И не знаешь этого

Другие переводы этой проповеди: И не знаешь этого - Рига
Дата: 65-0815 | Длительность: 1 час 48 минут | Перевод: VGR
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

И не знаешь этого / And Knoweth It Not

И НЕ ЗНАЕШЬ ЭТОГО

Спасибо, Брат Невилл. Благословит тебя Господь. Я попал во что-то, не так ли? Я хочу по-настоящему поблагодарить Господа за заботу о мальчике Брата Кэппса. Это просто так получилось, что на это короткое время я приехал в Индиану. Я знаю, что этого не записывают; я полагаю, что нет. И если я здесь никого не вижу, следовательно, они... Я возвращаюсь, чтобы отправиться на охоту на белок. И вот, я думаю, Чарли придётся потерпеть меня, ему и Нелли, и прочим в Кентукки на день или два для охоты на белок. И я лучше пропущу что-нибудь другое, какой-нибудь другой отдых, потом приеду сюда в... где-то в середине августа и поеду на охоту на белок с Чарли и Банксом, и остальными. Для меня это что-то наподобие традиции. И вот, я взял Иосифа...
2 Когда мы однажды были здесь, мы все заболели — перемена от очень жаркого климата до этого—этого прохладного климата, который здесь у вас. Я знаю, вы думаете, что он не прохладный, но приедьте как-нибудь в Аризону. В тени, когда я выехал однажды утром, было сорок три; и потом около полуночи, ночью, когда приходит прохладный воздух с гор, всё равно было тридцать пять. Ох-ох. Видите, это в полночь, когда приходит прохладный воздух. И поэтому довольно-таки... В той местности хорошо зимой, но летом она подходит для скорпионов и ящериц, а не для людей. Даже все животные уходят в горы. Они просто не могут выдержать.
3 И я поехал и пристреливал моё маленькое ружьё. Я... Однако, я хочу рассказать вам о сынишке Брата Кэппса. И я сказал... А Иосиф, я просто должен буду отдать ему это ружьё, потому что он стреляет лучше меня. Мы его пристреляли, и я—я забивал мишени-кнопки на расстоянии пятидесяти метров. И я сказал Иосифу... Иосиф сказал: "Папа, я думаю, что и я смогу это сделать". У бедняги болела голова. Я молился за него, был большой жар. Он поехал со мной на стрельбище, и я...
4 Любой нарезной ствол, в котором десять полных витков, в ружье двадцать второго калибра попадает в цель на двадцати пяти метрах; снова попадает в цель на пятидесяти точно так же, если в нём десять витков. И тогда... И я пристрелял на двадцати пяти метрах. И у меня были ещё две мишени-кнопки, и я приколол их, и, подумать только, — Иосиф загнал обе! У меня больше не было мишеней, поэтому я поставил небольшой кусочек от расколотого глиняного голубя, по которым стреляют стрелки, размером всего около полусантиметра в поперечнике, и поставил его на расстоянии пятидесяти метров, и он расколол его на две половинки. А прицел был установлен для моих глаз, постарше, чем его. И он сказал: "Знаешь что? Придётся пойти и сказать Билли, чтобы теперь не путался у меня под ногами". Видите? [Брат Бранхам и собрание смеются.—Ред.]
5 Ну и я тогда сказал: "Вот что мы сделаем, — сказал, — давай спустимся и покажем это Брату Норману".
6 Я сказал: "Иосиф, в состязаниях по всему миру, меня не интересует, кто там может быть, никто... " Так вот, мишени не были пробиты сбоку, они были пробиты прямо по центру. И этот кусочек не больше, я думаю, полусантиметра и пятая часть сантиметра в ширину, и полсантиметру в высоту, он расколол его напополам, с пятидесяти метров. Я сказал: "В мире нет никого, кто бы мог сделать лучший выстрел. Они могли бы, чемпионы, сделать то же, но невозможно было бы сделать трёх выстрелов лучше, чем эти". Мишени не были согнутыми, просто ровная дырка в бумаге, где проходила мишень. И я сказал: "Никто бы не сделал лучшего выстрела". Ну, хорошо. Думаю, что у него голова сразу же прошла.
7 И я сказал: "Хорошо, давай покажем это Брату Норману", — который работает в "Поле и Река ", магазине спортивных товаров Брата Тони Стромея.
8 Он сказал: "Давай сначала зайдём к Билли ". Он сказал: "Я—я просто хотел Малышу кое-что сказать". Видите? И, честно, его брат никогда так хорошо не стрелял. Поэтому, он сказал: "Мы сначала зайдём туда".
9 И когда я вошёл в дверь, Билли всё ещё был в пижаме. И он сказал... Мы туда поехали рано, потому что потом становится слишком жарко. И вот, он сказал... Зазвонил телефон. И я сказал... Он как-то так на меня посмотрел. Я сказал: "Может быть, звонок от больного". И это был Брат Кэппс из-за своего сына, который тогда находился на очереди в операционную с воспалением брюшины. А только сейчас он сказал мне, что его сын очень, очень хорошо поправляется.
10 Видите теперь, как Бог это всё сделал даже с голосом этого мальчугана, Иосифа? Вместо того, чтобы ехать к Брату Норману, тогда нас бы не было там, но приехали. И Брат Кэппс и я вместе объединились. Я не говорю, что наши молитвы это сделали, но для него это что-то значило, то, что он смог таким образом связаться со мной. И честно, это то, что... Когда ты должен—ты должен иметь веру в то, что ты делаешь. Видите? И это, его вера, чтобы сделать звонок, и Билли...
11 Они платили деньги. Он сказал: "Наверное, это очень большое расстояние, — сказал, — он платил около пяти долларов за три... за трехминутный разговор". И я подумал, что это, наверное, из Нью-Йорка или с одного из островов, или что-то в этом роде. Но он заказал разговор через оператора, при котором оператор зовёт к телефону конкретного человека, чтобы поговорить с Билли, а не с Лоис, понимаете, и вот сколько ему это стоило.
12 А теперь его сынишка поправляется. Брат Кэппс сказал, что врач оставлял очень маленькую надежду на то, что он вообще из этого выберется, вот видите, после операции. И мы сегодня благодарны за это Богу, очень этому рады.
13 И вот, мы приехали сегодня, когда уже совсем рассвело, и я спал около трёх часов, и—и я довольно-таки уставший. Но когда церковь... наступает время идти в церковь, я конечно же, пойду. И я...
14 Если есть воля Господа, я сейчас должен буду ехать в Кентукки, как я уже сказал. Затем я пообещал, что буду говорить в какое-то из воскресений, пока буду находиться здесь, и я лучше сделаю это в ближайшее воскресенье, потому что на следующее я буду... я должен буду вернуться. Потому что я снова далеко уезжаю, в Канаду. Поэтому, лучше я—я сделаю это в ближайшее воскресенье, в воскресенье утром.
15 И Брат Невилл сказал: "А почему бы тебе не выйти и просто поприветствовать людей, поговорить с ними несколько минут"?
16 Я сказал: "Брат Невилл, я почти совсем не открывал свою Библию". Я сказал: "Я..."
17 Он сказал: "Ну, выйди и скажи им что-нибудь". И, Сестра Невилл, я—я—я не знаю, как у тебя что-то получается. Он очень убеждающий приятель. Но пока...
18 У меня не будет возможности это сказать, когда здесь всё будет заполнено, повсюду будут люди и тому подобное, но я очень благодарен Богу за такого пастора, как Брат Орман Невилл.
Верный, насколько возможно, общему Делу и ни разу не слышал, чтобы он ворчал. Я сидел здесь сзади... У меня была хорошая получасовая беседа с ним, когда я слушал Брата Манна, и я расскажу ему об этом побольше, когда мы доберёмся в этом году до Колорадо. И вот, когда мы слушали его проповедь, у меня состоялся хороший разговор с Братом Невиллом. Я сказал: "Мне не нужно говорить людям ни слова о нашем чудесном пасторе". Я сказал: "Люди хорошо относятся к тебе?"
Сказал: "Лучше не бывает".
И я сказал: "Вот это мне приятно слышать".
19 Когда удовлетворён пастор и люди удовлетворены, то из этого получается очень хорошая церковь, и тогда удовлетворён Бог. И я думаю, видеть их всех удовлетворёнными, особенно в этот день Послания, которое мы несём, я думаю, это показывает неразрывность Послания с людьми и Богом. Правда?
20 И я очень благодарен за Брата Ормана Невилла и его чудесную жену, и семью. И я молю, чтобы Бог сохранил их верными Ему и общему Делу. И если это будет так угодно Ему, пусть мы будем стоять здесь в скинии, когда придёт Господь Иисус за нами, чтобы забрать нас в Восхищение. Мы надеемся, мы оба уже довольно стары, Брат Невилл, что наши руки будут обнимать друг друга и будем стоять здесь с нашими палками, всё равно стараясь стоять прямо. Так ведь? "Затем мы вдруг, во мгновение ока, изменимся".
Одежды плоти сей падут,
Восстану и награду получу,
Воскликну, ввысь я уходя:
"Прощай, прощай", молитвы сладкий час.
Тогда мы уйдём.
21 Слышал об исцелении от Господа Брата Кумера и очень за это благодарен. Столько всего. Поэтому, я благодарен, что нахожусь в это утро здесь. И я подумал, что вместо того...
22 Я всегда сюда выхожу с определённой темой и говорю. Я подумал, что сегодня просто выйду. И я сказал: "Брат Невилл, мне легко будет следить за часами и, вероятно, отпущу людей вовремя и просто несколько минут от всего сердца поговорю с вами; кое о чём, что мы только что... Нет, это не записывают и ничего с этим не делают, поэтому мы просто пообщаемся пока здесь собрана только церковь, понимаешь, пока здесь только мы".
Давайте тогда помолимся.
23 Дорогой Иисус, мы благодарны Тебе за привилегию быть собранными здесь вместе. И, о, когда я смотрел рано утром, после полуночи, проезжая мимо, на эту скинию, я подумал о том, как же Ты стоял за неё.
24 И я думал о старом пруде, который был здесь, сорняках, торчащих прямо возле того места, где сейчас находится эта кафедра. И, будучи почти мальчишкой, я—я стоял здесь. Мистер Инграм сказал, что мы можем приобрести участок за очень небольшие деньги и уплатить что-то в качестве первого взноса; и никаких денег, никакого дополнительного обеспечения или же какого-то приношения, но просто попытка. Как же это тогда так получилось, ведь полная стоимость была чуть выше двух тысяч долларов; со сроком выплаты в двадцать лет.
25 И теперь, Господь, посмотри на неё теперь! И пока она была в своём младенчестве, продолжала находиться в яме, туда текла вода; как Ты пообещал нам через Слово: "Я, Господь, насадил её, Я буду и поливать её день и ночь, чтобы никто не вырвал её из рук Моих".
26 В то же самое время люди говорили: "Через шесть месяцев она превратится в гараж".
27 Но буквально тысячи душ нашли Христа здесь у алтаря. И эта скиния, бассейн для крещения постоянно... Люди принимали крещение во Имя Господа Иисуса; взывали к Его Имени, смывая свои грехи. Сотни калек, страждущих, слепых, хромых, увечных, изъеденных раком, ушли с этой платформы; приходили умирающими, мужчины и женщины, парни и девушки, и уходили, чтобы жить новой жизнью, с новой плотью в их телах, снова способные ходить; оставляя свои кресла-каталки, костыли и тому подобное. О, Боже, за эти тридцать лет служения!
28 Отец, я помню то утро, когда мы закладывали угловой камень. И Ты здесь дал видение, показывая место, заполненное до отказа, прекрасный угол; я—я знал, что это не может не сбыться. Поэтому я благодарю Тебя за всё это.
29 Многие из них уже отстояли битву, совершили течение и сохранили Веру; лежат там, ожидая, отдыхая сейчас от своих трудов и дел, следующих за ними; ожидая часа гласа трубы и вступления в новую жизнь и новое тело. Многие из них старые и дрожащие, некоторые молодые, средних лет и так далее. Но Имя Твоё да будет прославлено за всех.
30 И вот, мы снова стоим здесь перед живыми и мёртвыми. Я молю, чтобы Ты помазал Твои Слова в это утро. Я совершенно не знаю, что говорить, но я молю, чтобы Ты устроил это, как Ты обычно и делал, Господь.
31 Благослови нашего пастора Брата Невилла, его жену. Благослови советы попечителей, дьяконов, каждого члена тела. Пусть все вместе мы будем так жить в этой жизни, что в грядущей мы будем иметь Вечную Жизнь.
32 Помоги нам сегодня принять поправки от Духа и Слова, чтобы мы смогли приготовить себя, когда будем выходить из дверей в это утро с твёрдым намерением в нашем сердце жить лучшей жизнью, чем мы жили до этого. Мы просим этого во Имя Иисуса. Аминь.
33 Итак, я—я только что открыл Библию, это случайно получилось несколько минут назад. Я в Откровении 3, и я просто прочитаю отсюда о Послании к Лаодикийской Церкви.
34 И я также хочу сделать объявление, Брат Невилл только что мне сказал; Брат Парнелл, так как у меня получилось взглянуть вниз и увидеть его там, находится в—в пробуждении по эту сторону от Мемфиса. В... каждый из вас знает, где находится старина Уимпи, лоток с гамбургерами, где обычно стоял, у него там палатка, пытается собрать снопы и обнаружить, нет ли потерянных, определённых к жизни, которых он бы мог приобрести через своё служение для Христа. И он закрыл её до воскресенья по причине собраний, проводимых в скинии, и это—это очень преданно со стороны брата. И мы хотим вам сказать, что служения возобновятся с вечера в понедельник, на следующей неделе. И я знаю, что вы все сердечно приглашены послушать, как Брат Парнелл будет проповедовать свою проповедь о любви Христа.
35 И сейчас, давайте прочитаем из Откровения, 3-й главы, небольшой отрывок, чтобы сказать, что мы читаем Библию. Потому что то, что скажу я, может не исполниться, но то, что Он говорит, не подведёт. И я не знаю, откуда начать, что делать, куда идти, но я просто буду читать Лаодикийский Период Церкви.
...Ангелу... Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, и начало создания Божия:
Знаю твои дела... ты ни холоден, ни горяч; о, если бы... ты был холоден или горяч!
Но как ты тёпл, а не горяч, а не горяч, и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.
Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен... жалок,... слеп,... наг.
Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться,... белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазной мазью помажь глаза свои, чтобы видеть.
Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся.
36 Знаете, в каком-то месте, пока я читал, я... Простите меня, минуточку, я—я нашёл одно место, которое подходяще прозвучало для меня, и я не знаю сейчас, где оно. Вот оно.
... и не знаешь, ты... несчастен,... жалок,... беден,... слеп,... наг.
37 Ох, ну и ну, вот такая здесь картина сегодняшней церкви! Так вот, вот это, я—я думаю, что этот период церкви здесь, о котором мы говорим... Конечно, теперь период церкви выйдет в книгах. Но так как это Лаодикийский Период Церкви, в котором мы живём, давайте посмотрим на условия.
38 Я не хочу брать никакого заголовка или чего-то такого, потому что мы не... просто так поговорим, как у нас получится поговорить о том, что направляет нас совершать Господь, но о том, что нам поможет.
39 Давайте подумаем о Лаодикийском Периоде Церкви и его состоянии сегодня. Насколько я понимаю, я не вижу ничего, что могло бы помешать в это время Пришествию Господа Иисуса, кроме готовности Его Церкви. Я думаю, что одно из пророчеств...
40 Вчера, когда ехали на машине, мы ехали на ней два дня — от Тусона сюда ровно две тысячи миль— Билли и я. И вот мы, так вот, не было никаких превышений скорости. Мы ехали по правилам. Я сидел, если он вёл, и я—я вскидывал—вскидывал мои руки, как будто держал дробовик с взведённым курком. Я замечал, что он начинал превышать. Я говорил: "Минутку, паренёк".
Итак, нам сказано: "Отдайте кесарю кесарево".
41 Затем, прошлым вечером, подъезжая — маленькая девочка около трёх лет в неестественной позе лежала на дороге; мёртвая мама — в канаве. Какой-то пьяный парень, возвращавшийся из Корпуса Подготовки Офицерского Резерва, в возрасте восемнадцати лет, ехал со скоростью сто девяносто километров в час, лежал раненый на левой стороне дороги. И я думаю, он тоже умирал. Тогда можешь себе представить, что это такое.
"Отдайте кесарю кесарево".
42 Умирают невинные люди. Маленькая трёхлетняя девочка потеряла свою жизнь из-за пьяного солдата, видите, ехавшего со скоростью сто девяносто километров в час, подсчитано, не по той стороне дороги. Ехал с горы и мчался вниз, и убил их всех на месте. Я... Он также умирал. Итак, тогда ты можешь увидеть, даже, хотя невиновная сторона поступала...
43 Так вот, этот парень виновен в леденящем кровь убийстве. Видите? Я думаю, если человека застигли на дороге пьяным, ему сразу же нужно давать десять лет за потенциально совершённое... преднамеренное убийство; любого человека, потому что он просто... любого человека.
44 Мы, мы никогда не сделаем ничего хорошего политикой. Она прогнила. Божья идея иметь царя, праведного царя, правильная. Но политика просто стелется во все стороны, ты всё можешь купить; обмануть, лгать, красть, всё остальное. Как я сказал несколько воскресений назад: посмотрите, где вы находитесь, посмотрите, ничто иное, как воровская масса всяких мастей и оттенков. Но праведный царь может издать свои собственные законы. А вы можете убить человека; знаете таких хорошеньких политиков, точно, вы из этого выкрутитесь. Видите? Ну и, вот таким образом, это—это...
45 Демократия — это неплохая идея, но она не будет работать. Точно так же, как коммунизм, — всё общее; звучит неплохо, но не будет работать. Нет. Божий путь, чтобы иметь царя такого, каким был Давид, был правильным, тогда у вас был единый, сконцентрированный разум. Как вожак и стая гусей или что-то наподобие, вы не можете сделать их двое или трое. Тогда вы их всех запутаете, вы сможете прийти с любого рода идеей.
46 Итак, мы обнаруживаем, что состояние сегодня готово для Пришествия Господа.
47 Но тем временем, пока Брат Невилл и я, и другие братья стараются пасти стадо, у меня сейчас в разуме появилось кое-что, о чём, оказывается, мы можем поговорить.
48 Дело в том, однажды я получил письмо от одной приятной дамы. Я не получил его лично, оно пришло через другого человека. И она буквально разбивала меня в пух и прах, или же пыталась. Сказала: "Ты когда-нибудь... Разве вы, Христианские Бизнесмены, не можете сделать что-нибудь, чтобы остановить Брата Бранхама?" Сказала: "Из-за того, что вышла эта его книга, названная Лаодикийский Период Церкви, выплеснувшая много чего". И сказала: "Он попросту разносит на части Пятидесятническое учение". Сказала: "Итак, он говорит, что говорение на языках — не является очевидным доказательством". И сказала: "Потом, он против женщин-проповедниц". А это была женщина-проповедница. А её сыновья — одни из лучших моих друзей, которые у меня есть на свете. Она... Они среди самых лучших друзей, которые есть у меня. И она сказала: "Так вот..."
49 А этот человек и его жена, я с ними завтракал; они сказали: "Брат Бранхам, посмотри на это. Что ты об этом думаешь?", и протянули письмо.
Я сказал: "Знаешь, сестра, она просто не понимает".
50 Парни сказали мне, что их мать является женщиной- проповедницей и что она не согласна с Посланием.
51 И вот она говорит в нём, она сказала: "Итак, он сказал: 'Женщины не должны властвовать над мужчиной'." Сказала: "Что же насчёт Фивы в Библии, помощницы Павла?"
52 Конечно, она продавала товары. И Павел просил людей... Вы думаете, что Павел смог бы сказать: "Пусть женщины в церкви пребывают в тишине, не позволено им говорить", — и повернулся бы и сказал: "Вот Фива, моя помощница в Евангелии, она несколько вечеров будет проповедовать"? О, он противоречил бы своему собственному слову. Видите?
53 И потом, чтобы увенчать это всё, сказала: "Я думаю, что это была Есфирь... была одной из судей в Библии". Сказала: "Женщина была судьёй в Библии. Вот же власть над мужчиной!"
54 И этот бизнесмен, который не так давно был исцелён прямо здесь в церкви, он сказал... Его жена сказала: "Брат Бранхам, это всегда меня озадачивало".
Я сказал: "Сестра, как же это могло озадачивать тебя?" Сказала: "Но ведь здесь женщина-судья".
55 Я сказал: "Это политика, а не церковь. Это ничего общего не имеет с церковью".
56 Павел сказал: "Пусть они будут в послушании, как и закон говорит". А закон не может поставить женщину священником, не может такого сделать. Вы не увидите женщину-первосвященника. Вы не увидите женщину священником, ни в одном месте в Библии. Вы не увидите женщину-проповедницу в Библии. Точно так.
57 Некоторые из них были пророчицами и так далее; Мариамь и прочие. И Есфирь... Одна из них была судьёй над Израилем. Иногда они были царицами над ними, и далее вот в таком роде, царь и царица. В случае смерти царя царица должна была занять его место, пока не избирали нового царя, и так далее.
58 В—в Тусоне, Аризона, у нас там в городе есть женщина- судья. Вот из-за чего город так загрязнён. И у нас есть... Женщине совершенно нечего делать в политике. Ей совершенно нечего делать в... иметь какие-то полномочия в церкви.
59 Её место дома — царицы при муже. Вне этого ей делать нечего. И мы знаем, что это Истина. Вы не увидите... Я знаю, что это звучит старомодно, но я ответственен.
60 И я знаю, что после моего отшествия с этой земли эти плёнки и эти книги будут продолжать жить, и многие из вас, молодёжь, обнаружат в днях грядущих, что это в точности есть Истина, потому что я говорю это во Имя Господа.
61 Итак, мы удивляемся, как женщина, хорошая женщина, и она родила на эту землю от её верного мужа, хорошего человека, одних из самых замечательных парней, которых я когда-либо встречал, они одни из настоящих мужчин, которых я встречал. И прямо сразу же, как только они услышали Послание, они были убеждены на сто процентов в Его правильности. Так вот, это может прийти только через предопределение. Это единственный способ, которым это может прийти.
62 И вот, здесь есть вопрос. Я думал над этим, понимаете, почему Господь возвращал меня назад. "И знаешь об этом, знаешь... Не знаешь; ты наг, жалок, несчастен, слеп и не знаешь об этом".
63 Прежде чем я доберусь до этой темы, я вкратце упомяну то, что я сказал несколько дней назад в Послании о, я думаю, это было Бог Сего Мира, ослепивший глаза людей, которые полностью поклоняются дьяволу на религиозных служениях. Все его получили? Все поняли? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.]
64 И потом, в этом же самом Послании я рассмотрел тему, что женщина, одевающая аморальные, неприличные одежды, она будет осуждена у Стойки Суда как уличная проститутка. Это, конечно, звучит ужасно странно.
Позвольте, я нарисую небольшую картину.
65 Итак, в городе есть юрист, молодой парень, и он замечательный человек. С точки—с точки зрения политики, могу себе представить, что он настолько же приличен, как и любой другой, в своей политике. И потом, он идёт с девушкой, имеющей огромную популярность. Они влюбляются и женятся. Они посещают все вечеринки и прочие примечательные места, и там все выпивают. В конце концов, она... У него хороший дом. У него хорошие соседи. Люди о нём хорошего мнения. Но он... Они оба выпивают. Она носит шорты, стрижёт свои волосы, красится, всё предельно сексуальное; прекрасная женщина, выставляющая себя напоказ. Ну, она не ходит в церковь, вообще, ни один из них.
66 И вот, в соседний с ними дом въезжает женщина из баптистской или методистской церкви, она и её муж. И теперь, эта женщина...
67 Пусть она будет методисткой, потому, что методисты немного больше продвинулись в святости, чем баптисты; все кроме Новозаветных Баптистов, они верят в святость. Но в большинстве, баптисты вообще не ищут святости, вот как. Они не верят в такое. Поэтому, тогда пусть она будет методисткой, потому что они верят в святость.
68 И вот, женщина-методистка въезжает в соседний с этой женщиной дом на той же самой улице. Её муж... Скажем, он аудитор или каким-то служащим. Ну и эта женщина методистка смотрит на другую.
69 И когда этот юрист уезжает в город... Его зовут Джон, пусть его имя будет Джон. Так вот, не делайте никаких предположений по этому поводу. Я сейчас использую вымышленные имена. И пусть его зовут Джон. А она любит ездить гулять с Ральфом. И это вымышленное имя, и все остальные, просто для того, чтобы вы поняли смысл, чтобы представить картину.
70 Ну и вот, первое, что происходит на какой-то пирушке, Ральф обнимает её. А она просто вся вспыхивает, потому что, как она думает, она влюбилась в Ральфа. Потом, немного погодя, Ральф начинает с ней встречаться. И она предпочитает его Джону, наставляет ему рога. И она думает, что является довольно ловкой лисой, потому что может проводить время с Ральфом, будучи замужем за Джоном. Видите, женщина не имеет и следа приличия и не задумывается об этом.
