Отождествленный Шедевр Божий

Другие переводы этой проповеди: Распознанный Шедевр Бога - VGR
Дата: 64-1205 | Длительность: 1 час 33 минуты | Перевод: Гродно
doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Отождествленный Шедевр Божий / Identified Masterpiece Of God

Отождествленный Шедевр Божий

05 декабря 1964 года,
мотель Стардаст,
Юма, Аризона, США

1 Благодарю тебя, брат. Билли хочет, чтобы я сказал, что за три месяца я первый раз за кафедрой. И он... я припоминаю, как просил его первый раз, чтобы он сказал свидетельство, он сказал: «Во-первых... я... я волнуюсь». Я тоже. Я на служении уже тридцать пять лет, а сейчас у меня был самый долгий период, когда я не стоял за кафедрой с того времени, как я на служении. Мне нужно было немного отдохнуть, итак, брат Мосли и я, и некоторые из местных братьев, мы были на короткой поездке на охоту. Я сейчас отдохнувший. А это мое первое служение с того времени, когда я проповедовал первого сентября. И это имеет определенное значение. Возвещение Слова является тем, в чем человек должен оставаться.
2 И вот, я их попросил, чтобы выключили этот вентилятор или чтобы выяснили, можно ли его выключить, потому что я знаю, что вам трудно меня услышать. И это трудно... я это знаю, потому что я слушал, как говорили свои свидетельства, и мне было трудно их услышать. Вы сейчас хорошо меня слышите? Хорошо. Я стану поближе к микрофону, пока его не выключат.
3 Действительно, для меня это великая привилегия, и я, конечно, благодарен начальствующему и этому собранию бизнесменов Полного Евангелия здесь, в Юме, и всем проповедникам. Эти замечательные певцы были здесь на подиуме несколько минут назад. Я хотел бы услышать их во время богослужения. Это было действительно хорошо. Я подумал, видел ли Джон меня, когда они пели. Надеюсь, что да. Таким образом... я слышал, что у вас пробуждение. Пусть вас Господь обильно благословит, брат и сестра, когда вы служите, и всех моих друзей в Финиксе и других местах, которые… и по всей Калифорнии.
4 Хочу сейчас сказать несколько слов об общинах. Когда я пришел к пятидесятникам, у меня уже было переживание излияния Духа Святого, а я не знал, что существует пятидесятническая церковь. В то время я был баптистом-миссионером. Я получил крещение Духом Святым и обнаружил, что существуют такие люди, которые верят в то же самое, что получил и я. А они получили Его за сорок лет до того, как я Его получил. Итак, я был попросту одним из тех, как сказал Павел; я думаю, что я не пытаюсь это за ним повторить, но я родился в известной степени «не вовремя». Кажется, что мои братья думают, что я сошел с правильного пути в плохую сторону, как мы это называем. Но я знаю, что я нечто получил. Мое переживание было в точности таким, какое они имели тогда. Итак, именно... я это люблю.
5 Однако, когда я прихожу к ним, мое сердце разрывается, когда я обнаружил, что они попросту разделились на разные деноминации точно так, как перед этим поступила моя баптистская церковь. И они... я думал, что есть только одна церковь, называемая пятидесятнической, и это была она, но оказалось, что там было несколько разных деноминаций. Итак, сейчас – они все были хорошие. Я знаю, что некоторые из самых прекрасных людей, которых когда-либо я встречал в моей жизни... это были те группы. И они были... конечно, это были разные деноминации. И моей мыслью было, что мы должны быть единомысленны – со Христом; и я не присоединился ни к одной из этих деноминаций. Я остался прямо между ними и старался держать обеими руками руки их всех и говорить: «Мы братья». Мы не... может, мы видим небольшие вещи, которые нас отделяют друг от друга. Но сверх всего этого мы по-прежнему – братья, потому что рождены от того же самого Духа. Мы – семья Божья.
6 Потом, когда христианские бизнесмены, та группа бизнесменов Полного Евангелия – я был среди них на первых собраниях вместе с братом Шакарьяном. Я уже знал его до того, прежде чем была организация, или же прежде, чем та организация была основана. Я думал, что это нечто прекрасное. И это были открытые двери для меня, когда я ездил с бизнесменами Полного Евангелия.
7 Иногда бывает так, что человек найдет какую-нибудь группу проповедников, и у них есть какие-то ничтожные обвинения против другой группы, потому что кто-то что-то сказал. Не везде так, но мы находим это в разных местах. И бывает так, что если одна церковь намеревается нечто спонсировать, то другая не пожелает иметь с этим никакого дела.
8 Но среди бизнесменов Полного Евангелия двери для меня были открыты. Когда они сошлись, я собрал вместе всех моих братьев, и могли соединиться, хотя, может, у двух пасторов были разные воззрения или что-то такое. Это отворило для меня двери везде. И я ездил в разные штаты много лет и говорил в их церквях.
9 Юма – это не слишком большой город, хотя я допускаю, что он намного больше того города, из которого я приехал сюда – Джефферсонвилля, Индиана. Но я встретил тут вашего начальствующего. Это был он, а также другие слушатели из вашей общины. И я полагаю, что у вас здесь есть прекрасная возможность.
10 Сегодня вечером я просто размышлял, когда сидел здесь и смотрел на людей. Знаете, вскоре у меня уже не будет этой привилегии. Всемирный совет церквей вскоре нас поглотит. Я думаю, что большая часть моих слушателей сегодня вечером состоит из пятидесятников, баптистов и Церкви Божьей, а также из тех, которые не входят во Всемирный совет церквей. И они – то есть попросту то, какую роль они играли, и что Библия говорила, как они будут поступать. И мы предупреждены об этом, итак, давайте держаться от этого вдалеке. Следовательно, как было сказано об этом сегодня вечером в той песне: о близком пришествии Господа – может, оно ближе, чем мы думаем.
11 И я считаю, что когда мы можем собраться вместе и иметь такого рода общение, это производит для нас нечто такое, что притягивает нас ближе друг ко другу. А когда мы становимся ближе друг ко другу, мы также становимся ближе к Богу, ибо Иисус сказал: «Что вы сделали одному из этих Моих меньших, Мне сделали».
12 Где-то здесь, я думаю, мой маленький сын Иосиф. Здесь у меня сидит Билли. Две дочери и жена сидят там сзади. Так вот, если бы кто-нибудь хотел сделать что-нибудь действительно приятное, я бы хотел, чтобы вы сделали это лучше моим детям, чем мне. Следовательно, я чувствую себя как родитель... а Он является источником отцовства. И я думаю, что именно таким образом это чувствует Бог. Если мы должны... Мы служим Ему, когда служим друг другу. Таким образом мы служим Богу.
13 И зная, что это правда, я считаю, что каждый раз, когда эта группа собирается, она остается межевангельской. На самом деле нет какой-то определенной доктрины, в защиту которой стоят эти бизнесмены Полного Евангелия. Они стоят просто за полное Евангелие. А если кто-нибудь отличается, то это все в полном порядке. Это все в порядке. Несмотря ни на что у нас есть общение. Итак, я думаю, что это было бы... Если бы я жил здесь, в этом городе, я полагаю, что когда та группа собирается, если бы существовал вообще какой-либо способ, я был бы там, и вел бы туда всех, кого только можно. Это правда, потому что... потому что это то, что делает всех нас сильнее.
14 Я живу в Тусоне, и постоянно говорю в той группе, все время. И в Финиксе, с того времени, как я приехал в Аризону, я бываю в Финиксе всякий раз, когда мне удается выехать и прибыть туда. Потому что я стараюсь привести кого-нибудь с собой, пригласить кого-нибудь, привезти других проповедников. Они говорят: «Хорошо, хорошо, ты понимаешь, брат Бранхам, мы не знаем».
15 Я говорю: «Неважно, что вы... Просто поехали со мной. Ты поедешь как... друг, со мной».
16 И просто приводил их туда ненадолго. Это все, что ты должен сделать. И они узнавали, что сердце каждого человека жаждет иметь общение. И мы обязаны поступать таким образом. Это является великим знаком конца времени. Боже, благослови эту группу. Пусть она... пусть она существует, пока не придет Господь Иисус забрать нас во Славу, это моя молитва.
17 Так вот, я вспоминаю свою первую поездку через Юму. Я ехал на «Форде» модели «Т», который был в состоянии ехать со скоростью тридцать миль в час. Я размышлял о том, как я приехал сегодня. По-прежнему верен «Форду»; у меня по прежнему «Форд», и других машин кроме «Форда» у меня никогда не было. Но я... Так вот, я не продаю «Форды». Вот, я их не рекламирую. Понимаете? Но я вспоминаю, как тот «Форд»... Многие из вас, братья, которые примерно моего возраста, помнят старую модель «Т». Это было в 1927 году. Вы должны были вглядываться действительно хорошо, иначе вы не смогли бы найти Юму, когда проезжали через нее. Она была очень маленькой, и вы, безусловно, выросли. Но каким образом я достигал на моем «Форде» скорости тридцать миль в час? Он ехал пятнадцать миль в час в ту сторону, и пятнадцать – в другую. Итак, когда мы сложим это вместе, у меня было тридцать миль в час со всеми моими подскоками на ухабах и так далее. Юма выросла.
18 Эта славная Церковь, за которую мы... мы сражаемся за эту замечательную Веру.
19 Благодарю тебя, брат, кто сделал это. [Кто-то подал что-то брату Бранхаму – прим. ред.].
20 Она тоже выросла, и мы благодарны за это. Благословит вас всех Господь.
21 Мы надеемся, если вы находитесь где-то поблизости от какого-либо из этих собраний... У меня... группа в Финиксе, буду говорить там в следующее воскресенье. И в последующее воскресение – во Флагстафе. А в последующий понедельник, двадцать первого, будет банкет в Тусоне. Вы все приглашены.
22 И если Господь позволит, я хочу говорить в танцевальном зале гостиницы Вествард Хо, я полагаю. В какой вечер начинаем там? [Кто-то говорит: «Это будет после обеда в воскресенье семнадцатого». – ред.] В воскресенье после обеда, семнадцатого – просто небольшое евангелизационное служение. Я надеюсь, что эти певцы в то время будут там, чтобы нам помочь. И мы будем там аж до среды. Я думаю, что это будет в воскресенье после обеда. И мы делаем это таким образом, потому что не хотим нарушать программу никакой церкви. Следовательно, в понедельник, во вторник, а потом в среду будем в... в Рамада Ин, в Рамада Ин. А потом, в четверг, мы начнем в Вествард Хо. Не так ли?
23 [Один брат говорит: «В Вествард Хо в воскресенье, в понедельник, во вторник. Потом поедем в Рамада Ин – в среду, и останемся там аж до конференции». – ред.] Конференция закончится в Рамада Ин. Итак, мы будем рады, если вы когда-нибудь придете.
24 Сейчас, прежде чем мы обратимся к этой Книге, склоним наши головы на минуту и обратимся к Ее Автору.
25 Сейчас, когда мы склонили наши головы к тому праху, откуда Бог взял нас, и если Иисус замедлит, мы должны будем вернуться таким же самым образом. С того времени, как я здесь, я получил известие с востока, что одна молодая леди, которую я знал... Это была молодая девушка, ее звали Эдит Райт. Она отошла, чтобы встретить Бога, сегодня после полудня, в три часа. Мы должны вернуться. Если здесь есть такие, которые хотят быть вспомянуты в молитве, не поднимете ли вы просто свою руку к Богу. Бог благословит вас.
26 Небесный Отец, как мы радуемся этому прекрасному общению, пению. О, как это взбудоражило мое сердце, когда я услышал ту песню: «Видит ли Иоанн меня?» Отец, я верю, что все мы будем там, каждый из нас. Сейчас мы склоняемся к праху, и молим, чтобы Ты принял наше благодарение и наше покаяние, и нашу молитву друг за друга.
27 А сейчас мы направляемся к Твоему Слову, к этой священной части богослужения, которая представляется более священной, чем все остальное, ибо мы знаем, что в это время мы имеем дело с людьми, чтобы их провести к Истине, ко Христу и к Слову, которым является Христос. И мы молим, чтобы Ты открыл это, Слово для нас. Мы... мы недостаточны, Господи, но Ты – вседостаточен. Итак, мы молим, чтобы Ты благословил наши слабые усилия, чтобы мы могли сегодня вечером найти самих себя и нашу позицию в Слове Божьем. Даруй это, Отец. И мы воздадим Тебе хвалу, ибо мы просим об этом во имя Иисуса. Аминь.
28 Так вот, это действительно мило, что мы находимся здесь. У меня здесь несколько заметок, и я думал, что я обращусь к ним на несколько минут, потому что я допускаю, что нам не позволят держать этот зал слишком долго до вечера. А будучи среди пятидесятников, я, в некотором роде, не тороплюсь, вы знаете.
