Муж, бегущий от Присутствия Господа

Дата: 65-0217 | Длительность: 1 час 33 минуты | Перевод: VGR
doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Муж, бегущий от Присутствия Господа / A Man Running From The Presence Of The Lord

МУЖ, БЕГУЩИЙ ОТ ПРИСУТСТВИЯ ГОСПОДА

Склоним головы. Дорогой Бог, мы счастливы в этот вечер, что у нас есть возможность ещё раз собраться всем вместе. И Ты один, Господь, знаешь, как наши сердца жаждали этого часа, когда мы снова можем стоять здесь перед народом Твоим и нести это Послание, которое, мы жизненно чувствуем, настолько насущно в этот час. Ты отпустил нам теперь эти несколько дней, и мы молим, дорогой Боже, чтобы Твоя милостивая рука была на нас, вела нас и направляла нас. И дай нам то, в чём мы нуждаемся, Господь, ибо наши сердца стремятся получше узнать Тебя.
2 Мы видим огромную ниву, белую, созревшую, и знаем, что зерно уже готово для великого времени молотьбы. Дорогой Бог, мы молим, чтобы Ты снял с нас шелуху, позволь нам побыть сейчас в Присутствии Сына несколько последующих дней, и созреть для Царствия Божьего.
3 Благослови каждую песню, которую мы будем петь. Благослови каждую молитву и ответь каждому, кто будет молиться. Господь. Спаси всех потерянных. Приведи обратно тех отбившихся в дом живого Бога и в общение.
4 Мы молим, Боже, чтобы Ты исцелил каждого больного, вошедшего под нашу крышу. Даруй это, Господь. Да не будет ни одного слабого человека среди нас к концу этих собраний.
5 И. дорогой Боже, ещё для нас, для тех, кто в этот час претендует называться Церковью. Вызванными, те по всему миру, которые вышли из Вавилона, чтобы стать участниками этого чудесного общения в это последнее время, мы умоляем, Боже, чтобы Ты благословил наши сердца таким образом. Мы действительно жаждем, Господь, и опустошились от всего мирского, насколько нам известно. Господь, мы отложили всякое бремя, которое мешает нам, и теперь дай нам спокойно пробежать эту дистанцию, которая пред нами. Даруй это, Отец. И дай нам стать полнее, сильнее, лучшими Христианами к окончанию этого служения, чем мы были, когда вошли. Да воспримет Бог всю славу, ибо мы просим во Имя Иисуса. Аминь.
6 Я думаю, что это великая возможность, сегодня вечером, которую я ждал некоторое время. На днях я говорил моей жене, я сказал: "Я так нервничал в ожидании снова оказаться в этой скинии". Я просто… У меня есть другие друзья, конечно, у меня есть, по всему миру, но здесь в этой скинии есть нечто другое.
Я был взят здесь из этой пыли, когда Бог дал мне жизнь здесь на этой земле; и я полагаю, если Он задержится, меня похоронят где–нибудь здесь. Когда Он придёт, Он найдёт меня где–нибудь здесь.
7 Но будто нечто особенное, когда я начинаю думать о Джефферсонвилле. На днях меня охватило чувство одиночества; я сказал своей жене, я сказал: "Я тоскую, и я не знаю, о чём я тоскую, если только те люди молятся обо мне". Я сказал: "Что ж, я… Знаю только одно, что мне надо сделать, – поехать туда и провести несколько собраний, посмотрим, не узнаем ли что–нибудь от Господа, может быть, Он желает нас о чём–нибудь известить".
И нам предстоит разобрать значительную, жизненно важную тему – Брак и развод. Если есть какой–либо вопрос, то должен быть и ответ. Не может быть вопроса, если нет ответа. Что бы там ни было – должен быть ответ. Если воля Господа, я хочу попытаться говорить об этом, в воскресенье утром.
8 И затем, завтра вечером, я думаю, мы будем здесь в… Как называется та школа? [Брат Невилл говорит: "Парквью". – Ред.] Аудитория Парквью. Что, сэр? ["Средняя школа Парквью".] Средняя школа Парквью. Кто из вас знает, где она находится? Что ж, я полагаю, будут указатели, не так ли, Брат Невилл? ["Да".] Будет… Выше по дороге около – около километра, и там будет указатель. И вы сворачиваете с дороги. Это красивое возвышающееся здание. Там есть подлокотники, там можно делать заметки, если захотите сделать, и – и – и так далее. И я уверен, что вам понравится больше, чем когда приходится тесниться на собраниях здесь, в – в скинии. Там будет много места, много мест для парковки.
9 Теперь, я думаю, у них есть правила, которые мы обещали соблюдать, это было, не приходить туда до шести тридцати. [Брат Невилл говорит: "Не раньше пяти тридцати; не приходить туда раньше, чем в пять тридцать". – Ред.] А в какое время… ["Двери открываются в шесть тридцать".] Я думаю, это была бы хорошая мысль – прийти нам туда в шесть тридцать.
Теперь, у них здесь, в городе, есть ещё одна аудитория, которая вмещает шесть тысяч. Если мы будем хорошо себя вести в этой, они могут предоставить нам ту другую, когда–нибудь для большого собрания, может быть, как–нибудь этим летом, когда я вернусь из–за границы.
10 И поэтому, я думаю, что мы сможем разместить… Сколько мы сможем там разместить? [Брат Невилл говорит: "Мы можем разместить около четырёх тысяч". – Ред.] Четыре тысячи. Так что, видите, у нас будет достаточно места. Там не будет никакой спешки. И поэтому приходите к шести тридцати. И тогда все смогут войти внутрь в нужное время, все вместе, и я уверен, что там у вас будут удобные места. И они вот так поднимаются, и – и есть место, где можно писать, делать какие–то заметки и так далее. И это начнётся, если воля Господа…
11 Теперь я думаю, в этот вечер, поскольку молитвенное собрание в среду вечером, у нас… Помещение почти переполнено, поэтому, я думаю, будет лучше начать завтра вечером? Мы сняли его, предполагая, что если вдруг здесь будет переполнено, тогда мы сможем перейти туда. Но я думаю, это… будет лучше перейти туда, тебе не кажется, Брат Невилл, перейти туда завтра вечером? Кто из вас согласен с тем, что это – хорошая мысль? Тогда у вас будет много места. Его – его уже сняли; его оплатили некоторые братья из этой церкви. Это стоило нам всего пятьдесят долларов за вечер, а это очень, очень… Если бы у меня так было повсюду, чтобы можно было разместить так много людей за пятьдесят долларов за вечер, совершенно новое здание, в отличном состоянии. И, но мы...
12 Конечно, мы будем собирать пожертвования, я полагаю. И мы не хотим, чтобы те братья сами за это платили; мы заплатим… вернём им эти деньги. Но когда мы за всё рассчитаемся, ну, тогда, конечно, мы прекратим собирать пожертвования. Мы не...
13 Если среди нас есть посторонние, мы придерживаемся такого правила – никогда не просить, не клянчить, не вытряхивать из людей деньги. Мы пускаем тарелку для сбора, и это просто… Это религиозное действие. Много раз я пытался не пускать тарелку для сбора, вообще, но не получается. Понимаете? Потому что даяние является частью нашей религии. Это часть наших обязанностей. Не важно, пусть будет десять центов или сколько бы там ни было, или цент, всё это...
14 Ведь вы помните, Иисус увидел, как однажды проходила бедная вдова, там, где богатые клали дары свои в сокровищницу. А эта вдова проходила, может быть, рядом с ней шла пара голодных детей, и она отдала всё, что имела, три монетки. И Иисус сказал: "Кто положил больше всех?"
15 Так вот, если бы я там стоял, я сказал бы: "Не делай этого, сестра. Мы – мы, смотри, у нас много денег". Но Он её не остановил. Видите? Он – Он знал, что у Него было для неё в будущем нечто более великое. Поэтому, видите, после всего у неё будет дом во Славе, куда она направлялась. И Он не остановил её. Он позволил ей положить туда свои три монетки, потому что она хотела это сделать. Она желала это сделать; вдова, с детьми, и лишь три монетки на пропитание. Она, в ней было желание это сделать. Так что, вы видите, когда люди хотят давать, вы должны предоставить им возможность это сделать.
16 Но когда подумаешь об этих подходах, как люди объявляют: "Кто даст пятьдесят долларов? Кто даст двадцать долларов?" Я думаю, что это в ущерб вашему – вашему интеллекту. Я – я думаю, что люди понимают, что для проведения собрания нужны деньги. И я никогда не позволял управляющим так поступать. Я говорил: "Если вам придётся так поступать, значит, настало время мне возвращаться в скинию. Так что мы не будем так поступать". Но я – я думаю, что мы должны пускать тарелку для добровольных пожертвований, чтобы – чтобы соблюсти полный порядок религиозного служения.
17 И таким образом, вероятно, пустят какую–нибудь тарелку для сбора пожертвований каждый вечер, скажут, например: "Ну, теперь соберём добровольные пожертвования". И будут передавать тарелку для пожертвований, и это – это всё, что будет.
18 И каждый вечер, если воля Господа, я думаю, Господь положил мне на сердце совершенно определённое Сообщение для Церкви. Несколько дней я находился в молитве. И я не буду в это вдаваться, потому что со мной на днях произошёл действительно необыкновенный случай. И я очень хочу рассказать вам об этом. И теперь, главная тема, я полагаю, по которой большинство, как сказал Билли, звонили, это по Браку и разводу. Это важная – важная тема, и я – я не знал, как к ней подойти. И я пошёл помолиться об этом, и Господь встретился со мной. И я знаю, что я… у меня нет этого, но Бог дал мне; теперь у меня есть. Бог дал мне правильный ответ, видите, видите, и я – я знаю, что это правда.
19 И таким образом, я точно ещё не знаю, может быть, в воскресенье я попрошу наших сестёр пропустить собрание, но я – я не знаю. Это будет зависеть от того, захотят ли замужние женщины прийти со своими мужьями. Там – там надо будет рассказать некоторые жизненно важные вещи, правду об этом, и как… И таким образом, мы полностью хотим это изложить, ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, тогда у вас это будет. Тогда будете знать Истину. Я верю, что Он это сделает.
20 И вот на днях я обедал здесь в ресторане, и – и Джерри и все они ждут вас всех. Они сказали, сказали: "Ну, мы..." Кто–то, один из парней подошёл, сказал, этот парень сказал: "Я хорошо заработаю на этой неделе, – сказал, – у них… Или за следующие две недели". Сказал: "У них здесь встреча по баскетболу или что–то другое". Сказал, потом сказал: "Там у Бранхама собираются проводить собрание". Он сказал: "Я накормлю много народу". В Рэнч Хаус, одно из тех мест там. И они были… отнеслись очень любезно.
21 И я высоко ценю всех вас, потому что они так хвалят и говорят о вас приятные вещи.
22 Как–то утром я встретил управляющего там, в Рэнч Хаус. Я вошёл примерно в два тридцать, приехал из Аризоны. И он сказал: "Ну, Брат Бранхам, – сказал, – я слышал, что у вас будет ещё собрание". Сказал: "Я набрал помощников", – он сказал. И сказал: "И ещё хочу кое–что сказать, что те люди, которые приходят оттуда, – сказал, – это действительно приятные люди". Вот, мне было приятно слышать это о вас, понимаете.
Потому что, в конце концов, я как бы чувствую, что вы мои детки, и я – я… или, вернее, дети. И таким образом я… Детки относится к козлам, а вы не козлы. Вы мои агнцы. Как это там? Вы Господни агнцы, которых Он дал мне кормить. И я верю, что это будет – это будет… что Он позволит мне это делать. Мы пойдём дальше по этой дороге.
23 И насчёт этого Брака и развода, я хотел говорить об этом уже со времени тех Семи Печатей. Вы знаете, тай–… Все тайны в них должны были стать известны при раскрытии тех Семи Печатей, все тайны из Библии. И теперь я думаю, когда уже старею, я – я думаю, я… Я подумал, что лучше мне записать это на магнитофонную ленту, что если со мной что–нибудь произойдёт, тогда Церковь будет гадать: "Интересно, что же он имел в виду? Что же он говорил?" И все темы, которые кажутся такими трудными: я думаю, это… с помощью Господа я собираюсь их довести до вас. И тогда – тогда, если что–нибудь произойдёт и если я уйду до того, как Он придёт, у вас – у вас это будет тогда в записи.
24 Я думаю, что у нас теперь вышли некоторые новые книги. Я вижу Сестру Вейл: я не знаю, здесь ли доктор или нет. Он здесь. Сестра Вейл? Он, вероятно, в собрании. Я не вижу его. Но, ах да, вот там в конце. И Брат Вейл написал книгу, и это… Мне кажется, они сказали сегодня, две. Брат Вейл, это верно, у тебя теперь две? Две книги. Так вот, я не знаю, я… Насколько я понимаю, каждый человек получит экземпляр. Так что… Если вы… Я понял это таким образом. Может, я в этом ошибаюсь.
25 И ещё Семь Периодов Церкви закончена (правильно, Брат Вейл?) и теперь в печати. И я знаю, что вы захотите их приобрести, потому что в них есть ответы на многие вопросы, которые вас волнуют. И затем после этого, ну, мы постараемся эти раскрытые Семь Печатей, вы знаете, напечатать в книге, чтобы каждый мог прочесть в таком виде, когда он – когда он захочет, смог бы понять и изучать это. Я думаю, что когда это написано, если это...
26 Сначала мы списали это с магнитофонной ленты таким образом, как это было написано, то есть сказано. Вы знаете, ты можешь произнести проповедь – это одно, а затем написать книгу – это другое. Видите, как я, допустим, коснусь какой–то темы, например, скажу вам и вы поймёте, я скажу: "Вот, семя змея", – видите.
Ну а читающий ту книгу, если вы это уберёте, будет задаваться вопросом: "А что это такое – семя змея?" Видите? Им будет непонятно. Если это случайно попадёт в такое место, как Принстон, или куда–то ещё, то они – они подумали бы, что мы не умные люди.
Поэтому я попросил Брата Вейла помочь мне в этом и, сохраняя нить той же самой мысли, изложить это грамотно. И я уверен, что мою грамматику они бы… Для них это было бы загадкой, это точно. Поэтому… Брат Вейл действительно в этом силён, поэтому он как…
27 И к тому же, я думаю, наш дорогой брат в этом получил дополнительное вдохновение, так или иначе, и он сказал, что собирается написать пару своих собственных книг, после них, похоже. И я думаю, что он одну написал и назвал "Пророк двадцатого века", а другую, кажется, "Лаодикийская церковь" или что–то вроде этого.
28 И Билли говорил мне об этом сегодня вечером, что, кажется, несколько тысяч книг прибыли сегодня; кто–то привёз их из Техаса. И таким образом, они, они будут здесь. Я думаю, что об этом объявят, во всяком случае. Я думаю, их оплатили. Я не уверен. Если они оплачены, то их вам будут раздавать тоже бесплатно. Надеемся, что они вам понравятся. И если понравятся, то пожмёте там Брату Вейлу руку и скажете ему, как высоко вы это оценили. Сам я их не читал. Если бы я их прочитал, то моё мнение, может быть, поменялось бы, так что я постараюсь, пока есть возможность, прочитать их на этой неделе, если смогу.
29 Поскольку сегодня среда, наше собрание официально начинается завтра вечером. Но я думаю, поскольку я здесь среди вас, то я – я – я просто не смог бы стоять там в доме, зная, что вы все находитесь здесь. Я… Подобно как, вы знаете, как приходит кто–то из ваших родственников, понимаете, и вы бежите по дорожке их встречать, понимаете. И – и я – я подумал, я просто подбегу и – и поприветствую вас в Джефферсонвилле. И эту последнюю неделю я...
Нет, прошу прошения, это было примерно три недели назад, я приехал домой. Я выезжал, пытаясь… Был на нескольких собраниях там по Аризоне, и я вернулся, чтобы попытаться отдохнуть. И я отправился на охоту, и я – я достал рекордного льва по штату Аризона. Я преследовал его двадцать миль по лесной чаще, пока настиг его.
30 Но представить себе, я даже никогда не думал, когда был маленьким мальчиком… Просто показать, как эти вещи происходят, скромное место, которое там дал нам Господь, на те месяцы, сколько мы там находимся, и школу детям.
Я был мальчишкой. Я думаю, Джимми Пул в этот вечер здесь, может быть, его папа здесь, большой Джим. Мы вместе ходили в школу, и я помню, как сидел там бедно одетый пацан, в кедах, в тапочках для тенниса, с торчащими из них пальцами; у одного просил бумагу, а у другого карандаш.
Я, бывало, писал стихи. И миссис Вудс сегодня днём просила меня прочитать и записать одно на магнитофонную ленту, про мой старенький "Форд", вы знаете, и это – это xopoшee. Вот, она сказала: "Ну, тебе надо послать его мистеру Форду".
Я сказал: "Я думаю, в нём слишком много правды", – о том грохоте спереди и о скрипе сзади, а коробка передач – китайская головоломка. Но я… Это – это… Но я всегда говорил: единственное, что мне надо было – это насчитать четыре колеса и хорошенько потрясти, чтобы завести, и тогда сесть в неё. Я говорил: "Славно въехал я на горку, медленно я заползал, всё твердил: 'Я заберусь, да, я заберусь, да, я заберусь'. А потом, спускаясь по другой стороне, говорил: 'Я так и знал, знал, что заберусь'." Понимаете?
Вот таким образом мы забираемся на это гору, как Путешествие Пилигрима. Итак, мы...
32 Я когда–то написал одно маленькое стихотворение, что–то типа этого. И говорил… Вот, подумать только, мне было всего лишь лет двенадцать. И однажды я стоял там, смотрел на тот каньон, и думал: "Тот лев будет находиться прямо здесь, в этой комнате, глядя в окно", – в стекло окна. Я думал о небольшом стихотворении. Я вернулся и написал, что–то такое. Только подумайте, как Бог…
33 Вы верите, что Бог находится в любом вдохновении? [Собрание говорит: "Аминь". – Ред.] Бог даёт написать песню. Вы верите, что Бог в песнях? ["Аминь".]
Иисус так сказал. Он упоминал о Давиде: "Разве не знаете, о чём Давид говорил в Псалмах? Вы знаете, не..."
34 Посмотрите на само распятие. Давид пел об этом, 22–й Псалом, "Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты оставил Меня? Все кости Мои, а они смотрят и делают из Меня зрелище. Пронзили руки Мои и Ноги Мои". Вы знаете, и это была песня. Псалмы – это песни.
35 И в этом стихотворении, только посмотрите, как это исполнилось. Сидя там, бедный мальчонка с одолженным листком бумаги, у меня там говорилось:
Я тоскую, ох, как я тоскую, по тому далёкому юго–западу.
Где длинные тени ложатся от гребней гор.
Вижу я, как крадётся койот в розовом тумане:
Я слышу, как лобо кричит там, где длиннорогие пасутся.
И где–то высоко в каньоне я слышу львиный рык,
В тех далёких горах Каталины в Аризоне.
Сорок лет спустя я сидел именно там, в том каньоне, тот лев смотрел прямо на меня.
О Боже, есть Земля где–то там за рекой, друзья. Это просто… Она должна быть там. Видите? Так – так много сказано об этом. Все эти вещи, они не просто мифы: они… Они –реальные. Они – реальность. Я так счастлив находиться сегодня вечером здесь, находиться с этими людьми, с которыми я предполагаю жить вечно Там, где не будет больше ни болезней или смерти, или разлук. И тогда путешествовать для нас будет легко.
37 Вот, я думаю, что любое собрание не является полным, если не будет прочитано Слово, и чтобы немного…
Брат Невилл, я просто поднялся сюда. Билли мне сказал, что ты хотел, чтобы я говорил. Это правда, Брат Невилл? [Брат Невилл говорит: "Аминь. Да. Конечно". – Ред.] Я, может, уже слишком воспринимаю всё как само собой разумеющееся, но мне – мне просто это очень понравилось. ["Хорошо, аминь! Конечно, говори!"]
Итак, теперь, у вас прозвучали песни и прочее, вы видели Брата Невилла, перед тем как вам петь, и потом спели их там. И у вас было около получаса для подготовки, и давайте приступим прямо к этим действительно глубоким Посланиям и посмотрим, какие дела Господа мы увидим. И я просто верю…
38 Я – я верю, что у нас – Истина. Я этим доволен. И я думаю, что пшеница, абсолютно, что мякина отделяется от неё. Вы знаете. И вот, я, может, завтра вечером сделаю небольшое вступление об этом, как мякина отделяется от пшеницы. Но пшеница должна находиться в Присутстви Сына, чтобы созреть. Вот для чего мы находимся здесь, друг, находимся в Присутствии Сына до тех пор, когда эта наша маленькая группа станет настолько зрелой для Христа, она станет хлебом на Его столе. Вот что я хочу, чтобы с ней произошло.
39 А теперь, перед тем как примемся за Слово, после чтения стихов и так далее, давайте ещё раз помолимся. Затем примемся за тему.
40 Дорогой Иисус, помоги нам в этот вечер, в этих нескольких словах, поскольку мы ожидаем от Тебя. И мы молим, чтобы Твоя благодать и милость пребывали с нами, Господь. И смягчи наши сердца; отодвинь назад всю эту шелуху, колючки, плевелы, пусть благословенный солнечный свет Божий прольётся на Слово, Господь. И пусть у нас будет такое сильное собрание, что не будет среди нас ни одного неспасённого, все дети войдут в Царствие Божье. А кто не имеет крещения Духом, пусть они примут Его, Отец. Пусть все великие тайны, которые нам надлежит узнать в этом периоде, Господь, раскроются нам; и мы увидим прямоту Бога, чтобы нам узнать, как вести себя и действовать, исправляясь и приводя члены нашего тела в подчинение Слову, чтобы нам понять, как нам жить в настоящее время при приближении Господа Иисуса.
Когда я буду читать сегодня вечером Твоё Слово, Господь, я могу со своим неполным образованием прочесть одни слова и, может, неправильно произнести другие. Но, Господь Бог, только Ты можешь раскрыть контекст этого. Только Ты один можешь это сделать. Не было – не было никогда возможным для человека постигнуть это: это находится в Твоих руках, Господь. Поэтому давай нам каждый вечер те вещи, которые сокрыты в Твоём Слове, чтобы нам стать лучшими Христианами и жить в соответствии с тем временем, в которое мы живём, как пример Христианства. Мы просим во Имя Господа Иисуса. Аминь.