71 Но эта методистка воспитана в другой среде. Она по крайней мере ходит в церковь и думает, что та женщина просто ужасна. О, она говорит своему мужу, когда он входит: "Я видела, как тот мужчина заходил туда и находился у неё. И когда Джон уезжает куда-то по делу, в Филадельфию или ещё куда-нибудь, он сажает её в свой двухместный автомобиль с открытым верхом, и они валяются на пляже. Я видела, как они возвращались; иногда даже не задергивали занавески, целует её, занимается с ней любовью, и потом... О, разве это не ужасно?", — она говорит своему мужу. "Она же не кто иная, как городская проститутка". Это правда. Она ещё хуже, чем городская проститутка, потому что она замужем. Видите? А она, эта женщина, методистка, думает, что это чудовищно — она совсем не ходит в церковь.
72 Итак, эта методистка ни в коем случае не сделает чего-либо подобного. Конечно же, нет. Она приличная женщина. И ещё одно, она даже не притронется к виски, потому что методистская церковь, девяносто процентов их программы — это запрет на виски, против виски. Ну вот, у них есть программа запрета, и люди из этой методистской церкви живут не выше, чем учит эта церковь.
73 Но та же самая женщина, эта методистка, выходит вечером со своим мужем, надевает по воскресеньям, после воскресной школы, шорты. Она стрижёт свои волосы. Она красит губы и даже слегка покуривает.
74 Итак, по Слову Божьему, они обе проститутки, но эта — "нагая, жалкая, несчастная, слепая знает об этом". Первая точно так же виновна, как и вторая, так как "мужчина, смотрящий на женщину с вожделением, уже совершил прелюбодеяние с ней в сердце своём".
75 И если бы эта женщина, если бы она теперь сказала: "Погоди- ка минутку, мистер Бранхам. Я сейчас тебе объясню, я никакая не проститутка". Сестричка, даже если бы тебя поставили перед Библией и ты положила бы руки на Неё в Присутствии Божьем и поклялась бы клятвой, что ты была настолько верной возлюбленной, настолько верной своему мужу, насколько это может быть. Твоё тело принадлежит твоему мужу, но твоя душа принадлежит Богу. Тебя помазал нечистый дух. Если это так, даже если ты не сделала ничего, тогда ты... Я могу доказать, что ты совершенно ненормальная.
76 Что бы произошло с твоей бабушкой, если бы она вышла на улицу в этих шортиках? Её поместили бы в заведение для душевнобольных — она вышла, не надев платья. Что-то не в порядке с её головой. Если это было так тогда, это так и сейчас.
77 Тогда это повергает мир в сумасшествие. Всё полностью в сумасшествии. И это вползало настолько постепенно, что люди это не замечают.
78 Итак, является ли она проституткой? Не перед мужем, перед клятвой по отношению к её телу. Но перед Богом — она имеет на себе нечистый блудный дух, который заставляет её таким образом одеваться. И она в Лаодикийском Периоде Церкви и не знает, что она это совершает. Невинная женщина не знает того, что Бог будет судить её за проституцию. Вот как.
79 Ты не можешь Этого объяснить ей; не можешь рассказать ей. Нет такого способа, каким можно было бы довести Это до неё. Библия сказала: "Они наги и не знают об этом".
80 Если вы назовёте её проституткой, лично её, она сделает так, что вас арестуют. Она, конечно, сделает. Я никогда не говорю ни о ком конкретно. Я говорю о грехе. Я не говорю: "Вот в этой церкви, мистер Такой-то, служитель Такой-то является..." Нет, нет. Я это говорю, учение об этом, обо всём в целом. Я не упоминаю лично человека. Это не люди. Это система, в которой они находятся. Это мировая система.
81 Брат Джордж Райт, который находится здесь, он... Ему семьдесят пять или, я думаю, семьдесят восемь лет. Как ты думаешь, что произошло бы, если бы ты однажды пришёл к Сестре Райт, и она встретила бы тебя в шортах? О, ты бы никогда—для тебя такая женщина перестала бы существовать. Ты никогда не женился бы на ней. И если бы любой парень в тот день такое сделал, произошло бы то же самое. Ну и вот, если тогда это было грехом и неправильно, то же самое и сейчас, но люди так предались сумасшествию.
82 Позвольте мне кое-что вам пророчествовать до того, как это произойдёт. Весь мир собирается в сумасшествии, и будет делаться хуже и хуже и хуже, пока они не станут кучей маньяков. Сейчас почти что уже так.
83 Можете ли вы себе вообразить человека, едущего не по той стороне дороги с выключенными фарами, рикки, молокосос, наверное, только что после школы, убил группу людей. Это их остановит? За ним придёт следующий, сделает то же самое. Можете ли себе представить молодого человека, который воображает что-то само... что-то о себе, который выезжает и делает то, что им в голову взбредёт?
84 Можете ли себе представить молодую женщину и ореол женственности: прекрасную, хорошо сложенную, с красивой фигурой, профиль, лицо, прекрасная; и именно то, что она красивая, показывает, что мы в конце времени. Видите, она полностью обратилась к мирскому образу, мирским вещам, а не к красоте святости, нежности в её душе. Я видел женщин, на которых с внешней стороны было не на что смотреть, но поговорите с ними хоть раз, поговорите с ними несколько минут — они являются чем-то настоящим, от чего вам невозможно оторваться. Видите, внешняя красота от дьявола, она от мира.
85 Посмотрите на детей Каина, как они вошли в это. "Когда сыны Божий увидели дочерей человеческих, что они красивы, они брали их себе в жёны", — и Бог так и не простил их.
86 Посмотрите, когда их израильские женщины были с мозолистыми руками и висящими косицами волосами, когда сыны Божьи проходили землю Моавитскую и повстречали этих изящных женщин с хорошо уложенными волосами; и украшениями и обилием маникюра на их лицах, или как вы там это называете, и когда сыны Божьи увидели этих действительно красивых женщин, а лжепророк сказал: "Мы все одно". [Брат Бранхам шесть раз стучит по кафедре.— Ред.] И они женились на них, и Бог так и не простил их.
87 Они умерли в пустыне. Каждый из них умер там без надежды, без Бога и Навечно потерян; проклят навсегда, хотя они видели благость Божью, хотя они пили из источника, который никогда не пересыхал. Они пили из поражённой скалы. Они видели, как медный змей являл чудеса. Они вышли из крещения Моисея в море. Они видели руку Божью. Они ели Ангельскую пищу и всё это делали. Но женились, позволили женщинам войти и стать жёнами среди них. Не совершили прелюбодеяния, просто дали им стать среди них жёнами; Бог так и не простил их.
88 Это второй раз, где такое встречается. Теперь мы в третьем разе, более обольстительном, чем когда-либо.
89 Я знаю, что это жёстко. И я часто о многом задавался вопросом, каким это могло бы быть? Почему я должен так строго говорить с людьми? Отчего это так? И при этом, я замечаю, если бы это был не Бог, здесь бы никого не было, ни одна женщина не сидела бы и не слушала бы меня. Но они возвращаются, потому что есть некто, у кого там появился маленький якорь Истины, который знает, что Это правильно. Несмотря ни на что, они знают, что Это правильно. Смотрите теперь, что происходит. Я знаю, что это жёстко.
90 Это как если бы доктор дал вам лекарство, а вы отказываетесь принять его, тогда не обвиняйте доктора, если умрёте. А Это — совсем как лекарство. Что же насчёт тех, кто постоянно заявляет, что я женоненавистник?
91 Понимаете, просто понаблюдайте за тем, как ведут себя женщины, и я покажу вам, где находится церковь. Мораль женщин находится в Лаодикии, в мире, физически: "нагая, жалкая, слепая и не знаешь об этом" — люди, женщины этого мира. И церковь находится в той же самой фазе. Смотрите за тем, как каждый раз естественное в точности изображает в прообразе духовное. Так вот, однажды, у Стойки Суда...
92 Я знаю, что так говорить непопулярно. И если человек не предопределён говорить это, лучше не говорить, потому что вы подражаете и тогда, без сомнения, вы попадёте в неприятности.
93 Теперь, обратите внимание. Я в действительности временами выгляжу так, как будто держу рот женщины открытым и вливаю в её рот Лекарство, и потом держу свои руки на её устах, а она каждый раз Его выплёвывает. Что если бы доктор сделал так пациенту, потом пациент бы умер, потому что отказался проглотить лекарство? У Стойки Суда, где всё такое, как стрижка волос и ношение шорт, и...
94 Я только лишь строю. Уже совсем близок тот час, когда вы увидите, как нечто произойдёт, когда что-то должно будет случиться. А весь этот фон здесь — был только лишь для заложения основания для короткого, быстрого Послания, которое потрясёт все народы.
95 Почему я докучал женщинам, это всего лишь то, что лежит здесь на поверхности, как что-то, обо что вы легко можете стукнуться головой. Даже пытаюсь сказать им, что является правильным. И я удерживаю руку, вот так, там, где находится рот, а они выплёвывают Это. Кто же тогда может винить доктора?
96 Как вы собираетесь отговориться в День Суда, когда те самые голоса, которые кричали против этого, будут снова проиграны перед людьми?'Как же тогда они смогут от этого уйти?
97 Выплёвывают Это сквозь твои пальцы. Ещё немного залью, потом наконец встряхну их голову и от...?... снова и уходят, не хотят делать этого. Но всё равно возвращаетесь, и я снова Это вливаю. Кого же тогда винить? Только не доктора, только не Лекарство, но отношение человека. Чистая правда. В один из этих дней, наступит ужасный день, когда это греховное поколение прелюбодеиц предстанет перед Всемогущим Богом.
98 Я вижу, как мои годы медленно уходят, мои плечи сутулятся, и я знаю — тридцать лет здесь на этой платформе, да, тридцать три года на этой ниве. Это долгая жизнь. Это тридцать три года служения. Об одном только я сожалею; что у меня его не сто тридцать три года. Потому что это будет последняя возможность, которую я смогу вообще получить, пока нахожусь здесь смертным, чтобы проповедовать Евангелие. Боже, помоги мне оставаться таким истинным по отношению к этому Слову, каким только могу быть и говорить только то, что Он говорит.
99 Что же делает ту методистку... Как вы сможете хоть каким- то образом донести Это до неё? Вот она, в этом Лаодикийском Периоде Церкви.
100 Хорошо, возьмём женщину-пятидесятницу. Ей не следует носить шорты, косметику или стричь свои волосы, но она смотрит на эту методистку, говорит: "Смотри-ка, эта женщина делает то и то!" Скажешь, что женщине нельзя носить шорты, но она скажет... и сама с постриженными волосами. Видите?
101 Чем выше поднимаешься в Боге, тем более греховным всё выглядит. И потом, иногда в молитве, можете себе представить, когда Святой Дух поднимает вас в ту сферу, тогда всё выглядит хаосом. Потом, когда возвращаешься вниз, ты кажешься, для людей, что ты мошенник, что ты—что ты не кто иной, как старая язва. Ты глупец, потому что торчишь, как старый болван и постоянно упрекаешь людей. Но если вы хоть раз вскарабкаетесь в эти сферы, где вы сможете быть в Присутствии Божьем (не через эмоции, но через подхватывание истинным Святым Духом), на всём без исключения написано "ИХАВОД". Слава Господня отошла от всего деноминационного сборища. Это верно. Среди них нет ни одной, которая была бы правой.
102 Позвольте, я нарисую небольшой круг. Если бы у меня была доска... Но я хочу, чтобы вы смотрели сюда. [Брат Бранхам рисует на чём-то несколько кругов.—Ред.] Я нарисую один круг вот так, и я нарисую ещё один круг внутри того круга, это два, затем я нарисую круг внутри этого круга. Вот, три круга, три окружности. И это вы.
103 Это Бог. Бог в троичности есть Один, а без троичности Он не является Богом. Он не может никаким другим способом стать проявленным.
104 И вы, точно так же, не можете быть проявлены, не являясь теми тремя, которыми вы являетесь, это: тело, дух, душа. При отсутствии хотя бы одного, вы незавершены. Понимаете? Не имеете души — вы ничто; не имеете духа — ничем не будете; не имеете тела — вы просто будете духом, а не телом.
105 Итак, Бог завершён в триединстве Существа, не в триединстве существ, но Одно Существо в триединстве. Отец, Сын и Святой Дух есть один истинно проявленный Бог. Бог!
106 Смотрите сюда, минуточку обождите, я—я думаю, что только пару минут назад я это прочитал. Слушайте.
...и Ангелу... Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало творения Божия:
107 Бог есть Творец. А как же Он мог быть сотворён? Но здесь "начало творения Божия". Когда Бог, Дух, был сотворён в форме Человека, это был сотворённый Бог; Бог, Создатель, Сам стал творением. Бог, Который сделал почву, сделал кальций, сделал поташ, космический свет, нефть, собрал всё вместе и сотворил Себя Самого в "начале творения Божьего".
108 "Аминь", окончательный. Аминь означает "да будет так". "Финал Бога", когда Бог стал завершённым в Своём творении.
109 Но как же это стало? "Бога никто никогда не видел, Единородный от Отца проявил Его". Поняли?
110 Например, минуточку, не спешите. Давайте ненадолго обратимся к Колоссянам. Случайно у меня... появилось Писание в голове. Давайте обратимся к Колоссянам, Послание к Колоссянам, и возьмём... я думаю, что это 1-я глава. Я сначала посмотрю туда, потому что это без подготовки. Поэтому я... Когда я был молодым проповедником, я мог вспоминать такие вещи [Брат Бранхам один раз щёлкает пальцами.—Ред.] моментально, но когда стал постарше — я не могу. Давайте начнём, я думаю, с 9-го стиха. "Посему..." Это Павел рассказывает Колоссянам о Христе, о том, Кем Он был.
Посему и мы с того дня, как о сём услышали, не перестаём молиться о вас и просить, чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном,
Чтобы вы поступали достойно Господа, [Синод, пер. "Бога".—Пер.] во всём угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога,
Укрепляясь... всякою силою по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью,
Благодаря Отца, Который сделал способными... Который сделал нас способными стать... причастниками наследия святых... [Перевод с английского языка.—Пер.]
Избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего,
111 Вот здесь мы и находим это. Смотрите.
В Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение греха, Который есть образ Бога невидимого,...
112 Поняли? 15-й стих, Колоссянам 1:15.
...рождённый прежде всякой твари;
113 Аминь! Кто? "Рождённый прежде всякой твари". Ангел, что угодно ещё — Он рождённый прежде всякого творения.
Ибо Им создано всё—создано всё, что на небесах и... что на земле, видимое... невидимое: престолы ли, господства ли,... начальства,... власти ли, — всё Им и для Него создано;
114 Не имеет значения, что там может быть — никакое другое существо! Обратите внимание, "и в... и Он, поэтому есть..."
... Он есть прежде всего, и всё Им стоит.
115 Что бы там ни было — Отец, Сын, Святой Дух, всё что угодно, "Он есть прежде всего". "Прежде всего, что на Небесах, на земле, видимое, невидимое, что бы там ни было", — этот Сын Божий был прежде всего. Это верно? Меня не интересует, что там может быть: престолы, начальства, всё что угодно; Небесные престолы, царства, что бы там ни находилось в этих великих запредельных сверхъестественных сферах, в Вечности, где бы это ни было, что бы это ни было: Ангелы, боги, всё что угодно, "Он прежде всего". Аминь! Разве вы не видите Его? "Он прежде всего, и всё Им сотворено. Он..." 17-й стих.
И Он есть прежде всего, и всё Им стоит.
116 Кроме Него ничто не может привести это к жизни. Бог Отец ли, Бог Святой Дух или даже Ангелы, власти, силы, начальства, всё что угодно, всё Им движется. "Всё Им стоит". Он!
И Он есть глава тела Церкви: Он — начаток—Он — начаток, первенец из мёртвых, (это значит, воскресит то, что Он пришёл искупить); дабы иметь Ему во всём первенства:
117 "Иметь первенство", вы знаете, что это означает? Это означает "над всем". Он над всем, что когда-либо было сотворено: каждый Ангел, каждое существо, всё—всё, что существует. Он над всем. Что же Это за Творение? Кем это может быть? Над всем! "И умиротворив..." Давайте посмотрим, минуточку. Первенс-...
Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нём обитала вся полнота,
118 "Вся полнота всего". Вся полнота Бога, вся полнота Ангелов, вся полнота времени, вся полнота Вечности; всё обитало в Нём. Вот что это за Личность.
И чтобы посредством Его примирить с Собою всё, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное.
119 Это и есть то великое Существо, о котором мы говорим, "Начало творения Божьего".
120 Теперь, теперь вот это, Церковь, что всей этой Его целью была Церковь. И как же мы попадаем в эту Церковь? "Одним Духом мы все крещены в одно Тело", — Церковь, Тело Христа. Это не может исчезнуть.
121 И вот что происходит. Посмотрите сюда, на эту маленькую образную картинку. [Брат Бранхам снова показывает свой рисунок с тремя кольцами.—Ред.]
122 Итак, этот внешний человек — это плоть. Это то, на что мы смотрим, что мы видим. И она имеет пять входов в это тело. И любой малыш из начальной школы, такой, как я, знает, что существует пять чувств для контроля тела: зрение, вкус, осязание, обоняние и слух. Без этого, вы не можете коснуться тела. Это есть единственный путь, который вы имеете к телу: зрение, вкус, осязание, обоняние, слух; вы видите, пробуете это на вкус, осязаете это... Теперь, тот, что снаружи — лукавый.
123 Теперь, внутри этого находится дух, которым вы становитесь когда рождаетесь на землю и в него вдыхается дыхание жизни. Этот дух от мирской натуры, потому что он не был дан от Бога, но это было (дано) допущено Богом. Теперь понимаете? Потому что каждый ребёнок, который рождён в мир, "рождён во грехе, зачат в беззаконии, пришёл в мир, говоря ложь". Это правильно?
Следовательно, тот человек внутри — грешник, прежде всего. Далее, но...
124 Так вот, у него есть пять входов. И эти пять входов... Я не знаю, смогу ли сейчас назвать их правильно. Когда... Первое, я знаю, это мышление, совесть и любовь, выбор... Нет. Совесть, любовь, рассудок... Есть пять входов в дух. Вы не можете думать вашим телом; вы должны думать вашим духом. Вы не можете иметь совесть в вашем теле. Там вообще нет умственных способностей, ваше тело их не имеет, следовательно, вы должны думать вашим духом. Вам нужно рассуждать. Вы не можете рассуждать вашим физическим существом, потому что рассудок не видит, не чувствует вкуса, не осязает и не слышит. Рассуждение — это то, что вы можете производить у себя в разуме. Если вы спите или вне тела, ваше тело будет лежать здесь мёртвым, но дух ваш по-прежнему будет способен рассуждать. Есть пять чувств, которые контролируют внутреннего человека. И это...
125 Теперь, к последнему человеку, который есть душа; там есть только одно чувство, которое контролирует её, и это есть свободный... свободная воля морального выбора отвергнуть или принять.
126 И вот причина, почему люди сегодня... Так вот, не забудьте этого сейчас, и вы увидите—вы увидите, что Святой... что является первоначальным доказательством Святого Духа. Понимаете?
127 Итак, люди могут жить в этом духе, и они могут танцевать в духе. Они восклицают в духе. Они ходят в церковь в духе, и они абсолютно могут иметь настоящий Святой Дух, помазанный на этом духе, но при этом быть потерянными и быть всё так же одержимыми дьяволом, имея этот дух.
128 Потому что, смотрите, вот почему вы не можете довести до той женщины, которая носила шорты, что она неправа. Вы не можете довести до неё, что её обстриженные волосы — это неправильно. "Ну, и какое же отношение к этому имеют твои волосы"? Но они имели для Самсона. Видите?
129 "Кто добавит хоть одно слово к Этому или убавит одно Слово от Него". Вы должны в чём-то иметь основной принцип.
130 Ну, вот например, если бы я был ну—ну—ну—ну баптистом, а вы бы пришли и сказали мне, что я должен—я должен креститься во Имя Иисуса Христа, это в Библии. Ну и перво-наперво, знаете, я сказал бы: "Я спрошу своего пастора".
131 И я пошёл бы к пастору, он сказал бы: "О, ну да, есть там что- то такое, правильно. Да, понимаешь, мы баптисты, и вот так мы верим; мы верим, что мы должны быть погружены в титулы 'Отца, Сына, Святого Духа'. Вот как делала это наша церковь. С тех пор как её основал Джон Смит, вот таким образом это происходило". Ну, что ж, это есть ваш основной принцип. "Плюнь на то, что говорит тебе этот парень!"
132 А что если ты методист, и ваша система — окропление, а тебе сказали, что ты должен быть погружён? Понимаете, что я имею в виду? Ты отправляешься к методистскому пастору, а он напишет и спросит епископа, сказал ли такой-то то-то и то-то насчёт этого. "Но мы, методистская церковь, мы были основаны три или четыре сотни лет назад в Англии Джоном Веслеем и Уайтфилдом и остальными, и Асбири. Мы составили этот документ, следуя Джону Веслею, что нас нужно окроплять, потому что это всего- навсего внешняя эмо-... форма. И мы думаем, что окропление так же хорошо, как и любой другой способ". Если ты настоящий... Если методистская церковь — твой основной принцип, то вот докуда ты дошёл.
133 Если ты католик... И я скажу тебе, что нет такого в Библии: не есть мяса по пятницам и прочие подобные вещи, и что "Святое Причастие это не вафля, так как это — Святой Дух", и так далее. А ты пойдёшь к своему священнику, священник скажет: "Вот здесь это написано, прямо в этом документе". И если твоим основным принципом является церковь, пропусти мимо ушей то, что кто-то говорит. Это твой основной принцип.
134 О, Боже, помоги, чтобы это прошло внутрь! Что до меня, то всё это неправильно. Божье Слово есть основной принцип. Что бы это Слово ни говорило — это правильно.
135 Так вот, существует только один путь, здесь вверху, в этих кругах, которым ты сможешь оказаться в этом небольшом внутреннем человеке; и ты должен быть предопределён. Потому что ты был с Богом, ты — часть Бога.
136 Я был в своём отце. Я также был в своём деде и деде моего деда. Через семя я был там.
137 И я был во Христе. Вы были во Христе прежде основания мира. Он пришёл искупить Своих, Своих, которые были в Нём. Аллилуйя! Его детей, которые были в Нём!
138 Он не пришёл, чтобы—чтобы спасти детей дьявола. Они никогда и не узнают Это. А они настолько мудры в путях своего интеллектуального познания, что вы даже и не сравнитесь с ними. Вы не сможете их переговорить. Но, через веру вы видите Это.
139 Так вот, науке никакая вера не нужна. Наука доказывает то, о чём они говорят. Ей совершенно не нужна вера.
140 Католический священник скажет тебе: "Посмотри, какой долгий путь проделала Католическая церковь. Посмотри, как долго она была под преследованием язычества".
Методистская церковь скажет: "Посмотри вот, как долго..."
141 Я видел церковь... расскажу о знаке лицемерия; вчера, когда ехал по дороге, я увидел. Сказано: "Церковь Христа, основанная в 33 г. н. э." А ей даже и ста лет нет, видите, той деноминации. Подумать только! "Учение апостолов"? Едва ли что-то осталось. Они Саддукеи этого дня; никакого Духа, никакого... И ты им ничего не скажешь; ты с ними не сможешь поговорить; ты с ними не сможешь поразмыслить.
142 Потому что мы находимся за пределами размышления. "Не полагайся на разум свой". Вера не рассуждает вообще. Вера верит Этому.
143 Они говорят: "И что же, ты веришь, что мы должны это всё совершать? Чушь! Это..."
144 Но Библия так сказала. Я не могу сейчас объяснить, как это происходит, но это происходит. Бог так сказал. Поэтому вы не должны... Я ничего не могу рассказать вам об этом. Вера не объясняет Этого. Вы знали об этом? Вера просто Этому верит.
145 Иисус сказал Никодиму из Сине-... экуменического совета Его дня; пришёл к Нему ночью, сказал: "Учитель, мы знаем, что Ты Учитель, пришедший от Бога, потому что никто не может творить то, что делаешь Ты, если только Бог не будет с ним".
146 Он сказал: "Истинно Я говорю тебе: 'Если только человек не родится заново, он даже увидеть не может Царствия Божьего'."
147 Сказал: "Я, старый человек, должен войти обратно в утробу матери, чтобы родиться?"
148 Он сказал: "Как же Я расскажу тебе о Небесном, если ты даже не веришь земному?" Видите?
149 Потом, Он однажды сказал: "Если вы не будете есть плоти Сына Человеческого, пить Крови Его, вы не имеете в себе Жизни". Он не объяснил этого.