29 Я вспоминаю. Вероятно, я уже вам говорил. Когда первый раз я увидел пятидесятнического служителя, это был преподобный Роберт Догерти из Сент-Луиса. Я сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из вас знал его. Вы видели в книге свидетельство его маленькой девочки. Он был... он был... Она была исцелена от пляски святого Вита, хотя от нее все уже отказались. И именно так я встретил первых пятидесятников.
30 И вот, я пошел послушать его проповедь, и... и, о-ох, он... он умел проповедовать. Он даже... Он даже ничего не ожидал. И он проповедовал до того, что ему не хватало дыхания, и его лицо синело, а его колени стучали друг о друга, и он едва не падал на землю. И он переводил дух, и вы могли бы услышать его едва ли не на окраине города, и снова начинал проповедовать. И я подумал: «Ого, я... я даже не могу обдумывать это так быстро».
31 Я должен попросту уделять этому больше времени. Я немного медлительный, и я старею, знаете, едва передвигаюсь, так что я надеюсь, что вы потерпите меня несколько минут.
32 Есть одна надежная вещь, которая, я знаю, не подведет: это Его Слово. «Небеса и земля прейдут, но Его Слово никогда не подведет». Итак, откроем сейчас, если у вас есть ваши Библии, я желаю читать из Нее, в Книге Исайи, пятьдесят третья глава Исайи. Я хотел бы это прочитать просто в качестве основания, возьмем текст, из которого почерпнем контекст, на некоторое время.
Кто поверил слышанному от нас... кому открылась мышца Господня?
Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему.
Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей... изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.
Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом.
Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззаконие наши; наказание мира нашего [было] на Нем... ранами Его мы исцелились.
Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас.
Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен... Он не отверзал уст Своих.
От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; и за преступления народа Моего претерпел казнь.
Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.
Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его.
На... на подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грех их на Себе понесет.
Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем.
33 Я желаю просто сказать это в качестве короткого текста. Я желаю здесь из этого зачерпнуть тему: Отождествленный шедевр Божий.
34 Так вот, это довольно-таки удивительный текст, который я прочитал для того, чтобы зачерпнуть тему: «Шедевр». Но когда мы на это смотрим, то мы подумали бы, что он говорит обо всем что только можно, но не о шедевре, ибо Оно говорит: «Мы отвращали наши лица от Него, и не было в Нем никакого вида, который привлекал бы нас к Нему». А много раз мы что-то назвали бы шедевром, в то время как Бог не имел бы с этим никакого дела. Ибо мудрость человеческая есть безумие для Бога, но безумие Божье мудрее всякой мудрости человеческой.
35 И мы здесь видим, что Бог дает нам образ чего-то. Я бы хотел попытаться представить нам этот образ, потому что я отдаю себе отчет в том, что может быть это последний раз, когда некоторые из нас встречаются вместе. Мы можем больше не увидеть друг друга так, как сейчас. Поэтому, пусть бы мы не собирались с той целью, чтобы нас видели или слышали...
36 У нас уже было общение друг с другом во время этой прекрасной трапезы сегодня вечером за столом, когда мы насыщали свои физические тела, а сейчас мы бы желали, чтобы Бог накормил наши души Своей Манной, которая сокрыта. Только те священники, которые вошли во Святое Святых, могут питаться Его Пищей.
37 И если мы обратили внимание сегодня вечером, наш... наш бифштекс. Я думаю, что до этого времени я не был на таком банкете, как сегодня вечером – во всех группах, в которых у меня были богослужения – чтобы у меня был такой прекрасный бифштекс, как подавали сегодня вечером. Видите, мы должны были его съесть, потому что живем, и нечто должно было умереть, чтобы мы могли радоваться тому времени общения, а также, чтобы поддержать наши жизни.
38 Я разговаривал недавно с одним человеком, который был вегетарианцем, а он мне сказал: «Так вот, я не согласен с тобой». Он мне написал письмо, хотел встретиться со мной в частном порядке. И он сказал: «Брат Бранхам, я всегда считал тебя святым мужем». Далее сказал: «Но когда я услышал, как ты говорил, что у тебя на завтрак была ветчина с яйцами, – сказал, – это меня раздавило».
39 Если дело в этом, то я не хотел бы быть камнем преткновения на его пути. Так вот, это его способ верования. Итак, я сказал: «Хорошо, сэр, если бы я не ел, я бы не жил».
40 Он сказал: «Но видишь, ты должен был есть свинину и... и убить цыпленка».
41 Я ответил: «Сэр, мы живем только благодаря мертвой субстанции. Меня не беспокоит то, чем ты питаешься. Ты ешь овощи. Ты ешь. Ты ешь хлеб, значит, умерла пшеница. Если ешь кукурузу, то умерла кукуруза. Если ешь фасоль, то умерла фасоль».
42 Чтобы ты ни ел, ты можешь жить физически только благодаря тому, что нечто умерло, чтобы ты мог жить. Так вот, чтобы ты ни ел, даже если пьешь молоко, те бактерии – что-нибудь – ты должен жить благодаря мертвой субстанции. И это только доказывает, что мы должны жить этой природной жизнью, а это возможно только благодаря мертвой субстанции. Однако, Кто-то должен был умереть, чтобы мы могли жить вечно. Это был Иисус Христос, которого Бог дал нам как Искупителя.
43 И вот, когда я впервые встретил пятидесятников, я... я отправился в Калифорнию, прямо в соседний штат, за реку. И я был в Лос-Анджелесе. Я не жил во дни этой известной женщины-служителя, миссис Симпл... Эйми Симпл МакФерсон. Мне удалось встретиться с ее сыном Рольфом, прекрасным христианином, джентльменом и... и его женой, и его семьей. Они действительно милые люди; и доктор Тифорд, и многие из тех, кто служит в Храме Ангела. И я проповедовал там на тему Юбилея Пятидесятницы, о пятидесятой годовщине излияния Духа Святого, несколько лет назад, и у нас было действительно прекрасное время.
44 Поэтому с уважением к этой женщине, которая оставила нам такой пример, какой она нам оставила, пытаясь делать это наилучшим образом со своей стороны, чтобы представить то, что у нее было на сердце, я отдал ей дань уважения, посетив ее могилу в Форест Лоун. И когда я там встал, я снял шляпу, опустил голову и благодарил Бога за доблестную жизнь этой маленькой труженицы. Потом те люди, которые были со мной, спросили, та группа служителей, о том, не хотел бы я совершить путешествие по всему... по всему Форест Лоуну (кладбище «Лесная поляна» – пер.). И внутри того могильника, или как вы там его называете, я рассматривал различные изображения, и я увидел Вечерю Господню и остановился. И многие из вас тоже обращали на нее внимание, когда они направляли на нее свет, на Последнюю Вечерю, и вы слышали ее историю.
45 Но одна из самых знаменитых вещей, которую я там видел, которая там была, когда вы входите в дверь, я полагаю, что она была на восточной стороне. Там была... статуя Моисея, стоящая там, это была вершина творчества Микеланджело, я думаю, что он был скульптором. Может быть, это был не тот человек. Я считаю, что это верно. Микеланджело, тот, который... который... тот великий скульптор, который высек это, или образ Моисея. И как он объяснил это, тот экскурсовод, который водил нас, он сказал, что это был один из величайших шедевров, которые создал Микеланджело. И он сказал, что это дело заняло у него большую часть его жизни, тяжелый труд.
46 Потом я заметил, я думаю, что это было на его правом колене. Эта статуя выглядит безукоризненной, гладкой; и Моисей со скрижалями закона в своей руке и со своей длинной бородой. И это было, конечно, так, как представлял Микеланджело в своем разуме, что Моисей должен был выглядеть так. Возможно, он никогда не видел портрета, но в своем разуме он изобразил его так, как, по его мнению, должен был выглядеть Моисей.
47 И эта история повествует, что когда он закончил эту... эту статую, и она была вся отполирована и закончена, он отступил назад, чтобы увидеть свое творение. И как только его осенило такое вдохновение, потому что она выглядела так... То, что он имел в своем разуме, он сделал своей рукой. Он выглядел настолько похожим, и он ожидал этого все эти годы, и вдохновение так наполнило его, что он ударил его по колену и закричал: «Говори!» И там есть выбитое место на.... на ноге, на колене Моисея, по которому Микеланджело ударил своим молотком, потому что он был под таким вдохновением.
48 Видите, нечто было в нем в начале, когда он нарисовал мысленный образ того, каким, как он думал, должен выглядеть Моисей. А когда он увидел перед собой отражение именно того, что у него было в мыслях – как он представлял себе образ Моисея – а он носил это видение в себе все те годы, когда он взял ту глыбу гранита и отсекал по кусочку тут и там, делал наброски, потому что это должно было стать совершенным. И когда это совершенное творение было перед ним, он увидел отражение того, что было в его разуме. Именно это вдохновило его так сильно, что он ударил по этой статуе и закричал: «Говори». Все годы изнурительного труда окупились. Его великая работа была закончена.
49 Сейчас мы видим это, и меня это тоже вдохновило, потому что я подумал, что именно тот знак на его ноге делает его для меня шедевром. Ибо, если бы это был только другой портрет или нечто иное, представляющее Моисея, какая-то фигура, как себе ее представлял какой-нибудь человек... Но когда этот скульптор, который высекал эту статую, был ею настолько удовлетворен, что ударил в нее. И этот знак на нем делает его для меня шедевром, потому что он совершенно отражает то, что было в его разуме, как должен был выглядеть Моисей.
50 О, я там стоял. Я должен был отойти в сторону на несколько минут, чтобы поразмышлять о том, какое это для него должно было иметь значение, и какое это имело значение для меня в это время. Потом мне пришло на ум то, о чем я хочу вам сказать.
51 Обратим сейчас наши мысли от Микеланджело к Этому великому Скульптору, Всемогущему Богу, который в начале, прежде чем настал день или рассвет дня, прежде чем пришел к существованию какой-нибудь атом или молекула, Бог в Своем разуме имел человека – как он должен выглядеть, каким он должен быть и как должен поступать. И Он хотел, чтобы человек был Его частью: «Ибо сотворил человека по Своему собственному образу, и по подобию Божьему сотворил Он человека», – о, когда Бог в начале соделал этот шедевр, нечто, что отражало Его мысли.
52 Помните, существует только одна форма вечной жизни, и наши... даже наши имена и наши мысли были у Бога прежде основания мира. Ибо сейчас мы обладаем вечной жизнью. А чтобы быть такими, мы должны быть частью Бога. Значит, мы должны были быть не меньше как в Его мыслях, потому что мы имеем вечную жизнь, и мы были предопределены к этой жизни. «А наши имена были вписаны в Книгу Жизни Агнца прежде основания мира», – согласно Откровению. Итак, если мы были у Бога в Его мыслях, то мы имеем вечную жизнь, потому что Он тогда изрек нас, и мы начали существовать. А слово – это просто проявленная мысль. Мы были у Бога вначале в Его мыслях.
53 Так вот, и когда Он сотворил Адама, первого человека, каким совершенным он был. Он выглядел как Бог. Бог, великий Дух Святой, носившийся над землей, и Он... появились птицы, возможно, и звери, различные творения, и появлялись с каждым разом все более подобные Тому, Который «вынашивал». До тех пор, пока, окончательно, не появилась разновидность просто в точности такая, как Тот, Который вынашивал или творил – как Бог. Бог был или... человек был сотворен по образу Божьему тогда, когда Он поместил его в том большом саду, как Микеланджело поместил свое великое дело жизни и все великие скульпторы; Бог поместил Свое собственноручное дело в Едемском саду и создал ему спутницу жизни. Какое полное удовлетворение принесло это Богу, что Он даже почил. Это был просто отдых. Его работа была закончена. Потом наступает эта печальная история, связанная с врагом.
54 Обратите сейчас внимание, я хочу, чтобы вы не забывали эту единственную вещь, что Бог дал этому человеку ограждение, Он его дал ему. Укрепил его в Своем Слове, ибо Он сказал им, что они могут делать, а чего делать не могут.
