Абсолют

Другие переводы этой проповеди: Абсолют - VGR
Дата: 63-1201M | Длительность: 1 час 17 минут | Перевод: Гродно
doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

АБСОЛЮТ

1 Это в самом деле нечто делает для вас? Конечно, делает. Склонимся теперь в молитве.
2 Господь, как это было выражено нам в этом прекрасном гимне "Как Ты велик", и мы думаем этим утром, чтобы мы делали, если бы это не было для Тебя. И затем, когда мы думаем, что Ты так велик, и к тому же Твоя любовь принудила Тебя быть таким внимательным к нам, тогда моя душа с трудом может ухватить это. Это верно. Я молю, чтобы Ты благословил нас сегодня теперь, поскольку мы далее переходим к служению, чтобы Ты преломил нам Хлеб Жизни, который является откровением Христа. Ибо мы просим это во имя Иисуса. Аминь.
3 Брат Ангрен - постоянный посетитель скинии. И он живет в Мемфисе, Теннесси, он и его мать, его жена. И вся семья приходит в скинию. И очень редко я получаю возможность услышать его, потому что всегда так занят, но этим утром я был настроен услышать, как он поет эту песню. И он поет другую из моих любимых: "С небес спустился". И они – мои любимые песни. И я имел великую привилегию встретить этим утром его отца, в первый раз я имел эту привилегию, прекрасного человека. И... и брат Ангрен, его отец никогда не будет казаться старше своего сына, Морриса, потому что они, безусловно, выглядят одинаково.
4 И у меня есть... Его жена, мать брата Морриса Ангрена, поистине прожила эти последние пятнадцать лет Божьей милостью. Она, конечно, была большим вдохновением для меня, видевшего это; проходя через мрачные времена, которые у нее были, и все же держалась за неизменную Божью руку. Это выражает нам подлинность христианства и веры тех, которые верят этому. Так что я очень счастлив от этого в это утро.
5 У нас прямо в это время было бракосочетание в нижней части здания. Сочетались двое из моих детишек, и моих детишек из скинии; наш маленький Билли Симпсон и маленькая девочка Майерс, они были влюблены какое-то время; Шерол, да. Они были... Они также родственники, малышка Шерол Майерс с братом Ангреном и ими. Таким образом, мы счастливы за них; я вижу, что они после бракосочетания заняли свои места, сразу же вернулись в церковную аудиторию и присели, чтобы послушать это служение. Те дети всегда имели глубокое место в моем сердце, потому что они так соответствуют Слову. Они… они просто любят Слово. Я не думаю, что… что я называю их моими детьми, я не думаю, что они немного лучше, чем другие дети. Но они просто обращаются ко мне, и я… я… я обращаюсь к Богу ради них.
6 Малыш Билли хотел жениться, и затем он боялся, что он должен идти в армию. И там было двое или трое из них в том же самом положении. И те мальчики приехали ко мне и сказали: "Брат Бранхам, мы… мы не хотим увиливать или еще что-то, но мы хотели бы, чтобы Вы спросили у Бога". И они объяснили мне причину, почему, если бы смогли, они хотели бы избежать армии; не потому, что они совсем не хотели защищать страну. Но дело было в том, что если бы они... если бы они пошли, то они бы оказались среди людей неверного рода там в тех (я не знаю, как вы это называете) гарнизонных лавках, или как вы это называете, и затем они сбегают туда, где флиртуют с теми полунагими женщинами. Это не место для христианского мальчика, и, таким образом, Бог удовлетворил их просьбу.
7 И вот малыш Билли пришел в это утро, чтобы жениться на этой прекрасной маленькой Шерол, так что мы счастливы за них. И мы желаем им самого лучшего в Царстве Божьем, для них.
8 И теперь, это было великим временем для нас. У нас в это утро было замечательное занятие в воскресной школе, переполненная церковь, так что мы очень счастливы. И много раз, служители, это... это ободряет нас, когда видим, что люди приходят и слушают тебя. Поэтому, вы понимаете, ты не любишь выступать перед пустыми скамейками, потому что они... Мы выступали бы все равно, даже если здесь находится один человек. Но все же чувствуешь себя лучше, когда подумаешь:"Если этот упустит, другой это поймет". Вы понимаете? И вот в чем отличие, вот в чем великолепие.
9 И теперь, просто в виде беседы сейчас, это, если мы сможем просто быстренько к этому перейти.
10 Я встретил брата Боутлера, когда я вышел, и я не видел его с тех пор, как здесь нахожусь. Я спросил: "Где ты был?"
Он ответил: "Готовил для них индейку на обед".
И так что я сказал ему, что немного похудел. Он спросил: "Ты?"
Я сказал: "Ты нисколько не изменился".
Он сказал: "Ты тоже".
11 Я сказал: "Это, по правде говоря, дипломатия". Я сказал: "Но, ты знаешь, я похудел. Я похудел со ста семидесяти фунтов (77 кг) до ста сорока пяти (66 кг), так что я, несомненно, изменился". Мой костюм слишком мал... слишком велик для меня. И кто-то недавно просто приобрел для меня один, так чтобы я смог его здесь носить; такой, который не свисал бы с плеч и облегал талию.
12 Но я... я пытаюсь сделать самое лучшее для Иисуса Христа, пока у меня есть шанс это сделать. И ваша прекрасная аудитория...
13 Я разговаривал сейчас в этом помещении; видел, как прямо там великий Святой Дух убрал рак с тела женщины. Она... она – женщина из Техаса. И там сидит леди, я никогда еще не видел более нервной личности, жена служителя, просто несколько мгновений назад. И Господь показал мне видение о ней, сидящей там, и я видел ее. Она звонила в Нью-Йорк, и она хотела отсюда улизнуть. У нее было только пять минут, затем увидел ее мужа, страдающего язвой, и то, что вызвало язву, было его заботой о его жене. Всемогущий Бог успокоил ту женщину, сидящую там. Она сидит, смотрит сейчас на меня. Так что... И я также хочу сказать тебе, брат, с твоей язвой покончено. Понимаешь? Да, ты теперь будешь теперь здоровым и вернешься к делам Божьим.
14 Так вот, когда ты видишь нечто, что делает Господь, ты... ты не можешь просто этим удовлетворяться. Ты просто хочешь продолжать, продолжать действовать, продолжать действовать, продолжать действовать.
15 И вот, вчера вечером у нас было маленькое молитвенное служение, и это хорошо, это прекрасно. Возложение рук на больных, это хорошо. Это все, что иногда нужно. И затем, там есть некоторые, кто-нибудь там сзади, которые... которые не могут уловить, и ты должен заняться тем человеком, чтобы узнать, в чем дело. Понимаете, есть нечто, что препятствует им, нечто, лежащее на пути. И одна небольшая тень сразу вызовет сомнение в этом.
16 Итак, эта молодая леди там, несколько минут назад она была так возбуждена, так огорчена. Бедный маленький приятель, она даже не могла перевести дыхание. Она была просто... [Брат Бранхам иллюстрирует] и просто... просто ругалась. Видите?
17 Итак, это то, что ты должен сделать. Вот здесь – просто небольшая внутренняя часть. Понимаете? Она улавливает ее дух. Понимаете? И затем ты проецируешь на нее свою мысль. Понимаете? И ты меняешь свое мышление. Понимаете? Затем, когда это произойдет, тогда ты можешь сосредоточить ее на Христе, и оттуда она сможет продолжить. Но ты должен изменить ее мышление. Понимаете? Она не может сама изменить его. Она просто носится в смятении, а ты должен это убрать. Итак, там есть нечто, что дает тебе какое-то... Не пытайтесь этому научиться, не делайте этого. Просто верьте этому и продолжайте.
18 Как мог тот малыш, лежащий вон там на руках той матери, был мертв с девяти часов того утра и прямо до полуночи, где был тот маленький дух? Ты должен пойти разыскать тот дух и вернуть его обратно. И затем, когда ты видишь его вернувшимся обратно, затем ты можешь воскресить во Имя Господа и вызвать его. Понимаете, тогда это произойдет. Но до тех пор, пока ты не этого сделаешь, ты только тратишь впустую свое дыхание. Понимаете?
19 В этом нет ничего... ничего слишком таинственного. Это – найти Бога, чтобы убрать себя с пути и позволить Святому Духу использовать тебя для того, что Он хочет сделать. Вот что это такое. Главное в любом даре – отбросить свои собственные идеи подальше и позволить Христу. Затем, независимо от того, что Это сказало, если ты хочешь знать, Христос это или нет... Просто сенсация, оставь это в покое. Но если это только эмоция, оставь это в покое. Но если это написано в Слове, тогда это – Бог. Всегда суди все, что любой дух тебе говорит, Словом. Слово, никогда не убегай от того Слова; если так поступишь, ты потерян.
20 Итак, прежде чем мы дождемся полудня, просто вот так разговаривая, давайте просто перелистнем Библию и прочтем отсюда какое-нибудь Писание. И затем мы перейдем к... Я люблю Божье Слово. Я знаю, что все мы любим. Итак, не...
21 Я собирался этим утром проповедовать или говорить, дать урок воскресной школы по сокрытым от основания мира тайнам Бога, раскрытым в Иисусе Христе. И у меня не было возможности пробежаться по всему этому. Я забыл о наступающем бракосочетании, так что я… у меня, возможно, получится, когда приду в следующий раз.
22 Так вот, я собираюсь прочесть кое-что из трех мест в Библии. Во-первых, я хочу прочитать из Филиппийцам 1, 1-ой главы Филиппийцам, начиная с 19-ого стиха, и прочтем, включая 22-й.
Ибо знаю, что это послужит мне во спасение по вашей молитве и содействием Духа Иисуса Христа,
при уверенности и надежде моей, что я ни в чем посрамлен не буду, но при всяком дерзновении, и ныне, как и всегда, возвеличится Христос в теле моем, жизнью ли то, или смертью.
Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение.
Если же жизнь во плоти [доставляет] плод моему делу, то не знаю, что избрать.
23 Теперь, из Книги Римлянам. И мы хотим начать с 8-ой главы Римлян и с 35-ого стиха, чтобы обосновать то, что я хочу взять для темы.
Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано:
за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, [обреченных] на заклание.
Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас.
Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ничего…
ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем.
24 В Деяниях 2, 30-ом стихе...
Будучи же пророком и зная, что Бог с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его...
25 Итак, вот множество Писаний, естественным образом переходящих от одного места Библии к другому. Но мы знаем, что если было прочитано так много Писаний, то мы собираемся найти в них нечто, что поможет нам. Так вот, пусть Бог поможет нам теперь, потому что я хотел бы взять этим утром такой сюжет, как "слово абсолюта": "Абсолют".
26 Вот, мы... Когда я искал этот отрывок, я заглянул в словарь. Я подумал: "Что? Я... Кто-то твердит: "Это абсолют, истина. Абсолют, это – вот это". Я подумал: "Что же такое это слово? Что означает "абсолют"?" И я заглянул в словарь, чтобы узнать то, что бы это значило.
27 В Вебстере говорится: "Это совершенный в себе самом, неограниченный в своей мощи, главным образом – окончательный результат, – понимаете, – неограниченный в своей мощи, совершенный в себе самом, и он действительно является окончательным результатом", – слово "абсолют".
28 И я хотел бы сказать это и верить, что вы ухватите эти слова, потому что я не вышколенный в этом священнослужитель, и в психологическом способе приносить нечто очаровательное, что удерживало бы людей. Я... Единственное, что я делаю, – пытаюсь сделать лучшее, что я могу, из-за друзей, которых Христос мне дал, и я... я... я хочу, чтобы они увидели то, что я думаю о Христе.
29 Итак, каждое великое достижение связано с абсолютом. Вы не можете прожить жизнь, не имея абсолюта. Вы не можете добиться успеха без того, что является абсолютом, поскольку это – окончательный привязной шест. Это... это крепежная рейка в конце странствия. Это место, где вы к чему-то привязаны.
30 В тот день, в котором мы теперь живем, и все так разрушается, так крушится и уносится прочь, я думаю, что это послание было бы очень соответствующей вещью, особенно христианам, когда они теперь проходят через свои глубокие воды. Христианская церковь проходит через самые глубокие воды за последние две тысячи лет. Потому что мы подходим к месту, где нечто представлено христианству, нечто, по поводу чего они должны принять решение, и я думаю, что христианская церковь должна иметь что-то, о чем они знают, что они привязаны к этому, вместо того, чтобы просто нестись как лист по воде, по ветру... Поскольку Библия сказала: "Увлекаемый всяким ветром учения". Приходит ветер и уносит этот маленький лист этим путем, а затем приходит другой ветер: северный ветер, южный ветер, восточный ветер, западный ветер. Вы никогда никуда не доберетесь; вы неустойчивы. Христианская жизнь должна быть устойчивой жизнью. Она должна быть чем-то таким, что... что принципиально, что... что вы привязаны к большему, чем жизнь сама по себе.
31 И у вас должно быть нечто, к чему вы привязаны. Некоторые люди привязаны к своим делам. Некоторые привязаны к своим семьям. Некоторые привязаны к вероучениям. Некоторые привязаны к армейскому шесту. У нас есть различные вещи, к которым мы привязаны. Но я думаю, как христианин, мы должны быть привязаны к тому, о чем мы знаем, что это верно. Понимаете? Потому что вы могли бы быть привязанными к вашей семье, а ваша... ваша жена может оставить вас. Вы могли бы быть привязанными к армии, а вас могут убить. И вы могли бы быть привязанными к любым различным вещам, а это имеет конец. Но это должно быть окончательным шестом. Там должно быть какое-нибудь место, к которому... которому человек должен быть привязан для своего вечного назначения. Потому что если вы поверите в это в вашем труде, то когда ваш труд завершится, все закончено. Когда ваше семейство забрано – на этом все.
32 Но есть только одна вещь, что, как я думаю, является окончательным привязным шестом. И я верю, что у Павла был окончательный привязной шест в его здешней жизни. И я хотел бы коснуться этой стороны, если мы назовем это таким образом, и поговорить о том привязном шесте. Он сказал: "Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение". Итак, Христос был Абсолютом Павла. Это был его привязной Шест. Это был его... Это был конец всех аргументов. Это был Христос, был его привязной Шест.
33 У Павла не всегда был тот привязной Шест. Он был привязан к группе фарисеев. И он должен был быть обучен и образован так, чтобы они приняли его и позволили ему привязать себя к их шесту. Но однажды он был на пути в Дамаск, и он встретил Иисуса лицом к лицу. И с той поры он освободился от своего фарисейского привязного шеста и снова повторно привязал себя к тому Иисусу, Который, как он знал, был распят, умер и воскрес снова. Павел знал это, потому что он встретил ту Личность. Это тут же изменило его. С тех пор он никогда не оставался тем же самым. Он не просто соприкоснулся с книгой. Он не просто соприкоснулся с вероучением. Он соприкоснулся с Личностью Иисуса Христа. "Кто Ты, Господи?"
Тот сказал: "Я Иисус".
34 Давайте на несколько мгновений подумаем о том пересмотре взглядов. Я считаю, что Павел был искренним человеком. Исходя из того, что это воскресная школа, мы хотим преподать это как урок воскресной школы. Павел, я верю, был глубоко искренним человеком, и не было в нем ничего, что отличало бы его от кого-то другого.
35 Все те пророки были подобными нам людьми. В Библии сказано, Святого Иакова 5: "Илия был человеком, подверженным тем же самым чувствам, что и мы". У него были свои взлеты и падения, свои углы и закоулки, и он молился искренне, чтобы не шел дождь.
36 И Павел был человеком того же самого рода, что и мы. У него были свои срывы, свои сомнения. И он был честным человеком. Он направился в одну из самых прекрасных религиозных сект, что были в мире. И он стал учителем в той секте: выучился у великого учителя, Гамалиила, который был одним из величайших учителей, что у них были на тот день. Его родители следили за этим, видели, что было нечто в жизни Павла, и упорно трудилось, чтобы отправить его в школу, чтобы он смог научиться всем законам Божиим. И с глубокой искренностью он верил каждому слову этого.
37 И он услышал об этих людях, вышедших из низшего сословия, и как там был пророк, называемый так Его группой, который восстал в Галилее, который, предположительно, совершал чудеса и исцелял больных. Но его… его секта, к которой он принадлежал, не приняла бы этого Человека за пророка, этого Иисуса из Назарета, потому что Он не отождествил Себя с ними. Так что Павел не мог следовать этому, потому что люди из его собственной секты не верили в это. И они предостерегали его против такого.
38 И Павел, будучи честным, подумал: "Если это не от Бога, и моя церковь говорит, что это не от Бога, тогда остается сделать только одно: избавиться от этого". Сказал: "Уберите это с пути, потому что это... Это будет помехой; это будет развиваться, озлокачествляться", – препятствовать тому, во что верит его секта. Таким образом, он замыслил в сердце своем, что он пойдет и вырежет эту злокачественную опухоль, как он это называл, или его церковь это называла, из его прекрасной фарисейской группы.
39 Однажды, с письмами от первосвященника в кармане, чтобы арестовать всех тех людей, которые были в том состоянии, потому что это было тем поручением, что Павел собирался... Он был на дороге к городу, названному Дамаском. Он их утихомирил в районе Иерусалима. Итак, он… он побил камнями Стефана, и Павел побил его камнями, был свидетелем и стерег одежды. Так вот, он пошел бы сюда и сделал бы то же самое, и избавился бы от этого большого препятствия.
