На крыльях белоснежного голубя

Другие переводы этой проповеди: На крыльях белоснежного голубя - VGR
Дата: 65-1128E | Длительность: 2 часа 5 минут | Перевод: Рига
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

На крыльях белоснежного голубя / On The Wings Of A Snow-White Dove

НА КРЫЛЬЯХ БЕЛОСНЕЖНОГО ГОЛУБЯ
В28.11.1965 ШРИВПОРТ, ЛУИЗИАНА, США

1 Склоним свои головы. Дорогой Господь, мы благодарим Тебя в этот вечер за обетование пришествия Господа Иисуса, когда мы встретимся на великой встрече, которой не будет конца, радость и песни, когда мы будем восхвалять Тебя на протяжении грядущих бесконечных эпох. Мы просим о Твоих благословениях на собрание в этот вечер. Мы просим о Твоих благословениях на эту скинию, на трудящихся в ней, на её пасторов, сотрудников, помощников пасторов и остальных.

Мы просим, чтобы Ты благословил тех, Господь, кто проехал много миль, чтобы находиться на собрании; возложи на них Свою руку милости, когда они поедут по своим домам. Даруй это, Господь. Пусть мы ещё много раз встретимся вместе в этом месте под названием дом Божий для поклонения. Благослови тех, кто подключился сегодня, Господь, посредством телефона. Пусть каждый неспасенные человек найдёт сегодня Иисуса Христа своего Спасителя; исцели всех больных и страдающих. Отец, Твой слуга стоит на посту служения, во Имя Иисуса. Аминь.

3 Пусть Господь благословит каждого из вас. Так счастлив находиться здесь в этот вечер. Я как раз вошёл, когда Брат Эрни пел последнюю часть этой песни: "На крыльях голубя". Очень красивый стих, очень красивый, и я-я знаю, что это вовремя. Так что мы очень благодарны.

И для всех тех, кто сегодня подключен по всей стране, хотелось бы мне, чтобы вы могли быть здесь и видеть это ожидание, выражение ожидания на лицах людей, когда они столпились в здании в этот вечер; такое чудесное время.

Хотелось бы поблагодарить Брата Джека Моора и Сестру Моор, Брата Невилла, Брата Бутлэера, Брата Брауна, всех сотрудников здесь, всю скинию, всех тружеников, за то, что снова нас пригласили.

6 Действительно, это было как-то-не могу сказать, что совпадение, просто рука Божья устроила всё это. Здесь есть один брат, который некоторое время назад видел сон, о том, что это произойдёт, сказал, что я стоял в белых штанах, в индейских мокасинах. И как раз так я тогда и стоял, когда я позвонил Брату Джеку относительно собрания здесь, просто точно (в Карсоне, штат Колорадо), в индейских мокасинах и в белых джинсах Ливайс. Брат Лео, если ты слушаешь, через несколько минут я должен был встретиться с тобой. Так что как раз тогда и зародилось это собрание.

Вот, сейчас воскресный вечер; я знаю, что многим из вас придётся всю ночь ехать по дороге домой, некоторые из вас поедут утром. Мне предстоит двухдневная дорога. Так что мы-мы не будем вас очень долго держать. И я пытался сделать этот вечер по старомодному, такой вечер, когда Брат Браун и Брат Джек, и все мы, кто много лет назад молился за больных, молились бы за больных точно так же, как тогда.

8 Так, вы меня слышите, в самом конце? Я всё опускаю эти микрофоны, потому что я охрипший.

Так что я хочу...Просто одна мелочь, произошёл этот инцидент. Недавно мне рассказали, что был один брат, может быть, здесь на собрании в этот вечер, который недавно вышел из деноминаций, приехал в Шривпорт, хочет услышать о Послании. И он запутался; он не знал, где находится, так что он пошёл в центр города. Он увидел, что собрались люди; он сказал: "Это здесь будет проповедовать Билли Бранхам?"

Ответил: "Нет, здесь проповедует Билли Грэхам, через-посредством фильма".

Он сказал: "Ну, извините, я не туда попал".

Он сказал, что пошёл дальше, сказал: "Куда же мне теперь идти, Господь?" Сказал, что пошёл по главной улице. Я не знаю, какая она, там в конце есть какая-то большая церковь. [Брат говорит: "Это улица Техасская".-Ред.] Улица Техасская. И на церкви был большой белый крест. Сказал, что Господь сказал ему, сказал: "Просто продолжай идти". Сказал...Когда он туда добрался, они были...Сказал: "Ну, должно быть, это здесь; кругом стоит много машин". И сказал: "Из церкви выходили невеста и жених". Это было вчера вечером; там была свадьба; я видел, как они выходили. "Господь сказал: 'Вот где это. Ты выходишь из деноминацизма, чтобы войти в Невесту и уйти с Женихом'." Понимаете, да?

13 Я обратил внимание своей жены, идя по улице, как луна и звезда висели прямо над тем крестом, когда мы подошли к нему. Мне кажется, я просто смотрю на такие мелочи, может быть, как на одобрение моей веры в Бога и моего служения.

Я размышлял сегодня вечером, что в Тусоне, оказалось, что Виктор Ладо, он был тем французом...Он настоящий француз. Мне кажется, я вам однажды рассказывал, что когда я кончил говорить, пытаясь отделить деноминацизм от настоящего христианства...И один человек высказал мне-как бы, коротко высказался об этом, из знаменитой деноминационной пятидесятнической церкви.

Так что, Денни Хенри, мне кажется, он двоюродный брат какой-то кинозвезды или кого-то, и он был баптистом; и он подбежал к платформе и просто обнял меня своими руками, и сказал: "Брат Бранхам, надеюсь, это не прозвучит кощунственно, но это могло бы стать 23-й главой Откровения". И когда он начал было что-то ещё говорить, он начал говорить на языках.

16 И это, три француза...Француженка (большая, грузная женщина, темнокожая, из штата Луизиана, может быть, она здесь сидит) записала на листе бумаги, что он сказал. Затем Виктор Ладо, служитель, записал то же самое; и они сравнивали записи, или собирались это сделать. Светловолосый мужчина (типа блондина) стоял сзади, изо всех сил устремился туда, подошёл, хотел взглянуть на те записи. Он был переводчиком французского в ООН. И все три записки были одинаковыми.

И Там было сказано:

"Так как ты избрал этот трудный путь, ты избрал его, ты принял-избрал его по своему выбору, — конечно, мы знаем это, Моисей должен был сделать свой выбор, сказано, — это точный и верный путь, потому что это Мой путь. И какое-какое славное решение ты принял, — сказал, — благодаря этому, тебя ожидает большая доля небес. И это само по себе соделает и приведёт в исполнение чудесную победу в Любви Божественной".

Все три были одинаковыми. Я думал, что она у меня в Библии сегодня (я взглянул туда, но её не было), оригинальная записка.

Денни Хенри не знает. Как и я, он даже толком английского не знает, не говоря о французском. И если вы обратите внимание, там как на французском, поставили существительное перед прилагательным. И перевод всех трёх был совершенно одинаковым.

20 Денни Хенри, некоторое время назад, он делает...Может быть, Денни слушает сегодня вечером. Вероятно и Виктор Ладо, потому что, насколько я понимаю, он в Тусоне. И вы, люди в церкви Тусона, скиния, Скиния Тусона, где пастор Брат Грин; Брат Виктор Ладо, насколько я понимаю, он в палаточном собрании прямо на краю Парк Авеню, где она выходит на 80-е шоссе, в этом направлении. И если вы будете там завтра вечером или в следующий вечер, сколько бы он там ни был, сходите послушайте его; может быть и Денни с ним. А может быть, что они слушают в Скинии сегодня вечером; я не знаю.

Сразу же после этого Денни поехал в Иерусалим, и сказал, что он лежал там в гробнице, на полке-на каменной полке, на которой лежал Иисус, мёртвое тело перед самым Его воскресением. И сказал, что внезапно он вспомнил обо мне, и сказал, что он выбежал, начал плакать, и он вышел наружу. И он был направлен...Он занимается изделиями из камня; я имею ввиду, обрабатывает камни. Сказал, что он пошёл на то место, где, как говорят, был установлен крест, и он просто сбил, отбил кусочек камня, размером, примерно, дюйм на дюйм; положил себе в карман и решил привезти его домой.

22 Когда он привёз, нечто сказало ему: "Сделай из него пару запонок для Брата Бранхама". Так что он положил его в кислоту, и он поменял цвет из обычного известняка в цвет камня кровавика. И он сделал запонки.

И когда он мне их дал, он этого не заметил, но прямо по середине каждой запонки проходит прямая, узкая полосочка. Я их сегодня одел, чтобы молиться за больных. Понимаете, цвет кровавика, как капающая кровь, и там проходит прямая, узкая полоска, точно как было сказано в его пророчестве, прямой и узкий путь (понимаете?), в пророчестве. Я показал это ему.

Денни, если ты слушаешь, ты или Брат Ладо, тот или другой, сегодня вечером будет старомодный вечер, когда мы будем молиться за больных. Я рад, что иду по этому тесному, узкому пути, по пути Евангелия, по пути Слова с нашим Господом Иисусом Христом.

25 Благословит всех вас Бог. Так вот, вам так приятно рассказывать, просто я так долго говорю, так я вас слишком долго задержу. Билли сказал, что нужно помолиться где-то за триста, четыреста человек, так что мне придётся как можно быстрее поторопиться с посланием, а потом молиться за больных.

Теперь, для людей в Аризоне: в следующую субботу вечером мы будем (никак не могу вспомнить название того города) [Кто-то говорит: "Юма".-Ред.] в Юме, штат Аризона, на банкете. А затем в Калифорнию, в воскресенье утром мы тут же отправляемся в Лос-Анджелес и в те места, о которых было сказано заранее.

27 Сегодня вечером я хочу взять отрывок из Писания.

Кстати, сегодня я сидел в кафе, в кафе Моррисона; Брат Джек, его жена, я со своей женой, мы пошли в кафе Моррисона, чтобы провести некоторое время вместе, мы никуда не ходили; женщины ещё не встречались. Там ко мне подошёл один молодец, его звали Грин, это отец Брата Пэрри Грина. И он сказал: "Знаете, Брат Бранхам, однажды вечером вы говорили о 'шпильке'. На самом деле это...Что это такое? [Кто-то говорит: "Заколка".-Ред.] Заколка. Он сказал: "Вы говорили о 'шпильке', — сказал, — я принёс вам 'шпильку'." Он дал её мне.

Так вот, дамы, такая "шпилька" для волос не годится. "Шпилька", сказал он-сказал, что годами ею пользовался, чтобы удерживать вместе страницы Библии. Так что он сказал: "Я дам вам настоящую 'шпильку'." Так что, Брат Грин, если вы где-нибудь здесь или слушаете по телефону, эта "шпилька" просто первоклассная, держит как надо.

30 Теперь, хотелось бы сразу же обратиться к Писаниям. И я хочу, чтобы вы обратились сейчас вместе со мной к 54-му Псалму, а затем также в Матфея 3. И мой предмет сегодня вечером был темой Брата Эрни: На крыльях белоснежного Голубя. Так вот, мне не удастся коснуться всех заметок и Писаний, которые у меня здесь, потому что я буду пропускать некоторые из них, потому что я обещал донести послание.

Если Господня воля, в следующую субботу вечером в Юме я хочу проповедовать на тему Условия для Восхищения, если Господня воля.

32 В Псалме 52...Прошу прощения, Псалом 54:

Услышь... (извините? [Кто-то говорит: "54-й".-Изд.] 54-й, да-да)

Услышь, Боже, молитву мою...не скрывайся от моления моего.

Внемли мне и услышь меня; я стенаю в горести моей, и смущаюсь

От голоса врага, от притеснения нечестивого; ибо они взводят на меня беззаконие, и в гневе враждуют против меня.

Сердце моё трепещет во мне, и смертные ужасы напали на меня;

Страх и трепет нашёл на меня, и ужас объял меня.

И я сказал: "кто бы дал мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы;

Далеко удалился бы я, и оставался бы в пустыне. Сейла. ("Сейла" означает "Аминь".)

33 Давид, любитель пустыни, когда он страдал, и люди ему не верили, и на него шли враги, он сказал: "Если бы мне иметь крылья голубя, я бы улетел в пустыню и остался там". Как часто я думал точно так же. Если бы я мог снять со стены свою винтовку, свою лагерную сумку, уйти в пустыню и больше не вернуться. Я просил Господа, доживу ли я до такого дня...Я не хочу никаких похорон; я сказал: "Если бы я только мог уйти куда-нибудь в леса, поставить к дереву свою старенькую 'блондинку'..."

Это моя винтовка, извините меня, я-я говорю это ради своей жены, которая там сидит. Знаете, эту винтовку много лет назад дал мне один брат здесь, я подстрелил ею пятьдесят пять голов дичи без единого промаха, некоторые выстрелы с расстояния в шестьсот, семьсот метров. Я называю её "блондинкой", потому что моя жена — брюнетка, так что она сказала, что я больше думаю о винтовке, чем о ней. Но...

Так что, мне-мне хотелось бы поставить её к дереву и сказать: "Господь, пусть Иосиф когда-нибудь её найдёт". Мне бы хотелось обрести крылья голубя и улететь.

36 Но точно как однажды в горах, наблюдая за орлом, и увидев, как он улетает (вы знаете мой рассказ об этом), я сказал: "Хорошо быть здесь, Господь; как Пётр сказал, "построим три кущи". Но у подножия горы ждут больные и немощные; ждут потерянные и умирающие". Так что давайте делать всё, что можем, пока ещё день, и однажды будут-опустятся крылья белого Орла; Он унесёт нас отсюда.

Теперь, в Матфея 3:16, хотел бы прочитать 16-й и 17-й:

И крестившись Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него.

И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение. (Другими словами: "В котором Мне угодно обитать".)

Теперь, хотелось бы поговорить несколько минут об этой птице. Голубь всегда был одной из моих любимых птиц. И размышляя о голубе, голубь, в действительности, и голубка — это одна и та же птица. Голубка — это домашний голубь. Они оба из одного семейства. Я сверился об этом, это одно семейство. Голубка и голубь, оба они из одного семейства. У этих птиц такие выдающиеся привычки.

39 Несколько лет назад я проповедовал здесь на палаточном собрании у Брата Моора, на тему: "Голубь и Агнец". Мне кажется, вы все это помните; и что голубь у нас является самой чистой птицей, и агнец — это самое кроткое животное. Они оба жертвенные животные и птицы.

Как прекрасно это здесь выражено в прообразе, когда Иисус — это Агнец, а Бог — это Голубь. И голубь не сошёл бы на волка; у него не та натура. Он не мог бы сойти на собаку, у неё не та натура. Он должен был быть на агнце, две натуры должны быть одинаковыми. И точно такими должны быть и мы; наши натуры должны измениться из рычащих грешников в кротких агнцев.

И вы обратили внимание, что Голубь вёл Агнца? И обратите внимание, всё, что Он имел, Агнец отдал Голубю. И смотрите, куда повёл Его Голубь: на распятье за грехи всех нас.

42 Так вот, Голубь, если Бог захотел представить Своего Сына, Он был представлен самым чистым и кротким животным на земле, земным творением; но когда Бог представил Себя в небесах, Он представился самой кроткой и самой чистой птицей в небе: голубем.

Так вот, голуби бывают разные; есть много разновидностей голубей. Наши горлицы обычно сероватые птицы. И потом есть утренние голуби, и ещё есть вечерние голуби. Есть также голубь под названием Сонорский, как у нас дома; это маленькая, серая птичка, маленькая птичка с красными полосками на крыльях. Существует много разных видов голубей, и у них бывают разнообразные цвета. И то же самое с голубицами.

Так вот, голубь устроен очень необычно, потому что у него такая характерная черта, что он не может есть ничего нечистого; он просто не может, потому что он не устроен для этого.

45 Так вот, я всегда говорил о том, что голубь — это символ Бога, а ворона — это символ лицемера. Ворона может сидеть на старом мёртвом трупе и питаться целый день, и полететь в поле, и есть вместе с голубем пшеницу. Но голубь может спокойно есть пшеницу, но он не может есть мертвечины. Видите? Он просто не может; ему этого не переварить. И я задался вопросом, почему он не может этого; оба они из семейства птиц, обе птицы. Но почему? Дело в их устройстве.

Так же и с подлинным христианином. Простой деноминационный христианин что угодно принимает, но подлинный, рождённый заново христианин не может принимать мирское. Он устроен иначе.

Я узнал, что у голубя нет желчи. В голубе нет желчи, потому что она ему не нужна.

48 И так же с христианином, ему не нужна горечь (понимаете?), потому что он может питаться только пищей Божьей. И не нужна горечь, чтобы растворить её; нужна любовь (понимаете?), так что он-чтобы растворить пищу. Горечь: "О-о, — говорят, — ну..." — они не соглашаются с Этим. Но любовь всегда принимает Это, Слово Божье.

Так вот, у него нет горечи; так что, поэтому, он не мог бы...Это просто противоречит его естеству, чтобы он ел что-нибудь испорченное. А если бы он съел, это погубило бы его. Но нет никакой опасности, он не будет этого есть, потому что у него нет к этому аппетита.

50 И так же с настоящим христианином. Знаете ли вы, что настоящему христианину вообще не вменяется грех? Давид сказал: "Блажен человек, которому Бог не вменит греха". Когда ты омыт в Крови Агнца (не притворство, но по-настоящему — в Крови Агнца), Бог не вменяет тебе ничего того, что сделал, потому что ты под Кровью, и Он этого не видит. Там жертва Крови; единственное, каким Он тебя видит, это каким Он тебя видел прежде основания мира, когда Он поместил твоё имя в Книгу Жизни Агнца. Это всё, на что Он может смотреть, потому что ты искуплен от всего, что было сделано; ты омыт в Крови Агнца. Поэтому, в тебе нет горечи; в тебе нет нечистых привычек; потому что Кровь Агнца соделала это; и Бог не может вменить тебе грех, когда за тебя там лежит и ожидает жертва за грех.

51 "Ну, — вы говорите, — Брат Бранхам, тогда это даёт мне такой простор; я могу делать, что захочу". Я всегда это делаю, всегда. Но когда человек на самом деле увидит, что для него соделал Иисус, а поворачивается и делает что-нибудь вопреки Ему, это показывает, что он ещё не принял Христа.

Вон там сидит моя жена. Она на десять лет моложе меня, а такая же седая, как и я. Это потому, что она стояла между мной и-и внешним миром. Если я уезжал за границу, и я бы...Что за жизнь была бы в такой семье, если бы я собрал вокруг себя свою семью и сказал: "Послушай-ка, Миссис Бранхам; хорошенько усвой, что ты — Миссис Уилльям Бранхам. Да не будет у тебя других мужей, пока меня нет. [Брат Бранхам несколько раз стучит по кафедре-Ред.] Не строй глазки никакому другому мужчине", и тому подобное. "Не кокетничай. Если будешь это делать, я с тобой разведусь, когда вернусь".

А она повернулась бы и сказала: "Так вот, муженёк, я тоже хочу тебе кое-что сказать. Пока ты в отъезде, у тебя не должно быть никакой другой женщины. Ты не должен делать то и сё. Если сделаешь, считай себя разведённым, когда приедешь домой".

54 Вот это была бы милая семейка? Не-а. Видите? Нет. Если я действительно её люблю, хотя я верю, что если бы я ошибся и допустил слабость, и сделал что-нибудь неверно, я верю, что она простила бы меня за это, потому что она меня любит. И если бы она сделала, я думаю, что простил бы её за это; конечно, потому что я её люблю. Но если я так её люблю, до тех пор, пока я так её люблю, ей нечего волноваться. Хоть она и простила бы меня, я бы ни за что не ранил её. Я-я-я бы чувствовал себя самым виноватым человеком в мире; я бы ждал не дождался того момента, чтобы рассказать ей о том, что я сделал, потому что я её люблю. Ну, это...Если я так её люблю любовью филео, насколько сильнее будет моя любовь агапо к Иисусу Христу?

55 Хоть я, может быть, и выкурил бы сигарету, я никогда в жизни не курил; но если бы даже я это и сделал, Он, я верю, простил бы меня за это; я думаю, что Он простил бы. Если бы я выпил, я никогда в жизни не пил, но я верю, что Он простил бы меня за это. И я Его слишком сильно люблю. Боже, помоги мне; я не хочу делать ничего подобного (понимаете?), потому что я Его люблю. Из меня ушла эта чепуха, потому что когда Он изменил меня из вороны в голубя, это всё поменяло; мой аппетит и всё остальное покинуло меня; тогда грех не вменяется мне, потому что я не намерен его совершать; во мне нет этого, чтобы совершать его.

Так вот, ещё одна замечательная вещь об этом голубе. Он — необычная птица. Вы когда-нибудь видели, как все птицы...

57 Одна из моих любимых птиц — это малиновка. Так вот, ребята, не стреляйте в моих малиновок (да?), потому что я не хочу, чтобы вы это делали. Моя малиновка, знаете, откуда у неё красная грудка? Знаете, однажды на кресте умирал один Человек; никто не помогал Ему; Бог оставил этого Человека, и Он умирал. В Его руках были гвозди; Его ноги и Его бок кровоточили, на Его голове терновый венец, по Его лицу текла кровь. И рядом пролетала одна птичка, маленькая, коричневая птичка. И она взглянула на это, было-подумала, что это самая жалкая картина, которую она только видела. И она знала, что она была просто маленькой птичкой, но она взглянула на эти здоровые, грубые римские гвозди, загнанные в Его руку, и она подлетела и пыталась вытащить их своим клювиком. И вся её грудка покрылась кровью, с тех пор она красная. Я тоже хочу, чтобы моя грудь была под щитом Его Крови, защищая Его, когда пойду на встречу с Ним. Я люблю малиновок.