55 И сегодня мы находимся на том же самом основании: что мы можем делать, а чего мы делать не можем. Несмотря на то, какие мы добрые, как часто ходим в церковь, или что мы делаем, мы должны быть рождены заново. Понимаете? Это должно быть.
56 И Бог сказал Адаму, что он может делать, а чего он не может делать. Он поместил его за Своим Словом.
57 И потом туда вкрался враг через обман, проскользнул за стены Божьего Слова, потому что эти двери для него были открыты, и он повредил тот образ при помощи греха. Это – одна из самых печальных историй.
58 Когда мы подумаем, что тот человек, который был сотворен по образу своего Творца, и ему была дана стена, за которой он должен был стоять, ибо то Слово не могло подвести. Оно... оно – надежда христианина. Оно – его щит. Оно – его оружие. Оно сегодня – его твердыня, чтобы встал за Словом, каждый верующий.
59 Так вот, вы не должны никогда выходить из-за Слова. Когда вы это делаете, вы, вы открываете дверь врагу, когда говорите: «О, да ведь человек может делать немного того и немного этого». Бог хочет, чтобы ты отделился от всего, что называется грехом. Ты должен быть полностью на Его стороне, и только за Него.
60 Он имеет цель в твоей жизни, в жизни каждого индивидуально, чтобы никто другой на лице земли не мог занять твоего места. У Бога есть что-то для тебя. Ты был создан таким образом. Ты был создан таким образом с какой-то целью. Бог суверенен в Своих делах. Он даже... всё разное. Мы отличаемся один от другого.
61 Мы наблюдаем это в жизни зверей. Мы обнаруживаем в жизни зверей, что существует определенное животное, Бог сотворил вьючное животное, например коня, и... и он должен работать. А корова является жертвой. И, однако... лев и тигр рыщут по лесу без какого-либо дела или чего-нибудь. Он сотворил большое могучее животное, такое как слон, а затем сотворил маленькое создание, такое как мышь. Так вот, кто мог бы сказать Богу, что Он должен делать и как Он должен делать? Он делает это по-своему.
62 И Он творит горы. Он творит пустыни. Он творит... моря. Он творит равнины. Он творит один сорт дерева, твердой породы, пальму и... и так далее. Он это делает.
63 Он делает людей разными. Он дает нам, для каждого из нас, разное место. И пальма никогда не может быть орешником гикори. Гикори никогда не может быть пальмой. Никто не может занять твоего места, а ты не должен пытаться занять место кого-то другого. Ибо для Бога ты индивидуален, и у Бога есть какая-то цель для тебя. Он сотворил тебя таким. Ты говоришь: «Почему Он сделал это?» Он суверенен. У Него есть причина, почему это происходит таким образом. Но мы обнаруживаем, что мы все защищены Словом.
64 Мы смотрим на небесные тела на небосклоне. Библия говорит, что даже одна звезда отличается от другой. Есть Сириус и другие звезды, есть Марс и Юпитер, и все те разные планеты, они отличаются одна от другой. Солнце отличается от луны, а луна отличается от звезд. И существуют ангелы, например, существуют серафимы и херувимы, и ангелы, и великие ангелы, имеющие разные ранги. И даже в новом мире, который придет, цари земные принесут свою славу в тот город.
65 Мы всегда будем такими. Потому что Бог не является каким-то «Сирс энд Роубак Гармони Хоуз» («Дом Гармонии Сирс и Роубак» – Название магазина компании «Сирс, Роубак энд К°». – Пер.). Он – Бог многообразия. Он создает одного так, а другого – иначе. Но мы должны Ему служить таким образом, как нас Бог создал. И должны быть радостными и оставаться укрытыми за Его Словом. И именно так Бог это и сделал.
66 Но после того как мы находим, что враг проник через это Слово к тому Божьему рукотворению, он его испортил. И именно это делает он сейчас. Он вползает через это рукотворение, тот враг, пытаясь сделать нас Всемирным советом церквей. А человек... Да ведь люди не могут согласиться один с другим, так как же мы собираемся сделать, чтобы весь мир согласился с человеком? И как только вы сделаете это...
67 У нас есть Один, с Которым мы должны быть в согласии, – это Бог. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». И Слово остается Богом и всегда будет Богом, потому что Бог – в Слове. «И Слово стало плотью и обитало с нами», – в Личности Сына Божьего.
68 Мы сейчас находим, что после Он обнаружил это страшное повреждение. Выглядит так, что если бы это были ты и я, и мы вложили бы в это все наше время и усилия, то мы выбросили бы эту вещь и просто не занимались бы ею. Но не Бог. Не было Его воли на то, чтобы Его труд был разрушен. Такова любовь Божья. Неудивительно, что поэт сказал:
Коль взять чернила океан,
В пергамент небо превратить,
А в перья – все былинки трав,
И всем живущим поручить
Любовь Господню описать –
Не стало бы чернил,
А свиток, равный небесам,
Всего бы не вместил.
69 Посмотрите на любовь Божью! После того как человек пал и умышленно открыл дверь врагу, и тот вошел и испортил его, и поместил в него смерть, все же Бог не хотел, чтобы это потерпело поражение. Он ступил на землю и начал все заново. Он намеревался сотворить того человека снова.
70 Он дал Адаму завет: «Делай это, и не делай того; это а не то, не прикасайся, не пользуйся, не вкушай».
71 Но мы узнаем, что когда Он начал заново, то Он с... с Авраама. И когда Он начал в Аврааме, Он начал с безусловного завета. Не «если ты будешь». У меня есть. Я уже сделал это. «Я благословил тебя, тебя и семя твое и так далее, после тебя». Это был безусловный завет. Он начал Свое дело заново с Авраамом, на этот раз на основании Своего безусловного завета. Затем, когда мы узнаем это, Он начал с Авраамом и дал ему завет, безусловный, с обетованием.
72 Потом Он перешел к патриархам, когда мы продвигаемся по Ветхому Завету. Здесь Он представил фундамент Своего дела. Итак, у нас есть Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф – четыре патриарха.
73 Вот, Авраам представлял дело веры, веру, потому что Авраам был верой. У него была великая вера, ибо «он не поколебался в обетовании Божьем через неверие». Когда мы сказали бы «в годину испытаний», и все было против него, он по-прежнему держался Бога.
74 Далее у нас Исаак, который был возлюбленным сыном, который представлял любовь. Ибо Авраам был прообразом Бога, в то время как Исаака приносили в жертву, Книга Бытие, 22 глава. Мы узнаем, что он нес дрова на гору. И это все было портретом Христа, предвещало Его. И затем пришел тот овен, и был принесен в жертву вместо него. Итак, это была вера, любовь.
75 И Иаков, что обозначает «вытесняющий хитростью», а это значит обманщик. И мы отдаем себе отчет, что жизнь Иакова в действительности представляла благодать, потому что благодать Божья была с Иаковом все время.
76 Потом пришел Иосиф. Против Иосифа ничего нет. Он был совершенным. Он был Божьим пророком, вышедшим из среды своих братьев. И был ненавидим без причины, и был продан. И на всех путях его жизнь предвещала жизнь Иисуса Христа. «Пришел к Своим, и Свои не приняли Его». Как Иосиф был ненавидим своими братьями, брошен в ров, они посчитали, что он мертв. Потом его вытащили, и он был возвышен и стал по правую руку фараона. И когда он покидал трон, трубили трубы, знаете, каждое колено должно было преклониться перед Иосифом.
77 Мы находим, что Иисус был продан почти за ту же самую цену, за которую был продан Иосиф. Был поднят из... из ямы. И восшел на небеса. Сел по правую руку Божью. И когда Он придет из того Места, то «труба зазвучит, и каждое колено преклонится, и каждый язык исповедует Его», совершенство. Это были вера, любовь, благодать и совершенство.
78 Затем работа над этой великой скульптурой, над этим телом продолжалась. Он создавал это тело, трудясь через пророков. Пророки обрабатывали это тело.
79 Потом наконец пришла голова этого великого тела, которой был Сам Христос. Все пророки предвозвестили Его. Вся работа над основанием предвозвестила Его. От начала до конца, от Эдемского сада, с того самого времени, когда Он начал. «Я положу вражду между семенем твоим и семенем змея». И мы обнаруживаем, что Он начал там и проходил через патриархов к пророкам, и вышел оттуда. И еще раз увидел Он Свое собственное отражение, когда родился на земле из чрева женщины один Человек, который был Божьим Шедевром. Это был Сын Божий, Иисус Христос. Он был Им потому, что Он был Словом в полной мере.
80 «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотью и обитало с нами».
81 Сейчас мы видим в Нем отраженный совершенный Шедевр. Он был настолько совершенным, как и Бог совершен, до того, что Он даже сказал: «Если Я не творю дел Моего Отца, то не верьте Мне. Если бы Я... Вы не можете верить Мне? Верьте делам, ибо они свидетельствуют обо Мне, Кто Я такой». Я люблю это. Видите? Он сказал: «Если вы не верите Мне...» Говорили: «Ты – Человек, делаешь Себя равным Богу».
82 Он сказал: «Если вы не можете верить Мне, верьте делам, которые Я делаю. И если Я не делаю дел Того, Который послал Меня, тогда вы не имеете права верить Мне».
83 Таким же самым образом каждый христианин сегодня должен иметь то же самое свидетельство. Если мы не находимся в этом обещанном Слове Божьем, если наши жизни не заслуживают и не соответствуют в точности тому, что говорит Слово, то мы не имеем никакого права называть себя христианами, если мы не рождены заново. Иисус сказал в Евангелии от Марка, 16: «Эти знамения будут сопровождать тех, кто верит». Понимаете? Не «они могут, они должны, они, вероятно, будут». Они будут сопровождать. Это Тот Скульптор, который нас сотворил. Это та Церковь, которая была вытесана. Это... это Тело Христа.
84 Вот, мы находим, что это отражало Его совершенно. Скульптор теперь заново отразил Слово в том Шедевре, названном Его Сыном, Богом, Эммануилом. Подумайте только, что человек, который подчинил себя до того, что Бог отождествил Самого Себя там, в том теле, и Он стал... Он и Бог стали одним. «Я и Мой Отец одно. Мой Отец обитает во Мне. Я всегда делаю то, что угодно Отцу Моему».
85 Что, если бы сегодняшний христианин мог иметь такое свидетельство? Ты был бы этим шедевром прямо здесь в Юме, на улице. Если ты прачка, стоящая где-то за ванной для стирки, ты все еще являешься шедевром для Бога, когда ты можешь сказать: «Я всегда делаю то, что угодно Богу», – и весь мир может увидеть дело Иисуса Христа, отраженное в тебе.
86 Мне рассказали однажды, что то старое золото, прежде чем у них появилась плавильная печь, они брали золото и били его, те чеканщики, бывало, те индейцы в давние времена, когда Аризона только возникла. Они били по золоту до тех пор, пока чеканщик не видел свое собственное отражение в золоте. Они выбивали из него весь железный пирит, шлак, пустую породу и все такое до тех пор, пока тот чеканщик не смог бы увидеть свое собственное отражение как в зеркале, выбивая это.
87 Так вот, это то, что делает Евангелие. Так много людей не любят быть полностью измененными и выбитыми. Ну, в чем сегодня нуждается Церковь? В добром старомодном битье Духом Святым, чтобы мир был убран и все мирское. Именно в этом нуждаются в этот вечер пятидесятники. Именно в этом нуждаются наши движения сегодня вечером: в добром старомодном битье, как по тому золоту, до тех пор, пока весь мир не будет из нас выбит, а Иисус Христос будет отражен.
88 Дайте мне эту горстку людей, которые будут здесь сегодня вечером, чье внимание полностью сосредоточено на Христе, и их жизнь посвящена Христу. Я смогу сделать больше при помощи этой горстки, или же Бог сможет сделать больше для Царствия Божьего при помощи этой горстки людей здесь, чем вы могли бы сделать при помощи Всемирного Совета Церквей. Один человек, полностью отдавшийся в Его руки, это все, что Богу нужно.
89 Видите, однако, что мы не хотим лежать тихо и позволить Ему бить с этой стороны, с той стороны, выбить то, выбить это, выбить это понятие, и ту идею, и позволить Иисусу Христу, чтобы Он был в нас отражен. Мы смотрим слишком много фильмов. У нас слишком много телевизоров. У нас слишком много разных мирских развлечений, до того, что церковь утратила свой вкус для людей. Это потому, что Дух Святой уходит, а входит что-то иное. Так точно, друзья.
90 Я слышу свидетельства старомодных пятидесятников, как у них бывали молитвенные собрания на целую ночь. Наши отцы и матери сорок или пятьдесят лет тому назад молились всю ночь. Люди с улицы ненавидели их. А мы сегодня думаем, что если нас все не похлопывают по плечу, ого, то с нами что-то не в порядке. «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо». Он был презрен и умален пред людьми, а мы являемся Его образом. Аминь.