40 Но около... возможно, около полудня, приблизительно в одиннадцать-двенадцать часов он был поражен. И когда это произошло, он взглянул вверх, и там перед ним стоял Свет, и Голос, исшедший из этого Света, сказал: "Савл, Савл, – вопрос, – почему ты гонишь Меня?" Итак, Павел знал, или, скорее, Савл знал, что его народ следовал за тем же самым Светом с той поры, как он вышел из Египта. И если...
41 Вы видели когда-нибудь перевод Библии Ламзы, древний... древний еврейский символ Бога – это Свет в виде треугольника, в известной степени как те, те три Божьих атрибута в одном Божестве. И этот треугольный Свет, три в Одном, был единым Богом, был для Евреев символом Бога, Свет.
42 И затем, когда Моисей встретил Его в кусте, тогда Он сказал: "Я Есмь", – который остается тем же самым, три: вчера, сегодня и вовеки, по-прежнему тем же самым Богом. И Моисей встретил Его в горящем кусте. Он был Светом. И когда Он вел сынов Израилевых по пустыне, Он был Ангелом завета, Которого верой увидел Моисей и оставил Египет, почитая поношение Христово большим сокровищем, чем египетское. Верой Моисей видел, что это был Христос, Помазание. И Помазание не находилось на каком-то определенном человеке, но Оно было в форме Столпа огненного. Понимаете?
43 И затем то же самое Помазание сошло в Его крещении и вошло во Христа, и пребывало в Нем. Иоанн знал, что это был Он. Он сказал: "На Ком ты увидишь Духа, который вел их из Египта в пустыню и из пустыни в Землю Обетованную, на Ком ты увидишь этого сходящего треугольной формы Бога и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым и огнем".
44 Так вот, Павлу пока еще не была дана привилегия видеть это. Но просто чтобы донести до вас это правильно: иудеям было запрещено преклоняться перед идолом или чем-то подобным... Итак, когда он увидел этот великий Свет, он знал, что это был Господь. "Господь" означает "собственность, управление". Он... он просто не назвал бы "Господом" ничто иное (как стойкий иудей), если бы он не знал, что это был Дух. Но обратите внимание, он знал, что тот же самый Столп Огненный был Тем, Кто вел его народ. И затем он ответил и сказал: "Господи, кто Ты? Кто Ты? Я хочу знать, кто Ты? Ты встретил Моисея в имени Я Есмь". Но теперь только на минуту остановимся здесь с этой мыслью.
45 Иисус, когда Он был на земле, помазанный тем, что они видели, заметьте, сказал: "Я исшел от Бога (Дух, Свет, Столп Огненный), и Я возвращаюсь к Богу". И Он стал плотью, чтобы умереть за наши грехи. Затем, после Его смерти, погребения, воскресения и вознесения, после того как Он вознесся; в эти сорок дней он вознесся; и в пятидесятый день Он возвратился назад в форме Столпа Огненного среди людей и разделил Себя в виде огненных языков, и почил на каждом из них. И затем они все исполнились Духа Святого и стали говорить иными языками, как Дух давал им провещевать.
46 Видите, Бог разделил Себя... Бог сначала был в великом Столпе Огненном, Бог проявился в человеческой плоти, затем Бог разделил Себя среди Своего народа. Столп огненный раскрошился на мелкие части и почил на каждом из них в виде разделяющихся вспышек пламени, раздвоенных языков на них, разветвлений огня, подобных огню раздвоенных языков на каждом из них. И они все исполнились Этим и стали говорить языками, как Дух давал им провещевать.
47 Вот, вы видите, мы не разделенные люди; мы должны быть в единстве, потому что каждый из нас содержит часть Бога. И мы должны объединиться, а затем Столп Огненный проявится в единстве в Своей полноте. Когда Его Церковь сидит вместе на небесных местах, тогда обилие силы Божьей находится в Его Церкви. В каждом из нас содержатся духовные дары и духовные служения, сходимся вместе, снова восстанавливаем тот Столп Огненный.
48 И Павел распознал, что это был Господь, и он сказал: "Господи, Кто Ты, что я гоню Тебя?"
49 Он сказал: "Я Иисус, и трудно тебе идти против рожна".
50 И Павлу было приказано встать и идти на улицу, называемую Прямой. И там был пророк по имени Анания, который подошел к нему, о, увидел видение и крестил его. И он ушел в Аравию на три года, чтобы изучить Писание, чтобы понять, чем был этот Столп Огненный, что явился ему.
51 Так вот, мы находим, что Павел остальную часть своей жизни был привязан к привязному шесту. Он встретил Бога лицом к лицу и получил от Бога полномочия. Какой привязной шест. Какой абсолют. Это было концом всех аргументов. Это было концом всего для Павла. Все разногласия, все ушло. Меня не волнует, что сказали фарисеи, сказали саддукеи или кто-либо еще; он встретил Бога, доказанного Словом; это решило проблему. Это было остальной частью его жизни. Потому что он увидел проявленного Бога, и ему было доказано, что это был Бог согласно Слову и согласно виду и форме, в которой Он был, и согласно слышимому Голосу, который как раз сказал ему, чем это было. Итак, это было великой вещью. Неудивительно, что он мог сказать перед Агриппой: "Я не ослушался небесного видения". Он был привязан к этому. Было нечто реальное, нечто, что он знал, нечто такое, что никто не мог отнять от него.
52 Итак, сегодня, если мы доверяем только образованию, или механистическому образованию, чтобы объяснить Библию, тогда мы просто получили это от умственного понятия. Но никакой человек не имеет право стать за эту кафедру, чтобы проповедовать Евангелие, если он не встретился с Этим лицом к лицу.
53 Как Моисей в пустыне – не имеет значения, как хорошо он был образован, не имело значения, что бы ни происходило – страхи и паника оставили его, потому что он стоял на святой земле с Богом, так что никто не мог забрать это от него.
54 И каждый мужчина или женщина, у которых есть жизненные переживания с Богом, встретившие тот же самый Столп Огненный на святой земле своего сердца, нет ни одного теолога, никакого дьявола, нет ничего, Павел сказал: "Ни настоящее, ни будущее, смерть, болезнь, горе не может отделить нас от той любви Божьей, что во Христе Иисусе". Это – привязной шест. Вы знаете, что нечто произошло. Неважно, сколько воздвигается учений, и говорят это, то или другое, вы привязаны. Вы и Бог становитесь одним. Он в вас, а вы в Нем. "В тот день вы узнаете, что Я в Отце, Отец во Мне; Я в вас, и вы во Мне". Вы привязаны к Нему.
55 И у Павла была сосредоточенная на Христе жизнь; Это была не та жизнь, которая у него была когда-то. У него когда-то было умственное понятие; но теперь у него сосредоточенная на Христе жизнь, абсолют. Неважно, как много Агриппа мог говорить: "Ты... ты сошел с ума, Павел. Ты потерял рассудок. Ты… ты переучился".
Он ответил: "Я не безумный".
56 И затем он довел Агриппу до такого состояния, что тот сказал: "Ты почти убедил меня сделаться христианином".
57 Он ответил: "Я бы желал, чтобы ты стал им, только без этих.. что я имею, без этих уз".
58 Это заставляет вас делать дела, когда вы получаете такую сосредоточенную на Христе жизнь, какая была у Павла, обычным путем вы не сделаете. Итак, взгляните. Обыкновенным образом тот человек обучался всему Писанию и тому подобному, обыкновенным образом он будет следовать тому курсу, которому он был обучен. Но когда он стал годным и сделал Христа своим Абсолютом, своей Целью, тогда это уже другая жизнь. Он стал другим. Он совершил ненормальное для того, чему он однажды был обучен. И это совершит то же самое.
59 Если бы церковь вышла из того совета церквей и обратилась, и сделала Божье Слово своей Целью, сделала Божье Слово своим привязным Шестом, это бы произошло. Но они привязаны к человеческим достижением. А те обречены на падение. Верно, Библия говорит, что они это сделают. Но должна быть Невеста, предызбранная от основания мира, которая будет привязана к тому привязному Шесту.
60 Я могу видеть крушение вечности, переход во время после Эдема. И когда это произошло, появилась веревка Крови, тянущаяся вверх, к Голгофе; и от Голгофы, связанной с этой веревкой, продолжается к привязному Шесту, Иисусу. И когда-нибудь, когда Он придет востребовать Свое, каждый привязанный к тому пределу будет поднят в вечность. Почему? Они были в вечности все время. Они были предопределены в вечности. Они – часть Бога. Они были в Его разуме вначале. И когда тот большой трос тянется от веревки Крови, того Знака, о котором я говорил, когда Он уйдет с земли, каждый причастник той Крови снова будет вознесен прямо в вечность. Но единственный способ, каким это произойдет, – это быть привязанным к тому Абсолюту, Иисусу Христу. Это – абсолют. Не человеческие достижения, но Бог воскресил Его от мертвых, и Он – Абсолют. И мы знаем, что Он жив, потому что Он здесь с нами в силе Своего воскресения, делая то же самое, что Он делал, когда был здесь на земле.
61 Я привязан к тому рубежу. Это – конец всех споров. Я привязан к этому. Это – моя жизнь. Я был грешником, когда Христос спас меня. Я встретил Нечто. И с тех пор, как Это вошло в меня, стало… стало по-другому. И я привязан к этому; все, чем я являюсь, привязано прямо к тому. И затем Бог отделил от Своей Жизни и позволил мне жить в Нем, и Он во мне, тогда мы связаны. Я...
62 Нет никакой разницы, чему хотят верить другие. Индивидууму, вы привязаны к нему. Это – ваш предел. Это… это – окончательное слово. И затем, если Он – Слово, тогда Это должно быть окончательным Словом. На этом вопрос решен. Что бы Оно ни сказало, Оно является той червленой нитью. Это – Христос. И что-либо противоречащее Ему, я об этом не знаю ничего. То, что мы хотим знать, – это то, что говорит это Слово; поскольку я привязан к Христу, а Христос – это Слово. До вас это сейчас доходит?
63 И часть Его Слова, припадающая на этот день, Его Святой Дух здесь, чтобы проявить ту часть Слова.
64 Совсем так, как было при Его рождении. Исайи 9:6, далее через все Писание: все, что говорило о Нем, было исполнено. В Книге Луки, мы говорим, что это… мы видим, что это так. И Он был завершением, Он был… Он действительно был завершением того пророчества о Нем. Он исполнил его, истории, псалмы. Все в Ветхом завете, что говорило о Нем, было исполнено прямо там. Это стало Пределом. Это стало привязным Шестом Слова Божьего на тот период.
65 И по-настоящему рожденные свыше люди этого периода – это наполненные Святым Духом, являющимся привязным шестом того Писания, которое должно быть исполнено в эти последние дни. Они – этот предел. Это – Божий предел, потому что это – Его Слово; а Слово - Христос, привязной Шест. Нет никакого способа убежать от этого, того, что удерживает вас.
66 Как я сказал, это заставляет вас сделать то, чего бы вы в обычных обстоятельствах не сделали. Это заставило Павла сделать то, что он обычно не делал. Это заставило Моисея сделать то, что он обычно не делал. Это заставляет каждого мужчину и женщину делать то, что они обыкновенно не делали. Это нечто такое, на чем вы сосредоточены... Это – ваш стабилизатор. Это как...
67 Это – якорь на судне. Судно привязано к якорю во время шторма. И если Христос – ваш Абсолют, вы привязаны к Нему. Во время качки судно, если вы позволите ему болтаться, оно разобьется о скалы. Но что они делают – они бросают якорь. Якорь погружается, пока не зацепится за основание утеса. И судно привязано к якорю. Это – абсолют для судна.
68 И рожденный свыше христианин привязан к Христу, а Библия – этот Якорь. Это то, к чему мы привязаны. Пусть организации, пусть различные вещи, пусть наука, пусть наставники говорят все, что им вздумается. Пока Слово говорит это и обещает это, мы привязаны к этому. Есть нечто, что не позволит нам отойти от этого. Верно. По-настоящему рожденный христианин, они остаются с тем Словом. Если оно говорит исполнить что-то определенное и сделать это определенным путем, то это – тот путь, которым мы должны это исполнить. Не имеет значения, что говорит кто-то еще, это то, что сказал Бог. Мы привязаны к Этому, к сосредоточенной на Христе жизни.
69 К тому же Христос похож на Полярную звезду. Вы знаете, что мир вращается. И звезды, действительно, та, которую вы видите как вечернюю звезду, – также и утренняя звезда. Мир просто вращается. Но он удаляется от тех звезд, всех, кроме Полярной звезды. Итак, вы не можете установить ваш компас на вечернюю звезду и куда-нибудь добраться, что же было бы следующим утром? Вы идете в направлении вечерней звезды на запад, а следующим утром вы двигаетесь на восток. Видите, вы не сможете этого сделать. Но вы можете установить его на Полярную звезду, аминь, и придерживаться ее как мертвой точки. Вы придете к цели.
70 И это то, чем является сосредоточенная на Христе жизнь. Когда вы потеряны, Он – ваша Полярная звезда. Затем, если Он – Полярная звезда, то Святой Дух – ваш Компас, а Компас просто укажет на Полярную звезду. Он не будет указывать на вероисповедание или деноминацию. Он не станет указывать на ощущение или что бы то ни было. Он будет устойчиво держаться Полярной звезды. Он – ваша Полярная звезда. Когда вы потеряны, вы могли бы менять направление с деноминациями и тому подобным. Но Компас, Святой Дух, направит Вас прямо в точности на Слово, которое является Христом, и устойчиво будет держать вас в том направлении. Привяжитесь к Нему.
71 Что если бы не было никакой Полярной звезды, как человек в любое время находил бы свой путь в туманном море? Что если бы не было никакого Святого Духа, направляющего вас к Слову Божьему, проявляющего Его и доказывающего Его, что мы делали бы в этот час? Святой Дух указывает только на Слово. "Не хлебом единым будет жив человек, но всяким Словом". Не частью Слова, но всяким Словом, всем Словом. Всякое Слово, исходящее из уст Божьих, это то, чем живет человек. Он – ваш Абсолют в вашей жизни; Он также – ваша Полярная звезда.
72 Вы знаете, у нас должно быть что-то, чтобы положить конец спорам.
73 Вы знаете, было время, когда правила поведения за столом были основаны на том, что сказала женщина. Я думаю, что ее звали Эмили Пост. Я могу в этом ошибаться. Я думаю, что это верно: Эмили Пост. Без разницы, если Эмили Пост сказала: "Возьмите ваш нож и ешьте бобы с его помощью", – это было бы правилом этикета. Почему? Она была абсолютом в умении вести себя за столом. Верно. Если она сказала: "Ешьте их своими руками", – вы съедаете их вашими руками. Почему? Эта нация сделала ее абсолютом в умении вести себя за столом. Так точно, сэр.
74 Было время, когда у Германии был абсолют, и это был Гитлер. Это был абсолют. Все равно, что сказал кто-либо еще, когда Гитлер сказал сделать это, вы делаете это. Вам было бы лучше сделать это. Он был окончательным словом. Вот кем был Гитлер.
75 Было время, когда у Рима был абсолют, и это был Муссолини, диктатор. Человек подъехал к нему одной минутой раньше, он застрелил его в его автомобиле и вытолкнул его вон, сказав: "Я не сказал минутой раньше; я сказал быть здесь вовремя". Абсолют. Неважно, что он сказал, они должны были сделать это. Это должно было измениться. Он сказал, что он изменит весь мир своим словом. Он изменяется в соответствии со Словом Божьим ...?...
76 Было время, когда у Египта был абсолют. Это был фараон. Я однажды отправился в Египет только для того, чтобы увидеть те места. И вы должны копнуть на двадцать футов (6,10 метров), чтобы найти троны, на которых они сидели, император Рима; когда я был в Риме и на юге в Египте.
77 Видите, все это снова превращалось в исторический прах, потому что это был неправильного рода абсолют. Верно. Это неправильно. Это потерпело неудачу. Это были человеческие абсолюты. И каждый человеческий абсолют и каждое человеческое достижение должны придти к праху. Они должны придти к праху. Они – неверного рода, так что они подводят.
78 Только подумайте о нашей нации. Когда нас ждут неприятности, если кто-то делает что-нибудь, и они проводят расследование этого здесь, возможно, в небольшом городском суде, каком-то полицейском суде, затем оно продолжается, продолжается, и, наконец, это приводит к Верховному Суду. Так вот, Верховный Суд - национальный абсолют. На этом все. Вот, в Канаде, наши друзья из Канады могут отправиться из Канады к королеве. Но в Соединенных Штатах –это Верховный Суд. Это абсолют. Иногда нам не нравятся их решения, но мы должны слушать их, так или иначе. Так точно, сэр. Мы не соглашаемся с этим; в какой-то момент нам не нравится решение, но это – абсолют этой нации. Нация привязана к этому. Это – конец всех аргументов. Когда тот Верховный Суд говорит: "Вы виновны", – то вы виновны. У нас должно это быть; если у нас этого нет, то у нас нет нации. Что, если бы у нас не было ничего подобного? Конечно. Для всего есть абсолют.
79 Есть абсолют в бейсбольном матче. Это - судья. Верно. И если он говорит, что это – страйк (в бейсболе страйк (strike) — штрафное очко, получаемое бэттером, который промахнулся по мячу или не стал бить по нему, пролетевшему в зоне страйка (воображаемого прямоугольника, ограниченного по краям боковыми краями дома, сверху — уровнем подмышек бьющего, снизу — уровнем его коленей), вот что это значит. Не имеет значения, что ты говоришь, что я думаю, как я это увидел, как ты это увидел. Это - то, что он сказал. Это - абсолют. Если он говорит: "Страйк", – ты должен согласиться с этим, потому что, потому что это будет записано так: "Страйк". Что, если бы не было никакого судьи, кто был бы прав в данный момент? Один сказал: "Это был страйк". Другой сказал: "Это никакой не страйк; это был болл (в бейсболе бол (ball) — штрафное очко, получаемое питчером, который бросил мяч мимо зоны страйка), это был..." Да у вас был бы хаос. Вы бы не знали, что делать.