42 Теперь, многие из вас, в ваших Библиях, я хотел бы. чтобы вы открыли Книгу Ионы. Это… Мы всегда много говорим, что Иона – отступник и всё такое. Я всегда заступался за Иону. Я не думаю, что Иона был отступником. Я – я не верю в это. Я думаю, что это просто… Мы просто иногда применяем это. говорим: "Он как Иона". Но если мы… Я уже говорил на эту тему по–другому, рассказывал, как я об этом думал, об Ионе, что там произошло.
И было Слово ГОСПОДНЕ к Ионе, сыну Амафиину:
Встань и иди в Ниневию – город великий, и кричи против него; ибо злодеяния их дошли до Меня.
Но Иона встал, чтобы бежать в Фарсис от Присутствия господа, и пришёл в Иоппию: и нашёл корабль, отправлявшийся в Фарсис, отдал плату за провоз и вошёл в него, чтобы плыть с ними в Фарсис от Присутствия господа.
43 Разве не печальное окончание? Муж, бегущий от Присутствия Господа, и это – моя тема.
44 Так вот, сначала мы подумаем об этом. Иона был… Причина, основная причина, я думаю, того, что он поступил таким образом, была в том. что Иона был евреем. А ему было сказано отправиться в языческий город, чтобы кричать против него; думая, что его не примут. Потому что язычники подумали бы: "Какое отношение имеет к нам этот еврей?" Вы видите, тут есть ещё одна штука, здесь мы можем увидеть великое, что Бог является не только Богом евреев, но Он является и Богом язычников. Он – Бог всех людей.
45 Он просто избрал евреев. Евреи были названы избранным Богом народом. Они были избраны для особой цели. И цель была в том, чтобы дать им закон, а они не могли его соблюдать. И Он просто показал, на примере тех людей, что закон нельзя соблюсти. и что Он – Бог праведности. И закон требовал праведности, но в законе не было благодати, чтобы вывести человека. Установленный законом штраф не был оплачен, но для этого нужна была милость, чтобы оплатить этот штраф, который накладывал на нас закон.
46 Иона здесь был призван, как этот, один из малых пророков Библии, идти в этот город.
И здесь мы находим пример всех нас. Каждый из нас, мы всегда убегаем от чего–то. Мы бежим от беды. Мы убегаем от ответственности. Мы, мы все склонны так поступать. Мы, мы такие, мы скорее склонны убегать, чем встать и встретиться с этим лицом к лицу. Видите, мы просто… Мы – мы – мы видим себя убегающими.
Иногда мы замечаем, что мы склонны убегать от работы. Мы не хотим, мы не хотим работать. Некоторые люди думают, что они могут иметь себе на пропитание, не работая. Но, я думаю, это Соломон сказал, что ответ получим, наблюдая за муравьем.
47 Вы знаете, муравейчик, мне рассказывали, если тот (каждый) муравейчик не работает и не делает запасы, то ему нечего есть зимой. Так что каждый должен работать.
48 Так много всего нам надо сделать, так много ответственности нам надо взять на себя. Каждый должен взять на себя определённую ответственность.
49 Когда вы – вы собираетесь взять себе жену, жениться, или выбираете себе мужа, вам – вам надо брать на себя ответственность. И потом вы должны помнить… Может быть, вы строите дом; это приятный красивый дом. И потом, запомни, как замужняя женщина, ты должна подумать об ответственности растить детей. И ты должна думать, что те красивые гладкие стены скоро все покроются грязными пятнами от детских рук. Ещё на тебе лежит ответственность за воспитание своих детей. На тебе ответственность за то, чтобы одевать и кормить.
50 Во всём ответственность. И когда пред нами встаёт ответственность – как легко увиливать от неё. Но мы видим, что брак – это ответственность во всех отношениях.
51 Даже, часто бывает, мы видим… Тяжело об этом говорить, но это правда, что служители часто увиливают от ответственности, когда надо встать за истинное Слово Божье, когда с Ним сталкиваются. Они увиливают от этой ответственности. Когда человеческое существо лицом к лицу предстаёт пред Истиной Слова Божьего, мы имеем… мы склонны увиливать из последних сил.
52 Я как раз недавно разговаривал там со своим маленьким племянником. Он католик, и он… Я крестил того мальчика во Имя Иисуса Христа несколько лет тому назад, а он подружился с одной девочкой и стал католиком. И я держал руку его матери, когда она там умирала. Она сказала мне последние слова: "Позаботься о Мелвине". Ему начали сниться сны. Он просто не может… Каждый день на прошлой неделе ему снились сны. Сказал: "Будто я вхожу в вашу церковь, дядя Билл, и вы стоите там и проповедуете. Я подбегаю, начинаю исповедоваться. Я просыпаюсь". Он сказал: "Я – я был не прав".
Сказал: "Мелвин, тебе не надо для этого никакого истолкования. Твоё место там, к чему ты принадлежишь". Это верно. Видите?
Но чтобы мы взяли на себя ответственность, иногда надо с нас шкуру содрать, чтобы мы сделали это. Какой–нибудь отец, неся ответственность, стегает своё дитя. Вы не хотите так поступать с малышами. Но будучи отцом или матерью, вам надо взять на себя ответственность в воспитании детей, потому что в Библии сказано: "Пожалеешь розги – испортишь сына". И это по–прежнему считается хорошим средством по мнению всех в мире психологов. Это по–прежнему остаётся Божьей Истиной. Если бы это побольше практиковали, у нас не было бы так много детской преступности и дряни и гнилья, сколько наблюдается сегодня в мире. Но старинное домашнее золотое правило было нарушено много лет тому назад, и они позволяют детям поступать как им заблагорассудится.
54 Но, даже, как я сказал, служители встречаются лицом к лицу с Истиной и уходят от Неё. Видите, у них – у них просто есть… Кажется, будто там есть что–то такое, с чем они – они не хотят столкнуться.
55 Много раз. бывало, люди приходят, говорят: "Я знаю, что это правда. Брат Бранхам, но если я это сделаю, то они выгонят меня из церкви". Что с этого? А если не сделаешь, то тебя выгонят Оттуда. Всё равно тебя откуда–нибудь выгонят. Так что тебе надо с этим встретиться, вместо того чтобы бежать от этого и говорить: "Что ж, я буду ходить сюда. Туда больше не пойду". Приходи, обязательно, послушай побольше Этого.
Исследуйте Писания. Иисус сказал: "Исследуйте Писания, ибо в Них вы думаете обрести Вечную Жизнь, как раз Они свидетельствуют обо Мне". Но мы обнаруживаем, что люди избегают встречи с этим.
56 Когда их приводят в Присутствие Божье, и видят, когда Бог дал обетование, и Бог обязан исполнить то обетование. И когда Он наконец осуществляет то обетование, люди вдруг боятся ответственности – жить по Посланию сего часа. Мы встречаем это повсюду.
57 Как насчёт вас, лютеране? Как много лютеран боялись, люди боялись встретить Истину Лютера, когда он выступил с оправданием? Посмотрите, чего это вам стоило, может быть, собственной жизни – выйти и исповедовать Иисуса Христа и – и стать лютеранином.
58 Посмотришь на вас, методисты, как это было, вас всех обзывали святыми роликами. Думаю, что вы об этом знаете. На них сходил Дух. и они дёргались туда–сюда. А те говорили, что у них – у них "трясучка". Мето–,. .Это, нет, это не пятидесятники: это были методисты, много лет тому назад. И они дёргались, и тряслись, и падали под силой Божьей. Им на лицо брызгали водой, и обмахивали веерами, думали, что те умерли. И, вот. вас считали группой святых роликов. Но вам надо было, вашим матерям и отцам приходилось либо принять Это, смело встретить Истину и факты, либо отвергнуть.
59 Как насчёт вас. пятидесятники, принявшие восстановление даров, когда началось крещение Святым Духом, с говорением на языках, и дары Духа возвращались в церковь? Так ведь методисты захотели вас выгнать, и они выгнали. Но вам пришлось смело встретить это. Вам надо было это сделать.
Как насчёт того вопроса, когда он встаёт, насчёт крещения во Имя Иисуса Христа, и вы увидели, что это было Истиной? Вам надо смело это принять или что–то насчёт этого сделать.
Вы должны чувствовать ответственность, каждый должен, и вы должны смело встретиться с этим. Всё верно.
60 И тогда, когда вы видите, теперь в эти дни, когда Слово Божье обетовало то, что сейчас происходит, тогда на нас лежит ответственность либо смело встретиться с Этим, либо уйти от Этого. Ты должен… Ты не сможешь остаться нейтральным. Ты должен сделать нечто в отношении Этого. Сказано… Какой–то шаг надо сделать.
Ты не можешь выйти из дверей церкви таким же человеком, каким ты туда вошёл. Или ты отдаляешься, или приближаешься к Богу, каждый раз, когда ты входишь или выходишь оттуда.
61 Ох, с какой лёгкостью люди уклоняются от этого. И я хочу, чтобы мы думали об этом, когда мы завтра вечером начнём официальные служения, что, я хочу, чтобы вы обратили внимание на то, когда вы с чем–то сталкнётесь, если вы… если возникнет насчёт этого вопрос. Если насчёт этого есть какой–то вопрос, то должен быть и ответ.
62 Скажем, например, я сказал, что я еду на запад, и вы указали мне сюда. Что ж, и потом оказывается, что я промахнулся, и я слишком… я попал на северо–запад. А что если кто–нибудь покажет мне вот сюда, и я поеду тем путём? Я опять промахнусь; я уехал на юго–запад. Вот, а пока стоит вопрос, в какой стороне запад, то где–то должен быть однозначный ответ.
И когда мы сталкиваемся с этими вопросами насчёт Библейских Истин, то где–то должен быть однозначный ответ. Это верно. Он должен быть там.
63 И когда мы видим, как Нечто предстаёт. Я думаю, вместо того чтобы бежать прочь и говорить: "А–а, чепуха! Я не верю во что–то Такое. Я не могу в это поверить". Почему бы тебе не взять Библию, сесть и смело встретиться с Этим. Изучи Это. Сейчас вы находитесь здесь, на собрании, рассмотрите Это внимательно. Сами проверьте это, со Словом. Проверьте Слово Словом. Только таким единственным образом Оно покажет вам Правду. И Оно должно показывать Правду, от Бытия до Откровения.
64 Христос – откровение всей Библии. В Нём, во Христе, вся полнота. Во Христе Иисусе, безусловно, произошло исполнение всех пророчеств в Библии, потому что Он был Богом, явленным во плоти.
65 Теперь, когда мы узнаём эти вещи, хотя, когда мы столкнулись и пришли на собрание, и увидели, как действует Сила Божья и совершает это, и совершает сверхъестественные дела, и увидели, как это происходило, и посмотрели в Библию и увидели, что это было обещано для сего часа; и вот, когда мы видим эти вещи, тогда мы сталкиваемся с ответственностью, принять ли Это, я имею в виду, как для самих себя.
66 Теперь, многие люди симпатизируют, многие люди говорят, что это верно. Но от этого – от этого не становится… Вы ответственны не за это. Как я говорил, что если бы…
67 Если бы я был молодым и подыскивал себе жену, чтобы мне жениться; и вот встретил девушку, которая отвечает всем характеристикам, которые, по моему мнению, должны быть у женщины. Ещё бы, с точки зрения морали она – королева, и приятная, и – и прекрасная личность, настоящая Христианка, всё, что я мог себе представить о хорошей жене. Не имеет значения, сколько бы я ни говорил, что она – совершенная, что она совершенно правильная, но она не станет моей до тех пор. пока я не приму её и не возьму на себя ответственность за неё как за свою жену.
68 То же самое и насчёт Послания. Вы, может быть, говорите: "Это правильно, или это, то или другое". И говорите: "Я симпатизирую Этому. Я верю, что Это – Истина". Но вам надо принять Это: и Это должно стать частью вас, а вы – частью Этого. Вы должны… Тогда Это – ваше.
69 Когда ты женишься на этой определённой женщине, которую ты выбрал, тогда вы – вы становитесь одним целым.
И вот таким образом ты со Христом. Когда ты видишь Его проявленным и ставшим реальным, тогда ты становишься частью Его, а Он – частью тебя. И вместе вы становитесь частью Послания.
70 Ох, как много у нас деноминационных кораблей направляется в Фарсис с Ионами наших дней, их девятьсот, примерно, кораблей, которые выбирают лёгкий маршрут. Не хотят смело встретиться с этим.
Иона не хотел встретиться с этим, с тем, чтобы идти к язычникам. Он не хотел отнести то жестокое Послание, которое гласило: "Через сорок дней вы погибнете, если не покаетесь". Ему не хотелось это делать. И он думал: "Те язычники, трудно сказать, что они со мной сделают". Но ему пришлось с этим столкнуться. Видите? Но он выбрал то, что полегче: сел на корабль и направился в Фарсис, спустился в трюм корабля и уснул; выбрал лёгкий маршрут.
71 Это лёгкий путь, этот путь популярен у людей. Легко избрать такой путь, где каждый будет похлопывать тебя по плечу и говорить, что ты хороший парень: "Это такой–то и определённый", и мир будет смотреть на тебя. Легко идти популярным путём.
Но когда – когда ты должен делать что–то иначе, когда ты должен постоять за свои убеждения в том, что ты почитаешь за Истину, вот где трудная часть, вот когда начинаются трудности, именно там.
72 О–о, как мы часто пели ту старую песню:
Когда ты под парусом в море спокойном,
Легко доверяться Господней руке.
Но, о–о, но как только налетели волны, как только подул ветер и поднял волны, что тогда вы делаете?
73 Однажды я рассказывал кое–что, что говорила одна женщина. Тогда во времена лошадей и повозок, рассказывала, как лошадь её понесла, когда ехала из церкви. Спросили: "И что ты сделала?"
74 Сказала: "Когда оборвались поводья, я доверилась Господу". Да–а, это самое время, чтобы довериться Господу, после каждого… после того как оборвались поводья. Вы полагаетесь на поводья, пока они не оборвутся. Да.
75 И вот мы узнаём, что у нас есть много лёгких путей, корабли направляются в Фарсис, потому что это легко, безответственность. Это просто льётся, к вам всё само плывёт в руки; все вас любят. И каждый, вы… Все с вами согласны; вы со всеми согласны. Вот, это ведь лизоблюды! Это верно. Да, похлопать, почесать! Да что там, кто–нибудь, меня не волнует, кто бы вы ни были и чего вы придерживаетесь… Действительно, приличные люди будут думать о вас лучше, если вы будете стоять за свои убеждения в том, что правильно. Верно. Не волнуйтесь...
76 Возьмите, к примеру, какую–нибудь женщину, она, может, непривлекательная, какая бы она ни была; но если та женщина отстаивает принципы женственности, пусть она держится как дама; и если в каком–нибудь мужчине есть унция мужского, он вступится за неё. Абсолютно. Мы высоко ценим то – то, что есть у кого–то, что они считают правдой, и будут стоять за то, что они считают правильным.
77 Такие хлипкие – до чего же много сегодня таких Христиан, до того жиденькие и так далее, что думают, что им достаточно, чтобы присоединиться к какой–нибудь церкви, просто ходить куда–то, вписать своё имя в какую–то книгу или делать что–то незначительное, подпрыгивать, восклицать или что–то типа этого, и это называют Христианством.
Христианство – это тяжёлая жизнь изо дня в день, жить для Бога в… этом теперешнем мире. Это – постоянно гореть Огнём и любовью Божьей в сердце, что зажигает тебя, посылает вас куда–то вместе с другими обращать людей ко Христу. Ответственность.
78 Но легко идти тем путём, каким идёт этот мир. Это легко – плыть вниз по течению.
Пойди на речку, спусти на воду свою лодку. Возьми вёсла и погреби против течения; пройдёт немного времени, а уже становится тяжело. Но стоит лишь опустить вёсла, и ты видишь, как быстро проплываешь мимо деревьев вниз по течению, но смотри, куда ты направляешься!
Когда легко несёт на плаву, то, запомните, вас несёт туда вниз к какому–то огромному водопаду. Вы двигаетесь в направлении водопада, и пройдёт немного времени, как вы окажетесь в водопаде. Это просто – плыть по течению с этим миром, легко, в ту сторону, куда он плывёт, тебе этого не хочется. Нет, сэр. Но ты должен отв–… взять на себя ответственность.
79 Так вот, ты веришь Этому, и у тебя есть… Ты считаешь Это Истиной.
80 И ответственность, которую Бог возложил на нас в этот день, – нести это Послание! И по мере того как я старею, и я знаю, что дни мои сокращаются, я чувствую ещё большую ответственность, чем когда–либо чувствовал. Жмите дальше, мы должны это делать! Мы должны серьёзно заниматься этим, везде, куда бы мы ни шли. и говорить это Послание; и – и рассказывать людям, что Иисус Христос грядёт, что Он – Бог и что Он скоро придёт. Что не осталось никакой – никакой в мире надежды, кроме пришествия Господа.
81 Глядя на некоторых друзей там, в конце, которые были со мной там, когда Ангел Господень… Эти сидящие здесь парни, я думаю, они разыскали то место, где это произошло. И помните, что Господь сказал в тот день Брату Вудсу. Поднимался вверх на гору. И – и он чуть не плакал, потому что его жена была больна. И Господь сказал: "Подними тот камень и подбрось его в воздух и скажи: 'ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ'." И я это сделал. И Брат Вудс сидит здесь как свидетель.
82 И я сказал: "Брат Вудс, пройдёт немного времени, как ты увидишь, нечто произойдёт". И на следующий день, когда мы там стояли, все вместе… И группа этих мужей в этот вечер находится прямо здесь.
83 Там был молодой проповедник, и он был… Я заметил… Я встретил его накануне вечером. Он был в нашем лагере. Он приехал, чтобы быть с нами. И он сказал мне, он сказал: "Брат Бранхам. вы видите видения, когда находитесь в такой поездке?"
84 Я сказал: "Да, сэр. Но я уезжаю от этого сюда, чтобы немного отдохнуть". Он сказал… "Ну, – я сказал, – я – я… Конечно, Он показывает мне и здесь". И я сказал: "Как раз здесь за горой, где ко мне явились те семь Ангелов".
Он сказал: "Да, я понимаю". Сказал: "Я был одним из спонсоров вашего собрания в Калифорнии".
Я сказал: "Ну, я очень рад это слышать".
85 И когда стояли там, я тогда посмотрел вокруг и увидел такого грузного доктора, разглядывающего его глаза, и услышал, как он говорит: "Этот глаз ты потеряешь, потому что в нём аллергия. Я лечу его уже два года, но ты потеряешь этот глаз".
Я сказал: "Ты спросил меня об этом потому, что твой доктор сказал тебе на днях, что ты потеряешь тот глаз".
И он сказал: "Это верно", – и он вот так посмотрел вокруг.
86 И я увидел, как его мать снимает чулок и держит вытянутой ногу, между пальцами которой опухоли, сверху и снизу на ноге; и говорит: "Если увидишь Брата Бранхама, попроси его помолиться об этом".
И я сказал: "Твоя мать… вот так выставила ногу, и сказала, что у неё… небольшие опухоли на пальцах её – её ног и тому подобное; и сказала: 'Пусть Брат Бранхам помолится'".
Он сказал: "Брат Бранхам, это правда".
87 Я посмотрел назад. Когда посмотрел, я увидел, как он стоит там и смотрит на меня, вот так, и его глаза совершенно ясные. Я встретил его этой осенью; у него глаза были лучше, чем у любого из лагеря. Господь исцелил его и сделал его здоровым.
88 В то время как я там стоял, Господь сказал, показал мне, что должно было произойти. "Суд готов обрушиться на Западное побережье". И Он сказал: "Уйди туда, за тот костёр".
89 У меня в руке была лопата; пошёл туда. И Брат Рой Роберсон, тут его все знают. В этот вечер его здесь нет, насколько мне известно; он там, в Аризоне. Он здесь председатель совета попечителей, и я знал, что он ветеран. И что–то должно было произойти; было замечательное тихое утро, около десяти часов утра. И все ребята возились вокруг, нас было десять или двенадцать, складывали палатки, снимали шкуру с кабанов и так далее. Итак, мы… Я прошёл вокруг, я сказал: "Рой, прячься, быстро. Что–то должно произойти". Больше я не мог ему сказать. Но как только я прошёл туда...
И, спускаясь с небес, сошёл вихрь от Бога и раздался как бы хлопок, сотряс холмы, пробежал за той горой, прорезал полосу вокруг неё, около полутора метров над моей головой, и срезал все верхушки тех деревьев, когда полетели камни. Поднялся ввысь и снова сошёл, с другим мощным погружением, и нанёс удар по горе, так что полетели камни. Это повторилось три раза и затем ушёл ввысь.
И Брат Бэнкс подошёл ко мне, сказал: "Это то, о чём ты говорил вчера?"
Я сказал: "Да, сэр, именно это". Видите?
И потом, спустя два дня Аляска там чуть было не погрузилась. И по всему Западному побережью громыхало и были толчки, и происходило всякое. И в один из этих дней оно сползёт в океан. Верно. Что это такое? Мы живём в час Пришествия Господня.
91 Мы видим, как появляются всякие "–измы" [учения. – Пер.] и всевозможные вещи, мы знаем, что на это должен быть правдивый ответ.
Теперь здесь в стране есть люди, которые забираются в пещеры и тому подобное, "16–го марта, – вы читали об этом в газете, – пришествие Господа". Вы знаете, что это не так.
Иисус сказал: "Никто не знает ни минуты, ни часа".
92 Когда мы видим все эти вещи, происходящие подобным образом, то где–то должен быть верный ответ. Должна быть Истина. Есть один восток, один – запад; но есть юго–восток и северо–запад или нечто такое. Но где–то должен быть правильный ответ на эту проблему. [Пробел на ленте. – Ред.]
93 Уклоняетесь от этого? Мы должны говорить людям, что мы живём во времена Пришествия Сына Божьего. Мы хотим – мы хотим внимательно смотреть и (Бог) быть в действии всё время, готовые дать людям правильный ответ.
94 Всегда было таким образом. Это – это было в человеке, уклонялся и уходил от Бога, начиная от Адама, в Эдемском саду. Когда Адам был в Эдемском саду, когда столкнулся с ответственностью за свой выбор – останется ли он с Богом или пойдёт со своей женой? Ему пришлось взять ту отв–… ему пришлось сделать это, ответственность лежала на нём. Он должен был принять то, что сказала его жена, или то, что сказал Бог. И когда он выбрал идти путём своей жены, и когда он сделал это, тогда он потерял своё первоначальное состояние. И весь мир подчинил смерти, когда ему пришлось взять ответственность, то есть принять новый свет, который обнаружила его жена, который противоречил.