150 Те апостолы и прочие в тот день, кто был предопределён к Жизни; Он знал это. Сказал: "Все, кого дал Мне Отец, придут. Единственное, что вы должны сделать, — сделать известным Мой Голос; они узнают его, потому что Мои овцы знают Голос Мой". А голос есть слово выраженное. [Пробел на ленте.—Ред.] "Они в любом случае поверят Этому. Им не нужно будет что-то научно подтверждать или спрашивать какого-то Саддукея или Фарисея, или кого угодно насчёт этого. Я сказал это, они этому верят, потому что овцы Мои слышат Голос Мой".
151 А Это есть Голос Божий в печатном виде, потому что Это есть полное откровение Иисуса Христа — Ветхий и Новый Заветы, совмещённые вместе. Аминь. Вот так вот.
152 и что же? Скажете: "Эти люди — хорошие. Из-за чего же они... " Из-за одного, их место привязки находится на церкви. А там внутри... Помните, в воскресенье неделю назад; кто из вас был там и слышал проповедь о Помазанных в Последних Днях! Думаю, что все вы были. Видите, они помазаны. Их духи помазаны, в этой второй сфере.
153 И вот, эта первая женщина говорит... Нет, она совершенно не прислушивается к тому, что говорит церковь, что ещё там кто-то говорит. Она хитрая лиса. Она получила образование в колледже. Она может наставить рога мужу и думает, что она ловкачка, потому что так сделала.
154 А эта другая женщина: "нагая, слепая и не знает об этом". [Брат Бранхам два раза постучал по кафедре.—Ред.] О, жалкое зрелище, но это та картина, которую нам рисует Библия. Итак, она ходит в церковь. Та женщина, наверное, была бы лучше, та женщина была бы... Она живёт хорошей чистой жизнью; ничего не скажешь против этого. Бог будет Судьёй этому. Я не знаю; я не Судья.
155 Я только лишь... ответственен за то, что Он показывает мне. Это то, что говорили апостолы. "Мы говорим только то, что мы знаем, то, что мы слышали, что мы видели". Это всё, за что я несу ответственность. Это всё, за что вы несёте ответственность.
156 Но сейчас, понимаете, если бы вы взяли эту же женщину... Где оказалась она? Понимаете? Она же ходила прямо возле этого. Без сомнения, она слышала; включала радио много раз. Голос Божий много раз говорил. Ну и теперь, она идёт в этот культ, клан. Все церкви — кланы. Все без исключения, это чистейшая правда, они просто ложи, где люди собираются на основе членства. И она туда ходит; как же, это же полностью подходит ей. И вот, если вы захотите рассказать ей, что она должна делать, она не захочет вас слушать. Покажешь ей это в Библии, она и Это не послушает.
157 Итак, мой дорогой брат, сестра, ещё один-два комментария перед окончанием. Четверть часа до времени роспуска; пятнадцать минут.
158 Теперь смотрите, я хочу у вас что-то спросить. Почему же эта женщина не может увидеть это? Почему же она не может? В отношении физического прелюбодеяния по отношению к своему мужу она невиновна; ей не в чем признаваться. Она так же чиста, как и в день своего рождения; ни один мужчина её не касался.
159 Я теперь проведу параллель женщины с церковью. Она так же чиста, как и когда родилась. Да, это именно то, чем является церковь, такая же, как и когда родилась, но она была "рождена во грехе, зачата в беззаконии, пришла..." Видите, что я имею в виду?
160 Скажи ей теперь, что это неправильно, стричь свои волосы, Библия сказала так. Это неправильно для неё — носить эти шорты, Библия сказала так. Она скажет: "Чепуха". Почему? Её основной принцип не вот здесь, в этом третьем человеке, душе, предопределённой и посланной от Бога. Но её основной принцип находится вон там, на организации, которую какой-то человек организовал вне Этого. Понимаете?
161 Но если в той душе лежит Слово Божье, она скажет: "Аминь! Я вижу это". Она выстраивается в одну линию с Ним. Теперь, посмотрите сюда. Следовательно, человек, который рождён от Духа Божьего...
162 Видите, вот здесь это наружная плоть. И я говорю перед смешанной аудиторией, но я говорю как ваш—как ваш пастор, как ваш брат. Вот здесь плоть, она слаба, она привязана к... Какая-то дама идёт по улице; какой-то молодой человек в юном возрасте, когда ему семнадцать, восемнадцать, двадцать лет, двадцать пять, тридцать, идёт там же... И эта молодая дама идёт, изгибая каждую выпуклость своего тела, надев туфли на высоком каблуке; всё торчит у неё спереди и сзади, и платье вот так выше колен, или надеты шорты. Вы знаете, что Библия сказала, что она будет вести себя таким образом? Вы знаете, что в Библии сказано, что именно вот так она будет себя вести, и что она будет такой мерзкой.
163 Вы читали в новом Ридерс Дайджест о том, что "Мужчины и женщины сего дня, молоденькие девушки от двадцати или двадцати пяти лет имеют менопаузу", что вы, в соответствии с тем, что сказала наука, проходите перемену в жизни в среднем возрасте между двадцатью и двадцатью пятью. Это было в возрасте тридцати или тридцати пяти в моё время. Во времена моей матери у женщины не было менопаузы до наступления сорока или сорока пяти.
164 что это такое? Это из-за науки и пищи, гибридов, что так извратило всё человеческое тело, что мы стали кучей разлагающейся массы. И что же, если физическое существо разложилось, то разве клетка мозга не принадлежит этому физическому существу? [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре.—Ред.]
165 Теперь, смотрите за Духом, который следует за этим. Наступит такое время, во Имя Господа, что люди будут полностью сумасшедшими. Библия говорит так. Они будут орать и вопить; в их воображении будут огромные пугающие образы. Радио, всё остальное, телевизионные программы всё это производят. На земле будет такое, что появятся муравьи, которые будут высотой как четырнадцать деревьев; будет птица, летящая над землёй с крыльями величиной шесть или восемь километров; и люди будут их видеть, они будут кричать и орать, и вопиять о милости. Но это будут Язвы. Подождите, пока я буду проповедовать об открытии этих Язв.
166 Смотрите, что сделал Моисей с физическим существом, не с Духом, когда Он сказал: "Моисей..." Бог сказал Моисею: "Пойди туда, — Своему пророку, — возьми горсть пыли, брось её в воздух и скажи: 'ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, на земле появятся блохи'." [Синод, пер. "пёсьи мухи".—Пер.] Там не было блох. Сначала они стали замечать что-то ползущее по кусту. Посмотрели, и ещё что-то ползёт. А немного погодя их там было столько, что через них невозможно было пробраться.
167 Откуда они появились? Бог есть Творец. Он может сделать то, что Он пожелает. Он суверенен. Он мог бы сделать птицу, которая дотянулась—дотянулась бы своими крыльями от одного края земли до другого.
168 Он сказал: "Пусть появятся мухи, покроют всю землю". В той земле не было мух. Первое, что произошло, — вокруг начала летать мясная муха. Сначала их было восемь или десять, двенадцать. Потом, единственное, что можешь увидеть, — через них нельзя пробраться. Бог, Творец, держит Своё Слово.
169 И он протянул по повелению Божьему свой жезл и сказал: "Пусть появятся жабы". И жабы появились в таком количестве, что они сгребали их, собирали кучи, может быть, высотой полтора или два метра из жаб, и смердело повсюду. Они были в буфете у—у фараона. Они были на... заглянули бы под простыню, и под простынёй было бы пятьсот жаб, под кроватью, в еде. Повсюду, куда бы они ни пошли, были жабы, жабы, жабы. Откуда они появились? [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре.—Ред.] Бог, Творец, суверенен. Что Он говорит, то Он и сделает!
170 И Он сказал, что будут ужасные зрелища на земле. "Саранча с волосами, как у женщин", — длинными волосами, чтобы преследовать этих женщин, которые стригут свои волосы. "Зубы, как у льва; жало в хвостах, как у скорпионов; они будут несколько месяцев мучить людей". Подождите немного, пока мы доберёмся до открытия этих Язв и Печатей и этих Семи Громов, посмотрите, что произойдёт. О, брат, лучше приди в Гесем, пока есть время прийти в Гесем. Не обращай внимания на внешнее.
171 Гляньте сюда. Вот молодая дама, извиваясь, идёт по улице; вот молодой парень, его глаза это замечают. Он — член церкви. Он — пятидесятник. Он кто угодно. Но, прежде всего, у него нет никакого ограничителя вот тут внутри. Она скажет: "Приветик". У него вьющиеся волосы, и он такой симпатичный с крепкой фигурой молодой парень; может быть, старался жить правильно. Она начинает к нему приближаться, даже проповедник. И первое, что...
172 Что это такое? Это вот здесь снаружи, желание плоти; а дух вот тут пониже, хотя и помазанный, говорит: "Не делай этого, не делай этого". Но что это делает дальше? Оно просто обходит, здесь держится, туда направляется. И первое, что видишь, — он пытается назначить ей свидание. Он виновен в совершении прелюбодеяния независимо от того, прикоснётся он к ней или нет.
173 Но настоящий, рождённый заново сын Божий! Аминь! Вы не можете сделать это своими силами. Это совершенно невозможно для мужчины с красной кровью вот таким образом пройтись перед женщиной без того, чтобы что-то не произошло. Но когда Нечто находится внутри; это маленькое, рождённое заново Нечто, вот здесь!
174 Хотя тот человек, может, и восклицал, говорил на языках, прыгал, танцевал, делал всё что угодно, помазан Духом; совершал Его Духом все чудеса и знамения, о которых Бог здесь сказал! [Брат Бранхам стучит по кафедре три раза.—Ред.] Иисус сказал: "Многие придут ко Мне в тот день, скажут: 'Господи, разве я не пророчествовал во Имя Твоё? Разве я не изгонял бесов во Имя Твоё? Разве... ' Он сказал: 'Отойдите от Меня, делатели беззакония'." Что такое беззаконие? Нечто, что вы знаете, как нужно делать и не делаете. "'Отойдите от Меня, делатели беззакония, Я никогда не знал вас'."
175 Но там внутри того человека, если там есть эта маленькая точка привязки, это Семя Божье, которое было предопределено прежде основания мира; меня не интересует, что может произойти, оно удержит его. Оно там для того, чтобы выдержать.
176 Вот почему та женщина будет носить эти шорты. Она считается проституткой, как и та женщина, которая совершает этот акт. Понимаете? Она не знает, что этот дух... Откуда она узнает? Из её основного принципа.
177 Что есть основной принцип? Последнее слово. Основной принцип — это аминь. Конец всей борьбе, ваш основной принцип.
178 И если ваша церковь, пятидесятническая церковь говорит вам, что "Длинные волосы и всё остальное — это просто фанатизм. Ты же можешь надеть шляпу на затылок" и так далее, такого рода вещи, тот человек одержим дьяволом.
179 Потому что Слово Божье сказало: "Для женщины позор стричь свои волосы. Она постыжает свою голову". Если она постыжает своего мужа, а её муж есть Церковь, а Церковь есть Христос — она бесчестная религиозная проститутка; нагая и не знает об этом. Нагая! Разве не сказала Библия: "Покрывалом женщины являются волосы"? Разве не даны волосы ей в качестве покрывала?
180 Однажды там, у Стойки Суда! Я пытался вливать Лекарство и удерживать Его своими руками, а вы сразу же выплёвывали Его обратно сквозь ваши пальцы. Бог однажды осудит их. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Это не собрание глупости или изобретение какого-то сумасшедшего. Это не так. Потому что это есть Слово Господа.
181 И настоящий, подлинный Христианин будет держаться в соответствии с тем внутренним человеком, этим Духом, который был там далеко в начале, который есть Слово.
182 А Он был полнотой всех вас, вы были в Нём там, на Голгофе. Он предузнал, что вы будете здесь. Он просто распределил то, что должно произойти. А вы были в Нём, вы умерли с Ним. Вы умерли для своей гордости, вы умерли для своих мод, вы умерли для мира. Когда Он... Вы умерли с Ним на Голгофе, и вы воскресли с Ним, когда Он воскрес на третий день. [Брат Бранхам три раза постучал по кафедре.—Ред.] И из-за того, что вы приняли это, вы теперь восседаете в Небесных местах во Христе Иисусе. Аллилуйя!
183 Вот как. Это тот внутренний человек. Тот внутри, что до запятой примет Слово, прилепится к Слову, несмотря ни на что. Вы ничего не сможете с этим поделать. Я это усвоил много лет назад.
184 Мой маленький ребёнок лежал там, умирал. Моя жена лежала там в—в—в морге, набальзамированная и положенная там. Меня позвали туда, а Шарон умирала. Это было самое тяжёлое искушение из всех, которые были в моей жизни. Мне было около двадцати пяти. Я вышел оттуда, а Билли Пол был на грани смерти.
185 Пришёл доктор Сэм, сказал: "Билл, я не думаю, что мы спасём Билли. И я..." Он сказал: "Он так плох". Сказал: "Билл, мне так тебя жаль". Он обнял меня.
Я сказал: "Док, у меня просто нет больше сил".
186 Ещё два часа, я позвонил ему, мой ребёнок, Шарон; я вывез её оттуда, он... увидев её в судорогах; это не прекращалось. Ей вставили иглу в позвоночник, сделали пункцию, получили анализ — туберкулярный менингит. И всё.
187 Я с трудом проделал путь до больницы, остановил там свой старый грузовик, выбрался и пошёл к палате. Оттуда в зал спустился Сэм со шляпой в руке, плача, обнял меня рукой, сказал: "Не ходи туда, Билл".
Я сказал: "В чём дело?"
Сказал: "Ты не можешь видеть её". Сказал: "Она умирает, Билл".
А я сказал: "Нет, Сэм, только не мой ребёнок".
188 Сказал: "Да". Сказал: "Даже и не спрашивай о ней, Билл. Если даже она выживет, — сказал, — она будет калекой". Сказал: "Она постоянно будет в выпрямленном положении, и она будет страдать всю свою жизнь". Сказал: "У неё менингит". Сказал: "Не суетись вокруг неё, ты—ты этим просто убьёшь Билли".
Я сказал: "Сэм, я должен увидеть её".
189 Сказал: "Ты не можешь, Билл. Я—я запрещаю тебе. Ты же знаешь, как я отношусь к тебе, и что ты мой близкий друг и всё остальное, — сказал, — как хорошо я отношусь к тебе, — сказал, — и как я верю тебе, Билл, — он сказал, — но не—не ходи к этой малышке". Сказал: "Если ты пойдёшь... У неё менингит". Понимаете? Сказал: "Она отойдёт через несколько минут и, — сказал, — ты сможешь... мы похороним её". Сказал: "Билл, мне так тебя жаль".
190 Он позвонил, сказал, позвал медсестру, чтобы дать мне какое-то лекарство. Сказал: "Я не знаю, выдержит ли этот мужчина или нет".
191 Я немного там постоял. Он принёс лекарство. Я присел в зале. Он сказал: "Посиди". И медсестра принесла его, сказала: "Выпейте это, Брат Бранхам".
192 Я сказал: "Благодарю вас. Поставьте это, пожалуйста, сюда". Когда она вышла, я вылил это в плевательницу; стакан поставил обратно.
193 Я сидел там. Я думал: "О, Боже, что я сделал? Ты же хороший Бог. Почему же Ты позволил ей умереть, чтобы однажды я вот так держал её в руках?" Просил Его о ней. "Почему Ты позволил ей уйти? И Билли лежит там, умирает; а здесь она умирает. Что я сделал? Скажи мне! Вообще-то и я тоже могу отойти вместе с ними".
194 Я открыл дверь, и там не было медсестры. Я проскользнул в подвал. Это было ещё до того, как больницу достроили. Ширмы, никаких ширм не было на окнах почти совсем, и мухи ползали по её глазкам. У меня был кусок накомарника, так мы это называем, положил сетку на её лицо. Я согнал мух прочь; положил. Её маленькие глазки — она так сильно страдала, что они скосились.
195 и тогда сатана подошёл там ко мне сбоку и сказал: "Разве ты не говорил, что Он хороший Бог?"
Я сказал: "Да, я это говорил".
196 "Разве ты не говорил, что Он исцелитель? Как же тогда ты взывал, а твой отец умер тут, на твоих руках, он, грешник, умоляя о своей жизни? Почему твой брат умер там, на руках у другого брата, а ты проповедовал за кафедрой несколько недель назад?" Сказал: "Почему же тогда Он не ответил тебе? Ты же говорил, что Он тебя любит и спас тебя".
197 Он не мог мне сказать, что Бога нет, потому что я успел увидеть Его. Но он говорил мне, что Ему до меня нет никакого дела.
198 Сказал: "Вот здесь лежит твоя жена. Твои малыши очень скоро будут здесь. Твой папа похоронен. Твой брат похоронен. И вот, твою жену похоронят завтра. И другой твой ребёнок умирает здесь. Он добрый Бог? Да? Он исцелитель?" Сказал: "Сделал из себя посмешище!"
199 Что же это произвело? Из... это было воздействие снаружи, на этого первого человека.
200 Сказал: "Посмотри-ка. Ты же знаешь, несколько лет назад, около двух или трёх лет назад, до того как ты принял Это, люди имели о тебе хорошее мнение. Ты жил хорошей, чистой жизнью. Любая девушка в городе, которая имела желание прогуляться, пошла бы с тобой, потому что они чувствовали, что ты чистый и приличный". Я мог бы стать перед любой из них. Я ни разу ни одну не обидел, ни разу, ни слова не сказал. Даже если она язвила, я провожал её домой. "И тебя любили среди людей. Но кто ты теперь? Религиозный фанатик".
201 "Да, это так, я был таким". Видите, как это всё начало соединяться? Наружное, рассуждение в духе, всё это собралось вместе. "Это так, сатана".
"А разве ты не говорил, что Он исцелитель"? "Да. Да".
202 "да ты умоляешь и плачешь, а люди говорят тебе, что это не так, что ты совершенно сбился с пути. Твоя собственная церковь отвергла тебя из-за Этого. Твоя собственная Баптистская церковь выставила тебя за дверь по той же самой причине".
"Да".
203 "Твой папа похоронен. Твой брат похоронен. Твоя жена лежит здесь, чтобы быть похороненной. Вот твой ребёнок, ещё пятнадцать минут, и он отойдёт. И Он исцелитель? Твоя собственная плоть и кровь; одно Слово от Него спасло бы жизнь ребёнка. 'Он исцелитель', — ты сказал. Люди пытались сказать тебе. Проповедник пытался сказать тебе, что ты полностью запутался; что ты полностью сошёл с ума; ты полностью стал религиозным фанатиком. А ты сказал, что Он любит тебя. Разве Он может любить тебя?"
204 "А как ты плакал о своём папе! Как вечер за вечером ты постился и когда ты... днём тебе приходилось молиться для того, чтобы забраться на столб для работы. А Он позволил ему умереть на твоих руках грешником".
205 "А твоя жена, какой хорошей женщиной она была, и как ты любил её!" Мать Билли, многие помнят Хоуп. "Какой она была хорошей девушкой! Как счастлив был ты, ваш маленький дом с мебелью стоимостью семь или восемь долларов, вся мебель, что у вас была, но всё равно, ты любил её; и вы... и вы любили друг друга. А ты ходил и молился за других; и это просто умственное возбуждение, они вставали, уходили, говоря, что всё в порядке. Но теперь, твоя собственная жена; вот она — уже второй день мертва, лежит там внизу в похоронном бюро, у Скотта и Комбса. Он исцелитель? Да?"
206 "А твой малыш Билли Пол, вот-вот умрёт в возрасте восемнадцати месяцев. И твоя маленькая дочь, в возрасте восьми месяцев лежит здесь, умирает от менингита. И ты только что помолился; а Бог опустил заслонку, сказал: 'Заткнись!' Не слышит, не хочет ни слова слышать от тебя! Повернулся к тебе спиной. Он хороший Бог? Да? Он любит тебя? И каждая девушка, с которой ты когда-нибудь гулял, каждый парень, с которым ты когда-либо общался, твои самые лучшие друзья отвернулись от тебя, как от религиозного фанатика".
207 Всё, что он мне говорил, было правдой. Всё, что бы он ни говорил, попадало точно в цель, видите, вот сюда. Я тогда уже готов был сказать: "Ну, я тогда, если Он вот таким образом поступает, я тогда не буду служить Ему".
208 Как только я почти что сказал это, появилось Нечто, пришедшее откуда-то из другого места, откуда-то из самой глубины изнутри. Сказало: "А ты кто такой? Господь дал, и Господь взял". Видите, это есть тот внутренний человек, ни чуточки не рассуждает.
209 Я огляделся и подумал: "Как я появился на земле? Я вышел из кучки пьяниц. Как я сюда попал? Кто дал мне жизнь? Кто дал мне жену? Кто дал мне этого ребёнка? Откуда появилась моя жена? Откуда взялась моя жизнь?" Я сказал: "Даже если Он и убьёт меня, я буду верить Ему".
Я сказал: "Убирайся от меня, сатана!"
210 Я положил свою руку на ребёнка. Я сказал: "Шарон, дорогая, я вложу тебя через несколько минут в руки твоей матери, когда Ангелы Божьи придут взять тебя, но однажды папа снова тебя увидит. Я не знаю, каким образом это будет, дорогая. Я не могу тебе сказать, как это будет; так как Он обращает Свою спину ко мне, не слышит о тебе".
211 Он позволил, чтобы моя жена умерла, а я держал её за руки, плача о ней. И моего папу, за его руки, умер на этой руке, прямо вот здесь', глядя- на меня, пытаясь вздохнуть. А я молился так сильно, как только мог. Как я смог потом выйти перед людьми, чтобы проповедовать о Божественном исцелении? Как я мог проповедовать, что Он добрый Бог, и допустить, чтобы мой папа умер грешником? Как я мог об этом проповедовать? Я не знаю, но я знаю, что Он прав.
212 Слово Божье никогда не ошибётся. Оно будет торжествовать, не имеет значения, что происходит. Тогда я узнал, что есть Нечто глубже, чем все размышления, Нечто глубже всех эмоций, всего остального, подобного этому. Там был внутренний Человек, который устоял в тот час. Ничто другое не смогло бы сделать это; каждое рассуждение, всё остальное могло бы доказать, что Оно не было верным, и я не был прав. Но Слово Божье, которое было предопределено прежде основания мира, находилось внутри.
213 Я почувствовал, как лёгкий Ветер проносится по зданию. Её дух отошёл для встречи с Богом.
214 Брат, сестра, позвольте мне вам сказать, Это является единственным. Не пытайтесь спорить с Ним. Не пытайтесь иметь длинные волосы только потому, что это я так сказал. Не пытайтесь делать всего этого только лишь в вашей плоти. Не пытайтесь делать это только лишь для какого-то рода прикрытия. Но просто ожидайте перед Господом, пока не появится Нечто откуда-то, глубоко изнутри!
215 Многие из вас думают, что из-за того, что вы имеете длинные волосы, это значит, что вы отправитесь на Небеса. Это совсем не так. Многие думают, что из-за того, что ты хорошая моральная женщина, ты...?... Это не так. Многие думают, что из-за того, что их церкви принадлежат к этой и той большой группе и великим докторам Богословия. Это совсем не так. Понимаете?
216 Многие думают, что если они говорят на языках, они получили Святого Духа. Это не так. Хотя Святой Дух говорит на языках. Это не так. Но до тех пор, пока этот настоящий, подлинный Святой Дух не сольётся с каждым Словом! Если тот Святой Дух в вас, что даёт вам говорить на языках; оглядывается и не соглашается с остальной частью Слова, тогда это ложный дух. Видите?
217 Это должно прийти изнутри, что является Словом от начала. "В начале творения Божьего", — когда Бог начал творить, привёл вас к существованию, вы понимаете. Вы начались ещё там, как семя и продвинулись до того, чем вы сейчас являетесь. И тогда вы все были во Христе. А потом, когда Христос умер, Он умер, чтобы искупить всех вас. И вы являетесь частью этого Слова, и как же может... Библии, всего Его! "Заповедь на заповедь и правило на правило; здесь немного и там немного". "Ни одна йота или черта не прейдёт". Как можете вы, будучи частью Слова, не соглашаться с оставшейся Его частью или с любой Его частью?
218 Да благословит вас Бог. Я уже исчерпал своё время. Я этого не хотел, задержать вас так долго. Прошу прощения за то, что я задержал вас; но не прошу прощения за то, что сказал.
Мы прямо в завершении чего-то, друзья.
219 Все, кто здесь, я полагаю, что здесь только члены церкви. Я вовремя не осмотрелся, чтобы увидеть, кто именно присутствует из членов. Я считаю, что вы все постоянно сюда приходите. Позвольте мне рассказать вам кое-что, что произошло. Дадите ещё шесть минут? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.]
220 Есть ли здесь служитель мистер О. Уолкер из Орегона, который был здесь в то—то воскресенье, когда и я был здесь? Кто-нибудь знает что-нибудь? Очень странная вещь.
221 Я приехал сюда, здесь внутри было очень много людей, у меня—у меня... у меня было приличное количество личных разговоров и каждый из них был важным: насчёт сына, детей, брака, пьянства и—и другие вещи, только то, что является важным. С каждым нужно было встретиться. Я не могу всё это сделать. Я предаю вас Богу и над каждым из них держу руки в молитве. Я сказал: "О, Боже, я—я не могу это сделать. Доведи это до них, Господь, сделай... Ты знаешь, как это сделать. Я молю за каждый случай".
222 Мне позвонил Билли. А я только что вошёл с Братом Банксом. Он сказал: "Папа, если ты..."
223 Ну и вот, я вижу людей, которые время от времени оттуда подъезжают на лужайку, смотрят внутрь. А я смотрю наружу, на них, затем помашу им вот так, а они—они почти что головы выворачивают. Я не хочу, чтобы вы так делали.