80 Там где-то должен быть тот, чье слово окончательно. Аминь. Я чувствую себя прямо сейчас по-настоящему хорошо. Слава. Аллилуйя. Там должно быть что-то, что является окончательным. Я так рад этому. О, вот, есть кто-то, кто может сказать, грех это или не грех. Я так рад этому. Я рад абсолюту. Не утверждениям, нет нужды в утверждениях. Судья сказал: "Страйк", – вот что это значит; зарубите это себе на носу, что это страйк, и продолжайте игру. Когда Бог сказал что-нибудь, что это так, нет необходимости спорить об этом. Вот что это значит. Он так сказал. Это – христианский Абсолют; то есть, если он христианин. Бог сказал: "Сделайте это таким образом", – это так, как надо сделать. Не спорить: "Хорошо, – говоря, – это не так, это..." В этом нет нужды. Бог так сказал; на этом вопрос решен. Это абсолют для настоящего верующего. Так точно.
81 Что если бы не было чего-то подобного, где бы мы были? Были бы правы методисты, баптисты, пресвитериане, лютеране, или кто был бы прав? Видите, у нас было бы... Это причина того, что у нас… у нас был бы хаос. И это есть та причина. Они были отвязаны от того абсолюта, это причина того, что они стали блуждать с теми иными звездами.
82 Но есть абсолют. Должен быть абсолют. Должен быть абсолют. И есть Абсолют. Это Слово. И что говорят другие, не имеет значения. Да, сэр.
83 Так вот, если бы мы не имели судьи в бейсбольном матче, каждый бы стал таскать другого за волосы и ссориться, и драться. Видите? Это причина того, что мы нуждаемся в абсолюте в христианстве, чтобы прекратить это выдирание волос и споры, и драки. Понимаете? Слово сказало это, и на этом все улажено. Не прибавляйте к Этому или отнимайте от Этого. Просто оставьте Это так, как есть.
84 Вы знаете, есть абсолют для транспорта; это светофор, сигнал для регулировки движения. Что если в какое-то утро он не станет работать? О, вот те на. Вы когда-либо в таком бывали? Я бывал. Без сомнения, любой водитель бывал. Что если тот светофор не работает? Тогда каждый волнуется. Они подъезжают туда, и каждый говорит: "Я был здесь первым". Другой говорит: "Позволь мне тебе кое-что сказать; мне надо на работу". О, ужас. Затем женщины размахивают сумочками, а мужчины дерутся на кулаках, и вы говорите о хаосе... Должен быть абсолют, что-нибудь говорящее: "Это правильно", – и все тут. Когда тот свет сказал: "Остановись", – это означает остановиться. Когда он говорит: "Езжай", – это означает ехать. Если не так, вы окажетесь в беде.
85 И таким образом и в христианской жизни. Есть место стоянки, и есть место для езды. Божье слово является тем Абсолютом. Это – Христос. Да, сэр. Если вы...
86 Если сигналы уличного движения не включены, то мы встрянем в пробку. И я думаю, что это то, во что мы сегодня встряли там, в религиозном Пентагоне: в пробку из делающих себя верующими, неверующих, да и прочего, сбитого в кучу. Вы встряли в пробку. Почему? У них нет никакого абсолюта. Каждый говорит: "Хорошо, мы... Мы – это абсолют". Другой говорит: "Мы абсолют".
87 Бог является этим Абсолютом. Он сказал: "Пусть каждый отличающийся от Моего абсолют будет ложью. Мой – это Истина". Так что есть Абсолют для Христианства. Это конец всех аргументов. Библия так сказала, что делает это верным. Да, сэр. Должен быть абсолют во всем.
88 Некоторые точно как церкви сегодня, у большинства церквей свой собственный абсолют. У каждой свой собственный, нечто вроде дней судей, когда каждый человек поступал так, как ему казалось справедливым. Но это не правильно. Понимаете, это было, когда не было Божьего Слова и пророков. Слово – это Абсолют. У них был свой собственный абсолют. Каждый говорил, что они - истина и путь: "Мы - истина и путь".
89 Но Иисус сказал, что Он был Истиной и Путем: Истиной, Путем и Светом. Это верно? Вот оно что, Он – это Слово, таким образом – этот Абсолют. А деноминационные абсолюты – это совсем не то, они неверны, выбросьте их из головы.
90 Итак, человек делает правильное в своих собственных глазах, но у Бога есть для него способ, как это сделать. Видите, когда Бог и Его Слово, и Его пророки отсутствовали, каждый человек просто поступал так, как хотел.
91 И это то, что происходило в этот день, каждый говорил: "Я… я принадлежу к этому". Ты христианин? "Я пресвитерианин". Ты христианин? Я спрашиваю вас. Одна девушка сказала: "Я даю Вам понять, что я каждый вечер зажигаю свечку". Другой человек в молитвенном ряду сказал, я спросил его, был ли он христианином, сказал: "Я американец. Как Вы смеете". Какое это имеет к тому отношение? Видите, они привязаны к нации. Другой привязан к организации, догмам.
92 Но "христианин" означает "подобный Христу". И единственный способ, которым вы можете быть подобными Христу, - это чтобы Христос-Слово был в вас. Это предел. Да. Я понял это еще прежде своего обращения, и я рад тому, что Бог ухватил меня прежде, чем это сделала церковь. Так что я знал, когда я...
93 Прекрасный баптистский служитель, брат Нэйлор, он сегодня во славе, он пришел, он говорил со мной. И, о, есть много людей, которые говорили со мной, когда я… я пытался найти Бога. Проповедник адвентистов седьмого дня хотел, чтобы я присоединился к ним, и так далее. Но я понимал, что если я собирался быть христианином, то я… я не мог бы сказать: "Так вот, я - адвентист седьмого дня". Вот, все это нормально. "Я баптист". Это нормально, понимаете, но я должен был иметь нечто немного более надежное, чем это. Я… я не мог положиться на это, потому что каждый пребывал в нерешительности.
94 Я подумал: "Есть где-нибудь кто-то, у вас должно быть нечто такое, что верно, где-нибудь".
95 Так что я нуждался в абсолюте, поэтому я ухватил один, Божье Слово. Итак, я прочел в Слове, что Он является Словом, Святого Иоанна 1. "И на этом Абсолюте Я построю Церковь Мою". Правильно, поэтому я ухватился за Него в Его Слове. В Откровении 22:19 сказано: "Кто бы ни отнял одно слово из Этого или прибавил одно слово к Этому..." Это Абсолют. Это конец всей борьбы. Это Абсолют. "Кто бы ни отнял что-нибудь от Него или прибавил что-нибудь к Нему, – сказал Бог, – Я просто лишу его участия в Книге Жизни", – так что Это должно было быть Абсолютом. И Иисус сказал, что не хлебом одним должен жить человек, но всяким Словом. Тогда я понял, что это должно было быть "всякое Слово". Сказано: "Заповедь на заповедь, и правило на правило..." Это тот способ, которым Оно должно приходить, просто в точности так, как Оно написано.
96 Затем Он сказал: "Если пребудете во Мне, – Он является Словом, – Мои Слова в вас пребудут, можете просить, о чем пожелаете". Я узнал тогда, что если Христианство было Словом Божьим, а Он был Словом, то принимая Слово, Слово, живущее через Него, в таком случае я знаю: "Если пребудете во Мне, и Слово Мое в вас, просите, о чем пожелаете". И если вы будете в Слове и частью Слова, то вы просите только то, что говорит вам просить Слово. Знаете день, в котором вы живете, затем и просите соответственно.
97 Так что вернемся к теме разговора, производит... Говоря теперь это о себе персонально, просто я привязан. Я привязан к Иисусу Христу, к Нему, Его Словом. Он - мой Абсолют.
98 Я нашел, что у всех этих деноминаций и тому подобном был свой абсолют. Каждая, каждая, у них есть свой собственный абсолют.
99 Католик, когда тот папа что-либо говорит, вот он. Это абсолют католической церкви. Мне все равно, что говорит священник, что говорит епископ, что говорит кардинал; когда говорит папа, тогда это меняет дело. Это абсолют. Это правильно.
100 В методистской церкви и во многих из протестантских деноминаций то, что говорит епископ, является абсолютом. Вот так-то. То, что говорит вероучение, является абсолютом.
101 У пятидесятников это то, что сказал главный блюститель, можете ли вы пригласить этого человека для проведения пробуждения или нет. Это абсолют. Если вы не согласны с его словами, вас вышибут из организации. Видите, Слово вообще не рассматривают. Понимаете? Вы получаете эти абсолюты, каждый имеет свой собственный абсолют.
102 Но, вы знаете, я не говорю это кощунственно. Я говорю это ради истины. Я чувствую себя как Павел, когда он сказал в Деяниях 20:24: "Ничто из этого меня не волнует". "Я рассудил не знать у вас ничего, кроме Иисуса Христа, и Его распятого". Меня не беспокоят эти абсолюты: то ли это папа, епископ или главный блюститель, или… или советник, или система, или что бы то ни было; ничего из этого меня не волнует. Мне не важно, говорят ли они: "Хорошо, мы… мы не при…" В этом нет никакой разницы. Я настроен знать только Иисуса Христа, Его Слово, ставшее проявленным посреди нас. Я привязан к Этому. Это мой якорь. Я бросил якорь в Это.
103 "С тех пор, как я..." Павел сказал: "С тех пор, как я встретил Его на дороге, я обратился. Я... Он привел меня в порядок".
104 Ой-ой-ой, как Он привел меня в порядок. Какую правку Он должен был на мне произвести. Но с тех пор, как Он привел меня в порядок, я был привязан к Этому. Я видел, что Слово было Истиной; все вопреки Ему было неверным.
105 Вы знаете что? У Него была цель спасти меня. У Него была цель спасти вас. И я предопределен посредством Его воли к исполнению Его воли. Это причина того, что Он сделал это, я не знаю, почему Он сделал это.
106 "Не прибавляйте к Этому или не отнимайте от Этого..." Как я сказал, в Откровении 22:19 сказано не делать этого. Если Он – наш Абсолют, то не может быть иначе. Нет никакого пути для того, чтобы было иначе. Он должен быть Абсолютом, последним Словом.
107 Вы знаете, были миллионы во грехе, когда я был спасен. У Него была цель спасти меня. Я чудной среди братьев, много раз: верю в предопределение, семя змея, крещение во имя Иисуса Христа и все тому подобное, что кажется... И видения, и сила Христа возвратились назад, и осуждения организаций и тому подобное. Я чудной, но у Него была причина спасти меня, цель для того, чтобы сделать это. Он спас меня, когда есть миллионы других в грехе, но Он спас меня по какой-то причине. Там были образованные мужи, были умные мужи, были теологи, были епископы и доктора, и так далее, на этом поле, когда он спас меня, но Он спас меня по какой-то причине.
108 И я вижу, что Слово – это Абсолют, и я привязан к Этому и решил, что не буду знать ничего иного, кроме Иисуса Христа, и Его распятого. У Него для этого была причина, и я настроен держаться той причины. Независимо от того, что кто-либо еще говорит, я не отлучаю их или бесчещу их, но я знаю то, к чему я привязан. Он желал меня такого. У Него я такой. Я был соделан таким с целевым назначением. Я должен был быть составлен из всех этих качеств и так далее, и всего этого никчемного, так чтобы Он смог выкорчевать это из меня, вставить туда нечто, что было Его Словом. И я принял решение не знать ничего иного, кроме Христа.
109 Смерть Христа была абсолютом. Это был абсолют. Это был конец всему страху для тех, которые были запуганы смертью. Тогда Его смерть является абсолютом.
110 Люди боятся смерти. Даже Иов боялся смерти. Но когда он увидел видение... Он знал, что все умерли: его семья, его… его дети. Даже его жена обратилась против него, потому что от него… него воняло от его… его нарывов; он сидел в своем доме на кучке пепла, выскребывая свои… свои нарывы. И его жена даже сказала: "Почему ты не проклянешь Бога и смертью не умрешь?"
Он ответил: "Ты говоришь как глупая женщина". Видите?
111 Затем, когда Элиуй говорил ему... В один из этих дней я хочу для вас разобрать по частям это имя "Элиуй" и показать вам, что это был Христос.
112 Когда он был в том состоянии, и все складывалось против него, тогда он увидел видение того Праведника. Он хотел найти Человека, который смог бы встать в проломе за него, подать Свои руки греховному человеку и Святому Богу и стоять таким образом. И Бог позволил ему увидеть Это за четыре тысячи лет. Это был его абсолют. Он встал и отряхнулся. Аллилуйя.
113 Когда человек боится смерти, восстаньте и встряхнитесь, изучайте Слово и увидьте, каково видение Бога.
114 Он увидел то видение, он сказал: "Я знаю, мой Искупитель жив, и в последние дни Он будет стоять на этой земле. И я привязываю себя к этому. Хотя подкожные черви разрушат это тело, все же в моей плоти я увижу Бога, Которого я увижу сам. Я привязан к этому", – сказал он. Он видел это. Это было обещание Бога.
115 Он наблюдал за законами природы. Как я говорил вам о взаимосвязанности закона природы, взаимосвязанности Слова, взаимосвязанности Божьих деяний, все взаимосвязано. Он спросил в Иова 14. Он сказал: "Для дерева есть надежда, если оно умрет; для цветка, если он умрет, и так далее". Но сказал: "Человек ляжет и отошел; он распадается; его сыновья приходят, чтобы воздать ему почести; он не чувствует этого. О, – тогда он сказал, – если бы Ты сокрыл меня в могиле, сокрыл меня и держал меня в потаенном месте, пока пройдет гнев Твой". Он боялся смерти.
116 Но когда он предсказывал, будучи пророком, видел воскресение Иисуса Христа, он кричал: "Мой Искупитель жив". Следите, он называл Его "Искупителем". Следите. "Я знаю, мой Искупитель жив, и в последние дни Он должен стоять на земле; хотя после мои подкожные черви разрушат это тело, все же в плоти моей я узрю Бога". Бог и Искупитель были тем же самым: Бог и человек сделались одним. "Я узрю Бога, Которого я узрю; мои глаза будут созерцать, а не другого". Аминь.
117 Никого иного, но того Искупителя, Бога, Которого созерцают мои глаза. Он – Абсолют. Он – Абсолют. Он убирает все страхи смерти. Он убирает все страхи.
118 В Евреям, 2-ой главе, 14-ом и 15-ом стихе, следите... Он принял форму человека, чтобы умереть, как подобный нам, одному за всех. Он принял форму человека. И этот Искупитель сошел и был создан человеком, таким образом Он мог умереть, один Человек за всех людей. О, как Он сделал это? Для чего Бог стал человеком? Чтобы уплатить за наказание человека.
119 Но Пасхальным утром Он появился с ключами от смерти, ада и могилы. Аминь. Бог, Который мог умереть на кресте, и могила не смогла удержать Его; ничто, ад не смог удержать Его. Ничто не смогло удержать Его. Он воскрес. Он имел ключи. Он воскрес, Победитель, потому что Он победил и смерть, ад, могилу. Когда Он был на земле, Он победил болезнь. Он победил все. Он победил религиозные предрассудки. Он победил все, что должно было быть побеждено. И вышел с ключами от смерти, ада и могилы, звенящими на Его боку, и взошел на Высоту, и дал дары человекам, и вернулся в день Пятидесятницы и передал их Петру, Церкви. Аминь. Он - наш Абсолют. Все страхи смерти... Поскольку Он живет, мы живем также.
120 Римлянам 8:1: "Итак, оправдавшись верой, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа". Мы узнаем... Я полагаю, что это - Римлянам 5. Мы узнаем... И… и Он – наше оправдание. Бог воскресил Его в третий день, чтобы оправдать нашу веру, что мы верим этому. И Он поднял Его для оправдания нашей веры. Что Он затем совершил? Он послал Его обратно, Оправдателя, потому что наша вера верит этому. Дух Святой, Христос, входит в это для нашего оправдания, потому что мы восстали от смерти к Жизни. И теперь мы сыновья и дочери Божьи, восседающие на небесных местах во Христе Иисусе, оправдавшего нас Своим воскресением.
121 Это дает нам оправдание, знать, с… с залогом нашего спасения внутри нас теперь, что сама Жизнь Христа пульсирует в нас. И как мы можем затем отрицать Слово? Что Он является Словом, дающим нам эту уверенность. Дух Святой там. Что это? Это по-прежнему та Полярная звезда, Христос - та Полярная звезда. И Дух Святой – это то оправдание, которое направляет верующего прямо на Полярную звезду. Правильно.
122 Святой Дух будет всегда указывать на Слово. Если это указывает на вероучение или деноминацию, то это не Святой Дух. Он не мог сделать такого, указать прочь от Своего Слова, когда Он умер, чтобы подтвердить то Слово и сделать то Слово реальным. Аминь. Он умер, чтобы Он мог войти Сам в то Слово. Он – это оживленная Жизнь, делающая снова живым то Слово. Это было целью Его смерти, чтобы Он все еще мог выражать Себя через Свою Церковь и заставлять каждое Слово на протяжении каждого периода действовать в точности так, как оно должно действовать.
123 Он - Движущие силы этих механизмов. Механизмы Церкви, что это? Апостолы, пророки, учителя, так дальше. И Он – Динамическое усилие, что движет ими. И это двигалось определенным динамическим усилием, которое называется... Он… Он – Пламя, сжигающее это топливо. Он – Пламя, находящееся в камере сгорания, что когда топливо, Слово, проходит по той камере сгорания, Он является Тем, Который охватывает его огнем. Он - Тот, который усиливает его. Он - сила воскресения. Он - Бог. Он… Он - Пламя; вот Он какой.
124 "Беспрекословно, – сказано в 1-ом Тимофею 3:16, – великая тайна благочестия; Бог был проявлен во плоти, показал Себя ангелам, вознесся во славу". Он был Богом, пришел занять место грешников. Так точно, сэр. И когда Он, Бог, воскресил Его в третий день, это было для нашего оправдания. Поэтому, вознесенный одесную Величия на высоте, Он - Ходатай, чтобы ходатайствовать по поводу наших… ради наших немощей, так как мы исповедуем их Ему и умираем для себя, помещая Его Слово обратно в нас, обетование. И наша вера делает то слово живым, потому что Христос находится в нас, Катализатор для Слова. Мм.
125 Как я хочу, чтобы церковь смогла увидеть это; все доказательства и раздор были бы законченными. Это был бы Верховный Суд. Это Полярная звезда. Аллилуйя. Это конец всей борьбы. Это конец всех вопросов. Это конец всего. "Бог так сказал", – это Абсолют. Привяжите себя к Этому. Павел сказал: "Ни настоящее, ни будущее, смерть, болезнь, нагота, опасность, ничто не может отделить нас от Этого". Мы привязались к Абсолюту. Сказал: "Для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение". Ничто иное не удержится, кроме этого. Это Абсолют.
