На крыльях белоснежного голубя

Другие переводы этой проповеди: На крыльях белоснежного голубя - Рига
Дата: 65-1128E | Длительность: 2 часа 5 минут | Перевод: VGR
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

На крыльях белоснежного голубя / On The Wings Of A Snow-White Dove

НА КРЫЛЬЯХ БЕЛОСНЕЖНОГО ГОЛУБЯ

Давайте склоним наши головы.
Дорогой Господь, мы благодарим Тебя в этот вечер за обещание пришествия Господа Иисуса, когда мы встретимся на великой встрече, которой не будет конца, полной радости и песен, так как мы будем славить Тебя во время грядущих нескончаемых веков. Мы просим Твоих благословений на собрание сегодня вечером. Мы просим Твоих благословений на эту скинию, на её персонал, её пасторов, тех, кто с ней сотрудничает, помощников пасторов и всех остальных.
2 Мы просим Тебя благословить тех, Господь, кто проехал многие мили, чтобы присутствовать на собрании, возложи Свою руку милости на них, когда они поедут обратно к себе домой. Даруй это, Господь. Пусть мы ещё не раз встретимся вместе на этом месте, называемом домом Божьим, для поклонения. Благослови тех, кто в этот вечер присоединились, Господь, при помощи телефона. Пусть каждый неспасённый человек найдёт в этот вечер Иисуса Христа, своего Спасителя; исцели всех больных и страдающих, Отец, Твой слуга выходит на служение во Имя Иисуса. Аминь!
3 Господь благословит каждого из вас. Так счастлив сегодня вечером находиться здесь. Я зашёл как раз когда Брат Эрни пел конец своей песни: "На белых крылах". Без сомнения, прекрасные стихи, без сомнения прекрасные, и я—я знаю, что это произошло своевременно. Так что вот, мы очень благодарны.
4 И для всех тех, кто сегодня вечером присоединился со всей страны, если бы вы только были здесь, чтобы увидеть это ожидание, предвкушение на лицах людей, когда они в этот вечер заполнили здание до отказа; просто чудесное время.
5 Мы хотим поблагодарить Брата Джека Моора и Сестру Моор, и Брата Ноэля, Брата Бутлера, Брата Брауна, всех этих помощников здесь, всю скинию, весь персонал за то, что нас пригласили.
6 Это было... действительно... что-то такое... не могу сказать, что совпадение, это именно была рука Божья, которая это совершила. Здесь есть один брат, который некоторое время тому назад видел сон о том, что это произойдёт, сказал, что я "стоял в белых брюках, на ногах были индейские мокасины". И именно так я и выглядел, когда я позвонил Брату Джеку по поводу собрания здесь, именно так — (в Карсон, Колорадо) — индейские мокасины и белые брюки "Левис"; Брат Лео, если ты слушаешь — через несколько минут у меня состоялась встреча с тобой. Так что вот где родилось это собрание, именно там.
7 Итак, сегодня воскресный вечер; я знаю, что многие из вас сегодня должны будут всю ночь ехать на машине, добираясь домой, некоторые поедут утром. Мне предстоят два дня за рулём. И поэтому, мы—мы не будем вас очень долго держать. И я постарался сегодня устроить старомодный вечер, такой вечер, когда Брат Браун и Брат Джек и все остальные из нас, кто обычно молились за больных много лет назад, молились бы за больных точно так же, как мы молились тогда.
8 Так, вы слышите меня там, сзади? Я просто уменьшаю громкость микрофонов из-за того, что я хриплю.
9 И вот, я хочу... Просто несколько слов об этом небольшом происшествии. О, мне рассказывали недавно, что был один брат, может быть, присутствующий сегодня вечером здесь на собрании, который только вышел из деноминационализма; приехал в Шривпорт, хотел услышать о Послании. И он заблудился, он не знал, где находится, ну и он пошёл в центр города. Он увидел собравшихся людей, он сказал: "Здесь будет проповедовать Билли Бранхам?"
10 Тот сказал: "Нет, здесь проповедует Билли Грейем через запись на киноплёнке".
11 Он сказал: "Что ж, прошу прощения, я—я не туда попал".
12 Он сказал, что он пошёл, он сказал: "Куда мне идти теперь, Господь?" Сказал, что пошёл по этой главной улице. Я не знаю, что это за улица, там в конце находится большая церковь. Техасская улица. И там, на церкви, стоял большой белый крест. Сказал, что Господь проговорил к нему, сказал: "Иди дальше". Сказал... когда он пришёл туда, там оказалось... Сказал: "Ну, вот где, должно быть, это находится, здесь вокруг стоит много машин". И сказал: "Из церкви вышли жених и невеста". Это было в последний вечер, тогда было бракосочетание, я видел, как оно происходило. Господь сказал: "Итак, вот что это значит. Ты выходишь из деноминационализма, чтобы войти в Невесту, чтобы идти вместе с Женихом". Видите? Видите?
13 Я обратил внимание своей жены, идя по улице, на то, как прямо над тем крестом висели луна и звезда, когда мы зашли внутрь. Я думаю, я просто обращаю внимание на такие мелочи, которые являются как бы приложением к моей вере в Бога и моему служению.
14 Я размышлял сегодня, в Тусоне, что именно Виктор ле Дюк, он оказался этим французом... он чистокровный француз. Я полагаю, что рассказывал вам однажды, что когда я закончил говорить, стараясь отделить деноминационализм от настоящего Христианства... И один человек по этому поводу... из известной деноминационной пятидесятнической церкви, как бы высказал вкратце своё мнение об этом.
15 И вот, Дэнни Генри, я думаю, что он двоюродный брат или ещё кто-то какой-то кинозвезды, и он был баптистом; и он выскочил на платформу и просто стиснул меня в объятьях, и сказал: "Брат Бранхам, я надеюсь, это не прозвучит как святотатство, но это могло бы стать 23-й главой Откровения". И когда он начал было ещё что-то говорить, он заговорил на языках.
16 И здесь, три француза... Одна француженка (крупная женщина, крепкого телосложения, смуглая, из Луизианы, может быть, она присутствует в этот вечер здесь) записала это на листе бумаги, то, что он сказал. Потом Виктор ле Дюк, служитель, записал то же самое; и они сравнивали записи, то есть собирались. Один мужчина со светлыми волосами (наподобие как у блондина), стоявший далеко сзади, притиснутый к самой дальней стене, подошёл, хотел посмотреть те записи. Он оказался переводчиком с французского при ООН. И все три записи оказались одинаковыми.
17 И Там было сказано следующее:
Поскольку ты избрал этот более трудный путь... Ты избрал его, ты принял... избрал его по своей воле. (потому что мы это знаем — Моисей должен был сделать свой выбор)
(говорилось) Это точный и правильный путь, потому что это МОЙ ПУТЬ.
И какое—какое славное решение ты принял!... (говорилось)... Из-за этого большая часть Небес ожидает тебя.
И это принесёт и совершит великую победу в Любви Божественной.
18 Все три были одинаковыми. Я подумал сегодня вечером, что это находится у меня в моей Библии, (я посмотрел туда, но не нашёл), подлинник.
19 Дэнни Генри не знает... как и я, он почти не знает литературный английский, не говоря уже о французском. Если вы обратите здесь внимание, это как на французском — они поместили глагол перед наречием. И перевод всех трёх совпадал полностью.
20 Дэнни Генри, некоторое время назад он совершил... Дэнни, возможно, сегодня вечером на связи. Виктор ле Дюк, вероятно, тоже, потому что, как я понимаю, он в Тусоне. И вы, кто находится в Тусоне в церкви, в скинии, Скинии Тусон, где пасторствует Брат Грин; Брат Виктор ле Дюк, как я понимаю, проводит палаточное собрание как раз у начала Парк авеню, где она переходит в 80 шоссе, направляясь в эту сторону. И если вы окажетесь там завтрашним вечером и на следующий вечер, сколь надолго он там ни задержался бы, сходите послушайте его; и Дэнни, может быть, вместе с ним. И, может быть, они сегодня вечером слушают из Скинии, я не знаю.
21 Сразу после того Дэнни ездил в Иерусалим, и он сказал, что он лежал в гробнице на площадке... каменной площадке, где лежал Иисус, тело, прямо перед Его воскресением. И сказал, что вдруг он вспомнил обо мне; и сказал, что он выбежал, он заплакал и вышел наружу. И он направился... Он делает разные поделки из камня, обрабатывает камни, я хотел сказать. Сказал, что он пошёл на то место, куда, как сказали, принесли крест, и он просто отколол... отбил небольшой кусочек камня приблизительно... э-э, с квадратный дюйм или что-то такое, положил себе в карман и был очень доволен тем, что привезёт его домой.
22 Когда он так сделал, что-то ему сказало: "Сделай из этого Брату Бранхаму пару запонок". И вот, он положил его в кислоту, и тот изменил цвет от обычного цвета известняка в кровавый цвет гелиотропа. И он сделал запонки.
23 И когда он мне их подарил, он не заметил этого, но точно через середину обеих запонок проходит та прямая узкая полоска. Они у меня надеты сегодня вечером, буду молиться за больных. Вот — кровавый цвет гелиотропа, как будто пролитая кровь, с прямой узкой полоской от начала и до конца. Именно то, что сказало его пророчество — "прямой и узкий путь"; видите, в пророчестве. Я ему это показывал.
24 Дэнни, если ты на связи, ты или Брат Ле Дюк, тот или другой, сегодня будет старомодный вечер, когда мы будем молиться за больных. Я рад идти этим прямым, узким путём, путём Евангелия, путём Слова, вместе с нашим Господом Иисусом Христом.
25 Благословит Бог всех вас. Так вот, с вами так приятно разговаривать, что я долгое время буду просто разговаривать, и я вас здесь задержу надолго. Билли сказал, что нужно будет помолиться за триста-четыреста человек, следовательно, мне нужно поторапливаться с нашей проповедью настолько, насколько возможно, и потом молиться за больных.
26 Теперь, для живущих в Аризоне, вечером в следующую субботу мы будем в (не могу припомнить названия этого города) Юма, Аризона, на торжественном обеде. Так что потом, в Калифорнии, мы сразу же едем дальше в воскресенье утром в Лос-Анджелес и остальные запланированные там места.
27 На сегодняшний вечер я хочу взять одну тему из Писания.
28 Кстати, я сегодня был в кафе, в кафетерии Моррисона; Брат Джек, его жена, я и моя жена. Мы пошли в кафетерий Моррисона, чтобы провести немного времени вместе, мы ещё не выходили в город, женщины ещё не общались друг с другом. Там оказался один молодой мужчина, который подошёл ко мне, его фамилия Грин, он отец Брата Перри Грина. И он сказал: "Знаешь, Брат Бранхам, однажды вечером ты говорил о 'приколке'". Это действительно было... Что это такое? Заколка для волос. Он сказал: "Ты говорил о 'приколке', — сказал, — я принёс тебе 'приколку'". Он отдал её мне.
29 Ну вот, вот это "приколка", дамы, которая не предназначена для волос. "Приколка", он сказал—сказал, что пользовался ею многие годы, чтобы зажимать страницы своей Библии. И он сказал: "Я дам тебе настоящую 'приколку'". Так что, Брат Грин, если ты где-нибудь здесь, или на связи, эта "приколка" просто превосходна, держит как следует.
30 Теперь, мы сразу же хотим перейти к Писаниям. И я хочу, чтобы вы обратились сейчас вместе со мной к Псалму 54 и затем также Матфея 3. И моя тема на сегодняшний вечер оказалась темой Брата Эрни — "На крыльях белоснежного голубя ". И вот, я не смогу коснуться всех заметок и мест Писания, которые у меня есть здесь, потому что я как бы перепрыгну через некоторые из них, и из-за того, что я пообещал проповедь.
31 Если воля Господа, в Юме в следующий субботний вечер я хочу проповедовать об "Условиях для Восхищения", если воля Господа.
32 В Псалме 53... Я прошу прощения, Псалом 54.
Услышь... (Правильно? 54, да сэр.)
Услышь, Боже, молитву мою... и не скрывайся от моления моего.
Внемли мне, и услышь меня; я стенаю в горести моей, и смущаюсь
От голоса врага, от притеснения нечестивого; ибо они взводят на меня беззаконие, и в гневе враждуют против меня;
Сердце моё трепещет во мне, и смертный ужас напал на меня;
Бесстрашие и трепет нападают, нашёл на меня, и ужас объял меня.
И я сказал: "кто бы дал мне крылья, как у голубя? Я улетел бы и успокоился бы;
Далеко удалился бы я, и оставался бы в пустыне". Селах. (Селах означает "Аминь".)
33 Давид, любитель пустынных мест, когда он оказался в стеснённых обстоятельствах, и люди не хотели ему верить, и враги напали на него, он сказал: "Если бы у меня были крылья голубя, я улетел бы в пустыню, и там бы остался". Сколько раз я думал то же самое! Если бы я мог снять со стены свою винтовку, взять свой походный мешок, уйти в пустынные места и больше никогда не возвращаться. Я спрашивал Господа, смогу ли я дожить, чтобы увидеть тот день... Я не хочу никаких похорон, я сказал: "Если бы я мог просто уйти куда-нибудь в леса, прислонить к дереву старую 'Блондинку',..."
34 Это моя винтовка, прошу прощения, я—я—я говорю это потому, что здесь находится моя жена. Вы знаете, ту винтовку мне подарил один Брат много лет назад, я ей убил пятьдесят пять голов дичи, не промахнувшись ни разу, некоторые были на расстоянии до семисот-восьмисот метров. Я называю её "Блондинка", из-за того, что моя жена — брюнетка, ну и она сказала, что я о винтовке думаю больше, чем о ней. Но...
35 Вот, я—я хотел бы поставить её у дерева и сказать: "Господь, пусть её однажды найдёт Иосиф". Я хотел бы взять крылья голубя и улететь.
36 Но, точно как однажды в горах, когда наблюдал за орлом и видел, как он улетел (вы знаете мой рассказ об этом), я сказал: "Хорошо быть здесь, Господь; как сказал Пётр, 'мы могли бы построить три кущи'. Но внизу, у подножья горы, ждут больные и страждущие, ждут погибающие и умирающие". Так что давайте делать всё, что в наших силах, пока день, а однажды будет... сойдут вниз крылья белого Орла, Он унесёт нас.
37 Теперь, в Матфея 3:16, я хотел бы прочитать 16 и 17.
И крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и вот, открылись Ему небеса, и увидел он Духа Божьего, Который сходил как голубь и ниспускался на Него.
И вот, глас с небес, говорящий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение. (Другими словами, "в котором Мне приятно обитать".)
38 Теперь мы хотим некоторое время поговорить об этой птице. Голубь всегда был одной из моих любимых птиц. И, размышляя о голубе, голубь это действительно... и горлица — это одна и та же птица. Голубь — это домашняя горлица. Они оба из одного семейства. Я это смотрел, и это одно и то же семейство. Голубь и горлица, они оба из одного семейства. Повадки этих птиц поражают.
39 Я проповедовал здесь несколько лет назад во время палаточного собрания вместе с Братом Моором, на тему "Агнец и Голубь". Я полагаю, вы все это помните; и как голубь — это самая чистая птица из всех имеющихся, а агнец — самое кроткое животное из всех имеющихся. Оба они жертвенные — птица и животное.
40 Как прекрасно это изображено в прообразе здесь, так как Иисус является Агнцем, а Бог — Голубем. И голубь не сел бы на волка, его натура не подходит. Он не сел бы на собаку, её натура не подходит. Это должен был быть агнец, две натуры должны были быть одинаковыми. И вот такими должны быть мы — наши натуры должны измениться из рыкающего грешника в кроткого агнца.
41 А обратили ли вы внимание, что Голубь вёл Агнца? И заметьте, Агнец отдал Голубю всё, что имел. И посмотрите, куда Его повёл Голубь — на распятие за грехи всех нас.
42 Итак, Голубь... Бог захотел изобразить Своего Сына, Он был представлен самым кротким и чистым животным на земле, земным творением; но когда Бог изобразил Себя на Небесах, это было сделано через самую кроткую и чистую птицу, существующую на небесах — голубя.
43 Так вот, голуби бывают разные, их существует множество разновидностей. Горлица обычно бывает серого цвета. И потом, существует плачущий голубь, и ещё, есть вечерний голубь. Также есть так называемый сонорийский голубь, который водится у нас дома, это небольшая птичка серого цвета; крошечная птичка с красными полосками на крыльях. Существуют много видов диких голубей, и они имеют различную окраску. Точно так же и домашние.
44 Так вот, голубь — это очень необычно устроенная птица, потому что его склад такой, что он не может есть нечистого; он просто не может этого делать, потому что он не создан для этого.
45 Вот, я всегда говорил о голубе как о символе Бога, а о вороне — как о символе лицемера. Ворона может усесться на мёртвую тушу и есть её весь день, и полететь прямиком на поле, и есть вместе с голубем пшеницу. Но голубь без проблем может есть пшеницу, но он не может есть мёртвую плоть. Видите? Он просто не может сделать это, он не сможет это переварить. И я задавался вопросом, почему он не может это сделать — они обе из рода птиц, обе пернатые. Но из-за чего? Из-за их устройства.
46 И вот каким образом обстоит дело с подлинным Христианином. Какой-то... просто деноминационный Христианин может принять всё, что угодно, но подлинный, рождённый заново Христианин не может принять дела этого мира. Он по-другому устроен.
47 Я узнал, что у голубя совсем нет желчи. В голубе нет желчи, потому что он в ней не нуждается.
48 Вот таким образом обстоит дело с Христианином, ему не нужна никакая горечь, понимаете, потому что он может вкушать только Божью пищу. А для того, чтобы это переваривать, горечь не нужна, нужна любовь, понимаете, поэтому он... чтобы переваривать пищу. Горечь — "О-о, — они говорят, — ну-у..." Они с Этим расходятся во мнениях. Но любовь всегда примет Это, Слово Божье.
49 Так вот, у него совсем нет желчи, так что из-за этого, он не смог бы... это просто несвойственно ему — есть что-нибудь недоброкачественное. И если бы он съел, то это убило бы его. Но в этом нет опасности, он этого есть не будет (ага), потому что у него к этому нет аппетита.
50 И вот таким образом обстоит дело с настоящим Христианином. Известно ли вам, что у настоящего Христианина нет ни одного вменяемого ему греха? Давид сказал: "Благословен человек, которому Бог не вменит греха". Когда ты омыт Кровью Агнца (не притворством, но действительно Кровью Агнца), Бог не вменяет тебе ничего из содеянного, потому что ты находишься под Кровью, и Он этого не видит. Там находится жертва Крови; единственно, каким Он может видеть тебя — это таким, каким Он видел тебя прежде основания мира, когда Он поместил твоё имя в Книгу Жизни Агнца. Это всё, на что Он может смотреть, потому что ты искуплен от всего когда-либо содеянного, ты омыт в Крови Агнца. Поэтому в тебе нет желчи, в тебе нет ни одной нечистой привычки, потому что это совершила Кровь Агнца; и Бог не может вменить тебе греха после того, как ты имеешь жертву за грех, которая там находится, ожидая тебя.
51 "Ну, — ты скажешь, -- тогда это предоставляет мне много свободы, Брат Бранхам, я могу делать что захочу". Я всегда делаю, всегда. Но когда человек может по-настоящему увидеть, что сделал для него Иисус, и развернуться в обратную сторону и сделать что-нибудь против Него, это показывает, что он никогда не принял Христа.
52 Здесь сзади сидит моя жена. Она на десять лет моложе меня и такая же седая, как и я. Причина этого в том, что она стояла между мной и—и внешним миром. Если я ехал бы за границу и я бы... Было бы это похоже на семью, где можно жить, если я собрал бы свою семью вокруг себя и сказал бы; "Вот так, миссис Бранхам, ты должна осознавать, что ты — миссис Уилльям Бранхам. У тебя не должно быть никаких других мужей во время моего отсутствия. Не вздумай никому строить глазки," — и так далее. "Не вздумай никоим образом флиртовать. Если будешь это делать, когда я вернусь домой — я с тобой разведусь".
53 И она повернётся и скажет: "Вот что, мой муженёк, я также что-то хочу тебе сказать. Ты не должен встречаться ни с какой другой женщиной во время своего отъезда. Ты не должен делать то и это. Если сделаешь — когда приедешь домой, тебя ждёт развод".
54 Ну, было бы это похоже на любящую семью? Понимаете? Нет! Если я действительно люблю её... Хотя я верю, что если я совершил бы ошибку и оступился, и сделал бы что-нибудь неверное, я верю, что она меня простила бы за это, потому что она меня любит. А если она совершила бы, я думаю, я её за это простил бы; конечно, потому что я люблю её. Но если я её вот так люблю, пока я буду любить её таким образом, ей не надо волноваться. Хотя она меня и простила бы, я ни за что не стану причинять ей боли. Я—я—я считал бы себя последним человеком в мире, я не смог бы дождаться той минуты, когда я скажу ей о том, что я натворил, потому что я люблю её. Вот, это... Если я её так люблю любовью филео, насколько же сильнее будет моя любовь агапи к Иисусу Христу?
55 Хотя я и выкурил бы сигарету, не выкурил в своей жизни ни одной; но даже если бы я выкурил, Он, вероятно, простил бы меня за это, я думаю, Он простил бы. Если я выпил бы, ни разу в своей жизни не пил, но я думаю, Он простил бы меня за это. А я так Его люблю (да поможет мне Бог), что я не хочу сделать ничего подобного, понимаете, потому что я люблю Его. Эта чепуха оставила меня, потому что когда Он изменил меня из вороны в голубя, всё стало другим — мои аппетиты и остальное покинули меня; тогда грех мне не вменяется, потому что я не намереваюсь это делать, во мне нечем сделать это.
56 И вот ещё одна примечательная вещь в отношении этого голубя. Он необычная птица. Видели ли вы когда-нибудь, что все птицы...
57 Одна из моих любимых птиц — это малиновка. Так вот, ребята, не стреляйте больше в моих малиновок, понимаете, потому что я не хочу, чтобы вы это делали. Моя малиновка, вы знаете, откуда у неё красная грудка? Знаете, однажды на кресте умирал один Человек, никто не хотел Ему помочь, Бог оставил того Человека, и Он умирал. В Его ладони были забиты гвозди, Его ноги и бок кровоточили, у Него на голове был венец и терновые колючки, кровь стекала по Его лицу. И там мимо пролетала маленькая птичка, небольшая коричневая птичка. И она посмотрела на это, было... подумала, что это самое жалкое зрелище из всего, что она видела. И она знала, что она всего- навсего маленькая птичка, но она посмотрела на те большие безжалостные римские гвозди, пронзившие Его ладонь, и она подлетела, со своим маленьким клювиком, и пыталась вытащить их. Её грудка вся вымазалась в крови, с тех пор она и имеет красный цвет. Я тоже хочу, чтобы моя грудь также была покрыта Его Кровью, отстаивая право на Неё, когда я приду встретиться с Ним. Я люблю маленькую малиновку.
58 Но знаете, маленькой малиновке необходимо мыться; а голубю, знаете ли, нет; нет. Внутри него есть какая-то смазка, которая смазывает его и хранит его чистым — изнутри наружу. Вы знаете об этом? У голубя есть! Голубь сам себя смазывает. Доводилось ли вам держать какого-нибудь в руках, ощущали ли вы тот запах от него — домашнего голубя или какого-нибудь другого? Это смазка, которая произведена внутри него. В его теле есть смазывающая железа, которая хранит его перья всегда чистыми снаружи, потому что он чистится изнутри наружу. Это верно. Он чудесная птичка.
59 Итак, я знаю, что вы можете здесь на них охотиться, я полагаю, в Луизиане. Не делайте этого! О-о, я не смог бы сделать этого. Я думаю, что если я был бы голоден, это было бы нормально, но я—я просто не смог бы нажать на курок, чтобы выстрелить хоть в одного, если мне пришлось бы.
60 Был... С голубем в нашей семье всегда связано что-то необычное. Однажды, когда моя бабушка... Она родом из Кентукки, из района резервации Чероки. Она умирала, бедная женщина, и она была... У них была... Думаю, что это называют золотухой или как-то ещё, она умирала. И дедушка склонился у кровати на колени, когда мама, тётя Бирти, тётя Ховли, все остальные встали на колени вокруг кровати; дядя. Чарли (Был тогда маленьким мальчиком в возрасте четырёх лет), малыш; мама была самой старшей, ей было двенадцать лет. И та на кровати причесала свои волосы и начала петь: "Ты, Господь, Скала Веков, дай найти в Тебе покров", когда она умирала. Дедушка в то время не был Христианином. Я крестил его во Имя Иисуса Христа в возрасте восьмидесяти семи лет в нижней части реки, где явился Ангел Господень.
61 Но когда она пела эту песню, подняв свои немощные руки вверх, в дверь влетел голубь, облетел вокруг, сел на спинку кровати, начал ворковать. Бог забрал её душу.
62 Я ездил в Лондон, Англия, вместе с Братом Джеком, вместе с Братом Гордоном Линдсеем, и там была женщина по имени Флоренс Найтингейл (утверждала, что приходится, я думаю, правнучкой или ещё кем-то скончавшейся Флоренс Найтингейл), написала мне много писем. Она была в Южной Африке, умирая от рака. И у неё была фотография; вы видели её в книге. Я в своей жизни ни разу ещё не видел такого смертного. Брат Джек, я думаю, был в тот день вместе со мной. Мы отправились в дом одного служителя, в дом пастора сразу за церковью, куда её привезли.