91 Что нам нужно сегодня, так это настоящие, подлинные молитвенные собрания, нам нужно очищение, начиная от кафедры до привратника, чтобы весь дом Божий был очищен, выбит, чтобы отражал Образ Чеканщика, чтобы Евангелие проповедовалось в силе воскресения Христа. Это правильно.
92 Это общественненькое евангелие, которое у нас практикуется, и похлопать этого по плечу, и сделать этого дьяконом, а того пресвитером, или что-то в этом роде, все это политика. Разве это не является в точности тем, что происходило на Никее в Риме? Мы хотим отойти от таких вещей. Методисты, баптисты, пресвитериане, пятидесятники и все, мы должны из этого выйти.
93 Политика не имеет отношения к Церкви. Есть Дух Святой для руководства церковью, а не политическое голосование о том, кому кем быть. «Бог поставил в церкви одних апостолами, одних пророками, одних учителями и евангелистами и пасторами», – а не люди выбирали их. Бог поместил их там через призыв Святого Духа, через молитвенные собрания и возложение рук, и пребывание перед Богом.
94 Но сегодня мы сделали нашу религию настолько светской, что она стала почти как политика, она самая, и мы играем в нее во всех наших деноминациях. Мы... Один не может показать пальцем на другого, мы все виноваты. Там вы найдете несколько подлинных мужчин и подлинных женщин. Но проблема в том, как я думаю, что мы слишком охотно становимся на... на сторону меньшинства, настоящие люди, которые хотят верить и хотят силы Божьей. Слишком многие приходят просто через общественное действие: «Ну, этот – хороший человек. Он отличный парень».
95 У нас хорошие церкви. Мы строим красивые церкви, и лучшие церкви, чем которые у нас были когда-либо. Это все в порядке. Я не имею ничего против этого. Мне нравится видеть процветающую церковь.
96 Но, брат, я лучше хотел бы ее видеть преуспевающей в силе Господней, чем преуспевающей в мирских вещах. Снова вернитесь к Евангелию! Вернитесь к силе Божьей! Вернитесь к Пятидесятнице, как... к такой, которая была. Но, вы понимаете, проблема в том, что мы не хотим подвергаться тому битью.
97 Ты можешь сказать что-нибудь о чем-то, о какой-нибудь аморальной вещи, которую делает церковь, или... или о какой-нибудь светской вещи, и прямо тогда они исключают тебя, закрывают двери. Ты не можешь войти, видите, потому что у них собрание, а тебя они не впустят. Они тебя больше не хотят. Они говорят: «Ты сумасшедший. Ты потерял рассудок». Но до тех пор пока это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, для меня не имеет значение, что кто-либо говорит. Необходима сила Христа, чтобы переменить человека. Необходима сила Христа, чтобы сохранить человека.
98 Однажды Иисус сказал: «Посмотрите на лилии. Но Я говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них». Соломон во всей славе своей имел великолепный вид. Вне всякого сомнения. Он был великим явлением для этого мира и был великим человеком перед Богом. Но риза Соломона не имела в себе никакой жизни. Это был кусок ткани, состриженный, вероятно, со спины овцы. Но лилия имеет жизнь.
99 Что нам нужно сегодня – это Жизнь Христа в нас. Вот что нас очищает; не внешнее: отложенный воротничок или степень по психологии, или тому подобное. Необходима сила воскресшего Христа, чтобы сделать нас такими, какими мы должны быть. У Бога нет иного плана, кроме как позволить Духу Святому управлять и царствовать в Церкви.
100 О Боже, Он был так подобен Богу, что Он и Бог стали Одно. «Я и Мой Отец есть Одно». О Боже! Что это была за жизнь, когда Бог настолько жил в Нем, что вся Его жизнь была погружена в Бога! Неудивительно, что это был Шедевр!
Сатана пришел к Нему.
101 Каждый раз, когда Бог задумывал Свой шедевр, сатана проникал туда. Он проник к Моисею, и тот разбил скрижали с заповедями. Но когда сатана пришел к этому Шедевру, это был собственный Божий выбор. Аминь. Он Его... Он Его предопределил. Сатане не повезло, потому что Он остался верен Богу, когда Бог смотрел на Него и видел, что Он был искушаем сорок дней в пустыне как и Моисей. Конечно, все те мужи были Его прообразом. Закон был нарушен. Но когда пришел сатана, этот великий искуситель, и попробовал искусить Его, он убедился, что Это не был Моисей. Нет, сэр. Он прикоснулся к пяти тысячам ватт вольт, которые опалили ему крылья, когда он наскочил на Него.
102 «Написано», – сказал Он. Понимаете? Адам упал. Но Иисус, второй Адам, тот Шедевр, который пришел как Искупитель, Он сказал: «Написано: не хлебом одним будет жить человек, но каждым Словом, исходящим из уст Божьих». Там у Него был Шедевр. Да, сэр. Он сказал что-то еще. Он сказал: «Написано также: не искушай Господа, Бога твоего. Отойди от Меня прочь, сатана». Там был Шедевр. Что Он сделал?
103 Он не сказал: «Я скажу это моей церкви. Поручу пресвитерам, чтобы сделали то и это. Епископ сделает то и то».
104 Он сказал: «Написано». Вот за чем Он поместил Своего первого Адама, но тот упал и сатана это испортил. Но он не смог испортить Этого, не имеет значения, что он делал. До такой степени, что он...
105 Бог сказал: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, Его слушайте. Я все передал Ему. Его слушайте». Они были Одно. Они были тем самым Одним. Бог жил в Нем, делая Его Богом, Эммануилом на земле. Он был совершенным Агнцем, о-о, совершенным Шедевром искупления. Это угодило Богу, следовательно, просто как Микеланджело, Он был так вдохновлен Его Жизнью. Мы обнаруживаем в...
106 У меня здесь выписаны места Писания. Марка 9, 7, если хотите прочитать это. Когда... Это гора Преображения. Когда Он был там на горе Преображения, мы находим, что там явился Моисей, и там явился Илия.
107 А затем, во-первых, вы знаете, апостол Петр был так вдохновлен, что он сказал: «Построим здесь три скинии. Мы просто сделаем из Этого три организации. Мы сделаем три деноминации: одну для Моисея, одну для Илии, а одну для Тебя».
108 Когда он еще говорил, раздался голос из того облака. Он сказал: «Это Сын Мой возлюбленный. Он так угодил Мне, Я собираюсь поразить Его ради вас. Его слушайте. Он собирается говорить».
109 «Он изранен был за наши преступления. Он изъязвлен был за наше беззаконие». Он был Агнцем, Агнцем Божьим, совершенной Жертвой. Никто до Него не жил так, как Он, и с того времени никто не жил так, как Он. Он был совершенным Шедевром, полностью соответствующим Божьему Слову.
110 Бог в начале изрек Свое Слово, определенная часть на этот отрезок времени, на тот отрезок, на тот отрезок.
111 По этой причине люди сегодня так обмануты и так запутаны. Они пробуют строить на чем-то, что произошло сорок, пятьдесят лет назад. Мы... Это, это было дано для того периода.
112 Что хорошего сделало бы то, если бы Моисей пришел с... с посланием Еноха? Что хорошего сделало бы то, если бы Моисей пришел с... с посланием Ноя? Что хорошего принесло бы то, если бы Иисус пришел с... с посланием Моисея? Понимаете? И что хорошего принесло бы то, если бы Веслей пришел с посланием Лютера? Что хорошего сделало бы то, если бы пятидесятники пришли с посланием Веслея? Понимаете, что я имею в виду? [Собрание отвечает: «Аминь». – ред.]
113 Все это представлено здесь в Библии, и мы должны знать это время и час, и что предназначено для нас. И именно в этом мы падаем сегодня. Мы читаем все кроме Библии. Это тот день, в котором мы должны жить. Это тот день, в котором Бог нас здесь поместил. Давайте посмотрим в Слово.
114 Вот как они не заметили Иисуса – те фарисеи и саддукеи, иродиане. У разных организаций того дня это было настолько зафиксировано и настолько совершенно отрегулировано, что там не было никакой возможности, чтобы убежать, как они думали. Но когда Он пришел, Он абсолютно... Он отличался от всего того, что они думали об этом. Он был маленьким покорным Пареньком, рожденным в яслях, с... считали, что Он был незаконнорожденным Ребенком и всякое тому подобное.
115 Но, однако, Он пришел точно тем самым образом, как Писания говорили о Его приходе. Они были приучены к тому, что говорил Моисей, а Моисей говорил о Нем. Он сказал: «Вот, если бы вы знали Моисея, то знали бы и Меня. Моисей говорил обо Мне». Но они все еще не могли этого увидеть. Прямо-таки настолько запутались в своих традициях, что они не смогли увидеть этого. Но, вы видите, Он не пришел, чтобы отражать их организации того дня. Он не пришел, чтобы отражать сектантскую религию.
116 Он пришел, чтобы отразить Отца, а Отец был Словом. Аминь. Сейчас я чувствую себя действительно религиозно. Он пришел, чтобы отразить Слово Отца. Бог сказал, что Он там будет, и Он там был, совершенный Шедевр великой собственноручной работы Божьей. О, да-а! Он был Его совершенным отражением. Он отражал все... все, о чем говорил Бог. Он отражал то, что Адам сказал о Нем. Он отражал то, что говорили все пророки, что говорили все патриархи. Все, что Он сказал. Он был исполнением Слова. Все прообразы исполнились в Нем. Да. Он стал Иеговой Нового Завета. Он был Ветхозаветным Иеговой. «То Слово тогда, – которое было в Столпе Огненном, – стало проявленным и обитало среди нас». Иегова Ветхого Завета стал Иисусом Нового Завета. Он был совершенным отражением Бога.
117 О, если бы только церковь сегодня могла бы отражать ту первую Церковь, когда Дух Святой сошел в День Пятидесятницы! Если бы христиане сегодня могли отражать! Мы гибридная толпа по сравнению с теми, кем они были тогда.
118 Я проезжал через них, когда ехал сегодня. Я видел по дороге сюда, проезжал мимо одного из таких Каса Гранде (Возможно, национальный памятник "Руины Каса Гранде" Руины четырехэтажного здания, возведенного индейцами, жившими в долине р. Хила [Gila River, Gila Valley] более 600 лет назад. Основан в 1892 – пер.), или одного из небольших мест здесь. Я обратил внимание, что там была плантация хлопка и другая – люцерны. У них там должны быть ветряки, чтобы качать воду, чтобы выращивать их. Почему? Это не их среда. Конечно нет. Однако, взгляните на тот старый кактус, хотя бы дождь не падал пять лет, он будет жить. А если вы не польете ее в течение нескольких дней, она погибнет. Видите, это не оригинал.
119 Вот мы какие. Мы требуем, чтобы нас нянчили, чтобы нас сделали важной персоной в церкви и похлопывали по плечу, и называли так, этак и еще как-нибудь.
120 Хорошо, те первые христиане были жесткими. Они не беспокоились о том, кто похлопывает их по плечу. Они отражали Иисуса Христа так сильно, что говорили, что их считали... Они были простыми и необразованными. Они не ходили ни в какую школу, и у них не было степени бакалавра. «Но люди заметили, что они были с Иисусом». Именно в этом они нуждаются, эти христиане сегодняшнего дня, чтобы другие заметили, что вы были с Иисусом. Что-то должно быть в вас, что вас отличает от других. Я знаю, что это не... Это не популярно, когда я так говорю, но мы не ищем популярности. Христиане не ищут чего-нибудь полегче.
121 Одна пожилая сестра в моей церкви годы назад, вставала и пела эту песню:
Мне ль должно въехать в Дом небесный
В цветах на ложе беззаботно,
Когда другие, за награду
Борясь, в кровавом море плыли?
Нет. Драться надобно, коль царствовать дано.
122 Вы думаете о том, что вы сделали бы, когда бы вы жили в Его дни, если бы вы были здесь, а все было против Иисуса Христа. Ты живешь сейчас, мой брат, сестра. Это верно. Он все еще Слово. Посмотрите, как они топчутся по Нему сегодня. Посмотрите, как они пытаются Это организовать и объединить Это, и все таким образом, с этим миром. Держитесь вдалеке от этого. Станьте на стороне Иисуса Христа и Его Слова. Пусть ничто этому не помешает. Стой прямо с Ним.
123 Как тот старый китаец из прачечной, который бывало приезжал сюда в Аризону и Калифорнию много лет назад. Он не мог написать ни одного слова по-английски. Он с трудом понимал его. Вы занесли ему ваше белье. Вы знаете, что он делал? У него были маленькие кусочки бумаги, на которых ничего не было написано. Он просто разрывал один кусочек бумаги и давал тебе одну часть. Когда ты приходишь обратно, твой кусочек бумаги должен был точно совпадать с его кусочком, иначе ты не получишь своего белья. Это было намного лучше. Ты мог бы подделать имя, но здесь ты не смог бы его одурачить, потому что тот кусочек бумаги должен был в точности соответствовать его кусочку.