О Боже! Подумайте об этом. Бог дал им всего лишь восемь или десять слов, чтобы соблюдали. "Но от того дерева не вкушайте". Это всё, что им надо было соблюсти. И даже имея лишь столько Слова, они Его нарушили.
Тогда Адаму пришлось решать: "Буду ли, буду ли делать так, как моя жена сказала, или буду делать то, что Бог сказал делать?" И он начал ходить с открытыми глазами. Ему пришлось взять ответственность. И от этого вся человеческая раса подверглась смерти.
95 Тогда пришёл другой Адам, это был Христос, не было подобного Ему! Кто–то говорит, что Он не был Богом? Его уникальность доказывает, что Он был Богом. Никогда ещё творение не жило подобно Ему. Он жил в каком–то Своём мире. Он родился вне царства естественного, грешного человека. Аллилуйя! Он Сам – Творец, ставший плотью.
Кто мог бы устоять когда–либо там, где Он устоял? Кто когда–либо говорил подобно Ему? Кто когда–либо сказал такое, что Он сказал? Кто когда–либо мог сделать то, что Он делал? Его уникальность доказывала то, что Он был Богом. Не было ни пророка, ни кого–либо другого, кто мог бы сделать то, что Он делал; Кто мог вызвать мёртвого обратно из гроба, и Кто мог затворить небеса, и делать всё, что Он хотел. Он был Богом. Кто мог бы находиться на Его месте? Кто? Кем Он мог быть, кроме как тем совершенным бессмертным Богом, ставшим плотью и обитавшим среди нас!
96 Ничто никогда не могло сравниться с Ним. Он жил в каком–то Своём мире. Никто никогда не говорил подобно Ему. Когда Он открывал Свои уста, это было что–то необыкновенное, это отличалось от сказанного любым другим. Некоторые говорили, что Он был обычным человеком; я отрицаю это. Он был Богом. Вот Кем Он был. Ибо никакой человек никогда не говорил подобно Ему, никто не мог говорить подобно Ему, потому что Он был Самим живым Словом, ставшим плотью, проявлением полноты Божьей.
97 Я соглашусь, что у тех пророков было своё сообщение. Оно было у них тогда; оно есть у них сейчас. Но там была полнота Божества телесно, проявленная там. Он был Тем уникальным, и Он был Тем, Кто должен был встретиться со спорными вопросами. Со всей Своей великой властью, которую Он имел, Он, бесспорно, мог стать царём всего мира. Он станет; и Он для Своих святых Он сейчас – Царь.
98 Он встал там. Каким же бедным должен быть человек, у которого не было места, где приклонить Свою голову; которому было даже известно, где рыба, поглотившая монету. Кто, какой человек мог бы взять те большие кувшины с водой и превратить её в вино, а не иметь места, где приклонить Свою голову? Ему пришлось принять на Себя ответственность, которая была Ему вручена. Какой человек мог бы воскресить человека, который четыре дня лежал мёртвый в гробу и уже разлагался?
Разве Он не мог спасти Себя? Конечно, Он мог; но если бы Он спас Себя, то не спас бы нас. Он должен был встретиться с ответственностью, и благодаря Его послушанию Слову! Тогда как Адам не послушался и пошёл коротким путём, выбрал путь в Фарсис. А Иисус выбрал путь в Ниневию, к язычникам, чтобы взять Себе Невесту. В этот вечер я радуюсь, что Он сделал это. И мы должны признать тот факт, что мы принадлежим Ему, и отодвинуть этот мир в сторону. Аминь!
99 Каждому человеку пришлось с этим столкнуться, то есть взять на себя ответственность пред Богом. Возьмём, например, Ноя. Ему пришлось. Ной, Моисей, Илия и все остальные во все века должны были столкнуться с ответственностью. И они сделали это, вот поэтому они были посланы в тот час.
100 Посмотрите на Ноя в его научный век, как ему пришлось принять то, что было настолько ненаучным. Ведь не было никаких аргументов, почему именно это ненаучно… Видите, скорее всего, это – это было ненаучно. Ещё бы, они говорили, что с неба пойдёт дождь. Тогда ещё никогда не падало с неба ни капли дождя. Вот, он должен был быть готовым встретить это. Бог сказал, что пойдёт дождь. И тогда он...
101 К тому же вера без дел мертва; если ты говоришь: "Я верю этому", – – и не совершаешь никакого действия. Точно как Послание, если ты говоришь: "Я верю этому", но не совершаешь никакого действия, какая от этого польза? Видите? Ной приступил к работе с молотком в руке и построил ковчег, чтобы подтвердить то, о чём он говорил. Вот что и нам надо сделать. Нам надо взяться за работу и доказать нашу веру нашими делами. Наши дела доказывают нашу веру.
102 Моисей должен был это сделать, и Илия должен был это сделать. Каждый пророк в свой век должен был встать и быть готовым к ответственности. Но многие из них не поступали как Иона. Он сбежал; они не сбегали.
103 Заметьте, "Кричи против этого". Вот это да! Вот оно что. Вот какая была тема – "Кричи против этого". В этом проверка.
Просто идут туда и говорят этим парням: "Слушайте, я пришёл примкнуть к вам, ребята. Вы знаете, я расскажу вам, что я буду делать. Вот я тут имею кое–что и думаю, что я смогу сделать это… собрать нас всех вместе, и сделаем это, это или вот это".
Но там было "Кричи против этого", когда тебе надо кричать против чего–нибудь. Так вот, ему пришлось кричать против всего, что было там; кричать против этого города, кричать против их труда, кричать против их церкви, кричать против их пророков, кричать против их служителей, кричать против их священников. "Кричи против этого, всего в целом! Кричи против этого!"
104 Ной кричал против своего века. Конечно, кричал против церквей своего времени.
Моисей, конечно, кричал против своего – своего времени, людей, священников и так далее. Он кричал всю дорогу, когда шли по пустыне. И на всех распутьях, он кричал, постоянно кричал народу.
Илия был очень непопулярным в свои дни. потому что он кричал против того века. Конечно, кричал.
105 Иоанн Креститель был очень непопулярным в своё время. Он кричал против своего времени. Он сказал царю, властелину той земли; он – он имел, он женился на жене своего брата. И однажды утром ему надо было проповедовать на тему брака и развода. Итак, он закричал против этого, сказал: "Незаконно тебе иметь её". Он поплатился, ему отрубили голову, позднее, но он кричал, и он стоял на своём посту.
Он не сел на корабль в Фарсис и не сказал: "Что ж. я согласен с тобой. Ирод. Всё нормально. Раз ты считаешь её красивой женщиной, она стала для тебя приятной женой, тогда продолжай". Ужасно. Те лизоблюды, вы видите, да–а, прямо каждую мелочь… Ни на что не годны, кроме мытья посуды.
106 Но, заметьте, Иоанн был не из этого теста. Он смело встретился с этим. Он сказал: "Незаконно тебе иметь её". Да, сэр. И он встал против этого.
107 Они не убегали. Иоанн не убегал. Они вставали и смело встречали обстоятельства. Моисей попытался сбежать однажды подобно Ионе, но Бог вернул его назад. Многие из них пытались избежать этого; они начинали...
Но смотрите, если Бог позвал тебя, и ты уверен, что Бог есть в Послании, то ничто не свернёт тебя назад. Это не отвернуло Иону. Нет, сэр.
108 Амос в древности воскликнул, сказал: "Лев начал рыкать – кто не содрогнётся? И Бог сказал – кто не будет пророчествовать?" Кто не будет пророчествовать, когда видишь, как Бог говорит, и сказал, что определённая вещь произойдёт, и это происходит?
109 Лев рычит, все напуганы, да, сэр, если вам приходилось слышать рык льва в джунглях. Вы можете послушать, как мяукают там в клетках, те приручённые львы, но вам надо однажды послушать, как рычит настоящий, дикий. Камешки падают с горы, за пятьсот ярдов оттуда [450 метров. – Пер.]. Хотелось бы увидеть, откуда исходит всё это изрыгание, из тех лёгких. И он опускает свою голову и вздымает шерсть; я никогда не слышал что–либо… Подобно как стреляет пушка, когда он изрыгает тот рык из своих лёгких. Кто не устрашится?
Говорят, когда лев убивает, это безболезненно. Он напугает тебя до смерти прежде чем доберётся до тебя. Видите, ты этого не заметишь. Он пугает тебя тем страшным звериным рыком и набрасывается на тебя в долю секунды.
110 Он сказал: "Лев начал рыкать – кто не содрогнётся? И Бог сказал – кто не будет пророчествовать?" Когда вы видите, как Бог нечто делает, вы говорите… "Я ведь не пророк..." Иона сказал… "Я ведь не пророк и не сын пророка. Но Бог сказал – кто не будет пророчествовать?"
111 Я ведь не пророк, я ведь не это, то или другое. Когда я вижу, как Бог нечто совершает, и я вижу это здесь в Слове, и Он обещал это, кто же может молчать и тихо сидеть? Конечно, Он совершил это.
112 Равным образом не можем спрятаться за вероучениями и за всеми этими обществами и дальше на Фарсис. Мы не хотим идти с теми обществами.
Но многие подобно Адаму делают то же самое, стараются что–то заменить, пытаются каким–то образом найти выход и–и сделать какую–то подмену, для встречи с Богом. Зная, что есть плохо, встретившись с Истиной, пошёл вместе со своей женой и сделал именно то, что Бог говорил ему не делать. Он всё равно взял и сделал это. И тогда он узнал, что он наг. и он и она. оба, в Эдемском саду. У них открылись глаза. Тогда они узнали, что правильно, а что неправильно. И тогда он попытался найти подмену, чтобы как–то прикрыть себя этим.
113 Вот примерно таким образом мы поступаем сегодня, отговорки, говорим: "Ну, я говорю тебе, если это было бы здесь или если бы это". Или "если, если, если", это просто… Видите? Но вы должны с этим встретиться. Это либо правильно, либо неправильно. А если это правильно, давайте останемся с этим. Если это неправильно, то идите прочь от этого. Вот и всё. Возьмите, что… Выясните, что является правильным. Вам не хочется больше ждать. Давайте выясним сейчас, что является Истиной и что правильно, и останемся с этим. Мы знаем, что это правда.
114 Теперь, сегодня мы видим. что наши люди настолько… Похоже, что в церквах не осталось никакой искренности. Я… В этих...
115 Мы там живём в доме одной дорогой сестры, которая ходит в эту церковь. Возможно, что в этот вечер она находится здесь. И она сдаёт его своим… людям. И она была к нам настолько добра, в отношении этого дома, позволила нам занять это место. И я назвал бы её имя, но, может быть, она не хотела, чтобы я называл. И она была с нами настолько любезна, вот, мы, конечно, не будем её раскрывать. Но это очень, очень милая женщина. И в этом доме, в одной части находится телевизор. Мы заняли поменьше, две, это дом из двух квартир.
У меня большая семья, и куча молодёжи, и мы… и вы – вы понимаете, у них там кровати, и их много. И всё это громоздится до потолка, и тебе приходится проходить между всем этим и тем, когда заходишь и выходишь.
116 И там у них есть телевизор. И по этому телевизору эти дети смотрят по воскресеньям утром какого–то рода пение гимнов, что там показывают. И, вы знаете, тебе это – это просто стыдно смотреть; если бы не было где–то настоящего Христианства, на которое тебе можно было положиться, видеть, что называется Христианством. Ещё бы, кажется, что там не осталось уже никакой искренности. Ещё бы, они, они не похожи… Да это просто ужасно, как они стоят там и размахивают кулаками и дерутся друг с другом, и стараются петь гимны и всё в таком роде; и отпускают шуточки, от которых вянут уши, и говорят всё, что им вздумается, и дразнят и так далее. Вы знаете, похоже, что к Христианской святости уже относятся не так, как бывало.
117 Так вот, я приезжаю в церковь и – и вижу, как там встаёт пастор и объявляет, что там – там будут плавать все скопом. Все женщины в этих купальных костюмах, они все идут туда. У них будет соревнование; эти женщины поплывут. И у них будет какая–то вечеринка, и они будут жарить цыплят, и играть в карты, и – и тому подобные дела. На мой взгляд, это лишает настоящей искренности Христианство; просто позволяют себе всё что угодно.
118 Я видел, приезжая сюда, мы находим… Вы знаете, мы видим, что здесь, в этой холодной местности больше наших сестёр носят шорты, чем видим их там, где жарко. Вы видите, это правда. Там, где действительно жарко, не так уж много среди них носят шорты. А здесь, где – где холодно, они – они носят. Видите, это, они не осознают, что это дьявольская работа. Видите? Так вот, если бы это было ради удобства, ради того, чтобы помочь себе, тогда другое дело. Будь то мужчина, я думаю, на мужчине это выглядит отвратительно, но – но вы – вы не обращаете никакого внимания на мужчину. Но, если это леди, её – её тело священно, и она должна хранить его таким образом. А увидеть старую...
119 Вы можете видеть людей сегодня. Есть два духа. И один из них – это Святой Дух; другой – это нечистый дух, какой–то из них управляет человеком. И оба они религиозные. Теперь, да–а, это странная вещь, оба религиозные. Подобно как Исав и Иаков оба были религиозными; подобно как Каин и Авель, оба были религиозными; подобно как Иуда и Иисус, обе религии, оба религиозные. И мы видим это сегодня, обе стороны религиозные. Видите, это тот же самый дух. Люди умирают, но дух не умирает. Это просто продолжается, оба религиозные.
Один из них имеет Святого Духа, живёт такой жизнью, какой должны жить, благочестивый и честный. Они не будут вытряхивать из вас деньги, и они – они честно будут делать всё, чтобы помочь вам. А другие будут… Настолько приятно, насколько смогут.
А другие, мы видим, совсем наоборот. Но, однако, оба они – религиозные духи, и тот и другой; один – Святой Дух; а другой – нечистый дух. И если вы заметили, он будет, даже претендуя на религиозность, они будут высмеивать вас и обзывать вас святыми роликами. Они делают всё что могут.
120 Они игнорируют неизменное Слово Божье, как будто Оно и не было написано.
Видите, ты можешь сказать: "Так вот, послушай, если – если крещение..."
"Я имею Святого Духа!"
"И стоишь там с сигарой в руке, покуриваешь?"
"Да, я имею Святого Духа! Я не вижу в этом ничего плохого – немного выпить. Я не думаю, что это..." Видите?
И вы заметили, – "я не думаю"? Но Бог думает иначе, видите, согласно Своему Слову. Видите? Видите, они… И они – они просто всё равно что плюют на Него. Это совершенно верно.
121 Точно так же, как тот хромой тип, который ковылял там в то время, когда Давида отлучили от престола. Он поднимался на Елеонскую гору, уходя, плакал, когда поднимался, оглядывался назад. А этот хромой старик ковылял там и плевал на него. И его воин сказал: "Я позволю… чтобы на нём держалась эта собачья голова и плевала на моего царя?"
Давид сказал: "Оставь его в покое". Видите, они плевали на него.
122 Примерно восемьсот лет спустя они плевали и на его Сына, Иисуса Христа.
И сегодня они опять плюют на Него. Как будто Это не является даже… Непочтительные, безразличные, поднимают свой подбородок и уходят от Этого прочь, и смеются тебе в лицо. Почему это? Они плывут в Фарсис. Это точно.
Это зов к Богу, вы должны кричать против зла, кричать против греха, кричать против всего неправильного. Теперь, запомните, это будет.
Эй, вы знаете, уже время. Вы знаете, у меня два часа разница. И в Тусоне только семь десять, и – и я чувствую себя здесь как бы – как бы не на месте. А? Хорошо.
123 Теперь, запомните, нам придётся за это ответить. Запомните, те, которые плюют на Христа, ответят за это.
Когда Давид вернулся после изгнания, когда был изгнанником, и когда он возвратился, запомните, тот человек пал ниц и умолял пощадить. Он плевал на Давида, уходившего, но был готов умывать его ноги слезами, когда Давид возвращался.
И однажды те, которые пронзили Иисуса, увидят это.
И те, которые пронзают Его сегодня, тоже увидят это. Однажды им это возвратится. Запомните. Откровение 22, Он требует, чтобы мы соблюдали каждое Слово, которое Он написал; каждое Слово.
124 Теперь мы знаем, что Его Присутствие здесь. Это доказано. У нас это есть. Мы верим, что следующую неделю это доказательство будет продолжаться среди нас: больные будут исцелены, и произойдут удивительные вещи.
Нам не нужны популярные понятия. Нам нужна Истина. И мы не (хотим), мы не желаем – не желаем принимать ничего, кроме того, что Бог утвердил как Истину. Но "Будь уверен, что твой грех всегда настигнет тебя". Если не здесь, то это настигнет тебя на Суде. Поэтому ты – ты...Это настигнет тебя где–нибудь, сейчас. Да, сэр.
125 Но если ты – настоящий Христианин, действительно призван, подобие Ионе, то Бог уже уплатил цену за твой билет. Во всяком случае, сойди с того корабля, плывущего в Фарсис. Бог предопределил тебя к этой жизни. Да, сэр. Если ты – настоящее призванное дитя Божье, приди ко Христу. Войди в Его полноту. Докуда оплачен твой путь? Он оплачен до Ниневии, не до Фарсиса. Ты предопределён. Твой корабль… Корабль отправляется прямо сейчас по своему маршруту. Остаётся сделать только одно – сесть на него. И если бы ты был подобен Богу, то тебе не терпелось бы...
126 Похоже, как недавно было с моим племянником. Теперь уже около десяти лет, как он не мог найти себе места. В какое–то утро он отправлялся в эту церковь, в эту католическую церковь, которая здесь, и принимал это, потому что какой–то святой отец об этом здесь говорит, а что–то другое брал отсюда, и что–то оттуда. И что же в итоге? Видите? И теперь он по–прежнему алчет и жаждет. Я сказал: "Сынок, твоё место там, у алтаря". Видите?
Никаким образом из этого не вырваться. Когда Бог начинает заниматься тобой, то лучше ты сразу сдавайся и иди дальше. Вот и всё.
127 Запомните, Бог! Что ж, Бог находился на том корабле, Бог находился в шторме, Бог находился в рыбе. Куда бы он ни сворачивал, там везде был Бог.
Видите, Бог находится там и продолжает гнаться за тобой. Так зачем же нам продолжать дальше ждать? Давайте правильно начнём это пробуждение. Верно! Что вы всё ждёте? Мы верим, что близко Пришествие Господа и что у Него будет Невеста, и Это готово. И нам не нужны никакие корабли ни в какие Фарсисы. Мы идём в Ниневию. Мы идём во Славу. Аминь. Это верно. Мы идём туда, где Бог будет благословлять, как раз это мы хотим делать.
128 Тогда находитесь в Присутствии Божьем, всем своим сердцем; не столько руками, как сердцами стремитесь к Богу, пока Он не подержит нас, да как следует, вот так, в лучах Своей славы, и пропарит нас Своей – Своей благостью, и даст созреть и проявиться тому, что заложено в нас, видите, чтобы мы могли показать другим, что Иисус Христос живёт. Вот это да! Мы хотим в это верить.
129 И запомните, куда Иона ушёл, там находился Бог, на корабле; Бог находился в шторме; Бог находился в рыбе. Он сопровождал Иону до тех пор, пока не исполнилась Его совершенная воля. Это верно.
И если Он начал тебя преследовать, ты можешь скрываться здесь и скрываться там, но ты будешь несчастным, пока не вернёшься и не сделаешь то, что ты начал для Него делать сначала. Понимаете? Не уходите, не убегайте от Присутствия Божьего. Будьте готовы к этой встрече. Вы верите, что это является Истиной, тогда позвольте… Если это – Истина, ради этого стоит жить, ради неё стоит умереть, всё что угодно. И если Он подтвердил вам это когда–либо, что это – Истина, тогда мы не можем от этого убежать никуда. Он будет находиться прямо там точно так же. Вам это не удастся.
130 Через пророка, которым Он снабдил, которому Он назначил яти туда и кричать то сообщение. Теперь, похоже, что Он мог бы послать другого пророка, но Он назначил Иону; и даже Илия ,того не совершил бы; Иеремия этого не совершил бы; Моисей это не совершил бы. В Ниневию должен был идти Иона. Вот и всё насчёт этого. Он поручил ему и ему сказал идти. И когда Он говорит: "Иона, иди туда, иди в Ниневию", – то никто, кроме Ионы, не может пойти туда и совершить это.
И когда Бог говорит тебе что–то, ты должен сделать это; и никто другой. Видите, мы просто должны с этим встретиться и идти исполнять это.
131 Мы верим, что живём в такое время, когда Бог нечто совершает. Мы верим, что живём теперь во время этого. Я верю, что сегодня вечером я проповедую тому собранию, которое – которое лежит, находится в состоянии ожидания перед тем как стать созревшими. Я – я действительно верю в это, всем сердцем. Я сказал бы, что сейчас то же самое, как это было всегда.
132 Теперь, мы верим, что настало время, когда должно исполниться Святого Иоанна 14:12. Мы, мы верим, должно исполниться Малахии 4. Мы верим, что должно исполниться Луки 17:30. Мы верим, что все эти пророчества, которые Он сделал, должны исполниться в эти дни. Мы верим, что они должны исполниться, и мы верим, что мы видим, как они исполняются прямо сейчас. Это совершенно верно.
133 Прекратите бегать. Не выходите из Его Присутствия; просто войдите в Его Присутствие. Это верно. И я знаю, что вы желаете так поступать. Потому что я видел номера машин, приехавших из Техаса, из Луизианы и отовсюду. Мы находимся здесь не для того, чтобы бежать от Его Присутствия, но чтобы бежать в Его Присутствие.
Вернитесь, выходите из… [Пробел на ленте. – Ред.]… были Ионой, если вы раздумывали, каким путём идти или что делать, торопитесь, садитесь в этот вечер с нами на корабль. Мы отправляемся в Фарсис, кричать… то есть в Ниневию, кричать. Мы оставляем в покое корабль на Фарсис, пусть плывут себе дальше, если хотят. У нас есть долг пред Богом, то есть Послание, за которое мы несём ответственность.
134 Таким образом, на следующей неделе, а сегодня вечером – только прелюдия, чтобы вам знать. Когда я кричу, я только лишь несу ответственность за Послание, братья. Вы. сидящие здесь служители, я не собираюсь ранить ваших чувств. И вы. женщины и мужчины, насчёт ожидаемого дела о браке и разводе, я хочу, чтобы вы запомнили в этот вечер. Я сказал всё это, чтобы вам понять, что я несу ответственность только пред Богом.