224 Однажды, когда мне покупали место там, в Тусоне, чтобы я там жил, у Брата Тони было место наверху, которое он хотел купить для меня, в три или четыре раза дороже, чем стоит это место. Он даже сколько-то тысяч долларов хотел вложить в него сам. Но на единственной дороге, по какой вы попадёте туда, стоял привратник. Здоровенный... Это в придачу ко всему, что наверху. Но любой... Те люди, которые там живут, вам нужно иметь письменное разрешение, затем этот привратник звонит тебе и выясняет, можно ли им войти.
225 Я сказал: "Разве ты можешь представить меня, моих братьев и сестёр, которые придут для встречи со мной, которые захотят поприветствовать меня и попросить для меня Божьих благословений, можешь ли ты представить, чтобы я посадил себя вот сюда, Тони?"
Он сказал: "Да, но у тебя же есть..."
226 Я сказал: "Тони, то, как церковь и прочие делали так, чтобы люди не приходили, — я сказал, — это для людей, у которых есть много чего-то такого, что они хотят, чтобы я сделал".
227 Они, они скажут: "Так, Господь сказал мне. Аллилуйя! Я останусь прямо тут. Слава Богу! Господь сказал мне, что ты должен провести собрание у нас в группе. Да, сэр, слава Богу! Бог мне так сказал. Если ты этого не сделаешь, Брат Бранхам, то ты точно станешь отступником". Чтобы я сидел там, пытаясь выучить что-то, видите. Вот это каким образом, видите. И много хороших людей из-за этого получат трёпку, когда придут.
228 Наподобие, как человек, который собирался поохотиться на одной ферме. Фермер пришёл и сказал: "Ну, заходи. Можешь поохотиться". А ты забираешься туда и подстреливаешь какую-то из его коров; кролик пробежал под коровой, и всё равно стреляешь в кролика. Перелезаешь через забор, вместо того, чтобы перебираться у столба, как порядочный человек; взбираешься на забор и ломаешь его. Понимаете? И затем он скажет: "Я поставлю вокруг ограду!" Я ни—я ни капельки не обвиняю его. Что же он делает? Он не даёт приличному охотнику войти. И это всегда таким образом. Зло не дает доброму получить преимущество. Всегда так.
229 И вот, но эти люди, это тысячи действительно нуждающихся и хороших людей, любящих людей, исполненных Божьей благодати.
230 Итак, у нас есть такое, как такие люди, которые вот таким образом приходят. Мы не хотим, мы не хотим такого, нет.
Но этот человек пришёл...
231 Билли сказал: "Выезжай сейчас же, папа, быстро". Сказал: "Миссис Уальдорф здесь и какие-то умирающие люди; с ними всеми надо сейчас же встретиться". И я побежал, поехал.
232 И возвращаясь назад, они говорили: "Там никого нет, кроме человека, который спит на боку у стены каждый день на улице, с подушкой у стены здания". Сказали: "Он хочет, чтобы ты за него помолился".
Я сказал: "Хорошо". Сказал: "Я приму его". Я вошёл.
233 Там был, я полагаю, это был "Кадиллак", который стоял задом в заднем дворе, или другая какая-то большая машина. Я въехал, там был... И этот человек сказал: "Добрый день". Он не знал меня.
234 И я вошёл внутрь. Зашла Сестра Уальдорф, бедная старушка. Вы знаете, у неё был...
235 Вы знаете, что с ней произошло, правда? Вот какое дело, у неё был рак, умерла в молитвенной очереди примерно за час до того, как я до неё добрался. Её доктор пришёл, показал... Это было где-то восемнадцать лет назад, рак сердца, понимаете, и она всё ещё жива. И теперь она живёт в Арканзасе.
236 Она тогда была в Фениксе. И она сказала: "Брат Уилли, я очень не люблю вот таким образом приходить, но, — сказала, — мне негде остановиться. Они... Сказали, что эта по-... эта женщина умрёт. О, Брат Уилли!"
237 Сказала: "Я хотела принести тебе небольшое пожертвование в руке моей, Брат Уилли, — сказала, — но не смогла этого сделать. Но я закатала немного черничного варенья".
238 О, когда я туда вошёл и увидел эти маленькие баночки с вареньем, которые она там поставила, я... стало страшно от того, что мне предстоит съесть. Видите? Эта дорогая маленькая старушка почти семидесятилетнего возраста. Я сказал: "Сестра Хэтти..." Я—я не смог сказать нет. Нет. Иисус видел, как вдова положила три копейки, и Он—Он—Он оставил её в покое. Понимаете? Нет. Бог воздаст ей за это. Да.
239 И вот, Господь исцелил ту женщину, исцелил от всего, чем она была больна, открыл её пастору, что он, она, что у него было в мыслях, что ему следует сделать, ещё там что-то. И, о, они вышли восклицая.
240 Затем вбежал Билли. Он сказал: "Папа, этот человек умер. Я не могу..."
Я сказал: "А кто это там в машине?"
241 "О, — он сказал, — какой-то парень приехал из Орегона, сказал, что у него был какой-то сон. И я сказал ему: 'Я не стану зря вас обнадёживать. Есть три сотни, которые ожидают сейчас'." И сказал: "Я сказал ему: 'Напишите сон'. Сказал: 'У меня всё равно лежит их вот такая стопка, и я просто добавлю к ним ещё один'."
Я сказал: "Пригласи его. Дай ему пять минут".
242 Ну и, как только этот человек вошёл; пять минут? Он сказал: "Я служитель Уолкер, — думаю, так его звали, — из Орегона". Я думаю, он из какой-то деноминации, не знаю какой — пресвитерианин, что-то пресвитерианское.
243 Он сказал: "Я встречался с вами около двадцати лет назад. Я приезжал в Гранд Пасс, где вы..." О, не в Гранд Пасс, но я забыл название того места. "Там, — сказал, — по всей стране, каждое утро заголовки в газетах". Сказал: "Каждый знал об этом". Сказал: "Я не смог даже попасть в здание, где вы были, но видел, как вы поднимались наверх. И однажды я шёл по улице, — сказал, — вокруг вас были четыре или пять человек, и я поздоровался с вами за руку. И вы... я сказал вам, что я Брат Уолкер, а вы представили себя". Сказал: "Мы обменялись парой слов и затем трое или четверо больших мужчин, которые были с вами, подтолкнули вас". Он сказал: "Я не был вашим критиком, и я не был за вас". Он сказал: "Я просто не понимал".
244 Он сказал: "Это продолжалось таким образом несколько лет и потом, — сказал, — я... один человек пригласил меня послушать какие-то плёнки, около трёх лет назад". И сказал: "Этот человек прокрутил плёнки. И после этого, — он сказал, — я выслушал его". И сказал: "Этот человек верил, что вы — пророк. Я сказал, я сказал тому человеку: 'Я ничего не знаю об этом, может быть, и так, я совершенно не имею представления'."
245 И вот, сказал: "Затем в город приехал другой человек, провёл собрание, и я встретился с ним. И он сказал: 'Я есть пророк Божий на этот день'."
246 Он сказал: "'Да сколько же вас всего, ребята? Сказал: 'Я—я— я слышал, как один человек здесь, который слушает плёнки, сказал: "Уилльям Бранхам, который живёт там, на востоке, есть пророк на сей день", — и подобное'."
247 Он сказал: "Этот человек..." Я не буду называть его имя, потому что это будет неправильно — называть его здесь, понимаете. "И он сказал: 'Я знаю Уилльяма Бранхама, — сказал, — но он неправ в своём Учении'. Сказал: 'Он не пятидесятник; он не верит в очевидное доказательство'. И сказал: 'Ещё одно, что он говорит — это, что есть большие и малые пророки. Такого нет'. Сказал: 'Ты или пророк, или не пророк, и всё'."
248 Он сказал: "'Хорошо, мистер, я... не спорю с вами насчёт этого. Я просто сказал, что слышал, как тот человек говорит, что этот человек, Уилльям Бранхам... и тот человек заявлял, что он пророк'." Сказал: '"Я просто интересовался, сколько их всего'."
249 "Он сказал: 'Но я хочу, чтобы ты знал вот это. Я являюсь пророком этой эпохи'."
250 Он сказал: "'Правда?'" Сказал: "'Благословит вас Господь и пребудет с вами'."
251 Он продолжил так дальше; так и не обратил внимания на это. И он сказал, что начал среди своих братьев серии из трёх или четырёх служений. И он пошёл на почту, сказал: "Не—не делайте ничего с моей почтой. Пусть она полежит здесь три или четыре дня, пока я не вернусь".
252 "Хорошо", — сказали они. Они повесили табличку там, чтобы её не трогали.
Он пошёл и встретился со своей дочерью.
253 И по дороге он—он остановился в церкви. И у него вечером было собрание. На следующее утро он сказал, что ему пришло в голову: "Пойди, зайди в отдел общей доставки". И когда он пришёл, одно письмо обошло почту и попало к его дочери; его дочь вернула его туда, в отдел общей доставки.
254 И он открыл его. И сказал, что это было от человека, мистера Хильденбрандта, который является моим другом, который был тем человеком, который прокручивал плёнки. Сказал, что у мистера Хильденбрандта была информация от Роя Бордерса (а это один из менеджеров, вы знаете), что я намереваюсь провести здесь собрания с двадцать восьмого по первое, чтобы он приехал и сам посмотрел.
255 Он сказал: "Так, так, посмотри-ка, эти ребята пытаются втянуть меня во что-то такое!" Видите? И он бросил письмо в мусорную корзину и пошёл дальше, вот, таким образом. Пошёл и провёл собрание тем вечером. А на следующее утро...
256 Потом, прямо в комнате, он заплакал, держась за сердце.
257 Он сказал: "Мистер Бранхам, я осознаю, что я должен буду предстать перед Богом". Он сказал: "Я не знаю, спал ли я или что произошло". Он сказал: "Я видел сон. Я буду говорить, что я спал и видел сон".
258 Сказал: "Я думаю, это был мой сын на рынке, запустивший свои руки в какой-то—какой-то мешок". И сказал: "Когда он это сделал, это оказался мешок яблок, и они все рассыпались".
Сказал: "Когда я начал поднимать их, они все оказались надкушенными зелёными яблоками". Сказал: "Я подбирал их. Клал их обратно в мешок". Сказал: "Некоторые из них выкатились и закатились, и я пошёл попробовать вытащить их из-под... из травы". И сказал: "Они закатились под одно из ограждений с цепями. И там проходило огромное супер-шоссе. Я оглянулся на восток, и, — он сказал, — цепь была зацеплена за огромную скалу на востоке. И я отправился туда и подумал, что отцеплю цепь, а потом принесу яблоки этому человеку". Сказал: "Я начал отцеплять цепь".
259 Сказал: "Голос потряс всю землю". Сказал: "Земля сотряслась под моими ногами". И сказал: "После того, как она прекратила сотрясаться, я услышал голос". И сказал: "Брат Бранхам, это был ваш голос, — сказал, — я узнал; там было что-то, что это сказало". Сказал—сказал: "Он сказал: 'Я ещё раз проеду по этому пути'!"
260 И сказал: "Я начал вот так смотреть на вершину скалы, и взглянул дальше за облака. И там высоко вверху, стоя на скале, которая простиралась от востока на запад, вот такой остроугольной формы наподобие пирамиды, протянувшейся отсюда сзади на восток, и, — сказал, — там стояли вы на коне, подобного которому я никогда не видел в своей жизни: большой белый конь, белая грива, свисающая вниз". И сказал: "Вы были одеты, как индейский вождь, со всеми вещами, которые используют индейцы". Сказал: "У него был нагрудник; висюльки на рукавах и дальше по всей одежде". Сказал: "Ваши руки были вот так подняты". И сказал: "Этот конь выглядел, как военный конь, шёл горделивой походкой вот так", — я стоял неподвижно. И сказал: "Вы натянули поводья и отправились верхом на запад".
261 Сказал: "Я посмотрел туда, а там было полно всяких учёных". И на следующее утро... Это была суббота. На следующее утро я проповедовал, вы знаете, что наука от дьявола. И сказал: "Учёные там наливали что-то в пробирки и перемешивали это". Сказал: "Вы остановили коня, снова подняли вверх свои руки и закричали: 'Я ещё раз проеду по этому пути'!" И сказал: "Вся земля сотряслась. Те люди вздрогнули, — сказал, — посмотрели вверх, посмотрели друг на друга вот так, и посмотрели вверх на вас. Они просто пожали своими плечами и продолжили свои научные исследования". И сказал: "Вы поехали на запад".
262 "И когда так произошло, — сказал, — я увидел того человека, который называл себя пророком, вы знаете, — сказал, — как он появляется на коне, который был смешением чёрного с белым". И сказал: "Он встал за этим огромным белым конём". Сказал: "Это было, — сказал, — намного выше облаков, и дорога была не шире вот этого". И сказал: "Этот конь просто подпрыгивал по ветру, развевающему перья и остальное на вашей одежде, — и сказал, — и потом, гриву и хвост коня. Великолепный владелец, большой белый конь, находящиеся в полном соответствии". И сказал—и сказал: "Этот парень, который ехал за вами, появился со стороны Канады", — а тот человек живёт в Канаде. И он сказал: "Подъехал сзади, и, — сказал, — он пытался на своём маленьком коне сбить вашего большого коня: крутился вокруг, пытался ударить его боками..." Сказал: "Это даже не шелохнуло того большого коня, он просто шёл себе дальше".
263 Сказал: "Затем, вдруг, — сказал, — вы развернулись". Сказал: "Это был третий раз, когда вы заговорили, но во второй раз вы сказали: 'Я проеду'." И сказал: "Вы не говорили так как раньше. Вы повелевали". Сказал: "Вы развернулись и назвали того человека по имени, и сказали: 'Убирайся отсюда! Ты же знаешь, что ни один человек не может ехать по этой дороге, не будучи поставленным Богом совершать это. Убирайся отсюда!'"
264 И сказал: "Тот человек повернул назад". И сказал: "Тот человек писал мне письма". И сказал: "По бокам его коня, — этого черного с серым, перемешанного, сказал, — по бокам его коня было написано его имя и подпись прямо как на его письме. И он уехал по направлению к северу".
265 Сказал: "Тогда вы продолжили путь; тот большой конь развернулся, далеко-далеко на запад, так далеко, как только смогли". Сказал: "Вы остановились и вот так подняли свои руки". Затем он начал плакать. Сказал: "Брат Бранхам, если бы вы видели этого коня, стоявшего там; этот воинский султан и всё остальное, и, — сказал, — этот нагрудник, и всё сияет". Сказал: "Вы немного подержали свои руки поднятыми вверх". И сказал: "Вы ещё раз посмотрели вниз, подобрали поводья, сказали: 'Я ещё раз проеду по этому пути'!" Сказал: "Вся земля вот так затряслась туда и сюда". И сказал: "Во мне тогда совсем не осталось жизни, я упал возле скалы. Затем я проснулся".
Сказал: "Что это значит, сэр?" Я сказал: "Я не знаю".
266 На следующее утро... Джуниор Джексон, вы знаете, который видел сон о пирамиде, когда я пошёл на запад. Вы помните это? Он позвонил мне, месяц или два до этого. Ему приснился сон, от которого приходишь в возбуждение; он должен был рассказать его мне. И я сказал: "Билли..."
267 Тогда снаружи ожидали двадцать. Он сказал: "Здесь Джуниор Джексон, сказал, что он должен рассказать тебе этот сон".
Я сказал: "Пригласи его, около пяти минут".
268 Он привёл свою жену, и он сказал, что она в качестве свидетеля. Он сказал: "Мне снился сон, Брат Бранхам, что я и моя жена где-то ехали". И сказал: "Я оглянулся на восток и то, что я увидел, выглядело как точка, как одна из этих летающих тарелок".
269 Видите, мир не знает, что это такое, вот как. Вы знаете, это происходит. Мы знаем, что это такое. Понимаете? Мы знаем, что это проводящие расследование Ангелы суда, вот что это. И как в Пентагоне и в других местах насчёт того, как она резко опускается вниз и того интеллекта, как они могут [Брат Бранхам щёлкает пальцами.— Ред.] появляться, как вспышка, и исчезать, уходят от всего, что они имеют. Видите, они не осознают, что это такое, вот как. Пусть думают что хотят. Они называют это летающими тарелками или ещё как-нибудь. Они просто не знают.
270 Сказал: "И я видел, как это приближалось, и я наблюдал за ним. И чем это оказалось — это был мужчина на коне". И сказал: "Он двигался со скоростью молнии". Сказал: "Я видел, что он должен обогнать меня. И я остановил свою машину, выскочил наружу. Когда он обогнал, — сказал, — машина... конь оказался на дороге, огромный белый военный конь, идущий горделивой походкой". Это, конечно же, Слово, вы понимаете, идущее горделивой походкой.
271 Сказал: "Там на нём сидел мужчина". Сказал: "Он—он был одет в одежду западного стиля; не как у ковбоя, но, — сказал, — выглядела как у вождя воинов или что-то наподобие". Видите, всё в его верховной власти с запада; индейцы над индейцами, над воинами, видите. И сказал: "У того человека была глубоко натянута шляпа и было... смотрел по сторонам". И сказал: "Когда он посмотрел в сторону, — сказал, — это был ты, Брат Бранхам". Сказал: "Ты так никогда не говорил". Ты сказал: 'Джуниор!' Позвал его три раза. И сказал: 'Я скажу, что тебе делать'." И сказал: "Затем, ты подобрал поводья этого коня. Ты сделал около трёх скачков и взлетел к небесам, и ты отправился по направлению к западу".
272 Он сказал: "Минуточку, я огляделся и вот, подходит конь поменьше, чем тот, той же самой породы, но поменьше и остановился". Сказал: "Я обошёл вокруг, сказал: 'Он, должно быть, послал этого для меня'." Сказал: "Я забрался на него". (Джуниор также немного ездит верхом. Он сказал: "Ты знаешь, как это, Брат Бранхам, когда твоё седло подходит тебе, стремена и всё остальное?") Сказал: "Я подумал: 'О, оно просто идеально мне подходит'. И я тоже подтянул поводья и полетел по небесам". Сказал: "Я натянул поводья и остановил его, развернул его и вернулся назад. Понимаешь? Я вернулся назад, — сказал, — я остановил коня, слез и поговорил с женой. Конь исчез". И он проснулся.
273 Потом, позавчера, три дня назад, приходит Лео Мерсер, приходит с точно таким же сном, ничего не зная о том; насчёт попытки свести большого белого жеребца с чёрной кобылой и этого сделать не смогли; впечатляюще. Сказал, что я там подошёл, сказал: "'Лео'", — и рассказал ему, что я сделал. Я не хочу говорить это здесь, понимаете, но я рассказал ему, что я сделал. "Сказал: 'Разве ты не видишь? Итак, знай следующее: я не знал, что у Эда Дальтона есть зять, а у зятя есть собака с такой кличкой. Ты узнаешь, Лео, что ты видишь сон. Но когда ты проснёшься, не забудь этого'!" И сказал: "Я никогда не слышал, чтобы так повелевали".
274 Примерно в то время пришёл Рой Роберсон, сказал: "Брат Бранхам, ты помнишь то время, когда ты уехал из церкви в первый раз? Мы были... Я видел, как ты сидишь как будто в Палестине. Мы все, совет и остальные, сидели как будто за столом вечери Господней, а затем ты начал говорить. И ты... Он не был уверен насчёт того, о чём вы говорили". Сказал: "Белое облако спустилось вниз и подобрало тебя, забрало тебя". Кто из вас помнит этот—этот сон Брата Роя? И сказал: "Белое облако забрало тебя, — и сказал, — ты исчез. Я шёл по улицам, крича и плача".
275 Когда я поднимаюсь сюда и вижу эту знакомую скрюченную руку, читая это. Он бросил грабли и начал плакать, когда увидел, как я подхожу. Я с ним не виделся, поэтому он рассказал мне сон. И он сказал... И он что-то сгребал. Я сказал...
276 "И—и ты ушёл". Сказал: "Я шёл по улицам, повсюду пытаясь найти тебя. Я нигде не мог найти тебя. Я кричал: 'О, Брат Бранхам, не уходи'!" Сказал: "Пришло белое облако и взяло тебя, забрало тебя от нас и понесло на запад". Это было ещё до пирамиды и остального. Сказал: "Понесло тебя по направлению к западу. А я плакал, и я бродил по улицам".
277 Сказал: "Немного погодя я вошёл и сел за стол. Я случайно взглянул во главу стола". Сказал: "Я увидел, что по крайней мере вот до этих пор ты был снежно-белым". Сказал: "Ты стоял там". И сказал: "Ты говорил со властью. В этом не было никакого сомнения". Сказал: "Каждый в точности понимал, что ты говорил".
278 О, мой брат, сестра, сейчас каждый из вас понимает, я знаю, что это значит. Видите?
279 Следите! Будьте ближе ко Христу. Позвольте мне сейчас как служителю Евангелия предупредить вас о следующем. Не внимайте никакой глупости. Прекратите что-либо воображать. Оставайтесь на месте, пока это внутреннее из внутреннего не будет заякорено в Слове так, что вы будете находиться именно во Христе, потому что это единственное, что даст... Потому что мы находимся в самой обольщающей эпохе из всех. "Это прельстило бы, если возможно, и Избранных", — потому что у них есть помазание, они могут делать всё что угодно, как и остальные.
280 Очистите ваши жизни. Уплатите ваши долги. "Не будьте никому должными", — сказал Иисус. Так вот, здесь я имею в виду такое, как ваша плата за квартиру и подобное, вы должны это сделать. Сбросьте это с ваших плеч. Приведите всё в порядок. Приготовьтесь. Готовьтесь. Запомните, во Имя Господа, что-то вот-вот произойдёт.
281 Я отправляюсь на этой неделе в горы не совсем для того, чтобы охотиться на белок; я, конечно, люблю охотиться на белок. Но я еду туда вот для чего, говорю: "О, Боже, я не знаю, в какую сторону продвигаться, и я не хочу этого упустить. Помоги мне".
282 Молитесь за меня. Будете молиться? Я буду молиться за вас. Я надеюсь, по милостям Божьим, что я встречу каждого из вас, и мы встретимся в лучшей Земле, чем эта.
283 А для чего же мы сюда приходим? Что мы делаем? Приходим ли мы сюда поиграть в какую-то игру? Приходим ли мы сюда, чтобы встретиться как какая-то ложа? [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре.—Ред.] Вот для чего — Христос не может прийти, пока эта Церковь не будет в совершенном порядке. Он ожидает нас. Я верю, что мы находимся в конце.
284 Посмотрите на Калифорнию. Посмотрите на нарушения порядка. Посмотрите на то, что девятнадцать человек были убиты, из-за расовых отличий. Не говорил ли я вам недавно, что этот Мартин Лютер Кинг заведёт своих сторонников на бойню? Кто из вас помнит это? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Это не люди с другим цветом кожи; это эти лидеры, которые их заводят. Это не интеграция, сегрегации или чем бы они это ни называли; это дьявол. Верно. Это не только для белых, цветных; это все вместе. Это дьявол.
285 Умственные способности и здравое мышление человека нарушены. Нет никаких надежд. На это давно уже нет надежды. Всё это изъеденная гнилью рана. Умственные способности человека; они не способны принимать решений.
286 Я не политик. Я не демократ, не республиканец. Они все грязные. Я только за Царство, и это Царство Иисуса Христа. Это всё. Но где же ещё вы увидите кучку марионеток, какая есть у нас, как эта кучка техасцев, которая у нас появилась? "О, — они говорят, — что бы ни пожелали люди! Если они хотят коммунизм, мы дадим им коммунизм. Если они желают интеграцию, мы дадим им интеграцию. Хотят сегрегацию, дадим им всё что угодно". Разве это... Где же человек?
287 О, Боже! Это так же, как и кафедра. Где же мужчина, тот, мужчина, который является мужчиной, который стоит за принципы? Где женщины, которые стоят за принципы? У меня ни на грош нет времени для хилости, упадничества, компромиссного духа. Женщина — это женщина, пусть она будет дамой. Мужчина — это мужчина, пусть он будет мужчиной.
288 Если он президент... Где наши Джоны Куинси Адамсы? Где наши Авраамы Линкольны, человек принципа? Где наш Патрик Генри, сказавший: "Предоставьте мне свободу или смерть"?
289 Где человек, который стоит за то, что правильно? Где тот человек, который не побоится сказать? Несмотря на то, что целый мир будет против него, сказать то, что есть правда; и стоять за это, и умереть за это. Где сегодня наш Арнольд фон Уинкелрид? Где человек чести? Где человек с духом? Они настолько жидкие и прилизанные, что даже не знают, на чём стоят.
290 Боже, пусть я буду стоять с принципами одного Человека, как служитель, со Словом Иисуса Христа. "Ибо небеса и земля прейдут, но Оно никогда не ошибётся. На этой Скале Я построю Церковь Мою; врата ада не одолеют её".
Давайте встанем.
Блажен союз, что нас
В любви Христа связал,
Общенью душ, которых спас,
Он образ Неба дал.
Теперь возьмите друг друга за руки.
Грустна разлука нам;
Но верим мы, что вновь;
Мы встретимся иль здесь, иль там,
Где вечный Бог — любовь.
Доколе мы свидимся,
Мы свидимся у ног Христа;
Доколе мы свидимся,
Бог с тобой, доколе свидимся!
291 Давайте сейчас склоним наши головы, пока Брат Невилл распускает нас в молитве.
292 Приходите вечером. Мы ожидаем великого служения сегодня вечером здесь, в скинии. Благословит вас Бог. И молитесь за меня; я буду молиться за вас.
293 Не думайте, что я фанатик, друзья. Не думайте, что я вас стараюсь к чему-то принудить. Я люблю вас. И у меня есть принцип, это Библия. Ни одно Слово нельзя убрать из Неё. Ни одно слово нельзя добавить к Ней. И я верю Ей так, как Она написана.
294 Давайте сейчас склоним наши головы, и наш верный, хороший пастор распустит собрание. Благословит тебя Бог, Брат Невилл.

