hair, that means you're going to go to heaven. That doesn't mean that. Many of them thinks, 'cause you're a good moral woman, your going to... It don't mean that. Many of them think because their churches and belong to this and this great groups and great doctors of divinity. That don't mean that. See? Many think because they speak with tongues, they've got the Holy Ghost. That don't mean that, though the Holy Ghost does speak with tongues. But until that real, genuine Holy Spirit in there will cope with every word...

28-4 If that Holy Spirit in you makes you speak with tongues, looks back there and doesn't agree with the rest of the Word, then it's a wrong spirit. See? It's got to come from the inside, which is the Word from the beginning. In the beginning of the creation of God when God begin to create and bring you into existence... You see, you started back there as a seed and worked down to where you are now. And then you were all in Christ. Then when Christ died, He died to redeem all of you. And you are part of this Word. And how can the Bible--all of it precept upon precept, line upon line, here a little, there a little, not one jot or tittle shall fail... How in the world can you, being part of that Word, disagree with the rest of it, or any part of it?

29-1 God bless you. I'm overtime now. I didn't mean to do this--keep you that long. Sorry that I kept you: not sorry for what I said. We're right at the end of something, friends.
All of you here, I guess, are just the members here of the church. I don't get around in time to see what members there is. I imagine all you are constant comers here.
Let me tell you something that happened. Will you just spare, say, six more minutes?

29-4 Is that Reverend Mr. Orland Walker here from Oregon that was here that--that Sunday I was here? Anybody know about this great, strange thing? I come down here. There's so many people in I--I had--I had a pile of interviews like, and every one of them worthy, their children married, drunkards, and--and different things, and just things that was worthy. Everyone of them should've been seen. I can't do all that. I commit you to God and hold my hands over them... "O God, or I couldn't do it. Get to them, Lord. Do... You know how to do it. I pray for each one."

29-6 Billy called me, and I'd just come in with Brother Banks. He said, "Daddy, you--you..." And look, I see people drive out there sometime in the lane, look in, and I look out at them and wave at them like that, and they--they almost turn their head. I don't want you to do that.
The other day when they was buying that place out there at Tucson for me to live in, Brother Tony had a place up there he wanted to buy me for about three or four times what this place cost. He even wanted to put in so many thousand dollars on it himself, but the only way he could get in there, a gate-man was standing out there. A great big, well, it's an addition up there, but any of the people that lives in there, you have to have a written permission. Then this gate-man calls you to see if it's all right for them to come in.
I said, "Could you imagine me? My brothers and sisters, who come to see me that wants to shake my hand and ask God's blessings for me, and could you imagine me put myself in there, Tony?"
He said, "Well, you have..."
I said, "Tony, the way the church and all of them has the people not to come around." I said, "That's for people that's got everything they want me to do."
They--they say, "Well, the Lord told me. Hallelujah. I'm going to stay right here. Glory to God. The Lord told me you have to hold a meeting over here in our group. Yes, sir. Glory to God. God told me that. If you don't do it, Brother Branham, you're sure backslid," and me in there trying to study. See? That's what... See? And many a good person gets beat out of coming in because of that.

30-2 Just like a man going hunting out here on a farm. A farmer said, "Come on in. You can hunt." And he get out there and shoot one of his cows. A rabbit run under the cow, and just shoot the rabbit anyhow. You get upon the fence, instead of going to the post and climbed over like a decent man should do; climb up on the fence and break it down like that. See? And then he will say, "I'll post the place." I don't--I don't blame him one bit, not one bit. But what does he do? He keeps the decent hunter from coming in. It's always that way. It's the evil that keeps the good from having the preeminence. It's always.