И опять же, я ответствен пред вами за то. чтобы говорить вам Истину. И не собираюсь говорить вам что–либо, кроме Истины, пока Бог дозволяет мне узнать, что является Истиной. До тех пор, пока я не узнаю Истину, я ничего не буду говорить об этом, видите, я ничего не буду говорить об этом. Но я верю, что Бог показывает мне Истину о Браке и Разводе, и я верю, что Он позволит мне это изложить.
135 И другие Послания я намерен сказать на этой неделе, это: Кто есть этот Мелхиседек? Куда Бог избрал поместить Своё Имя? И несколько подобных вещей, это будут следующие Послания, и Родовые муки. И – и несколько вещей такого порядка, и приветственная Муж, избирающий себе жену. И несколько вещей, тех Посланий, я хочу представить на этой неделе. Но я хотел, чтобы собрание...
136 Тогда как, если здесь находится какой–нибудь служитель; я здесь, мои братья, не… Я не хочу, чтобы вы или кто–нибудь из членов церквей, вернувшись в свою церковь, сказали: "Брат Бранхам сказал вот так и так".
Я обязан нести это Послание, которое было дано мне от Всемогущего Бога. Я стою здесь в этот вечер, и Бог знает, что это правда, что как раз там, на этой реке… Есть люди, возможно, среди сидящих здесь, когда тот Ангел Господень сошёл там и сказал мне то, что Он сказал, ещё тогда в 1933–м, там, в конце этой улицы Спринг. Если вы приезжий, можете съездить туда. Это окончание улицы Спринг, там вы упрётесь в реку, вот где это произошло. Это было в 1933–м. Значит, это было около тридцати двух лет тому назад. Э–э, это было тридцать–… это было тридцать–… тридцать два года тому назад, тридцать два года тому назад.
И как Он огласил всё это. И мы вышли, неся Послание, и видели исцеление больных и слепых, и калек и увечных, и хромых и всякое такое. И потом видели даже, как мёртвые, которые мы знаем, были засвидетельствованы, воскресали. Люди умерли и снова вернулись к жизни, и все эти вещи. Когда Послание идёт, то совершаются знамения и чудеса!
137 И по–прежнему принимаете ту же старую школу мысли, с которой вы идёте вровень? Это пришло не от Бога. Бог не должен исполнять...
Бог старается привлечь ваше внимание к Чему–то.
138 И тогда, когда Иисус вышел, Он начал исцелять больных и совершать великие дела и остальное. Он всегда, Он… Иисус делал это. И Моисей, и Иисус делали это, и остальные из них. И когда Он был здесь, Он это делал.
И Он делает это сегодня, те же самые вещи. Когда Он разворачивает подобное собрание, пробуждения, и начинает на земле собрание, и проходит совершая эти знамения и чудеса. И затем вы видите, возвращается обратно, та же старая школа учения, что где–то что–то не в порядке. Приходит нечто новое! Когда Иисус вышел, после, когда…
139 "Он замечательный раввин". Он мог идти за любую кафедру и проповедовать, когда Он исцелял больных. Тогда, о–о. им нравилось видеть Его у себя.
Но однажды, когда Он сел и сказал: "Я и Мой Отец – Одно", – брат, после этого Он уже не был таким популярным. Когда Он сказал: "Если не будете есть Мою плоть и пить Мою Кровь, не будете иметь в себе Жизни. Но ядущий Мою плоть и пьющий Мою Кровь имеет Жизнь вечную: и Я воскрешу его в последний день". Тогда, с того момента Он уже не был настолько популярным.
140 Они сказали: "Этот Человек вампир. Этот Человек Веельзевул. Вот каким образом Он это совершает. Он предсказывает судьбу. Он просмотрел их – их разум и прочитал их мысли. Он предсказатель".
Но, что это было, Он – Он был Словом Божьим, проявившимся в тот час. И это было Его долгом. Он сказал: "Я всегда делаю то, что угождает Отцу Моему". Да поможет нам Бог делать то же самое, делать то, что угождает Отцу.
141 И я надеюсь, что вы все поймёте. Если вы не согласны со мной по поводу этих Посланий и прочего, чтобы вы помнили, по крайней мере имейте уважение, что я несу ответственность, и я не плыву в Фарсис. Я на дороге в Ниневию, и я – я должен кричать. Да благословит Господь всех вас.
Теперь давайте склоним на минуту головы.
142 Уже почти девять тридцать. Я не хочу вас задерживать, но я хочу узнать, если смогу, в этот вечер. Есть ли здесь такие, которые – которые не находятся в точности там, где вы должны быть во Христе, но вы – вы хотели бы находиться, и вы желаете быть, не поднимете ли вы свою руку, скажете: "Брат Бранхам, помолитесь за меня"? Благословит вас Бог, только взгляните на эти руки. "Я – я желаю… я здесь. Брат Бранхам, быть ближе к Богу".
И если вы видели, моя – моя рука тоже поднята. Вот для чего я здесь. Я жажду, так же как и вы.
143 Но, о–о, на днях произошло одно великое событие, и теперь я – я знаю, что делать. И я – я молю, чтобы Бог дал вам то ясное разумение. Там это есть. … Если в вашем разуме есть какой–то вопрос, то где–то должен быть ответ, чтобы ответить на этот вопрос. Моя молитва в том, чтобы в течение того времени Бог дал вам услышать ответ на тот вопрос.
144 Если вы больны, пусть Бог исцелит вас. У нас будут служения исцеления, я полагаю, практически каждый вечер, и мы будем молиться за больных. Мы будем делать всё, чем сможем помочь вам, и вы делайте всё, чем сможете помочь нам. И мы будем трудиться вместе, веря, что Бог подарит нам замечательное собрание.
145 Теперь, Бог Отец, эти несколько резких слов, но теперь они в Твоих руках. Господь, они были сказаны. Мне придётся с ними встретиться. Подобно… Те слова никогда не умрут; они полетят вокруг земли снова и снова, в записи, и однажды мне с ними опять придётся встретиться. Я осознаю это, Господь, и я говорю это с глубокой искренностью.
146 Я молю, дорогой Боже, в этот вечер, за каждого из этих Твоих детей. И, о Боже, я верю, что до конца недели они – они уразумеют; что вопрос, который тревожит их разум, будет решён. Даруй это, Господь.
147 Здесь есть некоторые, которые ещё не знают Тебя, Отец, как Спасителя, или, возможно, не были наполнены Духом Святым. Пусть это произойдёт в тот вечер.
148 Господь, я никого не могу наполнить Святым Духом; как и спасти я никого не могу. Я только могу сказать им то, что Ты сказал: "Благословенны алчущие и жаждущие праведности, ибо насытятся". И я молю, Боже, чтобы Ты сотворил такой голод в их сердцах.
Многие, Господь, почувствовали голод; как они проехали эти сотни миль по гололёду и так далее, через горы в дождь, через пустыни, чтобы приехать в это незначительное местечко, расположенное здесь, на углу! И вот я опять думаю, Ты говорил: "Где Туша, там соберутся орлы". Корми нас, Господь, Своей Божественной Манной. Дай нашим душам то, в чём мы действительно нуждаемся. У нас жажда по Тебе, Отец. Мы теперь в Твоих руках.
149 Пусть великий Святой Дух, который сошёл в тот день там, на горе, чтобы Он здесь наполнил каждое сердце Своей благостью и милостью, и разумением. Мы осознаём, Отец, что мы нуждаемся в разумении. Ибо если мы не знаем, что мы делаем, тогда как же мы узнаем, как нам это делать? Но у нас должно быть разумение. Как Даниил сказал, что он "сообразил по Писаниям пророка Иеремии". И, Отец, у нас будет соображение по Писаниям Святого Духа, когда Он откроет нам Это в сие время. Удовлетвори наши желания по Тебе, Господь. Нежно мы просим этого, Отец, ради славы Твоей, во Имя Иисуса Христа.
150 Теперь склоним головы. В то время, как наша сестра даст нам проигрыш той песни "Он даст мне благодать и славу и пройдёт со Мной весь путь". Я хочу, чтобы вы сейчас тихо молились и просили Небесного Отца, чтобы Он даровал вам в этот вечер то, в чём вы нуждаетесь.
151 Дорогой брат, дорогая сестра, Он близок к тебе настолько же, как твоя рука. Вы, вы верили мне в – в других вещах, поверьте мне в этом. Он здесь, чтобы дать вам то, в чём вы нуждаетесь.
152 Ох, последние несколько недель я испытывал такой голод, такую жажду, я тосковал по вас. И поэтому я сказал: "Билли, поехали домой".
Меда сказала: "Билл, для чего тебе опять ехать туда, в ту холодную местность? У тебя всегда начинает болеть горло и всё такое. Ты всегда как поедешь, ты всегда выходишь на улицу, застужаешь голову, потом хрипишь и тебе трудно говорить".
153 Я сказал: "Ну, я не знаю". Я сказал ей… Я вижу моего друга Чарли Кокса, сидит там. в конце. Я сказал: "Мне не терпится услышать, как Чарли скажет: 'Та белочка забралась вон на то дерево'. Мне так хочется услышать это". Мне – мне хочется – хочется побыть с вами.
154 Я знаю, что Брат Бэнкс сильно заболел. И я видел о нём видение, здесь недавно, и он лежал на спине. И я знаю, что, уезжая от нас, недавно, он почти был в таком состоянии. Когда я смотрю на некоторых из вас...
155 Как–то вечером я приехал на собрание Христианских Бизнесменов, международное. Старый "Поп" Шакарьян, отец Димоса, он, бывало, сидел там и всё наблюдал, когда же я войду, и тогда он улыбался и тихонько махал мне рукой. Его там не было. Он умер.
Потом мне надо было приехать в ту семью, с ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, что их дочь тоже должна была умереть. Флоренс, я увидел её в видении, увидел, как она уходит. И я знал, что она уходит. И я сказал: "Молитесь, только молитесь. Вы знаете, что был… Однажды было сказано пророку идти сказать царю, чтобы привёл свой дом в порядок. И он помолился, и Он пощадил его жизнь, продлил на пятнадцать лет". Я сказал: "Молитесь".
156 Но, взгляните, и я – я вернулся… Однажды я сидел здесь в ресторане, обедал. Ко мне подошёл мужчина, сказал: "Вы Билли Бранхам?"
Я сказал: "Да".
157 Он, вероятно, не узнал меня, потому что у меня на лысине лежало вот это. Я надел этот паричок, чтобы мне не охладить голову и не заболело горло во время этого собрания.
И он подошёл ко мне, он сказал: "Я думаю, мы знакомы с тобой. Билли".
Я сказал: "Да". Я сказал: "Кто ты такой?"
Сказал: "Я Джон Вармэн".
Я спросил: "Как там Зип?"
Он сказал: "Билли, он умер". У–у!
158 Я проходил по коридорам суда: шёл, чтобы оплатить мои налоги. Проходил в суде по коридору, и какая–то женщина окликнула меня, и она спросила: "Вы знаете, что Джон умер?" Или назвала какое–то имя. Может, это был не Джон: Эд или как– то. И я сказал… Я не узнал ту женщину. Я смутился. Пришлось признаться, что я не знаю, кто она такая.
Она сказала: "Вы помните ту тёмную ночь, когда река там вышла из берегов и смывало дома, там, на Каштановой улице, вы, рискуя своей жизнью, добрались туда и вывезли оттуда женщину с маленькими детьми?"
Я сказал: "Вы из её семьи?"
159 Она сказала: "Я – я – та женщина". Она кричала тогда о своём ребёнке, вы знаете из истории моей жизни. Она сказала: "Тот, которого я назвала 'ребёнком', теперь женился и у него семья". Видите? И вот она уже старая и седая; и я тоже.
160 Один за одним наши номерки исчезают с вешалки, как было всегда. И когда мы проводим собрания, я вижу, что нет этого, что нет того. Наступят дни, и мы все будем отсутствовать.
Но, брат, сестра, есть Место сбора. Давайте сейчас убедимся в том, что мы правы. Хотите? Не позволим, чтобы всё наше разумение Бога и так далее оказалось напрасным. Давайте будем верить.
161 Отец, они в Твоих руках. Я в Твоих руках, Господь. Мы теперь здесь только для посвящения, предваряя предстоящее собрание, которое начнётся завтра вечером. Ты нам поможешь, Господь? Пусть наш – пусть наш разговор будет постоянно о.Тебе! Пусть наши сердца и разум будут обращены к Тебе, и Ты говорил, что Ты будешь хранить нас в совершенном покое. Так же написано в Библии: "Не полагайся на своё собственное понимание". О Боже, мы не желаем своего понимания; мы желаем Твоего понимания. Дай его нам, о Боже. И пусть в наших душах произойдёт такое пробуждение, что вся эта группа будет с единым сердцем и единодушно вместе. Даруй это, Отец. Даруй эти вещи, а мы молим во Имя Иисуса Христа.
Там спасенья полнота,
На блаженство право.
У креста,у креста
Честь моя… (давайте поднимем руки)… слава.
Там спасенья полнота,
На блаженство право.
У креста хочу стоять,
Созерцать душою,
Как… (да, Господь, свободный)… благодать
В мир течёт рекою.
На кресте, на кресте
Честь моя и слава.
Там спасенья полнота,
На блаженство право.
162 [Брат Бранхам начинает напевать "У креста". – Ред.] О Боже! Если кто–нибудь из вас чувствует желание пройти сюда и преклониться у алтаря, если вы хотите подойти, сказать: 'Господь, я не в том состоянии, в каком должен быть. Я – я хочу совершить посвящение. Я хочу сделать это сегодня вечером. Господь". Пожалуйста, приходите. Мы помолимся здесь за вас. [Брат Бранхам продолжает напевать "У креста ". – Ред.]
У креста, у креста
Честь моя и слава.
Там спасенья полнота,
На блаженство право.
У креста хочу стоять,
Созерцать душою,
Как с Голгофы благодать
В мир течёт рекою.
У креста,у креста
Честь моя и слава.
Там спасенья полнота.
На блаженство право.
163 Давайте помолимся, каждый пусть молится по–своему. Просто – просто забудьте о времени. Давайте просто склоним головы в Его Присутствии. Вот здесь стоит бедная женщина, она кричит: "Я люблю Тебя, Иисус!" Вы помните, когда вы были спасены, много лет тому назад, помните, как это было приятно для вас? Он такой же приятный сегодня вечером. Давайте помолимся, теперь каждый пусть молится по–своему. Давайте – давайте все посвятим себя Богу, просто посвятим себя Господу.
164 Дорогой Господь Иисус… [Пробел на ленте. – Ред.]
Источник утешенья моего,
Больше, чем жизнь для меня,
Кем на земле и кем в Небесах,
Мог бы я быть без Тебя?
Дорогой Боже, мы молим сейчас, чтобы Твоя милость и благодать были посланы каждому из нас, Господь. Мы стоим здесь вокруг алтаря. Многие не смогли подойти; Ты встретишься с ними там, где они сидят. Что бы мы ни предлагали, Господь, Ты желаешь принять. Если мы предлагаем Тебе лишь своё время. Ты принимаешь это; талант – Ты принимаешь это. Но, Господь Бог, сегодня вечером мы идём за пределы того, мы предлагаем всё, чем мы являемся. Всё, что я есть, всё, чем я когда–то хотел стать, всё находится в Тебе, Господь. Мы молим, чтобы Ты принял это, наши молитвы, в сердце Своё, Господь, и дай нам великой глубины Святого Духа, чтобы наша жизнь изменилась. Ибо, мы видим, что мы находимся теперь в конце. Не будет уже слишком долго. И когда мы видим, что умирают наши родные, день за днём, молодые и старые, мы понимаем, что скоро это постучит и в нашу дверь. И сегодня вечером. Господь, когда мы находимся в здравом уме, сидя здесь или стоя на коленях здесь, стоя здесь, в каком бы положении мы ни находились, прими нас. Господь Бог.
165 Возьми меня, Господь. Я – ничто, но чем бы я ни был, Господь, если Ты можешь получить от меня какую–то пользу, я посвящаю себя Тебе.
166 Я молю, дорогой Боже, за каждого из них. Эти дорогие люди, о которых я взывал, стоя там в горах, в Аризоне, и вот они преклонились здесь, вокруг алтаря, сегодня вечером с нами, в молитве, посвящая свою жизнь. Отец, мы любим Тебя больше, чем свою собственную жизнь. Мы любим Тебя больше, чем свои семьи. Мы любим Тебя больше, чем жену, детей, отца, мать, сестру, брата, мужа, жену. Мы любим Тебя, Господь Иисус. Сделай в наших сердцах это настолько реальным, Господь. Вылей елей радости в наши души, Господь, на этой неделе. Дай нам очиститься, омыться Словом, водою Слова, преподавая нам Истину.
167 Сегодня вечером здесь есть многие, Господь, и они будут здесь, кто был смущён этими жизненно важными темами. О Боже, открой тот источник в доме Божьем, который – который для очищения нашего. Я молю, Боже, чтобы Ты омыл нас и очистил нас в Твоей Крови и соделал нас новыми творениями. И дай нам благодать и силы, чтобы принести это Слово Истины в Его Божественном откровении Существа Иисуса Христа.
Пусть Он явится пред нами, Господь. Пусть Он придёт и исцелит наши болезни, простит наши грехи, наполнит наши алчущие сердца добрыми вестями великой радости, чтобы Евангелие проявилось в нашей жизни.
Благослови каждого пастора, каждого ведущего пение, каждого учителя воскресной школы. Благослови нас всех вместе, Господь, ибо истинно мы любим Тебя. И теперь мы – Твои, Господь, в этом посвящении. Во Имя Иисуса Христа, теперь используй нас согласно Твоей собственной воле.
Верой взираю я
На Искупителя
Агнца Христа.
Моей мольбе внемли,
Весь грех мой удали,
Полностью быть Твоим
Позволь всегда!
Вам нравится это? Давайте ещё споём.
Когда чрез темноту
И скорби я иду,
Направь на путь.
Тьму в свет Ты обрати,
Рыданья прекрати
И с Твоего пути
Не дай свернуть.
Вы хорошо себя чувствуете от этого? [Собрание: (Аминь". – Ред.] Кому из вас нравится петь эти старинные песни? [ Аминь".] Я их так люблю. А вы?
Идём мы к Сиону.
В радостный, чудный Сион,
Идём мы прямо к Сиону,
Украшенный город Творца.
Идём мы к Сиону,
В радостный, чудный Сион,
Идём мы прямо к Сиону,
Украшенный город Творца.
Придите все сердца,
Кто любит труд Отца!
И пойте, окруживши трон,
Со всеми вместе, кто спасён
И пойте, окруживши трон.
Со всеми вместе, кто спасён.
Теперь давайте встанем и будем петь. Пожмите друг другу руку.
Идём мы к Сиону...
Благословляю тебя, сестра! Благословляю тебя, сестра! Благословляю тебя, брат! Благословляю тебя, сестра! [Брат Бранхам продолжает приветствовать людей. – Ред.]
В радостный, чудный Сион... Давайте теперь поднимем свои руки к Богу.
Идём мы к Сиону,
В радостный, чудный Сион,
Идём мы прямо к Сиону.
Украшенный город Творца.
Идём мы к Сиону,
В радостный, чудный Сион,
Идём мы прямо к Сиону,
Украшенный город Творца.
Разве вы не чувствуете себя от этого замечательно? [Собрание радуется. – Ред.] Ой–ой–ой! О–о. давайте просто поднимем руки и будем прославлять Его каждый по–своему.
168 Господь Иисус, Ты – Роза Саронская, Лилия Долины, яркая и утренняя Звезда, самый Прекрасный из десяти тысяч для души моей. Ты – Источник утешения моего, больше жизни для меня! Как мы любим Тебя! Услышь нас. о Господь! Как мы благодарим Тебя! О–о! [Пробел на ленте. – Ред.] Как мы восхваляем Тебя! Благослови их, наш драгоценный Господь и Спаситель! Даруй эти вещи. Господь. Даруй это. [Брат Бранхам и собрание продолжают молиться и восхвалять Бога.]
У креста,у креста
Честь моя и слава.
Там спасенья полнота.
На блаженство право.
169 Так или иначе, я просто чувствую, что мы… Есть что–то такое, что ожидает нас впереди. Вот, теперь запомните, я думаю, что я пророчествую. Великая радость ожидает впереди. Верьте этому. Это верно. Многие опечаленные сердца станут… Великие тайны станут понятными, и люди, которые опечалены, они снова обретут радость. [Собрание радуется. – Ред.]
У креста, у креста
Честь моя и слава.
Там спасенья полнота,
На блаженство право.
170 Как Иоанн в те далёкие времена, когда он состарился, чтобы проповедовать, он просто садился и кричал, мне говорили, что было сил: "Дети мои, любите друг друга!" Любите друг друга. Не позволяйте ничему встать между вами, понимаете. Храните всё, всё в отдалении от… Да–а, не имеет значения, что это такое, смело встретьте это. Мы на пути в Ниневию. Понимаете? Не садитесь на тот старый корабль на Фарсис, он увезёт вас из общества. Давайте двигаться дальше в потоке Божьих благословений. Я верю, что у нас это будет. Я верю нашему Отцу.
171 Теперь ты чувствуешь себя лучше, сестра? Это замечательно. Мне нравится, когда вот таким образом рождаются дети, через это проходят. [Сестра продолжает молиться и радоваться. – Ред.] Вспоминаю, как годы тому назад, как раз на этом месте, сколько тысяч родилось в Царствие Божье, как раз на этом месте. Мы и не знали, когда мы стояли здесь и в кармане было восемьдесят центов, чтобы строить церковь! Ох, Он сказал: "Я, Господь, насадил это, Я буду поливать днём и ночью". И Он это делал. Он это делал.
Благословит вас Бог. Теперь, когда мы склоним головы...
172 Теперь, завтра вечером, запомните, служения будут проходить здесь, в аудитории школы. И если… У нас здесь будет кто–нибудь дежурить, чтобы показывать людям, как туда добраться, потому что будут приезжать новые люди.
173 Вы любите Его, скажите "аминь". [Собрание: "Аминь". – Ред.] Ох, Он удивительный, правда? ["Аминь".]
174 Я стоял здесь на берегу и пел ту старинную песню:
Смотрю я вдаль за Иордан...
Подумайте, это было тридцать лет назад, тридцать три, тридцать три года назад.
Где грозный вал шумит.
Вижу я счастливый Ханаан,
Там наследье моё лежит.
175 Многих я крестил в тот вечер, которые теперь уже там. Когда они стояли там и были свидетелями того, как с небес спустилась та Утренняя Звезда, вот так вращаясь, прозвучало: Как Иоанн Креститель был послан принести, предвестить первое пришествие Христа, твоё Послание предвестит второе Пришествие". Что можно было об этом думать? Но, все Слова Божьи – истинны, все Божьи Слова. Мы живём в Присутствии великого Царя. Благословит вас Бог.
176 Мы склоним головы, я попрошу Брата Невилла, нашего дорогого пастора, пройти сюда и совершить молитву к расхождению. Благословит тебя Бог, Брат Невилл.
МУЖ, БЕГУЩИЙ ОТ ПРИСУТСТВИЯ ГОСПОДА RUS65–0217
(A Man Running From The Presence Of The Lord)
Эту проповедь Брат Уилльям Маррион Бранхам произнёс по–английски в среду вечером, 17 февраля 1965 года в Скинии Бранхама в Джефферсонвилле, штат Индиана, США. Напечатано с магнитофонной ленты без сокращений и изменений и распространяется бесплатно издательством "Voice Of God Recordings".
Издание и распространение этой книги осуществляется на добровольные пожертвования верующих.
Русский перевод опубликован в 2005 году.