 

 

И НЕ ЗНАЕШЬ ЭТОГО RUS65-0815
(And Knoweth It Not)
Эту проповедь Брат Уилльям Маррион Бранхам произнёс в воскресенье утром 15 августа 1965 года в Скинии Бранхама в Джефферсонвилле, штат Индиана, США. Напечатано с магнитофонной ленты без сокращений и изменений и распространяется бесплатно издательством "Voice Of God Recordings".
Издание и распространение этой книги осуществляется на добровольные пожертвования верующих.
Русский перевод впервые опубликован в 2001 году.

And Knoweth It Not  

1-1 Thank you, Brother Neville; the Lord bless you. I got into something, didn't I? I--I want to thank the Lord real well for undertaking for Brother Capps' boy. It--it just so happened that this is a little time that I come back to Indiana. I know that they're not recording this; I suppose not. And so then, I don't see nobody in there. So they, I come back to go squirrel hunting. And so, I guess Charlie's going to have to put up with me, him and Nellie and them down in Kentucky now for a day or two to squirrel hunt. So I--I'd rather miss anything, any other kind of recreation then come here on about the middle of August and go squirrel hunting with Charlie, and Banks, and all of them. It's kind of a traditional thing with me. And so, I took Joe...

1-2 When we was here the other time, everybody got sick; the change from that real hot climate down to this--to this cool climate you got here. I know you think this is not cool, but you come out to Arizona once. It was a hundred and nine in the shade when I left the other morning; and then at around midnight in the night, when the cool air came down off the mountains, it was still ninety-six. See? That's at midnight when the cool air was coming down. And so it's--that place is all right in the wintertime, but it's for scorpions and lizards in the summertime, not human beings. Even all the animals take off for the mountains. They just can't stand it.

1-3 And I'd been out shooting my little rifle in, and I... Somehow I just want to tell you about the little Capps' boy. And I said... And Joe, I'll just have to give him the rifle, 'cause he can out-shoot me. We'd got it shot in, and I--I was driving tacks at fifty yards, and I said to--to Joe... Joe said, "Daddy, I believe I could do that." (Poor little fellow had had a headache. I'd been praying for him, a high fever. He went out to the range with me, and... ) Any two over ten bore in a twenty-two rifle, it crosses its line of fire at twenty-five yards and then again at fifty, just the same if it was two over ten. So then--then I had shot it in at twenty-five yards. And so I'd two more tacks and I put them up, and if Joe didn't drive both them tacks. I didn't have any more tacks, so I put a little bit a piece of old clay pigeon that'd been bursted there, what trap shooters shoot at, just about a quarter of an inch across, and took it out on fifty yards, and he cut it half in two. And the scope was set for my eyes, just a few years older than he was. So he said, "You know what? I've got to go by and tell Billy to keep off of my feet from now on." See?
So--so I said, "Well, I'll tell you what"; said, "let's go down and show Brother Norman that."

2-1 I said, "Joe, in matches across the world..." I don't care who it would be, nobody... Now, the tacks weren't drove sideways; they were drove straight through. And that piece not over, I guess a 1/4 of an inch and a 1/16 thick and 1/4 of an inch high, he cut it half in two at fifty yards. I said, "There's no one in the world could've made a better shot. They could... Champions could've done the same thing, but you couldn't have made three better shots than them. The tack's not bent, just a straight hole through the paper where the tack went through. And I said, "No one could've made a better shot." I think his headache left him right away.
And I said, "Well, let's go show this to Brother Norman," which works for the Field and Stream, Brother Tony Stromei's sporting goods place.
He said, "Let's go by Billy's first." He said, "I--I just want to tell Bubby something." See? And frankly, his brother's never done that good...?... like that. So he said, "We go by there first."

2-3 Then just as I got in the door, Billy was still in his pajamas. And he said, we went out early, 'cause it gets so hot, and so he said... The phone rang, and I said... He kinda looked at me like that. I said, "Maybe a sick call." And it was Brother Capps for his boy in the operating room then with peritonitis and that pending. And just now he told me his boy is recovering real, real good.
So see how God just worked that, even in the voice of that little boy, Joe. Instead of going down to Brother Norman's... Wouldn't have been there, and come up, and Brother Capps and I joined together. I don't say it was our prayers that did it, but it did mean something to him for us to make contact like that. And frankly, that's why... Well, you got--you've got to have faith in what you're doing. See? And that--his faith to call, and Billy was... He was putting in money, and he said, "This must be a real long distance," said, "putting pretty near five dollars worth of change in a--for a three minute call."
I thought it'd be coming from New York or out in one of the islands or something, but he made a person to person call to get Billy instead of Loyce (You see?), and that's what cost him to do that.
And now, his boy is recovering. Brother Capps said the doctor give him very little hope of ever coming out of it (You see?), from the operation, and we're thankful to God this morning: very glad for Him.

3-1 Now, we got in towards daylight this morning, and now, I had about three hours sleep, and--and I'm pretty tired. But when the church--come time to come to church, why, I come down.
And I, the Lord willing... Now, I've got to go down in Kentucky, as I said; then I've got promised to speak one Sunday while I was back here, and I'd better make it this next Sunday, because the following I'll be... I have to go back, because I'm going away again up in Canada. So I--I better make it next Sunday, and next Sunday morning.
And Brother Neville said, "Why don't you just go out, and greet the people, and talk to them just a few minutes?"
I said, "Brother Neville, I haven't even opened my Bible, hardly," I said, "I--I..."
He said, "Well, go out and say something to them."
Sister Neville, I--I don't know how you do it that... He's a very persuasive fellow. Ha ha.

3-5 But while... I don't get a chance to say this when the place is all packed, and crowded, and everything, but I'm very grateful to God for a pastor like Brother Orman Neville: faithful, just as faithful as he can be to the cause, and never hear him grumbling. I set back there. I had a good half-hour's talk with him while I was enjoying Brother Mann; and so, I'll tell him more about that when we get to Colorado this year.
So when we was enjoying his message; and I got in a good talk with Brother Neville. I said, "I don't even get to tell the people nothing about our fine pastor." I said, "Are the people treating you right?"
Said, "Couldn't be any better."
And I said, "Well, that's what I'm glad to hear." When a pastor's satisfied, and the people's satisfied, it makes a real good church. And then God is satisfied. And I think to see them satisfied together, especially in this day of the message that we're carrying. I think that shows the continuity of the message with the people and with God. See?

3-8 And I'm very grateful for Brother Orman Neville and his fine wife and family. And I pray that God will keep them loyal to Him and the cause. And if it so please Him, may we be standing here in the Tabernacle when the Lord Jesus comes for us (You see?), to take us away at the rapture. We hope we're both so old, Brother Neville, that one will have one arm around the other, and stand there on our canes still trying to hold up. You see?
But then we'll be changed in a moment in a twinkling of an eye. These old robes of flesh we'll drop and rise, and seize the everlasting prize, and shout while passing through the air. Farewell, farewell, sweet hour of prayer. We moved on up then.

4-2 Heard about Brother Coomers' healing from the Lord, and so thankful for that. So many things... So I am grateful to be here this morning, and I thought instead of... I'm always coming here with a certain text and speaking... I thought I'd just come out this morning. I said, "Brother Neville, I'll watch the clock real easy, and probably let the people out on time, and--and just talk to you from my heart, a few minutes; just things that we just have--know they're not taping it or anything, so we just have fellowship while it's just the church folks here (You see?), just us together." So let's pray.

4-3 Dear Jesus, we are grateful to You for the privilege that we have of assembling together, here, and oh, as I looked upon this tabernacle early this morning after midnight, passed by, I thought of how You have stood by it. I think of the old pond that was here, big old weeds standing up right about where this pulpit's at. As a little boy I stood here. Mr. Ingram said we could have the lot for just a little money, and pay something down and no money, no collateral, or nothing to offer, but just try. How that it then, it's full face value was a little over two thousand dollars, with twenty years to pay it out.
And now, Lord, look at it now. While it was in its infancy, still setting down in a hole here, water pouring into it, how that You promised us by the Word: "I, the Lord hath planted it; I'll water it day and night lest some shall pluck it from My hands."
The same time the people said, "Within six months, it'll be turned into a garage."