30-3 Now, but them people are... Thousands are really needy and nice people, loving people, full of God's grace.
Now, we have this house... These people come like that. We don't--we don't want that. No. But this man come. Billy said, "Go, run down now, right quick, daddy." He said, "Mrs. Waldorf's down here with some people dying. Must see them right at once," and I run in, came down here, and coming back, they said, "There's nobody here but a man sleeping on the side of the side out there on a pillow every day on the side of the building." Said, "He said he wants you to pray for him."
I said, "All right." He said, "I'll put him in." And I come in to... I think, a Cadillac setting back there in the back or some kind of big car, I rode in with... And that man said, "How do you do." He didn't know me.
And I walked in. And Sister Waldorf, poor old thing come in. You know, she was... You know her case, don't you? See, she had cancer, died in the prayer line about a hour before I got to her, and her doctor come and showed... That's been about eighteen years ago: cancer in the heart. See? And she's living today. And she's living down in Arkansas now, and she was in Phoenix then. And she said, "Brother Willie, I hated to come in like this"; but said, "I didn't have no place to stay. Hated... They said, these people, this woman is going to die, Brother Willie." Said, "I wanted to bring you a little offering in my hand, Brother Willie." Said, "But I couldn't do it, but I canned some blackberry jelly."

31-1 Oh, when I went up there and seen them little glasses of jelly she had setting there, I--it looked too sacred for me to eat. That dear little old woman, about seventy years old now. I said, "Sister Hattie, I couldn't say 'no.'"
No, Jesus seen that widow putting in three pennies, and He--He let her alone. See? No. God will reward her for it. Yeah...?... And so, the Lord healed the woman, healed all she had, revealed to her pastor what that she--had on his mind, what he was supposed to do, another thing. And oh, they all went out shouting.

31-3 Then Billy run in and said, "Daddy, that man's gone. I can't...
I said, "Who's that out there in that car?"
"Oh," he said, "some guy come down from Oregon"; Said, "got some kind of dream, and I told him I wouldn't give him no false hope. There's three hundred here waiting now." And said... And I told him just to write the dream out. Said, "I got a pile of them here that high anyhow and they're just add it to it."
I said, "Bring him in. Give him five minutes."
Well, as soon as the man walked in... Five minutes. He said, "I'm Reverend Walker (I think his name was,) from Oregon." I think he was some other denomination. I don't know: Presbyterian, Episcopalian, something.
He said, "I met you about twenty years ago. I come down to Grant's Pass where (not Grant's Pass, but I forget the name of the place.) there," and said, "Whole country... headlines in the paper every morning," said, "everybody knew about it." Said, "I couldn't even get to the building where you were at, but I seen you go up one day on the street. I walked up." He said, "four or five men around you and I shook your hand, you... I told you I was Brother Walker, and you told me who you was, and we passed a couple words, and then three or four big men with you just pushed you on." He said, "I wasn't your critic, and I wasn't for you." He said, "I just didn't understand."

31-7 He said, "It went on that way for a few years, and after while," said, "I... A man told me to come listen to some tapes about three years ago." And said, "The man played the tapes, and when he did," he said, "I heard him talk." He said, "This man believes that you was a--a prophet." Oh, he said, "I told the man, 'I don't know about those things: might be, for all I know.'"
So said, "Then another man moved into our town, had a meeting, and I met him, and he said, 'I'm God's prophet for this day.'" He said, "How many of you guys are there anyhow?" Said, "I--I hear where that a man down here is listening to tapes said William Branham, back in the east was a prophet of the day, and things like that."
He said, "This man..." (I ain't going to call his name, 'cause it doesn't sound right here. You see?) And he said, "I know William Branham." Said, "But he's all false in his doctrine." Said, "He isn't Pentecostal; he doesn't believe in initial evidence." And said, "Another thing," he said, "these major and minor prophets, there is no such a thing." He said, "'You're a prophet or not a prophet, and that's all.'"

32-2 He said, "Well, mister, I--didn't argue with you about it; I just said I heard this man say that this man William Branham is... This man claimed that he was a prophet." Said, "I just wondered how many there was."
He said, "But I want you to know this. I'm the prophet of this age."
He said, "You are? The Lord bless you and be with you."
He went on, never paid any attention to it. And said he started on amongst his brethren a series of three or four meetings. And he went down to the Post Office and said, "Don't--don't change my mail. Leave it here." Said, "I'll come back about four or five days later."
"All right," they said. They put a ticket up there not to change it. He went down, seen his daughter. And on the road out, he--he stopped at a church, and he had that night's meeting. The next morning he said he just happened to think, "Go get General Delivery," and when he did, one letter had creeped through the Post Office and got to his daughter. His daughter sent that General Delivery.