124 Именно так Бог заключил Свой завет. Наше переживание не должно соответствовать какому-то вероисповеданию, какому-нибудь догмату, какуй-то церковной деноминации, но оно должно соответствовать Слову Божьему, Иисусу Христу. Точно. Когда мы приходим ко Христу, тогда Христос заявляет свои права на нас. Он разорвал Его надвое на Голгофе. Часть этого Он вознес и посадил одесную Себя; это было тело. Тот Дух; Он пришел, послал Его сюда, чтобы сотворить Невесту для Него. И то же самое переживание, которое было во Христе, должно быть в нас.
125 Он был... Он был безусловно, таким совершенным, что угодил Скульптору и вдохновил Его до такой степени, что Тот ударил Его на Голгофе. О, да-а! Мы теперь видим Его, как говорит Писание, Божий Шедевр. «Мы видели, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом». Это был настоящий Шедевр. Как Микеланджело ударил свой, который был создан...
126 Если бы Он жил просто хорошей жизнью, был бы таким, как некоторые из тех людей, которые проповедуют сегодня светское евангелие: «Он был пророком». Он был пророком, но Он был больше, чем пророк. Он был Богом. Он был Эммануилом.
127 И сейчас, что делает Его для меня и для тебя Шедевром? То, что Бог ударил Его. Он ударил Его на Голгофе. Если бы Он не был ударен... Неважно, сколько мертвых Он воскресил, с какой силой Он проповедовал, насколько великой была Его жизнь, какими были Его требования, Он был подтвержден тогда. Он настолько угодил Богу, что Он был единственным Человеком, Который когда-либо стоял на этой земле, Которого Бог мог ударить за остальных людей. Этот Совершенный был ударен вместо несовершенных. Все творение, которое пало через Адама, было искуплено через Иисуса Христа. Божий Шедевр выдержал испытание. Как Он это сделал? Словом. «Написано: не хлебом одним будет жив человек, но каждым Словом, исходящим из уст Божьих».
128 О друг-христианин, облекись во всеоружие Божие. Не стой где-то сзади с каким-то исповеданием или еще чем-нибудь, чего ты придерживаешься. Облекись во всеоружие Божие, если идешь сражаться против врага, так, как сделал наш Господь. Он показал, как самый слабый христианин может победить сатану просто при помощи Слова. У Него была сила, Он мог ударить сатану любым способом, каким бы захотел, но Он этим не воспользовался. Он просто взял Слово и победил его Им. «Написано. Написано». Везде: «Написано». Итак, Он победил сатану Словом Божьим.
129 Так вот, это был совершенный Шедевр, и Бог Его ударил. Каким Он был примером! Как прекрасно! Вы говорите о том куске скульптуры Микеланджело, когда скульптуру Моисея ударили по ноге? Библия говорит: «Этот Человек был обезображен больше всех людей. Он был обезображен настолько, что даже не выглядел как сын человеческий. Он был избит. Он был изранен. Он кровоточил. Он был исполосован». Он... Сделали все, что только можно. Он выглядел просто... просто как большая груда крови и костей, идущих вместе. Он даже не выглядел как человеческое существо, когда Он тащил это на Голгофу. Бог ударил Его ради нас. Вот что сделало Его тем совершенным Шедевром.
130 О, как я Его люблю, зная, что Он сделал это для меня, зная, что Он сделал это для тебя. Как можем мы... как могли бы мы сравниться с этим? Никто другой не мог бы сравниться с этим. Никто не годен, чтобы сравниться с этим. Мы были здесь без надежды. Мы были без Бога. У нас не было никакого пути искупления. Каждый из нас родился через секс, и мы просто должны были заплатить эту цену. Но Он пришел, Тот совершенный, и был настолько совершенным и так угодил Богу, что Он ударил Его за тебя и за меня.
131 Вот, в течение двух тысяч лет Бог пытался изваять Себе Шедевр – Невесту, которая называется Церковью. Правильно. Как Бог это делает? Он делает это при помощи Своего неизменного метода: Словом. Бог не меняет Своего метода. Кто-нибудь другой меняет метод. Ты меняешь. Я меняю. Времена меняются. Мир меняется. Но Бог не меняется. Он совершенный. Он не меняется. И как Он делает что-нибудь первый раз, так Он делает всегда таким же самым образом.
132 Он спас человека однажды, потому что тот покаялся. Тем же путем Он спасет человека снова. Он исцелил одного человека потому, что тот имел веру. Он исцелит следующего человека на том же самом основании. Он никогда не меняет Своего пути, потому что, видите, Он суверенен и Он вечен. Он бесконечен, вездесущ, всеведущ. Он – Бог. И поэтому Он не должен ни у кого просить мудрости. Он не должен ожидать до тех пор, пока не научится чему-нибудь большему. Ему не нужна новая ученая степень. Он совершенный. И какой бы ни была степень, и чтобы Он ни делал первый раз, Его первое решение остается таким же самым навсегда. Это не может быть изменено никогда. О, как я счастлив!
133 И когда Он создал Свой первый шедевр, Он поместил Его за Словом. Когда Он сделал Свой второй Шедевр, Он был Словом. Аминь. Он был Словом; не за Словом. Но Он был Словом. Бог никогда не меняет Своего плана. Это в точности то, что Он начал делать со Своей первой церковью, при помощи Слова.
134 Так вот, Бог, Слово, в начале Он был независим от всех остальных, от всего, от всех людей. Так вот, я не говорю этого для того, чтобы отличаться. Бог сторонник сегрегации (СЕГРЕГАЦИЯ (от позднелат. segregatio – отделение), политика принудительного отделения какой-либо группы населения по расовому или этническому признаку. – Пер.). Вы знаете это? Вы говорите об интеграции? Бог сторонник сегрегации. Он, конечно, это делает. Он отделяет Свой народ от мира. Он отделил Израиль, Свой народ. Он пытается отделить Свою церковь от мира, но церковь хочет идти дальше с этим миром. Но Его народ по-прежнему является отделенным, отделенным для Него. Кто Он? Слово.
135 Как может человек иметь крещение Святым Духом, а Дух Святой написал Слово, и как человек может иметь крещение Святым Духом и отрицать Слово? Как мог бы Дух Святой в тебе отрицать Свое собственное Слово, которое было тебе изложено? Я этого не могу понять. Он должен соглашаться со Словом. А если твой дух, который в тебе, не будет акцентировать каждое обещание Божие своим «аминь», то что-то неверно.
136 Брат Фред Сотман или кто-то другой цитировал сегодня вечером: «Иисус Христос Тот же Самый вчера, сегодня и вовеки». Он является Словом. Это так, точно. Он всегда Тот же Самый, понимаешь, и твой дух должен акцентировать это своим «аминь».
137 «О, Он, с одной стороны, Тот же». Со всех сторон Он Тот же Самый вчера, сегодня и вовеки.
138 Итак, мы находим, что Бог начал Ему готовить... Невесту для Христа. Итак... И Невеста должна быть отождествлена с Ним и в Нем, потому что Она является Его частью. Итак, Невеста есть часть Его. Она Его часть. То Слово на тот день, Невеста становится частью Того Слова, ибо это Христос. Итак, вы верите этому? [Собрание отвечает: «Аминь». – Изд.] Мы должны быть во Христе. Во Христе, мы должны быть Христовы, во Христе, частью Христа.
139 Чем является женщина, когда она вступает в брак с мужчиной, или мужчина вступает в брак с женщиной? Эта женщина должна быть частью его. Они уже больше не двое. Они одно.
140 А когда Бог и Христос стали Одним, Они были Одним. Потому что Бог был Словом, и Слово стало плотью. Плоть и Слово стали Одним. А когда церковь становится Невестой Христа, Она и Евангелие становятся одним и тем же.
141 Как вы тогда можете говорить: «Дни чудес прошли»? Как вы тогда можете говорить: «Он не Тот же Самый вчера, сегодня и вовеки»? Как вы можете говорить: «Это было для апостолов или для учеников, или для кого-нибудь в другое время», – когда вы являетесь частью Его?
142 Он сказал: «Небеса и земля пройдут, но Мое Слово не пройдет». Как насчет Откровения 22, когда Он закончил писать эту Книгу? Он сказал: «Я свидетельствую, что если какой-нибудь человек прибавит одно Слово, или отнимет одно Слово от Этого, его часть будет отнята из Книги Жизни».
143 Как мы потом собираемся в Небеса, когда говорим: «Хорошо, я верю этому, но я не верю тому»? Ты должен быть в полноте Слова, потому что ты являешься частью Его. Именно так Бог пытается создать Свою Церковь сегодня, не через вероисповедание. А они пытаются принудить нас, чтобы мы в это вошли, люди. Вы можете видеть, как это приходит. Рукописание на стене. Не очень долго до того времени, когда мы станем всемирной церковью. И каждая церковь должна будет войти прямо в это или держаться этих условий. Хорошо, ты готов держаться этого? Лучше не делай так только потому, что ты думаешь, что это правильно.
144 Лучше имей Христа в себе, потому что Это Слово вечно, и Это Слово воскресит тебя снова. Ты становишься частью Того Слова. Ты отождествлен с Этим Словом. Сегодня ты говоришь: «Я – христианин».
145 «К какой деноминации ты принадлежишь?» Хорошо, это не имеет ничего общего с христианством.
146 Это хорошо – иметь деноминации. Я не против этого. Но, понимаете, что это то, чем являются люди. Многие люди говорят, что я разрушаю деноминации, что я пинаю их. Это не так. Нет, сэр. Деноминации, с ними все в порядке. Это просто как договоры о сотрудничестве, или что-нибудь подобное. Но когда ты прилепился, потому что ты говоришь: «Я христианин, потому что я принадлежу к такой-этакой церкви», – это не значит ничего. Ты должен быть Христовым, а Христос – это Слово. А часто эти деноминации находятся так далеко от Слова, как восток от запада.
147 Ты должен стоять с тем Словом, чтобы быть Невестой. Если ты в Невесте, то ты в Слове, и Слово в тебе. А Слово, которое отражало Бога через Христа, отражает Того же Самого Бога через тебя. Аминь. «Аминь» значит «да будет так». Итак, да будет так. Я верю, что это Истина. Ты должен быть отождествлен с Ним.
148 Так вот, если я буду настоящим, подлинным американцем, если буду верным гражданином этого народа, то я должен быть с ним отождествлен. Я должен быть всем, чем он когда-либо был – добрым или злым. Я должен быть всем, чем он является – добрым или злым, всем, чем он когда-либо будет – добрым или злым. Я должен быть отождествлен с этим народом, если я собираюсь быть американцем. Это правильно? В его славе или позоре, свободе или великолепии, чем бы это ни было, я должен быть создателем его бессмертия. Я должен стать структурной единицей. Всем, чем он является, этим являюсь и я. Всем, чем он был когда-либо, этим являюсь и я. Всем, чем он будет когда-либо, я должен быть его соучастником. Это правда.
149 Только подумайте об этом несколько минут. Тогда, чтобы быть американцем. Я донесу это вам так, чтобы вы это хорошо поняли, поскольку я заканчиваю.
150 Чтобы быть американцем, я должен быть отождествлен со всем, что Америка когда-либо делала. Следовательно, я высадился на Плимут-Рок [Плимутская скала – прим.пер.] вместе с нашими праотцами. Я был на Плимут-Роке вместе с теми пилигримами. Я был там вместе с ними. Я ехал вместе с Полом Ривером той ночью, чтобы предупредить этот народ об опасности. Я должен был, если я американец. Вы скажете: «О, брат Бранхам!»
151 Минуточку. Библия говорит в Послании к Евреям, седьмой главе, что Левий, который получал десятины, уплатил десятины, будучи еще в чреслах Авраама, когда тот встретился с Мелхиседеком, его прапрапрадед, и это зачлось ему. Когда его прапраправнук был в его чреслах, когда Авраам платил десятины Мелхиседеку, Бог засчитал это. Разве Он не сделал это? [Собрание говорит: «Аминь» – Ред.] Так точно.
152 Чем бы ни являлся этот народ, тем являюсь и я. Это правильно. Итак, я высадился на Плимут-Рок. Я скакал вместе с Полом Ривером.
153 Я пересекал долину Фордж, был на той покрытой льдом реке вместе с Джорджом Вашингтоном. Я был одним из этих американских солдат, у которых не было никакой обуви, чтобы идти маршем против англичан. Я заморозил ноги тем утром, когда я обвязал мои ноги. Я видел Вашингтона, вышедшего из пустоши, мокрого аж до пояса, потому что он молился там всю ночь. Я был там, когда это происходило.
154 Я стоял вместе с Стоунволом Джексоном, когда противостояние было так велико. Когда войска северян были посланы туда, они говорили: «Все войска разбиты». Сказали: «Где Джексон?»
155 Сказали: «Он стоит как каменная стена». [«Стоунволл» в переводе с английского означает «каменная стена». – Пер.] Я стоял там вместе с ним: маленьким, невзрачным голубоглазым пареньком.