126 Он - наш Абсолют, потому что мы имеем гарантию воскресения, потому что Он воскрес в нас. Как мы узнаем? Он живет. Он делает здесь точно то, что Он делал, когда Он был здесь на земле. Он - тот же самый Столп Огненный, который у нас там на картинке. Он - Тот же самый в Церкви. Он сегодня здесь, и в этом теле Он совершает и действует точно так, как Он действовал тогда.
127 Если жизнь арбузного стебля поместить в тыкву, то она никогда не принесет другую тыкву; она не может, потому что это будет арбуз, поскольку в ней жизнь арбуза. "И если Мои... вы пребываете во Мне и Мои Слова в вас, просите, чего пожелаете". У вас будут арбузы. Аминь. Абсолют, я знаю, что это - Истина. Я привязал мою душу к этому, и я знаю, что это Истина. Божье Слово, Он - наш Абсолют.
128 Во 2-м Фессалоникийцам, 2-ой главе, мы читаем, что мы будем восхищены с нашими любимыми, чтобы встретить Его в воздухе. О, как мое сердце бьется навстречу каждому Слову в Его Книге стуком "аминь". Бог сказал: "Мы будем восхищены в воздух, чтобы встретить наших любимых". "Аминь," – сказало Слово в глубине моего сердца, ибо эти Слова в нем.
129 "В сердце моем сокрыл я Слово Твое, Боже, чтобы не грешить перед Тобой. Я навязал их на персты мои, на спинку ложа моего. Ты всегда предо мной. Не поколеблюсь".
130 Да, даже если я пойду долиною смертной тени, не убоюсь зла, ибо Ты - мой Абсолют. Я пройду через нее, и Ты выведешь меня, я войду на лодке моей в глубокие воды, Ты будешь... Ты - мой якорь. Аминь. Ты там, за завесой. Ты Тот, кто проведет меня через шторм. Ты Тот, кто будет там, моим Якорем во славе, когда я сойду в тень этой долины, тень смерти. Когда я подойду к Иордану, когда я должен пересечь его, Он - мой Абсолют. Я привязан с другой стороны к Воскресшему; Он протянет меня через опасные воды. "Не убоюсь зла, ибо Ты со мной". Аминь. Пусть шторм бушует, жизнь, смерть, чтобы то ни было, ничто не...?... Я привязан к тому Шесту.
131 Тот шест держится. Он держится внутри за завесой. Он заякорен. Он заякорен за Бога на той стороне. Он заякорен за мое сердце. Святой Дух – это то, что движет мной к тому обетованию. "Я Есмь", – не "Я буду, Я был, Я когда-нибудь буду". "Я есмь Воскресение и Жизнь," – говорит Бог. "Верующий в Меня, хотя и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек".
132 Пусть смерть делает то, что хочет, это никогда не обеспокоит меня. Поскольку я убежден. Я убежден в том даже в болезни, которая могла бы забрать меня, или перед лицом пули из ружья, в один из дней могущей забрать меня. Я не знаю, как это будет. Какая мне разница. "Для меня жизнь Христос, и смерть – приобретение". О, Боже. Ибо я тверд; я знаю Его, стоящего там, на той стороне реки смерти, где Он в один из дней перетащит меня в Свое Присутствие, оправданного Его праведностью, которую я принял от Его смерти крестной. Бог стал плотью посреди нас, все еще плоть в нас, все еще Дух в нашей плоти. Аминь.
133 Он мой Абсолют. Он все для меня. Что-нибудь вне этого, ничего не приношу в моих руках. Я не знаю ничего иного, за исключением Христа, и притом распятого; не хочу слышать ничто иное, кроме Христа, и притом распятого. Мое сердце говорит "аминь" на каждое из Его обетований. Вот почему я знаю, что Его Святой Дух – это Компас, который ведет меня к Слову.
134 Никогда не было ни одного видения, говорившего мне что-либо кроме того, что было верно по Слову. О, вот где я получил мою гарантию, брат. Той ночью, когда Он сказал мне об этом, что, я следил за теми видениями. И я привлеку ваше внимание, говорило ли то видение когда-нибудь что-либо противоречащее Слову? Никогда оно не было ошибочным. Почему? Это Бог. Это – мой привязной шест.
135 И я знаю, что однажды утром в видении я видел моих любимых там, за рекой. Они там. Я направляюсь в ту Землю Обетованную. Я собираюсь встретиться там когда-нибудь. Да, несомненно.
136 Он – мой Абсолют. Он – мое Солнце. Он – моя Жизнь. Он – мой привязной шест, моя Полярная звезда. Он все, о чем я мог когда-либо помыслить. Он такой для меня. Он – моя Жизнь.
137 Деноминации, мне... Не задевая ваше самолюбие; я не хочу делать этого. Но Слово подобно мечу обоюдоострому. Оно не может ударять, не порезав, понимаете, особенно когда Оно режет в темноте. Заметьте, деноминации подобны иным звездам; они движутся с мирским круговоротом. Правильно. Всяким путем, которым идет мир: позволяют своим женщинам стричь их волосы, носить шорты и все тому подобное; это попросту выходит из Голливуда и всего подобного. Но, о брат, Оно все еще остается Истиной, что нерушимое Слово живого Бога - все еще Истина. Оно мой Абсолют. То, что Оно говорит, - Истина. Пусть деноминации идут, куда им вздумается. Они хотят опровергнуть Имя Иисуса Христа посредством титулов, это по ним. Но по мне: "Нет иного имени под небесами, данного человекам, которым надлежало бы вам спастись". По мне – это основа Слова; вот где краеугольный камень. Я не хочу двигаться ни с одной деноминацией.
138 У меня есть Компас внутри меня. Дух Святой направляет меня прямо в точности на Абсолют. "Ибо небеса и земля прейдут, но Мои Слова никогда не прейдут". И я сокрыл Это в сердце моем, и Святой Дух направлял меня прямо на Это. Я тверд в том, чтобы не знать ничего иного. Это мой Абсолют. Только позвольте подобному произойти. Это тот способ, которым я хочу этого. О, блаженство. Итак, брат, сестра, сотворите ваш Абсолют в Нем. Да, сэр.
139 Во дни тревог, которые были у меня здесь не так давно, потерял жену, детей, все. Кто-то сказал мне, спросил: "Ты держался своей религии?"
140 Я ответил: "Нет, она удерживала меня". Понимаете, у меня был Абсолют, чтобы знать, что когда-нибудь я увижу их снова. Аминь. Я, возможно, не сделал бы этого, если бы у меня не было того Абсолюта. Вот в чем была разница: то, куда я был привязан, потому что я знал, что снова увижу их.
141 Теперь благодатью я привязан к Тому, Который сказал: "Я Есмь", не "Я был". "Я Есмь", – везде… вездесущий, все… всеведущий, все… всемогущий, бесконечный, что Он не "Я был." "Я Есмь". Он все еще Воскресение. Он все еще Полярная звезда. Он все еще все для меня.
142 Моисей имел абсолют. Когда он встретил тот горящий куст, который был абсолютом для него. Когда Иисус, когда Иисус...
143 О, вы знаете, когда-нибудь, когда вы примете абсолют, абсолют приведет вас к парадоксу. Правильно. Да. Парадокс – это нечто такое, что реально, но не может быть объяснено. Это парадокс.
144 Когда Иисус, стоящий там и видевший, что у него была необходимость... Бог уполномочил его идти туда и захватить ту землю, изгнать все те народы и… и поместить Израиль на этой земле. И однажды эти войска были разбиты и бежали из страны. И… и первым делом, вы знаете, он знал, что он должен их бить, пока не разобьет их. Потом, когда он делал так, стало заходить солнце. А Иисус был привязан к Абсолюту, Слову Божьему, Творцу. Он был привязан к труду, который он должен был совершить. Аминь.
145 Время от времени неприятно делать это; ты должен задевать самолюбие, резать и рубить. Но это - Абсолют.
146 У него была нужда. Он сказал: "Солнце, ты стань неподвижно вон там. Луна, ты виси прямо здесь". И в течение двадцати четырех часов она стояла неподвижно. О, говорите о парадоксе. Но он был привязан к абсолюту с полномочиями. Так точно, в самом деле, Бог уполномочил его.
Иоанн был уверен, что он увидит Голубя, когда Тот сойдет на Него.
147 Когда я увидел тот Столп Огненный как Павел на дороге в Дамаск, я узнал, что это был Божий Абсолют. Туда приходило пробуждение, которое собиралось охватить страны. Я узнал, что Это предвозвестит второе Пришествие Иисуса Христа, и я сегодня все еще верю этому. Это мой Абсолют, хотя это было парадоксом. Несомненно, это было парадоксом, что Столп Огненный висел высоко там, в небе, и газеты и все такое прочее поместили Его снимки.
148 Это был парадокс, недавно 15-ого марта, или 15-ого мая, я полагаю... нет, 15-ого марта, это в прошлом году. Когда, за три или четыре месяца, в "Господа, Который час?" сказал, что мы пойдем туда, и встречу семь Ангелов и вернусь назад, и Книга Семи Печатей будет открыта. И стоял прямо там с братом Фредом Сотманном, который только что сказал там "аминь", стоял там с ним, как же, я сказал им: "Будет грохот, что встряхнет эту страну". И я сказал: "Это будет там. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ". Это находится на лентах, лентах, лентах, из Финикса, отовсюду. "Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ".
149 Однажды, стоя там, снимая репейник, или маленькую головку со своих штанин, вот как это было, там те семь Ангелов сошли с небес и поколебали место так, что камни, весящие пятьдесят (23 кг) или шестьдесят фунтов (27 кг), катились вниз по склону. Там стояли семь Ангелов, стояли там, был уполномочен возвратиться и принести эти послания, и сказал, что один за другим они встретят и скажут то, что произойдет. И это произошло точно таким образом. И когда они поднялись ввысь, вот так, двинулись на тридцать миль (48 км) в высоту в воздух; и в тот же самый день они сняли фотографию Этого, наука сделала, и она пошла по всему миру. Это парадокс, но это был Абсолют. Это еще туже привязало меня к Иисусу Христу, намотало мою жизнь на Него. Я знаю, что это казалось странным. Это всегда...
150 Это было парадоксом для Павла: встретить Иисуса на дороге в Дамаск. Это парадокс, когда Бог изменяет сердце черного грешника и убеляет его в Своей собственной Крови. Это парадокс. Конечно. Вы верите в парадокс? И тот парадокс, если он соответствует Слову Божьему, может быть вашим Абсолютом. Обращение Павла было парадоксом и стало его абсолютом.
151 Припоминаю, что здесь какое-то время назад я сидел со старым аптекарем, и мы разговаривали в комнатке. Он сказал: "Брат Бранхам, я хочу у тебя кое о чем спросить". А он сам был баптистом. Он спросил: "Ты веришь в парадокс?"
Я ответил: "Несомненно. Конечно, верю".
152 Сказал: "Я бы не сказал этого больше никому, кроме тебя, – сказал, – но я… я знаю, что ты веришь в это".
153 Он сказал: "Во время депрессии, – сказал, – когда у людей должно было быть предписание из округа, чтобы получить медикаменты для больного". И сказал: "Однажды я сидел в задней части аптеки". Сказал: "Мой сын обслуживал покупателей". И сказал: "Я увидел вошедшую женщину". Сказал: "Она была... Ты мог бы увидеть, что она вскоре собирается стать матерью". И сказал: "Это маленькое создание едва могло подняться. И ее муж был бедно одет, они оба. И она оперлась о стенку прилавка. А он прошел и спросил моего сына; он сказал: "У меня здесь рецепт от врача". Он спросил: "Вы не отпустите это для меня и не позволите забрать мою жену домой? " Он сказал: "Я попытался ее оставить в той очереди. Только выгляните туда на улицу, – сказал он, – она подойдет через четыре или пять часов". И сказал: "Она не в состоянии стоять теперь, Вы можете видеть".
154 И молодой приятель ответил: "Сэр, я… я не могу сделать этого". Он сказал: "У меня сначала должно быть то предписание, – сказал, – поэтому я… я не могу сделать этого. Это полностью противоречит правилам"… И сказал...
155 Его папа сказал, что он сидел там сзади, слушая, видел то, как говорил парнишка. И он сказал: "Минуточку, сынок. В чем дело?"
156 И сказал, что он подошел туда. И старик, настоящий христианин, настоящий освященный старик, он сказал: "В чем дело, мой милый брат?"
157 И тот ответил: "Сэр, – он сказал, – я... Моя жена, она прямо сейчас готова родить". Он сказал: "Я… я... У меня здесь предписание от доктора, какие-то медикаменты; она должна получить их прямо сейчас". И сказал: "Я… я предложил ей постоять там в этом помещении". И сказал: "Я… я... Посмотрите на эту очередь, – сказал, – я сомневаюсь, смогу ли я попасть туда в этот день". Сказал: "Я только хочу поинтересоваться, не отпустите ли Вы его для меня?" Сказал: "Я буду… я буду стоять там, я… я получу для Вас деньги, предписание, что округ за него Вам заплатит".
158 "Ну конечно, – он сказал, – конечно, сэр, я приготовлю его для Вас". И просто положил то предписание, отошел назад. Он сказал, что его мальчик отошел назад и начал обслуживать кого-то другого.
159 Сказал: "Молодая леди выглянула наружу, два или три раза. Она просто стояла там, и пот выступал на ее лице, знал, что она была очень больна. А тот брат стоял там, обняв ее своими руками, вы знаете, говоря: "Просто потерпи, дорогая, теперь только еще чуточку". Сказал: "Добрый аптекарь пошел приготовить нам немного лекарства".
160 Он сказал: "Я приготовил лекарство так быстро, как только мог, и заполнил свой рецепт". И сказал: "Когда я стал его вручать ей в руку, – сказал он, – брат Бранхам, я посмотрел, и я положил его в пробитую гвоздями руку". Он сказал: "Я увидел терновые колючки на Его брови". Он сказал: "Я закрыл свои глаза и отвернулся". Он сказал: "Я понял прямо тогда, что поскольку я сделал одному из "Моих малых сих", это было сделано Ему".
161 Спросил: "Ты веришь этому?"
Я сказал: "Всем своим сердцем, доктор, я верю каждому слову".
162 Что это? Он сказал: "С тех пор Христос стал мне еще дороже. Поскольку я сделал это для той женщины, – сказал, – это был парадокс. Это, без сомнения, произошло, но обычные люди не поверили бы в это". Но сказал: "Я думал просто рассказать тебе про это, потому что я знаю, что у тебя были такие переживания".
Я ответил: "Да, сэр. Это верно," – сказал я.
163 Я припоминаю, когда, Святой Мартин, читал о нем. Когда он был только мальчиком, он был призван Богом. Его народ был язычниками. И его отец был… был из разряда, о, я не знаю, я думаю, военных, и… и это правильно для их сыновей идти по их стопам. Он сказал... Однажды через город проходил... Я теперь забыл, где это было. И я думаю, что он был французом. И он сказал, что он собирался пересечь мост; и там лежал старик, замерзал до смерти, очень холодная погода. И люди, проходящие мимо, ничего не хотели дать ему. И сказал, что он остановился. И люди, безусловно, утверждали, что были верующими, и проходили мимо, позволяя старику лежать там. И он просил что-либо, во что ему обернуться, говоря, что он замерзает до смерти.
164 И Святой Мартин проходил там, прежде своего обращения, вот, взял свой плащ, будучи солдатом, и разрезал его на две половины, и обернул старого бродягу в него вот так, в другую завернулся сам. Люди смеялись над ним, говоря: "Потешный солдатик в половинке плаща". Видите, это заставляет вас делать странные вещи. В нем было нечто, что он верил, что там был Бог.
165 В ту ночь, после того как сменился и немного поспал, он проснулся. Кто-то разбудил его, и он взглянул, у его кровати стоял, и там стоял Иисус, обернутый в тот другой кусок плаща. Таково было начало Святого Мартина.
166 Что это было? У него был Абсолют, что Слово Божье верно. "Что вы сделали одному из малых Моих, то вы сделали мне". Брат, я привязан к тому Абсолюту. И я знаю, что каждый из вас...
167 Вместо того, чтобы в это утро призывать к покаянию, я думаю, что я хотел бы сделать призыв к посвящению. Давайте посвятим сами себя этому Абсолюту. Вы верите, что Слово – это Божий Абсолют? Вы верите, что Он Тот же Самый сегодня, каким Он был всегда?
168 Здесь есть служители, разве вы не желали бы посвятить свои жизни, просто принять Абсолют? Что мы хотим сегодня? Чего мы хотим: членской карточки или рекомендательных писем? Мы хотим Иисуса Христа. Мы не привязаны к членской карточке. Мы привязаны к Слову Божьему: Иисус Христос – Тот же Самый вчера, сегодня и вовеки. Вы верите этому?
169 Давайте просто встанем на наши ноги и вновь посвятим свои жизни. Я желаю также и свою. Я заново привязываю себя. Я снова проверяю, как завязаны мои узлы. Я проверяю мой абсолют. "Господь, если есть во мне что-либо кроме Твоего Слова, удали это. Я не знаю ничего иного кроме Тебя. Я хочу не знать ничего иного кроме Тебя". Теперь, каждый, своим собственным способом...
170 Я говорил с вами в течение недели. Я сказал вам Истину. Бог подтвердил Истину. Он делал это снова и снова, и снова. Вы знаете, что такое Абсолют. Так вот, для вас и для меня совместно: все вы, женщины, все вы, мужчины, мальчики, девочки, независимо от того, что вы, давайте... Все вы, хор, о, все вы, люди, находящиеся здесь, повсюду все вместе: внизу, на балконе, вдоль стен, сзади в крыле, везде, где мы находимся, давайте примем Иисуса как наш Абсолют, потому что мы должны прийти в долины смертной тени. Я не знаю ничего иного, кроме Него. Он - мой Абсолют, потому что Он воскрес в моей жизни, и я знаю, что Он реален.
171 Давайте теперь просто вознесем свои руки и помолимся. Давайте проведем наше служение посвящения.
172 Господь Иисус, Твое Слово - искони. Оно является началом и концом. Я, за этой кафедрой, сейчас с этой общиной сегодня снова посвящаю себя. Я прошу для этой церкви, Скинии Жизни, о посвящении. Разделайтесь со всеми разногласиями; пусть все это уйдет, предадим прошлое забвению. Служители Евангелия, что беспокоятся и думают, что что-то могло бы произойти. O Боже, мы привязываем себя в это утро к Иисусу Христу, этому Слову, и принимаем решение не знать ничего иного, кроме Христа, и притом распятого. O Полярная звезда, O Дух Святой, O Компас Бога, войди теперь в каждое сердце. И мы посвящаем себя Тебе, во Имя Иисуса Христа. Слава Богу. Аминь. Хорошо, брат...?...