63 Когда мы ещё были в... ещё когда самолёт шёл на посадку, нам передали сообщение, а она тогда находилась там, в скорой помощи, прилетела из—из самой Южной Африки, зная, что я в то время должен был прилететь в Англию. Служитель отвёз её в дом пастора, и мы поехали туда, чтобы за неё помолиться.
64 Я видел многих больных людей, но её слабые руки на вид казались не толще двух сантиметров, её—её череп, можно было увидеть, где соединяются на нём кости. И она... её конечности вот здесь вверху, у её бёдер, были не толще этого, около пяти сантиметров, одни кости. И она не могла поднять рук, она была слишком слаба, чтобы поднять руки. И она пыталась что-то сказать, а я не мог её понять. И когда я, в конце концов, услышал, по-моему, через медсестру, она сказала: "Брат Бранхам, помолитесь, чтобы Бог позволил мне умереть". Она не могла... не хотела жить. И я заметил, как по бокам тех костей её лица побежали слёзы. Откуда в ней оказалось достаточно влаги, чтобы заплакать, я не знаю, поскольку её вены были очень слабыми, и она была в очень плохом состоянии. Приехав молиться за больных, я просто не мог молиться за то, чтобы она умерла. Но казалось, что она не может умереть — она всё продолжала существовать дальше.
65 Мы с вашим пастором встали в комнате на колени, чтобы помолиться. И когда я преклонил колени для молитвы, у окна сел небольшой голубь; стал ворковать. Когда я закончил молиться, я думал, что где-то там был домашний голубь. На улице был туман, как это бывает в Англии, на Британских островах. И этот небольшой голубь перестал ворковать и улетел. Я подошёл и возложил на неё руки и призвал Имя Господне. И сегодня это цветущая, полная сил здоровая женщина, на крыльях Голубя.
66 Он поддерживает наружную чистоту изнутри. Христианин тоже это делает - он очищается изнутри. Это удерживает злобу... Ему совершенно не нужна желчь, чтобы что-нибудь переваривать, потому что он этим не питается. Понимаете? Он очищается изнутри наружу.
67 И вот, мы замечаем, что эта птица... Много чего у меня здесь написано, но часы неумолимо бегут. Эта птица также использовалась в Ветхом Завете для жертвоприношения, для искупления и для очищения. Давайте просто обратимся одному месту в Бытии 15:9. Давайте на минутку задумаемся над этим стихом. Итак, Авраам был... спросил здесь Бога, как Он это сделает. И Бог говорит Аврааму в ответ Своё Слово, и Он делает это странным образом. Начнём, примерно, с... Давайте начнём с 1-го стиха, я не люблю с этим спешить.
После сих происшествий было слово господа к Аврааму в видении,... (Видите, Авраам был пророком, поэтому он видел видения.)... Не бойся, Авраам; Я твой щит, и... награда весьма велика. (Иегова-нисси, видите.)
Авраам сказал: Ела-... сказал: Владыка
ГОСПОДИ... (Обратите внимание, с заглавной "В": "Владыка Господи". Элоим! Видите?)... Владыка ГОСПОДИ,... (в видении)... что Ты дашь мне? Я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моём этот Елиезер из Дамаска.
И сказал Аврам: вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой.
И было слово ГОСПОДА к нему, и сказано: не будет он твоим наследником;...
Уже дал ему обещание, вы знаете. Не... Понимаете, Аврааму ничего не удалось бы, но обещание безусловно; этот завет, безусловный.
...но тот, кто произойдёт из чресл твоих, будет твоим наследником. (А ему сейчас сто лет.)
И вывел его вон, и сказал: посмотри в сторону небес, и сосчитай звёзды, если ты сможешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков. (Человек, не имеющий детей, и в данный момент в возрасте ста лет.)
И он поверил господу, и это было вменено ему в праведность.
И сказал ему: Я Господь, который вывел тебя из Ура, от Халдеев, чтобы дать тебе землю эту во владение.
Он сказал Ему: Вла-... Владыка... то есть, Владыка... по чему мне узнать, что я буду владеть ею?
68 Теперь, послушайте это.
И Он сказал ему: возьми Мне трёхлетнюю телицу, трёхлетнюю козу,... (наблюдайте сейчас за тройками, "в возрасте трёх лет")... трёхлетнего овна, горлицу и молодого голубя. (Оба — одни и те же люди, оба — одно и то же. Видите, это использовалось в качестве жертвы, потому что он предвозвещал Иисуса.)
69 Завет был заключён... Вы знаете, как он их рассёк, и каким образом этот...
70 В древние времена, когда принимали... заключали завет, брали и писали договор. И убивали животное, становились между его частями; разрывали надвое договор, каждый брал свою часть...
71 Как обычно делали в китайской прачечной. Китаец, который работал там, он не мог писать на английском, поэтому он надписывал там и разрывал кусочек бумаги, и одну часть отдавал вам. И вы—вы помните китайские прачечные, когда они так делали. И вы... их—их края нужно было сравнить, чтобы получить одежду. Видите, одурачить его было невозможно, потому что у него был другой кусочек. Вы могли бы переписать своё имя, но не смогли бы заново так разорвать ту бумагу. Видите? Так что он должен был... это обязан был быть тот же лист бумаги.
72 Ну и вот таким образом это делали в те времена в восточном Средиземноморье, давно... то есть очень давно, в те времена на Востоке. Они убивали животное, становились между его частями, разрывали на части кусок козлиной шкуры, каждый брал свою... И когда завет подтверждался, они собирали куски вместе, и те должны были полностью совпасть.
73 Так вот, то, что Бог ему здесь показывает, в отношении этих жертв, говорит о Христе: как Бог привёл Иисуса на Голгофу и разорвал Его на части, и принял тело вверху на Небесах, а Дух послал вниз на нас, чтобы тот же Дух, который был на Нём, был и на вас, чтобы совпасть с Телом, чтобы быть Невестой в последнее время. Понимаете? Понимаете? Это верно. Понимаете? Это не будет деноминацией, вот. Это будет Словом, тем, чем был Он. Понимаете?
74 Но таким же образом Слово должно подойти к Слову, наподобие как клетки в человеческом существе. Вы понимаете, когда ваше—ваше тело образовалось, там нет одной клетки человека, следующей — от собаки, и следующей — от свиньи. О, нет, нет. Оно целиком из человеческих клеток. Вот таким же образом является Тело Христа — полностью Слово Божье. Не просто какая-то часть Его. какая-нибудь традиция, добавленная к Нему; нет, Оно всё является Телом Христа.
75 Итак, мы здесь обнаруживаем, что он использовал и горлицу, и молодого голубя, потому что они из одного и того же семейства. Так вот, вы всегда...
76 Вот, обратите внимание (я просто обращусь к паре этих мест Писания) Левит 12, и 6-й стих. Здесь мы видим порядок очищения женщины; если у женщины рождался ребёнок, ей нужно было ожидать. Если это оказывался мальчик, ей необходимо было ждать тридцать три дня, прежде чем она могла войти в собрание с голубями, для очищения. Если у неё рождалась девочка, она должна была ожидать девяносто шесть дней, прежде чем она могла войти в собрание.
77 И вот, мы видим здесь, 6-й стих.
По окончании дней очищения своего за сына и за дочь она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех ко входу скинии собрания к священнику;
78 Видите, она ещё не может войти, потому что её дни не закончились, но она может это отдать священнику у дверей, чтобы принесли за неё. Видите, или горлицу, или молодого голубя. Они оба из одного семейства.
79 Так вот, это—так вот, это использовалось для искуплений, и в искуплении за грех — один голубь. Или от проказы, которая является прообразом греха, нужно было принести два голубя - голову одного снимали, переворачивали вниз головой и выливали кровь на другого, а потом другого голубя отпускали. И когда голубь улетал, он брызгал на землю кровью своего напарника, и кровь восклицала к Богу: "Свят! Свят! Свят Господь Бог!"
80 Разве вы не можете увидеть в умирающем двойнике Иисуса Христа? Был убит, и мы были окроплены, чтобы нам лететь свободными, восклицающими? "Свят! Свят! Свят! Для Господа". Какие прекрасные прообразы. Если бы я только мог говорить громче.
81 И прообраз великого Святого Духа, как мы только что прочитали в Откровении 3:16; этот голубь был использован Богом для знамений.
82 Ною был дан знак, как брат только что об этом спел. Бог пришёл в негодование, и ничто не могло остановить Его ярость, потому что Он сказал: "В день, в который вкусишь от него, смертью умрёшь". А Ной снискал благодать у Бога и построил ковчег согласно конструкциям... инструкциям, точнее, которые Он дал ему. И он не потонул.
83 Могу себе представить, как он... что происходило в те дни, когда они говорили: "Этот старикашка на холме, старый фанатик, строит ковчег, говорит что 'дождь пойдёт', а дождя никогда раньше не было". Но это...
84 Ной сказал: "Дождь всё равно пойдёт".
85 И потом, я знаю, что в тот день, когда он вошёл внутрь, я думаю, какой... не могу предположить, какой это был день, думаю, что это было семнадцатое мая. Ной вошёл в ковчег, и Бог закрыл дверь.
86 И стали собираться тучи, начал идти дождь, канализации стали переполняться, источники в глубине разверзлись, все источники выбросили свою воду. В конце концов, люди зашли в дома, забрались на крыши. Ковчег стоял там всё так же.
87 Вскоре, когда вокруг него собралось достаточно, он стал подниматься всё выше и выше. Люди стучали в двери и вопили, но это ничего не дало. Ной не мог отворить дверь. Бог её закрыл, Бог был единственным, кто мог её открыть.
88 Точно также и наш Ковчег, Иисус Христос; Бог открыл нам дверь на Голгофе, Он закроет её, это так же несомненно, как и то, что Он её открыл.
89 И он всё плыл и плыл, может быть, на высоте в полтора километра над поверхностью земли, в то время как земля сходила с пути... со... своей постоянной орбиты. И он плыл всё дальше и дальше; и чурки, и деревья, и над вершинами гор, и так далее, болтаясь сорок дней и ночей.
90 И когда ветры начали стихать...
91 Божья ярость страшна. Его любовь чиста и Божественна, и Его ярость настолько же Божественна—настолько же Божественна, как и Его любовь, из-за того, что Он должен производить суд, потому что Он — судья. Он - - законодатель, а закон без наказания — не закон. Поэтому для закона должно существовать наказание. И когда вы нарушаете Божьи законы, вы несёте наказание.
92 Итак, мы замечаем, что Ной, поплавав там, на поверхности, несомненно, заболел морской болезнью из-за всего этого рёва и треска, и ярости Божьей, которая сметала и крушила, и криков, и так далее. Потом это начало затихать, ничего не происходило. Проходили дни, ничего не происходило. Вероятно, запасы пищи для животных, и так далее, стали истощаться, ничего не происходило. Ну, и он подумал: "Интересно... Я не выдержу".
93 Ковчег был сконструирован таким образом (как только ты в него попадал), в нём было только одно окно, и оно было на самом верху. Из него нельзя было смотреть по сторонам, смотреть можно было только строго вверх. И вот таким является Ковчег — Иисус Христос. Ты не сможешь посмотреть на соседа, ты не сможешь бросить взгляд ни на что другое, только на Христа, когда ты находишься в Ковчеге, потому что существует только одна дверь, и той Дверью является Он, мы говорили об этом сегодня утром. Вы должны всегда смотреть вверх, "Потому что берущийся за плуг и обращающий взгляд назад недостоин пахать".
94 Вот, как в этом ковчеге... И он мог видеть свет, и, вероятно, солнечный свет, но он желал знать, где он находится. Ковчег всё ещё плыл по водам, он мог слышать, как о борта ударялись волны, но он знал, что прошло много дней, без сомнения, вода к этому времени спала. Поэтому он пошёл и поймал не внушающую доверия птицу, вероломную птицу и испытал её, и он послал её. Это была ворона, и та ворона так и не возвратилась, потому что нашла себе там хорошенькое местечко, за пределами ковчега Божьего. Она перелетала с одного мёртвого тела на другое, поедая мёртвые туши и падаль, которая плавала на поверхности, и чувствовала себя превосходно.
95 И вот, спустя несколько дней, он снова попытался, потому что он знал... Он не хотел выйти под ярость Божью. Поэтому он выпустил голубя. И у этого голубя была другая натура, чем у... Он не был хищником, не был он также и питающимся падалью, он мог есть только чистое, без примесей. А это было то, что нужно, потому что он не смог найти места поставить свои ноги, он возвратился обратно в ковчег. Ной сказал: "Ну что ж, потоп ещё не закончился".
96 Потом он подождал ещё несколько дней, и он снова послал; например, его молитва: "О Боже, утихла ли Твоя ярость? Миновала ли Твоя ярость, Господь? Всё ли закончено?" И он сказал: "Вот, если я пошлю его в этот раз, он может остаться там, если вода сошла, он может остаться". Но он послал его с молитвой, и потом, когда он полетел, ведомый Богом, он сорвал лист падуба, и полетел обратно, и вновь постучал в окно.
97 Бог использовал голубя как знак. Он вернулся, говоря, что "потоп закончен", и потом Бог открыл дверь, и они вышли. Это Бытие 8:8.
98 Также используется в Матфея 3:16, вновь, когда ярость Божья была на земле. И там ничего нельзя было сделать — ночная темень, полночь, церкви так всё исказили, что выбраться из этого не было никакой возможности. И там были ложные учителя, появлялось всё что угодно, появлялись всевозможные вероисповедания, но Бог снова использовал голубя. Это было Ему угодно, Его Сын, Иисус, так сильно угодил Ему, что Он отождествил Его.
99 Вот, они не могли поверить, что этот ребёнок, который родился там, в том хлеву в яслях с сеном... прежде, чем его отец и мать, как считали, вступили в брак. Они не могли представить, чтобы Бог использовал что-либо подобное. Таким образом, Он должен был отождествиться с миром; и в тот день у реки, когда Он пришёл туда, чтобы доказать, что Он являлся Божьим Шедевром (о котором я говорил сегодня утром)... Когда Он оказался послушным, чтобы войти в воду...
100 Так вот, если вы заметите, здесь находится хороший урок. Иоанн был в то время величайшим человеком на земле. Иисус сказал: "Не было такого великого, как он, из рождённых женщиной", — до того времени. И он был пророком. Вы этому верите? Теперь запомните, если Слово Божье придёт к кому-нибудь в стране, так это к пророку. Это всегда было Божьим способом. Вы верите, что Иисус был Словом, проявленным во плоти? Следовательно, был только один способ, каким Он мог бы прийти и быть представленным; не при помощи священников.
101 Он не пришёл и не сказал: "Каиафа, не представишь ли ты Меня?" Если бы Он так сделал, Он совершил бы ту же ошибку, что совершил Давид, это было однажды у нас на уроке; понимаете, если Он пришёл бы в церковь и сказал: "Не представите ли вы Меня?"
102 Обратите только внимание, даже когда Он родился. Когда Он родился, Он родился недалеко от церкви. И они, вероятно, звонили в колокола и так далее, но пастухи и волхвы были теми, кто распознал Его. Видите?
103 И вот Он теперь на... готов к Своему служению. И если Он — Слово...
104 В соответствии с великим планом Божьим, Слово может только... "Господь Бог не делает ничего, пока Он прежде не откроет Это Своим слугам, пророкам". Это всегда была Его схема, должно быть таким образом -- когда открылись Печати, когда происходило что-нибудь другое. Любое значительное событие, которое должно произойти на земле, Бог открывает это Своим пророкам.
105 А Иоанн был пророком, потому что он пророчествовал: "Он должен прийти".
106 Потом однажды на склоне холма... когда спор был в разгаре, вокруг стояла группа священников. И они говорили: "Ты хочешь мне сказать, что ты называешь себя 'пророком', а стоишь там в той грязи? — (не в церкви, потому что его не приняли бы), — Стоишь там в той грязи, и говоришь мне, что наступает время, когда великий Иегова, Который установил эти жертвоприношения, когда великий Иегова, Который построил этот храм, Который вошёл в него, как Столп Огненный, 'придёт день, когда та ежедневная жертва упразднится'?"
107 Он сказал: "Придёт некий Муж, и Он сейчас находится среди вас (где-то), и Он уберёт грех прочь". Священник из-за него пришёл в негодование.
108 Иоанн поднял глаза! Так вот, кто же он? Пророк! И вот Слово, вот подходит Слово, идя прямо к пророку, прямо в воду. Иоанн сказал: "Вот Агнец Божий, который убирает прочь грех мира. Вот Он, это Он". Иисус, не говоря ни слова, зашёл прямо в воду. И я могу себе представить, в той воде стояли (представьте себе драму) двое величайших из всех, кто когда-либо ступали на землю — Бог-Слово и Его пророк.
109 Обратите внимание, Слово пришло к пророку в этом периоде благодати, в воде (ага). Я думал, что вы это уловите (ага). В воде! Первое откровение Слова было в воде. Теперь вы видите, где началась Невеста, Послание Вечернего Света? В воде! Слово, истинное Слово, не смешанное с вероучениями, но пришло к пророку в воде, посредством воды.
110 Обратите внимание! Можете ли вы представить глаза Слова и глаза пророка, встретившихся в воде? О-о, меня просто переполняет. Там стоял пророк, там стояло Слово, глядя друг другу в глаза. И пророк сказал: "Я должен у Тебя креститься, зачем Ты пришёл ко мне?"
111 И Слово сказало... Это должно быть верным. Теперь, позвольте я здесь представлю вам драму.
112 "Иоанн, ты пророк, ты знаешь Слово". Видите? "Ты признаёшь Меня, ты знаешь, Кто Я такой".
113 "Я должен от Тебя креститься", — сказал Иоанн.
114 Иисус сказал: "Оставь это так. Это правильно, ты действительно должен креститься у Меня. Но запомни, Иоанн, из- за того, что ты пророк, нам следует, то есть, нам подобает (как Слову и пророку), чтобы мы исполнили каждое Слово. Ага. Потому что, Иоанн, - - (вот теперь откровение), - - Иоанн, ты знаешь, Кто Я такой, Я — Жертва. А в соответствии со Словом Божьим, жертва должна быть омыта перед тем, как её приносят в жертву". Это верно? Слово... "Агнец должен быть омыт, а потом принесён в жертву, и Я являюсь тем Агнцем. И Я должен быть омыт, прежде чем Я смогу быть представлен миру, как жертва. Пусть это произойдёт так, Иоанн, потому что это подобает нам, как Слову, так и пророку".
115 Вот, не должно произойти никакой ошибки. Так вот, каждая из этих вещей...
116 Так вот, посмотрите, не явилось бы это как раз тем эпизодом - Иоанн мог бы оказаться таким, как и каждый из нас; поэтому они говорят: "Да, я—я знаю, Кто Ты такой. Господь".
117 "Вот, — Он сказал, — подожди минутку, Я — Слово. Ага. 'Не хлебом единым будет жив человек, но каждым Словом'. Ева одно оставила без внимания, ага, но ты должен принять каждое Слово. И Я та Жертва, и Я должен быть омыт, прежде чем Меня представят. Но то, что ты сказал, Иоанн, это правда".
118 Иоанн, будучи пророком, зная, что Слово должно быть исполнено, он позволил этому произойти и крестил Его. И когда Он вышел из воды, пришло Послание с Небес на крыльях Голубя: "Это Сын Мой возлюбленный". Он послал искупительное Послание благодати на крыльях Голубя, спускающегося с небес. "Мир на земле, благоволение человекам". Жертва была готова прямо тогда; была взращена, откормлена. Его служение было готово — Слово, которое искупит весь мир: "Свершилось!"
119 Голубь использован в Библии, как символ мира, и также он используется народами, как символ мира. Есть народы... Наш народ представлен орлом. И есть птицы других народов: у Рима орёл, у Германии орёл; у многих из них — сильные птицы неба. Но у всех голубь символизирует мир, у всех народов. Это нечто всеобщее.
120 Как Брат Грин сказал однажды вечером, Брат Перри Грин, сказал: "Символ того, что ты сдаёшься — 'руки вверх'. В любой стране подними руки — это символ сдачи". Он сказал: "Когда вы поёте, поднимая свои руки вверх, вы полностью капитулируете".
121 И голубь является символом мира в каждом народе. Почему так сделано? Из-за его мягкости и из-за его невинности. Вот в чём причина, почему он является символом мира.
122 Ещё одно в отношении голубя — это птица, любящая дом. Он любит быть дома.
123 И ещё одно — он всегда верен своей паре. Голуби, мужская особь или женская, никогда не разлучаются друг с другом. Та женская особь находит себе пару во время брачного периода. Видите, это угождает великому Божьему творению. Вот почему Он сделал Еву как побочный продукт. Понимаете? Если бы она была сделана подобно другим особям женского пола, когда наступал бы её брачный период, она находила бы себе пару, но она могла в любое время. Видите? И вот каким это образом, вот чем это является. Я только... Мы не хотим углубляться в это, потому что у меня это записано в "Браке и разводе " и так далее. И как это... Но при этом она достойна уважения и проявляет ту целомудренность, и вы знаете, как я проповедовал однажды. Хорошо, обратите внимание, у неё большая ответственность.
124 Но голубь всегда верен своей половине. Всегда! Никогда не оставляет её.
125 И позвольте, я задержусь здесь на минутку, чтобы сказать следующее: истинная Невеста, голубица, также верна своей Половине. Она не впрыснет никакую догму, никаких деноминационных учений, ничего от этого мира. Она пребудет верной своей Половине, Слову; верной всегда.
126 И благодаря этому чувству дома, благодаря руководству своей любви к дому, его с успехом использовали в качестве почтового голубя. Из-за того, что он любит дом, отпустите его где-нибудь, он всегда вернётся обратно домой. Он вернётся обратно домой.
127 Мы хотим некоторое время уделить этому внимание, и вы, Христиане, поймёте, что я имею в виду. Он всегда находит дорогу обратно домой, и вот поэтому его используют в качестве почтового голубя. Его, бывало, использовали во время войны; их используют по-прежнему, почтовых голубей, для доставки сообщений. Так что, вы видите, это делает голубя посланником и у Бога, и у человека, голубь — это посланник. Он был посланником для Ноя, чтобы сказать Ною, что "вновь настал мир". Он был использован Богом, чтобы подтвердить, что это был Его Сын, "Жертва, чтобы принести мир земле и благоволение человеку". Он был использован как посланник.
128 Как раз на эту тему я вспомнил один небольшой рассказ, который я однажды читал в книге. Вот, я не берусь сказать, что это именно там, он может находиться в "Конце Первой мировой войны". Я не совсем в этом уверен; если вы его там не найдёте, тогда я ошибся. Я читал его или в какой-то книге... это было много лет назад. Но, без сомнения, то, что произошло, это был... действительно драматический эпизод.
129 Американские солдаты были прижаты к земле пулемётным огнём немцев, и они находились в какой-то воронке. Вы, солдаты, я полагаю, знаете, как они там ходили в разведку. И их прижали к земле, и у них осталось совсем немного боеприпасов. А немцы подтягивали большие подразделения, подходили со всех сторон. И они знали, что если только они не получат какого-нибудь подкрепления, хоть какой-нибудь подмоги, то скоро все они погибнут; (им не оставалось никаких шансов), немцы двигались вниз прямо по склону горы, наступали им на пятки, шли вот так за ними по пятам.
130 И вдруг один из них вспомнил, что у него был один талисман — маленький голубь. И он знал, что этот голубь, если ему удалось бы вырваться оттуда, смог бы доставить послание в штаб, туда, где они размещались. И вот, они остановились и написали записку: "Нас прижали в таком-то месте, в таком-то районе. У нас закончились боеприпасы, через несколько часов нам придётся сдаться или нас прикончат". И они прицепили это, то есть, привязали это к ноге этого маленького голубя и отпустили его.
131 Вот, он — птица, любящая дом, поэтому он... что он сделает? Он возвратится домой, чтобы... встретиться со своей половиной. Она о нём беспокоится, он обязан вернуться назад домой.
132 И когда он взлетел вверх, немцы увидели, что произошло. И вот что они сделали — они начали стрелять в голубя. И один из них попал в него пулемётом, то есть, пулей 30 калибра, она оторвала ему ногу. Другая вырвала ему большой кусок из спины. Вся его грудка была повреждена. Одно из его крыльев было искалечено, краешек отстрелен, и он летел боком. Но он, не сдаваясь, стремился ввысь, и, в конце концов, он добрался. Покалеченный, раненый, разбитый, повреждённый, но он упал на территории лагеря с этим посланием. Это был славный голубь.
133 Но, о-о, брат, Исайя 53 говорит нам об Одном, пришедшем из Дома и о всём добром.
И Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззаконие наше; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы были исцелены.