156 Они спросили его однажды: «Как ты можешь стоять, когда противостояние настолько велико?»
157 Очень скромный человек, он топнул сапогом вот так, сказал: «Я никогда не сделаю глотка воды, пока не поблагодарю Всемогущего Бога». Я стоял с ним в его убеждениях. Я стоял со Стоунволом Джексоном. Правильно.
158 Я участвовал в «Бостонском чаепитии». Я помогал выбрасывать тот британский чай в океан. Я должен был выбрасывать, чтобы быть американцем. Да, сэр. Да, сэр. Я подписал Декларацию о независимости вместе с Томасом Джефферсоном. Я звонил в Колокол Свободы четвертого июля 1776 года.
159 Я отождествлен с его позором во время революции, когда один брат сражался против другого брата, и отец против сына. Я должен быть отождествлен с его позором так же, как я отождествлен с его славой. Это совершенно верно.
160 Я был на острове Уэйк, когда все те солдаты сложили там свои жизни. Я видел, как они делали это. Я видел их, когда они заняли остров Уэйк. Я помогал поднимать тот флаг на Гуаме. Конечно.
161 Все, чем она была, и все, что она когда-либо делала, все, чем она является сейчас, я с гордостью говорю, что я ее часть, потому что я рад быть американцем. А вы? [Собрание говорит: «Аминь». – Ред.]
162 Чтобы быть христианином, я должен быть таким же. Аллилуйя! Да сэр. Если я христианин, значит, я проповедовал Евангелие и предостерегал от надвигающегося суда вместе с Ноем. Да, сэр. Я был частью этого в то время, тогда. Я был частью Божьего хозяйства.
163 Я был с Моисеем у горящего куста. Меня выгнали из Египта с Моисеем. Я участвовал в бегстве в пустыню, и я был с ним у горящего куста. Я слышал Его голос. Я видел Его славу. Я видел Столп Огненный в том кусте, говорящим к Моисею.
164 Я был с ним у Красного моря, когда оно расступилось. Я видел Столп Огненный, сошедший на гору Синай. Я ел манну в пустыне и пил из пораженной скалы. Аллилуйя! (Я не чувствую своих пятидесяти пяти). Аминь. Да, сэр. Я ел тогда манну в пустыне с еврейскими детьми. И я пил из той самой пораженной скалы.
165 Я стоял с Иисусом Навином тем утром, когда он осматривал стены Иерихона, и он увидел стоящего там Человека. Он вытащил свой меч и побежал навстречу ему. Он сказал: «Ты за нас? Ты с нашим врагом?»
166 Он сказал: «Я Вождь воинства Господня». Я видел, как Иисус Навин бросил свой меч на землю. Я встал на колени вместе с Иисусом Навином, когда я преклонился перед Ним, Вождем воинства Господня. Я видел, как упали стены Иерихона во время звучания трубы.
167 Я видел Иисуса Навина, который сказал: «Стой солнце. И луна стой над Аиалоном. Не двигайтесь». Я видел, как стояло солнце, и луна давала свет свой. Я видел, как это все происходило.
168 Я был с Даниилом во львином рве; я был с еврейскими детьми в огненной печи.
169 Я был с Илией тогда там, когда весь мир отбросил его, и Ахав и все его Иезавели со стрижеными волосами и тому подобными штучками того дня, их макияжами и пудрами, всем тем, что есть у церкви. Я стоял вместе с Илией и утверждал то послание на Слове Божьем беспримесным и чистым. Аллилуйя! Я стоял с ним на горе Кармил, когда он один стоял там. Я видел, как он молился, – и огонь сошел с небес. Я был с Давидом, когда он убил Голиафа. Слава Богу!
170 Хорошо, если я христианин, я отождествлен со всем этим. Я должен быть частью этого. Да, сэр. Я пророчествовал с Исайей в его дни.
171 Я был с Иоанном на Иордане, когда он увидел голубя, спускающегося на Него. Я стоял с Иоанном у Иордана.
172 Я видел Его, исцеляющего больных; воскрешающего Лазаря; воскрешающего дочь Иаира назад к жизни, после того как она была мертва. Я видел это.
173 Я отождествлен с Ним в Его смерти. Я умер вместе с Ним, когда Он умер на Голгофе, я воскрес снова пасхальным утром вместе с Ним, в силе Его воскресения. Я свидетель этого сегодня вечером. Я умер вместе с Ним на Голгофе, воскрес с Ним на Пасху. Аллилуйя! Чтобы быть частью Его, я должен быть отождествлен с Ним. Я был отождествлен с Ним в Его смерти. Я был отождествлен с Ним в Его страданиях. Я был отождествлен с Ним, когда деноминации выбросили Его. Я был отождествлен с Ним, когда они выгнали Его из храма, когда они пытались отбросить Его, избавиться от Него. Я был с Ним там. Я был с Ним в Его смерти, поднялся с Ним в воскресении.
174 И я был вместе с теми ста двадцатью, когда они поднялись в верхнюю комнату. Да, сэр. Я свидетельствую, что могучий несущийся ветер пришел с небес. Я говорил на языках вместе с теми помазанными в день Пятидесятницы. Аллилуйя! Я там был, потому что я отождествлен с Ним. Слава Богу! Это верно. Я проповедовал с Петром в Деяниях, 2. О, я там проповедовал вместе с ним.
175 Я проповедовал с Павлом на Марсовом холме перед критиками. Да, сэр. Я должен был быть.
176 Я был с Иоанном на острове Патмос. Я видел видение Его Пришествия. Я. Я... я видел Лютера. Я был вместе с ним во время реформации. Я был с Веслеем.
177 И сейчас я здесь в Юме, Аризона. Аллилуйя! Я отождествлен сегодня вечером здесь, в этом мотеле «Стардаст» с группой людей, которые верят тому же самому. «И сейчас мы восседаем вместе в небесных местах во Христе Иисусе». Аллилуйя! Я ищу Его Пришествия в славе в один из этих дней. Отождествлен с Ним!
Живя, любил меня,
Умерши, спас меня,
Быв погребенным,
Прочь унес грехи мои.
Став воскрешенным,
Оправдал меня вовек.
Однажды Он придет.
О славный день!
178 Я сейчас отождествлен в крещении Святым Духом; не с чем-то там на улице, примерно сорок лет назад. Я имею это прямо сейчас: славу и силу Божью, прощение грехов. Я вижу Его, как Он исцеляет больных, открывает слепым глаза, вижу Его, как Он предсказывает что-нибудь, читает в сердцах людей. Я отождествлен с Ним в Его служении в этот день. Слава Богу! Я отождествлен с Ним для освобождения в эти последние дни. Я верю, что являюсь частью той великой Невесты, которая приходит в один из этих дней.
179 Несмотря на то, что этот мир может сказать, они могут назвать нас «сумасшедшими, истеричными, или Веельзевулами, или еретиками», как только они захотят. Я по-прежнему желаю быть отождествленным с той группой. Я все еще там. Я остаюсь там. Я был там рожден. Я хочу там стоять. Я всегда буду там, потому что Бог поместил меня там. Меня. Я оставил свою церковь, чтобы стать отождествленным с «толпой святых катунов». Я один из них. Я отождествлен с ними. Говорят: «Билли, ты потерял рассудок».
180 Возможно, но я нашел разум Христа. Я нашел Его Слово, нашел Его Присутствие, нашел, что Он Тот же Самый вчера, сегодня и вовеки!.. забочусь о том, что кто-нибудь думает об этом. Это для меня. Я тот самый, который должен отождествиться. Я отождествлен с Ним через Слово Божье. Он сказал: «Те знамения будут сопровождать уверовавших». Я рад, что я отождествлен в этом. Да, сэр.
181 Знаете, однажды один старый скрипач. Вы слышали эту историю. У них была одна старая скрипка, и они выставили ее на аукцион. Они хотели ее продать, и никто не захотел купить ее. Они сказали: «Кто даст доллар? Кто даст доллар с половиной?» В конце концов: «Полтора доллара раз, полтора доллара два».
182 В конце-концов старый седовласый мужчина вышел перед аудиторией. Вы знаете эту историю. Взял скрипку, сказал: «Дайте мне ее». Натер смычок канифолью и ударил им по струнам несколько раз. Люди начали рыдать. Слезы потекли по щекам, вот так.
183 И когда они плакали, аукционист снова поднял молоток и сказал: «Кто даст...» Сказали: «Тысяча долларов, две тысячи, пять тысяч».
184 В чем была разница? Мастер, один, который знал ее, один, который изготовил ее, он знал, как извлечь из нее то, что было в ней.
185 И до тех пор, пока мы пытаемся вызвать наши церкви из вероисповеданий и деноминаций, мы никогда не сделаем этого. Позвольте Мастеру, Создателю человечества, сотворившему человека по Своему собственному подобию, Который создает Ему Невесту для того же самого, пусть Его смычок Духом Святым однажды ударит по этому Слову в твоем сердце, и это будет нашим лучшим примером. Неважно, сколько больших церквей ты посещаешь, и как много имен в книге, это для Иисуса Христа сделает больше, чем все церкви и деноминации, и вероисповедания, и мировые церкви, и организации на целом свете.
186 Он создает Невесту. Да, сэр. Он откалывает сейчас эти кусочки, откалывает этот мир. О, соединение церквей, и вероисповедания, и деноминации, и догмы, все должно быть отрезано от Церкви; их формальные идеи, их равнодушие, их доктрины и все такое. Возвратитесь и позвольте Мастеру взять этот смычок. Позвольте Мастеру взять вас в Свои руки, ударить Слово, сказать: «Иисус Христос Тот же Самый вчера, сегодня и вовеки».
187 Скажи: «Аминь, Господь. Создай меня, сформируй меня, сотвори меня, Господь, кем я должен быть». Тогда это будет по-другому.
188 Затем: «Когда Я буду вознесен от земли, Я всех привлеку к Себе». Да, сэр.
189 Он сейчас отесывает тебя, отесывает тебя, чтобы ты соответствовал только Его Слову, отрезает все вероисповедания и догмы и все такое прочь от тебя, пытаясь вернуть к Невесте для Сына, к другому шедевру, части этого Слова. Слово!
190 Иисус не мог занять то место. Вы помните, когда они читали в тот день из той книги? Он прочитал только часть того пророчества, оставляя последнюю часть его на этот последний день. Мы обязаны взять эту часть.
191 Итак, вы видите, Он обрезал, желает обрезать Церковь точно так, как Он обрезал Сына, так же, как Он обрезал Невесту и Жениха. Чтобы быть Его Невестой, ты должен быть частью Его. Не частью вероисповедания, не частью церкви, не частью деноминации, но частью Его. Он отсек любую другую часть формы, которая не действует. Ты должен быть высечен из Слова. Мир отсечен от тебя, и пусть только Слово живет в тебе.
192 Этот великий Скульптор рассчитывает на тебя, желая поставить и иметь тебя самого сформированного в подобие Его требований, на которых настаивает Его Слово. «В последние дни Я изолью Мой Дух на всякую плоть. И сыновья ваши и дочери будут пророчествовать». Христос является отождествленным Шедевром этого Слова, которое стало плотью. Тебя просят отождествиться в Нем посредством того же самого Слова, чтобы быть шедевром для Невесты.
193 Так вот, братия, у Бога был тогда шедевр, чтобы представить миру, сейчас Он желает иметь шедевр на этот день. Желаете ли вы? Готов ли ты, мой христианский друг? Уверен ли ты по-настоящему, что твоя жизнь настолько отражает Христа, и не важно, что говорит мир. Говорят: «Ты потерял рассудок. Ты стал сумасшедшим. Ты пошел и присоединился к той «кучке святых катунов». Не обращай на это никакого внимания.
194 Если ты не спасен действительно и по-настоящему, и не в том Теле, и Слово Божье в тебе не отражает Себя Самого, и жизнь Христа не отражается в тебе; брат, сестра, не упусти свой шанс. Мне не важно, кто ты такой, какого рода переживания были у тебя, позволь тому Слову отражаться через тебя каждый день, потому что Бог в эти последние дни берет Невесту для Своего Сына – Иисуса Христа. Давайте склоним наши головы.
195 Дорогой Небесный Отец, таким грубым способом перед интеллигентной группой людей. Мое образование дос... недостаточно, Господи. Я молю, чтобы великий Святой Дух вложил эти слова в человеческие сердца, чтобы они увидели, что я имел в виду, если они не смогли понять моего прерывистого способа изложения этих вещей, Господи. Но в моем сердце. я... я вижу, что Ты пытаешься сделать.
196 Я верю, Отец, Невеста должна быть частью Жениха. Она должна быть такой же, как Жених, ибо она – часть Его. Она никогда, никогда не будет Его Невестой до тех пор, пока она не станет частью Его. И она есть часть этого Слова на сей день сегодня, говорящая, что Он вчера, сегодня и вовеки Тот же.
197 Зернышко пшеницы, что жило однажды в земле и упало в грунт, поднялось в подобии того зерна, которое пало в землю. И, Господи, в день Пятидесятницы там вышла великая Церковь и пошла далее. Там пришло другое зерно пшеницы, чтобы сотворить Жениха и Невесту на последний день.
198 Мы нашли, что оно пало ради Него на тысячу лет. От Никейского собора оно лежало, разлагаясь в земле.
199 Критики написали книгу: «Молчащий Бог». «Который позволял маленьким детям умирать и быть убитыми львами, и быть сожженными. И гладиаторы убивали христиан и сжигали их на столбах». Если бы тот человек только имел духовное понимание!
200 Та пшеница должна была сгнить в земле, но она возродилась снова, но не в подобии того, что упало. Она упала в подобии зерна пшеницы, но, когда она пошла дальше, на ней было только несколько листочков, как у прорастающей молодой пшеницы.