4-5 But literally thousands of souls have found Christ here at the altar. And the tabernacle, the baptistery has constantly... People has been baptized in the Name of the Lord Jesus, calling upon His Name, washing away their sins. Hundreds of crippled, afflicted, blind, halt, lame, cancer-eaten, has walked away from this platform, come in dying men, women, boys, and girls, and gone out to live a new life with new flesh on their bodies and walking again, and leaving their wheelchairs, crutches and so forth. Oh, God, this thirty years of service...
Father, remember the morning that we laid the cornerstone. And You gave the vision over there, showing the place packed and jammed, a beautiful corner; I--I knew that that could not fail. So I thank You for all these things.

5-1 Many of them has done fought a good fight, and finished the course, and kept the faith, laying yonder, waiting, resting now from their labors and their works following them, waiting for the hour for the trumpet to sound and to spring forth again into new life, a new body. Many of them old and shaken, some young, middle-aged and so forth... But Thy Name be praised for all.
Now, we're standing here again, before the--the living and the dead. I pray that You'll anoint Your Words this morning. I don't know one thing to say, but I pray that You'll furnish that; which You've always did it, Lord.
Bless our pastor, Brother Neville; his wife. Bless the trustees, deacon boards, every member of the Body. May together we live so in this life, that in the life to come we'll have Eternal Life.
Help us this morning to take corrections from the Spirit and the Word, that we might prepare ourselves as we move away from the doors this morning, determined in our hearts to live a better life than we have in the past. We ask it in Jesus' Name. Amen.

5-4 Now, I--I just opened the Bible here, and it happened to be a few minutes ago... I'm in Revelations 3, so I'll just read here, on the--the message to the Laodicea church.
And I want to announce, also (Brother Neville was just telling me.) Brother Parnell (just happened to look down and see him setting here) is in a--in a revival, just this side of Memphis, at the--the... Any of you know where the old Wimpy, the hamburger stand used to be, he's got a tent setting in there, trying to bring in the sheaves and find if there's any lost ones out in that way that's been ordained to Life, that he might win through his ministry to Christ. And he closed it up for Sunday on account of the services being at the Tabernacle, and--and that's very loyal of the brother. And we want you to know that the service will be open Monday night following next week, and I know you're all cordially invited out to hear Brother Parnell bring his message of the love of Christ.

5-6 And now, let us read from Revelations the 3rd chapter, just a portion to say that we read the Bible, because what I say might fail, but what He says won't fail. And I don't know where to start from, what to do, where to go, but let us read the Laodicea church age.
And unto the angel of the church of the Laodiceans write; These things saith the Amen, the faithful and true witness, and the beginning of the creation of God; I know thy works,... thou art neither cold nor hot: I would thou wert cold or hot. So then because thou art lukewarm, and neither cold nor hot, I will spew thee out of my mouth. Because thou sayest, I'm rich, and increased in goods, and have need of nothing; and knowest not that thou are wretched,... miserable,... poor,... blind,... naked: I counsel of thee to buy of me gold tried in the fire, that thou mayest be rich;... white raiment, that thou mayest be clothed, and that thy shame of thy nakedness do not appear; and anoint thine eyes with eyesalve, that thou mayest see. As many as I love, I rebuke and chasten: be zealous therefore and repent.

6-1 You know, somewhere in there as I was reading, I--if you'll excuse me a minute, I--I found some place that sounded good to me. And I don't know just where it was at now. Here it is: "And knowest thou not, wretched, miserable, poor, blind, naked." Oh, my. That's kind of the picture here of the church of today. Now, it's... I--I think that that church age here that we're speaking of... 'Course I've got the church age coming forth now in the books. But being that is the Laodicean church age that we're in, let's just look at the conditions.
I don't want to take any text or anything, because we're not... It just talking casually, as we'd see to talk on, whatever the Lord would lead us to do. But something that would help us...
Let's think of the Laodicea church age, and its condition, today. As far as I know, I don't see anything to hinder at this time the coming of the Lord Jesus, outside of the readiness of His church. I think that's one of the--the prophesies.

6-4 Yesterday coming up in the car... We drove it in two days from Tucson here, right two thousand miles, Billy and I. And so we... Now, that wasn't breaking any speed laws. We stayed right... I set there if he's driving, and I... I'm all--all got my fists back like a shotgun with the hammer back. I see him going... I said, "Wait a minute, boy." Now, we're told, "Give Caesar what's Caesar's."
Then we come in down here last night, a little girl lying sprawled across the road, about three years old; mother dead over in the ditch. Some drunken boy coming from the ROTC., he's eighteen years old, driving a hundred and twenty miles an hour on the left hand side of the road: killed, and I guess he was dying too. Then you could realize what it is. "Give Caesar what's Caesar's."

7-1 Innocent people dying. A little three year old girl lost her life, because of some drunken soldier (See?) driving hundred and twenty miles an hour, estimated, on the wrong side of the road. Coming up over the hill and shot right down, and killed them all right there together. I... He was dying too, so... Then you can see, even though the innocent party was doing...
Now, that boy is guilty of cold-blooded murder. See? I think if a man would be caught on the road drinking, he ought to be given ten years flat for premature, premeditated murder: any man. 'Cause they just... Any man that...

7-3 We'll--we'll never do any good with politics. It's rotten. God's idea of having a king, a righteous king, is right. But politics just simply spread out; you can buy anything out: cheat, lie, steal, everything else as I said a few Sundays ago. And look where you're at. See, nothing but just a crooked mass of everything. But a righteous king can make his own laws. And you can kill a man, if you know good in politics; that's all right; you can get out of it. See? And so it's--it's the... Democracy is a good idea, but it won't work. Just like Communism, all things in common. It sounds good, but it won't work. No. God's way of having a king like David was--was right. And you got one mind centered over... Just like one leader in a bunch of geese or so forth. You can't get two or three of them. Then you mess them all together, you come up with any kind of an idea. So we find the conditions today ready for the coming of the Lord.

7-4 But while Brother Neville and I, and these other brothers are trying to shepherd a flock, I've got something on my mind now, that comes that we might talk about. That is, I got a letter the other day from a fine lady. I never got it; it come through another person. And she was certainly tearing me to pieces, or trying to. Was saying, "Did you ever... Can't you Christian Business Men do something to stop Brother Branham?" Said, "Because that he's got this book out now called the 'Laodicean church Age,' bringing out more." And said, "He's just simply tearing Pentecostal doctrine to pieces." Said, "Now he's talking about the initial evidence ain't speaking in tongues." And said, "Then he's against women preachers." (And this was a woman preacher.)

7-5 And her boys, some of the best friends that I got in the world, she... They are among the best friends that I got. And she said now...
And this man and wife (I was eating breakfast with them), they said, "Brother Branham, look at this, would you think it?" and pulled out a letter.
I said, "Well, sister, she just don't understand."
The boys told me their mother was a woman preacher, and that she didn't go for the message. And now, she says in here--she said now, he said, "Women should not have authority over men." Said, "How about Phoebe in the Bible, Paul's helper."
Certainly. She was a seller of goods. And Paul asked the people... Do you think Paul would say, "Let the women keep silent in the churches," not permitting them to speak, and turn around and say, "Now, Phoebe, my helper in the Gospel, she's going to preach a few nights." Why, he'd contradict his own word. See?
And said, "Then to top it all off (I believe it was Esther, was one of the judges in the Bible), said a woman was a judge in the Bible. If that's not authority over men..."

8-4 And this businessman that was healed right here in the church not long ago, he said... Now, his wife said, "Brother Branham, that always puzzled me.
I said, "Why, Sister, how would that puzzle you?"
She said, "Well, here is a woman judge."
I said, "That's politics, not the church. That doesn't have nothing to do with the church. Paul said, 'Let it be under obedience as also saith the law.'" And the law can't put a woman up to be a priest, can't put it up... You never seen a woman high priest; you never seen a woman a priest nowhere in the Bible. You never seen a woman a preacher in the Bible. Certainly, some of them was prophetess and so forth, Miriam and different ones, and Esther or one of them was a judge over Israel. Sometimes they were queens over them and so forth like that, king and queens. At the decease of the king, the queen had to take his place till they elected another king, and so forth.

8-6 In Tucson---in Tucson, Arizona, we got a woman judge there in the city. That's the reason the city's so polluted. And we got... A woman ain't got any business in politics. She's got no business in the--in over--over any authority in the church. Her place is a man's queen at home. Outside of that she has nothing. And we know that to be the truth. You'll never find... I know that sounds old fashion, but I'm responsible.
And I know that after my going away from this earth them tapes and them books will be living on, and many of you young children will find in the days to come that this is exactly the truth, because I speak it in the Name of the Lord.

9-1 Now, we wonder how a woman that's a good woman, and she has brought on this earth by her loyal husband, a good man, some of the finest boys that I ever met; they're men. That I've ever met... And just quickly, just as soon as they heard the message, they were sold on it one hundred percent. Now, that could only come by foreordination. It's the only way it can come.
Now, the question is here; I was thinking that. See, now, while the Lord was bringing me back, "and know it, knowest--know it not thou art naked, miserable, wretched, blind, and know it not."

9-3 Before I get to that spot, I might brief what I said a few days ago here in a message on, I believe it was, the God of this world blinded the eyes of the people that they absolutely worshipped the devil in religious services. Did you all get that? All of you understood it?
Then in that same message I brought the subject that a woman wearing immoral clothes indecently, she is to be judged at the judgment bar as a street prostitute. That sounds awful strange.

9-5 Let me draw you a little picture. Now, here is an attorney in the city, a young fellow. And he's a nice man as far as--as politically... I imagine he may be decent in his politics; and then he goes with a girl that's very popular. They fall in love and marry. They attend all the parties and the great things, and they all drink together. Finally, she... He has a nice home; he lives in a nice neighborhood. He's well thought of amongst the people, but he... Both of them drink; she wears shorts, cuts her hair, wears makeup, everything just as sexy, is beautiful woman displaying herself.
Well, she never goes to church at all, neither one of them. So moving in next door to them, comes a woman from the Baptist church or the Methodist church, her and her husband. Now, this woman... Let's make it Methodist, because the Methodist go a little more on holiness than the Baptists, all except the New Testament Baptist; they believe in holiness. But usually Baptists don't go for holiness at all (See?); they don't believe in such a thing. So then now, let's make it Methodist 'cause they believe in holiness.

9-7 And then a Methodist woman moves next door to this woman on the same street. Her husband is a--let's say he is a public accountant and--or some office. Well, this Methodist woman looks over to the other woman, and when this lawyer goes out of town... His name is John. Say, his name is John. Now, don't presume on that now. I'm just taking fiction names now; and his name is John. Well, she used to go with Ralph. And that's fiction name, all of it (See?), just so you can get the story to make the picture.
Well, first thing you know at a drunken party, Ralph hugs her again. Well, she gets all fired up, because she's in love again with Ralph; she thinks. Then after while Ralph begins to meet her, and she can put it over John, pull it over his eyes, and she thinks she's a pretty smart duck, because she can run with Ralph, married to John.
See, the woman don't even have the very bearing of decency. And she thinks nothing about that.

10-3 But this Methodist woman has raised up in another bracket. She does, at least, go to church; and she thinks that that woman is horrible. Why, she says to her husband, when he comes in, "I see that man go in there and meet her. And when John's out on a case somewhere, Philadelphia or somewhere; he takes her out in his roadster, and they lay out on the beach. I see them come home; don't even pull the curtains down sometimes, kissing her and making love to her and after... Oh, isn't that awful," she says to her husband. "Why, she's nothing but a public prostitute."

10-4 It's true. She's worse than a public prostitute, because she's a married woman. See? And she... This woman, this Methodist woman thinks that's horrible. She never goes to church.
Now, this Methodist woman would not do a thing like that. No, indeedy. She's a decent woman. And another thing, she would not touch a bit of whiskey, because the Methodist church, ninety percent of their program is prohibition against whiskey, against whiskey. So they got a prohibition program, and them people of that Methodist church don't live no higher than that church teaches.
But this same woman, this Methodist woman goes out in the evening with her husband, wearing shorts on Sunday after Sunday school; she cuts her hair; she wears lipstick; and even smokes a little.
Now, in God's Word, they're both prostitutes. But this one here is naked, miserable, wretched, blind, and don't know it. One's just as guilty as the other. For a man that looks upon a woman to lust after her has committed adultery with her already in his heart.

10-8 And if this woman... Now, she'd say, "Now, wait just a minute, Mr. Branham. I'll give you to understand, I am no prostitute." My sister, maybe if you'd be took before a Bible, put your hands upon It in the Presence of God and swear an oath that you'd been just as true--true to your husband as you could be. Your body belongs to your husband, but your soul belongs to God. There is a evil spirit that's anointing you. If that--if you're not, then you're... I can prove that you're totally insane.
What would've happened to your grandmother if she'd have walked down the street with them shorts on? They'd have put her in the insane institution; she come out without her dress on. There's something wrong with her mind. If it was so then, it's so now.
So it throws the whole world into insanity. The whole thing's insane. And it's so gradually crept in till the people don't know it.

11-3 Now, is she a prostitute? Not by her husband's vow to her body, but before God she's got an evil prostitute spirit on her that makes her dress like that, and she's in the Laodicean church age and don't know that she's doing that. The innocent woman don't know that God will judge her for a prostitute. There you are.
You get it to her. You can't tell her. There's no way of getting it to her. The Bible said, "They're naked and don't know it."
If you'd call her a prostitute, personally, she'd have you arrested; she would. I never talk personally about anybody. I talk about sin. I don't say, "This certain church, Mr. So-and-so here, Reverend So-and-so, he's a..." No, no I say that--the doctrine of that see, the whole thing together. I don't call individuals. It's not individuals; it's the system that they're in; it's the world system.

11-6 Brother George Wright setting here--he's seventy-five or seventy-eight years old, I guess. What would you think would've happened if you'd have went to see Sister Wright someday, and she'd have been standing in a pair of shorts? Why, you'd have never... You'd have--you'd have had the woman locked up. You'd have never married her.
Well, if any young man in that day would've done it, the same thing would've took place. Well, if it was sin and wrong then, it's the same thing; but the people has growed into insanity.

11-8 Let me prophesy something to you just before it comes to pass. The whole world is groping in insanity, and will get worse, and worse, and worse until it'll be a bunch of maniacs, and it's almost that way now.
Could you imagine a man driving with his lights off on the wrong side of the road, a Ricky, a young kid supposed to be right out of high school? Killed a bunch of people... Does that stop them?
The next one came right behind him doing the same thing. Can you imagine a young man that thinks of himself, anything of himself, getting out here and acting the way they do? Could you imagine a young woman in the bloom of womanhood, beautiful, well-built, shaped, profile, face, beautiful... And the very thing of her being pretty shows that we're at the end time. See, she's went altogether to worldly feature, worldly things and not the beauty of holiness, sweetness in her soul. I've seen women, on the outside of them wasn't nothing to look at, but you speak to them one time, talk to them a few minutes; they're real genuine something that you can't get away from. See, beauty of the outside is of the devil; it's of the world.

12-2 Look at Cain's children, how they went into it. When the sons of God saw the daughters of men were fair, they had taken unto them wives, and God never did forgive them.
Look, when them Israelite women with callused hands and hair stringing; when those sons of God came up through the land of Moab and met them dainty women with well set hair, fancy and a lot of manicure on their faces, or what you call it; and when them sons of God saw those real fair women, and a false prophet said, "We're all the same." And they married among them, and God never did forgive them; they perished in the wilderness. Every one of them died there without hope, without God, and is eternally lost, damned forever though they had seen the goodness of God; though they had drank from the fountain that never runs dry. They'd drunk from the smitten rock. They'd seen the brass serpent perform miracles. They come out from under the baptism of Moses in the sea. They had seen the hand of God. They'd eat angel's food and done all of those things. But married in--let women--and bring them in, and marry among them: not commit adultery, just marry among them. God never did forgive it.

12-5 That's the second time it met. Now, here we're on a third time--more deceiving now than ever. I know that's hard, and I've often wondered in many ways, how will it ever be? Why do I have to talk so rashel to people? What makes it so? And yet I notice, if it wasn't God, there wouldn't be nobody; not a woman would set and listen at me. But they come back, because there's somebody that's got a little anchor of truth there that knows that that's right; regardless, they know it's right.

12-6 Now, watch what happens. I know it's hard. And it's just like if a doctor give you medicine; and you refused to take it, then don't blame the doctor if you die. And this is like medicine.
What about these people that always claim to me being a woman hater. You see, you just watch the way the women act, and I'll show you where the church is. The women's morals is a Laodicea, in the world, physically: naked, miserable, blind, and don't know it.
The--the people, the women of the world, and the church is in the same stage. Watch the natural type the spiritual right through each time.

13-2 Now, someday at the judgment bar... I know it's not popular to say it, and if a man's not ordained to say it, you'd better not say it 'cause your impersonating, and then you'll get in trouble sure enough.
Now, notice. I've actually, look like at times, held a woman's mouth open and poured the medicine in her mouth; and then hold my hands over her mouth, and she'll spit it out every time. What if a doctor did that to a patient, then the patient died because they refused to swallow it, the medicine. At the judgment bar, when all these things like cutting hair and wearing shorts, and...

13-4 I'm only building. The hour's close at hand when you're going to see something happen, when something's going to take place and all this background here, has only been laying a foundation for a short, quick message that'll shake the whole nation.
Why, I've been picking on women: it's just been laying up here, for something you could hit around the head with it. Even trying to tell them what's right, and I hold my hand down like this is to where their mouth; they spit it out. Then who could blame the doctor?
How you going to say at the day of the judgment, when the very voices that's cried out against it, will play the record right back in the face of the people? Then, how are they going to get away from it?

13-7 Spit it out between your fingers. Pour some more down and kind of shake their head, go back, and go back: won't do it. Yet, they come back again and pour it in again. Then who's to blame? Not the doctor, not the medicine, but the attitude of the person. It's exactly.
It'll be a horrible day one of these days when this sinful adulternous generation stands before Almighty God.

13-9 As I see my years creeping up, my shoulders stooping, and I know... Thirty years here in this platform, yes, thirty-three years here on the field; that's a long life. That's thirty-three years of service. Only one regret I have: that I didn't have a hundred and thirty-three years of it. For this will be the last opportunity I'll ever have, while here mortal to preach the Gospel; God help me to stand true as true can be to that Word--say just as He said.
What made that Methodist woman; how could you ever get it to her? Here she is in that Laodicean church age.

14-2 Now, we'll take the Pentecostal woman. She shouldn't wear shorts, makeup, or cut her hair, but she looks back down at the Methodist: "Say, look at that woman do so and so." Say, the woman don't wear shorts but she said... And herself with bobbed hair... See? Higher you rise in God, the more sinful the whole thing looks.
And then sometimes in prayer you can imagine when the Holy Spirit take you up into a sphere, then the whole thing looks chaos. Then when you come back down, just seem like you're--to the people you're a rascal, that you're--you're nothing but an old sarcastic, you're a fool, because you stand as an old crank and always rebuking the people, but if you ever climb into them spheres one time, when you can be in the presence of God--not through emotion, but through genuine Holy Spirit lifting up--the whole thing is wrote "Ichabod"; the glory of the Lord has departed from the whole denominational outfit. That's right. There's none of them that's right.

14-4 Now, let me draw you a little circle. If I had a blackboard... But I want you to watch here. I'm going to make one ring like this. I'm going to make another ring on the inside of that ring; that's two. Then I'm going to make a ring on the inside of that ring; that's three rings, three circles. Now, that's you. That's God. God in a trinity is One, and without a trinity He's not God. He can't be manifested any other way. And neither can you be manifested without being the trinity person that you are. That's body, spirit, soul. Without either one of them, you're not complete. See? If you didn't have a soul, you'd be nothing. If you didn't have a spirit, you wouldn't be nothing. If you didn't have a body, you'd be a spirit, and not a body. So God is complete in the triunity of a Being; not triunity of beings, but one Being in a triunity. Father, Son, and Holy Ghost is one true manifested God.

14-5 God... Notice here. Just wait. I--I believe I read this just a few minutes ago. Listen to this.
... unto the angel of the church of Laodiceans write; these things saith the Amen, the faithful and true witness, the beginning of the creation of God; God is the Creator and how was He ever created? But this is the beginning of the creation of God. When God, the Spirit, was created in the form of a man, that was God being created: God the Creator Himself becoming a creation. God Who made the dirt, made the calcium made the potash, cosmic light, and petroleum took the thing together and created Himself in the beginning of the creation of God: the Amen, the final. "Amen" means "so be it." The final of God when God completed in His creation.
Now, how was it? No man has seen God at any time, but the Only Begotten of the Father has declared Him. You get it?

15-2 Say, just a minute. You're in no hurry. Let's turn over to Colossians just a minute. I... Just happened to come a Scripture in my mind. Let's turn to Colossians, the Book of Colossians, and get the, I believe it's the 1st chapter. I'll have to look at this, 'cause it's not premeditated here, so, I'll... As I used to be, when I was a young preacher, I could think of these things just right now, but as I get older, I can't... Let's begin with the 9th verse, I believe.
For this cause... (Is Paul telling the Colossians about Christ, Who He was.) For this cause we also, since the day we heard it, do not cease to pray for you, and... desire that you might be filled with all the knowledge of his will in all wisdom and of spirit and understanding; That ye might walk worthy of the Lord unto all pleasing, being fruitful in every good work, and to the increase in the knowledge of God; Strengthened... all, according to the glorious power,... of patience and long-suffering with joy; Giving thanks to the Father, which is meet--which made us meet to... partakers of the inheritance of the saints...: Who has delivered us from the power of darkness, and has translated us into the kingdom of his dear Son: (Here we're getting now. Watch.) In whom we have redemption through his blood, even the forgiveness of sin: Who is in the image of the invisible God,... (Get it? 15th verse, Colossians 1:15) the firstborn of every creature. Amen. The what? The firstborn of every creature. Let it be angel; let it be anyone it may be, He's the firstborn of every creature.
For by him were all things created,... (all things created)... that are in heaven, or in earth, visible, invisible, whether they be thrones, whether they be dominions,... principalities,... powers: all things were created by him, and for him: (Let it be anything it might be, no other being.)