32-4 He opened it up, and it said it was a man, Mr. Hildebrandt, which is a friend of mine; that'd been playing the tapes. Said, "Mr. Hildebrandt had a word from Roy Borders (And that's one of the managers, you know.) that I was going to hold a meeting, back here, for--from the twenty-eighth to the first. Come back and see for himself."
He said, "Now, looky here, them guys trying to pull me in something like that." See? He just flipped the letter over in the wastebasket and went on (See?), like that. Went on and held that meeting that night, and the next morning then he started holding his heart to crying right there in the room.

32-6 He said, "Mr. Branham, I realize I got to stand before God." He said, "I don't know whether I was asleep or what happened. He said I dreamed; I'm going to say I was asleep and I dreamed." Said, "I thought my son in the market stuck his hand in a sack." And said, "When he did, it was a sack of apples, and they all turned over." Said, "When I went to pick them up, they was all green apples with one bite taken out of them." Said, "I was picking them up, putting them back in the sack." Said, "Some of them rolled out and rolled down." Said, "I went to try to get them and under--on the grass." And said, "They rolled under one of these chain-lock fences, and there was a big super highway running there. I looked back east." And he said, "The--the--the chain was hooked against a big rock back in the east. I went back there, and thought I'd let this chain down, then go over and get the apples for the man." Said, "I started to let the chain down." Said, "A voice shook the whole earth." Said, "The earth shook from under my feet."

33-1 And said, "After it quit shaking, I heard a voice." And said, "Brother Branham, it was your voice." Said, "I knowed, just something said to me." Said, "It said, 'I'll ride this trail once more.'" And said, "I started looking up the rock like this, and looked on in a-past the clouds, and way up there standing on a rock that reached from the east to the west in a pointed shape like that, like a pyramid. Run back there to the east," and said, "there you was standing there on a horse, that I never seen anything like it in my life: great white horse, white mane hanging down." And said, "You was dressed like an Indian Chief, with all the things the Indians use." Said, "It had a breastplate, them bangles on the arms, and all down around like that." And said, "You had your hands up like that. And said, "That horse, standing there like a military horse, with a prance like this, walking, me standing still. And said, "You pulled on the reins, went riding off towards the west."

33-2 Said, "I looked down there and there was a whole lot of scientists." The next morning (That was Saturday.)--on the next morning I preached on scientists, you know, being of the Devil.
And he said, "Scientists there were pouring things in tubes and mixing them." Said, "You stopped the horse, raised up your hands and begin to scream: 'I'll ride this trail once more.'" Said, "The whole earth shook. Them people shook," said, "looked up at one another, like that, looked up to you, and just shrugged their shoulders, and went on with their scientific research."
And said, "You started going on towards the west and when it did, said I seen this man that called himself a prophet (you know.) Said, "He come up on a horse that was mixed with white and black together." And said, "He got up behind this great big horse." Said, "It was way up above the clouds, and the road wasn't over about that wide." And said, "That horse just...?... with the wind blowing the feathers and everything on--on your garb," and said, "then the horse's mane and tail blowing: great master, big white horse walking right in line..." And said--and said, "This guy run up behind you, came from towards Canada." (And the man lives in Canada.) And he said, "Come back and said he took his little horse, trying to knock your big horse off, turning him around: make his hips hit against the..." Said, "Never moved the big horse; he just kept walking." Said, "Then, all of a sudden," said, "you turned around." Said, That'd be the third time you spoke, but the second time you said, 'I'll ride.'" And said, "You didn't speak like you did; you commanded." Said, "You turned around and called the man by name and said, 'Get off of here.' You know that no man can ride this road here, without God be ordained him to do it. Get off of here."

34-1 And said, "The man turned around; and said the man has wrote me letters." And said, "Across his horse's hips (that black and gray and mixed up together)..." Said, "Across his horse's hips was wrote his name, signature, just exactly like is on this letter. And he rode off towards the north."
Said, "Then you went on down; that big horse turned around way, as far west as you could." Said, "You stood, raised your hands up like that." Then he started crying. He said, "Brother Branham, to see that horse standing over there, war bonnet and everything like that..." And said, "That breastplate and everything shined." Said, "You held your hands up a little while. And said, "You looked down again, picked up the reins, and said, 'I'll ride this trail just once more.'" Said, "The whole earth shook back and forth like that." And said, "There was no more life left in me. I just fell down by the side of the rock, and I woke up."
He said, "What does it mean, sir?"
I said, "I don't know."