58 Но, знаете, малиновке нужно умываться; но, знаете, голубю не нужно, нет. Внутри него есть какое-то масло, которое покрывает его маслом и сохраняет его чистым изнутри наружу. Вы знаете это? Это у голубя. Голубь смазывает себя маслом. Вы когда-нибудь брали его, нюхали этот аромат на нём, на голубице или на другом? Это масло, которое производится изнутри его. В его теле есть масляная железа, которая всегда поддерживает снаружи чистоту его перьев, потому что он чист изнутри наружу. Верно. Это чудесная птица.

Так вот, я знаю, что здесь, по-моему, на них можно охотиться, в штате Луизиана. Не делайте этого. О-о, я бы не смог. Думаю, если бы я был голоден, то ещё ладно, но я-я просто не смог бы спустить курок на него, если бы пришлось.

60 Это...Голубь играет необычную роль в нашей семье. Однажды, когда моя бабушка...Она родом из Кентукки, из резерваций черокезов. Она умирала, миниатюрная женщина, и она была...У них было...По-моему, это называют золотухой или как-то так; она умирала. И дедушка склонился рядом с кроватью; когда мама, тётя Бёрти, тётя Хоули, все они склонились вокруг кровати; дядя Чарли (крошка, четырёхлетний мальчик), ребёнок; мама, самая старшая, ей было около двенадцати лет. И она на кровати поправила свои чёрные волосы и начала петь: "Ты, Господь, Скала Веков, дай найти в Тебе покров", когда она умирала. Дедушка в то время не был христианином. Я крестил его в восемьдесят семь лет, во Имя Иисуса Христа, там, у подножья реки, где явился Ангел Господень.

Но пока она пела эту песню, подняв свои слабые руки вверх, в дверь влетел голубь, облетел вокруг, сел наверху кровати, начал ворковать. Бог забрал её душу.

62 Я отправился в Лондон, в Англию, вместе с Братом Джеком и Братом Гордоном Линдсейем, и там была женщина по имени Флоренс Найтингейл (говорит, по-моему, что она является, вроде бы, праправнучкой покойной Флоренс Найтингейл), которая писала мне много писем. Она была в Южной Африке, умирала от рака. И у неё была фотография; вы видели её в книге. Я никогда в жизни не видел человека в таком состоянии. По-моему, Брат Джек в тот день был вместе со мной. Мы вошли в дом служителя, в дом пастора, как раз за той церковью, куда её привезли.

Пока мы ещё были на...Куда приземлился самолёт, нас разыскали, и она была там в машине скорой помощи; прилетела из-из Южной Африки, зная, что я в то время приеду в Англию. Служитель отвёз её в дом пастора, так что мы пошли туда помолиться за неё.

64 Я видел много больных людей, но её ручонки выглядели не больше дюйма в диаметре, её-её череп, где он соединяется, это было видно. И она-её ноги вот здесь, около бёдер, были около двух дюймов в диаметре, одни кости. И она не могла поднять своих рук; она была слишком слабой, чтобы поднять свои руки. И она пыталась что-то сказать, а я не мог её понять. И когда я наконец услышал, по-моему, через медсестру, она сказала: "Брат Бранхам, помолитесь, чтобы Бог позволил мне умереть". Она не могла-не хотела жить. И я обратил внимание, и слёзы текли с края кости на её лице. Откуда у неё набралась влага, чтобы плакать, я не знаю; потому что вены у неё сомкнулись, и она была в ужасном состоянии. Приехав молиться за больных, я не мог молиться, чтобы она умерла. Но было похоже, что она просто не могла умереть; она умирала медленно.

65 Я склонился в комнате вместе с вашим пастором, чтобы помолиться. И когда я склонился помолиться, к окну подлетел голубь, начал ворковать. Когда я закончил молитву, я подумал, что это был какой-то домашний голубь оттуда. Снаружи туманно, как это в Англии, на Британских островах там...И этот голубь перестал ворковать и улетел. Я подошёл и возложил на неё свои руки, и призвал Имя Господа. И та женщина сегодня — крупная, сильная, здоровая женщина: "На крыльях Голубя".

Он сохраняет себя чистым изнутри. И Христианин тоже; он очищается изнутри. Это не даёт злобе...Ему не нужна желчь для переваривания, потому что он этого не ест. Понимаете? Он чист изнутри наружу.

67 Так вот, мы замечаем, что эта птица...У меня здесь много чего записано, но часы всё идут вперёд. Эта птица, также, использовалась в Ветхом Завете для жертвы, для искупления и для очищения. Давайте просто обратимся здесь к одному, в Бытие 15:9. Давайте минуту другую поразмышляем об этом стихе. Вот, Авраам был-спрашивал здесь Бога, как Он это сделает. И Бог в ответ излагает Аврааму Своё Слово, и Он делает это необычным образом. Начиная, где-то, с...Давайте начнём с 1-го стиха. Не хотелось бы торопиться с этим.

После сих происшествий было слово Господа к Аврааму в видении...(видите, Авраам был пророк, так что он видел видения)...не бойся, Авраам; Я твой щит, награда...весьма великая. (Иегова-манассия. Понимаете?)

Авраам сказал: Го-...сказал: Владыка Господи! (Обратите внимание, большая буква "Г", Владыка Господи, Элоим. Понимаете?) Владыка Господи...(в видении)...что Ты дашь мне? Я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моём этот Елиезер из Дамаска?

И сказал Аврам: вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой.

И было слово Господа к нему, и сказано: не будет он твоим наследником...(Уже дал ему обетование, вы знаете. Не...Видите, Авраам тут же подвёл бы, но обетование безусловно; завет, безусловный)...но тот, кто произойдёт из чресл твоих, будет твоим наследником. (А ему уже сто лет.)

И вывел его вон, и сказал: посмотри на небо, и сосчитай звёзды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков. (Мужчина без детей, а уже столетний.)

Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность.

И сказал ему: Я Господь, Который вывел тебя из Ура Халдейского, чтобы дать тебе землю сию во владение.

Он сказал: Владыка Господи...или Господь, по чему мне узнать, что я буду владеть ею?

68 Теперь, послушайте это:

Господь сказал ему: возьми Мне трилетнюю телицу, трилетнюю козу...(следите сейчас за тройками, "трилетнюю")...трилетнего овна, горлицу и молодого голубя. (Оба — одни и те же существа, оба — одно и то же...Видите, это использовалось в жертве, которой он предвозвещал Иисуса.)

Завет был заключен...Вы знаете, как он рассёк их надвое, и как это...

Или как в древности, когда они брали-заключали завет, они брали и записывали соглашение, убивали животное, стояли между ним, разрывали завет надвое, один человек брал одну часть...

Как было в китайских прачечных. Китайцы здесь не умели писать по-английски, так что он писал там и разрывал кусочек бумаги, и отдавал вам половину. И вы-вы помните китайские прачечные, когда они так делали. И ты...Два-два конца должны были совпасть, чтобы получить свою одежду. Понимаете? И его не одурачишь, потому что у него была вторая часть. Можно скопировать своё имя, но ту бумажку повторно не порвёшь. Понимаете? Так что у него была...Должен быть тот же самый кусок бумаги.

72 И так делали в дни востока, давно-или давным давно в восточные дни. Убивали животное, стояли между ним, разрывали кусок шкуры козла, один брал одну...И когда завет подтверждался, куски соединяли вместе, и они должны были точно совпасть.

Так вот, Бог ему здесь показывает вот что: эти жертвы говорят о Христе; как Бог привёл Иисуса на Голгофу и разорвал Его надвое, и вознёс тело в небеса, а на нас послал Дух, так что тот же самый Дух, что был на Нём, должен быть на тебе, чтобы совпасть с Телом, чтобы быть Невестой в последнее время. Видите, да? Верно. Понимаете? Уже не будет деноминация, Это будет Слово, Кем Он и был. Понимаете?

Но так, как это Слово должно соединиться со Словом, как клетка в человеческом существе. Знаете, когда ваше-создавалось ваше тело, не была одна клетка человека, а следующая собаки, а следующая свиньи. О-о, нет, нет. Все человеческие клетки. И так с Телом Христа, всё Слово Божье, не только часть Его, с добавлением к Нему какой-нибудь традиции; нет, Это всё Тело Христа.

75 Так вот, мы здесь находим, что он использовал как горлицу, так и молодого голубя, потому что они из одного и того же семейства. Так вот, всегда...

Так что обратите внимание. Я просто обращаюсь к некоторым из этих Писаний: Левит 12 и 6-й стих. Мы видим здесь порядок очищения женщины; если у женщины был ребёнок, она должна была ждать. Если это был мальчик, она должна была ждать тридцать три дня, прежде чем могла войти в собрание с голубями для очищения. Если у неё была девочка, она должна была ждать девяносто шесть дней, прежде чем могла войти в собрание.

Теперь, мы находим здесь, 6-й стих:

По окончании дней очищения своего за сына или за дочь, она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех, ко входу скинии собрания к священнику;

78 Видите, она ещё не может войти, потому что ещё не закончились её дни, но она может отдать это священнику у дверей, как своё приношение. Видите, горлицу или молодого голубя, они оба из одного и того же семейства.

Так вот, это-это использовалось для искупления, а для искупления за грех — один голубь. Или от проказы, которая является прообразом греха, приносили два голубя: одного лишали головы, переворачивали, и кровь текла на другого; и тогда второго голубя отпускали. И когда голубь летел, он окроплял землю кровью своего товарища, и кровь взывала к Богу: "Свят, свят, свят Господь Бог".

Разве вы не видите умирающего Товарища Иисуса Христа, был убит и окропил нас, чтобы мы пошли свободными, взывая: "Свят, свят, свят для Господа". Какие прекрасные прообразы.

Хотелось бы, чтобы у меня был голос. Так вот, прообраз великого Святого Духа, как мы недавно читали в Откровении 3:16. Этот голубь использовался Богом для знамений.

82 Ною было дано знамение, как брат только что пел об этом. Бог рассердился, и ничто не могло устоять перед Его гневом, ибо Он сказал: "В день, в который вкусишь от него, в тот день и умрёшь". И Ной нашёл у Бога благоволение и построил ковчег, согласно конструкций-точнее, согласно инструкций, которые Он ему дал. И он плыл по воде.

Представляю его-что было в те дни, когда говорили: "Этот старик на холме, старый фанатик, строит ковчег, говорит, что пойдёт дождь, ещё никогда не было дождя". Но это...

Ной сказал: "Всё равно пойдёт дождь".

И потом, я знаю, в тот день, когда он вошёл внутрь, я думаю, что...не помню, в какой это было день, я думаю, семнадцатого мая. Ной вошёл в ковчег, и Бог затворил дверь.

И начали собираться облака; начал падать дождь; канавы начали наполняться; разверзлись источники бездны; все родники извергали воду. Наконец, люди зашли в дома, забрались повыше. Тот ковчег стоял там как и прежде.

Через некоторое время, когда вокруг него собралось достаточное количество воды, он начал подниматься выше и выше. Люди стучались в двери и кричали, но это не дало-никакой пользы, Ной не мог открыть двери. Бог закрыл её; только Бог может её открыть.

88 Так и с нашим Ковчегом, Иисусом Христом; Бог открыл для нас дверь на Голгофе, Он закроет её, точно так же, как Он её открыл.

И он плыл по воде, выше и выше, может быть, на километр над поверхностью земли, когда эта земля сбилась с пути, с-со своей обычной орбиты. И пошла кругом и кругом, и обломки, деревья, и выше гор, и так далее, погружалась сорок дней и ночей...

И когда ветры начали стихать...

Божий гнев ужасен. Его любовь чиста и Божественна; и Его гнев такой же Божественный-он такой же Божественный, как и Его любовь, так как Он должен совершить суд, потому что Он Судья. Он Даятель закона, а закон без наказания — это не закон. Так что при законе должно быть наказание. И нарушая Божьи законы подвергаешься наказанию.

92 Так вот, мы замечаем, что после того, как Ной плавал там, нет сомнения, что укачивало от всего этого рёва и тряски, и гнев Божий рушил и крушил, крики и тому подобное. Затем начало стихать; ничего не происходило. Проходили дни; ничего не происходило. Вероятно, запасы пищи для животных и всё остальное было на исходе, ничего не происходило. Так что он подумал: "Интересно...Я не вижу, что снаружи".

Ковчег был устроен таким образом (когда попадал в него), в нём было только одно окно, и оно было на самом верху. Нельзя было посмотреть в стороны; нельзя было никуда посмотреть, только прямо вверх. И точно так же с Ковчегом, Иисусом Христом. Когда ты в Ковчеге, нельзя смотреть на соседа; нельзя посмотреть никуда, только на Христа, потому что есть только одна дверь, и Он есть эта Дверь, о Которой мы говорили в это утро. Нужно всё время смотреть вверх: "Ибо кто взялся за плуг, а ещё оборачивается назад, недостоин пахать".

94 Так вот, как в этом ковчеге...И он видел свет, и, вероятно, свет солнца, но ему хотелось знать, где он находится. Ковчег по-прежнему держался на воде; он слышал, как волны бились о бока, он знал, что прошло много дней; вода к тому времени обязательно должна была убывать. Так что он пошёл и взял ненадёжную птицу, предательскую, и он испытал её, и выпустил. Это была ворона, и та ворона больше не вернулась, потому что она там нашла удовольствие, вне ковчега Божьего. Она перелетала от одного мёртвого тела к другому, поедая туши и падаль, плавающую по воде; и она была полностью удовлетворена.

Так что по прошествии нескольких дней он снова попробовал, потому что он знал...Он не хотел выйти в гнев Божий. Так что он выпустил голубя. А у этого голубя была другая натура, чем у...Он не был стервятником, также он не был и падальщиком; он может есть только чистое, незагрязнённое. И он был очень удовлетворён, потому что не мог найти места, куда опуститься, он вернулся назад в ковчег. Ной сказал: "Что ж, потоп ещё продолжается".

96 Потом он подождал ещё несколько дней, и он снова выпустил; как свою молитву: "О Боже, не успокоился ли гнев Твой? Не прошёл-не прошёл ли гнев Твой, Господь? Не закончилось ли всё?" И он сказал: "Так вот, если я выпущу его в этот раз, он может там остаться, если потоп сошёл; он может остаться". Но он отправил его с молитвой, и затем, когда он вылетел туда под руководством Божьим, он сорвал с дерева листочек остролиста и прилетел назад, и снова ударил клювиком по окну.

Бог использовал голубя, как знамение. Он вернулся назад, возвещая, что потоп прошёл, и тогда Бог отворил дверь, и они вышли. Это Бытие 8:8.

Также снова использован в Матфея 3:16, когда на земле был гнев Божий. И не было пути, самая тьма ночи, полночь, церкви так всё исказили, что никак из этого нельзя было выбраться. И были ложные учителя, всякие вещи появлялись, появлялись разные вероисповедания, но Бог снова использовал голубя. Это угодило Ему; Его Сын Иисус так Ему угодил, что Он удостоверил Его.

99 Так вот, они не могли поверить, что этот Младенец, Который родился в том хлеву, в соломенных яслях, как полагали, ещё до того, как его отец и мать поженились. Они представить себе не могли, что Бог может использовать что-нибудь подобное. Так что Он должен был быть удостоверен перед миром; и в тот день на реке, когда Он пришёл, чтобы доказать, что Он — Божий Шедевр (о Котором я говорил сегодня утром)...Когда Он был послушен войти в воду...

Так вот, если обратите внимание, там очень большой урок. Иоанн в то время был величайшим человеком на земле. Иисус сказал: "Ещё не рождался от женщины такой великий человек как он", до того времени. И он был пророком. Вы верите этому? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Так вот, помните, если Слово Божье и придёт к кому-нибудь на земле, так это к пророку. Божий путь всегда таков. Вы верите, что Иисус был Словом, проявленным в плоти? ["Аминь".] Так что существует только один путь, как Он может придти и быть представлен; не священниками.

101 Он не пошёл и сказал: "Каиафа, ты не представишь Меня?" Если бы Он это сделал, Он допустил бы ту же самую ошибку, которую допустил Давид в нашем уроке на днях (понимаете?); если бы Он пошёл в церковь и сказал: "Вы Меня не представите?"

Даже обратите внимание на Его рождение. Когда Он родился, Он родился в тени церкви. И они, вероятно, звенели в колокола и всё остальное, но именно пастухи распознали Его, и волхвы. Видите?

И вот Он теперь, на...готов для Своего служения. И если Он есть Слово...Согласно великому плану Божьему, Слово может только...Господь Бог ничего не делает, не открыв Это прежде рабам Своим, пророкам.

Его образец всегда таков, так должно быть; когда Печати открылись, когда всё остальное. Любое главное событие, происходящее на земле, Бог открывает это Своим пророкам. А Иоанн был пророком, потому что он пророчествовал, что Он придёт.

105 Затем, однажды на склоне холма, когда шёл спор, рядом стояла группка священников...И они говорили: "Ты хочешь сказать мне, что ты называешь себя пророком, и стоишь там в этой грязи?" (Не в церкви, потому что они его не пустили бы.)

"Стоишь в этой грязи и говоришь, что грядёт час, когда великий Иегова, Который назначил эти жертвы, когда великий Иегова, Который построил этот храм, Который вошёл в него как Столп Огненный, наступит день, когда это ежедневное жертвоприношение будет отменено?"

Он сказал: "Придёт Муж, и Он сейчас среди вас (где-то там), и Он заберёт грех". Священнику он был отвратителен.

Иоанн взглянул вверх. Так кто же он? Пророк. А вот Слово; вот Слово идёт прямо к пророку, прямо в воду. Иоанн сказал: "Вот, Агнец Божий, Который забирает грех мира. Вот Он; это Он". Иисус ни слова не сказал, вошёл прямо в воду. И я вижу там, как стоят в воде (представьте драму) два величайших на земле: Бог-Слово и Его пророк.

109 Обратите внимание. В эту эпоху благодати Слово пришло к пророку в воде. Угу. Я думал, вы это уловите. [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Угу. В воде, первое откровение Слова было в воде. Видите, откуда начала Невеста, Послание вечернего Света? В воде. Слово, истинное Слово, не смешанное с вероучениями, но пришло к пророку в воде, посредством воды.

Обратите внимание. Представляете себе, как глаза Слова и глаза пророка встречаются в воде? О-о, для меня это слишком. Вот стоял пророк; вот стояло Слово, смотрели друг другу в глаза. И пророк сказал: "Мне нужно креститься у Тебя, почему приходишь ко мне? И Слово сказало...Оно должно быть верно.

Теперь, позвольте мне здесь изложить драму. "Иоанн, ты пророк, ты знаешь Слово. (Видите?) Ты распознал Меня, ты знаешь, Кто Я Такой".

"Мне нужно креститься у Тебя", — сказал Иоанн.

Иисус сказал: "Оставь это. Это совершенно верно; тебе нужно креститься у Меня. [Брат Бранхам несколько раз стучит по кафедре-Ред.] Но помни, Иоанн, как пророку нам надлежит или должно нам (как Слову и пророку), дабы мы исполнили каждое Слово. Ведь, Иоанн, (вот теперь откровение), Иоанн, ты знаешь, Кто Я Такой, Я — Жертва. И согласно Слову Божьему, жертва должна была быть омыта, прежде чем она была представлена для жертвоприношения". Верно? Слово...

114 "Агнец омывался, а затем представлялся для жертвы, а Я — тот Агнец. И Я должен быть омыт, прежде чем могу быть представлен миру как Жертва. Оставь это, Иоанн, ибо так надлежит нам, как Слову и пророку вместе".

И не может быть ошибки. Так вот, все в этих вещах...

Так вот, видите, если бы не та расстановка, Иоанн был бы точно таким же, как любой из нас; так что говорят: "Да, я-я знаю, Кто Ты такой, Господь".

"Вот, — сказал Он, — подожди минутку, Я — Слово. 'Не хлебом единым жив будет человек, но каждым Словом'. Ева выпустила одно, но нужно принимать каждое Слово. И Я есть та Жертва, и Я должен быть омыт, прежде чем буду представлен. Но то, что ты сказал, Иоанн, это правда".

Иоанн, как пророк, зная, что Слово должно исполниться, он оставил это и крестил Его. И когда Он был поднят из воды, с неба на крыльях голубя сошло Послание: "Сей есть Сын Мой возлюбленный". Он послал искупительное Послание благодати на крыльях Голубя, опустился прямо с небес. "Мир на земле, благоволение к людям". Тогда Жертва была уже готова; Она была выращена, напитана, Его служение было готово, Слово, Которое искупит весь мир: "Свершилось".

119 Голубь в Библии используется как символ мира, также и государства используют его как символ мира. Есть государства...Наше государство представляет орёл. А у других государств другие птицы. У Рима орёл. У Германии орёл; у многих, сильные птицы небес. Но у всех их, голубь во всех государствах представляет мир. Это по всему миру.

Точно как Брат Грин сказал однажды вечером, Брат Пэрри Грин сказал: "Символ сдачи — это поднятие рук. В любом государстве: поднимаешь руки — значит сдаёшься". Он сказал: "Когда поёте, поднимите ваши руки, вы всё отдаёте".

И в любом народе голубь является символом мира. Почему же он? Из-за его кротости и из-за его невинности. Вот почему он символизирует мир.

И ещё одна вещь о голубе, эта птица любит дом. Она любит быть дома. И ещё одно — она всегда верна своему напарнику. Голубь, самец или самка, никогда не покидают друг друга. Самка находит своего самца в период спаривания. Понимаете? Это комплимент великому Божьему творению.