201 Наконец она проросла, от Лютера до Цвингли и далее, и наконец пришла к кисточке. Она изменилось в дни Веслея. Она выглядела немного более похожей на пшеницу, и намного более похожей, чем та с листочками. Она возвращается назад к самой себе.
202 Затем мы обнаруживаем, что она поднялась, зерно, выглядела почти как настоящее зерно. И если бы ты только взял и очистил эту шелуху, ты увидел бы это. В том первом зерне пшеницы нет вообще никакого зерна. Это шелуха, листочек. Господи, это великое пятидесятническое пробуждение, которое двигалось дальше, оно должно было происходить таким образом, Господи, чтобы защитить Пшеницу, когда она придет. Там тогда не будет места, чтобы ей придти.
203 Теперь, Отец, мы знаем, что мы берем примеры из природы, ибо Ты создал природу. Ты искупил эту землю: Ты крестил ее во дни Ноя, после его проповеди; Ты пролил Кровь Сына на землю, чтобы освятить ее для Самого Себя; и в ту великую эпоху, которая придет, в том обновлении, Ты собираешься сжечь ее огнем, чтобы сжечь все мирское напрочь. Точно так, как Ты создаешь христианина; Ты спасаешь его, крестишь его, освящаешь его, затем обновляешь мир внутри него и объявляешь его затем Своей собственностью, вкладывая Духа Святого в него.
204 Мы знаем, что эта пшеница проходит тот же самый процесс. Все в природе делает то же самое. Итак, Господи, когда мы видим, что шелуха сейчас отваливается от Зерна, поступая по-мирски, о Боже, даруй, чтобы те зерна были... Эта... эта шелуха должна отвалиться, именно так зерно может попасть в Присутствие Сына. Я слышу приближение того комбайна, Господи. Это не продлится долго. И затем тот великий элеватор подхватит Его Невесту во славу, в Присутствие Божие.
205 Я молю, Отец, чтобы Ты благословил каждого из нас. Позволь нам помнить, Господи, что это наша благоприятная возможность. Возможно, у нас не будет ее завтра. Сегодня наш шанс. «Ныне, после столь долгого времени, когда вы слышите глас Его, не ожесточите сердца вашего». Господи Боже, я не знаю этих людей. Если есть здесь кто-нибудь, кому этого не хватает, даруй сегодня вечером, чтобы они получили полноту Божью и были наполнены Духом Святым. Даруй это, Отец.
206 Сейчас, когда наши головы склонены, наши сердца также склонены. Друзья, простите мне мой способ изложения, что я искромсал свое послание. Я... я молю, чтобы Бог просто показал вам, что я имел в виду. Итак, если... Я хочу, чтобы никто не смотрел. Просто держите вашу голову склоненной. Я хочу. Кем бы ты ни был, если ты не уверен, что твоя жизнь...
207 Итак, смотрите, те процессы, каждый из них, что они сделали? Они вошли в организацию. Что Он сделал? Дух ушел к другим. Как только Лютер организовался, Он перешел в Веслея. Веслей организовался, Он перешел прямо в Пятидесятницу. Пятидесятница организовалась, куда Он идет? Просто подобно Столпу Огненному, Он просто продолжает двигаться.
208 А некоторые люди скажут: «Я пятидесятник». Это прекрасно. «Я лютеранин». С этим все в порядке. Ничего против этого.
209 Но, друг, друг, эта Пшеница все еще продолжает двигаться. У нас было одно из самых великих пробуждений. Это... это продолжается дальше. История показывает, что пробуждение длится только около трех лет. Это длилось пятнадцать лет или более, великие кампании исцеления, но это сейчас остывает. Взгляните! Каждое пробуждение всегда производит после себя организацию. Почему же не это? Маленькая группа братьев начала, начала где-то здесь, называемая «Поздний Дождь», они ни к чему не пришли, просто провалились. Почему? Это эпоха Пшеницы, друг. Это Пшеница. Существует служение на земле, которое просто подобно тому служению, которое пало в землю вон там, в начале, настоящее пятидесятническое переживание.
210 Церкви становятся организованными. И одна пытается построить здание большее, чем другая, и заполучить больше членов и тому подобное, эти организации, мало-помалу. Мы видим это. Я пятидесятник. Мы видим, они отходят прочь. Но что же? Это должно быть так, именно так Сын может достигнуть Зерна. Если бы этого там не было, во-первых, если бы там вокруг нее не было никакой шелухи, ему не было бы места, чтобы прийти. Бог сотворил шелуху, понимаете, подобную кукурузе, подобную пшенице, подобную чему-нибудь еще, что выше по своему развитию, чем репейник. Итак, понимаете, после этого не возникло никакой организации. Почему? Для этого больше нет времени. Мы в конце.
211 И если ты просто в точности не знаешь, где будешь, и ты бы хотел сказать: «Брат Бранхам, если Бог услышит твои молитвы за больных, а я слышал, что Господь, что Бог делал в ответ на молитву». И ты слышал о других молящихся людях сегодня в мире. Ты скажи: «Я... Ты помолишься за меня, чтобы я получил такое переживание, Брат Бранхам? Быть может, я никогда не увижу тебя снова». Может, я никогда не увижу вас. «Но помолись, чтобы я был там. Я не чувствую сейчас, что я могу там быть. Но я бы хотел, чтобы ты помолился за меня, чтобы я там был».
212 Вот, каждая голова склонена. Подними свою руку, ты поднимешь? Господь благословит тебя, благословит тебя и тебя. Господь благословит тебя. Поднялось, я думаю, пятьдесят или, может, семьдесят пять рук.
213 Итак, дорогой Иисус, Ты – судья. Мы только служители. Я молюсь, дорогой Бог. И... и если я нашел благоволение в Твоих очах, ответь на мою молитву. Ты видел каждую поднятую руку. Ты знаешь, что в их сердцах. Мы верим, что они предназначены к Жизни. И сатана, точно так же, как в дни Адама, он пытается удержать тот шедевр от его появления. Пусть он будет остановлен сегодня вечером. Пусть Кровь Иисуса Христа блокирует его, и пусть они выступят как шедевр Божий. Даруй это, Отец.
214 Пусть они будут отождествлены с Христовым Словом. Он сказал: «Если человек не родится заново...» Пусть они получат это переживание нового рождения. Пусть они получат крещение Святым Духом, это освежение от всего мирского. Они больше не хотят этого, Господи. Вычисти тот мир из них и поставь их как шедевр перед людьми. Даруй это, Господи, чтобы Ты мог быть счастлив в эту пору сада здесь, в последние дни, чтобы представить Твой шедевр из этих мужчин и женщин, мальчиков и девочек, которые подняли свои руки. Даруй это, Господи.
215 Благослови это пробуждение, которое проходит в городе. О Боже, Я молю, чтобы каждый мужчина и женщина, которые поблизости, посетили это пробуждение. И пусть каждый из них будет наполнен Духом Святым, и пусть там будет старомодное пробуждение, которое прочистит этот маленький городок, до тех пор, пока не придут люди отовсюду. Даруй это, Господи. Дай нам это, Отец, ибо мы просим об этом во имя Иисуса. Аминь.
216 Я люблю Его. Я люблю Его. Вы любите Его? [Собрание говорит: «Аминь». – Ред.] Знаете, Павел сказал: «Если я пою, я пою в Духе». Интересно. Я далек от того, чтобы быть певцом. Но просто интересно, не смогли бы мы вместе спеть эту песню: «Люблю Его»? Дадите нам аккорд, сестра? «Потому что Он первый возлюбил меня». Вы слышали ее? Сколько из вас знает ее? Позвольте увидеть ваши... Это одна из моих давнишних песен. Я люблю ее петь. Хорошо.
217 Давайте сейчас просто склоним свои головы и закроем свои глаза, и споем «Люблю Его».
Люблю Его, люблю Его
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
218 Давайте её напоём. [Брат Бранхам начинает напевать «Люблю Его». – Ред.] Однажды радуги расчистят небосклон. Там будет трубный звук. Мертвые во Христе поднимутся. О, как мы тогда будем желать этого.
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
219 Там, где Он стал для нас Шедевром. [Брат Бранхам начинает напевать «Люблю Его». – ред.]
220 Просто помните, все шедевры, прежде чем они когда-либо смогут быть помещенными в зале славы, должны сначала пройти через полагающийся им зал критиков. Критики должны увидеть, могут ли они критиковать их. Но когда они выстоят перед критиками, тогда их забирают в зал славы. Сын Божий прошел через критиков каждой организации, деноминации, так что даже Пилат сказал: «Я не нахожу в Нем никакой вины». Иуда сказал: «Я предал Кровь невинную».
221 Затем Бог воскресил Его, и Он висит сегодня в великом зале славы, по правую руку Божью, ходатайствуя. Не хотите ли вы присоединиться там к Нему? Не хотите ли вы быть частью этого? Вы можете. Вы приглашены, чтобы быть там. В то время, как мы поем эту песню, почему бы тебе сейчас просто не обсудить это с Ним.
...прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
222 В то время как мы снова споем это, я хочу, чтобы вы сейчас пожали руку кому-нибудь напротив вас за столом. Скажи: «Бог благословит тебя, друг-христианин. Бог благословит тебя. Молись за меня». Каждый из вас сейчас пусть сделает это, когда мы снова споем.
Люблю....
Молись за меня. Молись за меня.
... люблю Его
Он прежде...
223 Это правильно, пожми руку, скажи: «Молись за меня». Вы все молитесь за меня. Я хочу быть там, так сильно.
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
224 Давайте сейчас склоним наши головы и закроем наши глаза, и вознесем наши руки и споем это Ему.
Люблю (о, Боже) Его
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
Посмотрите на ваш Шедевр, висящий там.
225 Великий Скульптор, великий Бог, Который сотворил человека и образовал его, и сформировал его в Свой Собственный образ. Я молю Тебя, Господи, чтобы Ты принял нас этим вечером. Пусть этот вечер будет памятным, по-настоящему незабвенным для нас, которые сегодня вечером, Господи, сегодня вечером прямо здесь в мотеле «Стардаст». Пусть Ты сформируешь людей в образ сыновей Божьих. Даруй это, Господи. Великий Скульптор, Ты единственный, Кто может сделать это. Возьми Твое Слово, Господь, вылей Его прямо в сердца всех нас, чтобы мы могли быть Твоими шедеврами в эти последние дни и называться Невестой Христа. Другие люди смогут увидеть, что это так реально и так радостно – жить для Него.
226 Господи, в наши дни, когда даже наши церкви теряют свою искренность. Они не... Похоже, что все они стали Голливудом. Господи, что произошло? Они пошли за блеском вместо того, чтобы пойти за сиянием. Мы знаем, что этот мир блестит мирскими «-измами». Но Евангелие сияет любовью, Христом. Даруй, Господи, чтобы мы ушли от блеска этого мира и вступили в сияние Христа.
227 Они Твои, Господи. Ты выкупил их. Ты! Они подняли свои руки, в этот вечер, они хотят быть Твоими. Итак, Отец, я... Если бы я мог, я сделал бы им это, но я не могу. Но я доверяюсь Тебе. Ты сказал: «Приходящего ко Мне не изгоню вон. Слышащий Слово Мое и верующий Пославшему Меня имеет Жизнь вечную и на суд не придет, – не притворяется сейчас, Господи, но верит, – он перешел от смерти в Жизнь». Даруй это, Отец. Они Твои, через имя Иисуса Христа. Аминь.
228 Вы любите Его? [Собрание говорит: «Аминь». – ред.] Разве Он не чудный? [«Аминь».]
229 Дайте нам небольшой тон или аккорд, сестра: «Чудный Он, чудный Он». Вам нравиться петь? [Собрание говорит: «Аминь». – Ред.] Я держал вас слишком долго? [Лидеры группы бизнесменов говорят: «Нет». – Ред.]
230 Я люблю поклоняться. А вы? [Собрание говорит: «Аминь». – Ред.] Небольшое режущее Послание подобное этому, я не... Вы знаете, я ненавижу резать. Но вы, вы должны вбить гвоздь и загнуть его, чтобы крепко держало. Знаете, что я имею в виду? Да. Вы должны забить его сейчас. Понимаете?
231 Вы любите эту песню? «Чудный Он, чудный Он в милости ко мне». Вы знаете ее?
Чудный Он, чудный Он в милости ко мне
Крепкий Бог, Мира Князь, Он Советник мне
Спас меня и хранит от греха и зла,
Чуден Искупитель мой Ему хвала.
Был рабом, но сейчас нет мне осужденья,
Он свободу дает, полное спасенье.
Все былые грехи прощены, забыты,
В Книге небесной я, вечность мне открыта.
Был потерян, найден; нет мне осужденья,
Он свободу дает, полное спасенье,
Спас меня, и хранит от греха и зла,
Чуден Искупитель мой, Ему хвала.
Все вместе:
Чудный Он, чудный Он в милости ко мне,
Крепкий Бог, Мира Князь, Он Советник мне,
Спас меня и хранит от греха и зла,
Чуден Искупитель мой, Ему хвала!
232 Давайте сейчас скажем: «Хвала Господу!» [Собрание говорит: «Хвала Господу!» – Ред.] Хвала Господу! Разве вы не чувствуете себя вычищенными? [«Аминь».] Чувствуете себя хорошо? Поклоняйтесь Господу. Он чудесный.
233 Бог благословит вас, пока не встретимся вновь. Я передаю сейчас служение этому брату, президенту.