34-3 Next morning Junior Jackson, who dreamed about the pyramid, you know, when I went out west, you remember that? He called me a month or two before that. He had a dream that was burning; he had to tell me. But I said, "Billy... There's about twenty standing out there."
He said, "Junior Jackson down there said that he had to tell you that dream."
I said, "Send him in just about five minutes.
He brought his wife in, and he said for a witness. He said, "I dreamed, Brother Branham, me and my wife was out riding." And said, "I looked back in the east, and I saw look like a spot, like one of those flying saucers."

35-1 See, the world don't know what that is. You know... You know, it's all in... We know what it is. See? We know it's investigating judgment Angels (You see?), and they... How that the Pentagon, all about how it comes right down to the intelligence; how they go like a flash and be gone; pull away from anything they got. See, and they don't realize what it is. See? Let them think whatever they want to. They call them flying saucers or whatever; they don't know. See?

35-2 Said, "I seen it coming, and I watched it. And what it was, it was a man on a horse, and said he was coming with lightning speed." Said, "I seen he was going to come down in front of me, and I stopped my car, jumped out. When I did," said, "the car-- horse was standing in the road, a great white military horse walking in a prance." That's the Word, of course, you know it, walking in a prance.
Said, "There was a man setting on there." He said, "He was dressed in western garb: wasn't a cowboy," but said, "looked like a chief over rangers or something." (See, all of his chief authority from the west. The Indians over the Indians, rangers over the... ) See? And said, "The man had his hat pulled down and had--was looking sideways." And said, "When he turned sideways," said, "It was you, Brother Branham." Said, "You never talked like you did. You said, 'Junior' (called him three times.)" He said, "I'll tell you what to do." And said, "Then you pulled upon the reins of this horse; he made about three lopes and took to the skies, and you were gone towards the west."

35-4 He said, "Just a minute. I looked around and here come a horse smaller than that one of the same breed, but smaller, and stood." Said, "I walked around." He said, "He must have sent this back for me. So I got in." Junior's done a little riding too; and he said, "You know how your saddle fits you, Brother Branham, the stirrups and everything." Said, "I thought, 'Well, this fits me just right.' So I pulled upon the reins, off to the sky." Said, "I pulled on the reins and stopped him, turned him around and went back." See? "When I went back," said, "I stopped the horse, got off, and talked to my wife, and the horse was gone." And he was worked up.

35-5 Then day before yesterday, three days ago come Leo Mercier, coming down with exactly the same dream, not knowing nothing about it, about trying to breed a big white stallion to a black mare, and they couldn't do it: nervous. Said, "I walked up there; and said, 'Leo'" and told him what I did. I don't want to say it here. See? I told him what I did. He said, "Don't you see not to know this. 'I didn't know Ed Daulton had a son-in-law, and the son-in-law had a dog with this name. You'll know, Leo, that your dream, but when you wake up, remember it.'" And said, "I never heard such a command."

36-2 About that time Roy Roberson come in, said, "Brother Branham, you remember back there before you left the church the first time? We... I seen you setting like, in Palestine. We was all the board and everything, and setting like the Lord's supper table, and then you talked, and you--you wasn't sure what you were talking about." Said, "A white cloud come down and got you, packed you away."
How many remembers the--the dream of Brother Roy? And said, "The white cloud packed you away." And said, "Then you was gone, and I walked through the streets screaming and crying." When I came out here and that little old arm crippled up like...?... He dropped the rake and started crying when he seen me come up out there. I hadn't seen him, so he was telling me the dream. And he said... And he was raking... and said, "And you went away, so I walked the streets everywhere trying to find you; I couldn't find you nowhere. I was screaming, 'Oh, Brother Branham, don't leave." Said, "A white cloud come in and got you and packed you away from us towards the west."