123 Вот почему Он соделал Еву побочным продуктом. Понимаете? Если бы она была создана как остальные самки, когда наступило бы время для спаривания, она нашла бы своего супруга; но она могла в любой момент. Понимаете? Так оно и есть; в том-то и дело. Я просто...Не хотелось бы углубляться в это, потому что у меня это есть в Браке и Разводе и так далее. И как это...Но всё же, она почитается и несёт это целомудрие, и вы знаете, я проповедовал об этом в один из вечеров. Ладно, заметьте, у неё огромная ответственность.

Но голубь всегда верен своей напарнице: всегда, никогда не покидает её.

И можно мне здесь на минутку остановиться, чтобы сказать следующее: истинная Невеста, голубка, тоже верна своему Супругу. Она не будет вводить никакие догмы, никакие деноминационные доктрины, ничто мирское. Она будет оставаться верной своему Супругу, Слову: всегда.

И благодаря такому поведению любви к дому, благодаря такой любви к дому его успешно использовали как почтового голубя. Потому что он любит дом, где бы вы его не выпустили, он всегда вернётся домой. Он вернётся домой.

127 Хотелось бы, не надолго, сделать на это ударение, и вы, христиане, поймёте, что я имею ввиду. Он всегда находит дорогу домой; так что поэтому его использовали как почтового голубя. Раньше его использовали во время войны; их по-прежнему используют, почтовые голуби для передачи сообщений. Так что, видите, тогда и Бог и человек делают голубя посланником; голубь — это посланник. Он был посланником к Ною, чтобы сказать Ною, что снова воцарился мир. Бог использовал его, чтобы утвердить, что это был Его Сын, Жертва, дабы принести на землю мир и благоволение людям. Он использовался как посланник.

И на это у меня в памяти есть один рассказ, который я однажды прочитал в книге. Так вот, не могу сказать точно, может быть, это в книге "Закат первой мировой войны". Я в этом не уверен; если вы этого не увидите, тогда я ошибся. Или я читал это в одной книге...Это было много лет назад. Но это было очень-очень драматическое событие.

129 Американские солдаты залегли под огнём немецкого пулемёта, и они находились как бы в яме. Солдаты, наверное, понимают, как они вышли куда-то на разведку. И они залегли, у них осталось совсем немного боеприпасов. А немцы подтягивали большие подразделения, отовсюду подходили. И они знали, что если не придёт подкрепление, не придёт помощь, то все они скоро умрут (непременно); немцы опускались с горы, шли им в затылок, шли прямо на них.

И один из них случайно вспомнил, что у него был талисман, голубок. Так что он знал, что этот голубь, если бы он оттуда прорвался, донёс бы сообщение в главный штаб, где они расположились. Так что они опустились и написали записку: "Нас зажали в таком-то месте в таком-то районе. У нас кончаются боеприпасы, через несколько часов нам придётся сдаться или же всех нас перебьют". И они прикрепили это, или привязали к ножке этого голубя, и отпустили его.

131 Так вот, эта птица очень любит дом, так что она...Что он делает? Он отправляется назад домой за своей-встретить, найти свою самку. Она волновалась за него; он обязательно должен был вернуться домой.

И когда он поднялся, немцы увидели, что произошло. И вот что они сделали, они начали стрелять в голубя. И один из них попал в него пулемётом тридцатого калибра, или пулей, сломал ему ножку. Другой оторвал здоровый кусок на его спине. Вся его грудка была изранена. Одно из крыльев было покалечено, у него был отстрелян край, и он летел, наклонившись на один бок. Но продолжал держаться на высоте, и, наконец, он долетел. Покалеченный, израненный, разбитый, побитый, но он упал в лагерь с посланием. Это был замечательный голубь.

Но, о-о, брат, Исайя 53 говорит нам о Таком, Кто пришёл из дома, где всё было хорошо:

И Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились.

134 Болезнь, суеверие и бесы держали нас под своим гнётом; не было выхода; церковь ушла неверным путём; они перешли на деноминационное (фарисеи, саддукеи, омовение чаш и горшков), и Слово Божье стало бездейственным. Но опустился этот Голубок, и только одно могло произойти: должен был быть Искупитель.

Но был весь изранен, разбит, побит, изорван, но Он знал дорогу домой. Так что с Голгофского креста, где Его изранили, побили, изорвали, как стадо волков против Него, Он взлетел с Голгофы и приземлился в небесных дверях, со словами: "Совершилось. Совершилось. Они свободны. Болезнь теперь может быть исцелена. Грешники могут спастись. Пленные могут быть освобождены".

Хоть Он был изъязвлен и изранен в той великой битве, когда даже всё против Него...Даже поэт возопил:

"Под сумрачным небом, средь скал расседавшихся,

Склонился Спаситель мой, умирая;

Открылась завеса, открылся тот путь

К небесным радостям Вечного Края".

137 Я всю жизнь был неврастеником. Что-то сразило меня, когда я был мальчиком, это пугает меня, это происходило со мной, примерно, каждые семь лет. Брат Джек помнит, когда я только начал, на год ушёл с нивы; что-то произошло.

Я помню тот день, когда Хуанита Хемпфилл...По-моему, сейчас её зовут Хуанита Келли; она вышла замуж за брата Келли после смерти её мужа. Анна Джин, у меня есть их фотографии и всё остальное, они были такими...А она...Те две девочки и Сестра Моор были-были в трио. Они пели эту песню, которой я никогда не забуду: "Взирая за пределы заката". Брат Джек, ты, полагаю, помнишь, на пути из Флориды. Какие замечательные девушки.

И я помню в то утро небольшую группу пятидесятников отсюда, в северной части страны, где-то в Мичигане, те девушки стояли там, когда Брат Хупер...Я видел его здесь однажды вечером, я...Может быть, сейчас здесь его нет, Брат Эд Хупер. Ты здесь, Брат Эд? Не думаю, что он...Он сидел там однажды вечером. Ни один...Многие из вас его знают. Я, он и Брат Хооли, мы уезжали. И те девушки стояли там на углу, пели это, дали каждому из нас по жёлтой розе, которые они вытащили из своих волос. (Это там исцелился тот маньяк; произошли великие вещи.)

140 Ехал по дороге радостный и весёлый, и внезапно это сразило меня; прошёл год, прежде чем я снова вышел на ниву, просто свалило меня.

С самого детства я всегда говорил, что не знал, что такое видение. Будучи мальчиком я всегда говорил: "Если бы мне-если бы мне только впасть в такой транс и увидеть, что я выздоровею". В то время...Мне всегда хотелось сходить к Майо и выяснить, что же не в порядке. Доктора там...

У меня в желудке всё закисает, и, о-о, кошмар. Брат Джек помогал мне пройтись вокруг дома. Я иду вокруг дома, и какая-то горячая, жирная, водянистая жидкость вырывается изо рта. Выхожу за кафедру, молюсь за людей, у которых состояние в два раза хуже, и исцеляются. Мои руки возлагали на человека с раком на лице, и рак исчезал на его лице прямо там; а меня так тошнило, что не мог встать.

И вы даже не знаете, что я претерпел; просто умственная подавленность. Это приходило каждые семь лет, всю мою жизнь. Вот к чему я сейчас подошёл, семь восьмёрок.

144 Так что я был-я так страдал; я взывал, просил, умолял. И помню, когда я, наконец, решил, что у меня достаточно денег, чтобы отправиться к Майо на осмотр; сказали: "Они определят, какая у тебя болезнь". Мы с женой и Бекки тогда...Сарра была совсем крохой. Я только начал своё служение исцеления. И мы отправились к Майо.

Я прошёл клинику. И в тот вечер, прежде чем я, в следующее утро, должен был узнать свои-свои окончательные результаты, я просто проснулся и сидел там на кровати, оглядываясь по сторонам. И я взглянул прямо перед собой, и там был маленький мальчик, выглядел точно как я, около семи лет; я взглянул на него, и это был я.

И он стоял рядом со старым стволом дерева. И на том дереве...

Любой из охотников на белок знает, что можно потереть вот так палкой по дереву и это напугает белку, и выгонит её, если она в дупле.

148 Я видел, где была эта белка, и я подумал: "Что это за белка?"- и я потёр. И когда я потёр, я оглянулся, и тогда оказалось, что это я около тридцати восьми лет, мальчика не стало. Так что я потёр этот ствол, и из пустого бревна, ствола, появилась белочка, где-то вот такого размера, тёмная, почти чёрная, и от неё, казалось, отлетали разрядики тока; глазки как бусинки, самая свирепая на вид, которых я только видел, больше была похожа на ласку, чем на белку.

И зверёк посмотрел прямо на меня. И я открыл рот, чтобы сказать: "Э-э..." И когда открыл, он...Не успели бы даже моргнуть глазом, как он влетел мне в рот, опустился в мой желудок и просто рвал меня на куски. И когда я вышел из видения, с поднятыми руками, с открытыми глазами, я начал кричать: "О Боже, смилуйся. Он убивает меня".

150 Я услышал Голос в глубине комнаты, сказал: "Помни, он только шесть дюймов в длину".

Кто из вас слышал этот рассказ? Я много раз вам его рассказывал, людям в окрестностях Скинии.

Это повторялось снова и снова, точно так же страдал.

На следующий день Братья Майо обследовали меня. Сказали: "Ваш отец был ирландцем; он пил. Ваша мать — наполовину индианка, поэтому, получается, что вы почти что полукровный. Так что вы будете...Вы-вы-вы будете таким нервным, и вы никогда не сможете от этого отделаться". Сказал: "Другими словами, вы здоровы. Но то, то нечто в душе, что неподвластно человеку". Сказал: "Вы будете..." Сказал: "Когда человек умирает, вскрытие ничего не даёт, потому что его душа ушла". Он сказал: "У вас это никогда не пройдёт".

И тот человек сказал, мой давнишний доктор, сказал: "У моего отца это было; он умер примерно в восемьдесят пять, девяносто лет", примерно так, сказал он. И сказал: "За один или два месяца до того, как он умер, я обследовал его; всю жизнь у него это было, — сказал, — у него были эти приступы".

155 "Некоторые люди, — сказал, — у них это бывает; они вспыльчивые"; сказал: "это вас и губит". Он сказал: "Другие, например, женщины во время менопаузы, они плачут. Вы из таких у которых появляется чувство утомлённости". Сказал: "Старожилы называли это 'хандрой', это никак не проходило". Сказал: "Когда это начинается, в желудке закисает; ты весь расстроен".

Я сказал: "Но, сэр, ничего такого у меня нет". Я сказал: "Я счастлив".

Сказал: "Верно. Просто это вне пределов досягаемости людей". Сказал: "У вас всегда это будет". О-о, каким разочарованием это было.

Но те слова, подумать только: "Помни, он только шесть дюймов в длину", это не покидало меня, моя дорогая жена там может вам рассказать. Из года в год я размышлял об этом.

159 И затем, когда отправился за океан последний раз, я был...До этого...Я приехал домой, и я выехал для охоты на белок. Я выскочил из машины вместе с Братом Бэнксом Вудом, который сегодня слушает, и я побежал на холм, и казалось, что у меня выскочит сердце.

И я спросил Доктора Сэма Эдера; я сказал: "От чего это?"

Он сказал: "В следующий раз, когда это начнётся, сделай кардиограмму".

Сказал: "Ладно".

Итак, это снова произошло на следующий год, пошёл и сделал кардиограмму. Он сказал: "С сердцем у вас всё в порядке, — сказал, — просто вы нервничаете". Потом началось сильнее...

164 А ещё один доктор сказал мне, мой хороший друг, сказал: "Это твоё сердце, дорогой, — сказал, — лучше будь поосторожней". В тот год я позвонил Брату Моору и он нашёл человека, чтобы проповедовал вместо меня, когда я поехал с Братом Фрэдом на охоту на баранов. Я перехожу горы точно так же, как тогда, когда мне было шестнадцать лет, миля за милей, бегом; никогда меня не беспокоило. Понимаете?

Я вернулся и сказал Сэму. Он сказал: "Да, что-то не то; лучше будь осторожен".

Затем я увидел видение, как пожилой доктор стоял с этим-старомодный доктор со стетоскопом на руке. Он сказал...Он однажды стоял передо мной; он сказал: "Только пусть они тебе не говорят, что дело в твоём сердце; это твой желудок".

Так что, я-я подумал: "Ну, просто поверю на слово, потому что это было видение. Да-да".

168 Я отправился Африку; нужно было сделать уколы, и перед поездкой в Африку мне нужно было сделать уйму уколов; таков закон. Так что, когда мне делали эти уколы, он сказал: "Ну, я не нахожу, чтобы у вас что-нибудь было не в порядке". Сказал: "Гемоглобин у вас, у вас кровь на девяносто шесть пунктов, девяносто шесть". Сказал: "Если бы вам было шестнадцать лет, она не была бы хуже-не могла быть лучше". И сказал: "А сердца хватит стучать до ста лет. Лёгкие, всё, — сказал, — с вами всё в порядке; нет ни сахара, ничего".

Я сказал: "Благодарю". Так что я получил физическую оценку и-и отнёс своё-своё медицинское свидетельство в департамент.

Итак, он сказал: "А это как-то сказывается?"

Я сказал: "Никак, но в желудке постоянно всё закисает".

Он сказал: "Ну, я вам скажу". Он сказал...

Я сказал: "О-о, меня обследовали. Я был у Братьев Майо и везде".

Он сказал: "Но подождите минутку". Он сказал: "Иногда язва такая маленькая, что пыль бария не выявляет её; а иногда она слишком большая, чтобы выявить её, потому что рентген — это только тень. И крохотную язву не видно, она недостаточно выделяется. Это может быть от обилия маленьких язвочек". Он сказал: "Я знаю здесь одного пожилого доктора, который создал один инструмент; у них он сейчас есть; вас могут усыпить небольшой дозой натриевого пентотала, пропустят в горло трубку, и они на самом деле могут посмотреть вам в желудок и увидеть, что не в порядке". Сказал: "Он..." Сказал: "Он человек твоего типа; он христианин". Сказал: "Почему бы тебе не сходить и встретиться с ним".

175 Я записал его имя: Доктор Ван Рэйвенсворт. Так что, когда я вернулся, я пошёл на приём к этому пожилому доктору. О-о, он такой замечательный человек из голландского Ист-Инди, из обширной родословной миссионеров. И он слышал обо мне и читал мою книгу, и о-о, он просто пожимал мне руку; он сказал: "Брат Бранхам, я с радостью тебе это сделаю". Он сказал: "Скажу тебе, что сделай; на следующей неделе приезжай сюда в больницу, — и сказал, — и перед тем, как ехать, позвони мне". И сказал: "Я должен сделать тебе укол пентотала". И сказал: "И когда я его сделаю, — сказал, — это тебя на пять минут усыпит".

Моей доченьке недавно это делали, чтобы вырвать зуб, и девочке Брата Нормана. "Несколько минут сна, — я подумал, — мне от этого ничего не будет". Так что я решил, что потом с удовольствием взгляну на это.

177 И затем, на следующее утро, я поднялся в постели и оглянулся по сторонам; я посмотрел на двуспальную кровать; там была моя жена, она ещё не проснулась. И я смотрел в окно по направлению больших Каталинских гор, там, где я живу, и я взглянул туда, где Ангел Господа вложил в мою руку тот Меч, где явились семь Ангелов, которые вы видите на фотографии, великие вещи произошли.

И я посмотрел, и когда я смотрел, вот я снова стоял у того дерева, прямо там, где была эта белка. Я поднял голову; подумал: "Это логово той белки". И я подумал: "Интересно, она там ещё есть?" (В видении.) Я потёр сбоку дерево, и она появилась. И прежде чем я даже успел моргнуть глазом (это была самая странная на вид белка, которую я только видел; вот, нужно знать моё служение, чтобы знать эти символы и всё остальное), она прыгнула на меня, но не попала в меня; она не попала мне в рот, ударилась о мою грудь и упала.

179 И как только это произошло, я услышал, как Нечто говорит: "Иди в Каталинские горы".

Так что я повернулся; я сказал: "Меда, ты проснулась, дорогая?" И я её разбудил.

Она сказала: "В чём дело?" Около пяти часов утра...

Я сказал: "Я смотрел туда, и, дорогая, я снова видел эту белку".

"Какую белку?"

Я сказал: "Ту, которую я видел у Майо". Я сказал: "Знаешь что? В этот раз она пролетела мимо моего рта; она не попала; она упала мне на грудь". Я сказал: "Хвала Богу. Я ожидал, о-о, с тех пор как был мальчиком, я очень хотел увидеть, как это произойдёт. Если бы я только мог увидеть, как это произошло, даже не...Прежде чем я знал, что означало видение, если бы я только мог увидеть это, я бы сказал: 'Со мной будет всё в порядке. Что бы мне ни было сказано, то со мной и будет'. И сорок лет я ожидал это, и вот это произошло".

185 До этого, когда я был у Майо, в то же самое время, когда я был там, мне передали сообщение, и я видел видение...

Моя пожилая мать, которая сейчас ушла во славу, очень необычная женщина, она за свою жизнь имела три или четыре сна, и они всегда были правдой. Она рассказывала мне, и...Она начинала рассказывать мне, я говорил...Я говорил: "Постой-ка...Мама, я скажу тебе, что было дальше". Понимаете?

Потому что всегда, когда вы излагаете мне сон для истолкования, вы не всегда рассказываете в точности так, каким он был. И когда я сам снова его вижу, вижу в точности, что видели вы, тогда Он говорит мне, что это такое. Понимаете? Вам не нужно мне рассказывать, что это за сон, Он сам показывает мне сон. Понимаете? И тогда я вижу, я говорю: "Вы мне не рассказали то и то". Понимаете? И, таким образом, Бог, который может истолковать сон, может показать сон; Он может его показать; Он может его истолковать. Так что, тогда...

188 А разве в Библии не было нечто подобное, сказано: "Если можешь..." Я-я...Мне просто случайно вспомнилось. Даниил, не так ли? Или, нет, Иосиф-Иосиф. Ну, это где-то в Библии. Я просто вспомнил это, сказано: "Если сможешь показать мне...Если можешь рассказать мне, что..." О-о, это Царь Навуходоносор; верно. Сказал: "Если можете...Если не можете..."

Волшебники сказали: "Расскажи нам сон".

Он сказал: "Он ушёл от меня". Верно. Я вспомнил это; просто как раз подумал об этом.

Так вот, обратите внимание. И мама, она сказала: "Билли, — когда я вернулся, она сказала, — подойди сюда, сынок, и присядь". Она сказала: "У меня был странный сон. Я видела сон, что ты лежал больной, чуть ли не умирал от своего желудка, как обычно". Сколько диет она на мне испробовала. И она сказала: "Ты строил дом на холме". И сказала: "Я увидела, как с неба опустились шесть белых голубей, воркуя, в виде буквы "S", и они сели у тебя на груди. И ты смотрел, и тот, что спереди, пытался тебе что-то сказать". Сказала: "Они были очень лоснящимися, белыми голубями. И они прикладывали свои головки к твоей щеке, и вот так ворковали: 'у-у-у'." И сказала: "Я этого не понимала". Сказала: "Они просто продолжали ворковать: 'У-у-у'."

192 Я сказал: "О-о, я понял, хвала Господу". И сказала: "Они снова образовали букву "S" и поднялись в небеса, продолжая ворковать: 'У-у-у-у', возвращаясь домой".

А то животное, которое я видел, было шесть дюймов в длину. Цепочка голубей, которую видела мама, состояла из шести; шесть — это неполноценно. Я знал, что однажды я увижу того седьмого. Это был страдающий человек; так что это продолжалось и продолжалось.

В то утро я встал, после того, как увидел это видение; послушался Господа. Я отвёз своего сыночка Иосифа в школу (Он сейчас слушает меня в Тусоне). Я отвёз его в школу, и сказал Меде, что не знаю, когда вернусь назад.

И я отправился в Каталины, в предгорье, и-и поднялся на то место, где Ангел Господа поместил в мою руку Меч. Очень рано; и начал взбираться на гору.

196 И вместо того, чтобы подниматься вон туда к вершинам (где много змей, скорпионов, вы знаете, как в Аризоне) я повернул направо; Нечто сказало: "Поверни направо". Я зашёл далеко к пикам; я обошёл вокруг, и я ходил среди здоровых, огромных камней, во много раз больше, чем эта скиния, лежали там на вершинах, куда редко добирается человек.

И где-то к одиннадцати часам я подходил к небольшой пещере среди скал, там, где какой-то-небольшое местечко, немного в стороне над оленьей тропой. И я снял свою рубашку, шляпа в руке, потому что я весь потом обливался. Так что я повернул туда, и когда я повернул в эту пещеру, я почувствовал Присутствие Господа. Я быстро снял свою шляпу и оглянулся по сторонам. Я подумал: "Он где-то здесь. Я знаю, что Он здесь". Я подумал: "Что это такое?" Я сделал ещё пару шагов. Я сказал: "Господь, Ты где-то здесь".

198 И я взглянул на тропу, и там лежала эта белка; прыгнула куда-то и промахнулась, и она попала на заросли чольи (Это скачущий кактус.). Она пробила себе голову, грудь, желудок, и она была мертва. Эта необычная на вид белка, она проскочила мимо моего рта и попала на эту чолью. И Голос Господа сказал: "Твой враг мёртв". Я стоял там, и я трепетал. Я взял и ногой разда-...

Обычно, вороны съели бы её. Я убил змею, пару дней спустя после этого, она пролежала на дороге полчаса. Там постоянно летают орлы и вороны, и они тут же подбирают. Я убил коралловую змею; у нас это самая опасная змея; лежала прямо рядом со мной, через несколько дней после этого. Я отправился назад, чтобы поднять и показать её, вороны уже подобрали её, пролетающие вороны.