A Man Running From The Presence Of The Lord

1 Let's bow our heads. Dear God, we are happy this afternoon for this privilege that we have of assembling ourselves together once more. And You alone, Lord, knows how our hearts has yearned for this hour that when we could stand before Thy people again here and bring this message that we so vitally feel that it's so urgent in this hour. And Thou has 'lotted us these few days now, and we pray, dear God, that Your hand of mercy will be upon us to guide us and direct us. And give us those things which we have need of, Lord, for our hearts yearn to know You better.
We see the great harvest field, white, ripe, and know the grain is ready now for the great threshing time. Dear God, we pray that You'll open back the shucks from around us; let us lay in the Presence of the Son now these next few days and ripen to the Kingdom of God.

3 Bless every song that'll be sang; bless every prayer; and answer every one that'll be prayed, Lord. Save all the lost. Call back to the house of the living God and to fellowship those who've wandered away.
We pray, God, that You'll heal every sick person that comes under our roof. Grant it, Lord. May there not be a feeble person among us at the end of these meetings.
And dear God, then for ourselves, we who claim in this hour to be the church, the Called-out, those around the world who has come from out of Babylon and to be partakers of this wonderful fellowship in this last day, we pray God that You'll bless our hearts in such a way. We're truly hungry, Lord, and emptied out from all the things of the world that we know of, Lord. We've laid aside every weight that so easily beset us, and now let us run this race with patience, that's set before us. Grant it, Father. And may we be fuller, stronger, better Christians at the end of this service than we were when we entered. May God get all the glory, for we ask it in Jesus' Name. Amen.

6 I think this is a grand privilege tonight that I've waited on for some time. The other day I was telling my wife; I said, "I get so nervous waiting to get to the tabernacle." I just... I have other friends, of course I do, around the world, but there's something or other about this tabernacle here. I was took out of this dust around here when God gave me life here on the earth, and I guess if He tarries, I'll be buried here somewhere. When He comes, He'll find me here somewhere.
But look like there's something when I go to thinking about Jeffersonville. The other day I got so lonesome; I said to my wife; I said, "I'm homesick, and I don't know what I'm homesick about, unless it's those people praying for me." I said, "Well, I'll... Only thing I know to do is go back and have a few days of meeting, see if we can't find something from the Lord, maybe He wants us to know something." And the great, vital subject that we got before us now is "Marriage and Divorce." And if there is a question, there's got to be an answer. There can't be a question 'less there's an answer. No matter what it is, there's got to be an answer. And if the Lord willing, I want to try to speak on that Sunday morning.

8 And then tomorrow night I think we're to be up here at the... What is that school called? Parkview auditorium. What, sir? [Brother Neville says, "Parkview Junior High."--Ed.] Parkview Junior High. How many knows where it's at? Well, I guess they'll have signs out, won't they, Brother Neville? Be... It's just above here about--about three quarters of a mile. There'll be a sign. You turn back off the road. It's a nice, elevated building; it's got places where you can lay your arm out and take notes of what you want to write and--and--and things. And I'm sure you'll enjoy it a little more than you will be kinda crumped up in the meetings here in the--in the tabernacle. There'll be plenty of room, plenty of parking room.
Now, I think they had a little regulation we had to promise to abide by; that was not to come on the ground until about six-thirty? [Brother Neville relates they are not to be on the grounds before 5:30--Ed.] And what time is the... I believe it'd be a good idea for us to get there at six-thirty. Now, they got another auditorium here in town that seats six thousand. If we be real good, we may--someday they might let us have the other one sometime for a big meeting, maybe sometime this summer when I get back from overseas.

10 And so I think we can seat up to... How many can we seat up there? [Brother Neville says, "Four thousand"--Ed.] Four thousand. So you see, we'll have plenty of room; there'll be no rush. And so come up at six-thirty. And then everybody can come in at the right time, everybody together. And I'm sure you--you have a good seat. And it's elevated like this, and--and a place here where you can write, and take notes down, and so forth. And that'll begin, if the Lord willing...
I think now tonight, this being Wednesday night prayer meeting, we got... The place is just about filled up, so I think maybe we'd better start tomorrow night. We rented it just in hopes that maybe that if we would be enough to have an overflow here we could go up there. But I believe it'd be best to go on up, don't you think so, Brother Neville, to go on up tomorrow night? And how many thinks that'd be a good idea? And then you can have plenty of--of room. It's--it's already rented; it's paid for by some brethren here in the church. It just cost us fifty dollars a night, which is very, very... Wished I had that everywhere, could seat that many for fifty dollars a night, a brand new building, fine stage, and... but we're...

12 'Course we will take up offerings, I suppose. And we don't want them men to pay for that themselves; we'll pay for--pay them back. But when we get our expenses and things, well then, of course, we stop taking offerings. We don't...
If there's any strangers with us, we've made that a policy to never beg, bum, push people for money. We pass the collection plate, which is just a... That's a religious act. I've tried it many times not even to pass the collection plate at all, but it don't work. See? Because giving is a part of our religion. It's a part of our duty. No matter if it's just a dime or whatever it is, or a penny, it's all...
So you remember Jesus seen a widow passing by one day where the rich men was putting in much of their treasure in the treasury. And this widow passed by, maybe a couple little, hungry children walking by her side and gave everything she had, three pennies. And Jesus said, "Who paid the most?"

15 Now, if I'd been standing there, I'd said, "Don't do that, sister. We--we... Look, we got plenty of money." But He never stopped her. See? He--He knew He had something greater for her down the road. So see, after all, she had a home in glory that she was going to. And He never stopped her. He let her put three pennies in, because it was just--she wanted to do it. And it was... She'd had to want to do it with children, and a widow, and only three pennies to live on. She--she had to want to do that. So you see, when people want to give, you've got to give them the opportunity to do so.

16 But I think of these standing, and people saying, "Who'll give fifty dollars? Who'll give twenty dollars?" I think that's detrimental to your--to your intelligence. I--I think if the people realizes that it takes money to--to run a--a meeting... And I never would let them do it, the managers. I said, "Whenever you have to do that, then it's time for me to return back to the Tabernacle. So we won't have to do that." But I--I do think that we have to pass the offering plate in--in order to make it a complete religious service.
And so they probably will pass a little offering plate each night, say something like, "Well, we're take up the offering now." And they'll pass the offering plate, and that'll--that'll be the end of it.