16-2 Notice.
And in... And he is therefore... he is before all things, and by him all things consist. Whether it be Father, Son, Holy Ghost; whatever it is,
... he is before all things... Before all things that's in heaven, in earth, visible, invisible; anything, this Son of God was before all things. That right? I don't care, thrones, dominions, whatever it is, heavenly thrones, kingdoms, whatever it might be in the great supernatural realms beyond, in the eternities, where it was, whatever it was, angels, gods, whatever it was, He's before all things. Amen. Can't you see Him? He was before all things and were created by Him. He... Now, 17th verse:
And he is before all things, and by him all things consist. There's nothing can make it run but Him. Whether it's God the Father, God the Holy Ghost. Whether it's angels, principalities, powers, dominions, whatever it is, all things run by Him. All things consist by Him.

16-4 He... And he is the head of the body, the church: who is the beginning,... (Who is the beginning)... the firstborn from the dead;... (That is, raised up when He came to redeem)... that in all things he might have the preeminences. Might have preeminence... You know what it means? That's over all. He's over all things that was ever created: every angel, every being, ever--everything that there is, He's over all things. What creature is this? Who can it be? Over all things.
And having made peace... Let's see I've... Just a minute.
For it pleased the Father that in him should all fullness dwell; All the fullness of all things, all the Fullness of God, all the Fullness of angels, all the Fullness of time, all the Fullness of eternity: everything dwells in Him. That's this Fellow.
And having made peace through the blood of his cross, by him to reconcile all things unto himself; by him, I say, whether they be things in earth, or things in heaven. There's that great Being we're talking about, the beginning of the creation of God.

17-3 Now--now that the church--that His very whole purpose was the church. Now, how do we get into this church? By one Spirit we're all baptized into one body, The church, the body of Christ; it cannot fail. Now, here's what happens. Now, watch this, just a little figurative picture here.
Now, this outside man is the flesh. That's what we look at, what we see. And it has five inlets to that body. And any grammar school child as myself, would know that there's five senses control the body: see, taste, feel, smell and hear. Without that, you can't touch the body. That's the only way you have to the body: see, taste, feel, smell and hear. See it, taste it, feel it. Now, that is the evil one on the outside.

17-5 Now, inside of that is a spirit, which you become when you're borned in here and the breath of life is breathed into you, that spirit is of a worldly nature, because it was not given from God, but it was given, permitted by God. Now, you got that?
For every child that's borned in the world is borned in sin, shaped in iniquity, come to the world speaking lies. Is that right? So that person inside there is a sinner to begin with. But now, it's got five inlets, and them five inlets... I don't know whether I can call them right off now. First, I know is thought, conscience, and love, choice... No conscience, love, reason, there's five inlets to the spirit. You can't think with your body; you have to think with your spirit. You can't have conscience in your body. It has no mental faculties at all, your body doesn't. So you have to think with your spirit. You have to reason. You can't reason with your physical being, 'cause reason doesn't see, taste, feel, smell, or hear. Reason is what you can make in your mind.
If you're asleep or you're out; your body's lying there dead, but your spirit can still reason; there's five senses that controls that inside man. And that... Now, to the last man, which is the soul. There's only one sense that controls that, and that is, free moral agency, free will, to choose or to reject.

18-1 And now, the reason that people today... Now, don't forget this, now, and you'll--you'll see what the Holy--what the initial evidence of the Holy Ghost is. See? Now, people can live in this spirit, and they dance in the spirit. They shout in the spirit. They go to church in the spirit, and they can absolutely have the real Spirit of God anointed on that spirit, but still be lost and just as devil possessed as they can be with that spirit. Because...
Watch. That's the reason you couldn't tell that woman, she's wearing shorts, was wrong. You couldn't tell her bobbing her hair was wrong. "Well, what's your hair got to do with it?" Well, it did to Samson. See? "Whosoever shall add one word to this or take one word from it..." You've got to have an ultimate somewhere.

18-3 Now, for instance, if I was a Baptist man, and you come down and told me I must--I must be baptized in the Name of Jesus Christ, it's in the Bible. Well, first thing you know, I'd say, "I'll ask my pastor."
And I go to the pastor, and he says, "Oh, that's something back yonder. (See, see?) We Baptists; here's what we believe: We believe that we should be immersed in the titles of Father, Son, Holy Ghost. That's the way all the churches done it. Since John Smith founded it, that's the way it's done."
Well, if that's your ultimate. "Heck with what that guy said."

18-5 What if you're a Methodist, and sprinkling is your system, and you're told you must be immersed? See what I mean? You go back to the Methodist pastor; he will write and ask the bishop, "So-and-so said, so-and-so about this."
"But we, the Methodist church, which was founded three or four hundred years ago in England by John Wesley, and Whitfield, and all the rest of them there, and Asbury; we founded this document following John Wesley, that we are to be sprinkled, because it's just an outward form. And we think that sprinkling is just as good as it is the other way."
If you're a real... If the Methodist church is your ultimation, that's as far as you go.
If you're Catholic... And I'll tell you, it's not in the Bible not to eat meat on Fridays and all these things like this, and the holy eucharist isn't a wafer, because it's a Spirit and so forth, and you go to your priest, and the priest say, "Here it is wrote right in our document." And if the church is your ultimate, you don't give a hoot what anybody says. That's your ultimate.
Oh, God help this to sink in. To me, the whole thing's wrong. God's Word is the ultimate. Whatever that Word says, then that's right.

19-2 Now, the only way up here in these spheres that you could ever be in this little inside man, you have to be foreordained, because you was with God; you're part of God.
I was in my father. I also was in my grandfather, my grandfather's grandfather. By seed, I was in that. And I was in Christ. You were in Christ before the foundation of the world. He came to redeem His own, His own that was in Him (Hallelujah.), His children, that was in Him.
He never came to--to save the devil's children. They never will know it. And they are so shrewd in the ways of their intellectual learning, that you can't compare with them at all. You can't out-talk them. But by faith you see it.

19-5 Now, science don't need any faith. Science proves what they're talking about. It doesn't need any faith.
The Catholic priest will tell you, "Look how long the Catholic church has waved. Look how long she's stood under the persecutions of paganism."
The Methodist church says, "Look, here. How long..."
I seen a church... Talk about a hypocrite sign. Coming up the road yesterday, I seen. Said, "The Church of Christ, established AD 33." It ain't a hundred years old yet. See? (The denomination.)

19-8 Oh, my, doctrine of the apostles, hardly got anything, they are the Sadducees of the day. No spirit no... And you can't tell them. You can't talk to them; you can't reason with them; because we go beyond reasoning. "Lean not to your own understanding." Faith doesn't reason at all. Faith believes it. They say, "Now, looky here. You believe we have to do these things back there? Nonsense. That..." But the Bible said so. I can't explain how it happens, but it happens. God said so. So you don't have... I can't tell you nothing about it.
Faith doesn't explain it. Did you know that? Faith just believes it.

19-9 Jesus said to Nicodemus from the ecumenical council of His day... Come to Him by night, said, "Master, we know You're a teacher, comes from God, 'cause no man could do the things You do less God was with him.
He said, "Verily I say unto you except a man be born again, he can't even see the Kingdom of God."
He said, "Me, an old man, enter into my mother's womb to be born?"
He said, "Now, how am I going to tell you heavenly things, when you won't even believe earthly things?" See?

20-2 Then He said one day, "Except you eat the flesh of the Son of man, drink His blood, you have no life in you." He didn't explain it.
Those apostles and them of that day who was ordained to Life, He knowed it. Said, "All the Father has given Me will come. Only thing He had to do was just make My voice known; they know it. For My sheep know My voice." And a voice is the Word expressed. [Blank.spot.on.tape--Ed.]... they'd believe it, anyhow. They don't have to scientifically prove anything or ask any Sadducee or Pharisee or anything else about it. "I said it; they believe it. For My sheep hear My voice." And This is the voice of God in letter form, because This is the entire revelation of Jesus Christ: Old and New Testament put together. Amen. There you are.

20-4 Why? You say these are good people. What makes them? Because, one thing. Their tie-post is on a church. And in here...
You remember last Sunday, it's a week ago? How many was here and heard the sermon on the "Anointed Ones in the Last Days"? I think all of you. See, they are anointed. Their spirits are anointed in this second realm.

20-6 Now, that first woman says, "No. She don't give a hoot what the church says, what anybody else says. She's a smart duck. She's got college education. She could put it over on her husband, and think she's smart by doing that.
This other woman is naked, blind, and don't know it. Oh, it's pitiful, but that's the picture the Bible paints it.
Now, she goes to church. That woman, it'd probably be better that woman would be... She lives a good clean life. There's nothing against that. God will be the Judge of it. I don't know; I'm not the judge. I'm only the--responsible for what He shows me.
That's what the apostles said: "We do speak that what we know, what we heard, what we seen." That's all I'm responsible for. That's all you're responsible for.

21-1 But now, you see, if you'd take that same woman... Where did she wind up at? See? She moved right around. She heard; no doubt turned the radio on many times. The Voice of God has been speaking many times.
Well, now see, she comes over into this cult here, or clan; all churches are clans, everything. That's exactly right. They're just lodges where people group together as membership. And she comes over here; well, that fits her just right. Now, if you go to telling her what she has to do, she won't listen to you. You show it to her in the Bible; she won't listen to it.

21-3 Now, my dear brother or sister, just one or two more comments before closing; a quarter till time to let out in fifteen minutes.

21-4 Now, look, I want to ask you something. Why can't that woman see it? Why can't she? As far as living in adultery physically to her husband, she's not guilty. She has nothing to confess. She's as clean as she was the day she was born; no man has touched her. I'm speaking parallel now, to the woman to the church. She's clean as she was born.
Well, that's exactly what the church is: as she was born, but she was borned in sin, shaped in iniquity, come... See what I mean?
Now, you tell her that it's wrong for her to cut her hair. The Bible said so. It's wrong for her to wear them shorts. The Bible said so. She'll say, "Nonsense." Why? Her ultimate is not down here in the third man, the soul that's predestinated and sent from God, but her ultimate is on an organization out here, that some man has organized outside of this. See? But if the Word of God is down in that soul, it says, "Amen, I see it." It lines up with It.

21-7 Now, look here. Therefore the man that's borned of the Spirit of God... See, here is the outside flesh. Now, I speak in a mixed audience, but I speak as your--as your pastor, as your brother. Here's the flesh; it's weak. It's bound to. A little lady walks down the street and some young man just in his young age, when he's seventeen, eighteen, twenty years old, twenty-five, thirty, walks around in there; and this young lady comes twisting every form of body, walking with a pair of high-heeled shoes on, her dress stuck all out in front and back, and dresses that high above her knees, or a pair of shorts on... You know the Bible said she'd act like that? You know the Bible said that's the way she'd act, how she'd be so filthy.

22-1 Did you read this here--this month's "Reader's Digest" that men and women of this day, little girls from twenty or twenty-five years old is in menopause; that you go through the change of life in the middle-age of life, according to science, between twenty and twenty-five. It used to be around thirty or thirty-five in my age; in my mother's age, a woman never struck menopause till she was forty or forty-five. What is it? It's through science, and the food, the hybrids that's perverted the whole human body till we become a bunch of--of a mass of corruption. Well, if the physical being is corrupted, isn't the brain cell in that physical being?

22-2 Now, watch the spirit following it. There'll come a time in the Name of the Lord, that people will go completely insane. The Bible said so. They'll scream and holler: great hideous things in their imaginary mind... The radios and things, or television programs are producing it. There'll be such things as ants raise up on the earth that'll be as high as fourteen trees. There'll be... A bird will fly across the earth with wings four or five miles across, and people seeing them; they'll scream and holler and cry for mercy; but it'll be the plague. Wait till I preach on those plagues opening up.

22-3 Watch what Moses done under the physical being, not the Spirit. When He said, "Moses..." God said to Moses, "Go out there," (to His prophet), "pick up a hand full of dust; throw it up in the air and say, 'THUS SAITH THE LORD, fleas will come upon the earth.'" There was no fleas. The first thing you know they begin to see something crawl on a bush. Looked over; there's something else. And after while they were so deep, you couldn't wade through them. Where did they come from? God is the Creator. He can do what He will. He's sovereign. He can make a bird that will reach his wings from one side of the earth to the other.
He said, "Let there come flies, and clothed upon all the earth. There wasn't a fly in the land. First thing you know, an old blowfly began to fly around. First thing there's eight, or ten, twelve. First thing you know, you couldn't walk through them. God the Creator keeps His Word.

22-5 Then he stretched forth his rod at the command of God and said, "Let frogs come up and cover the earth." And the frogs come till they heaped them up in piles, and stink was everywhere, maybe forty or fifty feet high of frogs. They were in the cupboard of--of Pharaoh. They were in the... Turn down the sheets and there'd be five hundred frogs under the sheet, under the bed, in the rugs. Everywhere they went was frogs, frogs, frogs. Where did they come from? God the Creator is sovereign. What He says, He will do.
And He said there would be hideous sights upon the earth: locusts with hair like women, long hair to haunt them women that cut their hair. Teeth like lions, stingers in their tails like scorpions... They will torment men months.
Just wait till we get in to open those plagues and seals and them seven thunders. Watch what takes place. Oh, brother, you better get to Goshen while there's time to get to Goshen. Don't pay any attention to this outside.

23-3 Looky here, here's a little lady twist herself down the street. Here's a young fellow; his eyes catches it; he's a member of the church; he's a Pentecostal; he's whatever he is; but the first thing you know there's no hold post in there.
She'll say, "Hello." He's got curly hair and kind of nice-looking, straight shouldered young man, maybe tried to live right. She starts walking up to him. Even a preacher... The first thing you know... What is it? This out here, the flesh desire, and the spirit down here, yet anointed, saying, "Don't do it, don't do it." But what will it do? It'll move right around, there the hold; there he goes. First thing you know he's trying to make a date with her. He's guilty of committing adultery whether he touches her or not. But a genuine borned again son of God... Amen.

23-5 You can't do it yourself. It's totally impossible for a--a red-blooded male to walk before a female like that without something taking place. But when there is something on the inside, that little borned again something there... Though that man might've shouted, spoke in tongues, jumped, danced, everything else, anointed with the Spirit, done all the signs and wonders that God said in there, by His Spirit...
Jesus said, "Many will come to Me in that day and say, 'Lord have not I prophesied Your Name? Haven't I cast out devils in Your Name? Have not I...'" He said, "Depart from Me, you that work iniquity." What is iniquity? Something that you know to do, and don't do it. "Depart from Me, you that work iniquity, I didn't even know you."
But down on the inside of that man, if that little tie-post had been there, that Seed of God that was predestinated before the foundation of the world, I don't care what takes place; it holds him; it's there to stay.

23-8 That's why that woman will wear them shorts. She's counted a prostitute the same as the woman in the act. See? She doesn't know that that spirit... How does she know? Her ultimate. What is an ultimate? It's the last word. The ultimate is the "Amen"; it's the end of all strife: your ultimate.
And if your church, a Pentecostal church that tells you that long hair stuff is just fanaticism, "You've got a spare tire on the back of your head," and so forth, them kind of things, the man is possessed of the devil; for God's Word said it's a shame for a woman to cut her hair. She'll dishonor her head. And if she dishonors her husband, and her husband is the church, and the church is Christ... She is a dishonorable religious prostitute: naked and don't know it. Naked? Don't the Bible said the woman's covering is her hair? Isn't the hair give to her for a covering?

24-2 Someday yonder at the judgment bar... I've tried to pour the medicine in and hold it with my hands, and you spit it right straight back out between your fingers. But God will judge them someday. That's THUS SAITH THE LORD. It hasn't been a bunch of foolishness or some crazy old men all worked up. It isn't, because it's the Word of the Lord.
And a real genuine Christian will cope with that inside man; that Spirit that was back yonder at the beginning, which is the Word. As He was the Fullness of all of you, you were in Him back yonder at Calvary.
He foreknew you would be here. He only broadcast what would take place. And you were in Him. You died with Him. You died to your pride; you died to your passion; you died to the world. When He... You died with Him at Calvary and you rose with Him, when He rose again on the third day; and because that you accepted Him, now you're setting in heavenly places in Christ Jesus. Hallelujah.

24-5 There you are. It's that inside man, that inside that will punctuate the Word, hang with the Word regardless... You can't help it. I learned that many years ago.
My little baby laying there dying. My wife laying yonder in a--in--in a morgue, embalmed and laid out. They called me out there, and Sharon was dying. That's the hardest temptation I ever met in my life. I was about twenty-five years old. I walked out there, and Billy Paul laying at the point of death...
Dr. Sam came and said, "Bill, I don't think we're going to save Billy. He said, "He's so bad." Said, "Bill, I feel so sorry for you." He put his arms around me.
I said, "Doc, I ain't got no more strength. Couple hours of calling for my baby Sharon, run her out there... Just to see her in spasms; it wouldn't stop. They put a needle in the spine; they punctured it, brought the sign up: tubercular meningitis.

25-2 Oh. I waved my way out to the hospital, stopped my old truck out there, and got out, and started walking down the room. Here come Sam down the hall with his hat in his hand, crying, put his arm around me, said, "Come on back, Bill."
I said, "What's the matter." He said, "You can't see her." Said, "She's dying, Bill."
I said, "No, Sam, not my baby.
He said, "Yeah." He said, "Don't even ask for her, Bill. If she would ever live," said, "she'd be afflicted." Said, "She'd always be drawed up, and she'd be afflicted all of her life." Said, "She's got meningitis. Said, "Don't go around her. You'll--you just kill Billy by doing it."
I said, "Sam, I got to see her."
Said, "You can't do it, Bill. I forbid you. Now, you know how much I think of you. You're my buddy and everything." Said, "How much I think of you," said, "and how much I believe you, Bill," he said, "but don't--don't go to that baby." Said, "If you do that, that meningitis is on her." See? Said, "She'll be gone in a few minutes," and said, "We'll bury her." Said, "Bill, I just feel so sorry for you."

25-5 He called, I told, called the nurse to order me some kind of medicine. Said, "I don't know how the man's standing up."
I stood there a little bit. He brought the medicine in, and I set down in the hall. He said, "Sit," and the nurse brought it, said, "Drink this, Brother Branham."
I said, "Thank you; just set it down there a minute."
When she left like that, I poured it over in that spittoon, set the glass back down. I said, "Oh, God, what have I done? You're a good God. Why did You let her die...?... me holding its two little arms like that, begging You for her? Why'd You let her go? There's Billy laying there dying, and here she is dying. What have I done? Tell me. Lord, I just might as well go with them." I opened the door, and no nurse was there; I slipped down in the basement. That was before the hospital was fixed. Screens, no screens, on the windows hardly, and flies on her little eyes. Had a piece of mosquito bar, we call it "netting" put over her face. I shooed the flies off. Laid there and her little eyes, she was suffering so hard till they were crossing.

26-1 Then, Satan moved up by the side of me there, and he said, "Did you say he was a good God?
I said, "Yeah, I said that."
"Did you say he was a healer? Well, why did your father die in your arms over there, and you calling (him a sinner), calling for his life. Why did your brother die in your other brother's arms, out there, and you standing in the pulpit preaching a few weeks ago? Said, "Then why didn't he answer you? You said he loved you, he saved you."
He couldn't tell me there's no God 'cause I'd already seen Him. But he was telling me He didn't care for me.
Said, "There lays your wife; your babies will be there pretty soon. Your daddy's buried. Your brother's buried. Your wife's going to be buried now tomorrow, and here's your other baby dying. He's a good God. Huh? He's a Healer?" Said, "You made a sap out of yourself."

26-5 What did it do? He was working from the outside now to this first man.
Said, "Now, look. You know when you was in a--few years ago, about two or three years ago before you accepted this, you was well thought of amongst the people. You lived a good clean life. Any girl in the city that wanted to go out would go out with you 'cause they felt clean and decent." I can stand before any of them. I never insulted one, never said anything. If she even acted smart, I'd take her home.
"And you were liked amongst the people, but what are you now? A religious fanatic." That's right. I was. See these things begin to move together. The outside reasoning, and the spirit moving these things together. "That's right, Satan."
"Then, did you say he was a Healer?"
"Yes, Uh-huh. Yeah."
"And you begging and crying and the people telling you it wasn't so, that you're all off the line. Your own church turns you out for this. Your own Baptist church down there, put you out the door for the very same cause."
"Yeah."
"Your daddy buried; your brother buried, your wife lying there to be buried, here's your baby, just about fifteen minutes longer, and it'll be gone. And he's a Healer? Your own flesh and blood; one word from him would save the baby's life. He's a healer, you said. The people tried to tell you. The preacher told you, you was all messed up, you was all insane. You was become a religious fanatic, and you said he loved you. Could he love you?

27-1 "And how you cried for your daddy. How night after night you fasted; and when you in daytime when you'd have to pray to get up a pole to work, and when he let him die in your arms: a sinner. How your wife; what a fine woman she was, and how you loved her." (Billy's mother; many of you remember Hope?) "What a fine girl she was. How happy you was, your little home over there with about seven or eight dollars worth of furniture. What furniture you had, but yet, you loved her; you--you loved one another. And you went and prayed for others, and some mental emotion they got up and walked away, and said they were all right. But now your own wife... And there she is dead, second day now, laying in the undertaker's establishment down yonder, Scott and Combs. He's a healer, huh? And your little boy at the point of death, Billy Paul, eighteen months old. And your little girl at eight months old is laying here dying with meningitis, and you just prayed, and God pulled a sheet down and said, 'Shut up,' don't hear--won't want to hear you at all, turned his back on you. He's a good God, huh? He loves you? And that every girl you ever went with; every boy you ever associated with, your very best friends has walked away from you as a religious fanatic."