An Absolute

1 Doesn't that just do something to you? It certainly does. Let us bow now in prayer.
Lord, as it's been expressed to us in this lovely hymn, "How Great Thou Art," and we think this morning what would we do if it wasn't for You. And then when we think that You are so great, and then Your love constrained You to be so mindful of us, then my soul can scarcely take it in. It's true. I pray that You'll bless us today now as we further go into the service, that You'd break to us the Bread of Life, which is the revelation of Christ. For we ask it in Jesus' Name. Amen.

3 Brother Ungren is a constant comer to the Tabernacle. And he lives in Memphis, Tennessee, he and his mother, his wife. And the whole family comes to the Tabernacle. And very seldom I get to hear him, because it's always so busy, but this morning I was determined to hear him sing this song. And he sings another one of my favorites, "Down From His Glory." And them are my favorite songs. And I had the grand privilege of meeting his father this morning, the first time I've ever had that privilege, a fine man. And--and Brother Ungren, his father will--will never go as long as his son lives, Morris, 'cause they certainly look alike.
And I've... His wife, Brother Morris Ungren's mother, has just lived these last fifteen years by the grace of God. She certainly has been a great inspiration to me to see that; going through the dark hours that she has, and yet holding onto God's unchanging hand. It expresses to us the genuineness of Christianity, and the faith of those that believe it. So I'm very happy for that this morning.

5 We just had a wedding downstairs. Two of my children got married, and my children from the Tabernacle; our little Billy Simpson and the little Myers girl, they been sweethearts for some time; Sharol, yes. They were... They also are relative here, the little Sharol Myers is, to Brother Ungren and them. So we are happy for them; I see they've taken their place after getting married, go right back in the auditorium of the church, and set down to listen to the service. Those children have always had a deep place in my heart, because they're so respective to the Word. They--they just love the Word. I don't think that--that I call them my children, I don't think they're any better than other children. But they just look to me, and I--I--I look to God for them.

6 Little Billy wanted to get married, and then he was afraid he was going to have to go in the army. And there was two or three of them in that same condition. And those boys come over to me, and said, "Brother Branham, we--we don't want to be shirkers or anything, but we would like for you to ask God." And they give me the basis that they'd like to stay away from the army, if they could; not because they didn't want to defend the country in anything they could do. But the thing was, that if they--if they went, they was going to get among the wrong type of people out there in those (I don't know what you call it) PX's, or ever what you call it, and then they get out there where those half-nude women carrying on. That's no place for a Christian boy, and so God granted their request.
And now, little Billy comes this morning to be married to this fine little Sharol, so we're happy for them. And we wish them the very best in God's Kingdom, for them.

8 And now, this has been a grand time for us. We got a nice Sunday School class here this morning, a packed out church, so we are very happy. And many times, ministers, it--it encourages us to see the people come and hear you. 'Cause, you see, you don't like to speak to empty pews, because they're... We'd speak just the same if there's one person here. But yet it feels good when you think, "If this one misses it, the other one will get it. You see?" And it makes it different, makes it glorious.

9 And now, just in the interviews just now, this is, if we can run into them just fast.
I met Brother Boutliere when I come out, and I hadn't seen him since I been here. I said, "Where you been?"
He said, "Getting turkey dinner ready for them."
And so I was telling him I'd lost some. He said, "You?"
I said, "You haven't changed a bit."
He said, "Neither have you."
I said, "That's really diplomacy." I said, "But, you know, I have. I've went from a hundred and seventy, to a hundred and forty-five, so I sure have changed." My suits all too little--too big for me. And someone just got me one the other day, so I could wear it down here; one that didn't hang off on the shoulders, and the waistline lap over.
But I'm--I'm trying to do my very best for Jesus Christ while I have a chance to do it. And your fine attendance...

13 I was telling in the room just now; I seen the great Holy Spirit remove a cancer from a woman's body right in there. She's a--she's a woman from Texas. And a lady set there, that I never seen a person more nervous, a minister's wife, just a few moments ago. And the Lord showed me a vision of her setting there, and I seen her. She called at New York, and she wanted to slip up here. She had just one five-minutes, then seen her husband suffering with an ulcer, and what caused the ulcer was his interest in his wife. Almighty God, quietened that woman setting there. She's setting, looking at me now. So... And also I want to tell you, brother, your ulcer is finished. See? Yeah, you're going to be well now and return into the work of the Lord.
Now, when you see something that the Lord does, you--you just can't fill up on it. You just want to keep going, keep going, keep going, keep going.

15 And now, last night we had a great prayer service, and that's good; that's fine. Laying hands upon the sick, that's a good thing. That's all it takes sometime. And then there's some that there's something back there that they--they can't catch, and you've got to get that person to find out what that is. See, there's something that's hindering them, something laying in the way. And one little shadow will vibrate it away.
Now, the little lady in there a few moments ago, she was so nervous, so upset. Poor little fellow, she couldn't even get her breath. She was just... [Brother Branham illustrates--Ed.] and just--just carrying on. See?

17 Now, the thing you have to do. Here's just a little inside. See? It's catching her spirit. See? And then you are projecting to her your very thought. See? And you change your thinking. See? Then when it does that, then you can center her on Christ, and from there she can go on. But you've got to change her way of thinking. See? She can't change it herself. She just run in a whirl, and you've got to pick that up. Now, there is a little something that give you some... Don't try to study it; don't do it. Just believe it and go on.

18 How could that little baby, laying yonder in that mother's arms, had been dead since nine o'clock that morning, and just way in the night that night, where was that little spirit? You have to go find that spirit and bring it back. And then when you see it on coming back, then you can rise in the Name of the Lord and call it. See, then it'll happen. But till you do that, you're just wasting your breath. See?
It's nothing--nothing so mysterious. It's finding God, to getting yourself out of the way and letting the Holy Spirit use you to whatever He wants to do. That's it. The main thing, of any gift, is getting your own ideas away, and let Christ. Then whatever It said, if you want to know whether it's Christ or not... Just a sensation, leave it alone. But if it's just an emotion, leave that alone. But if it's written in the Word, then it's God. Always judge everything that any spirit tells you by the Word. The Word, don't never get away from that Word; if you do, you're lost.

20 Now, 'fore we stay till noontime, just talking like that, let's just turn over in the Bible and read some Scriptures here. And then we're going to... I love God's Word. I know we all do. Now, didn't have...
I was going to preach, this morning, or talk, teach the Sunday school, on the hidden mysteries of God since the foundation of the world being revealed in Jesus Christ. And I didn't get a chance to run it all out. I forgot about the wedding coming, so I--I maybe get that the next time coming by.