200 А она лежала там с тех пор, как я увидел видение, за два дня до этого; по-моему, это было в субботу, а я пошёл туда в понедельник. Так что, вот она была там, лежала там мёртвая. Я раздавил её ногой.

Я снова обошёл вокруг, снова сел; посидел, поплакал немного и помолился; смотрел вниз, на Тусон, на много миль ниже, чем я.

Повернулся и снова пришёл; она по-прежнему там лежала. Когда я вошёл в эту пещеру, Дух Божий снова сошёл на меня.

Я вышел на дорогу, спустился с горы, вошёл и сказал своей жене; я сказал: "Дорогая, не знаю, как, но у меня это пройдёт".

204 Доктор Рэйвенсворт, когда он обследовал меня, он сказал: "Совершенно невозможно, чтобы ты выздоровел". Он сделал мне укол пентотала, который должен был продлиться пять минут, а я проспал десять часов. Так что эти средства, даже аспирин валит меня с ног. Так что, они...Он сделал мне укол, опустил мне в горло эту трубку. Когда я пришёл в себя, и он сказал мне на следующее утро; он сказал: "Достопочтенный, мне так не хочется вам этого говорить, — но сказал, — стены вашего желудка такие жёсткие, они высохшие". (Я никогда этого не видел; он использовал название гастрит, и я пошёл и посмотрел в словаре, и сказано: "нечто иссохшее".). И сказал: "У вас это не пройдёт". Он сказал: "У вас всегда это будет". И я был бы совсем разочарованным человеком, если бы не видение Господа.

205 И на следующий день Нечто сказало: "Возвращайся в горы".

И в тот день, вместо того, чтобы идти тем путём, меня повело пойти другим путём. И я стоял там; и смотрел, сидел прямо передо мной, там сидел седьмой белый голубок, смотрел прямо на меня. Я потёр глаза; я сказал: "Это, конечно, видение; конечно". Я посмотрел и сказал: "Голубь, откуда ты появился?" Такой красивый и белый, может быть, голубка, кто бы ни был, далеко в той пустыне.

Всемогущий Бог, Кто воскресил из мёртвых Иисуса Христа, Которому я служу, и Его открытое Слово лежит здесь передо мной, знает, что я говорю истину и не лгу.

Вот сидел голубь, сидел там, смотрел на меня. Я обошёл вокруг; я подумал: "Конечно, это видение". Я повернул голову; снова посмотрел, и вот он там сидит, небольшие, белые крылышки, такие белые, как снег, его жёлтенькие ножки; и жёлтенький клювик; сидел там, смотрел на меня. Он смотрел прямо на запад. Я вот так обошёл вокруг него; я бы ни за что к нему не прикоснулся. Я поднялся выше по тропе; оглянулся назад, а он по-прежнему сидел и наблюдал за мной.

209 Брат, как сын Авраама, я не принимаю во внимание, что сказал мне доктор; я всё равно выздоровею.

На третий день я снова вернулся; я забирался высоко. И многие из вас знают видение о вожде индейцев, скачущего по той стене на запад. Нечто привлекло меня к большой скале около полудня, сказал: "Возложи на неё руки и молись". Бог в небесах знает, что это правда.

Я положил свои руки на скалу и посмотрел на небо, и начал молиться, и я услышал, как с вершин скал исходил Голос, сказал: "На что ты опёрся, над твоим сердцем?" И я вот так отклонился, плечи голые; по пояс обнажённый, жарко. Я посмотрел. И там в камне было написано белым кварцем: "Орёл", в точности, как было сказано в видении, что через него придёт следующее Послание.

212 Я был так взволновал, что побежал домой, взял фотоаппарат и вернулся на следующий день, и сделал фотографию этого. Это по-прежнему было там, написано в скале, белым: "Орёл" (Голубь ведёт орла).

Почему-то, я-я знаю. Я говорю вам до того, как это произойдёт. Доктор, он хороший док-...хороший доктор, несомненно; я-я считаю, он замечательный человек. Но я-я знаю, что у меня это пройдёт. Закончилось. Совершилось, и я буду здоров.

И я размышлял, когда Эрни пел эту песню несколько минут назад: "На крыльях Голубя". Как там её мелодия? Начни её для меня, Эрни. [Брат Эрни начинает петь-Ред.]

...Голубем сходит вновь (пойте вместе со мной)

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

215 Насколько я понял, Эрни спел где-то два куплета. Я спою вам три куплета:

Провёл Ной в ковчеге

На воде много дней,

Он землю хотел

Найти поскорей.

Хоть трудности были,

Но не Бог их давал,

И на белых крылах

С неба знак Он послал.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Иисус, наш Спаситель,

На земле в теле жил,

В хлеву для скота

Приют Ему был.

Хоть люди отвергли,

Но Господь не забыл,

На белых крылах

С неба знак нам явил.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Я знал много горя,

Исцеленья искал,

И ночью и днём

Я к Богу взывал.

И Бог мне ответил,

Веру Он увидал,

На белых крылах

С неба знак мне послал.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

216 Дорогой Бог, благодарю Тебя за всё это, Отец. Ты дал знак Ною; Ты дал знак миру, и Ты дал знак мне. И на следующий день, видя летящего орла, о Боже, сейчас исходит Послание, и я молю, Бог, чтобы Ты позволил Голубю вести. Даруй это, Господь. Это привело меня к вере, которой я ещё никогда не имел. Я знаю, Боже; я знаю, что всё будет в порядке; так что я благодарю Тебя за это, Отец.

И сегодня вечером снова пошли Своё Послание, Господь, на крыльях Голубя Слова. Даруй это, дорогой небесный Отец. И каждый, кто пройдёт по этой платформе сегодня, и там, в собраниях по всей стране, пусть Твой великий Голубь веры войдёт в их сердца и даст им веру, Господь, для их исцеления. Помните, Бог не лицеприятен. Он мог послать Послание Ною, мог послать Его Иоанну Крестителю, мог послать Его мне, может послать Его другим.

218 Я молю, чтобы этот Голубь прямо сейчас влетел в каждое сердце, Господь, с Его золотистым клювиком, и прошептал, что: "Ранами Его...Всеми ранами Моими и язвами вы исцелены". Боже, даруй, чтобы наши прегрешения были изглажены, наши беззакония были прощены, и чтобы наша болезнь была исцелена. Это в Твоих руках, Отец. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.

Ещё минутку со склонёнными головами, кто здесь хотел бы сказать, если можете и хотите сказать следующее: "Брат Бранхам, я всю свою жизнь был неправ. Я хотел служить Богу, но сегодня вечером я готов отдаться. Молю, Боже, чтобы этот Голубь влетел сегодня в моё сердце. Я чувствую, как Он порхает своими крыльями, когда Он входит"? Поднимите ваши руки, пожалуйста! Здесь, в видимой аудитории, о-о, по всему зданию.

220 И во всех аудиториях по всей стране, там, у Брата Ханта и Брата Кульмана, до Брата Лео и остальных, до Тусона, до Скинии Бранхама, по западному побережью, поднимите везде свои руки: "Я хочу, чтобы в этот вечер в моё сердце влетел Голубь. Принеси мне святую любовь Божью на крыльях белоснежного Голубя, Святого Духа. Принеси мне Её сегодня, Господь, и пусть в моё сердце войдёт вера, в которой я нуждаюсь".

Во Имя Иисуса Христа, я молю, Боже, прости наши грехи. Израненный Голубь донёс Послание, о Боже: "Совершилось". Мы верим этому. Просто дай нам веру веровать Этому, мы молим. Во Имя Иисуса. Аминь.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

222 Откуда появился этот голубь? Я не знаю. Он бы не находился просто так в той пустыне. Нет, нет. Нет, его бы там не было. А почему он был белым? Отец Небесный знает, что он был таким белым, как моя рубашка. Он сидел там.

Но белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

223 О-о, разве не чувствуете такое смирение? Давайте просто пожмём друг другу руки и споём это.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

224 Давайте поднимем к Нему свои руки и споём это.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Провёл Ной в ковчеге

На воде много дней,

Он землю хотел

Найти поскорей.

Хоть трудности были,

Но не Бог их давал,

На белых крылах

С неба знак Он послал.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Иисус, наш Спаситель,

На земле в теле жил,

В хлеву для скота

Приют Ему был.

Хоть люди отвергли,

Но Господь не забыл,

На белых крылах

С неба знак нам явил.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

225 Почему же меня, пожилого человека, страдавшего всю жизнь, почему Он исцелил меня сейчас? Я верю, что я снова проеду этим путём; я должен нести Послание. И я говорю своему Отцу сегодня вечером (как Джуниор однажды ночью видел в-во сне, как крылья этого Голубя входят в эти окна здесь), Господь, Твой слуга стоит на служении. Аминь. Я готов.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

226 Давайте сейчас верить, что Он сходит на аудиторию.

Белым Голубем сходит... (мы ожидаем, Господь)

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Те, у кого есть молитвенные карточки, вот в этом ряду, выйдите вперёд, вот сюда; встаньте, выйдите вот в этот проход, вот сюда.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

228 Те, у кого есть молитвенные карточки вот в этом ряду, выйдите налево.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Те...[Пробел на ленте-Ред.]

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

230 Откуда там в пустыне появился голубь? Я скажу вот что: "Бог видел, что Авраам нуждался в овне для знамения; Он Иегова-Ире, "Господь усмотрит Себе жертву". Подумать только, тот же самый Бог, тем же самым вдохновением, того же рода людям послал голубя. Он по-прежнему Бог, Иегова-Ире может усмотреть всё, в чём Он нуждается.

Не будете ли вы, в то время как проходите этот молитвенный ряд, просить Бога усмотреть вам на крыльях Голубя, Голубя, Духа Святого, чтобы дал вам веру в ваше сердце, чтобы веровать, что вы будете исцелены.

232 Я пытаюсь поднять всех тех на ноги. Понимаете? Теперь я спрашиваю. Брат Браун на своём месте. Брат Джек...Что говорите? [Кто-то разговаривает с Братом Бранхамом-Ред.] Ладно, хорошо. Сначала вот эта часть здесь, проходите вот сюда, кто выстроился. Та часть вон там становитесь сразу же за ними. Вы становитесь с фланга. А вы становитесь прямо за теми, проходите кругом, чтобы за вас помолились.

Итак, уверен, что никакого быстрого ряда не получится; просто уделим немного времени, чтобы действительно помолиться за каждого, насколько сможем.

234 Так вот, я немного урезал своё послание (И вы все это уловили. Видите?) чтобы мог провести этот молитвенный ряд. Это памятный ряд в честь тех дней, когда Брат Джек Моор, Брат Янг Браун, ваши жёны отпускали вас, и вы приезжали, и мы ехали в Калифорнию, и по всей Аризоне (вместе по пустыне), и молились за больных.

Знаете, что? Есть люди, которые и сегодня живут, которые тогда умирали, и по-прежнему живы, благодаря этим усилиям. Что это произвело? От этого во всех церквах страны возникло Божественное исцеление; сейчас даже у пресвитериан и остальных. Они...Это закрыло им рот, потому что Богу нужно было помазать кого-нибудь, чтобы убить Голиафа, чтобы показать, что это возможно, тогда и остальные ободрились (верно) и пошли. Это снова может быть совершено, потому что Он по-прежнему посылает Свою любовь на крыльях Голубя.

236 Христиане, я хочу, чтобы вы послушали. Если бы я стоял здесь и пытался перечислить вам все сверхъестественные вещи, которые я видел хотя бы за последние три года, я бы всё ещё стоял здесь в это же время в следующую субботу вечером, рассказывая вам. Я даже об этом много не говорю, потому что это звучит так, как будто это почти невозможно, но я говорю вам истину. Это абсолютная истина. Мы живём под руководством великого, могучего Иеговы, Того же самого, Кто был с пророками в Ветхом Завете, с церковью в Новом Завете, Он сегодня здесь, выбирая Невесту из язычников ради Имени Своего. Верьте этому. Вы поверите, люди? Если вы когда-нибудь этому верили, поверьте прямо сейчас. Это правда. Я хочу, чтобы вы поверили. Мы не знаем, что произойдёт уже сегодня вечером. Мы не знаем, что произойдёт. Мы просто ждём в ожидании.

237 Пожалуйста, во Имя Господа Иисуса, я прошу вас, как Его слуга. Я знаю, когда имеешь дело с собранием, всё путается. Но если вы верите мне, как Его слуге, если есть хоть капля сомнения или (грех — это-это сомнение, неверие), если в вашем сердце есть хоть капля его, просите, чтобы Отец забрал её прямо сейчас. Да? "Господь..." И затем, когда вы подходите с подлинной верой...Так вот, мои руки ничего не будут значить, если вас, во-первых, не коснётся Это; тогда, когда это придёт, это зажжёт; [Брат Бранхам щёлкает пальцами-Ред.] вы исцелитесь. Верно, вы будете знать, что вы будете исцелены. Понимаете? Вы поверите этому.

Теперь, я буду молиться за каждого из вас. И я...Когда будете это делать, вы тоже положите друг на друга свои руки, так что мы...А вы молитесь за того человека, на ком ваши руки, затем я проведу вас по ряду. Положите свои руки на кого-нибудь, кто с вами в ряду.

239 Дорогой Бог, я-я не знаю, как иначе всё это сказать, Господь. Я просто говорю то, что мне известно как истина, и Ты мой Свидетель в этот вечер, что я говорю истину. Моя вера, Господь, и моё исцеление в будущем; я не знаю, когда, я не знаю, как; я этого не понимаю; но я Этому верю, Господь, я получил знамение свыше. Тот седьмой голубь, наконец, долетел, седьмой дюйм животного скоро закончится. Закончилось.

Боже, я хочу служить Твоему народу. Поэтому я молю, Боже, чтобы Ты так нас помазал сегодня вечером, чтобы всякий, на кого мы возложим наши руки, мог быть исцелён; не потому, что это мы, но потому что это следование Твоим заповедям. Ты сказал: "Уверовавших будут сопровождать сии знамения". Господь, помоги мне верить, и помоги их сердцам быть почвой веры. И пусть все вместе, во славу Божью, каждый больной и страдающий человек в этом здании (или в зданиях по всей стране), кто повинуется сейчас этим указаниям, станет здоровым. Я прошу это во Имя Иисуса Христа. Аминь.

241 Имейте веру; все вы молитесь вместе с нами. Так вот, это не ряд различения.

[Пробел на ленте-Ред.] Депрессия, страх, я знаю, что это...[Сестра говорит Брату Бранхаму-Ред.] Бедняжка, она сказала, что никогда в жизни не знала покоя, то же самое было у меня: не может спать, нервозность, напряжённость.

Дорогой Бог, засвидетельствуй обо мне, Господь, что я сказал истину. Как я сочувствую этой женщине. Я молю, Боже, чтобы Ты послал ей сегодня эту струю веры свыше, которая знает, что Ты обязан Своему Слову, и Ты исполнишь каждое Слово. Пусть Бог Небес заберёт у моей сестры этот страх. И я повинуюсь Тебе, возлагая на неё руки и осуждая это. Во Имя Иисуса Христа, пусть это выйдет из неё. Аминь.

244 Послушай, сестра, поверь мне сейчас, если бы ты смогла начать прямо отсюда, у креста, с этого вечера, отрицай, что у тебя это есть. Понимаешь, говори: "У меня этого больше нет". И это покинет тебя...?...

Сестра Палмер...?...[Сестра Палмер говорит Брату Бранхаму-Ред.] Угу. Да. Наша сестра, Сестра Палмер, её муж — мой очень хороший друг, служитель из Джорджии, или Алабамы ["Из Джорджии".-Ред.], из Джорджии-Джорджии. И она приезжала в Скинию...Они едут, когда я проповедую в Скинии, тысячу пятьсот миль, чтобы послушать одно служение. Брат Палмер потерял управление автомобилем, или сын, когда они заходили в поворот, и у них была авария. Это затронуло её. Давайте помолимся.

246 Дорогой Бог, избавь Твоего слугу, его жену, верную, истинную слугу во Христе; я молю, Боже, когда я возлагаю на неё свои руки вместе с Братом Джеком Моором, чтобы Ты исцелил её и сделал здоровой. Во Имя Иисуса. Аминь. Да благословит вас Бог...?...

[Брат говорит, что у его сына покалечена правая нога, "Да, и я...?...у него болит желудок и знаете, я подумал, что это было"...?...-Ред.] Правая нога, и вы стоите вместо него? Его сынок инвалид; у него болит желудок и спина. Давайте помолимся.

248 Дорогой Бог, пусть этот белоснежный Голубь погрузится сейчас в его сердце: "Изранен за наши преступления, изъязвлен за беззакония наши, ранами Его мы исцелились". Я прошу, чтобы так это и было для нашего брата и для его сыночка, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

[Брат говорит к Брату Бранхаму-Ред.] Сильные головные боли и недомогание в ноге, которое беспокоит его во время работы.

Дорогой Бог, излей Своё исцеляющее благословение на этого молодого человека, когда мы, как слуги Божьи, возлагаем на него свои руки. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.

[Сестра говорит Брату Бранхаму-Ред.] У неё дамская болезнь, женская, а также она хочет крещение Святым Духом.

252 Дорогой Бог, когда я возношу Тебе эту молитву веры за эту даму, пусть женская болезнь уйдёт, пусть крещение Святым Духом сойдёт на крыльях Голубя, во Имя Иисуса Христа. Аминь. Благословит тебя Бог, сестра.

[Брат говорит Брату Бранхаму-Ред.] Опухоль на глазу, и за его любящую супругу...

Дорогой Бог, ты знаешь сердце мужчины. Я молю Тебя, Отец, во Имя Иисуса, чтобы Ты исполнил эту просьбу, которую высказал этот брат; и по нашему послушанию Твоему Слову, возлагая на него руки. Во Имя Иисуса Христа. Аминь. Благословит тебя Бог, брат.

[Сестра говорит Брату Бранхаму-Ред.] У неё с левого бока опухоль, а также у неё плохо с голосом.

256 Дорогой Иисус, я молю, чтобы Ты исцелил эту сестру; возлагая на неё руки во Имя Иисуса Христа, чтобы произошло её исцеление. Аминь. Благословит тебя Бог, сестра моя.

Бедная сестра, я вижу вашу болезнь, распухшая нога [Сестра говорит: "У меня вывихнута лодыжка, и у меня проблемы с почкой и мочевым пузырём".-Ред.], почка, мочевой пузырь и лодыжка вывихнута.

О Отец, Боже, исцели эту драгоценную женщину, Господь, я молю, когда я возлагаю на неё свои руки во имя Иисуса Христа. Аминь.

259 Благословит тебя Бог, сестра; [Сестра говорит: "Я исцелена. Я исцелена".-Ред.] так и надо, верь этому.

[Сестра говорит Брату Бранхаму-Ред.] Вы слышите это через микрофон, не так ли? Кто ты...механик, сделайте немного погромче, чтобы аудитория слышала их свидете-...или то, что они говорят, когда проходят. Пребывайте в молитве за них, когда слышите это; когда я начинаю молиться, молитесь вместе со мной.

Дорогой Бог, я молюсь за нашу сестру, чтобы Ты исцелил её, дорогой Бог. Мы делаем это, потому что это Твоя заповедь. Во Имя Иисуса Христа. Аминь. Будь благословенна, сестра.

262 [Сестра говорит: "...?...в моём теле и проблемы с желудком".-Ред.] Дорогой Бог, Ты слышишь это свидетельство; Ты слышишь, что с ней сделал враг. Мы стараемся взять Имя Иисуса и поразить этого врага; он уже поражён, потому что израненный, избитый Голубь упал на пол дома Божьего с Посланием: "Свершилось". Даруй это; пусть она поверит этому, Отец, во Имя Иисуса.

[Сестра говорит Брату Бранхаму-Ред.] Дорогой Бог, я молю, чтобы Ты исцелил нашу сестру. Пусть Голубь Божий засвидетельствует ей сегодня, что Он совершил это для неё, чтобы она могла быть здоровой. Во Имя Иисуса. Аминь.

[Брат говорит: "Болезнь сердца, проблемы с желудком-Ред.] Дорогой Бог, я возлагаю свои руки на этого брата, который стоит здесь. Он имел достаточно веры, чтобы дойти до сих пор, Господь; пусть он теперь примет своё исцеление и вернётся на своё место здоровым. Во Имя Иисуса.

265 [Брат говорит Брату Бранхаму-Ред.] Дорогой Бог, я молю за нашего брата, возлагая на него руки. Помоги, дорогой Бог, чтобы вера Божья погрузилась прямо сейчас; и был бы как Авраам, почитая существующее за несуществующее, ибо Бог дал обетование. Во Имя Иисуса. Аминь. Благословит тебя Бог, брат.

[Сестра говорит Брату Бранхаму-Ред.] Дорогой Бог, только Ты можешь принять истинное решение. Я молю, дорогой Бог, так как эта молодая дама попросила об этом, пусть она примет это во Имя Иисуса Христа. Аминь.

Дорогой Бог, я возлагаю свои руки на нашу сестру, повинуясь тому, что Ты сказал. Это возвращает нас на много лет назад, Господь, когда мы вот так проводили молитвенный ряд; но мы знаем, что происходило тогда; мы знаем, что сегодня Ты тот же самый Бог, если люди сегодня смогут иметь ту же самую веру. Я молю во Имя Иисуса за исцеление нашей сестры. Аминь.

Дорогой Бог, вот я возлагаю свои руки на моего брата и прошу о его исцелении, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

269 Отец, я приношу пред Тобой сегодня вечером нашу сестру и возлагаю на неё свои руки, свидетельствуя, что я стою как свидетель Твоей силы, стою как свидетель Твоих видений, Твоего Слова, и я являюсь свидетелем, что Ты — Бог. И я возлагаю на неё свои руки в послушании Слову моего Бога, и прошу о её исцелении. Аминь.