27-2 Everything he was telling me was the truth. Everything that he would say just fall right in line. See, here? I was just then about ready to say, "Then I... If that's the way He has to act, then I won't serve Him." Just as I said that there was something come from somewhere else, way down on the inside said, "Who are you to begin with? The Lord gave, and the Lord taketh away."
See, that's that inside man. Don't reason at all. I looked back, and I thought, "How did I get on earth. I come from a bunch of drunkards. How did I get here? Who give me life? Who give me that wife? Who give me that baby? Where did my wife come from? Where did my life come from?" I said, "Though He slay me, yet I'll trust Him." I said, "Get away from me, Satan."

27-4 I laid my hand over on the baby. I said, "Sharon, honey, I'll lay you on your mother's arms in a few minutes when the Angels of God comes to take you away. But one day daddy will see you again. I don't know how it's going to be, honey. I can't tell you how, when He turns His back upon me, won't even hear for you. He let my wife die, and me holding her by the hands, crying for her. And my daddy in his arms has died on this arm right here, looking up at me trying to get his breath. And I prayed as hard as I could." How could I face the public again to preach Divine healing? How could I preach He was a good God and let my own daddy die a sinner? How could I preach that? I don't know how, but I know He's right."

28-1 The Word of God shall never fail. It'll triumph no matter what that is. Then I knowed there was something inside of all reasonings, something inside of all emotions, everything else like that; there was an inside man that held in that hour; nothing else could have done it. Every reason, everything could be showed, everything could prove that it was wrong, and I was in the wrong, but the Word of God that was predestinated before the foundation of the world held on the inside.
I felt a little wind come through the building. Her spirit went to meet God.

28-2 Brother, sister, let me tell you: That's the only thing. Don't try to reason it out. Don't try to have long hair because I said so. Don't try to do these things just because in your flesh... Don't try to do it just to kind of cope up, but just wait before the Lord till something way down on the inside...
Many of you think 'cause you've long hair, that means you're going to go to heaven. That doesn't mean that. Many of them thinks, 'cause you're a good moral woman, your going to... It don't mean that. Many of them think because their churches and belong to this and this great groups and great doctors of divinity. That don't mean that. See? Many think because they speak with tongues, they've got the Holy Ghost. That don't mean that, though the Holy Ghost does speak with tongues. But until that real, genuine Holy Spirit in there will cope with every word...

28-4 If that Holy Spirit in you makes you speak with tongues, looks back there and doesn't agree with the rest of the Word, then it's a wrong spirit. See? It's got to come from the inside, which is the Word from the beginning. In the beginning of the creation of God when God begin to create and bring you into existence... You see, you started back there as a seed and worked down to where you are now. And then you were all in Christ. Then when Christ died, He died to redeem all of you. And you are part of this Word. And how can the Bible--all of it precept upon precept, line upon line, here a little, there a little, not one jot or tittle shall fail... How in the world can you, being part of that Word, disagree with the rest of it, or any part of it?

29-1 God bless you. I'm overtime now. I didn't mean to do this--keep you that long. Sorry that I kept you: not sorry for what I said. We're right at the end of something, friends.
All of you here, I guess, are just the members here of the church. I don't get around in time to see what members there is. I imagine all you are constant comers here.
Let me tell you something that happened. Will you just spare, say, six more minutes?

29-4 Is that Reverend Mr. Orland Walker here from Oregon that was here that--that Sunday I was here? Anybody know about this great, strange thing? I come down here. There's so many people in I--I had--I had a pile of interviews like, and every one of them worthy, their children married, drunkards, and--and different things, and just things that was worthy. Everyone of them should've been seen. I can't do all that. I commit you to God and hold my hands over them... "O God, or I couldn't do it. Get to them, Lord. Do... You know how to do it. I pray for each one."

29-6 Billy called me, and I'd just come in with Brother Banks. He said, "Daddy, you--you..." And look, I see people drive out there sometime in the lane, look in, and I look out at them and wave at them like that, and they--they almost turn their head. I don't want you to do that.
The other day when they was buying that place out there at Tucson for me to live in, Brother Tony had a place up there he wanted to buy me for about three or four times what this place cost. He even wanted to put in so many thousand dollars on it himself, but the only way he could get in there, a gate-man was standing out there. A great big, well, it's an addition up there, but any of the people that lives in there, you have to have a written permission. Then this gate-man calls you to see if it's all right for them to come in.
I said, "Could you imagine me? My brothers and sisters, who come to see me that wants to shake my hand and ask God's blessings for me, and could you imagine me put myself in there, Tony?"
He said, "Well, you have..."
I said, "Tony, the way the church and all of them has the people not to come around." I said, "That's for people that's got everything they want me to do."
They--they say, "Well, the Lord told me. Hallelujah. I'm going to stay right here. Glory to God. The Lord told me you have to hold a meeting over here in our group. Yes, sir. Glory to God. God told me that. If you don't do it, Brother Branham, you're sure backslid," and me in there trying to study. See? That's what... See? And many a good person gets beat out of coming in because of that.

30-2 Just like a man going hunting out here on a farm. A farmer said, "Come on in. You can hunt." And he get out there and shoot one of his cows. A rabbit run under the cow, and just shoot the rabbit anyhow. You get upon the fence, instead of going to the post and climbed over like a decent man should do; climb up on the fence and break it down like that. See? And then he will say, "I'll post the place." I don't--I don't blame him one bit, not one bit. But what does he do? He keeps the decent hunter from coming in. It's always that way. It's the evil that keeps the good from having the preeminence. It's always.

30-3 Now, but them people are... Thousands are really needy and nice people, loving people, full of God's grace.
Now, we have this house... These people come like that. We don't--we don't want that. No. But this man come. Billy said, "Go, run down now, right quick, daddy." He said, "Mrs. Waldorf's down here with some people dying. Must see them right at once," and I run in, came down here, and coming back, they said, "There's nobody here but a man sleeping on the side of the side out there on a pillow every day on the side of the building." Said, "He said he wants you to pray for him."
I said, "All right." He said, "I'll put him in." And I come in to... I think, a Cadillac setting back there in the back or some kind of big car, I rode in with... And that man said, "How do you do." He didn't know me.
And I walked in. And Sister Waldorf, poor old thing come in. You know, she was... You know her case, don't you? See, she had cancer, died in the prayer line about a hour before I got to her, and her doctor come and showed... That's been about eighteen years ago: cancer in the heart. See? And she's living today. And she's living down in Arkansas now, and she was in Phoenix then. And she said, "Brother Willie, I hated to come in like this"; but said, "I didn't have no place to stay. Hated... They said, these people, this woman is going to die, Brother Willie." Said, "I wanted to bring you a little offering in my hand, Brother Willie." Said, "But I couldn't do it, but I canned some blackberry jelly."

31-1 Oh, when I went up there and seen them little glasses of jelly she had setting there, I--it looked too sacred for me to eat. That dear little old woman, about seventy years old now. I said, "Sister Hattie, I couldn't say 'no.'"
No, Jesus seen that widow putting in three pennies, and He--He let her alone. See? No. God will reward her for it. Yeah...?... And so, the Lord healed the woman, healed all she had, revealed to her pastor what that she--had on his mind, what he was supposed to do, another thing. And oh, they all went out shouting.

31-3 Then Billy run in and said, "Daddy, that man's gone. I can't...
I said, "Who's that out there in that car?"
"Oh," he said, "some guy come down from Oregon"; Said, "got some kind of dream, and I told him I wouldn't give him no false hope. There's three hundred here waiting now." And said... And I told him just to write the dream out. Said, "I got a pile of them here that high anyhow and they're just add it to it."
I said, "Bring him in. Give him five minutes."
Well, as soon as the man walked in... Five minutes. He said, "I'm Reverend Walker (I think his name was,) from Oregon." I think he was some other denomination. I don't know: Presbyterian, Episcopalian, something.
He said, "I met you about twenty years ago. I come down to Grant's Pass where (not Grant's Pass, but I forget the name of the place.) there," and said, "Whole country... headlines in the paper every morning," said, "everybody knew about it." Said, "I couldn't even get to the building where you were at, but I seen you go up one day on the street. I walked up." He said, "four or five men around you and I shook your hand, you... I told you I was Brother Walker, and you told me who you was, and we passed a couple words, and then three or four big men with you just pushed you on." He said, "I wasn't your critic, and I wasn't for you." He said, "I just didn't understand."

31-7 He said, "It went on that way for a few years, and after while," said, "I... A man told me to come listen to some tapes about three years ago." And said, "The man played the tapes, and when he did," he said, "I heard him talk." He said, "This man believes that you was a--a prophet." Oh, he said, "I told the man, 'I don't know about those things: might be, for all I know.'"
So said, "Then another man moved into our town, had a meeting, and I met him, and he said, 'I'm God's prophet for this day.'" He said, "How many of you guys are there anyhow?" Said, "I--I hear where that a man down here is listening to tapes said William Branham, back in the east was a prophet of the day, and things like that."
He said, "This man..." (I ain't going to call his name, 'cause it doesn't sound right here. You see?) And he said, "I know William Branham." Said, "But he's all false in his doctrine." Said, "He isn't Pentecostal; he doesn't believe in initial evidence." And said, "Another thing," he said, "these major and minor prophets, there is no such a thing." He said, "'You're a prophet or not a prophet, and that's all.'"

32-2 He said, "Well, mister, I--didn't argue with you about it; I just said I heard this man say that this man William Branham is... This man claimed that he was a prophet." Said, "I just wondered how many there was."
He said, "But I want you to know this. I'm the prophet of this age."
He said, "You are? The Lord bless you and be with you."
He went on, never paid any attention to it. And said he started on amongst his brethren a series of three or four meetings. And he went down to the Post Office and said, "Don't--don't change my mail. Leave it here." Said, "I'll come back about four or five days later."
"All right," they said. They put a ticket up there not to change it. He went down, seen his daughter. And on the road out, he--he stopped at a church, and he had that night's meeting. The next morning he said he just happened to think, "Go get General Delivery," and when he did, one letter had creeped through the Post Office and got to his daughter. His daughter sent that General Delivery.

32-4 He opened it up, and it said it was a man, Mr. Hildebrandt, which is a friend of mine; that'd been playing the tapes. Said, "Mr. Hildebrandt had a word from Roy Borders (And that's one of the managers, you know.) that I was going to hold a meeting, back here, for--from the twenty-eighth to the first. Come back and see for himself."
He said, "Now, looky here, them guys trying to pull me in something like that." See? He just flipped the letter over in the wastebasket and went on (See?), like that. Went on and held that meeting that night, and the next morning then he started holding his heart to crying right there in the room.

32-6 He said, "Mr. Branham, I realize I got to stand before God." He said, "I don't know whether I was asleep or what happened. He said I dreamed; I'm going to say I was asleep and I dreamed." Said, "I thought my son in the market stuck his hand in a sack." And said, "When he did, it was a sack of apples, and they all turned over." Said, "When I went to pick them up, they was all green apples with one bite taken out of them." Said, "I was picking them up, putting them back in the sack." Said, "Some of them rolled out and rolled down." Said, "I went to try to get them and under--on the grass." And said, "They rolled under one of these chain-lock fences, and there was a big super highway running there. I looked back east." And he said, "The--the--the chain was hooked against a big rock back in the east. I went back there, and thought I'd let this chain down, then go over and get the apples for the man." Said, "I started to let the chain down." Said, "A voice shook the whole earth." Said, "The earth shook from under my feet."

33-1 And said, "After it quit shaking, I heard a voice." And said, "Brother Branham, it was your voice." Said, "I knowed, just something said to me." Said, "It said, 'I'll ride this trail once more.'" And said, "I started looking up the rock like this, and looked on in a-past the clouds, and way up there standing on a rock that reached from the east to the west in a pointed shape like that, like a pyramid. Run back there to the east," and said, "there you was standing there on a horse, that I never seen anything like it in my life: great white horse, white mane hanging down." And said, "You was dressed like an Indian Chief, with all the things the Indians use." Said, "It had a breastplate, them bangles on the arms, and all down around like that." And said, "You had your hands up like that. And said, "That horse, standing there like a military horse, with a prance like this, walking, me standing still. And said, "You pulled on the reins, went riding off towards the west."

33-2 Said, "I looked down there and there was a whole lot of scientists." The next morning (That was Saturday.)--on the next morning I preached on scientists, you know, being of the Devil.
And he said, "Scientists there were pouring things in tubes and mixing them." Said, "You stopped the horse, raised up your hands and begin to scream: 'I'll ride this trail once more.'" Said, "The whole earth shook. Them people shook," said, "looked up at one another, like that, looked up to you, and just shrugged their shoulders, and went on with their scientific research."
And said, "You started going on towards the west and when it did, said I seen this man that called himself a prophet (you know.) Said, "He come up on a horse that was mixed with white and black together." And said, "He got up behind this great big horse." Said, "It was way up above the clouds, and the road wasn't over about that wide." And said, "That horse just...?... with the wind blowing the feathers and everything on--on your garb," and said, "then the horse's mane and tail blowing: great master, big white horse walking right in line..." And said--and said, "This guy run up behind you, came from towards Canada." (And the man lives in Canada.) And he said, "Come back and said he took his little horse, trying to knock your big horse off, turning him around: make his hips hit against the..." Said, "Never moved the big horse; he just kept walking." Said, "Then, all of a sudden," said, "you turned around." Said, That'd be the third time you spoke, but the second time you said, 'I'll ride.'" And said, "You didn't speak like you did; you commanded." Said, "You turned around and called the man by name and said, 'Get off of here.' You know that no man can ride this road here, without God be ordained him to do it. Get off of here."

34-1 And said, "The man turned around; and said the man has wrote me letters." And said, "Across his horse's hips (that black and gray and mixed up together)..." Said, "Across his horse's hips was wrote his name, signature, just exactly like is on this letter. And he rode off towards the north."
Said, "Then you went on down; that big horse turned around way, as far west as you could." Said, "You stood, raised your hands up like that." Then he started crying. He said, "Brother Branham, to see that horse standing over there, war bonnet and everything like that..." And said, "That breastplate and everything shined." Said, "You held your hands up a little while. And said, "You looked down again, picked up the reins, and said, 'I'll ride this trail just once more.'" Said, "The whole earth shook back and forth like that." And said, "There was no more life left in me. I just fell down by the side of the rock, and I woke up."
He said, "What does it mean, sir?"
I said, "I don't know."

34-3 Next morning Junior Jackson, who dreamed about the pyramid, you know, when I went out west, you remember that? He called me a month or two before that. He had a dream that was burning; he had to tell me. But I said, "Billy... There's about twenty standing out there."
He said, "Junior Jackson down there said that he had to tell you that dream."
I said, "Send him in just about five minutes.
He brought his wife in, and he said for a witness. He said, "I dreamed, Brother Branham, me and my wife was out riding." And said, "I looked back in the east, and I saw look like a spot, like one of those flying saucers."

35-1 See, the world don't know what that is. You know... You know, it's all in... We know what it is. See? We know it's investigating judgment Angels (You see?), and they... How that the Pentagon, all about how it comes right down to the intelligence; how they go like a flash and be gone; pull away from anything they got. See, and they don't realize what it is. See? Let them think whatever they want to. They call them flying saucers or whatever; they don't know. See?

35-2 Said, "I seen it coming, and I watched it. And what it was, it was a man on a horse, and said he was coming with lightning speed." Said, "I seen he was going to come down in front of me, and I stopped my car, jumped out. When I did," said, "the car-- horse was standing in the road, a great white military horse walking in a prance." That's the Word, of course, you know it, walking in a prance.
Said, "There was a man setting on there." He said, "He was dressed in western garb: wasn't a cowboy," but said, "looked like a chief over rangers or something." (See, all of his chief authority from the west. The Indians over the Indians, rangers over the... ) See? And said, "The man had his hat pulled down and had--was looking sideways." And said, "When he turned sideways," said, "It was you, Brother Branham." Said, "You never talked like you did. You said, 'Junior' (called him three times.)" He said, "I'll tell you what to do." And said, "Then you pulled upon the reins of this horse; he made about three lopes and took to the skies, and you were gone towards the west."

35-4 He said, "Just a minute. I looked around and here come a horse smaller than that one of the same breed, but smaller, and stood." Said, "I walked around." He said, "He must have sent this back for me. So I got in." Junior's done a little riding too; and he said, "You know how your saddle fits you, Brother Branham, the stirrups and everything." Said, "I thought, 'Well, this fits me just right.' So I pulled upon the reins, off to the sky." Said, "I pulled on the reins and stopped him, turned him around and went back." See? "When I went back," said, "I stopped the horse, got off, and talked to my wife, and the horse was gone." And he was worked up.

35-5 Then day before yesterday, three days ago come Leo Mercier, coming down with exactly the same dream, not knowing nothing about it, about trying to breed a big white stallion to a black mare, and they couldn't do it: nervous. Said, "I walked up there; and said, 'Leo'" and told him what I did. I don't want to say it here. See? I told him what I did. He said, "Don't you see not to know this. 'I didn't know Ed Daulton had a son-in-law, and the son-in-law had a dog with this name. You'll know, Leo, that your dream, but when you wake up, remember it.'" And said, "I never heard such a command."

36-2 About that time Roy Roberson come in, said, "Brother Branham, you remember back there before you left the church the first time? We... I seen you setting like, in Palestine. We was all the board and everything, and setting like the Lord's supper table, and then you talked, and you--you wasn't sure what you were talking about." Said, "A white cloud come down and got you, packed you away."
How many remembers the--the dream of Brother Roy? And said, "The white cloud packed you away." And said, "Then you was gone, and I walked through the streets screaming and crying." When I came out here and that little old arm crippled up like...?... He dropped the rake and started crying when he seen me come up out there. I hadn't seen him, so he was telling me the dream. And he said... And he was raking... and said, "And you went away, so I walked the streets everywhere trying to find you; I couldn't find you nowhere. I was screaming, 'Oh, Brother Branham, don't leave." Said, "A white cloud come in and got you and packed you away from us towards the west."

36-4 That was before the pyramid or anything. He said, "It packed you towards the west. And I cried and walked the streets, and after while I went and set at the table. I happened to look up there at the head of the table." Said, "I could just see that much of you was snow white." Said, "You were standing there and said you spoke with authority. There wasn't no guessing to it." Said, "Every man understood exactly what you was saying."
Oh, my brother, sister; now, everyone of you conscious I know what that means. See? Just watch. Stay close to Christ. Let me warn you now, as a minister of the Gospel that--that this... Don't take any foolishness. Don't imagine anything. Stay right there until this inside of the inside is anchored to the Word, that you're right in Christ; 'cause that's the only thing that's going to... 'Cause we're in the most deceiving age that we ever lived in. It would deceive the very elected if it was possible, because they have anointing. They can do anything like the rest of them.

36-6 Clean your lives up; pay your debts; owe no man. Jesus said, "Now... Now, I don't mean things like your house rent and stuff. You got to do it. Get all your things off your hands. Get everything right. Make ready. Get ready. Remember in the Name of the Lord, something's fixing to happen.
I'm going into the hills this week, not exactly to hunt squirrels, 'course I like to hunt squirrels; but I'm going out there for this purpose, saying, "Oh, God, I don't know which way to move, and I don't want to miss this. Help me."
You pray for me. Will you do it? I'll be praying for you. I hope by the mercies of God that I meet everyone of you, and we meet in a better land than this here.

37-2 And what are we coming here for? What are we doing? Are we coming here playing a game? Are we coming here meeting as a lodge? It's... Christ can't come until that church is perfectly right. He's waiting on us. I believe we're at the end.
Look at California. Look at the riots. Look at nineteen people being killed, racial. Didn't I tell you here not long ago, that that Martin Luther King would lead his people to a massacre? How many remembers that? It isn't them colored people; it's them leaders stirring them up. It isn't integration, segregations, and whatever you want to call it. It's the Devil. That's right. Not only to the white, colored; it's all of them. It's the devil. The mental faculties and reasons of men is broke down. There's no hopes. It's beyond hope. The whole thing is a puterated sore.

37-4 The mental faculties of men, they can't make decisions. I'm not a politician. I don't... Neither Democrat or Republican, they're all filthy. I'm for one Kingdom and that's the Kingdom of Jesus Christ. That's all. But how in the world... Did you ever see a bunch of puppets like we got up there now? Like that bunch of Texans we got in there. Why, they say, "Whatever the people wants. If they want Communism, we'll give them Communism. If they want integration, we'll give them integration. Want segregation, we give... whatever." Where is men?
Oh, God, that's like the pulpit. Where is men? men that's men that stands for a principle? Where is women that stands for a principle? Where is a church that stands for a principle? I ain't got a nickel's worth of time for a wishy-washy, give in, compromising spirit.

37-6 If a woman's a woman, let her be lady. If a man's a man, let him be man. If he's a president... Where is our John Quincy Adams? Where's our Abraham Lincolns? men of principle. Where's our Patrick Henry? Said, "Give me liberty or give me death." Where's a man that stands for what's right? Where's a man that's not afraid to speak out regardless if the whole world's against him, speak out for what's right, and stand for it, and die for it?
Where's our Arnold von Winkelried in this world again today? Where is men of integrity? Where is men with spirit? They're so wishy-washy and gaumed up, until they don't know where they stand. God, let me stand with the principles of one man as a minister, the Word of Jesus Christ: For heavens and earth will pass away, but It'll never fail. "On this Rock I'll build My church. The gates of hell shall not prevail against it." Let us stand.
Blest be the tie that binds Our hearts in Christian love; The fellowship of kindred minds Is like to that above. Now, join your hands with one another.
When we asunder part, It gives us inward pain; But we shall still be joined in heart, And hope to meet again. Till we meet, till we meet, Till we meet at Jesus' feet; Till we meet, till we meet, God be with you till we meet again!

38-2 Let's bow our heads now while Brother Neville dismisses in a word of prayer. Be back tonight now. We're expecting a great service tonight here at the tabernacle. God bless you and pray for me; I'll pray for you. Don't think that I'm a fanatic, friends. Don't think I'm trying to push something on you. I love you. And I have a principle; that's the Bible. Not one word can be taken from It. Not one word can be added to It. I believe It the way It's written.
Let's bow our heads now. And our loyal, good pastor dismissed the congregation. God bless you, Brother Neville.

Up