22 Now, I'm going to read some out of three places in the Bible. The first, I want to read from Philippians 1, the 1st chapter of Philippians, beginning with the 19th verse, and reading also through the 22nd.
For I know that this shall turn to my salvation through your prayer, and the supply of the Spirit of Jesus Christ, According to my earnest expectations and my hope, that in nothing I shall be ashamed, but that with all boldness, as always, so now also Christ shall be manifested in my body, whether it be by life, or by death. For to me to live is Christ, and to die is gain. But if I live in the flesh, this is the fruit of my labour: yet what I... choose I wot not.

23 Now, over in the Book of Romans. And we want to begin at the 8th chapter of Romans and the 35th verse, to build on what I want to take for a text.
Who shall separate us from the love of Christ? shall tribulations, or distress,... persecutions,... famine, or nakedness,... peril,... sword? As it is written, For my sake we are killed all... day long; we are accounted as sheep for the slaughter. Nay, in all these things we are more than conquerors through him that loved us. For I am persuaded, that neither death, nor life, nor angel, nor principality, nor power, or things present, or things to come, neither... Or height,... depth, or any other creature, shall be able to separate us from the love of God, which is in Christ Jesus our Lord.

24 In Acts 2 and the 30th verse...
Therefore being a prophet, and knowing that God had swore with an oath to him, that of the fruit of his loins, according to the flesh, he would raise up Christ to set on his throne; Now, this is much Scripture, kindly going around from one place to another in the Bible. But we know that if this much Scripture has been read, we're going to find something in there that's going to--to help us. Now, may God help us now, as I would like to take this subject this morning, as the word of absolute: "An Absolute."

26 Now, we... When I was looking this text up, I went to the dictionary. I thought, "What? I... Somebody keeps saying, 'That's absolute, the truth. Absolute, this is it.'" I thought, "What is that word? What does it mean: absolute?" And I went to the dictionary to find out what it meant.
Webster says, "It is perfect in itself, unlimited in its power, primarily an ultimate (See?): unlimited in its power, perfect in itself, and it really is an ultimate," the word "absolute."
And I'd like to say this, and trust that you'll catch these words, 'cause I'm not a trained clergyman in the how to, and the psychological way to bring a fascinating something that would hold the people. I... The only thing I do is try to do the best that I can, on account of the friends that Christ has give me, and I--I--I want them to see what my thought is about Christ.

29 Now, every great achievement is tied to an absolute. You cannot run life without having an absolute. You can't make an achievement without it being an absolute, for it is the final tie post. It's the--it's the hitch rack at the end of the journey. It's a place where you are tied to something.
In the day that we're living in now, and everything is so breaking up, so fragile and carried away, I think that this message would be a very appropriate thing, especially to Christians when they are going through their deep waters now. The Christian church is passing through the deepest water it's had for the last two thousand years. Because we are coming to a spot to where there's something presented to Christianity, something they have to make a decision on, and I think that the Christian church ought to have something that they know that they are tied to, instead of just floating about like a leaf upon the water, the wind... As the Bible said, "Carried about by every wind of doctrine." The winds come and blow the little leaf this way, and then another wind comes, the north wind, the south wind, the east wind, the west wind. You'll never get anywhere; you're not stabled. The Christian life should be a stabled life. It should be something that's--that's a principle that--that you are tied to that is more than life itself.

31 And you must have something that you're tied to. Some people are tied to their business. Some are tied to their families. Some are tied to a creed. Some are tied to the army post. We have different things that we are tied to. But I think, as a Christian, we ought to be tied where we know is right. See? Because you might be tied to your family, and your--your wife could leave you. You might be tied to the army, and you might get killed. And you might be tied to any different things, and it's got an end. But there's got to be a final tie post. There's got to be somewhere that--that man has got to tie for his eternal destination. Because if you're going to trust it in your work, when your work is finished, it's done. When your family's taken, it's over.

32 But there's only one thing that I think is the final tie post. And I believe that Paul had a tie post in his life here. And I'd like to--to side in, if we'd call it that way, and speak on that tie post. He said, "For me to live is Christ, and to die is gain." Now, Christ was Paul's Absolute. It was his tie Post. It was his... It was the end of all arguments. It was Christ, was his tie Post.

33 Paul didn't always have that tie Post. He used to be tied to the group of the Pharisees. And he had to be trained and educated so that they would accept him and let him tie himself to their post. But one day he was on the road down to Damascus, and he met Jesus face to face. And from there he cut loose from his Pharisaic tie post, and retied himself again, that Jesus Who he knowed was crucified, died, and rose again. Paul knew it because he met the Person. That changed him right there. He was never the same from then on. He never just met a book. He never just met a--a creed. He met the Person Jesus Christ. "Who are You, Lord?"
He said, "I'm Jesus."
Let's think of that conversion for a few moments. I believe Paul was a sincere man. Being that this is Sunday school, we want to teach it like a Sunday school. Paul, I believe, was a deep, sincere man, and there was--there was nothing about him that was any different from anyone else.

35 All those prophets were men just like we are. The Bible said so: Saint James 5, "Elijah was a man subject to like passions as we are (He had his ups-and-downs, his ins-and-outs.), and he prayed earnestly it might not rain."
And Paul was the same kind of a man like we are. He had his flusterations, his doubt. And he was a honest man. He was going to one of the finest sect of religions that there was in the world. And he was becoming a teacher of that sect: taught under a great teacher, Gamaliel, which was one of the most greatest teachers they had of the day. His parents seen to it, seen that there was something in Paul's life, and worked hard to send him away to school, that he might be taught in all the laws of God. And with a deep sincerity he believed every word of it.

37 And he had heard of this kind of a lower class of people, and how there'd been a prophet, so-called, by His group, that had raised up in Galilee, that was supposed to perform miracles and heal the sick. But his--his sect that he belonged to would not accept this Man of being a prophet, this Jesus of Nazareth, because He had not identified Himself with them. So Paul couldn't go it, because his own sect of--of people didn't believe in It. And they'd warned him against such.
And Paul, being honest, thought, "If this thing is not of God, and my church says it's not of God, then there's only one thing to do, is get rid of it." Said, "Get it out of the way, because it's a... It would be a hindrance; it'd be a growth, a malignancy," against his sect of believing. So he purposed in his heart that he would go out and cut this malignancy, as he called it, or his church called it, away from his fine Pharisee-ic group.

39 One day, with letters in his pocket from the high priest, to arrest all those people that were in that condition, because that would been the charge that Paul was set to... He was on his road down to a city called Damascus. They'd them quietened down around in Jerusalem. So he had--he had stoned Stephen, and Paul had him stoned, give witness and held the coat. Now he'd go down here and do the same thing, and get rid of this great hindrance.
But about... Must've been about noontime, around eleven, twelve o'clock, he was stricken down. And when he did, he looked up, and there was a Light standing before him, and a Voice coming out of this Light, saying, "Saul, Saul (a question), why are you persecuting Me?" Now, Paul knew, or Saul, rather, knew that his people had been following that same Light since they come up out of Egypt. And if...
Did you ever see the Lamsa translation of the Bible, the old... The--the old Hebrew sign of--of God is a triangle Light, more or less, something like that, that the three attributes of God in one Godhead. And this triangled Light, the three in One, being one God, was a--a sign to the Hebrews of God, Light.

42 And then when Moses met Him in the bush, then He said, "I AM," which remains the same, three: yesterday, today, and forever, still the same God. And Moses met Him in the burning bush. He was a Light. And when He led the children of Israel out of the wilderness, He was the Angel of the covenant that Moses by faith saw and forsook Egypt, esteeming the reproach of Christ greater treasures than that of Egypt. By faith Moses saw that that was Christ, the Anointing. And the Anointing was upon no certain man, but It was in a form of a Pillar of Fire. See?
And then that same Anointing came down at His baptism and went into Christ and dwelt in Him. John knew it was Him. He said, "Upon Whom thou shall see the Spirit that led them out of Egypt into the wilderness, and out of the wilderness into the promised land, upon Whom thou shall see this triangle form of God coming down and remaining on, He is the One that'll baptize with the Holy Ghost and Fire."

44 Now, Paul hadn't been privileged of seeing this yet. But just to make it true to you, the Jews were so forbidden to bow before an idol or anything like that... Now, when he saw this great Light, he knew that that was the Lord. "Lord" means "ownership, control of." He--he would've not called just anything "Lord," that staunched Hebrew, when he knew that that was Spirit. But notice, he knowed that that same Pillar of Fire had been the One that had led his people. And then he comes back and said, "Lord, Who are You? Who are You? I want to know Who You are? You met Moses in the name of I AM." But now stop there with their thought, just a minute.

45 Jesus, when He was on earth, anointed with that that they saw, notice, He said, "I come from God (the Spirit, the Light, the Pillar of Fire), and I return to God." And He was made flesh in order to die for our sins. Then after His death, burial, resurrection, and ascension, after He ascended up; on the forty days, he ascended up; and on the fiftieth day He returned back in a form of a Pillar of Fire among the people, and separated Himself like tongues of fire, and set upon each of them. And then they were all filled with the Holy Ghost and begin to speak in other tongues, as the Spirit gave them utterance.
See, God separating Himself... God first in a great Pillar of Fire, God manifested in a human body, now God separating Himself among His people. The Pillar of Fire breaking up, and setting upon each of them, like forked licks of blazes, cloven tongues set upon them, forks of fire, cloven tongues like fire set upon each of them. And they were all filled with That, and begin to speak with tongues as the Spirit gave them utterance.

47 Now, you see, we are not a divided people; we've got to be in unity, because each one of us holding a part of God. And we must come together, and then the Pillar of Fire is manifested in the wholeness in the fulness of It. When His Church sets together in heavenly places, then the fulness of the power of God is in His Church. Each one of us holding spiritual gifts and spiritual offices, coming together, brings that Pillar of Fire back again.
And Paul recognized that being the Lord, and he said, "Lord, Who are You, if I'm persecuting You?"
He said, "I'm Jesus, and it's hard for you to kick against the pricks."
And Paul was commanded to rise and go down in the street called Straight. And there was a prophet there who came up by the name Ananias, oh, saw a vision, and baptized him. And he was went down into Arabia for three years to study the Scriptures to see about what this Pillar of Fire was that appeared to him.

51 Now, we find that Paul, the rest of his life, had that for a tie post. He had met God face to face and was commissioned by God. What a tie post. What an absolute. That was the end of all arguments. That was the end of everything for Paul. All strife, everything was gone. I don't care what the Pharisees said, the Sadducees said, or anybody else; he met God vindicated by the Word; that settled it. That was the rest of his life. Because he had seen God manifested and had been proven to him that it was God by the Word, and by the shape and form that He was in, and by a audible Voice that spoke to him exactly what it was. Now, that was a great thing. No wonder he could say before the--the Agrippa, "I was not disobedient to the heavenly vision." He was tied to it. There was something real, something that he knowed, something that nobody could take away from him.

52 Now, today if we're trusting only in education, or a--a mechanical way of--of education to explain the Bible, then we've only got it from a--a mental conception. But no man has the right behind this pulpit to preach the Gospel unless he has come face to face with It.
Like Moses on the backside of the desert, no matter how well he was educated, whatever taken place, his fears and flusterations left because he stood on a sacred ground with God that nobody could take it away from him.

54 And every man or woman that has an experience with God, has met this same Pillar of Fire upon the sacred grounds of your heart, there is no theologian, no devil, no nothing, Paul said, "Nothing present, nothing future, death, sickness, sorrow can separate us from that love of God that's in Christ Jesus." It's a tie post. You know something happened. No matter how much science raise up and says this, that, or the other, you are tied. You and God become one. He's in you, and you are in Him. "At that day you'll know that I'm in the Father, the Father in Me; I in you, and you in Me." You are tied to Him.

55 And Paul had a--a Christ-centered life; It was a different life than he once had. He once had an educational conception; but now he's got a Christ-centered life, an absolute. No matter how much Agrippa could say, "You--you've gone crazy, Paul. You lost your mind. You--you studied too much."
He said, "I am not mad."
And then he got onto Agrippa to such a way till he said, "Thou almost persuadest me to be a Christian."
He said, "I wish you were, only besides these--as I am, but these bonds."
It makes you do things, when you get a Christ-centered life like Paul had, ordinarily you wouldn't do. Now, look. Ordinarily, that man trained in all of the--the Scriptures and things, ordinarily he would've followed that line he was trained in. But when he become--and made Christ his Absolute, his Ultimate, then there was a different life. He did different. He done things crazy to what he once was trained to do. And it'll do the same thing.

59 If the church would get away from that Council of Churches, and come back and make God's Word their Ultimate, make God's Word their tie Post, that would do it. But they're tying to a manmade achievement. And it's bound to fall. Well, the Bible said they would do it. But there's going to be a Bride that's been elected since the foundation of the world, that's going to be tied to that tie post.

60 I can see eternity break, come down into time since Eden, and when It did, there come a line of Blood all the way up unto Calvary; and from Calvary tied with this line and goes on to the tie Post, Jesus. And someday when He comes to claim His own, everyone that's tied to that ultimate will be raised up into eternity. Why? They have been in eternity all the time. They were predestinated in eternity. They are part of God. They were in His thinking at the beginning. And when that big rope is pulled of the line of Blood, that Token I was speaking of, when it comes up from the earth, everyone that was included in that Blood will be dropped right up into eternity again. But the only way it'll be, will be tied to that Absolute, Jesus Christ. It's absolute. Not an achievement of man; but God raised Him up from the dead, and He is a Absolute. And we know He's alive, because here He is with us in the power of His resurrection, doing the same thing He did when He was here on earth.

61 I'm tied to that ultimate. That's the end of all strife. I'm tied to it. That's my life. I was a sinner when Christ saved me. I met Something. And since That came into me, it's been--it's been different. And I'm tied to it; everything that I am is tied right there. And then God separating His life, and let me live in Him, and Him in me, then we're tied. I...
It don't make any difference what others want to believe. To the individual, you are tied to that. That's your ultimate. That's the--that's the last word. And then if He is the Word, then This must be the last Word. This must settle it. Whatever That says, That's that scarlet thread. That is Christ. And anything contrary to That, I know nothing about it. That's what we want to know, is what this Word says; for I am tied to Christ, and Christ is the Word. You get it now?
And the portion of His Word that's 'lotted for this day, His Holy Spirit is here to manifest that portion of Word.

64 Just like it was back there at His birth. Isaiah 9:6, all down through the Scriptures, everything was spoke of Him, it was fulfilled. Over in the Book of Luke, we say it's--we see it that. And He was the end, He was the--He was the end of the prophecy too, of Him. He fulfilled that, the history, the songs, everything in the Old Testament that spoke of Him, it was fulfilled right there. That become the Ultimate. That become the tie Post of the Word of God for that age.
And the real borned again people of this age that's filled with the Holy Ghost is the tie post of this Scripture that's got to be fulfilled in these last days. They are the ultimate. It's God's ultimate, because it's His Word; and the Word is Christ, the tie Post. There is no way to get away from it, something that holds you.

66 As I said, it makes you do things that you ordinarily wouldn't do. It made Paul do things he ordinarily wouldn't do. It made Moses do things ordinarily he wouldn't do. It makes every man and woman do things they wouldn't do ordinarily. It's something that you are--are centered to. It's something... It's your stabilizer. It's like the... It's the anchor to the ship. The ship is tied to the anchor in the time of a storm. And if Christ is your Absolute, you are tied to Him. In time of trouble, the ship, if you let it rock, it'll break against the--the--the--the rocks. But what they do, they drop the anchor. The anchor drags until it snags into the rock foundation. And the ship is tied to the anchor. It's the absolute for the ship.

68 And a borned again Christian is tied to Christ, and the Bible is the Anchor. It's the thing we're tied to. Let the organizations, let the different thing, let the science, let the educators say anything they want. As long as that Word says it and promise it, we're tied to That. There's something won't let us move from it. That's right. A real born Christian, they stay with that Word. If It says a certain thing to do, and a way to do it, that's the way we must do it. No matter what anybody else says, that's what God said. We are tied to That, a Christ-centered life.