Дорогой Бог, я, подобным образом, возлагаю руки на моего брата, как свидетель Твоей силы я прошу о его исцелении во Имя Иисуса Христа. Аминь.

[Пробел на ленте-Ред.] "Что?"

Она сказала: "Исцелитель". Сказала, что: "Один человек откуда-то, из Арканзаса, был исцелён в то утро, слепой сапожник". (Вы знаете эту историю, она передавалась по радио.)

И я сказал...Я подумал...Я сыграл роль лицемера. Я сказал: "Вы не верите, что это истина?"

Она сказала: "Да, сэр, верю".

И я сказал: "Вы верите, что Бог соделает нечто такое в этот день, когда..."

276 Она сказала: "Сэр, я слушала религиозную программу". Она сказала: "Я христианка". Она сказала: "Я слушала программы; я слышала этого человека, который был исцелён в то утро, тот слепой сапожник. Его выбросили из церкви; он делал столько шуму, из одной церкви в другую. С шляпой на тросточке, вращает её и вращает, бегает по церкви. Он везде в городе побывал, кричал: 'Я исцелён. Я исцелён'. Слепой сапожник".

Я сказал: "Вы верите этому?"

Она там немного постояла, шёл моросящий дождь; она сказала: "Сэр, если вы приведёте меня к нему, тогда я найду своего отца". Тогда я так себя почувствовал.

Я сказал: "Может быть, я и есть тот, кого вы ищите".

Она сказала-схватила меня за лацкан пиджака, сказала: "Это вы исцелитель?"

Я сказал: "Нет, сестра, но я Брат Бранхам".

Она сказала: "Помилуйте". Я подумал о бедной, пожилой, слепой Фанни Кросби: "Слыша люд мольбой объятый, не пройди меня". Видите, Он исцелил одного, Он может исцелить и её.

283 Я возложил свои руки на её глаза; я сказал: "Дорогой Иисус, однажды ветхий, грубый крест тянулся, ударяясь о мостовую; с плеч текла кровь, бедное хрупкое тело практически падало под этой ношей. Цветной человек, по имени Симон Кириянин, подошёл и поднял крест, помог Ему нести его. Я уверен, что Ты помнишь это, Отец. Один из Его чад скитается во тьме; я уверен, что Ты понимаешь".

Она сказала: "Слава Богу. Я вижу". Угу.

Я сказал: "Ты видишь?"

Она сказала: "Да, сэр".

Я сказал: "Посчитай фонари". И она их посчитала. Я сказал: "Какого цвета пиджак на мне?"

Сказала: "У вас серый пиджак с жёлтым галстуком". Вот и всё; она видела.

289 О-о, Бог уважает смирение. У-гу.

"И само по себе это соделает и приведёт в исполнение чудесную победу в Любви Божественной".

Дорогой Бог, смилуйся и исцели мою сестру, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

Дорогой Бог, когда я беру эту слабую, морщинистую руку, только Ты знаешь, что с ней было. Я молю, дорогой Бог, чтобы та же самая рука, которую я держу сегодня, обняла так же, как немощные руки Симеона в тот день: "Господь, отпусти слугу Твоего с миром, ибо ныне я увидел спасение Твоё". Пусть Это сойдёт на неё, Господь, Твоё спасение, и соделай её здоровой во Имя Иисуса. Аминь.

292 [Пробел на ленте-Ред.] На Судебном Процессе...Мистер Неверие обвинял Иисуса Христа? Вы помните Судебный Процесс? Как там...Там были адвокаты и все остальные, и кто за кого стоял. И у нас был прокурор, сатана, который должен был выступать в роли обвинителя; как судебный процесс был вынесен...

И он сказал, один, Мистер Сомневающийся, он поднялся, сказал: "Я слышал, проповедник сказал: 'Помажьте больных елеем, говорит Библия'. Меня помазали елеем, и не исцелился. Другой сказал: 'Возложите руки на больных, они выздоровеют'." Он пытался выступать в роли обвинителя.

294 Но когда вышел свидетель, вот, пожалуйста: "Бог сказал им, сказал: 'Это было...'" Он сказал: "Прошло уже шесть месяцев, с тех пор, как на меня возложили руки, и Твоё Слово гласит, что: 'Возложите руки на больных, и они выздоровеют'. И один из Твоих помазанных служителей возложил на меня руки, а я ещё не выздоровел. Следовательно, Ты притворщик, потому что Твоё Слово не подразумевает То, что Оно говорит".

А когда поднялся свидетель, истина была в том, что: "Его Слово есть истина. Он не сказал, когда Он это сделает". Он сказал: "Уверовавших будут сопровождать сии знамения; возложат руки на больных, они выздоровеют". Видите? Понимаете? Вот что Он сказал: "Они выздоровеют". Так что или это тут же происходящее чудо или это просто повиновение Богу, это Его дело с человеком. Понимаете? Но если человек верит Этому, мне всё равно, сколько это занимает времени. Он сказал Аврааму: "У тебя будет ребёнок от Сарры". Ребёнка так и не было на протяжении двадцати пяти лет. Он сказал Ною, что пойдёт дождь. У Ноя был потоп-ковчег, построенный для потопа, за много, много лет до того, как пришёл потоп, но он знал, что пойдёт дождь. Библия говорит: "Молитва веры спасёт болящего, и Бог восставит его". Когда? Он не сказал. Бог справедливый, Он верный; просто читайте, что говорит Его Слово".

296 Вот что я сегодня сделал, возложил руки на больных. Теперь, я верю, что каждый из них исцелится. Я верю, все до одного. Вы точно так же верите? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Верьте за этих страдающих людей.

Вот здесь одна дамочка, кажется, я должен знать, я молился за неё вчера вечером в молитвенном ряду. Как её зовут? [Кто-то говорит: "Чембрез".-Ред.] Чемберз ["Чембрез".], Чемблесс. Если бы эта дама жила бы-жила бы нормально, не была бы больной, она, конечно, была бы красивой женщиной. И вот она сидит там сейчас, дрожит. Приятный, милый дух в девочке, а она сидит там и вот так дёргается. О-о, у меня от этого сердце разрывается. Как бы я желал...Просто как бы я...

298 Вот этот ребёнок, женщина сидит и держит его. Его язычок торчит наружу, у него больное тельце. Что, если бы это был мой Иосиф? Что, если бы это был мой внук Пол? Что, если бы там сидела Ревекка или Сарра? Что, если бы миссис Симпсон здесь была моей женой Медой? Этот молодой человек, сидящий здесь, был бы Билли Полем? Эта пожилая женщина, сидящая здесь, была бы моей матерью? Помните, это чей-то ребёнок, чья-то сестра, чья-то дочь и чей-то сын. Понимаете? Я их брат; Он — наш Спаситель. Всё, что я могу сделать, это...Веру, которую я имею, вознести от их имени. Это всё, что я знаю.

Вот, Господь может показать мне видение; Он мог бы сказать мне, что не в порядке с каждым из них. Я могу вам это доказать (понимаете?); вы это знаете. Но это их не исцеляет. Это их не исцеляет. Нет, в них должно нечто войти. Понимаете? И я надеюсь...

300 Как, например, я мог бы взять и крестить каждого из вас во Имя Господа Иисуса Христа; это не отпустит ваши грехи. Нет, нет. Нет, я не верю в водное крещение во Имя Господа Иисуса Христа для перерождения; Я верю, что Кровь — это перерождение (понимаете?) вот, а не вода. Но, видите, я мог бы крестить и крестить, но вы лишь входите сухим грешником, выходите мокрым (понимаете?), пока полностью не покаетесь. Покайтесь, а затем креститесь во Имя Иисуса Христа. Понимаете? И вот в чём я несогласен с движением единственников. Не крестить для перерождения, нет; я верю, что Кровь очищает, а не вода. Понимаете? Покаяние, а затем креститься во Имя Иисуса Христа.

Теперь, я спущусь вниз, чтобы помолиться. И эти люди для вас точно такие же, какие они для меня, может быть, даже ближе-ближе чем для меня.

302 Теперь, давайте все объединимся вместе, ваши руки в вере и мои руки в вере, чтобы сошли руки Господа Иисуса и возлегли на этих бедных увеченных людей. Вы помолитесь вместе со мной? [Собрание говорит: "Да".-Ред.]

[Пробел на ленте-Ред.] Те платочки, которые за больных и немощных, можете взять их сразу же после служения. Пожалуйста, помогите мне помолиться за них.

Боже, мы благодарим Тебя, Господь, за то, что Ты соделал сегодня вечером. Мы заранее Тебя благодарим за исцеление каждого человека, прошедшего через ряд. Дорогой Бог, я молюсь над этими платочками, вероятно, за тех, кто не мог даже придти на собрание, и их близкие принесли платки. Библия учит нас, что с тела Павла брали платки или опоясания. Так вот, те люди тогда жили в Твоём Присутствии; они видели Тебя на улице, они видели Тебя на собраниях, и они видели Твой тот же самый Дух на Павле. И они знали, что дело было не в человеке; это Твой Дух господствовал над его жизнью, ведь мы видим, что Павел делал то же самое, что делал Ты.

305 И теперь, Господь, люди этого дня видят того же самого Бога, живущего в Его церкви с Его народом. И они принесли эти платочки, чтобы отнести их отсюда своим близким. Даруй, Боже, чтобы каждый из них исцелился так, как Ты хочешь. Мы не требуем, чтобы что-то происходило каким-нибудь определённым образом или в определённом направлении; мы просто просим: "По-Твоему, Отец, исцели их". Во славу Божью, я возношу над ними эту молитву веры. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.

Я чудесно провёл время общения с вашей верой, в вашем присутствии во Христе Иисусе. Я долго буду помнить это собрание и то, что произошло: любовь, сотрудничество, общение.

И теперь, доколе свидимся, пусть Бог Небес руководит вами. Тот, Кто даёт звёздам сияние ночью, чтобы освещать путь, когда становится сумрачно, пусть Он осветит ваш путь Звездой Вифлеемской, чтобы вести вас к полностью отдавшейся жизни в Его Слове, это моя молитва.

Доколе мы свидимся,

Мы свидимся у ног Христа.

Доколе мы свидимся,

Бог с тобой, доколе свидимся.

308 Теперь, давайте встанем. "Верой взираю я"...?... Я...Ну, я поменяю её, думаю, так будет хорошо:

Верой взираю я

На искупителя,

Агнца, Христа!

Моей мольбе внемли,

Весь грех мой удали,

Полностью быть Твоим

Позволь всегда!

Теперь, давайте пожмём друг другу руки, когда поём:

Когда чрез темноту

И скорби я иду,

Направь на путь.

Тьму в свет...обрати,

Рыданья прекрати

И с Твоего пути

Не дай свернуть.

310 Теперь стало лучше, не так ли?

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Это наше заключительное послание в этой кампании.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

312 Склоним свои головы. Когда колёса будут напевать песню по дороге домой, надеюсь, что она-вы будете слышать пение колёс, рокот двигателя.

Белым Голубем сходит вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

[Брат Бранхам начинает напевать припев-Ред.]...вновь

Святая Его любовь,

На белых крылах

Бог дал знак в небесах.

Со склонёнными головами, я передаю вас Брату Ноуэлу.

On The Wings Of A Snow-White Dove

1 Let's bow our heads. Dear Lord, we thank Thee tonight for the promise of the coming of the Lord Jesus, where we'll meet in a great meeting where it'll never end, of joys and songs, as we praise You through the--the ceaseless ages that is to come. We ask Your blessings upon the meeting tonight. We ask Your blessings upon this tabernacle, upon its staff, its pastors, its co-workers, co-pastors, and all.
We ask You to bless these, Lord, who have come many miles to be in the meeting; lay Your hand of mercy upon them as they travel back to their homes. Grant it, Lord. May we meet many more times together in this place called the house of God, to worship. Bless those who are tuned in tonight, Lord, by the way of the telephone. May every unsaved person find Jesus Christ their Saviour tonight; heal all the sick and the afflicted. Father, Your servant is reporting for service, in Jesus' Name. Amen.

3 The Lord bless each of you. So happy to be here tonight. I just got in when Brother Ernie was singing the last part of his song, "On the Wings of a Dove." Certainly beautiful poem, certainly beautiful, and I--I know it's timely. So now, we very thankful.
And to all you people that's tuned in tonight out across the nation, I wished you were only here to see this a-waiting, expectations on the people's faces as they're jammed in the building tonight; having a wonderful time.
We want to thank Brother Jack Moore, and Sister Moore, and Brother Noel, Brother Bootlayer, Brother Brown, all these associates here, the whole tabernacle, the whole staff, for inviting us back.

6 It was a really a kind of a--couldn't say a coincident, it was simply just the hand of God that worked it out. There's a brother here that had a dream sometime ago about this thing happening, said I was standing in a pair of white trousers, in Indian moccasins. And that's just exactly the way I was standing when I called Brother Jack for the meeting here, just exactly, (at Carson, Colorado) Indian moccasins and a pair of white Levi trousers on. Brother Leo, if you're listening in, I was just meeting you in a few minutes. So that's when the meeting took its birthplace right there.

7 Now, it's Sunday night; I know many of you will drive all night tonight going home, some of you will be driving in the morning. I've got two days drive ahead of me. And so we--we won't hold you very long. And I've tried to make this an old-time night, the night that Brother Brown, and Brother Jack, and all of us that used to pray for the sick years ago, would pray for the sick in the same manner that we did then.
Now, can you hear me back in the back? I just keep lowering these mikes because I am hoarse.

9 And so I want to... Just a little something, this little incident's happened. Why, they was telling me awhile ago that there was a brother, perhaps here in the meeting tonight, that just come out of denominationalism, come into Shreveport, want to hear about the Message. And he got mixed up; he didn't know where he was at, so he went downtown. He seen a people gathered; he said, "Is this where Billy Branham is going to preach?"
He said, "No, it's where Billy Graham's a-preaching by--by the way of a--a film."
He said, "Well, I'm sorry, I--I got the wrong place."
He said he come up, he said, "Now, where can I go, Lord?" Said he started walking up this main street. I don't know what it is; there's a big church up here at the end. Texas Street. And there was a big white cross up on a church. Said the Lord told him, said, "Just keep walking." Said... When he got there, they was... Said, "Well, here must be where it is; there's a lot of cars setting around." And said, "A bride and groom come walking out of the church." That was last night; there was a wedding; I seen it come out. "The Lord said, 'Now, that's what it is. You're coming out of denominationalism to enter into the Bride to go with the Groom." See, see?

13 I was remarking to my wife, coming down the street, how the moon and the star hanging right above that cross, as we moved up into it. I guess I just look at little things like that, maybe kinda complimentary to my belief in God and my ministry.
I was thinking tonight in Tucson, it happened to be that Victor Le Doux, he was this Frenchman... He's a genuine Frenchman. I believe I was telling you the other day, that when I got through speaking, trying to separate denominationalism from real Christianity... And a man was giving me a--kind of a short talk about it, from a famous denominational Pentecostal church.
And so Danny Henry, I think he's some movie star's cousin or something, and he was a Baptist; and he run down to the platform, and just threw his arms around me and said, "Brother Branham, I hope this don't sound sacrilegious, but that could be the 23rd chapter of Revelation." And when he started to say something else, he started speaking in tongues.
And this, three French people... A Frenchwoman (big, heavyset woman, dark complected, from Louisiana, she may be setting here tonight) wrote it down on a piece of paper, what he said. Then Victor Le Doux, a minister, wrote down the same thing; and they were comparing notes, or going to. A light-headed man (kind of a blond hair) standing way back, packed back as far as he could, come walking up, wanted to see those notes. He was the interpreter of French at the U.N.. And all three notes was the same.
And It said this:
Because thou has chosen this harder way, you've chose it, you have took--chose it by your own choosing. ('Course we know that, Moses had to make his choice. Said) This is the precise and correct way, because it's My way. And what a--what a glorious decision you've made. (Said) Because of this, a large portion of heaven awaits you. And this in itself is that which will make, and bring to pass, the tremendous victory in the Love Divine. All three was the same. I thought I had that in my Bible tonight (I looked in there, but I didn't.), the original copy of it.

19 Danny Henry don't know. Like myself, he hardly knows good English, let alone French. And if you notice in there, it's like the French language, they put the verb before the adverb. And the interpretation of all three was exactly alike.
Danny Henry, sometime ago, he make... Danny may be listening in tonight. Victor Le Doux perhaps is, because I understand he's in Tucson. And you people in Tucson at the church, the tabernacle, the Tucson Tabernacle where Brother Green's the pastor; Brother Victor Le Doux, I understand is in a tent meeting right at the foot of Park Avenue where it runs out into Highway 80, coming this a-way. And if you're out there tomorrow night and next night, whenever how long he'll be there, go to hear him; and Danny may be with him. And it could be that they're listening in from the Tabernacle tonight; I don't know.

21 Danny went to Jerusalem right after that, and said he was laying there in the tomb on the board--rock board that Jesus laid on, a corpse just before His resurrection. And said, all of sudden I come on his mind; and said he run out, begin crying, and he walked outside. And he was directed... He's a man that makes things out of rocks; tumbles rocks, I meant. Said he went to where they said the cross was drove down, and he just dropped off, knocked off a little piece of rock about like, oh, a inch square, or something; put it in his pocket, and was impressed to bring it home.
When he did, something said to him, "Make Brother Branham a pair of cuff links out of that." So he put it in the acid, and it changed the color from the regular limestone-looking rock to a bloodstone rock. And he made the cuff links.
And when he give them to me, he hadn't noticed it, but right through the middle of both cuff links runs that straight, narrow strip. I have them on tonight to pray for the sick. See, a--a bloodstone color, like the dripping blood, with the straight, narrow line right through, just exactly what his prophecy said, the straight and narrow way (See?) in the prophecy. I showed it to him.
Danny, if you're listening in, you or Brother Le Doux, either one, tonight's going to be the old fashion night when we're to pray for the sick. I'm glad to walk this straight, narrow way, the way of the Gospel, the way of the Word, with our Lord Jesus Christ.

25 God bless you all. Now, you're so nice to talk to, I'll just talk a long time, and I'll have you here too long. Billy said there's between three and four hundred people to be prayed for, so I'll just have to hurry up with our message as quick as possible, and then pray for the sick.
Now, to the people in Arizona, the next Saturday night, we're over at (never can think of the name of that town) Yuma, Arizona, at the banquet. So then in California we follow right on in Sunday morning, to Los Angeles and the places that's been predicted to be there.
Tonight, I want to take a text out of the Scripture.

28 By the way, I was setting in a cafeteria today, the Morrison's Cafeteria; Brother Jack, his wife, I and my wife, we went over to Morrison's Cafeteria to have a little time together, we hadn't been out; the women had never been together. There was a young fellow walked up to me; his name's Green; he's the father of Brother Pearry Green. And he said, "You know, Brother Branham, you was talking about a 'johnny pin' the other night." That's really a... What is it? Bobby pin. He said, "You were talking about a 'johnny pin,'" said, "I got you a 'johnny pin.'" He gave it to me.
Now, that's a "johnny pin," ladies; that won't work in the hair. A "johnny pin," he said--said he'd been using it for years, to hold the pages of his Bible down. So he said, "I'll give you a genuine 'johnny pin.'" So Brother Green, if you're here somewhere or listening in, that "johnny pin's" a dandy, just holds it right.

30 Now, we want to get into the Scriptures right away. And I want you to turn with me now to Psalms 55, and then also Matthew 3. And my subject tonight was Brother Ernie's topic: "On The Wings Of A Snow-white Dove." Now, I won't be able to strike all the notes and Scriptures that I got here, because I'll just kinda skip over a few of them, and because I promised the message.
The Lord willing, for Yuma next Saturday night, I want to preach on the conditions for the rapture if the Lord willing.

32 In Psalms 53... I beg your pardon, Psalms 55:
Give ear... (pardon? 55, yes, sir) Give ear to my prayer, O God;... hide not thyself from my supplication. Attend unto me, and hear me: I mourn in my complaint, and make a noise; Because of the voice of the enemy, because of the oppression of the wicked: for they cast iniquity upon me, and in wrath they hate me. My heart is sore pained within me: and the terror of death are fallen upon me. Fearless and trembling comings are come upon me, the horror has overwhelmed me. And I said, Oh that I had wings like a dove! for then would I fly away, and be at rest. Lo, then would I wander far off, and remain in the wilderness. Selah. ("Selah" means "Amen")

33 David, a lover of the wilderness, when he got distressed and the people wouldn't believe him, and the enemies had come upon him, he said, "If I had the wings of a dove, I would fly out into the wilderness and there remain." How many times have I thought that same thing. If I could take my rifle off of the wall, my camp bag, go out in the wilderness and never return again. I've asked the Lord if I can live to see the day... I don't never want a funeral service; I said, "If I can just go out in the woods somewhere, set 'Old Blondie' against the tree..."
That's my rifle, excuse me, I--I--I say that on account of my wife setting there. You know, that rifle a brother here gave me years ago, I killed fifty-five head of game with it, without missing a shot, some of them seven to eight hundred yards. I call it "Blondie" because my wife's a brunette, so she said I think more of the rifle than I do her. But...
So I--I'd like to set it against a tree, and say, "Lord, let Joseph find it someday." I'd like to take the wings of a dove and fly away.
But just like one time up in the mountains and watching an eagle, and seeing him fly away (You know my story of it.), I said, "It's good to be here, Lord; like Peter said, 'we could build three tabernacles.' But down at the foot of the mountain, the sick and the afflicted are waiting; the lost and dying are waiting." So let us do what we can while it's day, and someday there'll be a--the wings of a white Eagle will come down; He'll bear us away.