18 And each night, if the Lord willing, I think the Lord has laid upon my heart a very definite message for the church. I've been several days in prayer. And I won't go into that, because a great phenomena happened the other day that was really great. And I'm anxious to tell you about it. And now, the main subject, I suppose, which most all of them, Billy said, had been calling, was on the "Marriage and Divorce.' Which it is a great--a great subject. And I--I didn't know how to approach it. And I went up to pray about it, and the Lord met me. And I know that I by... I don't have it, but God has given to me... I have it now. God has given me the correct answer (See, see?), and I--I know that it's true.
And so I don't know just exactly yet, maybe Sunday I might ask our sisters just to omit the meeting themselves, but I--I don't know. It'd be--depend on if the married women wants to come with their husbands. There--there's some real vital things has to be told the truth about and how... And so we want to absolutely lay it out as THUS SAITH THE LORD, and then you got it then... You know just what is Truth then. And I'm trusting Him to do that.

20 And now, I was up here at the restaurant the other day eating, and--and Jerry and all of them's looking for you all. They--they said--said, "Well, we..." Some--one of the boys was up, said, "This fellow said, 'I'm going to come out pretty good this week,'" Said, "they got... These next two weeks..." Said, "They got a--a meeting here, Basketball or something or other," said, then said, "Branham's down there going to have a meeting." He said, "I'll feed a whole lot of people." At the Ranch House, one of those places up there, and they were--been really nice.
And I appreciate you all, for they certainly didn't brag and say nice things about you...
The manager up there at the Ranch House met me the other morning. I got in about two-thirty from Arizona, and he said, "Well, Brother Branham," said, "I hear you're going to have another meeting." Said, "I got some extra help," he said. And said, "Then I want to say one thing, that those people that come from down there," said, "they really are nice people." Now, that made me feel real good about it (You see?), 'cause after all, I kinda feel that you're my kids, and I--I--or children, rather. And so, I... Kid refers to a goat, and you're not a goat. You're my lambs. How's that? You're the Lord's lambs that He's let me feed. And I trust that it'll--it'll--that He'll let me do that. We're going on down the road...

23 And about this "Marriage and Divorce," I've wanted to speak on it ever since the time of those Seven Seals. You know, the--all mysteries was supposed to be made known in them--opening them Seven Seals, all mysteries of the Bible. And I'm thinking now, I... Getting kinda old, I--I think I... I thought I'd better at least put it on tape, whether if something would happen to me, then the church might wonder, "Wonder what He had on His mind, what would He say?" And all those subjects that seems to be so hard, I think the--by the Lord's help I'm going to try to bring them to you. And then--then if something happens, and if I happen to go before He comes, why, you--you'll have it on record then.

24 I think we got some new books out. I see Sister Vayle; I don't know whether Doctor is here or not. Is he here, Sister Vayle? He's probably in the meeting; I don't see him, but... Oh yes, way in the back. And Brother Vayle has wrote a book, and it's a... I thought, I believe they said today, two. Brother Vayle, is that right? You have two here now? Two books. Now, I don't know, I--the way I understand, that each person gets a copy. So I... If you... That's the way I understand it. I may be wrong in that.
And then the "Seven Church Ages" has been finished (Is that right Brother Vayle?), and on print now. And I know you'll want to get them, 'cause they answer a lot of questions that's been in your heart. And then after that, well, we're going to try to get the Seven Seals opened, you know, in the book so that each one can read in form that they--that they want to--can understand and study it.

26 I think when it's wrote out, if it... First we took it right off of the tape the way it was written or spoke. And you know, you can preach a sermon is one thing. And then write a book is another. See, like I'd happen to touch on a subject, like I'd say to you, you'd understand. I'd say, "Now, the serpent's seed..." See? Well now, the reader of that book, if you took it off, would wonder, "What is the serpent's seed?" See? And they wouldn't know. If that happened to go into such a place like Princeton or somewhere, and they'd--they'd think we were unintelligent people. So I got Brother Vayle to kinda help me with this and keep the line of the same thought and give it grammar. And I'm sure my grammar, they--would--it would be a mystery to them, sure enough. So the--Brother Vayle's really good on that, so he's as a...

27 And then in that, I think our precious brother must've picked up a little extra inspiration somehow, and he said he was going to write a couple books of his own off of them like. And so he wrote one called, I believe, "The Twentieth Century Prophet" and another one, "Laodicean Church," I believe, or something like that.
And Billy told me tonight that I believe several thousand of them arrived today; somebody brought them from Texas. And so they--they'll be here. And they'll announce it I think whatever they are. I think they're sponsored; I'm not sure. And if they are, they'd be given away to you (You see?) to--free. And we hope you enjoy it. And if you do, shake Brother Vayle's hand back there and tell him how much you appreciate. I've never read them myself. If I'd read them I might change my mind about that, so I--I'll try to read them this week while I've got a chance if I can.

29 Now, being Wednesday night, our meeting officially begins tomorrow night. But I think in being here among you, I--I just couldn't stay up there at the house and--and know that you all were down here. I... Just like, you know, like some of your kinfolks come in, you know, and you run down to the end of the lane to meet them, you know. And--and I--I thought I'd just run down and--and welcome you to Jeffersonville. And so this last week I was... About... No, I beg your pardon it's been about three weeks ago, I come home; I'd been out trying to... Been on some meetings through Arizona there. And I come back to try to relax, and I went on a hunting trip, and--and I got the Arizona state record lion. I run him through twenty miles of timber to get him.

30 But then to think though that I never thought when I was a little boy... Just to show how these things happen, a little place that the Lord has given us up there for the months that we're out there, and school for the kids. I was a little boy... I guess Jimmy Poole's here tonight; maybe his dad's here, Big Jim. We went to school together, and I remember setting there, was a little old ragged kid and shoes, tennis shoes on, toes out of them, borrow a piece of paper from one, and a pencil from another...
I used to write poetry. Mrs. Wood here had me recite that this afternoon on tape about my old Ford, you know, and it's--it's a good one. Now... She said, "Well, you ought to send that to Mr. Ford." I said, "There's too much truth of it, he..." About a rattle in the front and a grind in the rear and a Chinese puzzle for a steering gear. But I... It's--it's a... But I always said, only thing I had to do is count four tires and shake it enough to get it to--started and then get in it. I said, "It was good when I'd start up the hill with it, just go pulling real slow, saying, 'I think I can, I-think-I-can, I--think--I--can,' then start at the other side saying, 'I thought I could; I thought I could.'" That's the way we pull this hill like "Pilgrim's Progress." So we...

32 I had a little poem I wrote something like this. It said... Now, just think; I was only about twelve years old. And standing up the other day looking up that canyon, and thinking that lion will be setting right here in this den room looking out the window in a glass window, I was thinking of a little poem. I went back and picked it up, something like this.
Just think how God... Do you believe God's in all inspiration? God has to write a song. You believe God's in songs? Jesus said so. He referred back to David. Don't you know what David said in the Psalms, you know? "Has not it..."
Look at the very crucifixion. David sang it in the 22nd Psalm. "My God, my God, why has Thou forsaken Me? All My bones they stare at Me. They pierced My hands and My feet." You know. And that was a song. Psalms is a--is a song.

35 And in this poetry just watch how it come to pass. Standing there a little old kid with a borrowed sheet of paper, I said:
I am lonesome, oh, so lonesome for that far away southwest, Where the shadows fall the deepest over the mountain crest. I can see a lurking coyote all around the purple haze; I can hear a lobo hollering down where the longhorns graze. And somewhere up a canyon I can hear a lion whine, In that far off Catalina Mountains at the Arizona line.

36 Forty years later I'm setting right there at that canyon, that lion looking me in the face. Oh, God, there's a land beyond the river somewhere, friends. It's just--it's got to be there. See? There's--there's too much speaking of it. All these things are not just myths; they are--they're real. They're realities. I'm so glad to be here tonight to be with these people that I'm expecting to live over there forever with, where there'll be no more sickness, or death, or separations. And travel will be nothing to us then.

37 Now, I think no meeting is complete without reading the Word and having a little... Brother Neville, I just walked up here. Billy said you wanted me to speak. Was that right, Brother Neville? I maybe taken a little too much for granted, but I--I just felt so good about it. You know...?... So now, you that's got songs and things, you see Brother Neville when you're going to sing, and then just have it up there, and have just about a half hour preliminary, and let's get right into these real deep messages and see what we can see the Lord will do. And I just trust...

38 I--I believe we have Truth. I'm satisfied with that. And I believe the wheat is absolutely, the shucks pulling away from it. You know? And to see... I may give a little prelude on that tomorrow night (See?), how the shuck's pulling away from the wheat. But the wheat has to lay in the presence of the sun to ripen. And that's what we're here for, friends. Stay in the Presence of the Son till our little group of people here, till it becomes so ripe to Christ, that it becomes bread on His table. That's what I want it to do.
And now, before we approach the Word after reciting poems and so forth, let's pray again. Then we're going to take a text.

40 Dear Jesus, help us tonight now in these few words as we wait upon Thee. And we pray that Your grace and mercy will be with us, Lord. And tender our hearts; move back all the shucks, the thorns, the thistles; let the blessed sunshine of God fall in upon the Word, Lord. And may we have such a great meeting till there'll not be an unsaved person among us, all the children will be in the Kingdom of God. Those without the baptism of Spirit, may they receive it, Father. May all the great mysteries that we are supposed to know at this age, Lord, be unveiled to us and we'll see the plainness of God, so that we'll know how to behave ourselves and act, correcting ourselves and bringing the members of our body into discipline to the Word, that we might know how to live in this present day at the approaching of the Lord Jesus.
As I read of Thy Word tonight, Lord, I might by a partial education be able to read and some of the words and maybe mispronounce others, but, Lord God, You alone can pull the context out of there. You're the only One that can do it. There's no--no way for a human being to ever do it; it lays in Your hands, Lord. So give to us each night them things that's hid in Thy Word, that we might be better Christians and live according to the time that we're living in, as examples of Christianity. We ask in the Name of the Lord Jesus. Amen.

42 Now, many of you, in your Bibles I want you to turn to the Book of Jonah. It's a... We always talk so much about Jonah being a backslidden and everything. I've always took up for Jonah. I do not believe that Jonah was backslid. I--I do not believe that. I believe it's just that we just sometimes use it, say, "He's a Jonah." But if we... I've already spoke on it in another way, in telling how that I thought Jonah, what took place.
Now, the word of the LORD came to Jonah the son of Amittai, saying, Arise, and go to Nineveh, that great city, and cry out against it; for their wickedness is come up before me. But Jonah rose up to flee unto Tarshish from the presence of the LORD, and went down to Joppa; and he found a ship going to Tarshish: so he paid the fare thereof, and went down into it, to go with them unto Tarshish from the presence of the LORD. Isn't that a sad ending? "A Man Running from the Presence of the Lord," and that's my subject.

44 Now, first we want to think of this. Jonah was... The reason, the principal reason that I believe that he did this great thing here was because Jonah was a Jew, and he was asked to go to a Gentile city to cry out against it, thinking that he would not be received; because the Gentiles would think, "What's this Jew got to do with us?" But you see, another thing, it gives us a great thing here to see, that God not only is God of the Jew, but He's God also of the Gentile. He's God of all people. He just chose the Jews.

45 The Jews was called God's chosen people. They were chosen for a specific cause. And that cause was to give to them the law. And they could not keep it. And He just showed by that people, that the law could not be kept. And if He was a--a--a God of righteousness... And the law demanded righteousness, but there was no grace in law to bring a man out; no penalty was paid by the law. But it taken grace to pay that penalty unto where the law put us under.

46 And Jonah here was called on--as this, one of the minor prophets of the Bible, to go down to this city. And here we find an example of all of us. Every one of us, we always are running from something. We run from troubles; we run from responsibilities. We--we're all prone to do that. We--we are--we're more prone to run than we are to stand and face it out. See? We just--we--we find ourselves running. Sometimes we find ourself prone to run from work. We don't want to--we don't want to work. Some people just think they can make their living without working. But I think Solomon, it was, that said we could find here the answer in watching an ant.
You know a little ant, they tell me if that--every ant doesn't work and lay in, that ant doesn't eat that winter either. So everybody has to--to work.

48 We got so many things we have to do, so much responsibility that we have to face. Everybody's got to face a certain responsibility.
When you--when you come to--to choose your wife, to get married, or choose your husband, you--you've got to take a responsibility. And then you must remember... Maybe you build a home; it's a nice pretty home. And then remember, as a married woman you got to think of the responsibility of raising children. And you got to think that them pretty slick walls is going to have little, dirty hand prints all over them. Then you got the responsibility of educating your children. You got the responsibility of clothing and feeding. Everything is a responsibility. And so easy when responsibilities face us to shirk from them. And we find out that marriage is a responsibility in all manners.
Even many times we find--this is hard to say, but it's true--that ministers many time shirk a responsibility for standing for the true Word of God when they're confronted with It. They'll shirk that responsibility. When Truth of the Word of God is brought face to face with we human beings, we have--we're prone to shirk back until the last resource.

52 I just got through talking to my little nephew up there. He's a Catholic, and he... And I baptized that boy in the Name of Jesus Christ here a few years ago, and he got with some little girl and turned Catholic. And I held his mother's hand while she was dying over there. She said to me, the last words, "Take care of Melvin." And he's just been dreaming dreams. He just can't... Every--everyday the last week he's been dreaming dreams. Said, "I'd walk into your church, Uncle Bill; you was standing there preaching; I'd run up to start to make a confession; I'd wake up." He said, "I--I been wrong."
I said, "Melvin, you don't need no interpretation for that. Your place is down there where you belong." And that's right. See?

53 But to face up to responsibility, sometimes it takes the very hide off of us to do that. As a father to face up the responsibility to give your child a whipping. Them little fellows, you don't want to do that. But as a father or mother you've got to face the responsibility of raising that child, because the Bible said, "Spare the rod and you'll spoil your son." And that still stands good in the sight of every psychologist there is in the world. That still remains God's Truth. If there'd been more of that practiced, we wouldn't have had so much juvenile delinquency and stuff, and the rot that we got in the world today. But the old golden rule of the home's been broken long time ago, and they let the kids do whatever they want to.

54 But even as I said, ministers, they'll come face to face with Truth, and then walk away from it. See, they're--they're just have--just seems like there's something that they--they don't want to face up to it.
Many time out there people come, say, "I know that's right, Brother Branham, but if I did that, they'd kick me out of the church." What of it? If you don't, they're going to kick you out up there, so you--you got to be kicked out somewhere. See? So you might as well face up to it. Instead of running from it and say, "Well, I'll go over here; I won't go back." Go back, sure, listen to some more of it. Search the Scriptures. Jesus said, "Search the Scripture for in Them you think you have Eternal Life, and They are They that testify of Me." But we find that people won't face up with that.
Being brought to--into the Presence of God and see when God made a promise, and God is obligated to that promise, and when He brings that promise to pass, then people are afraid to face up to the responsibility of coping with the Message of the hour. We find that everywhere.

57 How about you Lutherans? How many Lutherans was afraid to--people was afraid to face up to Luther's truth when he come forth with justification? Look what it cost you, maybe your own life to come out and confess Jesus Christ and--and become a--a Lutheran.
Looked at you Methodists, how it used to be you all were called holy-rollers; I guess you knowed that. And they'd get under the Spirit and jerk back and forth. And they said they--they had the jerks. The Meth... That... No, that ain't Pentecostals; that was Methodists longs years ago. And they jerked, and shook, and fell under the power of God. And they throwed water in their faces and fanned them with fans, thought they'd passed out. And now, you were considered a bunch of holy-rollers. But you had... Your mothers and fathers had to either accept it, face up to the truth and facts, or turned her down.

59 What about you Pentecostals that received the restoration of the gifts? When the baptism of the Holy Ghost come out with speaking in tongues and the gifts of the Spirit coming back in the church, why the Methodists wanted to kick you out, and they did do it. But you had to face up to it. It's something you had to do.
What about the issue when it come out about the baptism in the Name of Jesus Christ and you saw it was the truth? You have to face up to it or do something about it. You've got a responsibility; everybody has. And you must face up to these things. All right.

60 And when you see then in this day now when the Word of God has made these promises of things that we see happening now, then we've got the responsibility to either face up to it or get away from it. You have... You just can't stay neutral; you've got to do something about it. Said... Some move's got to be made. You can't come in that church door and go out the same person you come in. You're either further away or closer to God every time you come in or go out there.
Oh, how easy it is for people to shirk these things. And I want us to think of these when we start into the official services tomorrow night, that I want you to notice when something is confronted, if you--if there's a question about it... If there's a question about it, there's got to be an answer.

62 Say for instance I said I was going west, and you pointed me this a-way. Well, the first thing you know, I run plumb a-passed my target. And I'm too--I'm northwest. Well, what if somebody points me down this way, and I go that way. I'll pass my target again; I went southwest. Well, as long as there's a question of which was is west, there's got to be a direct answer somewhere. And when these questions confront us about the Bible truths, there's got to be the right answer somewhere. That's right; it's got to be there.
And when we see something presented, I think instead of just running away, say, "Oh, nonsense, I couldn't believe a thing like that; I couldn't believe that," why don't you take the Bible and set down and face up to it. Study It. You're here in the meeting now; just look it over. Check it out yourself with the Word; check the Word by the Word. That's the only way to make It tell the Truth. And It must tell the Truth from Genesis to Revelation.
Christ is the revelation of the whole Bible. In Him, Christ, all the Fullness--fulfilling of all the prophecies of the Bible is met unconditionally in Christ Jesus, 'cause He was God manifested in the flesh.

65 Now, when we find these things though, when we're confronted and come into a meeting, and see the power of God moving and doing things, and doing supernatural works, and see it performed, and look in the Bible and see that it's promised for this hour; then when we see those things, then we are confronted with a responsibility to either accept it, I mean, as for ourselves...
Now, many people sympathize; many people say it's right. But that don't--that don't make it what--that ain't the thing that you're responsible for.

67 As I've said... What if I--if I was a young man and looking for a wife, to be married, and here stood a girl that met every qualification that I thought it took to make a woman, why, morally she was a queen, and lovely, and--and a fine personality, a real Christian, everything that I could think of to make me a good wife; no matter how much I think she's perfect, she's exactly right, she isn't mine till I accept her and the responsibility of her being my wife.
That's the same thing the Message is. You might say it's right or this, that, or the other, and say, "I sympathize with it; I believe it's the Truth," but you've got to accept it; and it's got to become a part of you and you a part of it. You've got... Then it's yours.
When you marry this certain woman that you have chosen you are--you are one then. And that's the way you are with Christ. When you see Him manifested and made real, then you are part of Him, and He's part of you; and together you're part of the Message.

70 Oh, how many denominational ships have we got going down to Tarshish for the Jonahs of these days: nine hundred of them, something, a ship that takes the easy route. Don't want to face up to it. Jonah didn't want to face up the thing of going to the Gentiles. He didn't want to take that cruel message over there: "Within forty days you'll perish if you don't repent." He hated to do that, and he thought, "Them Gentiles, it's hard to tell what they'll do to me." But he had to face up to it. See? But he took a easy ship and went down to Tarshish, went down in the hull of the ship and went to sleep: took the easy route, the easy way.