69 Christ again is like the North Star, you know, the world turns around. And the stars, really, the one you see as the evening star is also the morning star. The world just turns around to it. But it shifts away from those stars, all but the North Star. Now, you can't set your compass upon the evening star and get anywhere, 'cause the next morning, what? You're in the evening star in the west, and the next morning you're in the east. See, you can't do it. But you can set it on the North Star (Amen.) and hold her dead center. You'll come out.

70 And that's what a Christ-centered life is. When you're lost, He is your North Star. Then, if He is the North Star, the Holy Spirit is your Compass, and the Compass will only point to the North Star. It won't point to a creed or a denomination. It won't point to a sensation or whatever it is. It'll hold steady to the North Star. He is your North Star. When you're lost, you might shift with denominations and things like that. But the Compass, the Holy Spirit, will point you right straight to the Word, which is Christ, and hold you steady. Tie to That.

71 What if there was no North Star, how would a man ever find his way on a foggy sea? What if there was no Holy Spirit to direct you to the Word of God, to manifest It and prove it, what would we do in this hour? The Holy Spirit points only to the Word. "Man shall not live by bread alone, but by every Word." Not part of the Word, but every Word, all of It. Every Word that proceeds out of the mouth of God, that's what a man lives by. He's your Absolute in your life; He also is your North Star.
You know, we have to have something another to settle the end of strife.

73 You know, there was a time that when table manners rested upon what a woman said. I believe her name was Emily Post. I may be wrong on that. I think that's right: Emily Post. I don't care if Emily Post said, "Pick up your knife and eat the--the beans with it," that was manners. Why? She was the absolute of table manners. That's right. If she said, "Eat them with your hands," you eat them with your hands. Why? This nation made her the absolute to table manners. Yes, sir.
There was a time when Germany had a--an absolute, and that was Hitler. It was an absolute. I don't care what anybody else said, when Hitler said do it, you do it. You'd better. He's the last word. Hitler was.
There was a time when Rome had an absolute, and that was Mussolini, the dictator. A man drove up one minute early for him, he shot him in his car and jerked him out, said, "I never said a minute early; I said be here on time." An absolute. Whatever he said, they had to do it. It had to turn. He said he'd make the whole world turn by his word. It turns by the Word of God...?...

76 There was a time when Egypt had an absolute. It was Pharaoh. I went down to Egypt one time just to see those places. And you have to dig down twenty feet to find the thrones that they set on, the emperor of Rome; when I was in Rome and down in Egypt.
See, it all turned back to historical dust, because it was the wrong kind of absolute. That's right. It's wrong. It failed. It was manmade absolutes. And every manmade absolute and every manmade achievement must go to dust. They must go to dust. It's the wrong kind, so it fails.

78 Just think of our nation. When we get in trouble, if somebody does something, and they try it here in maybe in a--a small court of the city, some police court, then it goes on, on, and finally it comes to the Supreme Court. Now, the Supreme Court is the nation's absolute. That settles it. Now, in Canada, our friends from Canada can go from Canada to the Queen. But in the United States, it's the Supreme Court. That's the absolute. Sometimes we don't like their decisions, but we have to listen to it anyhow. Yes, sir. We don't agree with it; we don't like the decision sometime, but it's the absolute of this nation. The nation's tied to it. It's the end of all arguments. When that Supreme Court says, "You're guilty," you are guilty. We have to have it; we don't, we don't have a nation. What if we didn't have anything like that? Certainly. There is a absolute to everything.

79 There is an absolute in a ball game. That's the umpire. Right. And if he says it's a strike, that's what it is. Don't care what you say, what I think, the way I saw it, the way you saw it. It's what he said. It's an absolute. If he says, "Strike," you have to agree with it, 'cause that's the way it's going to be wrote up: "strike." What if there was no umpire, now who would be right? One said, "It was a strike," the another one said, "It was not no strike; it was a ball, it was a..." Why, you'd have chaos. You wouldn't know what to do.

80 There's got to be somewhere that somebody's word is final. Amen. I feel real good right now. Glory. Hallelujah. There's got to be something that's final. I'm so glad of that. Oh, now, there's somebody who can say it's sin or it's not sin. I'm so glad of that. I'm glad for an absolute. No arguing, no need of arguing. The umpire said, "Strike," that's what it is; mark it up in your mind it's a strike and go on. When God says anything, that's the way it is: no need of arguing about it. That's what it is. He said so. That's the Christian's Absolute; that is, if he is a Christian. God said, "Do it this way," that's the way it's got to be done. No arguing, "Well," say, "it wasn't, it..." Nor nothing about it... God said so; that settles it. That's the absolute to the real believer. Yeah.

81 What if there wasn't something like that, where would we be? Would the Methodists be right, Baptists, Presbyterian, Lutheran, or what would be right? See, we'd have... That's the reason that you--you'd have chaos. And that's the reason. They've turned loose of that absolute, that's the reason they're straying with these other stars.
But there is an absolute. There has to be an absolute. There must be an absolute. And there is an Absolute. That's the Word. And what others say, it doesn't matter. Yes, sir.
Now, if we didn't have an umpire in a ball game, everybody'd be pulling one another's hair, and fussing and fighting. See? That's the reason we need a absolute in Christianity, stop this pulling hair, and fussing and fighting. See? The Word said it, and that settles it. Don't take to It or take away from It. Just leave It the way It is.

84 You know, there's an absolute to the traffic; that's the stop light, a traffic signal. What if some morning it don't work? Oh, my. Did you ever get in one of them? I have. No doubt, any driver has. What if that stop light isn't working? Then everybody's fussing. They drive up there, and one say, "I was here first," the other one say, "Let me tell you something; I got to get to work." Oh, my. Them women swinging pocketbooks, and men fighting with fists, and you talk about a chaos... There has to be an absolute, something says, "This is right," and that's it. When that light said, "Stop," it means stop. When it says, "Go," it means go. If it isn't, you're in trouble.

85 And that's the way it is in Christian life. There's a stopping place, and there's a going place. God's Word is that Absolute. That's Christ. Yes, sir. If you...
If the traffic signals are not on, then we got a traffic jam. And I think that's what we got up there in the religious pentagon today: a traffic jam, of make-believers, unbelievers, and everything jammed together. You just got a traffic jam. Why? They don't have no absolute. One say, "Well, we're... We're the absolute." The other one say, "We're the absolute."
God's the Absolute. He said, "Let every absolute otherwise than Mine, be a lie. Mine is the Truth." So there's the Absolute to Christianity. That's the end of all arguments. The Bible said so, that makes it right. Yes, sir. There must be an absolute in everything.

88 Some just like the churches today, most the churches has their own absolute. Each one has his own, something like the days of the judges, every man done the way he thought was right. But that ain't right. See, that's when God's Word and prophets wasn't in existence. The Word is the Absolute. They had their own absolute. Each one says they are the truth and the way, "We are the truth and the way."
But Jesus said He was the Truth and the Way: the Truth, Way, and Light. Is that right? Well then, He is the Word, so there's the Absolute. And the denominational absolutes, nothing to it; it's wrong, let it go.

90 Now, man does right in his own sight, but God's got a way for him to do it. See, when God and His Word and His prophets were missing, every man done just as he wanted to do.
And that's what's been in this day, each one says, "I--I belong to this." Are you a Christian? "I'm Presbyterian." Are you a Christian? I ask you. One girl said, "I give you to understand; I burn a candle every night." Another man said in the prayer line, I asked him if he was a Christian, said, "I'm an American. How dare you." Like that's got anything to do with it? See, they're tied to a nation. The other one's tied to an organization, dogmas.
But a "Christian" means "Christ-like." And only way you can be Christ-like is for Christ the Word to be in you. That's the ultimate. Yeah. I seen this before I was converted, and I'm glad God got ahold of me before the church did. So I knew when I...

93 A fine Baptist minister, Brother Naylor (He's in glory today.), he come down, he talked to me. And, oh, there's many people that talked to me when I--I was trying to find God. The Seventh-day Adventist preacher wanted me to join up with them and so forth. But I seen that if I was going to be a Christian, I--I couldn't say, "Now, I am a Seventh-day Adventist." Now, that's all right. "I'm a Baptist." It's all right (See?), but I had to have something a little more sure than that. I--I couldn't trust, because each one was wavering.
I thought, "There's somebody somewhere, you have to have something that's true, somewhere."

95 So I needed an absolute, so I took one, God's Word. So I read in the Word that He is the Word, Saint John 1. "And upon this Absolute, I'll build My Church." That's right, so I took Him at His Word. Revelation 22:19 said, "Whosoever shall take one word out of This, or add one word to It..." That's the Absolute. That's the end of all strife. This is the Absolute. "Whoever takes anything from It, or adds anything to It," God said, "I'll just take his part out of the Book of Life," so That had to be the Absolute. And Jesus said that, "Man shall not live by bread alone, but by every Word." Then I knowed this "every Word" had to be. Said, "Precept upon precept, and line upon line..." That's the way It has to come, just as It's written.
Then He said, "If ye abide in Me (He is the Word.), My Words abiding in you, you can ask what you will." I knowed then if Christianity was the Word of God, and He was the Word, and by accepting the Word, the Word lived through Him, then I know, "If ye abide in Me, and My Word in you, ask what you will." And if you are in the Word and part of the Word, you'll only ask what the Word tells you to ask. Know the day you're living then and ask accordingly.
So therefore, back to the subject, makes... Talking now this personally, but I'm tied. I am tied to Jesus Christ, to Him, by His Word. He's my Absolute.
I found that all these denominations and things had their absolute. Each one, each one, they have their own absolute.

99 The Catholic, when that pope says something, that's it. That's the absolute of the Catholic Church. I don't care what the priest says, what the bishop says, what the cardinal says; when the pope says it, that's it. That's the absolute. It's correctly.
In the Methodist church and many of the Protestant denominations, what the bishop says, that's the absolute. That's all. What the creed says, that's the absolute.
In the Pentecostals, it's what the general overseer says, whether you can have this person for a revival or not. That's the absolute. You disagree his words, you're kicked out of the organization. See, the Word ain't considered at all. See? You get these absolutes, each one having his own absolute.

102 But, you know, I don't say this sacrilegiously. I say it for truth. I feel like that way Paul did, when he said in Acts 20:24, "None of these things move me." "I'm determined to know nothing among you, but Jesus Christ, and Him crucified." I'm not bothered about these absolutes, whether it's the pope, bishop, or a general overseer, or--or a counselor, or a system, or whatever it is; none of these things move me. I don't care if they say, "Well, we--we won't co..." That don't make a bit of difference. I'm determined to know nothing but Jesus Christ, His Word made manifest among us. I'm tied to That. That's my anchor. I've anchored in That.
"Since I..." Paul said, "Since I met Him on the road, I've turned around. I've... He straightened me out."
My, how He straightened me out. What a straightening He had to do on me. But since He straightened me out, I got tied to It. I seen the Word was Truth; everything contrary to It was wrong.

105 You know what? He had a purpose in saving me. He had a purpose in saving you. And I'm determined by His will, to do His will. The reason He done it, I don't know why He done it.
"Not add to It or take from It..." As I said, Revelation 22:19 said don't do it. If He's our Absolute, it cannot be otherwise. There's no way for it to be otherwise. He's got to be the Absolute, the last Word.
You know, there were millions in sin when I got saved. He had a purpose in saving me. I'm the oddball amongst the brethren, many times: believes in predestination, seed of the serpent, baptism in the Name of Jesus Christ, and all these other things that seems to be... And the visions, and the power of Christ returned back, and condemning organizations and things. I'm the oddball, but He had a reason to save me, a purpose for doing it. He saved me when there's millions of others in sin, but He saved me for some reason. There were educated men, there were smart men, there were theologians, there were bishops and doctors, and so forth, in the field, when he saved me, but He saved me for some reason.

108 And I see the Word is the Absolute, and I'm tied to It, and determined I'll know nothing else but Jesus Christ, and Him crucified. He had a reason for it, and I'm determined to hold that reason. No matter what anybody else says, I don't disfellowship them or discredit them, but I know what I'm tied to. He wanted me like this. He had me like this. I was made like that for a purpose. I had to be made up of all these qualities, and so forth, and all these no-accounts, so He could dig it out of me, put something in there, that was His Word. And I'm determined I'll know nothing else but Christ.

109 Christ's death was an absolute. It was an absolute. It was the end of all fear to them that was a-scared of death. His death is an absolute then.
People fear death. Even Job feared death. But when he saw the vision... He knew everything was gone: his family, his--his children. Even his wife had turned against him, because his--his stench of his--of his boils; he set out of his house on an ash heap, scraping his--his boils. And his wife even said, "Why don't you curse God, and die the death?"
He said, "Thou speakest like a foolish woman." See?
Then when Elihu talked to him... Some of these days, I want to break that name down for you, Elihu, and show you it was Christ.
When he had this condition, and everything was gone against him, then he saw the vision of the Just One. He wanted to find a Man Who could stand in the breach for him, put His hands on a sinful man and a Holy God, and stand in the way. And God let him see It four thousand years away. It was his absolute. He raised up and shook hisself. Hallelujah.
When a man is scared of dying, raise up and shake yourself, look into the Word and see what the vision of God is.

114 He seen that vision; he said, "I know my Redeemer liveth, and at the last days He'll stand upon this earth. And I'm tying myself to it. Though the skin worms destroys this body, yet in my flesh shall I see God, Whom I shall see for myself. I'm tied to it," he said. He saw it. It was a promise of God.
He looked through the laws of nature. As I was telling you about the continuity of the law of nature, the continuity of the Word, the continuity of God's action, everything is continuity. He'd asked, in Job 14. He said, "There's hope in a tree, if it dies; the flower if it dies, and so forth." But said, "Man layeth down, and giveth up the ghost; he wasteth away; His sons come to honor him; he perceive it not. Oh," then he said, "if Thou will hide me in the grave, hide me away and keep me in the secret place, till Thy wrath be passed." He was scared of death.
But when he foresaw, being a prophet, saw the resurrection of Jesus Christ, he screamed out, "My Redeemer liveth." Watch, he called Him, "Redeemer." Watch. "I know my Redeemer liveth, and at the last days He shall stand upon the earth; though after my skin worms destroys this body, yet in my flesh I shall see God," God and the Redeemer was the same thing: God and man made one. "I shall see God, Whom I shall see for myself; my eyes will behold, and not another." Amen.
Not nobody else but that Redeemer, God, that's Who my eyes behold. He's an Absolute. He's the Absolute. He takes all fears out of death. He takes all fears.

118 In Hebrews the 2nd chapter, the 14th and 15th verse, watch... He took the form of man to die like one, for all. He took the form of man. And this Redeemer come down and was made man, so He could die, the one Man, for all men. Oh, how did He do it? What did God become a man for? To pay the penalty of man.
But on Easter morning He came forth with the keys of death, hell, and the grave. Amen. God, Who could die on a cross, and the graves couldn't hold Him; nothing, hell couldn't hold Him. Nothing could hold Him. He rose. He had the keys. He arose, a Conqueror, because He conquered both death, hell, grave. When He was on earth, He conquered sickness. He conquered everything. He conquered superstitions. He conquered everything there was to be conquered. And come out with death, hell, and the grave, the keys jingling at His side; and ascended on High, and gave gifts to men, and come back on the day of Pentecost and handed them over to Peter, to the Church. Amen. He is our Absolute. All fears of death... Because He lives, we live also.

120 Romans 8:1, "Therefore being justified by faith, we have peace with God through our Lord Jesus Christ." We find out... I believe that's Romans 5. We find out... And--and He is our justification. God raised Him up on the third day to justify our faith, that we believe it. And He raised Him up to justify our faith. What did He do then? He sent Him back, the Justifier, because our faith believes it. The Holy Spirit, Christ, come into it for our justification, because we have raised from death unto Life. And now, we are sons and daughters of God, setting in heavenly places in Christ Jesus, justified us by His resurrection.
That give us justification, to know, with the--with the earnest of our salvation within us now, the very Life of Christ pulsating in us. And how then could we deny the Word? Which He is the Word that gives us the--this assurance. The Holy Spirit is there. What is It? It's still that North Star, the Christ is that North Star. And the Holy Spirit is that justification that points the believer right straight to the North Star. Right.