37 Now, in Matthew 3:16, I'd like to read 16 and 17:
And Jesus, when he was baptized, went straightway up out of the water: and, lo, the heavens were opened unto him, and he saw the Spirit of God descending like a dove, and lighting upon him: And lo a voice from heaven, saying, This is my beloved Son, in whom I am well pleased. (In other words, "in Whom I'm pleased to dwell in")

38 Now, we want to speak a few minutes on this bird. A dove has always been one of my favorite birds. And thinking of a dove, a dove is really--and a pigeon is the same bird. A pigeon is a domestic dove. They're both the same family. I've looked it up and it is the same family. A pigeon and a dove, they're both of the same family. The habits of these birds are outstanding.
I preached here some few years ago in a tent meeting out here with Brother Moore, on "The Lamb And The Dove." I guess you all remember that; and how that the dove is the most cleanest bird that we have, and the lamb is the most meekest animal that we have. They're both sacrificial bird and beast.

40 How beautiful it's typed here as Jesus being the Lamb, and God being the Dove. And the dove would not have settled on a wolf; his nature's not right. It couldn't have settled on a dog; his nature's not right. It had to be on a lamb; the two natures had to be the same. And that's the way we have to be; our natures has to change from the roaring sinner to the meekness of a lamb.
And did you notice the Dove led the Lamb? And notice, the Lamb forfeit everything He had to the Dove. And look where the Dove led Him: to crucifixion for the sins of us all.
Now, the Dove, if God wanted to represent His Son, He was represented by the most cleanest and meekest animal on the earth, a earthbound creature; but when God represented Himself in the heavens, was by the meekest and most cleanest bird there is in the heavens: a dove.

43 Now, doves vary; there's many different variations of them. Usually our turtledove is kind of a gray-looking bird. And then there's a morning dove, and then there's the evening dove. There's also called the Sonora dove that we have at home; he's a little, gray fellow, little, bitty fellow with red stripes on his wings. There's many different kinds of doves, and they vary in colors. So is there same thing in the pigeons.
Now, the dove is a very odd constructed dove, because his habits that he cannot eat anything that's unclean; he just couldn't do it, because he's not built for it.

45 Now, I've always talked about the dove being a symbol of God, and the crow being a symbol of the hypocrite. A crow can set on an old dead carcass and eat all day long, and fly right out in the field and eat wheat with the dove. But the dove can eat wheat all right, but it can't eat the dead carcass. See? He just can't do it; he can't stomach it. And I wondered why he couldn't do it; they're both fowls, both birds. But why? It's the structure of them.
That's the way it is with a genuine Christian. A just a denominational Christian can just take anything, but a genuine, borned again Christian cannot take the things of the world. He's constructed different.

47 I found out that the dove don't have any gall. There's no gall in a dove, because he has no need of it. So that's the way it is with a Christian, he doesn't need any bitterness (See?) 'cause he only can eat the food of God. And it doesn't take bitterness to dissolve that; takes love (See?) so he--to dissolve the food. Bitterness: "Oh," they say, "well..." they difference with It. But love always receives It, the Word of God.
Now, he has no gall; so therefore, he could not... It's just against him to eat anything bad. And if he would, it would kill him. But there's no danger, he isn't going to eat it, because he has no appetite for it.

50 And that's the way with a real Christian. Did you know a real Christian doesn't have even any sin at all imputed to him? David said, "Blessed is the man who God will not impute sin to." When you're washed in the Blood of the Lamb (not by make-belief, but really the--the Blood of the Lamb), God does not impute to you anything that's done, because you're under the Blood and He doesn't see it. There's a Blood sacrifice; the only thing He can see you in, is the way He saw you before the foundation of the world when He put your name in the Lamb's Book of Life. That's all He can look at, because you are redeemed from everything that was ever done; you're washed in the Blood of the Lamb. Therefore, there's no gall in you; there's no unclean habit in you; because that the Blood of the Lamb has did this; and God cannot impute sin to you after you've got a sin-offering laying there waiting for you.
"Why," you say, "that gives me plenty of room then, Brother Branham; I can do what I want to." I always do, always. But when a man can really see what Jesus done for him, and turn around and do something contrary to Him, it shows he never received Christ.

52 I got a little wife setting back there. She's ten years younger than me, and as gray as I am. The reason is because she's stood between me and the--and the outside world. If I was going overseas, and I'd... Wouldn't this be some sort of a family to live in, if I'd gather my family around me and I'd say: "Looky here, Mrs. Branham; you want to realize that you're Mrs. William Branham. Thou shalt not have any other husbands while I'm gone. Don't you make eyes at any other man," and all these things. "Don't you flirt at all. If you do, when I come back I'm going to divorce you."
And she'd turn around and say, "Now, my good man, I want to tell you something also. Thou shalt not take out any other woman while you're gone. Thou shalt not do this and that. If you do, just consider yourself divorced when you come home."
Now, wouldn't that be a loving family? Uh-huh. See? No. If I really love her, though I believe if I did make a mistake and slip and do something wrong, I believe she'd forgive me for it because she loves me. And if she did, I believe I'd forgive her for it; certainly, because I love her. But if I love her like that, as long as I love her like that she has no worry. Though she would forgive me, I wouldn't hurt her for nothing. I--I--I'd feel the guiltiest guy in the world; I couldn't wait for the minute I'd tell her about what I done, because I love her. Well, that's... If I love her with phileo love like that, how much greater would my agapao love be to Jesus Christ?

55 Though I might smoke a cigarette, I never in my life; but though I would, He might forgive me for it; I believe He would. If I took a drink, I never in my life, but I believe He'd forgive me for it. And I love Him too much. God, help me; I don't want to do anything like that (See?), because I love Him. That stuff is gone from me, because when He changed me from a crow to a dove it made a difference; my appetite and things left me; then sin is not imputed to me, because I don't aim to do it; it's not in me to do it.

56 Now, another great thing about this dove. He's a strange bird. Did you ever see all the birds...
One of my favorite birds is a robin. Now, you boys quit shooting at my robins (See?), 'cause I don't want you doing that. My robin, you know how he got his red breast? You know, one day there was a Man dying on the cross; nobody would help Him; God had forsaken the Man, and He was dying. His hands had nails in them; His feet and his side a-bleeding, crown on His head and thorns, blood running over His face. And there was a little bird passed by, a little, brown bird. And he looked at that, was--thought it was the most pitiful sight he ever saw. And he knowed he was just a little bird, but he looked at them great big, old cruel Roman nails drove in His hand, and he flew in with his little beak and tried to pull them loose. He got his breast all bathed with blood, since then it's been red. I want my breast shielded with His Blood too, defending Him when I come to meet Him. I love a little robin.

58 But, you know, a little robin has to take a bath; but, you know, a dove don't have to; no. He's got some kind of oil on the inside of him that oils him and keeps him clean from the inside out. You know that? The dove has. The dove oils himself. Did you ever pick up one, smell that odor on him, a pigeon or something? That's oil that's produced from the inside of him. His body makes up a oil gland that keeps his feathers always clean on the outside because he's clean from the inside out. That's right. He's a marvelous little bird.
Now, I know you can hunt them here, I think, in Louisiana. Don't do that. Oh, I couldn't do it. I guess if I was hungry, it'd be all right, but I--I just couldn't pull the trigger on one if I had to.

60 There's... A dove has a great strange thing in our family. One day when my grandmother... She come from up here in Kentucky, off the Cherokee reservation. She was dying, a little woman, and she was... They had... I think they call it scrofula or something; she was dying. And grandfather knelt down by the side of the bed; while Mama, Aunt Birtie, Aunt Howlie, all of them knelt around the bed; Uncle Charlie (little bitty, four-year-old boy,) the baby; Mama, the oldest, being about twelve years old. And she had combed her black hair out on the bed, and she started singing, "Rock of Ages, cleft for me, let me hide myself in Thee," when she was dying. Grandpa, at that time, wasn't a Christian. I baptized him at eighty-seven years old, in the Name of Jesus Christ, at the foot of the river there where the Angel of the Lord appeared.
But while she was singing this song, with her feeble little hands up in the air, a dove flew in the door, come around, set down on the top of the bed, started cooing. God took her soul.

62 I went over to London, England with Brother Jack and with Brother Gordon Lindsay, and there'd been a woman by the name of Florence Nightingale (claims to be, I think, a great-granddaughter or something of the late Florence Nightingale) that wrote me many letters. She was down in South Africa, dying with a cancer. And she had a picture; you seen it in the book. I never seen a mortal like that in my life. Brother Jack, I believe, was with me that day. We went into a minister's house at the rectory, just behind the church where they'd brought her.
While we were yet out on the... Where the plane come down, they paged us, and she was in a ambulance there then; had been flown up from--from down in South Africa, knowing that I was coming to England at that time. The minister took her to the rectory, so we went back there to pray for her.

64 I've seen lots of sick people, but her little arms didn't look over a inch across, her--her skull where it laces together, you could see it. And she--her limbs way up here around her hips wasn't over that, about two inches across, just the bone. And she couldn't raise her hands; she was too weak to raise her hands. And she was trying to say something, and I couldn't understand her. And when I finally got to hear, I believe through a nurse, she said, "Brother Branham, pray that God will let me die." She couldn't--didn't want to live. And I noticed, and tears was running off of the side of them bone on her face. Where she got enough moisture about her to cry, I don't know; for her veins was collapsed, and she was in a terrible condition. Coming to pray for the sick, I couldn't pray for her to die. But she just looked like couldn't die; she just lingering on.
I knelt down with your pastor in the room to pray. And when I knelt down to pray, a little dove flew up by the window, begin cooing. When I finished praying, I thought it was a pet dove there somewhere. Foggy outside, how England is, the British Isles there... And this little dove quit cooing, and flew away. I walked over and laid hands upon her and called the Name of the Lord. And the woman is a great big, strong healthy woman today, "On the wings of a Dove."
He keeps hisself clean from the inside. A Christian does that too; he cleans from the inside. That keeps the malice... He don't need any gall to digest anything, because he doesn't eat it. See? He's clean from the inside out.

67 Now, we notice that this bird... Many things I've got written down here, but the clock keeps moving around. This bird was also used in the Old Testament for sacrifice, for an atonement, and for cleansing. Let's just refer here to one in Genesis 15:9. Let's think of this verse just for a moment. Now, Abraham was--asked God here, how would He do this. And God is making His Word back to Abraham, and He does it in a strange way. Begin with about the... Let's begin at the 1st verse. I don't like to hurry this.
After these things the word of the LORD came unto Abraham in a vision,... (See, Abraham was a prophet, so he saw visions.)... Fear not, Abraham: I am thy shield, and... exceeding... reward. (Jehovah-mannasses. See?) And Abraham said, Lo... said, Lord God,... (Notice, capital L, Lord God, Elohim. See?)... Lord God,... (in the vision)... what will thou give me, seeing I go childless, and the steward of my house is this Eliezer of Damascus? And Abram said, Behold, to me thou has given no seed: and, lo, one born in my house is my heir. And behold, the word of the LORD came to him, saying, This shall not be thy heir;... (Done made him a promise, you know. Not... See, right then Abraham would've failed, but the promise is unconditional; the covenant, unconditional)... but he that shall come forth out of thine own bowels shall be thine heir. (And he's a hundred years old now.) And he brought him forth abroad, and said, Look now towards the heavens, and tell the stars, if thou are able to number them: and he said unto him, So shall thy seed be. (A man without a child, and now a hundred years old) And he believed in the LORD; and it was counted unto him for righteousness. And he said unto him, I am the LORD that brought thee out of Ur, out of the Chaldeans, to give thee the land to inherit it. And he said unto Him, Lo, Lord... or Lord... whereby shall I know that I shall inherit it? Now, listen to this:
And he said unto him, Take me a heifer of three years old, and a she goat of three years old,... (watch the threes now, "three years old")... and a ram of three years old, and a turtledove, and a young pigeon. (Both the same people, both the same thing... See, it was used in a sacrifice that he was foreshowing Jesus.)

69 The covenant was made... You know, how he cleave them apart, and how that this...
Or the old times, when they took--made a covenant, they would take and write the--the agreement up, and kill an animal, stand in between it, tear the covenant in two, one person took one part...
Like the Chinese laundry used to do. The Chinaman here, he couldn't write English, so he wrote on there and tore a piece of paper and handed you a part. And you--you remember the Chinese laundries when they used to do that. And you... Their--their two ends had to compare, to get your clothes. See? And you couldn't fool him, 'cause he had the other end of it. You might recopy your name, but you can't retear that paper. See? So he had... It had to be the same piece of paper.
So that's the way they done it in the oriental days, long--or long ago in the eastern days. They'd kill a animal, stand in between it, tear the piece of goatskin apart, one took one... And when the covenant was confirmed, they brought the pieces together and they had to dovetail just exactly.

73 Now, what God is showing him here is this: on these sacrifices is speaking of Christ; that how God took Jesus to the Calvary and tore Him apart, and received the body up into heaven, and sent the Spirit down upon us, that the same Spirit was on Him has to be on you to dovetail with the Body, to be the Bride at the end time. See, see? That's right. See? Won't be a denomination now, It'll be the Word, what He was. See?
But like that Word has to come to Word, like cell in a human being. You know, when your--your body's being built, it isn't one cell of a human, next of a dog, and next of a pig. Oh, no, no. It's all human cell. That's the way the Body of Christ is, all the Word of God, not just part of It, some tradition added to It; no, It's all the Body of Christ.
Now, we find here that he used both a turtledove and a young pigeon, because they are the selfsame family. Now, you always...

76 So notice. I just refer to a couple of these Scriptures: Leviticus 12, and the 6th verse. We find here that the order of a woman being purified; if the woman had a baby, she had to wait. If it was a boy, she had to wait for thirty-three days before she could enter the congregation with the doves for purification. If she had a girl, she had to wait ninety-six days before she could enter the congregation.
Now, we find here, the 6th verse:
And when the days of her purification are fulfilled, for a son, or for a daughter, she shall bring a lamb of the first year for a burnt-offering, and a young pigeon, or a turtledove, for a sin-offering, unto the door of the tabernacle of the congregation, unto the priest: See, she can't come in yet because her days isn't finished yet, but she can give this to the--the priest at the door, for her offering. See, either a turtledove or a young pigeon, they're both the same family.

79 Now, it--now it was used for atonements, and in the atonement for sin, one dove. Or of leprosy, which is a type of sin, you brought two doves: one's head was taken off, turned upside down and bled on the other one; and then the other dove was set free. And when the dove flew, he bathed the ground with his blood of his mate, and the blood cried out to God, "Holy, Holy, Holy is the Lord God."
Can't you see the dying Mate Jesus Christ, was killed and sprinkled upon us, that we should go free, crying out "Holy, Holy, Holy, unto the Lord." What beautiful types. Wished I had some voice. Now, type the great Holy Spirit as we just read in Revelations 3:16.

82 Used of God for signs, this dove was. Noah was given a sign, as the brother just sang about it. God was displeased, and there was nothing going to stay His wrath, for He said, "The day you eat thereof, that day you die." And Noah had found grace with God and had built an ark according to the constructions--the instructions, rather, that He had given him. And he had been floated up.
I can imagine his--what happened in them days when they said, "This old man up on the hill, an old fanatic, building an ark, saying it's going to rain, it never has rained." But it...
Noah said, "It's going to rain anyhow."
And then I know the day that he went in, I think what... can't think of what day it was, I believe the seventeenth day of May. Noah entered into the ark, and God shut the door.
And the clouds begin to come; the rains begin to fall; the sewers begin to fill up; the fountains of the deep broke up; the springs all belched up their water. Finally people got into the houses, climbed up. The old ark set right there just the same.
After while when enough begin to get around her, she begin to rise up higher and higher. The people knocked at the doors and screamed, but it did no--no good, Noah could not open the door. God closed it; God's the only One can open it.
So is it at our Ark, Jesus Christ; God opened the door for us on Calvary, He'll close it just as sure as He opened it.

89 And it floated, and on and on, maybe a mile's deep over the top of the earth when this earth was tumbling out from the way from the--the--its regular orbit. And around and around it went, and chunks, and trees, and above the mountains and so forth, pitching for forty days and nights... And when the winds begin to cease...
God's wrath is horrible. His love is pure and Divine; and His wrath is just as Divine--it's as Divine as His love is, because He must pass judgment because He is a Judge. He's a Law-giver, and law without penalty is not law. So there must be a penalty to law. And you transgress God's laws, that's when you pay the penalty.

92 Now, we notice that after Noah floating up there, no doubt seasick from all that roaring and popping, and the wrath of God mashing and crushing, and screams and so forth. Then it begin to quieten down; nothing happened. Days passed; nothing happened. Perhaps the food supply for the animals and so forth running low, nothing happened. So he thought, "Wonder... I can't see out."
The ark was so constructed (when you were once in it), there was only one window in it, and it was right in the top. You couldn't look sideways; you couldn't look no way but straight up. And that's the way the Ark, Jesus Christ, is. You can't look at the next fellow; you can't look at nothing but Christ when you're in the Ark, because there's only one door, and He is that Door we talked about this morning. You have to keep looking up, "For he that will put his hand to the plow and even turn to look back, is not worthy of the plowing."

94 Now, as in this ark... And he could see light, and perhaps sunlight, but he wondered where he was. The ark was still a-floating; he could hear the waves against the sides, but he knew that there'd been many days; surely the water was receding by that time. So he went and got an untrusted bird, treacherous, and he tried him, and he sent him out. He was a crow, and that crow never did return, because he found pleasure out there, outside the ark of God. He flew from one old dead body to another, eating the carcasses and the a-carrion that was floating on the water; and he was perfectly satisfied.

95 So after several days he tried again, for he knowed... He didn't want to step out in the wrath of God. So he turned a dove loose. And this dove was of a different nature than the... It was not a vulture; neither is it a scavenger; it can only eat the clean pure things. And it was so satisfied because it couldn't find nothing else to put the soles of his feet on, it returned back to the ark. Noah said, "Well, the flood's still on."
Then he waited several other days, and he sent out again; like his prayer, "O God, has Your wrath been appeased? Is--is--is Your wrath over, Lord? Is it all done?" And he said, "Now, if I send her out this time, she may stay out there if the floods are down; she may stay." But he sent her out by prayer, and then when she went out there directed by God, she picked off a holly leaf off of a tree, and flew back and pecked on the window again.
God used the dove for a sign. She come back saying that the flood is over, and then God opened the door, and they went out. That's Genesis 8:8.

98 Also used in Matthew 3:16, again when God's wrath was on the earth. And there was no way, the darkest of night, midnight, the churches had got things in such a twist till there was no way to get out of it. And there was false teachers, all kinds of things coming up, all kinds of professions coming up, but God used a dove again. It pleased Him; His Son Jesus had pleased Him so well, that He identified Him.
Now, they couldn't believe that this Baby that was born down there in that stable in a manger of hay, before his father and mother, supposingly to be, was married. They couldn't imagine God using anything like that. So He had to be identified to the world; and that day down on the river, when He walked down to prove Hisself God's Masterpiece (that I talked about this morning)... When He was obedient to walk into the water...

100 Now, if you notice there, there's a great lesson. John was the greatest man on earth at the time. Jesus said, "There never was a man borned of a woman as great as he," to that time. And he was a prophet. You believe that? Now, remember, if the Word of God will come to anything in the land, it'll be a prophet. That's always God's way. Do you believe that Jesus was the Word manifested in flesh? So there's only one way He can come to be introduced; not by the priests.
He didn't go up and say, "Caiaphas, will you introduce Me?" If He did, He made the same mistake that David did in our lesson the other day (See?); if He went up to the church, and said, "Will you introduce Me?"...

102 Just notice when He was borned even. When He was borned, He was borned in the shadow of the church. And they was probably rang the bells and everything, but it was shepherds that recognized Him and Magi. See?
And here He is now, on... ready for His ministry. And if He is the Word... According to God's great plan, the Word can only... The Lord God does nothing until He first reveals It to His servants the prophets. That's always His pattern, has to be; when the Seals were opened, when anything else. Any major event taking place in the earth, God reveals it to His prophets. And John was the prophet, for he was prophesying He'd come.
Then down off the side of a hill one day, when a discussion was going on, a bunch of priests standing around... And they said, "Do you mean to tell me that you call yourself a prophet, and stand over there in that mud?" (Not in a church, because they wouldn't have him.) "Stand over in that mud, and tell me that the hour's coming when the great Jehovah who ordained these sacrifices, when great Jehovah who built this temple, who came into it as a Pillar of Fire, the day will come when that daily sacrifice will be taken away?"
He said, "There will come a Man, and He's among you now (somewhere out there), and He will take away the sin." The priest was disgusted with him.

108 John looked up. Now, what is he? The prophet. And here is the Word; there comes the Word coming right straight to the prophet, right to the water. John said, "Behold, the Lamb of God that takes away the sin of the world. There He is; that's Him." Jesus never spoke a word, walked right out into the water. And I can see there, standing in that water (Think of a drama.), two of the greatest that ever struck the earth: God the Word, and His prophet.
Notice. The Word come to the prophet in this dispensation of grace in the water. Uh-huh. I thought you'd catch it. Uh-huh. In the water, the first revelation of the Word was in the water. Now, you see where the Bride started, the Evening-light Message? In the water. The Word, true Word not mixed up with creeds, but come to the prophet in the water, by the water.