134 Мы были прижаты к земле болезнями, суевериями и бесами, выхода не было — церковь полностью уклонилась в неправду, они направились к деноминационному (фарисеи, саддукеи, омовение горшков и сковородок), и Слово Божье стало бездейственным. Но слетел этот маленький Голубь, и могло произойти только одно — должен был появиться искупитель.
135 Но раненый, разбитый, побитый, пронзённый, Он всё-таки знал Свой путь Домой. Поэтому с креста Голгофы, где Его поразили, Его раздавили, Его терзали, кинулись на Него, как стая волков, Он совершил Свой полёт с Голгофы и приземлился у Небесных врат, говоря: "Свершилось! Свершилось! Они свободны! Теперь болезнь может быть исцелена! Грешники теперь могут обрести спасение! Пленники могут идти на свободу!"
136 Хотя Он был поражён и ранен там, в той великой битве, когда всё ополчилось против Него... Даже поэт воскликнул:
Под сумрачным небом средь скал расседавшихся,
Склонился Спаситель мой, умирая:
Но открылась завеса, открылся тот путь
К небесным всем радостям вечного края.
137 Я всю жизнь был нервным. Когда был маленьким мальчиком, со мной что-то происходило, что меня пугало, со мной это происходило примерно раз в семь лет. Брат Джек помнит, когда я начинал, покинул поприще на год; просто нечто произошло.
138 Я помню тот день, когда Хуанита Хемпхилл... Я полагаю, сейчас её зовут Хуанита Келли, она вышла замуж за Брата Келли после смерти своего мужа. Анна Жанна, у меня есть их фотографии и так далее, они были такие... И её... И те две девушки, и Сестра Моор составляли вместе трио. Они спели ту песню, которую я никогда не забуду: "Взирая за горизонт". Брат Джек, ты помнишь, я полагаю, когда ехали из Флориды. Какие это были прекрасные девушки.
139 И я помню, как в то утро одна небольшая группа пятидесятников отсюда, из северной части страны, откуда-то из Мичигана, те девушки встали там, когда Брат Хупер... Я виделся с ним здесь как-то вечером, я... сейчас он, возможно, не присутствует здесь, Брат Эд Хупер. Ты здесь, Брат Эд? Я не думаю, что он... Он был здесь в один из вечеров. Никто... Многие из вас его знают. Мы с ним, и Брат Хулей, мы собирались отъезжать. А те девушки, стоя там, в углу, когда пели это, дали нам каждому по жёлтой розе, которые они вынули из своих волос. (Это было там, где был исцелён тот маньяк, были явлены великие дела.)
140 Когда ехал по дороге, счастлив, как никогда, вдруг это со мной случилось; за год до того, как я вновь вернулся на поприще, чуть меня не убило.
141 С тех пор, как я был маленьким мальчиком, я всегда говорил, что я не знаю, что такое видение. В молодости, я всегда говорил: "Если бы я—если бы мне войти в одно из тех состояний транса и увидеть это, я поправился бы". В то время... Я всё время хотел попасть к Майо, чтобы выяснить, в чём же дело. Доктора там...
142 Мой желудок наполнялся кислотой; и ох, просто ужас! Брат Джек выводил меня на улицу. Я был в силах выйти только во двор дома; и изо рта вылетало что-то, подобное горячей жирной воде. И выходил за кафедру молиться за больных, которым было в два раза хуже, и получали исцеление. Мои руки приходилось возлагать на человека, у которого на лице был рак, и рак исчез с его лица прямо там; а мне было так плохо, что едва держался на ногах.
143 И вы не знаете, что мне пришлось перенести; нервная депрессия. Раз в семь лет она появлялась, всю мою жизнь. Вот где я нахожусь сейчас — восьмая семёрка.
144 И вот, я был—я был в таком мучении, я плакал, я молил, я умолял.
145 И я помню, когда я, в конце концов, подумал, что мне хватит денег, чтобы отправиться к Майо на обследование; говорили: "Они найдут, из-за чего у тебя болезнь". Мы с женой, и Бекки, тогда... Сарра была просто малышкой. Я только начинал своё служение исцеления. И мы отправились к Майо.
146 Я прошёл в клинике всё, что требовалось. И ночью, перед тем, как я узнал... получил на следующее утро результаты, я проснулся и сидел на кровати, оглядываясь по сторонам. И я посмотрел перёд собой, и там появился маленький мальчик, выглядел совсем как я, в возрасте около семи лет; и взглянул на него, и это был я. И он стоял возле старого мёртвого дерева. И на том дереве...
147 Любой из вас, кто охотится на белок, знает, что можно потереть вот так палкой вверх и вниз по дереву, и это испугает белку и выгонит её наружу, если она сидит в дупле.
148 jj я там увидел, где находилась та белка, и я подумал: "Что это за белка?" — и я потёр его. И когда я это сделал, я осмотрелся, и там оказался я в возрасте около тридцати восьми лет, маленький мальчик исчез. И вот, я потёр ту ветку и из бревна с дуплом, из ствола, выскочила небольшая белка примерно вот такой длины, темного цвета, почти чёрная, и казалось, что от неё исходило как бы лёгкое дуновение; крошечные глаза-бусинки, самое неприятное создание из всех, что я видел, была похожа больше на ласку, нежели на белку.
149 И она посмотрела прямо на меня. А я открыл рот, чтобы сказать: "Ого... " И когда я открыл, она... Не успел глазом моргнуть, как она прыгнула мне прямо в рот, проскочила в желудок и просто терзала меня. И когда я выходил из видения, подняв руки вверх, оглядываясь, я начал кричать: "О Боже, смилуйся! Она убивает меня!"
150 Я услышал Голос откуда-то из комнаты, говорящий: "Запомни, её длина только шесть дюймов".
151 Кто из вас слышал эту историю? Я рассказывал вам это много раз, посещающим Скинию.
152 Вот, это продолжалось и продолжалось, принося всё те же страдания.
153 На следующий день меня обследовали братья Майо. Сказали: "Ваш отец был ирландцем, он пил. Ваша мать была наполовину индианкой, из-за этого вы почти полукровка. Поэтому вы будете... у вас—у вас—у вас настолько плохие нервы, что вы никогда не избавитесь от этого". Сказали: "Во всём остальном вы здоровы. Но это, это нечто в душе, что человек не может контролировать". Сказали: "Вы будете..." Сказали: "Когда человек умрёт, вскрытие ничем не поможет, потому что его душа ушла". Он сказал: "Что ж, вы никогда от этого не избавитесь".
154 pj тот человек сказал, мой старый доктор, сказал: "У моего отца это было, он умер примерно в возрасте восьмидесяти пяти- девяноста лет", — где-то в том пределе, он сказал. И сказал: "За месяц или два до того, как он умер, я его обследовал; его это сопровождало всю жизнь, у него они были, — сказал, — приступы".
155 "У некоторых людей, — сказал, — это бывает, у них несдержанный характер, — сказал, — от этой разновидности чахнут". Он сказал: "Другая разновидность, например, как у женщин во время менопаузы, они плачут. У вас же такой вид, который приносит чувство слабости". Сказал: "Старики это обычно называли 'хандрой', это не отпускало". Сказал: "Когда это случается с вами, ваш желудок наполняется кислотой; вы просто огорчаетесь".
156 Я сказал: "Но сэр у меня не бывает ничего подобного". Я сказал: "Я счастлив".
157 Сказал: "Это верно. Это как кому что достанется". Сказал: "Это постоянно будет вам докучать". О-о, какое разочарование!
158 Но слова для размышления о том, что "Запомни, её длина только шесть дюймов", — это засело у меня в голове, как может рассказать вам моя дорогая жена, сидящая там сзади. Год за годом это не выходило у меня из головы.
159 И потом, отправляясь за океан в этот последний раз, когда я... до этого. Вот, я вернулся домой, и я был на охоте на белок. Я выскочил из машины вместе с Братом Бэнксом By дом, который сейчас слышит меня, и я побежал на гору, и казалось, что моё сердце будто хочет выскочить из меня.
160 И я спросил доктора Сэма Эдера, я сказал: "Из-за чего это?"
161 Он сказал: "В следующий раз, когда такое с тобой случится, сними кардиограмму".
162 Сказал: "Хорошо".
163 Нy и вот это вновь произошло в следующем году, и пошёл, и снял кардиограмму. Он сказал: "С твоим сердцем всё в порядке, — сказал, — ты просто нервный". Это начало происходить регулярно с тех пор.
164 Вот другой доктор мне сказал, хороший мой друг, сказал: "Дружище, это же твоё сердце, — сказал, — лучше будь поосторожней". Как раз в тот год я позвонил Брату Моору, и он нашёл кого-то другого проповедовать вместо меня, когда я поехал вместе с Братом Фредом на ту охоту на баранов. Я уходил в горы, точно так же, как я делал, когда мне было шестнадцать лет, бежал милю за милей; меня ничего не беспокоило. Видите?
165 И я снова пришёл и рассказал Сэму. Он сказал: "Ну, что-то там не в порядке, лучше будь поосторожней".
166 Затем я увидел в видении старого доктора, стоящего с этими... старомодный доктор со стетоскопом через руку. Он сказал... Он однажды предстал передо мной, он сказал: "Пусть тебе не говорят, что 'это твоё сердце', это твой желудок".
167 Ну и я—я подумал: "Что ж, я просто приму это слово, потому что это было видение. Поживём — увидим".
168 я готовился поехать в Африку, и делал кое-какие уколы, и мне должны были сделать серию уколов перед тем, как ехать в Африку, это такой закон. И вот, когда мне делали эти уколы, он сказал: "Хм, я ничего у вас не нахожу". Сказал: "Ваш гемоглобин, для вашей крови нужно девяносто шесть, и у вас девяносто шесть". Сказал: "Если бы вам было шестнадцать лет, то он не был бы лучше, он не был бы лучше". И сказал: "Вы достаточно крепки, чтобы дотянуть до ста лет. Лёгкие, всё остальное, — сказал, — с вами всё в порядке; никакого сахара, ничего".
169 Я сказал: "Благодарю вас". И вот, я прошёл тест физических возможностей, чтобы представить моё—моё заключение совету.
170 И вот, он сказал: "Вам что-нибудь известно об этом?"
171 Я сказал: "Ничего, вот только всё время постоянная кислотность в желудке".
172 Он сказал: "Что ж, я вам скажу". Он сказал...
173 Я сказал: "О, меня обследовали. Я был у братьев Майо и везде, где только можно".
174 Он сказал: "Но подождите". Он сказал: "Иногда язва настолько мала, что бариевая взвесь не покажет её, а иногда она слишком большая, чтобы её выявить, потому что рентгеновский анализ даёт только тень. И крошечная язва, её не заметишь, она не оставит большого следа. Это может быть от большого количества мелких язвочек". Он сказал: "Я знаю здесь одного старого доктора, который изобрёл одно приспособление, сейчас оно у них имеется; они усыпляют тебя тиопенталом натрия, вводят в горло трубку и они буквально смотрят тебе в желудок и видят, что не так". Сказал: "Он..." Сказал: "Он из ваших, он Христианин". Сказал: "Почему бы вам не сходить к нему".
175 Я записал его имя: доктор Ван Рейвнсворт. И вот, когда я вернулся, я пошёл к тому старому доктору. О, он оказался чудесным пожилым человеком, родом из голландской Ост-Индии, происходивший из древнего рода миссионеров. И он слышал обо мне и читал мою книгу, и о-о, просто стиснул мне руку, он сказал: "Брат Бранхам, я буду рад сделать это для вас". Он сказал: "Вот что вам нужно будет сделать: приезжайте на следующей неделе сюда в больницу, — и сказал, — и перед выездом позвоните мне". И сказал: "Мне нужно будет сделать вам укол небольшой дозы тиопентала". И сказал: "После того, как я его сделаю, — сказал, вы на пять минут заснёте".
176 Моей младшей дочери и младшей дочери Брата Нормана его делали при удалении зуба. "Сон в течение пяти минут, --я подумал, — ничего страшного". Ну и вот, я подумал, что тогда я буду убеждён, увидев, что же там.
177 И на следующее утро я проснулся и огляделся, я огляделся, лёжа в двуспальной кровати, моя жена, лежала рядом, она ещё не проснулась. И я смотрел из окна на высокую гору Каталина, с того места, где я живу, и я взглянул туда наверх, где Ангел Господень вложил тот Меч мне в руку, где явились семь Ангелов, которых вы видели на фотографии, происходили великие дела.
178 И я взглянул, и когда я взглянул, я опять увидел себя возле того дерева, прямо у того места, где жила та белка. Я взглянул туда наверх, я подумал: "Это логово той белки". И я подумал: "Интересно, она ещё там?" — в видении. Я поскрёб дерево снаружи, и она выскочила. И прежде чем я успел глазом моргнуть... Она была самым странным созданием из всех мною виденных, так вот, вам необходимо знать моё служение, чтобы знать эти символы и всё остальное. Она прыгнула на меня, но промахнулась, она не попала мне в рот, ударилась о мою грудь и упала.
179 И как только она упала, я услышал, как Нечто сказало: "Отправляйся на гору Каталина".
180 Тогда я обернулся, я сказал: "Меда, ты спишь, дорогая?" И я разбудил её.
181 Она сказала: "Что случилось?" Приблизительно в пять часов утра.
182 Я сказал: "Я смотрел туда, и я снова увидел ту белку, дорогая".
183 "Какую белку?"
184 Я сказал: "Ту, что я видел там, у Майо". Я сказал: "Знаешь что? На этот раз она не попала мне в рот, она не попала в меня, она упала с моей груди". Я сказал: "Хвала Богу! Я ждал, ох, с тех пор, как был молодым, я жаждал увидеть, как это произойдёт. Если бы я мог увидеть, как это произойдёт, даже не... Прежде чем я узнал бы о чём было видение, если бы я увидел, как это произойдёт, я тогда сказал бы: 'Со мной будет всё в порядке. Что бы мне ни говорили, вот каким я буду'. И на протяжении сорока лет я этого ждал, и вот оно произошло".
185 До этого, когда я был у Майо, я там был в то самое время, когда я был там, когда они мне это сообщили, и я видел видение...
186 Моя пожилая мама сейчас отошла во Славу, очень необычная женщина. Она в своей жизни видела три или четыре сна, и они всегда оказывались правдивыми. Она рассказывала мне, а... Она начинала рассказывать мне, я говорил... Я говорил: "Остановись здесь... Мама, я расскажу тебе, что там было дальше". Видите?
187 Потому что всегда, когда вы представляете мне сон для истолкования, вы не всегда говорите мне в точности, что в нём было. Потом, когда я его просматриваю вновь, я точно вижу, что вам снилось, затем Он говорит мне, что это такое. Понимаете? Вам не нужно мне рассказывать, что было во сне, Он Сам показывает мне этот сон. Понимаете? И потом я вижу, я говорю: "Ну, ты не рассказал мне этого и не рассказал мне того". Видите? И, следовательно, тот Бог, который может истолковать сон, может показать сон; Он может показать какой-нибудь, Он может его истолковать. И поэтому, тогда...
188 Вот, разве не было чего-то подобного в Библии, где говорил: "Если ты можешь..."? Я—я... Я просто вдруг вспомнил. Даниил, не так ли? Нет, Иосиф—Иосиф. Ну, это где-то в Библии. Я только что это вспомнил, сказал: "Если ты сможешь показать мне... Если ты сможешь рассказать мне, какой... " О, это царь Навуходоносор, правильно. Сказал: "Если ты сможешь... Если ты не сможешь..."
189 Волхвователи говорили: "Расскажи мне сон".
190 Он сказал: "Я его забыл". Верно, вот это, я помню это, только что думал об этом.
191 И обратите внимание. И мама, она сказала: "Билли, — когда я вернулся, она сказала, — подойди-ка сюда, сынок, и присядь". Она сказала: "У меня был необычный сон. Мне снилось, что я видела, как ты лежал больной, почти при смерти, из-за твоего желудка как обычно". Сколько разной диетической пищи она для меня готовила! И она сказала: "Ты строил дом на горе". И сказала: "Я увидела, как, воркуя, с небес спустились шесть белых голубей в форме буквы 'S', и они сели тебе на грудь. И ты смотрел, а тот, что был спереди, старался тебе что-то сказать". Сказала: "Они были очень гладкие, белые голуби. И они положили свои головки тебе на щеку и начали: 'гуль-гуль-гуль'". И сказала: "Я не могла этого понять". Сказала: "Они продолжали без перерыва: 'гуль-гуль-гуль'".
192 Я сказал: "О-о, я вижу это, хвала Господу!" И сказал: "Они снова образовали букву 'S' и полетели обратно в небеса, продолжая: 'гуль-гуль-гуль-гуль', — возвращаясь домой".
193 Вот, тот маленький зверёк, которого я видел, имел длину шесть дюймов. Та цепочка голубей, которую видела мама, состояла из шести, шесть — незавершённое. Я знал, что однажды я увижу того седьмого. Это было человеческое — страдания, и это повторялось раз за разом.
194 В то утро после того, как увидел это видение, я встал; я послушался Господа. Я отвёз своего младшего сына, Иосифа, в школу. Он сейчас слушает меня в Тусоне. Я отвёз его в школу и сказал Меде, что не знаю, когда я вернусь.
195 И я направился вверх на Каталину, вверх в предгорье, и—и отправился на то место, где Ангел Господень вложил в мою руку Меч. Рано утром; и начал подниматься на гору.
196 И вот, вместо того, чтобы направляться вверх к вершинам вот в этом направлении (где много змей, скорпионов, вы знаете, как в Аризоне), я повернул направо; Нечто сказало: "Поверни направо". Я зашёл далеко к вершинам; я ходил там, и я обходил те огромные камни, во много раз превосходящие по размеру эту скинию, находящиеся на такой высоте, куда редко забирался человек.
197 И примерно к одиннадцати часам я собирался войти в небольшую пещеру, там, где некоторые... небольшой проход над оленьей тропой, уходящий вот так вглубь. И я снял рубашку, нёс в руках свою шляпу, потому что я просто истекал потом. И вот, я повернул туда внутрь, и когда я повернул в ту небольшую пещеру, я почувствовал присутствие Господа. Я сорвал с головы шляпу и огляделся. Я подумал: "Он где-то здесь. Я знаю, что Он здесь". Я подумал: "Что это?" Я сделал ещё несколько шагов. Я сказал: "Господь, Ты где-то здесь".
198 И я заметил нечто лежащее на тропинке, и там лежала та небольшая белка; на что-то прыгнула и промахнулась, и упала на кактус чойя (это прыгающий кактус). Она врезалась своей головой, грудью, животом, и она была мертва. Та странного вида небольшая белка, она не попала мне в рот и упала на тот кактус. И Голос Господа сказал: "Твой враг мёртв". Я стоял там и трепетал. Я взял и ногой на-...
199 Обычно, вороны её съели бы полностью. Я убил змею пару дней спустя, она пролежала на дороге примерно полчаса. Там постоянно повсюду летают орлы и вороны, и они сразу же её подобрали бы. Я убил коралловую змею, это самая опасная змея из имеющихся у нас, лежала прямо возле меня, несколько дней спустя после того. Я собирался вернуться и подобрать её, чтобы её показать вороны с ней уже покончили, вороны разлетались.
200 А эта лежала там с того момента, как я увидел видение, за два дня до этого; я думаю, это было в субботу, а я пошёл туда в понедельник. И вот, она была там, лежала там мёртвая. Я растоптал её ногой.
201 Я снова прошёлся вокруг, вновь присел; посидел там и немного поплакал и помолился; смотрел вниз на Тусон, расположенный в нескольких милях подо мной.
202 Вновь прошёлся и вернулся назад — она по-прежнему лежала там. Когда я снова вошёл в ту пещеру, Дух Божий вновь сошёл на меня.
203 Я прошёлся вокруг, стал спускаться с горы. Пришёл и рассказал своей жене, я сказал: "Милая, я не знаю каким образом, но с этим будет покончено".
204 Доктор Рейвнсворт, когда обследовал меня, он сказал: "Отсутствует всякая вероятность того, что вы поправитесь". Он сделал мне укол тиопентала, которого должно было хватить на пять минут, а я проспал десять часов. Так что эти штуки, даже аспирин, меня валит с ног. И вот, они... Он сделал мне укол, вставил ту трубку мне в горло. Когда я пришёл в себя, он сказал мне на следующее утро, он сказал: "Уважаемый, мне очень неприятно вам это говорить, но, - - сказал, - - стенки вашего желудка настолько плотные, что они даже высохли". Я ничего из этого не понял; он употреблял термин гастрит, и я пошёл и посмотрел в словаре, и там говорилось: "нечто, что высохло полностью". И сказал: "Вы не излечитесь от этого". Он сказал: "Это будет у вас всегда". И я был бы удручённым человеком, если бы не это видение от Господа.
205 А на следующий день Нечто сказало: "Возвращайся на гору".
206 И в тот день вместо того, чтобы идти тем же путём, у меня было побуждение идти другим путём. И я стоял там, и взглянул в перёд — и там сидел тот седьмой, небольшой белый голубь, глядя прямо на меня. Я протёр свои глаза, я сказал: "Конечно, это видение, так и есть". Я взглянул, и я сказал: "Голубок, откуда ты появился?" Такой красивый и белый, каким только может быть голубь; как бы там ни было — далеко в той глуши.
207 Бог Всемогущий, Кто воскресил из мёртвых Иисуса Христа, Чьим слугой я являюсь, и Его Слово лежит вот здесь, открытое передо мной, знает, что я говорю вам правду и не лгу.
208 Вот сидел тот голубь, сидел там и смотрел на меня. Я обошёл вокруг, я подумал: "Это точно видение". Я повернул голову, я посмотрел назад, и вот он там сидит; эти маленькие белые крылья, белые-белые, его маленькие жёлтые лапки, и небольшой желтый клювик, сидел там, глядя на меня. Он смотрел точно на запад. Я вот так обошёл вокруг него, я ни за что не тронул бы его. Я стал подниматься вверх по тропинке, оглянулся назад, и он по- прежнему сидел там и наблюдал за мной.
209 Брат, являясь сыном Авраама, я не принимаю во внимание, что сказал доктор, я буду здоров всё равно!
210 На третий день я вновь пошёл, я взобрался высоко. И многие из вас знают о видении про индейского вождя, который ехал по той стене на запад. Приблизительно в полдень Нечто привлекло моё внимание к большому камню, сказав: "Положи на него свои руки и помолись". Бог на Небесах знает, что это правда.
211 Я положил свои руки на камень и взглянул в Небеса, и начал молиться, и я услышал Голос, спускавшийся с тех вершин скал, сказавший: "На что ты опираешься, у твоего сердца?" Я выпрямился вот так, плечи у меня были голые; обнажённый до талии — жарко. Я посмотрел ещё раз. И там, кварцем, на камне было написано: "Белый Орёл", именно то, как возвестило то видение, через кого придёт следующее Послание.
212 Я пришёл в такое возбуждение, я побежал домой; я взял фотоаппарат и вернулся назад на следующий день, и снял это. Это по-прежнему было там, написанное на скале: "Белый Орёл". (Голубь, ведущий орла.)
213 Как бы там ни было, я—я знаю. Я расскажу вам прежде, чем это произойдёт. Доктор — замечательный док-... замечательный доктор, никаких сомнений, я—я думаю, он прекрасный человек. Но я—я знаю, что я оправлюсь от этого. С этим покончено! Этому конец, и я поправлюсь!
214 И я размышлял, пока Эрни пел ту песню, совсем недавно, "На белых крылах". Какая у неё мелодия? Начни её для меня, Эрни.
...голубем...сходит вновь (пойте вместе со мной)
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
215 Я так понимаю, что Эрни в ней сделал два куплета. Я дам третий.
Провёл Ной в ковчеге
На воде много дней,
Он землю хотел
Найти поскорей,
Хоть трудности были,
Но не Бог их давал,
На белых крылах
С неба знак Он послал.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Иисус наш Спаситель
На земле в теле жил,
В хлеву для скота
Приют Его был.
Хоть люди отвергли,
Но Господь не забыл,
На белых крылах
С неба знак нам явил.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Я знал много горя,
Исцеленья искал,
И ночью, и днём
Я к Богу взывал.
И Бог мне ответил —
Веру Он увидал,
На белых крылах
С неба знак мне послал.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
216 Дорогой Боже, я благодарю Тебя за всё это, Отец. Ты дал знак Ною, и Ты дал знак миру, Ты дал знак мне. И на следующий день, увидев летящим того орла, о Боже, вот сейчас идёт Послание, и я молю, Боже, чтобы Ты сделал так, чтобы Голубь вёл. Даруй это, Господь. Меня это привело к такой вере, которой я никогда не имел прежде. Я знаю, Боже, я знаю, что всё будет в порядке, поэтому, я благодарю Тебя за это Отец.
217 И в этот вечер пошли вновь Своё Послание, Господь, на крыльях Голубя Слова. Даруй это, дорогой Небесный Отец. И каждый, кто пройдёт этим вечером через эту платформу, и там, на собраниях по всей стране, пусть Твой великий Голубь веры сойдёт в их сердца и даст им веру, Господь, для их исцеления. Помните, что у Бога нет лицеприятия. Он мог послать Послание Ною, мог послать Его Иоанну Крестителю, мог послать Его мне, может послать Его другим.
218 Я молю, чтобы тот Голубь прямо сейчас прилетел в каждое сердце, Господь, со Своим маленьким золотым клювом и прошептал, что "ранами Его... Моими ранами от кнута и избиения вы исцелены". Боже, даруй, чтобы наши преступления были изглажены, наши беззакония были нам прощены, и чтобы наши болезни были исцелены. Это в Твоих руках, Отец. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Со склонёнными головами задержимся ещё на минуту.
219 Сколько здесь хотели бы сказать, если вы можете и желаете сказать следующее: "Брат Бранхам, я всю свою жизнь был неправ. Я хотел служить Богу, но сегодня вечером, я готов сдаться. Помолись Богу, чтобы тот Голубь прилетел сегодня вечером в моё сердце. Я могу ощутить, как он машет Своими крыльями, когда Он влетает"? Поднимите руки, поднимете? Здесь, в видимой аудитории, ого, по всему зданию.