36-4 That was before the pyramid or anything. He said, "It packed you towards the west. And I cried and walked the streets, and after while I went and set at the table. I happened to look up there at the head of the table." Said, "I could just see that much of you was snow white." Said, "You were standing there and said you spoke with authority. There wasn't no guessing to it." Said, "Every man understood exactly what you was saying."
Oh, my brother, sister; now, everyone of you conscious I know what that means. See? Just watch. Stay close to Christ. Let me warn you now, as a minister of the Gospel that--that this... Don't take any foolishness. Don't imagine anything. Stay right there until this inside of the inside is anchored to the Word, that you're right in Christ; 'cause that's the only thing that's going to... 'Cause we're in the most deceiving age that we ever lived in. It would deceive the very elected if it was possible, because they have anointing. They can do anything like the rest of them.

36-6 Clean your lives up; pay your debts; owe no man. Jesus said, "Now... Now, I don't mean things like your house rent and stuff. You got to do it. Get all your things off your hands. Get everything right. Make ready. Get ready. Remember in the Name of the Lord, something's fixing to happen.
I'm going into the hills this week, not exactly to hunt squirrels, 'course I like to hunt squirrels; but I'm going out there for this purpose, saying, "Oh, God, I don't know which way to move, and I don't want to miss this. Help me."
You pray for me. Will you do it? I'll be praying for you. I hope by the mercies of God that I meet everyone of you, and we meet in a better land than this here.

37-2 And what are we coming here for? What are we doing? Are we coming here playing a game? Are we coming here meeting as a lodge? It's... Christ can't come until that church is perfectly right. He's waiting on us. I believe we're at the end.
Look at California. Look at the riots. Look at nineteen people being killed, racial. Didn't I tell you here not long ago, that that Martin Luther King would lead his people to a massacre? How many remembers that? It isn't them colored people; it's them leaders stirring them up. It isn't integration, segregations, and whatever you want to call it. It's the Devil. That's right. Not only to the white, colored; it's all of them. It's the devil. The mental faculties and reasons of men is broke down. There's no hopes. It's beyond hope. The whole thing is a puterated sore.

37-4 The mental faculties of men, they can't make decisions. I'm not a politician. I don't... Neither Democrat or Republican, they're all filthy. I'm for one Kingdom and that's the Kingdom of Jesus Christ. That's all. But how in the world... Did you ever see a bunch of puppets like we got up there now? Like that bunch of Texans we got in there. Why, they say, "Whatever the people wants. If they want Communism, we'll give them Communism. If they want integration, we'll give them integration. Want segregation, we give... whatever." Where is men?
Oh, God, that's like the pulpit. Where is men? men that's men that stands for a principle? Where is women that stands for a principle? Where is a church that stands for a principle? I ain't got a nickel's worth of time for a wishy-washy, give in, compromising spirit.

37-6 If a woman's a woman, let her be lady. If a man's a man, let him be man. If he's a president... Where is our John Quincy Adams? Where's our Abraham Lincolns? men of principle. Where's our Patrick Henry? Said, "Give me liberty or give me death." Where's a man that stands for what's right? Where's a man that's not afraid to speak out regardless if the whole world's against him, speak out for what's right, and stand for it, and die for it?
Where's our Arnold von Winkelried in this world again today? Where is men of integrity? Where is men with spirit? They're so wishy-washy and gaumed up, until they don't know where they stand. God, let me stand with the principles of one man as a minister, the Word of Jesus Christ: For heavens and earth will pass away, but It'll never fail. "On this Rock I'll build My church. The gates of hell shall not prevail against it." Let us stand.
Blest be the tie that binds Our hearts in Christian love; The fellowship of kindred minds Is like to that above. Now, join your hands with one another.
When we asunder part, It gives us inward pain; But we shall still be joined in heart, And hope to meet again. Till we meet, till we meet, Till we meet at Jesus' feet; Till we meet, till we meet, God be with you till we meet again!

38-2 Let's bow our heads now while Brother Neville dismisses in a word of prayer. Be back tonight now. We're expecting a great service tonight here at the tabernacle. God bless you and pray for me; I'll pray for you. Don't think that I'm a fanatic, friends. Don't think I'm trying to push something on you. I love you. And I have a principle; that's the Bible. Not one word can be taken from It. Not one word can be added to It. I believe It the way It's written.
Let's bow our heads now. And our loyal, good pastor dismissed the congregation. God bless you, Brother Neville.

Up