71 It's a popular way with the people. It's easy to take the way where everybody can pat you on the back and say you're a good fellow, and, "This is So-and-so, and certain..." and the world will look upon you. It's easy to go the popular way. But when--when you have to do something different, when you have to stand to your conviction of what you know to be the Truth, there's where the hard part; that's the rub comes, right there.
Oh, as we've often sang that old song:
How easy while sailing this sea and its calm, To trust in the strength of Jehovah's great arm; But, oh, let the waves begin to blow; let--let the wind blow and whip up the waves, then what do you do?
Something like I was told one time that the lady said back in the horse and buggy days that--that said. The horse run away with her going from church. Said, "What'd did you do?"
Said, "I trusted the Lord until the lines broke." Well, that's the time to trust the Lord, after every--after the lines is broke. You're trusting in the lines until they're broke. Yes.

75 And so we find out that we have many easy ways to go, ships going down to Tarshish, for it's easy. The unresponsibilities, it just flows in; you have everything coming, everybody likes you, and everybody--nobody disagree with you, you disagree with nobody; now, if that ain't a dishrag (That's right. Yes.), push over, flop over. Why, anybody, I don't care who you are and what you're standing for... Actually, decent thinking people will think more of you if you'll stand for your conviction of what's right. That's right.

76 Don't care... You take a woman, she might be ever, not very attractive and whatever she is, but you let that woman stand for principles of womanhood, let her stand like a lady, and if a man's got a ounce of man about him, he'll take up for her. Absolutely, we appreciate something that--that somebody's got that they believe that it's the truth and will stand for what they think is right.
How wishy-washy, that's what. Too many Christians today are so soft-soaped and everything until they think all they do is join a church, go in somewhere, put their name on a book, or do a little something, jump up-and-down, shout or--or something like that and call it Christianity. Christianity's a everyday, rugged life living for God in the--this present world. It's a constant burning of the fire and love of God in the heart that sets you afire and puts you out yonder with the people and making converts to Christ.

78 Responsibility... But it's easy to go the way the world goes. It's easy to flow down the stream. Go out there and set down in the river with your boat. You get your oars and start pulling up against the current; you don't make much time and it goes hard, but you just once let loose the oars and watch how fast you pass trees going down. But look where you're going. When things are floating easy, remember, you're going towards a--a great cataract down there of some sort; you're going towards the falls. And it won't be long till you'll be going over that falls, just floating with the world, easy, the way it goes. You don't want that. No, sir. But you must accept your responsibility.
Now, you believe it and you--you think it's the Truth...

80 And the responsibility that God has given us in this day to bring this Message... And as I get older and I know my days are shortening up, I feel the responsibility greater than I ever felt: press it on. We must do it. We must get down to it in our--everywhere we go and tell the Message and--and tell the people that Jesus Christ is coming, that He's God and He's coming soon. There's not a--not a hope left in the world but the coming of the Lord.

81 Looking back there at some friends that was with me up there when the Angel of the Lord... These boys setting here, I believe they found the place where it happened up there. And just remember what the Lord said that day to Brother Wood when we was walking up the hill. And--and he was kinda weeping because of his wife being sick. And the Lord said, "Pick up that rock, and throw it up in the air, and say THUS SAITH THE LORD." And I did that. And Brother Wood is setting as a witness.
And I said, "Brother Wood, it won't be long till you're going to see something happen." And the next day when we were standing there, all of us together... And a bunch of the men standing right here tonight...

83 A young preacher was there, and he was a... I noticed... I just met him the night before; he was in our camp. He come up to be with us. And he said to me; he said, "Brother Branham, do you ever see visions out like this?"
I said, "Yes, sir. But I come out here to get away from it, to kinda rest a little bit." He said... "Well," I said, "of course He shows me things out here." And I said, "Just over the hill here where the Seven Angels appeared down in there."
He said, "Yeah, I understand." Said, "I was one of the sponsors on your meeting over in California."
I said, "Well, I'm certainly glad to know that."
And while standing there, just then I looked around and I seen kind of a heavy-set doctor looking into his eyes, and I heard him say, "You're going to lose that eye, because there's a allergy in there. And I've doctored it for two years, and you're going to lose that eye." I said," Reason you ask me that, because your doctor told you the other day you was going to lose that eye."
And he said, "That's right."
And he looked around like that, and I seen his mother take off one of her stockings and hold her foot out with little tumors hanging down between her toes, up-and-down her leg and said, "If you see Brother Branham, tell him to pray for this." And I said, "Your mother hand her--stuck her foot out like that and said she had--she's got little tumors all over her--her toes and like that, and said, 'Have Brother Branham pray.'"
He said, "Brother Branham, that's the truth."
And I looked back, and when I did, I seen him standing there looking at me like that with his eyes just as bright. I met him this fall; he had better eyes than anybody in the camp. The Lord had healed him and made him well.

88 While I was standing there the Lord said--showed me what was going to happen: "Judgment's fixing to strike the west coast." And He said, "Get over there beside that fireplace."
And I had a shovel in my hand, walked over there... Brother Roy Roberson, all of us know him here; he's not here tonight as I know of; he's in Arizona out there. He's the chairman of the trustees here. And I knowed him being a veteran. And something was going to happen. A real, pretty, still morning about ten o'clock in the morning, and the boys all around there, ten or twelve of us, letting down tents, and skinning out pigs, and things. So we, I walked around, said, "Roy, hide quick. Something is fixing to happen." I couldn't tell him no more. And just the time I got over there...
And coming down from the heavens come the whirlwind of God and clapped like, shook the hill, run inside of that mountain, cut a streak plumb around it about five feet above my head, and cut all the tops of them trees off as the rocks went out, went up in the air and come down again with another big baptism, and struck across the mountain, and throwed the rocks out like that. Did it three times, then went up in the air.
And Brother Banks come over to me and, "Is that what you said yesterday?"
I said, "Yes, sir; that's exactly it." See? And then two days after that Alaska sunk almost up there. And up and down that west coast has been thunders and pushings and everything happening. And one of these days she's going to slide beneath the ocean. That's right. What is it? We're living in the hour of the coming of the Lord.

91 And we see isms and things rising up and all these different things; we know there's got to be a true answer to this. There's people out yonder in the country now going into caves and things. "On the 16th of March (you've read it in the paper) the Lord's coming." You know that isn't so. Jesus said, "No man knows the minute or hour."
When we see all of these things and things taking place the way they are, there's got to be a true answer somewhere. There's got to be a Truth. There's one east and one west, but there's--one southeast and northwest or something, but there's got to be a true answer somewhere to the problem.

93 Shirk this? We must tell the people that we're living in the hours of the coming of the Son of God. We want--want to watch and God... Be on the move all the time, ready to give a man a correct answer.
It's always been that way. It's--it's been men has shirked and went away from God every since Adam in the garden of Eden. When Adam was in the garden of Eden, when he come to the responsibility to make his choice: Would he stay with God or go with his wife? He had to make that--he made to make that... The responsibility was up to him. He either had to take what his wife said or what God said. And when he chose to go the way of his wife... And when he did that, then he lost his original condition and brought the whole world subject to death. When he had to take the responsibility of either accepting a new light that his wife had found which was contrary... Oh, God. Think of it. God only give them about eight or ten words to keep: "But of that tree thou shall not eat." That's all they had to keep. And even with just that much word, they broke it. Then Adam had to face up, "Will I--will I do as my wife has said do, or shall I do what God said do?" Then he walked out with his eyes open. He'd had to take the responsibility. That throwed the whole human race unto death.

95 Then there come that other Adam which was Christ, not a One like Him. Somebody say He wasn't God. His uniqueness proved He was God. There never was a creature lived like Him. He lived in a world to Himself. He was borned outside of the realm of the natural...?... Hallelujah. He was the Creator Himself made flesh. Who could ever stand where He stood? Who ever talked like Him? Who could ever say the things that He said? Who could ever do the things that He done? His uniqueness proved He was God. There wasn't a prophet or nothing else could do what He done, Who could call the dead back from the grave, and Who could stop the skies, and do anything He wanted to do. He was God. Who could ever stand in His place? Who--what could He be but that perfect, immortal God made flesh and dwelt among us.

96 Nothing ever compared with Him. He lived in a world to Himself. No man ever spake like Him. When He just opened His mouth, there was something about it. Something was different from anybody else. Somebody said He was just an ordinary man. I defy that. He was God; that's what He was. For no man ever spoke like Him; no man could speak like Him; because He was the living Word Itself made flesh, the manifestation of the Fullness of God.
I will admit them prophets had their message. They had them then; they have them now. But there was the Fullness of the Godhead bodily manifested there. He was the unique One, and He was the One that had to face the issue with all of His great powers that He had. And He could've absolutely been the King of the world. He will be and He--to His saints He is now.

98 He stood there. What man would be poor, didn't have a place to lay His head, that even knowed where a fish swallowed a coin. Who, what man could take them big jugs of water and turn them to wine and not have a place to lay His head? He had to face up to the responsibilities that had been given into His hands. What man that--could raise a man out of the grave after he'd been dead four days and rotten? Could He not have saved Hisself? Sure He could, but if He did He'd have not saved us. He had to face up to the responsibilities. And because of His obedience to the Word, where Adam's disobedience, and he took the short cut, the way down to Tarshish, but Jesus took the way to Nineveh to the Gentiles to get Hisself a Bride. I'm glad that He did it tonight. And we ought to face up to the facts that we belong to Him and take the world away. Amen.

99 Every man had to face up to that, has got a responsibility before God. We just take for instance Noah, he had... Noah, Moses, Elijah, and all the rest of them of every age, had to face up to the responsibility. And they had to do it. But that's the reason they were sent in the hour...
Look at Noah in his scientific age, how he had to face up to a thing that was so unscientific. Why, there wasn't a--a reason why it couldn't be unscientific. See? It--it was unscientific, rather. Why, they said it's going to rain out of the skies. They... Never had rained a drop out of the heavens. Well now, he had to face up to it. God said it was going to rain.

101 And then he... Then faith without works is dead. If you say, "I believe it," and don't make no act... Just like the Message. If you say, "I believe it," don't make no act, what good does it do? See? Noah went to work with his hammer and built an ark to confirm what he was talking about. That's what we have to do too. We have to go to work and prove our faith by our works. Our works proves our faith.
Moses had to do it, and Elijah had to do it. Every prophet in his age had to stand up and face these responsibilities. But many of them didn't do like Jonah. He run; they didn't.

103 Notice. Cry out against it. Oh, my. There it is; that's the subject. Cry out against it. There's the check part. He was going to have and tell those fellows, "Say, I come to join up with you guys. You know, I believe, I'll tell you what I'll do; I've got just a little thing here I believe I can make it a--bring us all together, and do this, that, or the other," but it was cry out against it. When you have to cry out against something... Now, he had to cry out against everything that was down there, cry out against the city, cry out against their work, cry out against their church, cry out against their prophet, cry out against their ministers, cry out against their priests; cry against it, the whole thing, cry out against it.
Noah cried out against his age (Sure he did.), up against the churches of his age. Moses must--certainly did cry out against his--his age--the people, the priests, and so forth. He cried all the way through the wilderness. And every junction he cried, continually crying to the people. Elijah was very unpopular in his day because he cried out against that age. Certainly was.

105 John the Baptist was very unpopular in his age. He cried out against his age. He said to the king, the--the potentate of the--of the land... He--he had--he married his brother's wife. He had to preach on marriage and divorce one morning. So he cried out against it; he said, "It's not lawful for you to have her." It cost him his head to be cut off later, but he cried out, and he stood to his post of duty. He never took a ship to Tarshish and said, "Well, I'll agree with you, Herod. It's all right. As long as you think she's a nice woman, she's making you a nice wife, go ahead." Oh, mercy. Them dishrags. You see? Just--just every little thing... Why, it's nothing but to clean dirty plates with.

106 But notice. John wasn't that way. He faced right up to it. He said, "It is not lawful for you to have her." Yes, sir. And he stood out against it.
They never run; John didn't; they stood and faced the fact. Moses tried to run one time like Jonah, but God brought him back. Many of them tried to get away from it; they'd start... But look, if God has called you and you are sure that God's in the Message, there's nothing going to turn you back. It didn't turn Jonah. No, sir.

108 Amos of old cried out, said, "The lion has roared; who can but fear? And God has spake; who can but prophesy? Who can but prophesy?" When you see God speaks and said a certain thing will happen, and there it is...
A lion roars, everybody's scared. Yes, sir. If you ever heard one roar in the jungle... You hear these meowing around these cages out here, them tame lions, but you ought to hear a real wild one roar one time. The rocks will fall off the hill five hundred yards away. I don't see where all that belch comes out of them lungs that... He throws his head down, throws that fur up; I never heard anything... Like a--a cannon going off when he belches out that big roar in his lungs. Who couldn't be scared? They say if you're ever killed by a lion, it's painless. He scares you to death 'fore he gets to you. See, you--you don't notice it. He scares you with that great ferocious roar, and here he is on you in a split second.

110 He said, "The lion has roared; who can but fear? And God has spoke; who can but prophesy? When you see God doing something... You say, I might not be a prophet... Jonah said... "I might not be a prophet or the son of a prophet; but God has spoke, who can but prophesy?"
I might not be a prophet; I might not be this, that, or the other; when I see God doing anything and I see in here in the Word, and He promised it, who can hold their peace and keep still. Sure, He's done it.
Neither can we hide behind creeds, and all these here fellowships, and--down to--to Tarshish; we don't want to go them fellowships.

113 But many like Adam, do the same thing, try to make a substitute in some way, try to find a way out, and--and make a substitute to face God after they know in the wrong, faced up to the truth, went on with his wife and did exactly what God told him not to do. He went right ahead and did it anyhow. And then he found hisself naked, she and he both in the garden of Eden. Their eyes come open; they knowed what was right and wrong then. And then he tried to find a substitute to kinda cover himself up with it. Now, that's just about the way we do today, an excuse, say, "Well, I tell you; if it was here or if this..." or, "If, if, if;" that's just it. See, but you must face up to it. It's either right or wrong. And if it's right, let's stay by it. If it's wrong, get away from it. That's all. Get what--find out what is right. You don't want to wait any longer. Let's find out now what's Truth and what's right and stay with it. We know that's truth.

114 Now, we find today that our people are so... It seems like all the sincerity has gone out of the churches.
I... In the... We're living in the house there of a precious sister that comes to this church; she's probably setting here tonight. And she rents it out to her--the people; and she's just been so sweet to us about that place, about letting us have that place. And so I'd call her name, but she might not want me to do it. And she's been so sweet to us, well, we certainly wouldn't--wouldn't want to expose her. But she's been a very, very dear woman. And in the house there was a television over in one side. We got a little--two duplex. I got a big family, a bunch of youngin's, and we--and you--you know, and they have beds and plenty of them. And everything piled up on top, and we have to walk through this and through that to get in and out.

116 And then over there they had a television. And in this television these kids got to watching on Sunday morning some kind of hymn singing that come on. And you know, it--it would almost make you ashamed if there wasn't a genuine Christianity somewhere that you could put your hands on, to see what's called Christianity. Why, it seems like all the sincerity's gone out of it. Why, they don't--they don't seem to... Why, it's just terrible the way they stand there and draw their fist and fight one another on there, and try to sing hymns and everything like that, and pull jokes that hardly would--a sailor would pull, and then say all kinds of things, and kid and go on. You know the sacredness of--of--of Christianity has seemed to lose its place.

117 Now, I go to church and--and see the pastor get up there and announce that the--there's going to be a--a swimming bee. All the women in these bathing suits, they're all going out there. They're going to have a contest, these women, swimming. And they're going to have a--a party of some sort, and they're going to fry up a lot of--of chicken, and play bunco, and--and all these things like that. To me that takes the genuine sincerity out of Christianity. Just get by with anything.

118 I seen... Coming up here... We find out... You know, we find more of our sisters wearing shorts up here in this cold country than you find out there in that hot country. See? It's true. Out there where it's really hot there's not too many of them that wear them. But here where--where it's cold they--they do it. See, it's... They don't realize it's the devil doing that. See? Now, if it was to be comfortable, if it was to help yourself, it'd be different. Be men. I think it looks sickly on a man. But it--but... Yeah, yeah, You... You'd wouldn't pay no attention to a man. But the lady, her--her body is sacred, and she must keep it that way. And to see old...

119 If you can see people today... There's two spirits; and One of them is the Holy Spirit; the other one's a unholy spirit, and one's governed by that. And both of them religious, now, that's the strange part; they're both religious. And just like Esau and Jacob was, both religious; like Cain and Abel was, both religious; like Judas and Jesus was, both religion--both religious... And we see it today, both sides religious. See, it's the same spirit. The people die, but the spirit doesn't die; it goes right on. Both religious, one of them is possessed with the Holy Spirit that lives the kind of life that they should live and walk godly and honest. They wouldn't beat you out of a penny, and they'd--they'd do everything honest that they could to help you, and the others just will--just as nice as they can be. And the others we find out it's just vice versa, and yet both of them are religious spirits. Two of them, one Holy Spirit and the other a unholy spirit. And we--if you notice it'll... Even though claiming religion, they'll make fun of you and call you a holy-roller; they do anything they can. A...

120 They ignoring the--the unchanging Word of God as though It never had been written. See, you can say, "Now, looky here, if--if the baptism... I have the Holy Spirit." And stand there with that cigar in your hand smoking? "Yes, I have the Holy Spirit. I don't think it's wrong to take a little drink. I don't think it..." See? And did you notice, "I don't think?" But God thinks different, you see, of course, to His Word. See? See, they--and they--they just simply as much as--as spit on It. That's exactly right.

121 Just as much as this little, old, crippled guy that crawled out that time when David was being excommunicated from his throne... He was going up on the Mount of Olives, going out weeping as he went up, looking back. And this little, old fellow crawled out there and was spitting on him. And that guard said, "I'll let the--that dog's head stay on him and spit on my king."
David said, "Let him alone." See, they spit on him. About eight hundred years later they spit on his Son Jesus Christ too. And today they spit on Him again as if there wasn't even...?... irreverent, unconcerned, just turn up their head, and walk away from it, and laugh in your face. Why is it? They're on a ship to Tarshish that's exactly.
Because of God you cry out against evil, cry out against sin, cry against the things that's wrong.
Now, remember, it'll be... Say, you know, this time, you know, I'm two hours difference. In Tucson it's just ten minutes after seven. I... That... I'm getting kinda--kinda out of my place here. All right.

123 Now, remember, we're going to have to answer for it. Remember those who spit on Christ answered for it. When David returned back from his exile--when he was a fugitive--and when he returned back, remember this fellow fell on his face and cried out for mercy. He spit on David going out, but he was almost ready to bathe his feet with tears and--when he returned back. And someday those who pierced Jesus will see it, and those who are piercing Him today will see it also. They... Someday it'll come back. Remember Revelations 22, He requires us to keep every word that He has written, every word.

124 Now, we know His Presence are here. It's vindicated. We are having it. We're trusting in this coming week it'll continue to be vindicated among us, the sick will be healed and great things will be taking place. We don't want the popular idea; we want the Truth. And we don't--we want--don't want to... We don't want to face up to nothing but what God has said is the Truth. But be sure that your sins will always find you out. If it doesn't here, it'll get you at the judgment. So you're--you're... It's going to catch you somewhere. Now, that's true.
But if--if you are a true Christian, truly called like Jonah was, God's already got your fare paid. Get off of that ship going to Tarshish anyhow. God predestinated you to this life. Yes, sir. If you're a true, called child of God, come to Christ. Come into the fullness of Him. Your way's paid to where? It's paid to Nineveh, not to Tarshish. You're predestinated. Your ship... There's a ship leaving right now on its road. So there's only one thing to do is get on it. And if you was like God... You'll never have no peace.