220 Там, далеко в аудиториях по всей стране, там, далеко, у Брата Ханта и Брата Кульмана, там, у Брата Лео и остальных в Тусоне, там, в Скинии Бранхама, по всему Западному побережью, поднимите ваши руки повсюду: "Я хочу, чтобы Голубь сегодня вечером влетел в моё сердце. Принеси мне нежную Божью любовь на крыльях белоснежного Голубя — Святого Духа. Принеси мне Его в этот вечер, Господь, и вложи в моё сердце ту веру, в которой я нуждаюсь".
221 Во Имя Иисуса Христа я молю, Боже, прости наши грехи. Израненный Голубь долетел с Посланием, о Боже, "Свершилось!" Мы в это верим. Только дай нам веры поверить Ему, мы молим. Во Имя Иисуса. Аминь.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
222 Откуда появился тот голубь? Я не знаю. Он не прилетел бы в ту глушь вот так. Нет-нет! Нет, он не мог там оказаться. И почему он был белым? Небесный Отец знает, что он был белым, как моя рубашка. И вот он там сидел.
Но белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
О-о, на белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
223 Разве вы не чувствуете глубокого смирения? Давайте пожмём друг другу руки и споём её.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
224 Давайте поднимем наши руки к Нему, и споём её.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Провёл Ной в ковчеге
На воде много дней,
Он землю хотел
Найти поскорей,
Хоть трудности были,
Но не Бог их давал,
На белых крылах
С неба знак Он послал.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Иисус наш Спаситель
На земле в теле жил,
В хлеву для скота
Приют Его был.
Хоть люди отвергли,
Но Господь не забыл,
На белых крылах
С неба знак нам явил.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
225 Почему я, старый человек, страдал всю свою жизнь, почему Он исцелил меня сейчас? Я верю, что ещё раз проеду этой тропой, я должен нести Послание! И сегодня вечером я говорю своему Отцу (как Джуниор однажды видел во сне о крыльях этого Голубя, влетающего здесь в эти окна): "Господь, слуга Твой для прохождения службы прибыл". Аминь, я готов!
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
226 Давайте верить сейчас, что Он двигается по аудитории.
Белым голубем сходит...
(Мы ожидаем, Господь.)
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
227 Те из вас, у кого имеются молитвенные карточки, в этом проходе, вот здесь, выйдите вот сюда; встаньте, выйдите сюда, в этот проход, вот в эту сторону.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
228 Те, кто с молитвенными карточками в этом ряду, выйдите влево.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
229 Те... [Пробел на ленте.—Ред.]
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
230 Откуда там взялся голубь в том безлюдном месте? Я бы сказал вот так: Бог увидел, что Аврааму нужен был баран как знамение, Он Иегова-ире — "Господь усмотрит Себе жертву". Только подумайте об этом! Тот же Бог, через такое же вдохновение, через таких же людей послал голубя. Он по-прежнему Бог, Иегова-ире может усмотреть всё, что Ему нужно.
231 Разве вы, пока вы проходите через молитвенную очередь, не попросите Бога принести на крыльях Голубя то, в чём вы нуждаетесь? Голубь, Дух Святого Духа, чтобы дать вам веру в ваше сердце верить, что вы будете исцелены.
232 Я стараюсь их всех поднять, вы понимаете. Я спрашиваю сейчас. Брат Браун на своём месте. Брат Джек... Что говорите? [Кто-то разговаривает с Братом Бранхамом.— Ред.] Всё в порядке, хорошо. Эта часть вот здесь, проходят первыми вот в эту сторону, те, кто стоят в очереди. Эти части, вот здесь, становитесь за ними. Эти — становитесь сразу за крылом. А вы — становитесь сразу за этими вот здесь, сразу же подходите для молитвы.
233 Итак, уверяю, никакой спешки в очереди не будет, мы не будем спешить, чтобы мы действительно смогли помолиться за каждого, до тех пор, пока будет возможно.
234 Вот, я немного сократил свою проповедь (и все вы, конечно, почувствовали это), чтобы мне можно было провести эту молитвенную очередь. Это очередь в воспоминание тех дней, когда Брат Джек Моор, Брат Янг Браун, ваши жёны вас отпускали, и вы приезжали, и мы ехали в Калифорнию и по всей Аризоне (вместе, через пустыню), и молились за больных.
235 И знаете что? И сегодня живут те люди, которые тогда умирали, а благодаря тем стараниям они всё ещё живы. Что же это произвело? Это произвело всплеск Божественных исцелений в каждой церкви, существующей в стране, сейчас даже у пресвитериан и так далее. Они... Это закрыло им рот, потому что надо было, чтобы Бог помазал кого-нибудь, чтобы убить Голиафа, чтобы показать, что это по силам, тогда остальные ободрились (это верно) и пошли вперёд. Это опять можно сделать, потому что Он по-прежнему посылает Свою любовь на крыльях Голубя.
236 Христиане, я хочу, чтобы вы прислушались. Если бы я встал здесь и попробовал привести вам примеры всех сверхъестественных дел, свершения которых я видел хотя бы за последние три года, я стоял бы здесь и рассказывал вам до следующего воскресенья. Я даже не говорю об этом слишком много, потому что это может показаться невозможным, но я говорю вам Истину. Это абсолютная Истина. Мы живём под руководством Великого Могучего Иеговы, Того же, который был с пророком в Ветхом Завете, вместе с Церковью в Новом Завете, Он здесь сегодня, выбирая Невесту из язычников ради Имени Своего. Верьте Этому! Будете верить, друзья? Если хоть раз вы верили Этому когда-то, верьте Этому сейчас. Вот кто... Я хочу, чтобы вы верили. Мы не знаем, что произойдёт уже этим вечером. Мы не знаем, что произойдёт. Мы просто ожидаем в предвкушении.
237 Пожалуйста, я прошу вас во Имя Господа Иисуса, как Его слуга. Я знаю, когда имеешь дело с собраниями, там присутствует разнородная масса. Но если вы верите мне, как Его слуге, если есть хоть малейшее сомнение (то есть грех, это—это "сомнение, неверие"), если есть хоть оттенок этого в вашем сердце, просите Отца убрать это прямо в данный момент. Понимаете? "Господь..." И тогда, когда вы придёте с подлинной верой... Так вот, мои руки ничем не помогут, пока Это прежде не коснётся вас, потом, когда это произойдёт, это принесёт озарение, вы получите исцеление. Это верно, вы будете знать, что вы исцелены. Понимаете, вы в это поверите.
238 Итак, сейчас я собираюсь помолиться за каждого из вас. И сейчас... Когда будете молиться, возлагайте руки также друг на друга, чтобы мы... И вы будете молиться за человека, на которого вы возложили руки, потом я проведу вас через очередь. Возложите руки на кого-нибудь, кто рядом с вами в очереди.
239 Дорогой Боже, я—я не знаю, как ещё по-другому всё это сказать, Господь. Я просто знаю, как выразить то, что знаю как Истину, и Ты свидетель мне сегодня вечером в том, что я говорю Истину. Моя вера, Господь, и моё собственное исцеление в будущем, я не знаю, когда, я не знаю, каким образом, я не понимаю этого, но я Этому верю, Господь, что я получил знак свыше. Тот седьмой голубь в конце концов туда прилетел, седьмой дюйм на животном вскоре подойдёт к концу. Этому конец!
240 Боже, я хочу служить Твоему народу. Поэтому я молю. Боже, чтобы Ты нас помазал таким образом, чтобы на кого бы мы ни возложили свои руки, пусть те исцелятся, не потому, что это мы, но потому, что следуем Твоей заповеди. Ты сказал: "Эти знамения будут сопровождать верующих". Господь, помоги мне верить, и помоги их сердцам быть подготовленной почвой веры. И пусть вместе для славы Божьей каждый больной и имеющий недомогание в этом здании (или в зданиях по всей стране), который послушен сейчас этим повелениям, будет исцелён. Во Имя Иисуса Христа я прошу этого. Аминь.
241 Имейте веру; вы все молитесь вместе с нами. Так вот, это не очередь с распознаванием.
242 [Пустое место на ленте.—Ред.] Подавленность, страх, я знаю, что это такое... Бедняжка, она сказала, что никогда в жизни не знала покоя, то же самое, что...?... не может спать, нервная, в напряжении.
243 Дорогой Боже, будь мне свидетелем, Господь, в том, что я сказал Истину. Как я сострадаю этой бедной женщине! Я молю, Боже, чтобы Ты послал ей в этот вечер ту вспышку веры свыше, которая знает, что Ты связан обязательством по отношению к Своему Слову, и Ты сдержишь каждое Слово. Пусть Бог Небес уберёт прочь этот страх от моей сестры. И я подчиняюсь Тебе, возложив свои руки на неё и осуждая это. Во Имя Иисуса Христа, пусть это выйдет из неё. Аминь.
244 Так вот, смотрите, сестра, верьте мне сейчас, если бы вы смогли начать прямо отсюда, через крест. Начиная с этого вечера, отрицайте, что вы это имеете. Понимаете, продвигайтесь дальше, говоря: "Больше у меня этого нет". Тогда это вас оставит.
245 Сестра Пальмер, наша сестра, Сестра Пальмер; её муж — мой очень хороший друг, служитель из Джорджии или Алабамы, Джорджия—Джорджия. А она ходила в Скинию... Они приезжают на машине, когда я проповедую в Скинии, две тысячи четыреста километров, чтобы услышать одно служение. Брат Пальмер не справился с управлением своей машины, или сын, кто- то из них, когда они поворачивали, и они попали в аварию. У неё последствия этого. Давайте помолимся.
246 Дорогой Боже, избавь этого Твоего слугу, его жену, верную, преданную служанку Христову, я молю. Боже, когда мы с Братом Джеком Моором возложим на неё свои руки, чтобы Ты исцелил её и сделал её здоровой. Во Имя Иисуса. Аминь.
247 В правой ноге, а вы здесь из-за него? Его сынок калека, у него боль в желудке и спине. Давайте помолимся.
248 Дорогой Боже, пусть тот белоснежный Голубь проникнет глубоко в его сердце прямо в данный момент, "Изранен за грехи наши, мучим за наши беззакония, ранами Его мы исцелились". Я прошу, чтобы это было таким образом для нашего брата и его сынишки, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
249 Ужасные головные боли и больная нога, которая беспокоит его во время работы.
250 Дорогой Боже, даруй Своё исцеляющее благословение на этого молодого человека, когда мы, слуги Божьи, возлагаем на него руки. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
251 У неё болезнь по-женски, женская, и также она желает Крещение Святым Духом.
252 Дорогой Боже, сейчас, когда я возношу Тебе эту молитву веры за эту женщину, пусть эта женская болезнь оставит её, пусть Крещение Святым Духом придёт на крыльях Голубя, во Имя Иисуса Христа. Аминь. (Благословит вас Бог, сестра.)
253 Нарост у него на глазу, и также за свою возлюбленную спутницу.
254 Дорогой Боже, Ты знаешь человеческие сердца. Я молю Тебя, Отец, во Имя Иисуса, чтобы Ты ответил на эту просьбу этого брата; и в послушании Твоему Слову — возлагаем на него руки. Во Имя Иисуса Христа. Аминь. (Благословит вас Бог, брат.)
255 У неё нарост на левом боку и также плохо с голосом.
256 Дорогой Иисус, я молю, чтобы Ты исцелил эту сестру, возлагаем на неё руки во Имя Иисуса Христа, чтобы наступило её исцеление. Аминь. (Благословит вас Бог, сестра моя.)
257 Бедная сестричка, я вижу, вашу беду распухшая конечность. Почки, мочевой пузырь, и лодыжка не на своём месте.
258 О, Отец, Боже, исцели эту драгоценную женщину, Господь, я молю, так как я возлагаю на неё руки во Имя Иисуса Христа. Аминь.
259 Благословит вас Бог, сестра; вот таким образом, это произойдёт.
260 Вы слышите это, не так ли, через микрофон? Кто там... инженер, если вы немного прибавите громкости, аудитория сможет слышать их сви-... то есть то, что они говорят, когда проходят. Молитесь за них, когда будете это слышать; когда я начну молиться, молитесь со мной.
261 Дорогой Боже, я молю вот за эту нашу сестру, чтобы Ты исцелил её, дорогой Бог. Мы совершаем это, потому что это — Твоё повеление. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
262 Дорогой Боже, Ты слышишь это свидетельство, Ты слышишь, что сделал ей враг. Мы стараемся взять Имя Иисуса и поразить этого врага; он уже поражён, потому что побитый, израненный Голубь упал на пол Дома Божьего с Посланием: "Свершилось!" Даруй это, пусть она этому поверит. Отец, во Имя Иисуса.
263 Дорогой Боже, я молю, чтобы Ты исцелил эту нашу сестру. Пусть Голубь Божий засвидетельствует ей сегодня вечером, что Он сделал это для неё, чтобы она смогла поправиться. Во Имя Иисуса. Аминь.
264 Дорогой Боже, я возлагаю руки на моего брата, который стоит здесь. У него оказалось достаточно веры, чтобы прийти сюда, Господь, пусть он теперь примет своё исцеление и вернётся на своё место здоровым. Во Имя Иисуса.
265 Дорогой Боже, я молю за нашего брата, возлагаю на него руки. Помоги, дорогой Боже, чтобы вера Божья проникла внутрь именно сейчас; и пусть будет как Авраам — назовёт несуществующим существующее, потому, что Бог дал обещание. Во Имя Иисуса. Аминь.
266 Дорогой Боже, Ты являешься Тем, кто может дать истинное решение. Я молю, дорогой Боже, потому что этого попросила эта молодая женщина, пусть она примет это во Имя Иисуса Христа. Аминь.
267 Дорогой Боже, я возлагаю свои руки на нашу сестру в послушании тому, что Ты сказал делать. Это напоминает нам события многолетней давности, Господь, когда мы устраивали подобную молитвенную очередь; но мы знаем, что происходило тогда, мы знаем, что Ты тот же Бог сегодня, если люди сегодня смогут иметь ту же веру. Я молю во Имя Иисуса за исцеление нашей сестры. Аминь.
268 Дорогой Боже, я возлагаю свои руки на моего брата здесь, и прошу о его исцелении, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
269 Отец, я приношу к Тебе в этот вечер вот эту нашу сестру и возлагаю на неё свои руки, чтобы засвидетельствовать, что я стою здесь как свидетель Твоей силы, стою как свидетель Твоих видений, Твоего Слова, и я свидетель того, что Ты -- Бог. И я возлагаю руки на неё в послушании Слову моего Бога и прошу об её исцелении. Аминь.
270 Дорогой Боже, я возлагаю подобным образом руки на моего брата, как свидетель Твоей силы, я прошу его исцеления во Имя Иисуса Христа. Аминь.
271 [Пустое место на ленте.—Ред.] "Что?"
272 Она сказала: "Исцелитель". Сказала, что "какой-то человек откуда-то из Арканзаса сегодня утром был исцелён, слепой сапожник". Вы знаете подробности. Это передавали по радио.
273 И я сказал... Я подумал... Я сыграл роль лицемера. Я сказал: "Вы не верите, что это Истина?"
274 Она сказала: "Нет, сэр, я верю".
275 И я сказал: "Вы верите, что в наши дни Бог совершил бы нечто подобное, когда..."
276 Она сказала: "Сэр, я слушала религиозную программу". Она сказала: "Я Христианка". Она сказала: "Я слушала программы, я услышала о том человеке там, который утром был исцелён, тот слепой сапожник. Его выгнали из церкви, он слишком шумел, бегал из церкви в церковь. Повесил свою шляпу на тросточку, крутил ею, бегал по всем церквам, к каждому в городе, крича: 'Я исцелён! Я исцелён!' Слепой сапожник".
277 Я сказал: "Вы верите этому?"
278 И она немного там постояла, шёл такой моросящий дождь, она сказала: "Сэр, если вы отведёте меня туда, где он находится, тогда я найду своего Отца". Тогда я почувствовал себя вот так.
279 Я сказал: "Возможно, я тот, кого вы ищете".
280 Она сказала... ухватила меня за лацканы пиджака, она сказала: "Вы тот Исцелитель?"
281 Я сказал: "Нет, сестра, я — Брат Бранхам".
282 Она сказала: "Смилуйтесь!"
Я подумал о слепой бедняжке Фанни Кросби: "Слыша люд, мольбой объятый, не пройди меня". Видите, Он исцелил одного — Он мог исцелить её.
283 Я возложил свои руки на её глаза, я сказал: "Дорогой Иисус, однажды на улице, ударяясь о дорогу, появился старый грубый крест, плечи, с которых стекала кровь, бедное хрупкое тело, которое несло его, упало под ношей. Темнокожий человек по имени Симон, Киренеянин, подошёл и подхватил крест, помог Ему нести его. Я уверен, Ты помнишь это, Отец. И одна из его детей здесь спотыкается во тьме, я уверен, Ты понимаешь".
284 Она сказала: "Слава Богу! Я вижу!" Ага.
285 Я сказал: "Вы видите?"
286 Она сказала: "Да, сэр".
287 Я сказал: "Сосчитайте те фонари". И она сосчитала их. Я сказал: "Какого цвета на мне костюм?"
288 Сказала: "На вас серый костюм с жёлтым галстуком". Именно то, что и было, она могла видеть.
289 О-о, Бог чтит смирение. Ага.
Это принесёт и совершит великую победу в Любви Божественной.
290 Дорогой Боже, смилуйся и исцели мою сестру во Имя Иисуса Христа. Аминь.
291 Дорогой Боже, когда я взял эту немощную морщинистую руку, только Тебе известно, что прошло через неё. Я молю, дорогой Боже, чтобы эта рука, которую я держу в этот вечер, обхватила бы, как те немощные руки Симеона в тот день: "Господи, позволь Твоему слуге отойти в мире, потому что я теперь вижу спасение Твоё". Пусть Это сойдёт на неё, Господь, Твоё спасение, и исцелит её во Имя Иисуса. Аминь.
292 [Пустое место на ленте.—Ред.] В проповеди "Судебный процесс" мистер Неверующий обвинял Иисуса Христа. Вы помните "Судебный процесс"? Как там... Там был прокурор и все остальные, и кто за кого стоял. И у нас был обвинитель, сатана, который собирался обвинять; как там развивался судебный процесс.
293 И он сказал, один из них, мистер Сомневающийся, он вышел, он сказал: "Я слышал, как проповедник сказал: 'Помажьте больного елеем, так сказано в Библии'. Меня помазали елеем, не исцелился. Другой сказал: 'Возложите на больных руки, и те исцелятся'". Он старался обвинить.
294 Но когда вышел свидетель, а говорилось вот что: "Бог им повелел, сказал: 'Вы будете... '" Он говорил: "Прошло шесть месяцев с тех пор, как на меня возложили руки, и Твоё Слово говорит, что: 'Возложите на больных руки, и те исцелятся'. И на меня возложили руки Твои помазанные слуги, а я до сих пор не выздоровел. Следовательно, Ты — лжец, потому что Твоё Слово не соответствует тому, что в Нём сказано".
295 И вот, когда вышел свидетель, вот что оказалось на самом деле: "Слово Его истинно. Он не сказал, когда Он это совершит, Он сказал: 'Эти знамения будут сопровождать верующих: если они возложат свои руки на больных, те будут исцелены'. Видите? Видите, вот что Он сказал: 'Они будут исцелены'. Так что будет ли это явное чудо, которое произойдёт просто вот так, или это просто будет послушанием Богу — это Его дело в отношении каждого человека. Понимаете? Но если человек верит Этому, меня не волнует, сколько потребуется времени. Он сказал Аврааму: 'У тебя будет ребёнок от Сарры'. Ребёнок не появлялся на протяжении двадцати пяти лет. Он сказал Ною, что 'должен будет пойти дождь'. У Ноя был потоп... ковчег, который был построен для потопа за много-много лет до того, как наступил потоп, но он знал, что дождь должен будет пойти. В Библии сказано: 'Молитва веры исцелит больного, и восставит его Бог'. Когда? Он не сказал. Бог безошибочный, Он точен, просто читайте то, что говорит Его Слово".
296 Вот что я делал сегодня вечером — возлагал руки на больных. И я верю, что каждый из них будет исцелён. Я верю, каждый из них. Вы верите таким же образом? Верьте сейчас за этих страдающих людей.
297 Там находится одна женщина, которую я как будто знаю — я молился за неё прошлым вечером в молитвенной очереди. Как её зовут? Чемберс... Чемблз. Если бы эта бедная женщина жила бы—у неё была бы обычная жизнь, не была бы поражена болезнью, она без сомнения была бы прекрасной женщиной. А она сидит сейчас там, подергиваясь. Приятный, нежный дух в девушке. И она там сидит вот так дергаясь. О, как это разрывает моё сердце. Как бы я хотел, чтобы... если бы я только мог!
298 Вот здесь маленький ребёнок, женщина сидит, держит его. Его язычок высунут наружу, его тельце поражено болезнью. Что, если это был бы мой маленький Иосиф? Что, если бы это был мой внучонок Поль? Что, если бы там сзади была Ревекка, или Сарра? Что, если бы вместо миссис Симпсон здесь была моя жена Меда? Вот этим молодым человеком, который сидит здесь, был бы Билли Поль? Эта пожилая женщина, что сидит здесь, была бы моей матерью? Помните: это чей-то ребёнок, чья-то сестра, чья-то дочь и чей-то сын. Понимаете? Я их брат, Он — наш Спаситель. Всё что я могу сделать — это... всю ту веру, какая у меня есть, я приношу за них. Это всё, что я знаю.
299 Так вот, Господь может показать мне видение, Он может мне рассказать, что не в порядке с каждым из них. Я могу это вам доказать, понимаете, вы знаете об этом. Но это их не исцелит. Это их не исцелит. Нет, в них должно нечто проникнуть, вот. И я надеюсь...
300 Подобно как я мог бы прийти сюда, взять каждого из вас, и крестить вас во Имя Господа Иисуса Христа, это не простило бы ваши грехи. Нет-нет! Нет, я не верю в крещение в воде во Имя Иисуса Христа для возрождения, я верю, что возрождением является Кровь, понимаете, не—не вода. Но, понимаете, я мог бы крестить и крестить, но ты погружался бы сухим грешником, выходил бы мокрым, понимаешь, пока ты по-настоящему не покаялся бы. Покайтесь, а потом креститесь во Имя Иисуса Христа. Понимаете? И вот в чём я расхожусь с движением единственников. Не крещение для возрождения, нет; я верю, что очищает Кровь, не вода. Понимаете? Покаяние, а затем принять крещение во Имя Иисуса Христа.
301 Теперь я буду молиться. А эти люди для вас значат столько же, сколько для меня, возможно, даже больше в смысле родства.
302 Сейчас давайте все объединимся, и ваши руки в вере, и моя рука в вере сведут вниз руки Господа Иисуса для возложения на этих несчастных калек. Будете молиться со мной?
303 [Пустое место на ленте.—Ред.] Те, кто принёс платочки для больных и страдающих, вы можете получить их сразу после служения. Сейчас помогайте мне молиться за этих людей, поможете?
304 Боже, мы благодарим Тебя, Господь, за совершённое Тобой в этот вечер. Мы заранее благодарим Тебя за исцеление каждого человека, который прошёл через очередь. Дорогой Боже, я молюсь над этими платочками, которые, вероятно, для тех, кто не смог даже прийти на собрание, а их близкие принесли платочки. Библия нас учит, что с тела Павла брали платки, то есть, опоясания. Вот, те люди в прошлом, жили в Твоём присутствии: они видели Тебя на улице, они видели Тебя на своём собрании, и они видели тот же Твой Дух на Павле. И они знали, что это не был тот человек, это был Твой Дух, властвующий над его жизнью, потому что мы видим, как Павел совершал те же дела, что и Ты.
305 И вот, Господь, люди этого дня видят того же Бога, живущего в Своей Церкви вместе со Своим народом. И они принесли эти платочки, чтобы отсюда отнести их к своим близким. Даруй это, Боже, чтобы каждый из них исцелился угодным Тебе способом. Мы не требуем, чтобы было совершено что-то конкретное, каким-то конкретным способом или в каком-то конкретном виде, мы только просим: "Своим способом, Отец, исцели их". Для славы Божьей я возношу над этим эту молитву веры. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
306 Я испытал чудесное время общения вокруг вашей веры, вашего присутствия в Иисусе Христе. Это такое собрание, которое я буду долго помнить из-за того, что произошло: любовь, сотрудничество, общение.
soy и теперь, доколе мы вновь свидимся, пусть вас ведёт Бог Небес. Он Тот, Кто заставляет звёзды ярко гореть ночью, чтобы осветить путь, когда тени сгущаются, пусть Он осветит ваш путь Вифлеемской Звездой, чтобы вести вас к полностью посвящённой жизни в Его Слове — вот моя молитва.
Доколе мы свидимся,
Мы свидимся у ног Христа,
Доколе мы свидимся,
Бог с тобой, доколе свидимся.
308 Сейчас давайте встанем. "Верой взираю я"!...?... Я... что ж, я это изменю. Я полагаю, что это прекрасно.
Верой взираю я
На Искупителя
Агнца Христа!
Моей мольбе внемли,
Весь грех мой удали.
Полностью быть Твоим
Позволь всегда!
309 Теперь давайте пожмём друг другу руки, когда они будут петь.
Когда чрез темноту
И скорби я иду,
Направь на путь.
Тьму в свет Ты обрати,
Рыданья прекрати
И с Твоего пути
Не дай свернуть.
310 Сейчас лучше себя чувствуете, не так ли?
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
Вот белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
311 Это заключительная проповедь этой кампании.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
312 Склоним наши головы. Когда колёса будут напевать песню, по дороге домой, я верю, что она будет... вы услышите, как напевают колёса, рокочет мотор.
Белым голубем сходит вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
[Брат Бранхам начинает напевать припев.—Ред.]
...вновь
Святая Его любовь —
На белых крылах
Бог дал знак в Небесах.
313 Продолжайте стоять со склонёнными головами, я передаю вас вашему... Брат Ноэль.