110 Notice. Could you imagine the eyes of the Word and the eyes of the prophet meeting in the water? Oh, that's too much for me. There stood the prophet; there stood the Word, looking in each others' eyes. And the prophet said, "I have need to be baptized of Thee, why comest Thou unto me?" And the Word said... It has to be true.
Now, let me give a drama here. "John, you're a prophet, you know the Word. (See?) You recognize Me, you know Who I am."
"I have need to be baptized of Thee," John said.
Jesus said, "Suffer that to be so. That's exactly right; you do have need to be baptized of Me. But remember, John, being a prophet, it is behooving to us, or becoming to us (as the Word and the prophet), that we fulfill every Word. For, John (Here's the revelation now.)--John, you know Who I am, I am the Sacrifice. And according to the Word of God, the sacrifice had to be washed before it was presented for sacrifice." Is that right? The Word... "The lamb was washed and then presented for sacrifice, and I am that Lamb. And I must be washed before I can be presented to the world for a Sacrifice. Suffer it to be so, John, for thus it is becoming to us as the Word and the prophet together."

115 Well, there can't be a mistake. Now, everyone of these things...
Now, see, if it wasn't that very setup, John would've been like any of the rest of us; so they say, "Yeah, I--I know Who you are, Lord."
"Well," He said, "wait a minute, I'm the Word. 'Man shall not live by bread alone, but by every Word.' Eve left off one, but you got to take every Word. And I am that Sacrifice, and I must be washed before I'm presented. But what you said, John, is true."
John being a prophet, knowing the Word had to be fulfilled, he suffered that and baptized Him. And when He was raised up out of the water, there come the Message from heaven on the wings of a Dove, "This is My beloved Son." He sent the redemption Message of grace on the wings of a Dove, come flying down out of the heavens. "Peace on earth, good will toward men." The Sacrifice was ready right then; It's been raised, fed, His ministry was ready, a Word that would redeem the whole world, "It's over."

119 The dove is used in the Bible as a symbol of peace, and also it's used by nations as a symbol of peace. We have nations... Our nation is represented by an eagle. And there's other birds of other nations. Rome has an eagle. Germany has an eagle; many of them, great birds of the sky. But in all of them, the dove symbolizes peace in all nations. It's a universal thing.
Just like Brother Green said one night, Brother Pearry Green said, "The symbol of surrender is raise your hands. Any nation, raise up your hands, it's surrender." He said, "When you sing, raise up your hands, you surrender it all."
And the dove is the symbol of peace in every nation. Why is it done? Because of its gentleness and because of its innocence. That's the reason it symbols peace.

122 Another thing about the dove, it is a home-loving bird. It loves to stay home. And another thing it is, it's always loyal to its mate. The dove, male or female, never leave one another. That female finds her mate in mating season. See? That's complimentary to God's great creation. That's the reason He made Eve a byproduct. See? If she'd have been made like other females, when the time come for her mating time, she'd have found her mate; but she could any time. See? And that's the way; that's what it is. I just... We don't want to go into that, because I've got it on "Marriage and Divorce" and so forth. And how it... But yet she's honorable and brought that virtue, and you know I preached on it the other night. All right, notice, she's got a great responsibility.
But the dove is always loyal to his mate: always, never leaves her.

125 And may I stop here just for a minute to say this: a true Bride, female dove, is loyal to her Mate too. It won't inject any dogmas, any denominational doctrines, anything of the world. It'll stay loyal to its Mate, the Word: always loyal.
And by this home-loving conduct, by the conduct of its home-loving, it has been successfully used for a--a carrier pigeon. Because it loves home, you turn it loose anywhere, it'll always go back home. It'll go back home.
We'd like to stress on that a little while, and you Christians would understand what I mean. It always finds its way back home; so therefore, it's been used for carrier pigeon. It's used in time of war, used to be; they still use them, carrier pigeons to carry a message. So you see, then that makes the dove both by God and man, a messenger; a dove is a messenger. It was a messenger to Noah, to tell Noah that there's peace again. It was used by God to vindicate that this was His Son, the Sacrifice to bring peace upon the earth and goodwill to man. It was used as a messenger.

128 Right here I have a little story in my mind, I read one time out of a book. Now, I don't want to say this is sure; it may be in "The Decline of the First World War." I'm not positive of that now; if you miss seeing it, then I'm wrong. I either read it in a book... It's been many years ago. But it was certainly a--a really a--a dramatic thing that happened.
The American soldiers was pinned down by German machine-gun fire, and they were in kind of a pit. You soldiers, I guess, understand how they were on a reconnaissance somewhere. And they was pinned down, and they had just a little bit of ammunition left. And the Germans was moving in great units, moving in everywhere. And they knowed that unless they'd get some reinforcement, some help, that they would soon all die (they had to); the Germans coming right down off the mountain, looking right down their neck, going right into them like that.

130 And one of them happened to remember that he had a little mascot, a little pigeon. So he knew that this pigeon, if it could get out of there, would carry the message to the main headquarters to where they'd been stationed. And so they set down and wrote on a note, "We are pinned down in a certain position at a certain area. We're out of ammunition, in a few hours we'll have to surrender or either we'll be massacred." And they pinned this, or tied it on the--the foot of this little dove and turned him loose.
Now, he's a home-loving bird, so he... What does he do? He takes back home for his--meet, find his mate. She was worried about him; he'd have to come back home.

132 And as he went up, the Germans seen what had happened. So the thing they done, they started shooting at the dove. And one of them hit him with a .30 caliber machine gun, or bullet, it broke his leg. Another one tore a big hunk out of his back. His chest was bruised all the way across. One of his wings was crippled, the end shot off of it, and he flew sideways. But he kept climbing, and finally he made it. Crippled, wounded, broken, bruised, but he fell in the camp with the message. That was a great dove.
But, oh, brother, Isaiah 53 tells us of One, came down from home and all that was good:
And he was wounded for our transgressions, he was bruised for our iniquity: the chastisement of our peace was upon him; and with his stripes we were healed.

134 Sickness, superstition, and devils had us pinned down; there was no way out; the church had gone wrong; they'd went off on denominational things (and the Pharisees, Sadducees, and washing of pots and pans), and the Word of God become of no effect. But this little Dove came down, and there's only one thing could take place: there had to be a redeemer.
But being wounded, broken, beaten, torn, but He knowed His way back home. So from Calvary's cross where they bruised Him, mashed Him, tore Him, like a bunch of wolves upon Him, He made His flight from Calvary and then landed in heaven's doors, saying, "It's finished. It's finished. They're free. Sickness can be healed now. Sinners can be saved. The captive can be set free."
Though He was bruised and wounded, that great battle there when even everything against Him... Even the poet cried out.
Mid rendering rocks and darkening skies, My Saviour bowed His head and died; But the opening veil revealed the way To heaven's joy and endless day.

137 I've been a neurotic all my life. As a little boy there was something struck me, that scare me, about every seven years it would happen to me. Brother Jack remembers when I first started, come off the field for a year; something just happened.
I remember the day that Juanita Hemphill... I think her name's Juanita Kelly now; she married Brother Kelly after the death of her husband. Anna Jeanne, I've got their pictures and things, they were such... And her... And them two girls and Sister Moore had a--a little trio. They sang that song that I never forget: "Looking Beyond the Sunset." Brother Jack, you remember, I guess, coming up from Florida. What fine little girls.

139 And I remember that morning a little Pentecostal group from up here in northern part of the country, in Michigan somewhere, those girls stood out there when Brother Hooper... I seen him here the other night, I... He may not be here now, Brother Ed Hooper. Are you here, Brother Ed? I don't think he... He set here the other night. None... Many of you know him. He and I, and Brother Hooley, we was leaving. And those girls standing there on the corner singing that, gave us, each one, a yellow rose that they took out of their hair. (That's where that maniac had been healed down there; great things had took place.)
Coming up the road just as happy as I could be, all of a sudden it struck me; a year later 'fore I entered the field again, just killed me.

141 Since a little boy, I always said I didn't know what a vision was. A little boy, I always said, "If I--if I'd only fall in one of those trance, and see that I'd get well." That time... I always wanted to go to Mayo's to find out what was wrong. The doctors there...
My stomach gets sour; and oh, my. Brother Jack's helped me around the house. I walk right around the house; and just a hot greasy water like, flying out of my mouth. And walk to the pulpit, and pray for people that was twice that bad, and be healed. I've had them lay my hands on a man with a cancer on his face, and the cancer left his face, standing there; and I was so sick I couldn't stand up.

143 And you don't know what I've suffered; just mental oppression. Every seven years it's come, all my life. That's where I'm at now, seven eights.
So I was--I was so distressed; I cried, I begged, I pleaded. And I remember when I finally thought I had enough money to go to Mayo's for an examination; they said, "They'll find what your trouble is." Wife and I, and Becky back there... Sarah was a little, bitty fellow. I had just entered my healing ministry. And we took off to Mayo's.
I went through the clinic. And the night before I'd find--had my finals the next morning, I just woke up and was setting there on the bed looking around. And I looked out in front of me, and there was a little boy, looked just like me, about seven years old; and looked at it, and it was me. And he was standing by an old snag tree. And on that tree...

147 Any of you squirrel hunters know you can rub a stick up and down on a tree like that, and it'll scare a squirrel and run him out if he's in the hollow.
And I was seeing there where that squirrel had been, and I thought, "What kind of squirrel is that?" and I rubbed it. And when I did, I looked over and it was me then about thirty-eight years old, the little boy was gone. So I rubbed that limb, and out of the hollow log, pole, come a little squirrel about that long, dark, almost black, and looked like little currents flying from him; little bitty beady eyes, the wickedest looking thing that I ever seen, looked like a weasel more than a squirrel.

149 And he looked right at me. And I opened my mouth to say, "Well..." And when I did, he... Before you could've batted your eye, he flew right into my mouth, went down into my stomach, and just tearing me to pieces. And as I come out of the vision, with my hands up, looking, I went a-screaming, "O God, have mercy. It's killing me."
I heard a Voice way down in the room, say, "Remember, it's only six inches long."
How many's heard that story? I've told you that many times, the people around the Tabernacle.
Well, on and on it went, suffering just the same.
Mayo Brothers, the next day, examined me. Said, "Your father was an Irishman; he drank. Your mother being a half Indian, that makes you almost a half-breed. So you'd be... You're--you're--you're just such a nervous wreck until you'll never be out of it." Said, "Otherwise, you're healthy. But that, that's something in the soul that man cannot control." Said, "You will..." Said, "When a man dies, can't hold a autopsy, 'cause his soul's gone." He said, "Well, you'll never get over it."

154 And that guy said, my old doctor, said, "My father had it; he died at about eighty-five, ninety years old," somewhere along there, he said. And said, "A month or two before he died, I examined him; had it all of his life, he'd get them" said, "spells."
"Some people," said, "they get it; they're high tempered"; said, "that's the kind that'll kill you." He said, "The other kind, like women in menopause, they cry. You got the kind that's kind of a weary feeling." Said, "The old-timers used to call it 'had the blues'; it wouldn't leave them." Said, "When that hits you, your stomach sours; you're just upset."
I said, "But, sir, I don't do nothing." I said, "I'm happy."
Said, "That's right. That's just out of the human grab bag." Said, "You'll always have it." Oh, what a discouraging thing.
But the words, to think it, "Remember, it's only six inches long," that's hung with me, as my dear wife back there can tell you. Year after year, I've thought of that.

159 And then, going overseas this last time, I was... Before... Well, I was back home, and I was on a squirrel-hunting trip. I jumped out of the car with Brother Banks Wood, who's listening in tonight, and I started to run up the hill, and looked like my heart would jump out of me.
And I asked Dr. Sam Adair; I said, "What does that?"
He said, "Next time you have it, get a cardiogram."
Said, "All right."
So it happened again in the next year, and went and took the cardiogram. He said, "Nothing wrong with your heart," said, "you're just nervous." Started coming on then...

164 Well, another doctor said to me, a good friend of mine, said, "That's your heart, boy," said, "you better be careful." That's the year I called Brother Moore and he got somebody to preach in my stead, when I went on that ram hunt with Brother Fred. I'd go up over mountains just like I did when I was sixteen years old, mile after mile, running; never bothered me a bit. See?
I come back and told Sam. He said, "Well, there's something wrong; you'd better be careful."
Then I saw a vision of an old doctor standing with those--old fashion doctor with stethoscopes over his arm. He said... He was standing in front of me one day; he said, "Don't let them tell you that's your heart; that's your stomach."
So I--I thought, "Well, I'll just take that word, 'cause it was a vision. Come on."

168 I started to Africa; to get some shots, and I had to take a bunch of shots before going to Africa; that's the law. So when I was getting these shots, he said, "Why, I can't find one thing wrong with you." Said, "Your hemoglobin, your blood's ninety-six, it's ninety-six." Said, "If you was sixteen years old, it wouldn't be any worse--wouldn't be any better." And said, "Heart enough to beat you a hundred years. Lungs, everything," said, "you're all right; no sugar, nothing."
I said, "Thank you." So I got a physical test, and--and to take my--my health certificate to the board.
So he said, "You know anything about it?"
I said, "Nothing but persistent souring in the stomach all the time."
He said, "Well, I'll tell you." He said...
I said, "Oh, I've been examined. I've been to Mayo Brothers, and everywhere."

174 He said, "But wait a minute." He said, "Sometimes a ulcer is so little till that barium meal won't show it; and sometimes it's too big to show it, because an X-ray is only a shadow. And a little bitty ulcer, you can't see it, it won't enough stick. Whole lot of little bitty ulcers could do that." He said, "I know an old doctor up here that's found an instrument; they got it now; they can put you to sleep with a little sodium pentothal, put a tube in your throat, and they just actually look down in your stomach and see what's wrong." Said, "He..." Said, "He's your type of people; he's a Christian." Said, "Why don't you go see him."

175 I took his name: Dr. Van Ravensworth. So when I come back, I went up to see the old doctor. Oh, he's a fine old man from Dutch East Indies, out of a big line of missionaries. And he had heard of me and read my book, and oh, he just shook my hand; he said, "Brother Branham, I'd be glad to do that for you." He said, "Tell you what to do; next week you run over at the hospital over here," and said, "and call me up before you go." And said, "I have to give you a little shot of pentothal." And said, "Then when I do," said, "it puts you to sleep for five minutes."
My little girl had just took it to have a tooth pulled, and Brother Norman's little girl. "A five minute sleep," I thought, "that won't bother me." So I thought I'd be satisfied then to look at it.

177 And then the next morning, I raised up in the bed and looked around; I looked over in the twin bed; my wife over there, she hadn't woke up yet. And I was looking out the window towards the great Catalina Mountains there where I live, and I looked up there where the Angel of the Lord put that Sword in my hand, where the seven Angels that you see in the picture appeared, great things taken place.
And I looked, and as I looked, there I was standing by that tree again, right where that squirrel was. I looked up there; I thought, "That's that squirrel's den." And I thought, "Wonder if he's still up there?" (in the vision). I raked the side of the tree, out he come. And before I could even bat my eye (He was the oddest looking squirrel I ever seen; now, you'll have to know my ministry to know these symbols and things.), he jumped at me but he missed me; He missed my mouth, hit on my chest and fell off.
And as soon as he did, I heard Something said, "Go to the Catalina Mountains."

180 So I turned around; I said, "Meda, are you awake, honey?" And I woke her up.
She said, "What's the matter?" About five o'clock in the morning...
I said, "I was looking out here, and I saw that squirrel again, Honey."
"What squirrel?"
I said, "The one I seen up there at Mayo's." I said, "You know what? He missed my mouth this time; he never hit me; he went out on my chest." I said, "Praise be to God. I've looked, oh, since a little boy, I have longed to see that happen. If I could ever see that happen, not even... Before I knowed what a vision was, if I could ever see that happen, then I said, 'I'd be all right. Whatever that told me, that's what I'd be.' And for forty years I've looked for that, and there it happened."
Before, when I was at Mayo's, the same time I was up there when they give me that message, and I saw the vision...

186 My old mother that's gone on to glory now, very odd woman, she had about three or four dreams in her life, and they were always true. She'd tell me, and the... She'd start to tell me, I'd tell... I'd say, "Stop right... Mama, I'll tell you what the rest of it is." See?
'Cause always when you give me a dream to interpret, you don't always tell me just exactly what it is. Then when I see it over again, I see exactly what you dreamed about, then He tells me what it is. See? You don't have to tell me what the dream is, He shows me the dream Himself. See? And then I see, I say, "Well, you didn't tell me this and tell me that." See? And so the God that can interpret a dream, can show a dream; He can show one; He can interpret it. And so then...

188 Well, wasn't there something like that in the Bible, said, "If you can..." I--I... Just happened to come to me. Daniel, wasn't it? Or, no, Joseph--Joseph. Well, it's somewhere in the Bible. I just remembered that, said, "If you can show me... If you can tell me what a..." Oh, it's King Nebuchadnezzar; that's right. Said, "If you can... If you can't..."
The magicians said, "Tell me the dream."
He said, "It's gone from me." That's right. That, I remember that; just thought of it then.
Now, notice. And mama, she said, "Billy," when I come back, she said, "come here, son, and set down." She said, "I had a strange dream. I dreamed that I seen you laying sick, just about to die with your stomach as usual." How many diets has she cooked me. And she said, "You were building a house upon a hill." And said, "I seen six white doves come down from heaven, cooing, in a letter 'S' and they set upon your chest. And you was looking, and the one in front was trying to tell you something." Said, "They was real glossy, white doves. And they took their little heads and put against your cheek, and going, 'coo, coo, coo,'" And said, "I couldn't understand it." Said, "They just kept going, 'coo, coo, coo.'"
I said, "Oh, I see it, praise the Lord." And said, "They formed their letter 'S' again and went back up into the skies, going 'coo, coo, coo, coo,' going back home."
Well, the little animal that I saw was six inches long. The string of doves that Mom saw was six; six is incomplete. I knew that someday I'd see that seventh one. That was man, suffering; so on and on it went.

193 That morning, I got up after seeing this vision; obeyed the Lord. I took my little boy Joseph to school (He's listening to me now in Tucson). I took him to school, and told Meda I didn't know when I'd be back.
And I took off up into Catalina, up into the--the foothills, and--and went up into the place where the Angel of the Lord put the Sword in my hand. Real early; and started climbing up the mountain.
Well, instead of going up in the peaks this a-way (which there's a lot snakes, scorpions, you know how Arizona is), I turned to my right; Something said, "Turn to your right." I went way into the peaks; I went around, and I was going around those great huge rocks, many times bigger than this tabernacle, laying up in them tops there where seldom ever a person could get.

197 And along about eleven o'clock, I was going into a little cove, back where some--a little place turned in like this over a little deer trail. And I had my shirt off, my hat in my hand, because I was just lathering with sweat. And so I turned in there, and as I turned into that little cove, I felt the Presence of the Lord. I jerked off my hat and looked around. I thought, "He's here somewhere. I know He's here." I thought, "What is it?" I made a few more steps. I said, "Lord, You're here somewhere."
And I looked laying on the path, and there laid that little squirrel; had jumped at something and missed it, and it hit a bunch of cholla (That's jumping cactus). It rammed through his head, chest, stomach, and he was dead. That odd-looking little squirrel, he had missed my mouth and hit that cholla. And the Voice of the Lord said, "Your enemy is dead." I stood there, and I trembled. I took my foot and ma...

199 Usually crows would've eat it up. I killed a snake, couple days later than that, it laid on the road about a half hour. There's always eagles and crows flying through there, and they'll pick it up right now. I killed a coral snake; that's the most dangerous snake we got; laying right beside of me, a few days after that. I started to come back to pick it up to show it, the crows had done got it, ravens passing over.
And that had been laying there ever since I'd seen the vision, two days before; I believe it was on Saturday, and I went up there on Monday. So there he was, laying on there dead. I mashed through it with my foot.

201 I went back around, set down again; set there and cried awhile, and prayed; looking down over Tucson, miles below me. Turned back around and come back, it still laid there. When I entered that cove the Spirit of God come on me again. I went on around, went down the mountain, went in and told my wife; I said, "Honey, I don't know how, but I'm going to get over this."
Dr. Ravensworth, when he give me the examination, he said, "It's totally impossible for you to be well." He give me a shot of pentothal that was to last me for five minutes, and I slept ten hours. So that stuff, even an aspirin just knocks me out. So they... He give me a shot, put that tube down my throat. When I come to, and he told me the next morning; he said, "Reverend, I hate to tell you this"; but said, "your stomach walls are even so hard, they're dried up." (I never seen it; he used the name of gastritis, and I went and looked in the dictionary and it said, "something that's withered away"). And said, "You can't get over it." He said, "You'll always have it." And I would've been a discouraged boy if it hadn't been for the vision of the Lord.

205 And the next day Something said, "Go back to the mountain."
And that day instead of going one way, I was led to go another way. And I was standing there; and looking, setting in the front of me, and there set that seventh little, white dove, looking right at me. I rubbed my eyes; I said, "Surely, it's a vision; surely, it is." I looked, and I said, "Little dove, where do you come from?" Just as pretty and white, could've been a pigeon, whatever it was, a-way in that wilderness.
God Almighty, Who raised up Jesus Christ from the dead, Whose servant I am, and His Word laying here open before me, know that I tell the truth and lie not.
There set the dove, setting there looking at me. I walked around; I thought, "Surely, it's a vision." I turned my head; I looked back, and there he set there, them little, white wings, just as snowy as he could be, his little, yellow feet; and little, yellow beak; setting there looking at me. He was watching right straight westward. I walked around him like that; I wouldn't touch him for nothing. I walked on up the trail; looked back, and there he still set watching me.
Brother, as a son of Abraham, I consider not what the doctor told me; I'm going to be well anyhow.

210 The third day I went back; I was climbing up high. And many of you know the vision about the Indian chief riding that little wall to the west. Something attracted me off to a big rock, about noon time, said, "Lay your hands against that and pray." God in heaven knows this is true.
I laid my hands against the rock and looked up towards heaven and started praying, and I heard a Voice coming out of the top of the rocks there, said, "What are you leaning against, over your heart?" And I raised back like this, my bare shoulders; naked from my waist up, hot. I looked back. And there was wrote in the quartz, in the stone, white, "Eagle" just exactly what the vision said that the next Message would come forth by.
I was so excited I run home, got a camera, and come back the next day, and took the picture of it. It was still there, wrote in the rock, white, "Eagle" (Dove leading eagle).