126 Like my little nephew awhile ago, about ten years now he's went from pillar to post, some morning he goes to this church, this Catholic church down here and take this one because what some holy father he talks about over here, and somebody over here, and some over here. What does it all amount to? See? And now he's still hungering and thirsting. I said, "Your place is at the altar down there, son." See? There's no way of getting out of it. When God ever takes out after you, you just might as well give up and go on; that's all.

127 Remember God--God was in the boat; God was in the storm; God was in the fish; everywhere he turned, God was there. See? God's there. And He'll just keep haunting at you. So why do we wait any longer? Let's just start this revival right. That's right. What you waiting on? We believe that the coming of the Lord is at hand, and He's going to have a Bride, and it ready. And we don't want no ships to any Tarshish. We're going to Nineveh; we're going to glory. Amen. That's right. We're going where God's going to bless, and that's what we want to do.

128 Lay out in the Presence of God then with our hearts, not our--our hands so much, but our hearts before God until He's seasoned us through and through like that with the rays of His glory and baked into us His--His goodness, and ripened that which we have got into reality (See?) to where we can show others that Jesus Christ lives. Oh, my. We want to be that.

129 And remember, where Jonah went, God was in the boat; and God was in the storm; God was in the fish. He went on being right along with Jonah until His perfect will was done. That's right. And if He's ever after you, you might dodge over here and dodge over there, but you'll be miserable until you come back and do the thing you started out for Him to do at the first place. See? Don't go run from the Presence of God. Face up to it. You believe it's the Truth; then let... If it is the Truth, it's worth living for, dying for, anything else. And if He's ever vindicated it to you that it is the Truth, then we can't run from it nowhere; He'll be right there just the same. You can't do it.

130 By His provided prophet, the one that He ordained to go down there and call that message... Now, looked like He could've sent another prophet, but He ordained Jonah. And even Elijah wouldn't have done. Jeremiah wouldn't have done. Moses wouldn't have done. It was Jonah had to go to Nineveh. That's all there was to it. He commissioned him and told him to go. And when He says go there, "Jonah, go to Nineveh," nobody else can go do that but Jonah. And when God tells you something, you've got to do it. Nobody else... See, we just have to face up to it and--and go do it.
We believe that we're living in the hour that when God is a-doing something. We believe that we're living among them now. I believe tonight I'm preaching to that congregation that's--that's laying, waiting out there just to get ripe. I--I really believe that with all my heart. I would say it's the same now as it's always been.

132 Now, we believe that the hour has come that St. John 14:12 must be fulfilled. We--we believe that Malachi 4 must be fulfilled. We believe that Luke 17:30 must be fulfilled. We believe that all these prophecies that He said would come to pass in this day, we believe they must be fulfilled. And we believe we're seeing them fulfilled right now. That's exactly right.
Stop running; don't get out of His Presence; just move up into His Presence. That's right. And I know that's what you're desiring to do, 'cause I seen license out there from Texas, and Louisiana, and everywhere. That's what we're here for, is not to run from His Presence, but to run into His Presence. Come back; get off the... [Blank.spot.on.tape--Ed.]... been a Jonah, if you've been wondering which way to go or what to do, come on, get on the ship with us tonight. We're going down to Tarshish to cry out--Nineveh to cry out. We'll let that Tarshish ship go on down if they want to. We've got a duty before God; that's a Message that we're responsible for.

134 So in this coming week, just a little prelude tonight to let you know what I'm crying out. I'm solely responsible for a Message brethren. You ministers setting here, I'm not here to hurt your feelings. And you women and men on this marriage and divorce case coming up, I want you to remember tonight--I've said all this to get this to you--that I am responsible only to God. And then again, I'm responsible to you to tell you the Truth. And I'm not going to tell you nothing but the Truth as long as God lets me know what Truth is. Until I know the Truth, I won't say nothing about it. And I won't say nothing about it. But I do believe that God shows me the truth on marriage and divorce. And I--I trust that He'll let me bring it out.

135 And other messages I aim to have this week is, "Who is this Melchisedec?" "Where Did God Choose to Put His Name?," and few of those things like that, which are messages coming up. And "Birth Pains," and--and a few things that's on--on that order. And complementary to a man choosing his wife, and a few things of them messages I want to bring up this week. But I just want the congregation, where if there'd be a minister here... I'm not here, my brethren... I don't want you to... Or some of you members go back to your church and say, "Brother Branham said thus and thus."
I am duty-bound to a Message that's been given to me from Almighty God. And as I stand here tonight, and God knows that's true, that right down on this river... There's people perhaps setting here when that Angel of the Lord come down there and told me what He did right there in 1933, right there on this Spring Street here. If you're a stranger here, drive right out corner of Spring Street there where you hit the river; and there's where it happened. That's been in 1933. It's probably been about thirty-two years ago then. Oh, it's been thirty--been thirty--thirty-two years ago--thirty-two years ago. And how that He's brought that right down, everything. And we've went out, and bringing the Message, and seen the sick healed, the blind, and--and the crippled, and lame, and halt, and everything, and then see even the dead that we know that's been verified raised up from the dead. There's people die and raise right back to life again, and all these things.

137 If a Message goes forth, there's signs and wonders, and you still see that same old school of thought that you come up with, that didn't come from God. God don't just have to do... And God is trying to get your attention attracted to something.
And then, when Jesus went down there, He started healing the sick and doing great works and things. He always--He... Jesus did it. And Moses and Jesus done it, and the rest of them. And when He was here He did it, and He's doing it, the same thing today. When He sends forth a meeting like that revivals and starts a meeting in the earth, and starts a moving along with these great signs and wonders, and then you see come back that same old school of teaching, there--there's something wrong there somewhere. There's something new coming forth.

139 When Jesus came out after when... "He's a fine rabbi." He could go to any pulpit and preach when He was healing the sick. When... Oh, they liked to have Him over there. But one day when He set down and said, "I and My Father are One," brother, He wasn't so popular after that. When He said, "Except you eat My flesh and drink My blood, you have no Life in you; but he that eats My flesh and drinks My blood has Everlasting Life; and I'll raise him up at the last day." then He wasn't so popular from then.
Said, "This man's a vampire. This man's a Beelzebub. That's the way he done them things. He could tell fortunes. He looked through the--their minds and perceived their thoughts. He's a fortuneteller." But what was, He--He was the Word of God made manifest for that hour. And He was duty-bound.
He said, "I do always that which is pleasing to My Father." God help us to do the same thing: do that which is pleasing to the Father.
And I hope you all will understand. If you disagree with me on these messages and things, that--you'll remember, at least have this respect, that I have a responsibility, and I'm not going to Tarshish. I'm on my road to Nineveh. And I--I got to cry out. The Lord bless you all.

142 Let us bow our heads now just a moment. It's almost nine-thirty; I don't want to keep you, but I want to find this if I can tonight: Is there some here that--that just isn't exactly where you should be in Christ, but you--you'd want to be and you desire to be, would you just raise up your hand, say, "Brother Branham, pray for me." God bless you, just look at the hands." I--I want--I'm here, Brother Branham, to get closer to God." If your head was raised, my--my hand's up to. That's what I'm here for. I'm hungering like you are.
But, oh, the other day one of the most grandest things happened, and I--I know now what to do. And I--I pray that God will give you that clear understanding. It's there; they... If there's a question in your mind, there's got to be an answer somewhere to answer back to that question. My prayer is, God, let you see that question answered during this time.
If you're sick, may God heal you. We're going to have healing services, I guess, practically every night, and we are going to pray for the sick. We're going to do anything that we can to help you. And you do everything you can to help us. And we'll work together, trusting God will give us a great meeting.

145 Now, Father God, these few little cut-up words, but they're in Your hands now, Lord; they've been said. I'll have to meet it. Just like them words can never die, they're going around and around the earth on a record; someday I'll have to face it right back again. I realize this, Lord, and I say it with deepness of sincerity.
I pray, dear God, tonight for each one of these, Your children. And O God, I trust before the week is over they'll--they'll understand that the question that's so great in their mind tonight will be settled. Grant it, Lord.
There's some here who doesn't know You, Father, as Saviour yet, or maybe has never been filled with the Holy Spirit. May this be that night.
Lord, I cannot fill nobody with the Holy Ghost; neither can I save anybody. I can only tell them what You said: "Blessed are they that do hunger and thirst for righteousness, for they shall be filled." And I pray, God, that You'll create such a hunger in their heart. Many, Lord, they've got to be hungry. How would they drive these hundreds of miles through ice and everything, and over rainy mountains, and across deserts to come to a little old place setting here on the corner. Then I think again You said, "Where the Carcass is the eagles would be gathered." Feed us, Lord, upon Thy Divine Manna. Give to our souls that what we really need. We're thirsting for You, Father. We're in Your hands now.
And let the great Holy Spirit that come down on the mountain the other day up there, I pray that He'll saturate every heart in here with His goodness and mercy, with understanding. We realize, Father, that's what we need, is to understand. For if we do not know what we're doing, then how do we know how to do it? But we must have understanding. As Daniel said he had understanding by the prophet Jeremiah's Writing, and, Father, we have understanding by the Holy Spirit's Writings as He will reveal It to us in this hour. Give to us, Lord, the desires that we have for Thee. Tenderly we ask this, Father, for Your glory in the Name of Jesus Christ.

150 And now with our heads bowed, as our sister is chording then, "He will give me grace and glory, and go with me all the way," I want you just to silently pray now and ask the heavenly Father that He will grant to you tonight that what you have...
Brother dear, sister dear, He's just as close as your arm is to you. You--you believe me in--in other things; believe me in this. He's here to give you whatever you have need of.
Oh, for the last few weeks I've been so hungry, so thirsty, so homesick to see you. That's the reason I said, "Billy, let's go home."
Meda said, "What do you want to go back there, that cold country again for, Bill? You always get a sore throat and everything. You always come out and head cold, and you're hoarse, and you can't hardly talk."
I said, "Well, I don't know." I said to her... I see my friend Charlie Cox setting back there; and I said, "I'm just anxious to hear Charlie say, 'That little squirrel "clim" that tree over there.' I just get so hungry to hear it." I--I just want to--want to be around you.

154 I know my Brother Banks got real sick. And I saw a vision of him here not long ago. And he was laying on his back, and I know he come pretty near going from us recently. And I look at the different ones of you...
I come in the other night to the Christian Business Men's meeting, and--international; old "Pop" Shakarian, Demos' father, he used to set there and just keep looking till I come in; then he'd smile, and that little wave, he'd wave at me. He wasn't there; he's gone. Then I had to come to that family with THUS SAITH THE LORD, their daughter's going to die too: Florence. I saw her in a vision, saw her go. And I know she's going. And I said, "Pray, just pray. You know, there's a prophet one time was told to go tell a king to put his house in order. And he prayed, and He spared his life fifteen years longer." I said, "Pray, but...?..."

156 You look... And I--I come back... I stood over here in a restaurant the other day eating. A man walked up to me and said, "Aren't you Billy Branham?"
I said, "Yes." He probably didn't know me, 'cause this--over this bald spot on my head I was wearing this little piece of hair to keep from getting a sore throat during this meeting. And he walked up to me; he said, "I thought I knew you, Billy."
I said, "Yes." I said, "Who are you?"
He said, "I'm John Warman."
I said, "How's Ziff?'"
He said, "Billy, he died." Umm.

158 I was coming down though the courthouse, went down to pay my taxes. Coming down through the courthouse, and a lady hollered at me, and she said, "Did you know John's gone?" or some name. It might not have been John--Ed or something. And I said... I didn't know the woman; I felt embarrassed. And come to find out, I didn't know who she was. She said, "Do you remember one dark night when the river was up over the banks out here and houses washing away over on Chestnut street, and you risked your life to go into a place to get a woman and some little children out?"
I said, "You her?"
She said, "I--I'm the lady." She begin to scream for her baby; you know my story. She said, "That one that I called my baby is married and got a family." See? And here she is old and gray, and here I am too. One by one our cards go out of the rack, as it was.
And we have meetings; and I miss this one, miss that one. We all got to come up missing one of these days, but, brother, sister, there's a gathering place. Let's be sure now that we're right. Will you? Don't let all our understanding of God and so forth go in vain. Let's believe.

161 Father, they're in Your hands. I'm in Your hands, Lord. We're only here in dedication now, prior to the coming meeting beginning tomorrow night. Will You help us, Lord? May our--may our conversation be constantly upon Thee; may our hearts and minds be stayed upon Thee. And you said You'd keep us in perfect peace. It's also written in the Bible, "Lean not to your own understandings." O God, we don't want our understandings; we want Your understanding. Give them to us, O God, and may the revival come within our souls till this pack of people will be just one heart and one accord. Grant it, Father. Grant this things while we pray in Jesus Christ's Name.

162 Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. In the cross, in the cross, Be my glory (Let's raise our hands.) ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. Jesus keep me near the cross, There's a precious fountain Free to (Yes, Lord, free.) healing stream, Flows from Calv'ry's mountain. In the cross, in the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. [Brother Branham begins humming the chorus--Ed.] O God. If there's any of you feels like you'd like to come up and kneel down around the altar, if you'd just like to come, say, "I'm not where I should be, Lord; I--I want to make a reconsecration. I want to do it tonight, Lord," you're welcome to come. We'd be here to pray with you.
In the cross, in the cross, Oh, be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. Jesus keep me near the cross, There's a precious fountain Free to all a healing stream, Flows from Calv'ry's mountain. In the cross, in the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river.

163 Let's just pray, each one in your own way now. Just--just forget time. Let's just bow our heads in His Presence. This little lady here crying out, "I love You, Jesus." You remember when you got saved many years ago, you remember how sweet that was to you? He's just as sweet tonight. Let's pray. Everybody in your own way now, let's just--let's just all consecrate ourselves to God, just dedicate ourselves over to the Lord.

164 Dear Lord Jesus, [Blank.spot.on.tape--Ed.] "Thou the Stream of all my comfort, more than life to me, Whom have I on earth besides Thee? Or Whom in heaven but Thee?" Dear God, we pray now that Your mercy and grace will be sent upon each and every one of us, Lord. We're here around the altar. Many could not come up; You'll meet them at their seat. Whatever we offer, Lord, You're willing to receive. If we just offer You our time, You will receive it, talent, You will receive it. But, Lord God, tonight we're going beyond that; we're offering all we are. All that I am, all that I ever expect to be, all is in You, Lord. We pray that You'll take this, our prayers, into Thy heart, Lord, and give us of the great deepness of the Holy Spirit, that our lives will be changed; for we see that we're near the end now. Can't be too much longer. And as we see our loved ones dropping day by day, young and old, we know soon it must knock at our door. And tonight, Lord, while we're in our right mind, setting here, or kneeling here, standing here, whichever position we're in, receive us, Lord God.
Take me, Lord. I ain't nothing, but whatever I am, Lord, if You can get any use out of me, I dedicate myself to You.

166 I pray, dear God, for each one of these, these dear people that I stood yonder Lord, in the mountains in Arizona and cried about. And here they are, knelt around the altar with us tonight, praying, consecrating our lives. We love You, Father, more than our own lives. We love You more than our families. We love You more than wife, children, father, mother, sister, brother, husband, wife. We love You, Lord Jesus. Make that so real in our hearts, Lord. Pour in the oil of gladness this week, Lord, in our souls. Give us a bathing, a washing of the Word, by the water of the Word, dividing unto us Truth.
Many here tonight, Lord, and will be here, that's confused on these subjects that's vital. O God, open that fountain in the house of God that's--that's for cleansing us. I pray, God, that You'll wash us and cleanse us in Thy Blood and make us new creatures, and give us grace and strength to bring forth the Word of Truth in its Divine revelation of the Being of Jesus Christ. May He appear before us, Lord. May He come and heal our sickness, forgive our sins, fill our hungry hearts with good tidings of great joy, the Gospel made manifest in our life. Bless every pastor, every song leader, every Sunday school teacher. Bless us all together, Lord, for truly we love You. And now, we're Yours, Lord, in this dedication. In the Name of Jesus Christ use us now according to Thy own will...?...

167a My faith looks up to Thee, Thou Lamb of Calvary, O Saviour Divine! Now, hear me while I pray, Take all my sins away, O let me from this day Be wholly Thine! You love that? Let's sing again.
While life's dark maze I tread, And grief around me spread, O be Thou my Guide; Bid darkness turn to day, Wipe sorrow's tears away, Nor let me ever stray From Thee aside. Does that make you feel good? How many likes to sing them old songs? I--I just love them, don't you?
We're marching to Zion, Beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Oh, we're marching to Zion Oh, beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Come, we that love the Lord, And let our joys be known, Join in the song with sweet accord, Join in the song with sweet accord, And thus surround the throne, And thus surround... Now, let's stand up now as we sing it, shake hands... one another.
We're marching to Zion, (Bless you, sister.) We're marching upward to Zion, That beautiful city of... Let's raise our hands up now to God.
Oh, we're marching to Zion, Beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Oh, we're marching to Zion, Oh, beautiful, beautiful Zion; We're marching upward to Zion, That beautiful city of God. Doesn't that make you feel wonderful? My, my. Oh, let's just raise our hands and just praise Him in our own way.

168 Lord Jesus, Thou Rose of Sharon, Lily of the Valley, the Bright and Morning Star, Fairest of ten thousands, Thou the Stream of all my life, more than life to me, how we love You. Dear Father, oh, how we praise Thee. Bless these, Lord, bless Your...?... Grant these things, Lord. Grant it...?... [Brother Branham continues praising and worshipping God--Ed.]
... Near the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river. Somehow or another I just feel we're going; there's something laying right ahead for us. I go to...?... I believe I'm prophesying. Great joy...?... leave...?... many sad in heart will be made... Great mysteries will be made clear, and people who are sad will be turned into joy.
Near the cross, in the cross, Be my glory ever; Till my raptured soul shall find Rest beyond the river.

170 As John of old, when he got too old to preach, he would just set and scream, they tell me, with all of his might, "Little children, love one another." Love one another. Don't let nothing come among you. See? Keep all, everything away from... You don't... No matter what it is, face up to it. We're on our road to Nineveh. See? Don't get on that old ship of Tarshish that takes you out of the company. Let's move right on up the stream of God's blessing. I believe we're going to have it; I believe our Father.

171 Feel better now, sister? That's fine; that's the way I like to see children borned, that's...?... I can just think of years ago right on these grounds how many thousands has been borned into the Kingdom of God right on this ground. How little did we know when we was standing with a--eighty cents in our pocket to build the church with... Oh, He said, "I the Lord hath planted it; I'll water it day and night." And He's done it; He's done it. God bless you.

172 Now, when we bow our heads... Now, tomorrow night, remember, the services will be held up at the school auditorium here, and if... We will have somebody posted here now to show the people how to get there, 'cause new ones would be coming in.
You love Him say, "Amen." [Congregation says, "Amen"--Ed.] Oh, isn't He wonderful?
I stand down here on the bank and sing that old song:
On Jordan's stormy banks I stand (Think, that's been thirty years ago, thirty--thirty-three years ago.) And cast a wishful eye To Canaan's fair and happy land, Where my possessions lie. And many I baptized that evening are over there now. When they stood there and witnessed that Morning Star coming down out of the heavens, circling around like that, said, "As John the Baptist was sent forth to bring the--to forerun the first coming of Christ, your Message will forerun the second coming." How could it be thought? But all God's words are true. All God's words... We're living in the Presence of the great King. God bless you.
While we bow our heads, I'm going to ask Brother Neville, our precious pastor, to come here, dismiss us in prayer. God bless you, Brother Neville.

Up