НА КРЫЛЬЯХ БЕЛОСНЕЖНОГО ГОЛУБЯ RUS65-1128E
(On The Wings Of A Snow-White Dove)
Эту проповедь Брат Уилльям Маррион Бранхам произнёс по-английски в воскресенье вечером, 28 ноября 1965 года в Скинии Жизни в Шривпорте, штат Луизиана, США. Напечатано с магнитофонной ленты без сокращений и изменений и распространяется бесплатно издательством "Voice Of God Recordings".
Издание и распространение этой книги осуществляется на добровольные пожертвования верующих.
Русский перевод впервые опубликован в 2003 году.

On The Wings Of A Snow-White Dove

1 Let's bow our heads. Dear Lord, we thank Thee tonight for the promise of the coming of the Lord Jesus, where we'll meet in a great meeting where it'll never end, of joys and songs, as we praise You through the--the ceaseless ages that is to come. We ask Your blessings upon the meeting tonight. We ask Your blessings upon this tabernacle, upon its staff, its pastors, its co-workers, co-pastors, and all.
We ask You to bless these, Lord, who have come many miles to be in the meeting; lay Your hand of mercy upon them as they travel back to their homes. Grant it, Lord. May we meet many more times together in this place called the house of God, to worship. Bless those who are tuned in tonight, Lord, by the way of the telephone. May every unsaved person find Jesus Christ their Saviour tonight; heal all the sick and the afflicted. Father, Your servant is reporting for service, in Jesus' Name. Amen.

3 The Lord bless each of you. So happy to be here tonight. I just got in when Brother Ernie was singing the last part of his song, "On the Wings of a Dove." Certainly beautiful poem, certainly beautiful, and I--I know it's timely. So now, we very thankful.
And to all you people that's tuned in tonight out across the nation, I wished you were only here to see this a-waiting, expectations on the people's faces as they're jammed in the building tonight; having a wonderful time.
We want to thank Brother Jack Moore, and Sister Moore, and Brother Noel, Brother Bootlayer, Brother Brown, all these associates here, the whole tabernacle, the whole staff, for inviting us back.

6 It was a really a kind of a--couldn't say a coincident, it was simply just the hand of God that worked it out. There's a brother here that had a dream sometime ago about this thing happening, said I was standing in a pair of white trousers, in Indian moccasins. And that's just exactly the way I was standing when I called Brother Jack for the meeting here, just exactly, (at Carson, Colorado) Indian moccasins and a pair of white Levi trousers on. Brother Leo, if you're listening in, I was just meeting you in a few minutes. So that's when the meeting took its birthplace right there.

7 Now, it's Sunday night; I know many of you will drive all night tonight going home, some of you will be driving in the morning. I've got two days drive ahead of me. And so we--we won't hold you very long. And I've tried to make this an old-time night, the night that Brother Brown, and Brother Jack, and all of us that used to pray for the sick years ago, would pray for the sick in the same manner that we did then.
Now, can you hear me back in the back? I just keep lowering these mikes because I am hoarse.

9 And so I want to... Just a little something, this little incident's happened. Why, they was telling me awhile ago that there was a brother, perhaps here in the meeting tonight, that just come out of denominationalism, come into Shreveport, want to hear about the Message. And he got mixed up; he didn't know where he was at, so he went downtown. He seen a people gathered; he said, "Is this where Billy Branham is going to preach?"
He said, "No, it's where Billy Graham's a-preaching by--by the way of a--a film."
He said, "Well, I'm sorry, I--I got the wrong place."
He said he come up, he said, "Now, where can I go, Lord?" Said he started walking up this main street. I don't know what it is; there's a big church up here at the end. Texas Street. And there was a big white cross up on a church. Said the Lord told him, said, "Just keep walking." Said... When he got there, they was... Said, "Well, here must be where it is; there's a lot of cars setting around." And said, "A bride and groom come walking out of the church." That was last night; there was a wedding; I seen it come out. "The Lord said, 'Now, that's what it is. You're coming out of denominationalism to enter into the Bride to go with the Groom." See, see?

13 I was remarking to my wife, coming down the street, how the moon and the star hanging right above that cross, as we moved up into it. I guess I just look at little things like that, maybe kinda complimentary to my belief in God and my ministry.
I was thinking tonight in Tucson, it happened to be that Victor Le Doux, he was this Frenchman... He's a genuine Frenchman. I believe I was telling you the other day, that when I got through speaking, trying to separate denominationalism from real Christianity... And a man was giving me a--kind of a short talk about it, from a famous denominational Pentecostal church.
And so Danny Henry, I think he's some movie star's cousin or something, and he was a Baptist; and he run down to the platform, and just threw his arms around me and said, "Brother Branham, I hope this don't sound sacrilegious, but that could be the 23rd chapter of Revelation." And when he started to say something else, he started speaking in tongues.
And this, three French people... A Frenchwoman (big, heavyset woman, dark complected, from Louisiana, she may be setting here tonight) wrote it down on a piece of paper, what he said. Then Victor Le Doux, a minister, wrote down the same thing; and they were comparing notes, or going to. A light-headed man (kind of a blond hair) standing way back, packed back as far as he could, come walking up, wanted to see those notes. He was the interpreter of French at the U.N.. And all three notes was the same.
And It said this:
Because thou has chosen this harder way, you've chose it, you have took--chose it by your own choosing. ('Course we know that, Moses had to make his choice. Said) This is the precise and correct way, because it's My way. And what a--what a glorious decision you've made. (Said) Because of this, a large portion of heaven awaits you. And this in itself is that which will make, and bring to pass, the tremendous victory in the Love Divine. All three was the same. I thought I had that in my Bible tonight (I looked in there, but I didn't.), the original copy of it.

19 Danny Henry don't know. Like myself, he hardly knows good English, let alone French. And if you notice in there, it's like the French language, they put the verb before the adverb. And the interpretation of all three was exactly alike.
Danny Henry, sometime ago, he make... Danny may be listening in tonight. Victor Le Doux perhaps is, because I understand he's in Tucson. And you people in Tucson at the church, the tabernacle, the Tucson Tabernacle where Brother Green's the pastor; Brother Victor Le Doux, I understand is in a tent meeting right at the foot of Park Avenue where it runs out into Highway 80, coming this a-way. And if you're out there tomorrow night and next night, whenever how long he'll be there, go to hear him; and Danny may be with him. And it could be that they're listening in from the Tabernacle tonight; I don't know.

21 Danny went to Jerusalem right after that, and said he was laying there in the tomb on the board--rock board that Jesus laid on, a corpse just before His resurrection. And said, all of sudden I come on his mind; and said he run out, begin crying, and he walked outside. And he was directed... He's a man that makes things out of rocks; tumbles rocks, I meant. Said he went to where they said the cross was drove down, and he just dropped off, knocked off a little piece of rock about like, oh, a inch square, or something; put it in his pocket, and was impressed to bring it home.
When he did, something said to him, "Make Brother Branham a pair of cuff links out of that." So he put it in the acid, and it changed the color from the regular limestone-looking rock to a bloodstone rock. And he made the cuff links.
And when he give them to me, he hadn't noticed it, but right through the middle of both cuff links runs that straight, narrow strip. I have them on tonight to pray for the sick. See, a--a bloodstone color, like the dripping blood, with the straight, narrow line right through, just exactly what his prophecy said, the straight and narrow way (See?) in the prophecy. I showed it to him.
Danny, if you're listening in, you or Brother Le Doux, either one, tonight's going to be the old fashion night when we're to pray for the sick. I'm glad to walk this straight, narrow way, the way of the Gospel, the way of the Word, with our Lord Jesus Christ.

25 God bless you all. Now, you're so nice to talk to, I'll just talk a long time, and I'll have you here too long. Billy said there's between three and four hundred people to be prayed for, so I'll just have to hurry up with our message as quick as possible, and then pray for the sick.
Now, to the people in Arizona, the next Saturday night, we're over at (never can think of the name of that town) Yuma, Arizona, at the banquet. So then in California we follow right on in Sunday morning, to Los Angeles and the places that's been predicted to be there.
Tonight, I want to take a text out of the Scripture.

28 By the way, I was setting in a cafeteria today, the Morrison's Cafeteria; Brother Jack, his wife, I and my wife, we went over to Morrison's Cafeteria to have a little time together, we hadn't been out; the women had never been together. There was a young fellow walked up to me; his name's Green; he's the father of Brother Pearry Green. And he said, "You know, Brother Branham, you was talking about a 'johnny pin' the other night." That's really a... What is it? Bobby pin. He said, "You were talking about a 'johnny pin,'" said, "I got you a 'johnny pin.'" He gave it to me.
Now, that's a "johnny pin," ladies; that won't work in the hair. A "johnny pin," he said--said he'd been using it for years, to hold the pages of his Bible down. So he said, "I'll give you a genuine 'johnny pin.'" So Brother Green, if you're here somewhere or listening in, that "johnny pin's" a dandy, just holds it right.

30 Now, we want to get into the Scriptures right away. And I want you to turn with me now to Psalms 55, and then also Matthew 3. And my subject tonight was Brother Ernie's topic: "On The Wings Of A Snow-white Dove." Now, I won't be able to strike all the notes and Scriptures that I got here, because I'll just kinda skip over a few of them, and because I promised the message.
The Lord willing, for Yuma next Saturday night, I want to preach on the conditions for the rapture if the Lord willing.