122 The Holy Ghost will always point to the Word. If It points to a creed or denomination, it is not the Holy Ghost. He couldn't do that, point away from His Word, when He died to confirm that Word and make that Word a positive. Amen. He died so He could come, Himself, into that Word. He is the quickening Life that makes that Word live again. That was His purpose of dying, that He could still project Himself through His Church, and make every Word, through every age, act just exactly the way It's supposed to act.

123 He is the Dynamics of the mechanics. The mechanics of the Church, what is it? Apostles, prophets, teachers, so forth. And He's the Dynamics that works that. And it's worked by a certain dynamic which is called like... He--He's the Fire that fires off the gas. He's the Fire that's in the combustion chamber, that when the--the gas, the--the Word, is poured over that combustion chamber, He's the One that sets Her afire. He's the One that confirms it. He is the power of the resurrection. He is God. He's--He's the Fire; that's what He is.

124 "Without controversy," said I Timothy 3:16, "great is the mystery of godliness; for God was manifested in the flesh, seen of angels, received up into glory." He was God, come to take the sinners' place. Yes, sir. And when He, God, raised Him up the--on the third day, was for our justification. Therefore, exalted at the right hand of the Majesty on high, He is an Intercessor to make intercessions upon our--for our weaknesses, as we confess it to Him and die out to ourself, placing His Word back in us, the promise. And our faith makes that Word live, because Christ is in us, the Quickener to the Word. Mmm.

125 How I wish the church could see that; all arguments and strife would be over. That would be the Supreme Court. That's the North Star. Hallelujah. That's the end of all strife. That's the end of all questions. That's the end of everything. "God said so," that's the Absolute. Tie yourself to It. Paul said, "There's nothing present, nothing future, death, sickness, nakedness, peril, nothing can separate us from That." We've tied to an Absolute. Said, "For me to live is--is Christ, and to die is gain." Nothing else holds but That there. That's the Absolute.

126 He is our Absolute because we have the assurance of the resurrection, because He's raised in us. How do we know? He lives. He does exactly here what He did when He was here on earth. He's the same Pillar of Fire, we got the picture of there. He's the same one in the Church. He's here today, and in this body He performs and acts exactly like He did then.
If the life of a watermelon vine is put in a pumpkin, it'll never bear another pumpkin; it can't, 'cause it'll be a watermelon, for the life in it is watermelon. "And if My... Ye abide in Me and My Word's in you, you ask what you will." You'll have watermelons. Amen. The Absolute, I know it's Truth. I've tied my soul into that, and I know it's the Truth. God's Word, He's our Absolute.

128 II Thessalonians the 2nd chapter, we read that we'll be caught up with our loved ones to meet Him in the air. Oh, how my heart pulsates to every Word in His Book, a "amen." God said, "We'll be caught up in the air, to meet our loved ones." "Amen," said the Word down in my heart, for the Word's in there.
"I've hid Thy Word in my heart, Lord, that I sin not against You. I bind them upon my fingers, upon my bedpost. Thou art always before me. I shall not be moved."
Yea, though I walk through the valley of the shadow of death. I'll fear no evil, for You are my Absolute. I'll go down through there, and You'll pull me out, I go into the deep waters of my ship, You'll... You're my anchor. Amen. You're behind the veil there. You're the One that'll steer me through the storm. You're the One will be There, my Anchor in glory, when I come down to the shadows of the valley, the shadows of death. When I come down to the Jordan, when I have to cross over, He is my Absolute. I'm tied to the resurrected One on the other side; He'll pull me through the dangerous waters. "I'll fear no evil, for Thou art with me." Amen. Let the storms rage, life, death, whatever it is, nothing will...?... I'm tied to that Post.
That post holds. It holds within the veil. It anchored. It anchored against God yonder. It anchored against my heart. The Holy Spirit is what stirs me to that promise. "I AM," not "I will be, I was, I someday will be." "I am the Resurrection and Life," saith God. "He that believeth in Me, though he were dead, yet shall he live. And whosoever liveth and believeth in Me shall never die."

132 Let death do whatever it wants to, it'll never bother me. Because I am persuaded. I am persuaded that even in sickness that might take me, or in a bullet from a gun, someday might take me. I don't know what it'll be. What difference does it make to me, "For me to live is Christ, and to die is gain." Oh, my. Because I'm determined; I know Him setting yonder across the river of death, where He'll pull me into His Presence someday, justified by His righteousness, that I accepted of His death upon the cross: God made flesh among us, still flesh in us, still Spirit in our flesh. Amen.
He's my Absolute. He's my all. Anything outside of that, nothing in my arms I bring. I know nothing else besides Christ and Him crucified; don't want to hear nothing else but Christ and Him crucified. My heart says "amen" to every one of His promises. That's why I know His Holy Spirit is the Compass that guides me to the Word.

134 Never has one of them visions ever said anything to me but what was right in the Word. Oh, that's where I got my assurance, brother. That night when He told me about that, I've watched those visions. And I'll call your attention, has that vision ever said anything was contrary to the Word? Never a time has it ever been wrong. Why? It's God. That's my tie post.
And I know, one morning in a vision I seen my loved ones across the river yonder. It's there. I'm bound for that promised land. I got to meet there someday. Yes, indeed.
He's my Absolute. He is my Sun. He is my Life. He's my tie post, my North Star. He's all that I could ever think to be, He is that to me. He's my Life.

137 Denominations, to me... Not hurting your feelings; I don't want to do that. But the Word is like a two-edged sword; It can't push without cutting (See?) especially when It's cutting in darkness. Notice, denominations are like other stars; they shift with the turning of the world. That's right. Every way the world goes, they let their women cut their hair, wear shorts, and everything else; it just shifts from Hollywood and everything else. But, oh, brother, That still remains the Truth, that unmovable Word of the living God is still the Truth. It's my Absolute. What It says is the Truth. Let the denomination shift anywhere they want to. They want to discredit the Name of Jesus Christ with a title, that's up to them. But to me, "There's not another name under heaven given among men, whereby you must be saved." To me, that's the foundation Word; there is where the cornerstone is. I don't want to shift with no denomination.

138 I've got my Compass here within me; the Holy Spirit points me right straight to the Absolute. "For both heavens and earth will pass away, but My Words shall never pass away." And I've hid It in my heart, and the Holy Ghost pointed me right to It. I'm determined to know nothing else. That's my Absolute. Just let it be like that. That's the way I want it. Oh, my. Now, brother, sister, make your Absolute in Him. Yes, sir.

139 In the time of trouble I had here not long ago, lost wife, children, everything. Somebody said to me, said, "Did you keep your religion?"
I said, "No, it kept me." See? See, I had an Absolute to know that someday I'll see them again. Amen. I couldn't have made it if I wouldn't have that Absolute. It made the difference in me, where I was tied, because I knowed that I'd see them again.
Now by grace I am tied to Him That said, "I AM," not "I was." "I AM," ever--ever-present, omni--omniscient, omni--omnipotent, infinite, that He is not "I was." "I AM," He's still the resurrection. He's still the North Star. He's still everything to me.

142 Moses had an absolute. When he met that burning bush, that was an absolute to him. When Joshua, when Joshua...
Oh, you know, sometime when you take an absolute, an absolute will lead you to a paradox. That's right. Yes. A paradox is something that's real but can't be explained. It's a paradox.
When Joshua standing there and seen he had need... God had commissioned him to go over there and take that land, whip out all them people, and--and put Israel in the land. And one day the armies got routed and out in the country. And the--and the first thing you know, he knowed he had them whipped, as long as he got them busted up. So when he did, the sun was going down. And Joshua was tied to an Absolute, the Word of God, the Creator. He was tied to a job he had to do. Amen.

145 Sometime it ain't pleasant to have to do it; you have to hurt feelings, cut and chop. But it's an Absolute.
He had need. He said, "...?... Sun, you stand still, yonder. Moon, you hang right there." And for twenty-four hours she stood still. Oh, talk about a paradox. But he was tied to an absolute with a commission. Yes, indeed, God had commissioned him.
John was sure he would see the Dove when It come upon Him.
When I seen that Pillar of Fire, like Paul on the road down to Damascus, I knowed that was God's Absolute; there was coming a revival was going to sweep the lands. I knowed It would forerun the second coming of Jesus Christ, and I believe it yet today. It's my Absolute, though it was a paradox. Sure, it was a paradox for a Pillar of Fire to hang up there in the sky and papers and everything taking the picture of It.

148 It was a paradox, the other day on March the 15th, or May the 15th, I believe... no, March the 15th, this last year. When, three or four months beforehand, "Sirs, What Time Is It?," said we'd go out there, and seven Angels would meet, and come back and the--the Book of the Seven Seals would be opened. And standing right there with Brother Fred Sothmann, that just said, "amen" there, standing there by him, why, I told them, "There'd be a noise that'd shake the country." And I said, "It'll be there. It's THUS SAITH THE LORD." It's on tapes, tapes, tapes, from Phoenix all the way around. "It's THUS SAITH THE LORD."

149 One day, standing there, picking the cockleburs off, or a little bullheaders off of my legs, like it was, there that seven Angels broke through from the sky and shook the place, till, rocks, weighing fifty or sixty pounds, rolled down the hillside. There stood seven Angels standing there, commissioned to go back and to bring these messages, and said one by one they would meet and tell what happened. And it did exactly that way. And when they ascended up on high, like that, went thirty miles high in the air; and on the same day they took the picture of It, science did, and went around the world. It's a paradox, but it was an Absolute. It tied me tighter into Jesus Christ, winding my life into Him. I know it seemed strange. It's always a...
It was a paradox for Paul to meet Jesus on the road to Damascus. It's a paradox when God changes a black sinner's heart and washes it white in His own Blood. It's a paradox. Certainly. Do you believe in paradox? And that paradox, if it's according to the Word of God, it can be your Absolute. Paul's conversion was a paradox, and become his absolute.

151 Remember here sometime ago, I was setting with an old druggist, and we were talking in a little place. He said, "Brother Branham, I want to ask you something." And he was a Baptist himself. He said, "Do you believe in a paradox?"
I said, "Sure. Certainly do."
Said, "I wouldn't tell this to nobody else but you," said, "but I--I know you believe this."
He said, "During the time of the depression," said, "when they had to have an order from the county to get medicine for the sick." And said, "One day, I was setting back here in the drugstore." Said, "My son was waiting on the customers." And said, "I seen a--a woman come in." Said, "She was... You could see she was going to be mother right away." And said, "The little thing could hardly stand up. And her husband poorly dressed, both of them. And she leaned against the side of the counter. And he went over and asked my son; he said, 'I've got a prescription here from the doctor.' He said, 'Would you fill it for me and let me take my wife on home?' He said, 'I tried to let her stand in that line. Just look down the street there,' he said, 'it'll be four or five hours.' And said, 'She's not able to stand now, you can see.'"

154 And the young fellow said, "Sir, I--I can't do that." He said, "I'll have to have that order first," said, "'cause I--I can't do that. It's just against the rules." And said...
His daddy said he was setting back there listening, see what the boy said. And he said, "Just a minute, son. What is that?"
And said he walked up there. And the old man, a real Christian, a real sainted old man, he said, "What is it, my good brother?"
And he said, "Sir," he said, "I'm... My wife, she's just ready to--to--to deliver." He said, "I--I am... I got the order from the doctor here, some medicine; she must have it right now." And said, "I--I took her down to stand in the room there." And said, "I--I... Look at this line," said, "I doubt whether I'd get in, this afternoon." Said, "I just wonder if--if you could fill this for me?" Said, "I'll--I'll stand down there; I'll--I'll get the money for you, the order that the county pays for it."
"Why," he said, "certainly, sir, I'll get it for you." And just laid the order down, went back. He said his boy went on back and started waiting on somebody else.
Said, "The little lady watched out, two or three times. She just standing there, and perspiration on her face, knew she was very sick. And the brother standing there with his arms around her, you know, saying, 'Just hold up, honey, now just a little longer.' Said, 'The good druggist is going to get us some medicine.'"

160 He said, "I fixed up the medicine as quick as I could, and filled my prescription." And said, "When I started to hand it in her hand," he said, "Brother Branham, I looked and I was putting it in a nail-scarred hand." He said, "I seen the thorns on His brow." He said, "I shut my eyes, and I looked back." He said, "I realized right then, insomuch as I had done unto the least of these 'My little ones,' it was done unto Him.
Said, "Do you believe that?"
I said, "With all my heart, doctor, I believe every word of it."
What is it? He said, "Since then, Christ has been more to me. Because doing that for that woman," said, "it was a paradox. There's no doubt but what ordinary people wouldn't believe that," but said, "I thought just tell it to you, because I know you've had them experiences."
I said, "Yes, sir. That's right," I said.

163 I remember when, Saint Martin, reading of him. When he was just a--a boy, he was called of God. His people were pagans. And his father was a--was kind of, oh, I don't know, I think a military man, and--and it's right for their boys to follow them. He said... One day going through the city there... I forget where it was now. And I think he was a Frenchman. And he said that he was going through the gap; and there's an old man laying there, freezing to death, very cold weather. And people passed by, wouldn't give him nothing. And said he stood. And people was absolutely professing to be believers, and would go through, let the old man lay there. And he was begging for something to wrap him in, said he was freezing to death.

164 And Saint Martin goes over there, before his conversion, now, took his own coat, being a soldier, and cut it half in two and wrapped the old bum up in it like that, put the other around him. People laughed at him, said, "A funny looking soldier, with a half a coat on." See, it makes you do things strange. There's something in him, that he believed that there was a God.
That night, after he'd retired and slept a little while, woke up. Somebody woke him up, and he looked, standing there by his bed, and there stood Jesus wrapped in that other piece of coat. That was the beginning of Saint Martin.
What was it? He had an Absolute, that God's Word is true. "What you do to these My little ones, you do it unto Me." Brother, I'm tied to that Absolute. And I know that each one of you...

167 Instead of having an altar call this morning, I think I'd like to have a consecration call. Let's consecrate ourselves to this Absolute. Do you believe the Word is God's Absolute? Do you believe He's the same today that He ever was?
There's ministers in here, wouldn't you like to consecrate your lives, just let's take an Absolute? What do we want today? What do we want with a fellowship card or a credential? We want Jesus Christ. We're not tied to a fellowship card. We're tied to the Word of God: Jesus Christ the same yesterday, today, and forever. You believe that?
Let's just raise to our feet now and consecrate our lives over. I want mine also. I'm tying myself afresh. I'm checking my knot's tied. I'm checking my absolute. "Lord, if there's any thing in me besides Thy Word take it out. I know nothing else but You. I want to know nothing else but You." Now, each one, in your own way...

170 I've been talking to you through the week. I've told you the Truth. God has confirmed the Truth. He's made it over and over, and over again. You know what the Absolute is. Now, to you and I together, all you women, all you men, boys, girls, whatever you are, let's... All you choir, oh, all you people up here, everywhere together: down in the basement, up in the balcony, around the walls, back in the wing, wherever we are, let's take Jesus our Absolute, for we've got to come to the valleys of the shadow of death. I know nothing else but Him. He's my Absolute, because He's raised in my life and I know He's real.

171 Let's just raise up our hands now and pray. Let's make our consecration service.
Lord Jesus, Your Word is from old. It's the beginning and the end. I now with this congregation, consecrate myself anew over this pulpit today. I ask for this church, the Life Tabernacle, for a consecration. Settle all the differences; let it all be gone, bygones be bygone. Ministers of the Gospel who's worried and thought something would take place. O God, we tie ourself this morning to Jesus Christ the Word, and determine to know nothing else but Christ and Him crucified. O North Star, O Holy Spirit, O Compass of God, come now into every heart. And we consecrate ourselves to You, through Jesus Christ's Name. Glory to God. Amen. All right, Brother...?...

Up ^