213 Somehow, I--I know. I'll tell you before it happens. The doctor's a good doc--good doctor, no doubt; I--I think he's a fine man. But I--I know I'm going to be over it. It's done. It's finished, and I'm going to be well.
And I was thinking as Ernie sang that song a few moments ago, "On the Wings of a Dove." How is the melody to that? Start it for me, Ernie.
... wings... snow-white dove, (sing it with me) God sent down His pure, sweet love, Was a sign from above, On the wings of a dove. I understand Ernie made two verses of that. I'm going to make you three verses:
Noah had drifted On the floods many days, He searched for land, In various ways; Troubles he had some, But not from above, For God gave him His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Was a sign from above, On the wings of a dove. Jesus, our Saviour Came to earth one day; He was borned in a stable, In a manger of hay; Though here rejected, But not from above, For God gave us His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Oh, a sign from above, On the wings of a dove. Though I have suffered In many a way, I cried for healing Both night and day; But faith wasn't forgotten By the Father above, He gave me His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Oh, a sign from above, On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

216 Dear God, I thank You for these things, Father. You give Noah the sign; You gave the world the sign, and You gave me a sign. And the next day, seeing that eagle flying, O God, there's a Message coming forth now, and I pray, God, that You'll let the Dove lead. Grant it, Lord. It's led me to a faith I never had before. I know, God; I know it's going to be all right; so I thank You for it, Father.
And tonight, send down Your Message again, Lord, on the wings of the Dove of the Word. Grant it, dear heavenly Father. And every one that passes through this platform tonight, and out yonder in the meetings across the country, may Your great Dove of faith fall into their hearts and give them faith, Lord, for their healing. Remember that God is not a respect of person. He could send the Message to Noah, could send It to John the Baptist, could send It to me, can send It to others.
I pray that that Dove will fly into every heart right now, Lord, with Its little, golden beak, and whisper that, "By His stripes... By all My wounds and stripes you are healed." God, grant that our transgressions will be blotted out, our iniquities will be forgiven us, and that our sickness will be healed. It's in Your hands, Father. In Jesus Christ's Name. Amen.

219 With your heads bowed just one minute longer, how many here would like to say, if you can and want to say this, "Brother Branham, I've been wrong all my life. I've wanted to serve God, but tonight I'm ready to surrender. Pray God, that that Dove will fly into my heart tonight. I can feel It flutter its wings as He comes in"? Raise your hands, will you? Here in the visible audience, my, all over the building.
Way out into the audiences across the country, way up to Brother Hunt and Brother Coleman, out to Brother Leo and them, down into Tucson, over into Branham Tabernacle, across the west coast, raise your hands everywhere: "I want the Dove to fly into my heart tonight. Bring me God's sweet love on the wings of a snow-white Dove, the Holy Spirit. Bring It to me tonight, Lord, and drop into my heart the faith that I have need of."
In the Name of Jesus Christ, I pray, God, forgive our sins. The wounded Dove has brought the Message back, O God, "It's finished." We believe that. Just give us faith to believe It, we pray. In Jesus' Name. Amen.

222 On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Was a sign from above, On the wings of a dove. Where'd that dove come from? I don't know. He wouldn't have been out there in that wilderness like that. No, no. No, he wouldn't have been there. And why was he white? The heavenly Father knows he was as white as my shirt. There he set there.
But it was on the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. On the wings of snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Oh, a sign from above, On the wings of a dove. Oh, don't you feel real humble? Let's just shake one another's hands, and sing it.
On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Let's raise our hands to Him and sing it.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Noah had drifted On the floods many day, He searched for land, In various ways; Trouble he had some, But not from above, God sent down His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Jesus, our Saviour Came to earth one day; Borned in a stable, In a manger of hay; Though here rejected, But not from above, God gave us His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

225 Why, me an old man, suffered all my life, why did He heal me now? I believe I'll ride this trail again; I got to bring a Message. And I say to my Father tonight (as Junior seen in a--a dream the other night of the wings of this Dove moving in these windows here), Lord, Your servant's reporting for service. Amen, I'm ready.
On the wings of a snow-white dove, God sends me His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Let's believe now that He's moving in upon the audience.
On the wings of a snow-white... (We're waiting, Lord.) God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

227 You that got prayer cards, in this aisle here, step forward over here; stand up, step forward in this aisle here, over this a-way.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Those with prayer cards in this line, step out to your left.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Those... [Blank.spot.on.tape--Ed.] Oh, on the wings of a snow-white dove, God sent me His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

230 Where did the dove come from up there in the wilderness? I'd say this: God seen Abraham needed a ram for a sign; He's Jehovah-jireh, "the Lord can provide for Himself the sacrifice." To think of it, the same God, by the same inspiration, by the same kind of people, sent a dove. He's still God, Jehovah-jireh can provide anything He has need of.
Won't you, just while you're coming through this prayer line now, ask God to provide for you on the wings of the Dove, the Dove, Spirit of the Holy Ghost, to give you faith in your heart to believe that you're going to be healed.

232 I'm trying to get them all on their feet. You see? I'm asking now. Brother Brown's at his place. Brother Jack... What say? [Someone speaks to Brother Branham--Ed.] All right, good. This section here, comes through this a-way first, that's lined up. The sections back over in here fall right in behind them. These fall right in behind the wing. And you fall right in behind these here, coming right around to be prayed for.
Now, I'm sure this is not going to be no fast line; we're just going to take a little time so we can really pray for each one, far as we can.
Now, I cut my message just a little short (And you all caught that. See?) so that I could have this prayer line. This is a memorial line in honor of the days when Brother Jack Moore, Brother Young Brown, your wives let you go, and you come over and we went out into California, and all through Arizona (together, through the desert), and prayed for the sick.

235 You know what? There's people living today that was dying then, and still alive because of that effort. What did it do? It sprung up Divine healings in every church there is in the country; now even Presbyterians and so forth. They... It hushed their mouth, for it taken God to anoint somebody to slay the Goliath, to show that it could be done, then the rest of them took courage (That's right.) and went on. It can be done again, for He still sends His love on the wings of a Dove.
Christians, I want you to listen. If I would stand here and try to quote to you of the supernatural things that I've seen happen even in the past three years, I'd be here this time next Saturday night, telling you. I don't even speak of it so much, 'cause it sounds like it's almost impossible, but I tell you the truth. It's exactly the truth. We're living under the leadership of the great mighty Jehovah, the same One that was with the prophets in the Old Testament, with the church in the New Testament, He's here today taking a Bride out of the Gentiles for His Name's sake. Believe it. Won't you, people? If you ever did believe it, believe it right now. That's true. I want you to do it. We don't know what'll happen yet tonight. We don't know what will happen. We're just waiting under expectation.

237 Please, in the Name of the Lord Jesus, I ask you as His servant. I know when you're dealing with congregations, you got everything mixed in there. But if you believe me as His servant, if there's one speck of doubt or (Sin is--is doubt, unbelief.), if there's one speck of it in your heart, ask Father to take it away right now. See? "Lord..." And then when you come with genuine faith... Now, my hands won't mean nothing unless That strikes you first; then when it comes, it'll light it off; you'll be healed. That's right, you'll know you'll be healed. See? You'll believe it.

238 Now, I'm going to pray now for each one of you. And I... When you do this, you put your hands over on one another too, so we'll... And you be praying for the person you got your hands on, then I'm going to bring you through the line. Put your hands on somebody that's with you in the line.

239 Dear God, I--I don't know no other way of saying these things, Lord. I just know to tell what I know is the truth, and You're my witness tonight that I am telling the truth. My faith, Lord, and my own healing in the future; I don't know when, I don't know how; I don't understand it; but I believe It, Lord, that I received the sign from above. That seventh dove finally got here, the seventh inch is soon finished on the animal. It's over.
God, I want to serve Your people. So I pray, God, that You'll so anoint us tonight that whoever we lay our hands on, may they be healed; not because it's us, but because it's following Your commandment. You said, "These signs shall follow them that believe." Lord, help me to believe, and help their hearts to be the bedding ground of faith. And may, together, for the glory of God, every sick and afflicted person in this building (or the buildings throughout the land) that's obeying these commands now, will be made well. In the Name of Jesus Christ, I ask it. Amen.

241 Have faith; all of you pray with us. Now, this is not a line of discernment.
[Blank.spot.on.tape--Ed.] Depression, fear, I know what this... Poor little thing, she said she's never seen peace in life, the same thing that I had: can't sleep, nervous, tension.
Dear God, bear me record, Lord, that I've told the truth. How I feel for this little woman. I pray, God, that You'll send to her, tonight, that streak of faith from above that knows that You are obligated to Your Word, and You'll keep every Word. May the God of heaven take this fear away from my sister. And I obey You by laying hands upon her and condemning it. In the Name of Jesus Christ, may it come out of her. Amen.
Now, look sister, you believe me now, if you can start from right here by the cross, from this night, deny you've got it. See, go on saying, "I haven't got it no more." And it will leave you...?...

245 Sister Palmer...?... Uh-huh. Yes. Our sister, Sister Palmer, her husband is a very dear friend of mine, a minister from Georgia or Alabama, Georgia--Georgia. And she was coming up to the Tabernacle... They drive, when I'm preaching at the Tabernacle, fifteen hundred miles to hear one service. Brother Palmer lost control of his car, or the boy, one, when they was turning a corner, and they had a wreck. She's got an affect of it. Let's pray.
Dear God, deliver this servant of Yours, his little wife, loyal, true, little servant in Christ; I pray, God, as I lay my hands upon her with my Brother Jack Moore here, that You'll heal her and make her well. In Jesus' Name. Amen. Now...?...

247 In the right foot, and you're standing for him? His little boy is crippled; he's got a hurting in his stomach and back. Let's pray.
Dear God, let that snow-white Dove dip down into his heart just now, "Wounded for our transgressions, bruised for our iniquity, with His stripes we are healed." I ask this to be so for our brother and for his little son, in Jesus Christ's Name. Amen.
Severe headache pains, and a leg ailment that bothers him while he's a-working.
Dear God, grant Your healing blessing upon this young man, as we as servants of God lay our hands upon him. In the Name of Jesus Christ. Amen.

251 She has a lady's trouble, female, and also she wants the baptism of the Holy Ghost.
Dear God, as I offer you this prayer of faith for this little lady, may the female trouble be gone, may the baptism of the Holy Ghost come on the wings of a Dove, in Jesus Christ's Name. Amen. God bless you, sister.
Growth on his eye, and for his loving companion...
Dear God, You know the hearts of man. I pray Thee Father, in Jesus' Name, that You'll grant this request that this brother's asked; and our obedience to Your Word of laying hands on him. In Jesus Christ's Name. Amen. God bless you, brother.
She has a growth in her left side, and also her voice is bad.
Dear Jesus, I pray that You'll heal this sister; laying hands upon her in the Name of Jesus Christ, that her healing will be. Amen. God bless you, my sister.
Poor sister, I see your trouble, swollen limb, kidney, bladder, and a ankle throwed out of place.
O Father, God, heal this precious woman, Lord, I pray, as I lay hands upon her in Jesus Christ's Name. Amen.
God bless you, sister; that's the way, believe it.
You hear that, don't you, on the microphone? Ever who's at... the engineer, if you'll step it up just a little bit, the audience can hear their testi--or what they say when they come by. Be in prayer for them when you hear it; when I start praying, you pray with me.
Dear God, I pray for this our sister, that You'll heal her, dear God. We're doing this because it's Your command. In Jesus Christ's Name. Amen. Bless you sister.

262 Dear God, You hear that testimony; You hear what the enemy's done to her. We are trying to take the Name of Jesus and defeat this enemy; he's already because the bruised, striped Dove fell in the floor of the house of God with a Message, "It's over." Grant it; may she believe that, Father, in Jesus' Name.
Dear God, I pray that You'll heal this our sister. May the Dove of God witness to her tonight that He did it for her, that she could be well. In Jesus' Name. Amen.
Dear God, I lay my hands upon my brother who stands here. He had enough faith to come this far, Lord; now may he receive his healing and go to his seat well. In Jesus' Name.
Dear God, I pray for our brother, laying hands upon him. Help, dear God, that the faith of God will dip down just at this time; and be like Abraham, call those things which are, as though they're--are not, for God made the promise. In Jesus' Name. Amen. God bless you brother.

266 Dear God, You are the One Who can make the true decision. I pray, dear God, as this young lady asked for this, may she receive it in Jesus Christ's Name. Amen.
Dear God, I lay my hands upon our sister in obeying what You said do. This takes us back for many years, Lord, since we run a prayer line like this; but we know what happened then; we know You're the same God today if people can have the same faith today. I pray in Jesus' Name for our sister's healing. Amen.
Dear God, I lay my hands upon my brother here and ask for his healing, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Father, I bring before you tonight this our sister, and lay my hands upon her to witness that I'm standing as a witness of Your strength, stand as a witness of Your visions, Your Word, and I'm a witness that You're God. And I lay hands upon her in obedience to the Word of my God, and ask for her healing. Amen.

270 Dear God, I lay hands upon my brother in like manner, as a witness of Your strength I ask for his healing in Jesus Christ's Name. Amen.
[Blank.spot.on.tape--Ed.] "What?"
She said, "The Healer." Said that "A man from up somewhere, up in Arkansas, had been healed that morning, a blind shoe cobbler." (You know the story, it'd been on the radio.)
And I said... I thought... I played the part of a hypocrite. I said, "You don't believe that's the truth?"
She said, "Yes, sir, I do."
And I said, "Do you believe in this day when God would do something like that, when..."
She said, "Sir, I listened to the religious program." She said, "I'm a Christian." She said, "I listened to the programs; I heard that man up there that was healed this morning, that blind shoe cobbler. They throwed him out of the church; he was making so much noise, one church to the other. With his hat on a cane, wiggling it around, running up and down the church. He was everywhere in the city, hollering, 'I'm healed. I'm healed.' A blind shoe cobbler."
I said, "Do you believe that?"
And she stood there a little bit, was kind of drizzling rain; she said, "Sir, if you'll get me in where he's at, then I'll find my father." Then I felt about like that.
I said, "Maybe I'm the one you're looking for."
She said--grabbed me by the lapels of the coat, she said, "Is you the healer?"
I said, "No, sister, but I'm Brother Branham."
She said, "Have mercy." I thought of poor old blind Fanny Crosby, "While on others Thou art calling, do not pass me by." See, He'd healed one, He could heal her.
I put my hands over her eyes; I said, "Dear Jesus, one day an old rugged cross come bumping down the street; the shoulders with blood running out of them, the little frail body that was practically fell under the load. A colored man by the name of Simon of Cyrene, came up and picked up the cross, helped Him bear it. I'm sure You remember it, Father. One of His children is staggering here in darkness; I'm sure You understand."
She said, "Glory to God. I can see."
I said, "Can you see?"
She said, "Yes, sir."
I said, "Count them lights." And she counted them. I said, "What color suit I got on?"
Said, "You got on a gray suit with a yellow tie." That was it; she could see.
Oh, God respects humility.
This in itself is that which will make, and bring to pass, the tremendous victory in the Love Divine.

290 Dear God, have mercy and heal my sister, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Dear God, as I take this feeble, wrinkling hand, only You know what's passed through here. I pray, dear God, that the same hand I got tonight will embrace like those feeble hands of Simeon that day, "Lord, let Thy servant depart in peace, for I now see Thy salvation." May It come upon her, Lord, Your salvation, and make her well in Jesus' Name. Amen.

292 [Blank.spot.on.tape--Ed.] On The Trial of... Mr. Unbelief indicted Jesus Christ? You remember "The Trial"? How that the... They had the--the attorneys and everything, and who stood for who. And we had the--the prosecuting attorney, Satan, that was going to prosecute; how the trial was brought...
And he said, one, Mr. Doubter, he come up; he said, "I heard a preacher say, 'Anoint the sick in oil, the Bible says that.' I was anointed in oil, wasn't healed. The other one said, 'Lay hands on the sick, they shall recover.'" He was trying to prosecute.
But when the witness came forth, here it was, "God told them, said, 'It had been...'" He said, "It's been six months since I had hands laid on me, and Your Word says that 'Lay hands on the sick and they shall recover.' And hands was laid on me by one of Your anointed servants, and I haven't recovered yet. Therefore, You're a false pretender, because Your Word don't mean what It says."

295 So when the witness come up, the true was this, that "His Word is true. He never said when He would do it." He said, "These signs shall follow them that believe; if they lay their hands on the sick, they shall recover." See? See? That's what He said, "They shall recover." So whether it's a prone miracle just happen right like this or whether it's just obeying God, that's up to Him in the individual. See? But if the individual believes It, I don't care how long it takes. He said To Abraham, "You're going to have a baby by Sarah." The baby never come for twenty-five years. He told Noah it was going to rain. Noah had the flood--the--the ark built for the flood, many, many years before the flood came, but he knowed it was going to rain. The Bible said, "The prayer of faith shall save the sick, and God shall raise them up." When? He didn't say. God is just, He's true; just read what His Word says."
That's what I've done tonight, laid hands on the sick. Now, I believe every one of them's going to be healed. I believe, every one of them. You believe the same? Now, believe for these afflicted people.

297 There's a little lady here, seems like I ought to know, I prayed for her last night out there in the prayer line. What's her name? Chambers--Chambless. If that little lady would've lived--would've lived normally, wouldn't have been afflicted, she certainly been a beautiful woman. And she's setting there now, shaking. Lovely, fine spirit in the girl, and she sets there jerking like this. Oh, how that breaks my heart. How would I have wished... Just how I would...
Here's a little baby, lady setting here holding it. Its little tongue hanging out, its little body afflicted. What if that was my little Joseph? What if it was my little grandson Paul? What if that was Rebekah setting back there, or Sarah? What if Mrs. Simpson here was my wife Meda? This young man setting here was Billy Paul? This aged woman setting here was my mother? Remember, it's somebody's baby, somebody's sister, somebody's daughter, and somebody's son. See? I am their brother; He is our Saviour. All that I can do is... What faith I've got is offered in their behalf. That's all I know.

299 Now, the Lord can show me a vision; He could tell me what's the matter with each one of them. I can prove that to you (See?); you know that. But that don't heal them. That doesn't heal them. No, it's got to be something drop in them. See? And I hope...
Like I could go up here take each one of you and baptize you in the Name of the Lord Jesus Christ; that won't remit your sins. No, no. No, I don't believe in water baptism in the Name of Jesus Christ unto regeneration; I believe the Blood is regeneration (See?) now, not the waters. But, see, I could baptize and baptize, but you only go down a dry sinner, come up a wet one (See?) until you have thoroughly repented. Repent, and then be baptized in the Name of Jesus Christ. See? And that's where I different with the Oneness movement. Not baptizing to regeneration, no; I believe it's the Blood that cleanses, not the water. See? Repentance, and then be baptized in the Name of Jesus Christ.

301 Now, I'm going down to pray. And these people are just as much to you as they are to me, maybe even more than--than my own relation.
Now, let's all join together, and your hands in faith, and my hand in faith, bringing down the hands of the Lord Jesus to lay on these poor crippled people. Will you pray with me?
[Blank.spot.on.tape--Ed.] Those handkerchiefs that's for the sick and the afflicted, you may get them right after service. Now, help me pray for these, will you?
God, we thank You, Lord, for what You have done tonight. We thank You in advance for the healing of every person come through the line. Dear God, I pray over these handkerchiefs, perhaps for some who could not even come to the meeting, and their loved ones brought the handkerchiefs. In the Bible we're taught that they took from the body of Paul, handkerchiefs or aprons. Now, those people back there had lived in Your Presence; they'd seen You on the street, they'd seen You in their meetings, and they'd seen Your same Spirit upon Paul. And they knew it wasn't that man; it was Your Spirit that was dominating his life, for we see Paul doing the same things that You did.
And now, Lord, the people of this day sees the same God living in His church with His people. And they've brought these handkerchiefs, that they might be taken from here to their loved ones. Grant, God, that every one of them will be healed in Your own way. We don't request any certain thing to be done of any certain way or any certain nature; we just ask, "In Your own way, Father, heal them." For the glory of God, I offer this prayer of faith over it. In Jesus Christ's Name. Amen.

306 I've had a wonderful time of fellowship around your faith, your presence in Jesus Christ. This will be a meeting that I'll long remember of what taken place: love, cooperation, fellowship.
And now, till we meet again, may God of heaven guide you. He Who makes the stars to shine bright at night to lighten up the path when it's growing dim, may He lighten your path with the Star of Bethlehem to guide you to a full surrendered life in His Word, is my prayer.
Till we meet, till we meet, Till we meet at Jesus' feet; Till we meet, till we meet, God be with you till we meet again. Now, let us stand. "My Faith Looks Up to Thee"...?... I... Well, I'll change that. I believe that's fine:
My faith looks up to Thee, Thou Lamb of Calvary, Saviour Divine! Now, hear me while I pray, Take all my sin away, O let me from this day Be wholly Thine!

309 Now, let's shake one another's hands when they sing:
While life's dark maze I tread, And griefs around me spread, Be Thou my Guide; Bid dark... turn to day, Wipe sorrow's tears away, Nor let me ever stray From Thee aside. Feel better now, don't you?
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Now, on the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. That's our closing message for this campaign.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

312 Bow our heads. As the wheels hum a song going home, I trust it'll--you'd hear the humming of the wheels, the roaring of the engine.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. [Brother Branham begins humming the chorus--Ed.]...
... dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. With your heads bowed, I give you to Brother Noel.

Up