32 In Psalms 53... I beg your pardon, Psalms 55:
Give ear... (pardon? 55, yes, sir) Give ear to my prayer, O God;... hide not thyself from my supplication. Attend unto me, and hear me: I mourn in my complaint, and make a noise; Because of the voice of the enemy, because of the oppression of the wicked: for they cast iniquity upon me, and in wrath they hate me. My heart is sore pained within me: and the terror of death are fallen upon me. Fearless and trembling comings are come upon me, the horror has overwhelmed me. And I said, Oh that I had wings like a dove! for then would I fly away, and be at rest. Lo, then would I wander far off, and remain in the wilderness. Selah. ("Selah" means "Amen")

33 David, a lover of the wilderness, when he got distressed and the people wouldn't believe him, and the enemies had come upon him, he said, "If I had the wings of a dove, I would fly out into the wilderness and there remain." How many times have I thought that same thing. If I could take my rifle off of the wall, my camp bag, go out in the wilderness and never return again. I've asked the Lord if I can live to see the day... I don't never want a funeral service; I said, "If I can just go out in the woods somewhere, set 'Old Blondie' against the tree..."
That's my rifle, excuse me, I--I--I say that on account of my wife setting there. You know, that rifle a brother here gave me years ago, I killed fifty-five head of game with it, without missing a shot, some of them seven to eight hundred yards. I call it "Blondie" because my wife's a brunette, so she said I think more of the rifle than I do her. But...
So I--I'd like to set it against a tree, and say, "Lord, let Joseph find it someday." I'd like to take the wings of a dove and fly away.
But just like one time up in the mountains and watching an eagle, and seeing him fly away (You know my story of it.), I said, "It's good to be here, Lord; like Peter said, 'we could build three tabernacles.' But down at the foot of the mountain, the sick and the afflicted are waiting; the lost and dying are waiting." So let us do what we can while it's day, and someday there'll be a--the wings of a white Eagle will come down; He'll bear us away.

37 Now, in Matthew 3:16, I'd like to read 16 and 17:
And Jesus, when he was baptized, went straightway up out of the water: and, lo, the heavens were opened unto him, and he saw the Spirit of God descending like a dove, and lighting upon him: And lo a voice from heaven, saying, This is my beloved Son, in whom I am well pleased. (In other words, "in Whom I'm pleased to dwell in")

38 Now, we want to speak a few minutes on this bird. A dove has always been one of my favorite birds. And thinking of a dove, a dove is really--and a pigeon is the same bird. A pigeon is a domestic dove. They're both the same family. I've looked it up and it is the same family. A pigeon and a dove, they're both of the same family. The habits of these birds are outstanding.
I preached here some few years ago in a tent meeting out here with Brother Moore, on "The Lamb And The Dove." I guess you all remember that; and how that the dove is the most cleanest bird that we have, and the lamb is the most meekest animal that we have. They're both sacrificial bird and beast.

40 How beautiful it's typed here as Jesus being the Lamb, and God being the Dove. And the dove would not have settled on a wolf; his nature's not right. It couldn't have settled on a dog; his nature's not right. It had to be on a lamb; the two natures had to be the same. And that's the way we have to be; our natures has to change from the roaring sinner to the meekness of a lamb.
And did you notice the Dove led the Lamb? And notice, the Lamb forfeit everything He had to the Dove. And look where the Dove led Him: to crucifixion for the sins of us all.
Now, the Dove, if God wanted to represent His Son, He was represented by the most cleanest and meekest animal on the earth, a earthbound creature; but when God represented Himself in the heavens, was by the meekest and most cleanest bird there is in the heavens: a dove.

43 Now, doves vary; there's many different variations of them. Usually our turtledove is kind of a gray-looking bird. And then there's a morning dove, and then there's the evening dove. There's also called the Sonora dove that we have at home; he's a little, gray fellow, little, bitty fellow with red stripes on his wings. There's many different kinds of doves, and they vary in colors. So is there same thing in the pigeons.
Now, the dove is a very odd constructed dove, because his habits that he cannot eat anything that's unclean; he just couldn't do it, because he's not built for it.

45 Now, I've always talked about the dove being a symbol of God, and the crow being a symbol of the hypocrite. A crow can set on an old dead carcass and eat all day long, and fly right out in the field and eat wheat with the dove. But the dove can eat wheat all right, but it can't eat the dead carcass. See? He just can't do it; he can't stomach it. And I wondered why he couldn't do it; they're both fowls, both birds. But why? It's the structure of them.
That's the way it is with a genuine Christian. A just a denominational Christian can just take anything, but a genuine, borned again Christian cannot take the things of the world. He's constructed different.

47 I found out that the dove don't have any gall. There's no gall in a dove, because he has no need of it. So that's the way it is with a Christian, he doesn't need any bitterness (See?) 'cause he only can eat the food of God. And it doesn't take bitterness to dissolve that; takes love (See?) so he--to dissolve the food. Bitterness: "Oh," they say, "well..." they difference with It. But love always receives It, the Word of God.
Now, he has no gall; so therefore, he could not... It's just against him to eat anything bad. And if he would, it would kill him. But there's no danger, he isn't going to eat it, because he has no appetite for it.

50 And that's the way with a real Christian. Did you know a real Christian doesn't have even any sin at all imputed to him? David said, "Blessed is the man who God will not impute sin to." When you're washed in the Blood of the Lamb (not by make-belief, but really the--the Blood of the Lamb), God does not impute to you anything that's done, because you're under the Blood and He doesn't see it. There's a Blood sacrifice; the only thing He can see you in, is the way He saw you before the foundation of the world when He put your name in the Lamb's Book of Life. That's all He can look at, because you are redeemed from everything that was ever done; you're washed in the Blood of the Lamb. Therefore, there's no gall in you; there's no unclean habit in you; because that the Blood of the Lamb has did this; and God cannot impute sin to you after you've got a sin-offering laying there waiting for you.
"Why," you say, "that gives me plenty of room then, Brother Branham; I can do what I want to." I always do, always. But when a man can really see what Jesus done for him, and turn around and do something contrary to Him, it shows he never received Christ.

52 I got a little wife setting back there. She's ten years younger than me, and as gray as I am. The reason is because she's stood between me and the--and the outside world. If I was going overseas, and I'd... Wouldn't this be some sort of a family to live in, if I'd gather my family around me and I'd say: "Looky here, Mrs. Branham; you want to realize that you're Mrs. William Branham. Thou shalt not have any other husbands while I'm gone. Don't you make eyes at any other man," and all these things. "Don't you flirt at all. If you do, when I come back I'm going to divorce you."
And she'd turn around and say, "Now, my good man, I want to tell you something also. Thou shalt not take out any other woman while you're gone. Thou shalt not do this and that. If you do, just consider yourself divorced when you come home."
Now, wouldn't that be a loving family? Uh-huh. See? No. If I really love her, though I believe if I did make a mistake and slip and do something wrong, I believe she'd forgive me for it because she loves me. And if she did, I believe I'd forgive her for it; certainly, because I love her. But if I love her like that, as long as I love her like that she has no worry. Though she would forgive me, I wouldn't hurt her for nothing. I--I--I'd feel the guiltiest guy in the world; I couldn't wait for the minute I'd tell her about what I done, because I love her. Well, that's... If I love her with phileo love like that, how much greater would my agapao love be to Jesus Christ?

55 Though I might smoke a cigarette, I never in my life; but though I would, He might forgive me for it; I believe He would. If I took a drink, I never in my life, but I believe He'd forgive me for it. And I love Him too much. God, help me; I don't want to do anything like that (See?), because I love Him. That stuff is gone from me, because when He changed me from a crow to a dove it made a difference; my appetite and things left me; then sin is not imputed to me, because I don't aim to do it; it's not in me to do it.

56 Now, another great thing about this dove. He's a strange bird. Did you ever see all the birds...
One of my favorite birds is a robin. Now, you boys quit shooting at my robins (See?), 'cause I don't want you doing that. My robin, you know how he got his red breast? You know, one day there was a Man dying on the cross; nobody would help Him; God had forsaken the Man, and He was dying. His hands had nails in them; His feet and his side a-bleeding, crown on His head and thorns, blood running over His face. And there was a little bird passed by, a little, brown bird. And he looked at that, was--thought it was the most pitiful sight he ever saw. And he knowed he was just a little bird, but he looked at them great big, old cruel Roman nails drove in His hand, and he flew in with his little beak and tried to pull them loose. He got his breast all bathed with blood, since then it's been red. I want my breast shielded with His Blood too, defending Him when I come to meet Him. I love a little robin.

58 But, you know, a little robin has to take a bath; but, you know, a dove don't have to; no. He's got some kind of oil on the inside of him that oils him and keeps him clean from the inside out. You know that? The dove has. The dove oils himself. Did you ever pick up one, smell that odor on him, a pigeon or something? That's oil that's produced from the inside of him. His body makes up a oil gland that keeps his feathers always clean on the outside because he's clean from the inside out. That's right. He's a marvelous little bird.
Now, I know you can hunt them here, I think, in Louisiana. Don't do that. Oh, I couldn't do it. I guess if I was hungry, it'd be all right, but I--I just couldn't pull the trigger on one if I had to.

60 There's... A dove has a great strange thing in our family. One day when my grandmother... She come from up here in Kentucky, off the Cherokee reservation. She was dying, a little woman, and she was... They had... I think they call it scrofula or something; she was dying. And grandfather knelt down by the side of the bed; while Mama, Aunt Birtie, Aunt Howlie, all of them knelt around the bed; Uncle Charlie (little bitty, four-year-old boy,) the baby; Mama, the oldest, being about twelve years old. And she had combed her black hair out on the bed, and she started singing, "Rock of Ages, cleft for me, let me hide myself in Thee," when she was dying. Grandpa, at that time, wasn't a Christian. I baptized him at eighty-seven years old, in the Name of Jesus Christ, at the foot of the river there where the Angel of the Lord appeared.
But while she was singing this song, with her feeble little hands up in the air, a dove flew in the door, come around, set down on the top of the bed, started cooing. God took her soul.

62 I went over to London, England with Brother Jack and with Brother Gordon Lindsay, and there'd been a woman by the name of Florence Nightingale (claims to be, I think, a great-granddaughter or something of the late Florence Nightingale) that wrote me many letters. She was down in South Africa, dying with a cancer. And she had a picture; you seen it in the book. I never seen a mortal like that in my life. Brother Jack, I believe, was with me that day. We went into a minister's house at the rectory, just behind the church where they'd brought her.
While we were yet out on the... Where the plane come down, they paged us, and she was in a ambulance there then; had been flown up from--from down in South Africa, knowing that I was coming to England at that time. The minister took her to the rectory, so we went back there to pray for her.

64 I've seen lots of sick people, but her little arms didn't look over a inch across, her--her skull where it laces together, you could see it. And she--her limbs way up here around her hips wasn't over that, about two inches across, just the bone. And she couldn't raise her hands; she was too weak to raise her hands. And she was trying to say something, and I couldn't understand her. And when I finally got to hear, I believe through a nurse, she said, "Brother Branham, pray that God will let me die." She couldn't--didn't want to live. And I noticed, and tears was running off of the side of them bone on her face. Where she got enough moisture about her to cry, I don't know; for her veins was collapsed, and she was in a terrible condition. Coming to pray for the sick, I couldn't pray for her to die. But she just looked like couldn't die; she just lingering on.
I knelt down with your pastor in the room to pray. And when I knelt down to pray, a little dove flew up by the window, begin cooing. When I finished praying, I thought it was a pet dove there somewhere. Foggy outside, how England is, the British Isles there... And this little dove quit cooing, and flew away. I walked over and laid hands upon her and called the Name of the Lord. And the woman is a great big, strong healthy woman today, "On the wings of a Dove."
He keeps hisself clean from the inside. A Christian does that too; he cleans from the inside. That keeps the malice... He don't need any gall to digest anything, because he doesn't eat it. See? He's clean from the inside out.

67 Now, we notice that this bird... Many things I've got written down here, but the clock keeps moving around. This bird was also used in the Old Testament for sacrifice, for an atonement, and for cleansing. Let's just refer here to one in Genesis 15:9. Let's think of this verse just for a moment. Now, Abraham was--asked God here, how would He do this. And God is making His Word back to Abraham, and He does it in a strange way. Begin with about the... Let's begin at the 1st verse. I don't like to hurry this.
After these things the word of the LORD came unto Abraham in a vision,... (See, Abraham was a prophet, so he saw visions.)... Fear not, Abraham: I am thy shield, and... exceeding... reward. (Jehovah-mannasses. See?) And Abraham said, Lo... said, Lord God,... (Notice, capital L, Lord God, Elohim. See?)... Lord God,... (in the vision)... what will thou give me, seeing I go childless, and the steward of my house is this Eliezer of Damascus? And Abram said, Behold, to me thou has given no seed: and, lo, one born in my house is my heir. And behold, the word of the LORD came to him, saying, This shall not be thy heir;... (Done made him a promise, you know. Not... See, right then Abraham would've failed, but the promise is unconditional; the covenant, unconditional)... but he that shall come forth out of thine own bowels shall be thine heir. (And he's a hundred years old now.) And he brought him forth abroad, and said, Look now towards the heavens, and tell the stars, if thou are able to number them: and he said unto him, So shall thy seed be. (A man without a child, and now a hundred years old) And he believed in the LORD; and it was counted unto him for righteousness. And he said unto him, I am the LORD that brought thee out of Ur, out of the Chaldeans, to give thee the land to inherit it. And he said unto Him, Lo, Lord... or Lord... whereby shall I know that I shall inherit it? Now, listen to this:
And he said unto him, Take me a heifer of three years old, and a she goat of three years old,... (watch the threes now, "three years old")... and a ram of three years old, and a turtledove, and a young pigeon. (Both the same people, both the same thing... See, it was used in a sacrifice that he was foreshowing Jesus.)

69 The covenant was made... You know, how he cleave them apart, and how that this...
Or the old times, when they took--made a covenant, they would take and write the--the agreement up, and kill an animal, stand in between it, tear the covenant in two, one person took one part...
Like the Chinese laundry used to do. The Chinaman here, he couldn't write English, so he wrote on there and tore a piece of paper and handed you a part. And you--you remember the Chinese laundries when they used to do that. And you... Their--their two ends had to compare, to get your clothes. See? And you couldn't fool him, 'cause he had the other end of it. You might recopy your name, but you can't retear that paper. See? So he had... It had to be the same piece of paper.
So that's the way they done it in the oriental days, long--or long ago in the eastern days. They'd kill a animal, stand in between it, tear the piece of goatskin apart, one took one... And when the covenant was confirmed, they brought the pieces together and they had to dovetail just exactly.

73 Now, what God is showing him here is this: on these sacrifices is speaking of Christ; that how God took Jesus to the Calvary and tore Him apart, and received the body up into heaven, and sent the Spirit down upon us, that the same Spirit was on Him has to be on you to dovetail with the Body, to be the Bride at the end time. See, see? That's right. See? Won't be a denomination now, It'll be the Word, what He was. See?
But like that Word has to come to Word, like cell in a human being. You know, when your--your body's being built, it isn't one cell of a human, next of a dog, and next of a pig. Oh, no, no. It's all human cell. That's the way the Body of Christ is, all the Word of God, not just part of It, some tradition added to It; no, It's all the Body of Christ.
Now, we find here that he used both a turtledove and a young pigeon, because they are the selfsame family. Now, you always...

76 So notice. I just refer to a couple of these Scriptures: Leviticus 12, and the 6th verse. We find here that the order of a woman being purified; if the woman had a baby, she had to wait. If it was a boy, she had to wait for thirty-three days before she could enter the congregation with the doves for purification. If she had a girl, she had to wait ninety-six days before she could enter the congregation.
Now, we find here, the 6th verse:
And when the days of her purification are fulfilled, for a son, or for a daughter, she shall bring a lamb of the first year for a burnt-offering, and a young pigeon, or a turtledove, for a sin-offering, unto the door of the tabernacle of the congregation, unto the priest: See, she can't come in yet because her days isn't finished yet, but she can give this to the--the priest at the door, for her offering. See, either a turtledove or a young pigeon, they're both the same family.

79 Now, it--now it was used for atonements, and in the atonement for sin, one dove. Or of leprosy, which is a type of sin, you brought two doves: one's head was taken off, turned upside down and bled on the other one; and then the other dove was set free. And when the dove flew, he bathed the ground with his blood of his mate, and the blood cried out to God, "Holy, Holy, Holy is the Lord God."
Can't you see the dying Mate Jesus Christ, was killed and sprinkled upon us, that we should go free, crying out "Holy, Holy, Holy, unto the Lord." What beautiful types. Wished I had some voice. Now, type the great Holy Spirit as we just read in Revelations 3:16.

82 Used of God for signs, this dove was. Noah was given a sign, as the brother just sang about it. God was displeased, and there was nothing going to stay His wrath, for He said, "The day you eat thereof, that day you die." And Noah had found grace with God and had built an ark according to the constructions--the instructions, rather, that He had given him. And he had been floated up.
I can imagine his--what happened in them days when they said, "This old man up on the hill, an old fanatic, building an ark, saying it's going to rain, it never has rained." But it...
Noah said, "It's going to rain anyhow."
And then I know the day that he went in, I think what... can't think of what day it was, I believe the seventeenth day of May. Noah entered into the ark, and God shut the door.
And the clouds begin to come; the rains begin to fall; the sewers begin to fill up; the fountains of the deep broke up; the springs all belched up their water. Finally people got into the houses, climbed up. The old ark set right there just the same.
After while when enough begin to get around her, she begin to rise up higher and higher. The people knocked at the doors and screamed, but it did no--no good, Noah could not open the door. God closed it; God's the only One can open it.
So is it at our Ark, Jesus Christ; God opened the door for us on Calvary, He'll close it just as sure as He opened it.

89 And it floated, and on and on, maybe a mile's deep over the top of the earth when this earth was tumbling out from the way from the--the--its regular orbit. And around and around it went, and chunks, and trees, and above the mountains and so forth, pitching for forty days and nights... And when the winds begin to cease...
God's wrath is horrible. His love is pure and Divine; and His wrath is just as Divine--it's as Divine as His love is, because He must pass judgment because He is a Judge. He's a Law-giver, and law without penalty is not law. So there must be a penalty to law. And you transgress God's laws, that's when you pay the penalty.

92 Now, we notice that after Noah floating up there, no doubt seasick from all that roaring and popping, and the wrath of God mashing and crushing, and screams and so forth. Then it begin to quieten down; nothing happened. Days passed; nothing happened. Perhaps the food supply for the animals and so forth running low, nothing happened. So he thought, "Wonder... I can't see out."
The ark was so constructed (when you were once in it), there was only one window in it, and it was right in the top. You couldn't look sideways; you couldn't look no way but straight up. And that's the way the Ark, Jesus Christ, is. You can't look at the next fellow; you can't look at nothing but Christ when you're in the Ark, because there's only one door, and He is that Door we talked about this morning. You have to keep looking up, "For he that will put his hand to the plow and even turn to look back, is not worthy of the plowing."

94 Now, as in this ark... And he could see light, and perhaps sunlight, but he wondered where he was. The ark was still a-floating; he could hear the waves against the sides, but he knew that there'd been many days; surely the water was receding by that time. So he went and got an untrusted bird, treacherous, and he tried him, and he sent him out. He was a crow, and that crow never did return, because he found pleasure out there, outside the ark of God. He flew from one old dead body to another, eating the carcasses and the a-carrion that was floating on the water; and he was perfectly satisfied.

95 So after several days he tried again, for he knowed... He didn't want to step out in the wrath of God. So he turned a dove loose. And this dove was of a different nature than the... It was not a vulture; neither is it a scavenger; it can only eat the clean pure things. And it was so satisfied because it couldn't find nothing else to put the soles of his feet on, it returned back to the ark. Noah said, "Well, the flood's still on."
Then he waited several other days, and he sent out again; like his prayer, "O God, has Your wrath been appeased? Is--is--is Your wrath over, Lord? Is it all done?" And he said, "Now, if I send her out this time, she may stay out there if the floods are down; she may stay." But he sent her out by prayer, and then when she went out there directed by God, she picked off a holly leaf off of a tree, and flew back and pecked on the window again.
God used the dove for a sign. She come back saying that the flood is over, and then God opened the door, and they went out. That's Genesis 8:8.

98 Also used in Matthew 3:16, again when God's wrath was on the earth. And there was no way, the darkest of night, midnight, the churches had got things in such a twist till there was no way to get out of it. And there was false teachers, all kinds of things coming up, all kinds of professions coming up, but God used a dove again. It pleased Him; His Son Jesus had pleased Him so well, that He identified Him.
Now, they couldn't believe that this Baby that was born down there in that stable in a manger of hay, before his father and mother, supposingly to be, was married. They couldn't imagine God using anything like that. So He had to be identified to the world; and that day down on the river, when He walked down to prove Hisself God's Masterpiece (that I talked about this morning)... When He was obedient to walk into the water...

100 Now, if you notice there, there's a great lesson. John was the greatest man on earth at the time. Jesus said, "There never was a man borned of a woman as great as he," to that time. And he was a prophet. You believe that? Now, remember, if the Word of God will come to anything in the land, it'll be a prophet. That's always God's way. Do you believe that Jesus was the Word manifested in flesh? So there's only one way He can come to be introduced; not by the priests.
He didn't go up and say, "Caiaphas, will you introduce Me?" If He did, He made the same mistake that David did in our lesson the other day (See?); if He went up to the church, and said, "Will you introduce Me?"...

102 Just notice when He was borned even. When He was borned, He was borned in the shadow of the church. And they was probably rang the bells and everything, but it was shepherds that recognized Him and Magi. See?
And here He is now, on... ready for His ministry. And if He is the Word... According to God's great plan, the Word can only... The Lord God does nothing until He first reveals It to His servants the prophets. That's always His pattern, has to be; when the Seals were opened, when anything else. Any major event taking place in the earth, God reveals it to His prophets. And John was the prophet, for he was prophesying He'd come.
Then down off the side of a hill one day, when a discussion was going on, a bunch of priests standing around... And they said, "Do you mean to tell me that you call yourself a prophet, and stand over there in that mud?" (Not in a church, because they wouldn't have him.) "Stand over in that mud, and tell me that the hour's coming when the great Jehovah who ordained these sacrifices, when great Jehovah who built this temple, who came into it as a Pillar of Fire, the day will come when that daily sacrifice will be taken away?"
He said, "There will come a Man, and He's among you now (somewhere out there), and He will take away the sin." The priest was disgusted with him.

108 John looked up. Now, what is he? The prophet. And here is the Word; there comes the Word coming right straight to the prophet, right to the water. John said, "Behold, the Lamb of God that takes away the sin of the world. There He is; that's Him." Jesus never spoke a word, walked right out into the water. And I can see there, standing in that water (Think of a drama.), two of the greatest that ever struck the earth: God the Word, and His prophet.
Notice. The Word come to the prophet in this dispensation of grace in the water. Uh-huh. I thought you'd catch it. Uh-huh. In the water, the first revelation of the Word was in the water. Now, you see where the Bride started, the Evening-light Message? In the water. The Word, true Word not mixed up with creeds, but come to the prophet in the water, by the water.

110 Notice. Could you imagine the eyes of the Word and the eyes of the prophet meeting in the water? Oh, that's too much for me. There stood the prophet; there stood the Word, looking in each others' eyes. And the prophet said, "I have need to be baptized of Thee, why comest Thou unto me?" And the Word said... It has to be true.
Now, let me give a drama here. "John, you're a prophet, you know the Word. (See?) You recognize Me, you know Who I am."
"I have need to be baptized of Thee," John said.
Jesus said, "Suffer that to be so. That's exactly right; you do have need to be baptized of Me. But remember, John, being a prophet, it is behooving to us, or becoming to us (as the Word and the prophet), that we fulfill every Word. For, John (Here's the revelation now.)--John, you know Who I am, I am the Sacrifice. And according to the Word of God, the sacrifice had to be washed before it was presented for sacrifice." Is that right? The Word... "The lamb was washed and then presented for sacrifice, and I am that Lamb. And I must be washed before I can be presented to the world for a Sacrifice. Suffer it to be so, John, for thus it is becoming to us as the Word and the prophet together."

115 Well, there can't be a mistake. Now, everyone of these things...
Now, see, if it wasn't that very setup, John would've been like any of the rest of us; so they say, "Yeah, I--I know Who you are, Lord."
"Well," He said, "wait a minute, I'm the Word. 'Man shall not live by bread alone, but by every Word.' Eve left off one, but you got to take every Word. And I am that Sacrifice, and I must be washed before I'm presented. But what you said, John, is true."
John being a prophet, knowing the Word had to be fulfilled, he suffered that and baptized Him. And when He was raised up out of the water, there come the Message from heaven on the wings of a Dove, "This is My beloved Son." He sent the redemption Message of grace on the wings of a Dove, come flying down out of the heavens. "Peace on earth, good will toward men." The Sacrifice was ready right then; It's been raised, fed, His ministry was ready, a Word that would redeem the whole world, "It's over."

119 The dove is used in the Bible as a symbol of peace, and also it's used by nations as a symbol of peace. We have nations... Our nation is represented by an eagle. And there's other birds of other nations. Rome has an eagle. Germany has an eagle; many of them, great birds of the sky. But in all of them, the dove symbolizes peace in all nations. It's a universal thing.
Just like Brother Green said one night, Brother Pearry Green said, "The symbol of surrender is raise your hands. Any nation, raise up your hands, it's surrender." He said, "When you sing, raise up your hands, you surrender it all."
And the dove is the symbol of peace in every nation. Why is it done? Because of its gentleness and because of its innocence. That's the reason it symbols peace.

122 Another thing about the dove, it is a home-loving bird. It loves to stay home. And another thing it is, it's always loyal to its mate. The dove, male or female, never leave one another. That female finds her mate in mating season. See? That's complimentary to God's great creation. That's the reason He made Eve a byproduct. See? If she'd have been made like other females, when the time come for her mating time, she'd have found her mate; but she could any time. See? And that's the way; that's what it is. I just... We don't want to go into that, because I've got it on "Marriage and Divorce" and so forth. And how it... But yet she's honorable and brought that virtue, and you know I preached on it the other night. All right, notice, she's got a great responsibility.
But the dove is always loyal to his mate: always, never leaves her.

125 And may I stop here just for a minute to say this: a true Bride, female dove, is loyal to her Mate too. It won't inject any dogmas, any denominational doctrines, anything of the world. It'll stay loyal to its Mate, the Word: always loyal.
And by this home-loving conduct, by the conduct of its home-loving, it has been successfully used for a--a carrier pigeon. Because it loves home, you turn it loose anywhere, it'll always go back home. It'll go back home.
We'd like to stress on that a little while, and you Christians would understand what I mean. It always finds its way back home; so therefore, it's been used for carrier pigeon. It's used in time of war, used to be; they still use them, carrier pigeons to carry a message. So you see, then that makes the dove both by God and man, a messenger; a dove is a messenger. It was a messenger to Noah, to tell Noah that there's peace again. It was used by God to vindicate that this was His Son, the Sacrifice to bring peace upon the earth and goodwill to man. It was used as a messenger.

128 Right here I have a little story in my mind, I read one time out of a book. Now, I don't want to say this is sure; it may be in "The Decline of the First World War." I'm not positive of that now; if you miss seeing it, then I'm wrong. I either read it in a book... It's been many years ago. But it was certainly a--a really a--a dramatic thing that happened.
The American soldiers was pinned down by German machine-gun fire, and they were in kind of a pit. You soldiers, I guess, understand how they were on a reconnaissance somewhere. And they was pinned down, and they had just a little bit of ammunition left. And the Germans was moving in great units, moving in everywhere. And they knowed that unless they'd get some reinforcement, some help, that they would soon all die (they had to); the Germans coming right down off the mountain, looking right down their neck, going right into them like that.

130 And one of them happened to remember that he had a little mascot, a little pigeon. So he knew that this pigeon, if it could get out of there, would carry the message to the main headquarters to where they'd been stationed. And so they set down and wrote on a note, "We are pinned down in a certain position at a certain area. We're out of ammunition, in a few hours we'll have to surrender or either we'll be massacred." And they pinned this, or tied it on the--the foot of this little dove and turned him loose.
Now, he's a home-loving bird, so he... What does he do? He takes back home for his--meet, find his mate. She was worried about him; he'd have to come back home.

132 And as he went up, the Germans seen what had happened. So the thing they done, they started shooting at the dove. And one of them hit him with a .30 caliber machine gun, or bullet, it broke his leg. Another one tore a big hunk out of his back. His chest was bruised all the way across. One of his wings was crippled, the end shot off of it, and he flew sideways. But he kept climbing, and finally he made it. Crippled, wounded, broken, bruised, but he fell in the camp with the message. That was a great dove.
But, oh, brother, Isaiah 53 tells us of One, came down from home and all that was good:
And he was wounded for our transgressions, he was bruised for our iniquity: the chastisement of our peace was upon him; and with his stripes we were healed.

134 Sickness, superstition, and devils had us pinned down; there was no way out; the church had gone wrong; they'd went off on denominational things (and the Pharisees, Sadducees, and washing of pots and pans), and the Word of God become of no effect. But this little Dove came down, and there's only one thing could take place: there had to be a redeemer.
But being wounded, broken, beaten, torn, but He knowed His way back home. So from Calvary's cross where they bruised Him, mashed Him, tore Him, like a bunch of wolves upon Him, He made His flight from Calvary and then landed in heaven's doors, saying, "It's finished. It's finished. They're free. Sickness can be healed now. Sinners can be saved. The captive can be set free."
Though He was bruised and wounded, that great battle there when even everything against Him... Even the poet cried out.
Mid rendering rocks and darkening skies, My Saviour bowed His head and died; But the opening veil revealed the way To heaven's joy and endless day.

137 I've been a neurotic all my life. As a little boy there was something struck me, that scare me, about every seven years it would happen to me. Brother Jack remembers when I first started, come off the field for a year; something just happened.
I remember the day that Juanita Hemphill... I think her name's Juanita Kelly now; she married Brother Kelly after the death of her husband. Anna Jeanne, I've got their pictures and things, they were such... And her... And them two girls and Sister Moore had a--a little trio. They sang that song that I never forget: "Looking Beyond the Sunset." Brother Jack, you remember, I guess, coming up from Florida. What fine little girls.

139 And I remember that morning a little Pentecostal group from up here in northern part of the country, in Michigan somewhere, those girls stood out there when Brother Hooper... I seen him here the other night, I... He may not be here now, Brother Ed Hooper. Are you here, Brother Ed? I don't think he... He set here the other night. None... Many of you know him. He and I, and Brother Hooley, we was leaving. And those girls standing there on the corner singing that, gave us, each one, a yellow rose that they took out of their hair. (That's where that maniac had been healed down there; great things had took place.)
Coming up the road just as happy as I could be, all of a sudden it struck me; a year later 'fore I entered the field again, just killed me.

141 Since a little boy, I always said I didn't know what a vision was. A little boy, I always said, "If I--if I'd only fall in one of those trance, and see that I'd get well." That time... I always wanted to go to Mayo's to find out what was wrong. The doctors there...
My stomach gets sour; and oh, my. Brother Jack's helped me around the house. I walk right around the house; and just a hot greasy water like, flying out of my mouth. And walk to the pulpit, and pray for people that was twice that bad, and be healed. I've had them lay my hands on a man with a cancer on his face, and the cancer left his face, standing there; and I was so sick I couldn't stand up.

143 And you don't know what I've suffered; just mental oppression. Every seven years it's come, all my life. That's where I'm at now, seven eights.
So I was--I was so distressed; I cried, I begged, I pleaded. And I remember when I finally thought I had enough money to go to Mayo's for an examination; they said, "They'll find what your trouble is." Wife and I, and Becky back there... Sarah was a little, bitty fellow. I had just entered my healing ministry. And we took off to Mayo's.
I went through the clinic. And the night before I'd find--had my finals the next morning, I just woke up and was setting there on the bed looking around. And I looked out in front of me, and there was a little boy, looked just like me, about seven years old; and looked at it, and it was me. And he was standing by an old snag tree. And on that tree...

147 Any of you squirrel hunters know you can rub a stick up and down on a tree like that, and it'll scare a squirrel and run him out if he's in the hollow.
And I was seeing there where that squirrel had been, and I thought, "What kind of squirrel is that?" and I rubbed it. And when I did, I looked over and it was me then about thirty-eight years old, the little boy was gone. So I rubbed that limb, and out of the hollow log, pole, come a little squirrel about that long, dark, almost black, and looked like little currents flying from him; little bitty beady eyes, the wickedest looking thing that I ever seen, looked like a weasel more than a squirrel.

149 And he looked right at me. And I opened my mouth to say, "Well..." And when I did, he... Before you could've batted your eye, he flew right into my mouth, went down into my stomach, and just tearing me to pieces. And as I come out of the vision, with my hands up, looking, I went a-screaming, "O God, have mercy. It's killing me."
I heard a Voice way down in the room, say, "Remember, it's only six inches long."
How many's heard that story? I've told you that many times, the people around the Tabernacle.
Well, on and on it went, suffering just the same.
Mayo Brothers, the next day, examined me. Said, "Your father was an Irishman; he drank. Your mother being a half Indian, that makes you almost a half-breed. So you'd be... You're--you're--you're just such a nervous wreck until you'll never be out of it." Said, "Otherwise, you're healthy. But that, that's something in the soul that man cannot control." Said, "You will..." Said, "When a man dies, can't hold a autopsy, 'cause his soul's gone." He said, "Well, you'll never get over it."

154 And that guy said, my old doctor, said, "My father had it; he died at about eighty-five, ninety years old," somewhere along there, he said. And said, "A month or two before he died, I examined him; had it all of his life, he'd get them" said, "spells."
"Some people," said, "they get it; they're high tempered"; said, "that's the kind that'll kill you." He said, "The other kind, like women in menopause, they cry. You got the kind that's kind of a weary feeling." Said, "The old-timers used to call it 'had the blues'; it wouldn't leave them." Said, "When that hits you, your stomach sours; you're just upset."
I said, "But, sir, I don't do nothing." I said, "I'm happy."
Said, "That's right. That's just out of the human grab bag." Said, "You'll always have it." Oh, what a discouraging thing.
But the words, to think it, "Remember, it's only six inches long," that's hung with me, as my dear wife back there can tell you. Year after year, I've thought of that.

159 And then, going overseas this last time, I was... Before... Well, I was back home, and I was on a squirrel-hunting trip. I jumped out of the car with Brother Banks Wood, who's listening in tonight, and I started to run up the hill, and looked like my heart would jump out of me.
And I asked Dr. Sam Adair; I said, "What does that?"
He said, "Next time you have it, get a cardiogram."
Said, "All right."
So it happened again in the next year, and went and took the cardiogram. He said, "Nothing wrong with your heart," said, "you're just nervous." Started coming on then...

164 Well, another doctor said to me, a good friend of mine, said, "That's your heart, boy," said, "you better be careful." That's the year I called Brother Moore and he got somebody to preach in my stead, when I went on that ram hunt with Brother Fred. I'd go up over mountains just like I did when I was sixteen years old, mile after mile, running; never bothered me a bit. See?
I come back and told Sam. He said, "Well, there's something wrong; you'd better be careful."
Then I saw a vision of an old doctor standing with those--old fashion doctor with stethoscopes over his arm. He said... He was standing in front of me one day; he said, "Don't let them tell you that's your heart; that's your stomach."
So I--I thought, "Well, I'll just take that word, 'cause it was a vision. Come on."

168 I started to Africa; to get some shots, and I had to take a bunch of shots before going to Africa; that's the law. So when I was getting these shots, he said, "Why, I can't find one thing wrong with you." Said, "Your hemoglobin, your blood's ninety-six, it's ninety-six." Said, "If you was sixteen years old, it wouldn't be any worse--wouldn't be any better." And said, "Heart enough to beat you a hundred years. Lungs, everything," said, "you're all right; no sugar, nothing."
I said, "Thank you." So I got a physical test, and--and to take my--my health certificate to the board.
So he said, "You know anything about it?"
I said, "Nothing but persistent souring in the stomach all the time."
He said, "Well, I'll tell you." He said...
I said, "Oh, I've been examined. I've been to Mayo Brothers, and everywhere."

174 He said, "But wait a minute." He said, "Sometimes a ulcer is so little till that barium meal won't show it; and sometimes it's too big to show it, because an X-ray is only a shadow. And a little bitty ulcer, you can't see it, it won't enough stick. Whole lot of little bitty ulcers could do that." He said, "I know an old doctor up here that's found an instrument; they got it now; they can put you to sleep with a little sodium pentothal, put a tube in your throat, and they just actually look down in your stomach and see what's wrong." Said, "He..." Said, "He's your type of people; he's a Christian." Said, "Why don't you go see him."

175 I took his name: Dr. Van Ravensworth. So when I come back, I went up to see the old doctor. Oh, he's a fine old man from Dutch East Indies, out of a big line of missionaries. And he had heard of me and read my book, and oh, he just shook my hand; he said, "Brother Branham, I'd be glad to do that for you." He said, "Tell you what to do; next week you run over at the hospital over here," and said, "and call me up before you go." And said, "I have to give you a little shot of pentothal." And said, "Then when I do," said, "it puts you to sleep for five minutes."
My little girl had just took it to have a tooth pulled, and Brother Norman's little girl. "A five minute sleep," I thought, "that won't bother me." So I thought I'd be satisfied then to look at it.

177 And then the next morning, I raised up in the bed and looked around; I looked over in the twin bed; my wife over there, she hadn't woke up yet. And I was looking out the window towards the great Catalina Mountains there where I live, and I looked up there where the Angel of the Lord put that Sword in my hand, where the seven Angels that you see in the picture appeared, great things taken place.
And I looked, and as I looked, there I was standing by that tree again, right where that squirrel was. I looked up there; I thought, "That's that squirrel's den." And I thought, "Wonder if he's still up there?" (in the vision). I raked the side of the tree, out he come. And before I could even bat my eye (He was the oddest looking squirrel I ever seen; now, you'll have to know my ministry to know these symbols and things.), he jumped at me but he missed me; He missed my mouth, hit on my chest and fell off.
And as soon as he did, I heard Something said, "Go to the Catalina Mountains."

180 So I turned around; I said, "Meda, are you awake, honey?" And I woke her up.
She said, "What's the matter?" About five o'clock in the morning...
I said, "I was looking out here, and I saw that squirrel again, Honey."
"What squirrel?"
I said, "The one I seen up there at Mayo's." I said, "You know what? He missed my mouth this time; he never hit me; he went out on my chest." I said, "Praise be to God. I've looked, oh, since a little boy, I have longed to see that happen. If I could ever see that happen, not even... Before I knowed what a vision was, if I could ever see that happen, then I said, 'I'd be all right. Whatever that told me, that's what I'd be.' And for forty years I've looked for that, and there it happened."
Before, when I was at Mayo's, the same time I was up there when they give me that message, and I saw the vision...

186 My old mother that's gone on to glory now, very odd woman, she had about three or four dreams in her life, and they were always true. She'd tell me, and the... She'd start to tell me, I'd tell... I'd say, "Stop right... Mama, I'll tell you what the rest of it is." See?
'Cause always when you give me a dream to interpret, you don't always tell me just exactly what it is. Then when I see it over again, I see exactly what you dreamed about, then He tells me what it is. See? You don't have to tell me what the dream is, He shows me the dream Himself. See? And then I see, I say, "Well, you didn't tell me this and tell me that." See? And so the God that can interpret a dream, can show a dream; He can show one; He can interpret it. And so then...

188 Well, wasn't there something like that in the Bible, said, "If you can..." I--I... Just happened to come to me. Daniel, wasn't it? Or, no, Joseph--Joseph. Well, it's somewhere in the Bible. I just remembered that, said, "If you can show me... If you can tell me what a..." Oh, it's King Nebuchadnezzar; that's right. Said, "If you can... If you can't..."
The magicians said, "Tell me the dream."
He said, "It's gone from me." That's right. That, I remember that; just thought of it then.
Now, notice. And mama, she said, "Billy," when I come back, she said, "come here, son, and set down." She said, "I had a strange dream. I dreamed that I seen you laying sick, just about to die with your stomach as usual." How many diets has she cooked me. And she said, "You were building a house upon a hill." And said, "I seen six white doves come down from heaven, cooing, in a letter 'S' and they set upon your chest. And you was looking, and the one in front was trying to tell you something." Said, "They was real glossy, white doves. And they took their little heads and put against your cheek, and going, 'coo, coo, coo,'" And said, "I couldn't understand it." Said, "They just kept going, 'coo, coo, coo.'"
I said, "Oh, I see it, praise the Lord." And said, "They formed their letter 'S' again and went back up into the skies, going 'coo, coo, coo, coo,' going back home."
Well, the little animal that I saw was six inches long. The string of doves that Mom saw was six; six is incomplete. I knew that someday I'd see that seventh one. That was man, suffering; so on and on it went.

193 That morning, I got up after seeing this vision; obeyed the Lord. I took my little boy Joseph to school (He's listening to me now in Tucson). I took him to school, and told Meda I didn't know when I'd be back.
And I took off up into Catalina, up into the--the foothills, and--and went up into the place where the Angel of the Lord put the Sword in my hand. Real early; and started climbing up the mountain.
Well, instead of going up in the peaks this a-way (which there's a lot snakes, scorpions, you know how Arizona is), I turned to my right; Something said, "Turn to your right." I went way into the peaks; I went around, and I was going around those great huge rocks, many times bigger than this tabernacle, laying up in them tops there where seldom ever a person could get.

197 And along about eleven o'clock, I was going into a little cove, back where some--a little place turned in like this over a little deer trail. And I had my shirt off, my hat in my hand, because I was just lathering with sweat. And so I turned in there, and as I turned into that little cove, I felt the Presence of the Lord. I jerked off my hat and looked around. I thought, "He's here somewhere. I know He's here." I thought, "What is it?" I made a few more steps. I said, "Lord, You're here somewhere."
And I looked laying on the path, and there laid that little squirrel; had jumped at something and missed it, and it hit a bunch of cholla (That's jumping cactus). It rammed through his head, chest, stomach, and he was dead. That odd-looking little squirrel, he had missed my mouth and hit that cholla. And the Voice of the Lord said, "Your enemy is dead." I stood there, and I trembled. I took my foot and ma...

199 Usually crows would've eat it up. I killed a snake, couple days later than that, it laid on the road about a half hour. There's always eagles and crows flying through there, and they'll pick it up right now. I killed a coral snake; that's the most dangerous snake we got; laying right beside of me, a few days after that. I started to come back to pick it up to show it, the crows had done got it, ravens passing over.
And that had been laying there ever since I'd seen the vision, two days before; I believe it was on Saturday, and I went up there on Monday. So there he was, laying on there dead. I mashed through it with my foot.

201 I went back around, set down again; set there and cried awhile, and prayed; looking down over Tucson, miles below me. Turned back around and come back, it still laid there. When I entered that cove the Spirit of God come on me again. I went on around, went down the mountain, went in and told my wife; I said, "Honey, I don't know how, but I'm going to get over this."
Dr. Ravensworth, when he give me the examination, he said, "It's totally impossible for you to be well." He give me a shot of pentothal that was to last me for five minutes, and I slept ten hours. So that stuff, even an aspirin just knocks me out. So they... He give me a shot, put that tube down my throat. When I come to, and he told me the next morning; he said, "Reverend, I hate to tell you this"; but said, "your stomach walls are even so hard, they're dried up." (I never seen it; he used the name of gastritis, and I went and looked in the dictionary and it said, "something that's withered away"). And said, "You can't get over it." He said, "You'll always have it." And I would've been a discouraged boy if it hadn't been for the vision of the Lord.

205 And the next day Something said, "Go back to the mountain."
And that day instead of going one way, I was led to go another way. And I was standing there; and looking, setting in the front of me, and there set that seventh little, white dove, looking right at me. I rubbed my eyes; I said, "Surely, it's a vision; surely, it is." I looked, and I said, "Little dove, where do you come from?" Just as pretty and white, could've been a pigeon, whatever it was, a-way in that wilderness.
God Almighty, Who raised up Jesus Christ from the dead, Whose servant I am, and His Word laying here open before me, know that I tell the truth and lie not.
There set the dove, setting there looking at me. I walked around; I thought, "Surely, it's a vision." I turned my head; I looked back, and there he set there, them little, white wings, just as snowy as he could be, his little, yellow feet; and little, yellow beak; setting there looking at me. He was watching right straight westward. I walked around him like that; I wouldn't touch him for nothing. I walked on up the trail; looked back, and there he still set watching me.
Brother, as a son of Abraham, I consider not what the doctor told me; I'm going to be well anyhow.

210 The third day I went back; I was climbing up high. And many of you know the vision about the Indian chief riding that little wall to the west. Something attracted me off to a big rock, about noon time, said, "Lay your hands against that and pray." God in heaven knows this is true.
I laid my hands against the rock and looked up towards heaven and started praying, and I heard a Voice coming out of the top of the rocks there, said, "What are you leaning against, over your heart?" And I raised back like this, my bare shoulders; naked from my waist up, hot. I looked back. And there was wrote in the quartz, in the stone, white, "Eagle" just exactly what the vision said that the next Message would come forth by.
I was so excited I run home, got a camera, and come back the next day, and took the picture of it. It was still there, wrote in the rock, white, "Eagle" (Dove leading eagle).

213 Somehow, I--I know. I'll tell you before it happens. The doctor's a good doc--good doctor, no doubt; I--I think he's a fine man. But I--I know I'm going to be over it. It's done. It's finished, and I'm going to be well.
And I was thinking as Ernie sang that song a few moments ago, "On the Wings of a Dove." How is the melody to that? Start it for me, Ernie.
... wings... snow-white dove, (sing it with me) God sent down His pure, sweet love, Was a sign from above, On the wings of a dove. I understand Ernie made two verses of that. I'm going to make you three verses:
Noah had drifted On the floods many days, He searched for land, In various ways; Troubles he had some, But not from above, For God gave him His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Was a sign from above, On the wings of a dove. Jesus, our Saviour Came to earth one day; He was borned in a stable, In a manger of hay; Though here rejected, But not from above, For God gave us His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Oh, a sign from above, On the wings of a dove. Though I have suffered In many a way, I cried for healing Both night and day; But faith wasn't forgotten By the Father above, He gave me His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Oh, a sign from above, On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

216 Dear God, I thank You for these things, Father. You give Noah the sign; You gave the world the sign, and You gave me a sign. And the next day, seeing that eagle flying, O God, there's a Message coming forth now, and I pray, God, that You'll let the Dove lead. Grant it, Lord. It's led me to a faith I never had before. I know, God; I know it's going to be all right; so I thank You for it, Father.
And tonight, send down Your Message again, Lord, on the wings of the Dove of the Word. Grant it, dear heavenly Father. And every one that passes through this platform tonight, and out yonder in the meetings across the country, may Your great Dove of faith fall into their hearts and give them faith, Lord, for their healing. Remember that God is not a respect of person. He could send the Message to Noah, could send It to John the Baptist, could send It to me, can send It to others.
I pray that that Dove will fly into every heart right now, Lord, with Its little, golden beak, and whisper that, "By His stripes... By all My wounds and stripes you are healed." God, grant that our transgressions will be blotted out, our iniquities will be forgiven us, and that our sickness will be healed. It's in Your hands, Father. In Jesus Christ's Name. Amen.

219 With your heads bowed just one minute longer, how many here would like to say, if you can and want to say this, "Brother Branham, I've been wrong all my life. I've wanted to serve God, but tonight I'm ready to surrender. Pray God, that that Dove will fly into my heart tonight. I can feel It flutter its wings as He comes in"? Raise your hands, will you? Here in the visible audience, my, all over the building.
Way out into the audiences across the country, way up to Brother Hunt and Brother Coleman, out to Brother Leo and them, down into Tucson, over into Branham Tabernacle, across the west coast, raise your hands everywhere: "I want the Dove to fly into my heart tonight. Bring me God's sweet love on the wings of a snow-white Dove, the Holy Spirit. Bring It to me tonight, Lord, and drop into my heart the faith that I have need of."
In the Name of Jesus Christ, I pray, God, forgive our sins. The wounded Dove has brought the Message back, O God, "It's finished." We believe that. Just give us faith to believe It, we pray. In Jesus' Name. Amen.

222 On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Was a sign from above, On the wings of a dove. Where'd that dove come from? I don't know. He wouldn't have been out there in that wilderness like that. No, no. No, he wouldn't have been there. And why was he white? The heavenly Father knows he was as white as my shirt. There he set there.
But it was on the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. On the wings of snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, Oh, a sign from above, On the wings of a dove. Oh, don't you feel real humble? Let's just shake one another's hands, and sing it.
On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Let's raise our hands to Him and sing it.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Noah had drifted On the floods many day, He searched for land, In various ways; Trouble he had some, But not from above, God sent down His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Jesus, our Saviour Came to earth one day; Borned in a stable, In a manger of hay; Though here rejected, But not from above, God gave us His sign On the wings of a dove. On the wings of a snow-white dove, God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

225 Why, me an old man, suffered all my life, why did He heal me now? I believe I'll ride this trail again; I got to bring a Message. And I say to my Father tonight (as Junior seen in a--a dream the other night of the wings of this Dove moving in these windows here), Lord, Your servant's reporting for service. Amen, I'm ready.
On the wings of a snow-white dove, God sends me His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Let's believe now that He's moving in upon the audience.
On the wings of a snow-white... (We're waiting, Lord.) God sends down His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

227 You that got prayer cards, in this aisle here, step forward over here; stand up, step forward in this aisle here, over this a-way.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Those with prayer cards in this line, step out to your left.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Those... [Blank.spot.on.tape--Ed.] Oh, on the wings of a snow-white dove, God sent me His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

230 Where did the dove come from up there in the wilderness? I'd say this: God seen Abraham needed a ram for a sign; He's Jehovah-jireh, "the Lord can provide for Himself the sacrifice." To think of it, the same God, by the same inspiration, by the same kind of people, sent a dove. He's still God, Jehovah-jireh can provide anything He has need of.
Won't you, just while you're coming through this prayer line now, ask God to provide for you on the wings of the Dove, the Dove, Spirit of the Holy Ghost, to give you faith in your heart to believe that you're going to be healed.

232 I'm trying to get them all on their feet. You see? I'm asking now. Brother Brown's at his place. Brother Jack... What say? [Someone speaks to Brother Branham--Ed.] All right, good. This section here, comes through this a-way first, that's lined up. The sections back over in here fall right in behind them. These fall right in behind the wing. And you fall right in behind these here, coming right around to be prayed for.
Now, I'm sure this is not going to be no fast line; we're just going to take a little time so we can really pray for each one, far as we can.
Now, I cut my message just a little short (And you all caught that. See?) so that I could have this prayer line. This is a memorial line in honor of the days when Brother Jack Moore, Brother Young Brown, your wives let you go, and you come over and we went out into California, and all through Arizona (together, through the desert), and prayed for the sick.

235 You know what? There's people living today that was dying then, and still alive because of that effort. What did it do? It sprung up Divine healings in every church there is in the country; now even Presbyterians and so forth. They... It hushed their mouth, for it taken God to anoint somebody to slay the Goliath, to show that it could be done, then the rest of them took courage (That's right.) and went on. It can be done again, for He still sends His love on the wings of a Dove.
Christians, I want you to listen. If I would stand here and try to quote to you of the supernatural things that I've seen happen even in the past three years, I'd be here this time next Saturday night, telling you. I don't even speak of it so much, 'cause it sounds like it's almost impossible, but I tell you the truth. It's exactly the truth. We're living under the leadership of the great mighty Jehovah, the same One that was with the prophets in the Old Testament, with the church in the New Testament, He's here today taking a Bride out of the Gentiles for His Name's sake. Believe it. Won't you, people? If you ever did believe it, believe it right now. That's true. I want you to do it. We don't know what'll happen yet tonight. We don't know what will happen. We're just waiting under expectation.

237 Please, in the Name of the Lord Jesus, I ask you as His servant. I know when you're dealing with congregations, you got everything mixed in there. But if you believe me as His servant, if there's one speck of doubt or (Sin is--is doubt, unbelief.), if there's one speck of it in your heart, ask Father to take it away right now. See? "Lord..." And then when you come with genuine faith... Now, my hands won't mean nothing unless That strikes you first; then when it comes, it'll light it off; you'll be healed. That's right, you'll know you'll be healed. See? You'll believe it.

238 Now, I'm going to pray now for each one of you. And I... When you do this, you put your hands over on one another too, so we'll... And you be praying for the person you got your hands on, then I'm going to bring you through the line. Put your hands on somebody that's with you in the line.

239 Dear God, I--I don't know no other way of saying these things, Lord. I just know to tell what I know is the truth, and You're my witness tonight that I am telling the truth. My faith, Lord, and my own healing in the future; I don't know when, I don't know how; I don't understand it; but I believe It, Lord, that I received the sign from above. That seventh dove finally got here, the seventh inch is soon finished on the animal. It's over.
God, I want to serve Your people. So I pray, God, that You'll so anoint us tonight that whoever we lay our hands on, may they be healed; not because it's us, but because it's following Your commandment. You said, "These signs shall follow them that believe." Lord, help me to believe, and help their hearts to be the bedding ground of faith. And may, together, for the glory of God, every sick and afflicted person in this building (or the buildings throughout the land) that's obeying these commands now, will be made well. In the Name of Jesus Christ, I ask it. Amen.

241 Have faith; all of you pray with us. Now, this is not a line of discernment.
[Blank.spot.on.tape--Ed.] Depression, fear, I know what this... Poor little thing, she said she's never seen peace in life, the same thing that I had: can't sleep, nervous, tension.
Dear God, bear me record, Lord, that I've told the truth. How I feel for this little woman. I pray, God, that You'll send to her, tonight, that streak of faith from above that knows that You are obligated to Your Word, and You'll keep every Word. May the God of heaven take this fear away from my sister. And I obey You by laying hands upon her and condemning it. In the Name of Jesus Christ, may it come out of her. Amen.
Now, look sister, you believe me now, if you can start from right here by the cross, from this night, deny you've got it. See, go on saying, "I haven't got it no more." And it will leave you...?...

245 Sister Palmer...?... Uh-huh. Yes. Our sister, Sister Palmer, her husband is a very dear friend of mine, a minister from Georgia or Alabama, Georgia--Georgia. And she was coming up to the Tabernacle... They drive, when I'm preaching at the Tabernacle, fifteen hundred miles to hear one service. Brother Palmer lost control of his car, or the boy, one, when they was turning a corner, and they had a wreck. She's got an affect of it. Let's pray.
Dear God, deliver this servant of Yours, his little wife, loyal, true, little servant in Christ; I pray, God, as I lay my hands upon her with my Brother Jack Moore here, that You'll heal her and make her well. In Jesus' Name. Amen. Now...?...

247 In the right foot, and you're standing for him? His little boy is crippled; he's got a hurting in his stomach and back. Let's pray.
Dear God, let that snow-white Dove dip down into his heart just now, "Wounded for our transgressions, bruised for our iniquity, with His stripes we are healed." I ask this to be so for our brother and for his little son, in Jesus Christ's Name. Amen.
Severe headache pains, and a leg ailment that bothers him while he's a-working.
Dear God, grant Your healing blessing upon this young man, as we as servants of God lay our hands upon him. In the Name of Jesus Christ. Amen.

251 She has a lady's trouble, female, and also she wants the baptism of the Holy Ghost.
Dear God, as I offer you this prayer of faith for this little lady, may the female trouble be gone, may the baptism of the Holy Ghost come on the wings of a Dove, in Jesus Christ's Name. Amen. God bless you, sister.
Growth on his eye, and for his loving companion...
Dear God, You know the hearts of man. I pray Thee Father, in Jesus' Name, that You'll grant this request that this brother's asked; and our obedience to Your Word of laying hands on him. In Jesus Christ's Name. Amen. God bless you, brother.
She has a growth in her left side, and also her voice is bad.
Dear Jesus, I pray that You'll heal this sister; laying hands upon her in the Name of Jesus Christ, that her healing will be. Amen. God bless you, my sister.
Poor sister, I see your trouble, swollen limb, kidney, bladder, and a ankle throwed out of place.
O Father, God, heal this precious woman, Lord, I pray, as I lay hands upon her in Jesus Christ's Name. Amen.
God bless you, sister; that's the way, believe it.
You hear that, don't you, on the microphone? Ever who's at... the engineer, if you'll step it up just a little bit, the audience can hear their testi--or what they say when they come by. Be in prayer for them when you hear it; when I start praying, you pray with me.
Dear God, I pray for this our sister, that You'll heal her, dear God. We're doing this because it's Your command. In Jesus Christ's Name. Amen. Bless you sister.

262 Dear God, You hear that testimony; You hear what the enemy's done to her. We are trying to take the Name of Jesus and defeat this enemy; he's already because the bruised, striped Dove fell in the floor of the house of God with a Message, "It's over." Grant it; may she believe that, Father, in Jesus' Name.
Dear God, I pray that You'll heal this our sister. May the Dove of God witness to her tonight that He did it for her, that she could be well. In Jesus' Name. Amen.
Dear God, I lay my hands upon my brother who stands here. He had enough faith to come this far, Lord; now may he receive his healing and go to his seat well. In Jesus' Name.
Dear God, I pray for our brother, laying hands upon him. Help, dear God, that the faith of God will dip down just at this time; and be like Abraham, call those things which are, as though they're--are not, for God made the promise. In Jesus' Name. Amen. God bless you brother.

266 Dear God, You are the One Who can make the true decision. I pray, dear God, as this young lady asked for this, may she receive it in Jesus Christ's Name. Amen.
Dear God, I lay my hands upon our sister in obeying what You said do. This takes us back for many years, Lord, since we run a prayer line like this; but we know what happened then; we know You're the same God today if people can have the same faith today. I pray in Jesus' Name for our sister's healing. Amen.
Dear God, I lay my hands upon my brother here and ask for his healing, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Father, I bring before you tonight this our sister, and lay my hands upon her to witness that I'm standing as a witness of Your strength, stand as a witness of Your visions, Your Word, and I'm a witness that You're God. And I lay hands upon her in obedience to the Word of my God, and ask for her healing. Amen.

270 Dear God, I lay hands upon my brother in like manner, as a witness of Your strength I ask for his healing in Jesus Christ's Name. Amen.
[Blank.spot.on.tape--Ed.] "What?"
She said, "The Healer." Said that "A man from up somewhere, up in Arkansas, had been healed that morning, a blind shoe cobbler." (You know the story, it'd been on the radio.)
And I said... I thought... I played the part of a hypocrite. I said, "You don't believe that's the truth?"
She said, "Yes, sir, I do."
And I said, "Do you believe in this day when God would do something like that, when..."
She said, "Sir, I listened to the religious program." She said, "I'm a Christian." She said, "I listened to the programs; I heard that man up there that was healed this morning, that blind shoe cobbler. They throwed him out of the church; he was making so much noise, one church to the other. With his hat on a cane, wiggling it around, running up and down the church. He was everywhere in the city, hollering, 'I'm healed. I'm healed.' A blind shoe cobbler."
I said, "Do you believe that?"
And she stood there a little bit, was kind of drizzling rain; she said, "Sir, if you'll get me in where he's at, then I'll find my father." Then I felt about like that.
I said, "Maybe I'm the one you're looking for."
She said--grabbed me by the lapels of the coat, she said, "Is you the healer?"
I said, "No, sister, but I'm Brother Branham."
She said, "Have mercy." I thought of poor old blind Fanny Crosby, "While on others Thou art calling, do not pass me by." See, He'd healed one, He could heal her.
I put my hands over her eyes; I said, "Dear Jesus, one day an old rugged cross come bumping down the street; the shoulders with blood running out of them, the little frail body that was practically fell under the load. A colored man by the name of Simon of Cyrene, came up and picked up the cross, helped Him bear it. I'm sure You remember it, Father. One of His children is staggering here in darkness; I'm sure You understand."
She said, "Glory to God. I can see."
I said, "Can you see?"
She said, "Yes, sir."
I said, "Count them lights." And she counted them. I said, "What color suit I got on?"
Said, "You got on a gray suit with a yellow tie." That was it; she could see.
Oh, God respects humility.
This in itself is that which will make, and bring to pass, the tremendous victory in the Love Divine.

290 Dear God, have mercy and heal my sister, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Dear God, as I take this feeble, wrinkling hand, only You know what's passed through here. I pray, dear God, that the same hand I got tonight will embrace like those feeble hands of Simeon that day, "Lord, let Thy servant depart in peace, for I now see Thy salvation." May It come upon her, Lord, Your salvation, and make her well in Jesus' Name. Amen.

292 [Blank.spot.on.tape--Ed.] On The Trial of... Mr. Unbelief indicted Jesus Christ? You remember "The Trial"? How that the... They had the--the attorneys and everything, and who stood for who. And we had the--the prosecuting attorney, Satan, that was going to prosecute; how the trial was brought...
And he said, one, Mr. Doubter, he come up; he said, "I heard a preacher say, 'Anoint the sick in oil, the Bible says that.' I was anointed in oil, wasn't healed. The other one said, 'Lay hands on the sick, they shall recover.'" He was trying to prosecute.
But when the witness came forth, here it was, "God told them, said, 'It had been...'" He said, "It's been six months since I had hands laid on me, and Your Word says that 'Lay hands on the sick and they shall recover.' And hands was laid on me by one of Your anointed servants, and I haven't recovered yet. Therefore, You're a false pretender, because Your Word don't mean what It says."

295 So when the witness come up, the true was this, that "His Word is true. He never said when He would do it." He said, "These signs shall follow them that believe; if they lay their hands on the sick, they shall recover." See? See? That's what He said, "They shall recover." So whether it's a prone miracle just happen right like this or whether it's just obeying God, that's up to Him in the individual. See? But if the individual believes It, I don't care how long it takes. He said To Abraham, "You're going to have a baby by Sarah." The baby never come for twenty-five years. He told Noah it was going to rain. Noah had the flood--the--the ark built for the flood, many, many years before the flood came, but he knowed it was going to rain. The Bible said, "The prayer of faith shall save the sick, and God shall raise them up." When? He didn't say. God is just, He's true; just read what His Word says."
That's what I've done tonight, laid hands on the sick. Now, I believe every one of them's going to be healed. I believe, every one of them. You believe the same? Now, believe for these afflicted people.

297 There's a little lady here, seems like I ought to know, I prayed for her last night out there in the prayer line. What's her name? Chambers--Chambless. If that little lady would've lived--would've lived normally, wouldn't have been afflicted, she certainly been a beautiful woman. And she's setting there now, shaking. Lovely, fine spirit in the girl, and she sets there jerking like this. Oh, how that breaks my heart. How would I have wished... Just how I would...
Here's a little baby, lady setting here holding it. Its little tongue hanging out, its little body afflicted. What if that was my little Joseph? What if it was my little grandson Paul? What if that was Rebekah setting back there, or Sarah? What if Mrs. Simpson here was my wife Meda? This young man setting here was Billy Paul? This aged woman setting here was my mother? Remember, it's somebody's baby, somebody's sister, somebody's daughter, and somebody's son. See? I am their brother; He is our Saviour. All that I can do is... What faith I've got is offered in their behalf. That's all I know.

299 Now, the Lord can show me a vision; He could tell me what's the matter with each one of them. I can prove that to you (See?); you know that. But that don't heal them. That doesn't heal them. No, it's got to be something drop in them. See? And I hope...
Like I could go up here take each one of you and baptize you in the Name of the Lord Jesus Christ; that won't remit your sins. No, no. No, I don't believe in water baptism in the Name of Jesus Christ unto regeneration; I believe the Blood is regeneration (See?) now, not the waters. But, see, I could baptize and baptize, but you only go down a dry sinner, come up a wet one (See?) until you have thoroughly repented. Repent, and then be baptized in the Name of Jesus Christ. See? And that's where I different with the Oneness movement. Not baptizing to regeneration, no; I believe it's the Blood that cleanses, not the water. See? Repentance, and then be baptized in the Name of Jesus Christ.

301 Now, I'm going down to pray. And these people are just as much to you as they are to me, maybe even more than--than my own relation.
Now, let's all join together, and your hands in faith, and my hand in faith, bringing down the hands of the Lord Jesus to lay on these poor crippled people. Will you pray with me?
[Blank.spot.on.tape--Ed.] Those handkerchiefs that's for the sick and the afflicted, you may get them right after service. Now, help me pray for these, will you?
God, we thank You, Lord, for what You have done tonight. We thank You in advance for the healing of every person come through the line. Dear God, I pray over these handkerchiefs, perhaps for some who could not even come to the meeting, and their loved ones brought the handkerchiefs. In the Bible we're taught that they took from the body of Paul, handkerchiefs or aprons. Now, those people back there had lived in Your Presence; they'd seen You on the street, they'd seen You in their meetings, and they'd seen Your same Spirit upon Paul. And they knew it wasn't that man; it was Your Spirit that was dominating his life, for we see Paul doing the same things that You did.
And now, Lord, the people of this day sees the same God living in His church with His people. And they've brought these handkerchiefs, that they might be taken from here to their loved ones. Grant, God, that every one of them will be healed in Your own way. We don't request any certain thing to be done of any certain way or any certain nature; we just ask, "In Your own way, Father, heal them." For the glory of God, I offer this prayer of faith over it. In Jesus Christ's Name. Amen.

306 I've had a wonderful time of fellowship around your faith, your presence in Jesus Christ. This will be a meeting that I'll long remember of what taken place: love, cooperation, fellowship.
And now, till we meet again, may God of heaven guide you. He Who makes the stars to shine bright at night to lighten up the path when it's growing dim, may He lighten your path with the Star of Bethlehem to guide you to a full surrendered life in His Word, is my prayer.
Till we meet, till we meet, Till we meet at Jesus' feet; Till we meet, till we meet, God be with you till we meet again. Now, let us stand. "My Faith Looks Up to Thee"...?... I... Well, I'll change that. I believe that's fine:
My faith looks up to Thee, Thou Lamb of Calvary, Saviour Divine! Now, hear me while I pray, Take all my sin away, O let me from this day Be wholly Thine!

309 Now, let's shake one another's hands when they sing:
While life's dark maze I tread, And griefs around me spread, Be Thou my Guide; Bid dark... turn to day, Wipe sorrow's tears away, Nor let me ever stray From Thee aside. Feel better now, don't you?
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. Now, on the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. That's our closing message for this campaign.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove.

312 Bow our heads. As the wheels hum a song going home, I trust it'll--you'd hear the humming of the wheels, the roaring of the engine.
On the wings of a snow-white dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. [Brother Branham begins humming the chorus--Ed.]...
... dove, God sends His pure, sweet love, A sign from above, On the wings of a dove. With your heads bowed, I give you to Brother Noel.

Up