Identified Masterpiece Of God

E-1 Thank you very much, brother. Billy wants me to say that this is my first time in the pulpit for three months, and he... I remember the first time I had him up to testify. He said, "The first thing, I'm scared." I am too. About thirty-five years in the ministry, and this is the longest I've stayed away from the pulpit since I've been in the ministry. I needed a little rest, so Brother Mosley and I, and some of the brethren here, has been on a little hunting trip. And we've rested up now. And this is my first meeting since I'm--about the first of September. And it's something... A ministry is something you have to kind of stay with...?...

E-2 And now I've asked them to turn that fan off, or see if they could turn it off, because I know it's hard to hear. And it's hard... I know when someone was giving a testimony, it was hard for me to hear them. Can you hear all right now? Good. I know to kind of stand close to this microphone until they get that fixed.

E-3 Now this is certainly a grand privilege for me, and I'm certainly grateful to the chairman, and to the chapter of the Full Gospel Business Men here in Yuma, and for all the ministers. This fine singers here, was up here a few moments ago, I'd like to hear them at the--at the meeting. That was really good. I--I just wondered, when they were singing, if John saw me. I hope he did. And so, I hear you're in a revival here. The Lord bless you richly, brother and sister, as you minister. And to all my friends in Phoenix and different places that's... and from over in California...

E-4 And I just want to say a word about the chapters. When I come to the Pentecostal people, I was--had a Pentecostal experience, not knowing that there was a Pentecostal church. I was a Missionary Baptist then. I'd received the baptism of the Holy Ghost, and I found out there was some people who believed the same thing that I had received. And they'd received it forty years before I got it, so I was just one, as Paul said, I believe--not trying to say with him--but kind of "one borned out of season." But the--my brethren seemed to think I'd went off kind of on the deep end, as we call it. But I--I knew that I had received something. Then my experience was just like they had it there. And that's the way... I like that.

E-5 And... But when I come among them, the--the heart-breaking part about it, I found that they were just as about broke up in different denominations as my Baptist church was. And they... I thought there was just one called Pentecost and that was it, but come to find out there was several different denominations of them. So now, they were all fine. I know some of the finest men I've ever met in my life was in these groups. And they were--they were, of course, different denominations. And my thought was that we should be one in heart with Christ, and I never joined any certain denomination of them. I just stayed between them, and trying to hold both hands, and all hands, and say, "We are brethren." We don't... We might see little things different from one from the other, but outside of all of that, we're still brothers, because we're born of the same Spirit. We are the family of God.

E-6 Then when the Christian Business Men, the Full Gospel Business Men, this chapter... I was among the first meetings with Brother Shakarian. I knew him before there was the organization, or the organism was set up. And I thought it was a great thing, and it's been an open door for me to travel internationally with this Full Gospel Business Men, where...
Sometimes that--you find a group of ministers, sometimes they get a little feeling against another group because someone said something. That's not everywhere, but we find it in localities. And like, if one church is going to sponsor it, the other one'll have nothing to do with it. But with the Full Gospel Business Men it's been an open door for me. When they come in, then I get all my brethren together and we--we can associate. Maybe two pastors might had a feeling or something. This has been a great open door, and I've traveled internationally for them now for years, speaking in their chapters.

E-7 And I... Yuma has--not a very big town, though I suppose it's much bigger than the one that I come from, Jeffersonville, Indiana. But I met your chairman here, the... He was... The different ones of your chapter... And I think you got a wonderful opportunity here. I was just thinking tonight, as I set here and looked at the people: you know, we're pretty soon going to run out of this privilege. The World Council of Churches will soon swallow us up.
I presume that most of my audience tonight is made up of Pentecostals, and Baptists, and--and Church of God, and them which are outside of that World Council of Churches. And--and they are... That's just what they played on, and that's what the Bible said they would do. And we're warned of that, so let's stay clear of it. And so, as it was speaking tonight about in the song, about the near coming of the Lord, it may be closer than we think it is.

E-8 And I think it's when we can get together with this type of fellowship, it does something to us that draws us closer to each other. And as we get closer to each other, we also get closer to God, for Jesus said, "Insomuch as you have done unto the least of these My little ones, you have done it to Me." I've got a little boy in here somewhere, I suppose: Joseph. I got Billy setting here, two daughters setting back there, and a wife. Now if anybody had something that was--you wanted to do real nice, I would much rather you would do it to my children than to do it to me. And so I feel maybe, as a parent--and He's the source of parenthood--I think that that's the way God feels. If we should... We serve Him as we serve each other. That's how we serve God.

E-9 And knowing this to be the truth, then I think that every time this chapter meets, being it stands inter-evangelical... There's really no certain doctrine that the Full Gospel Business Men stands for. They just stand for the full Gospel, and if a man differs, that's perfectly all right. It's all right. We have fellowship anyhow. So I think that it would be a... If I lived here in this city, I believe when that chapter met, if there was any possible way at all, I'd be there and have everybody there I could get there. That's right. Because it's a--it's a thing that strengthens us together.

E-10 I live in Tucson, and I'm constantly speaking in that chapter--all the time. And in Phoenix... Since I've moved to Arizona, I'm at Phoenix every time I get a chance to get away and get to--to Phoenix, because... And try to bring somebody with me, invite somebody, get other ministers, and say, "Well..."
"Well, you see, Brother Branham, we don't..."
I say, "Don't matter what you... Let's just go with me. Go as a friend with me." And just get them there for a little bit; that's all you have to do. And they find out every man's heart's a-hungering for fellowship. And we should be doing that way. It's a great end-time sign. God bless this chapter. May it--may it exist until the Lord Jesus comes to receive us up in glory is my prayer.

E-11 Now, I remember my first trip through Yuma. I was in a Model T Ford that could make thirty miles an hour. I was thinking as I drove in today... Still faithful to the Ford, I still got one, and had nothing else but that. But I... Now, I don't sell Fords. Now, that isn't a plug, and... But I remember how that Ford... Many of you brethren about my age remembers the old Model T. This was in 1927. You had to look real good or you wouldn't find Yuma when you passed through. It was very small, and you've certainly growed. But the way I got thirty miles an hour out of my Ford, it went fifteen miles an hour this way, fifteen this a-way, so put it together I had thirty miles an hour, with all my bumps and so forth.

E-12 Yuma has growed. This glorious church that we are... We are contending for this wonderful faith. (Thank you, brother, ever who did that.) It's growed too, and we're grateful for that. The Lord bless you all. We hope if you're around near any of these meetings... I got the--the chapter at Phoenix to speak next Sunday, and the following Sunday at Flagstaff. And the following Monday, the twenty-first, is a banquet at Tucson. All of you are invited.

E-13 And, the Lord willing, I want to speak at the Westward Ho Hotel ballroom, I believe... What night does that begin? [Someone says, "Sunday afternoon, the seventeenth."--Ed.] Sunday afternoon the seventeenth, just a little evangelistic service. Hope these singers are around close to that time to help us. And we're going to be there then until Wednesday.
I think it's Sunday afternoon (and we do that 'cause we won't interrupt with any of the programs of the churches), then Monday and Tuesday. And then Wednesday we're at the--at the West--Ramada Inn, Ramada Inn. And then Thursday we begin at the Westward Ho. Is that...
[A brother says, "No, Westward Ho is Sunday, Monday, Tuesday. Then we go to the Ramada Inn Wednesday, and we stay there till the convention..."]... convention's over at the Ramada Inn. So we'd be glad to have you at any time.

E-14 Now, before we turn to this Book, let's bow our heads just a moment and speak to the Author. Now, with our heads bowed to the dust from where God took us, and if Jesus tarries we've got to return back that way someday... Just since I've been here I got a message from the east, that a little lady I knew--she's a little girl named Edith Wright--passed on to meet God this afternoon at three o'clock. We got to go back.
If there's any here that would like to be remembered in the prayer, would you just raise your hand to God? God bless you.

E-15 Heavenly Father, as we have so enjoyed this fine fellowship, singing... Oh, how it thrilled my heart when I heard that song, "Did John See Me?" Father, I trust that we'll all be there, each one of us. And we're bowed now towards the dust, and we--we pray that you receive our--our thanksgiving, and our repentance, and our prayer for each other.
And now we turn to Your Word, the sacred part of the meeting that seems to be more sacred than--than the rest, because we know at this time we're dealing with people to lead them to a truth--to Christ and to the Word, which is Christ. And we pray that You'll open the Word for us. We--we are insufficient, Lord, but Thou art all-sufficient. So I pray that You'll bless our feeble efforts, and may we tonight find ourselves and our position in the Word of God. Grant it, Father, and we'll give Thee the praise, for we ask it in Jesus' Name. Amen.

E-16 Now, this is real nice to be here. I have a few notes here that I thought I'd refer to for a few minutes, as I don't suppose we're allowed to keep this hall too long of a evening. And I'm kind of to... Amongst the Pentecostal people I'm kind of slow, you know. I remember--I've told you perhaps--when I first seen a Pentecostal minister. It was Reverend Robert Daugherty from St. Louis. I doubt whether any of you knew him. You seen the testimony of his little girl in the book. His... She was--she was healed of St. Vitus dance, and she'd been given up. And that's how I met the first Pentecostal people.

E-17 And this... I went to hear him preach, and--and my, he--he could preach. He'd... He wouldn't even wait for nothing. And he'd preach till he'd get plumb out of wind, and he'd get blue in the face, and his knees would buckle together and he'd almost hit the floor. And he'd catch his breath--you could hear him at the end of the city down there almost, come back up preaching. And I thought, "My, I--I just can't think of it that fast." I just have to kind of take my time. I'm kind of slow and getting old too, you know, creeping along. So I hope you'll bear with me for a few minutes.

E-18 There's one thing sure that I know won't fail, and that's His Word. Heavens and earth will pass away, but His Word will never fail. So let us turn now, if you have your Bible and would like to read from it, in the book of Isaiah, the 53rd chapter of Isaiah. I'd like to read this just for to build a--get a text to build a context on for awhile.
Who has believed our report?... to whom is the arm of the Lord revealed? For he shall grow up before him as a tender plant, and as a root out of dry ground: he has no form nor comeliness; and when we shall see him, there is no beauty that we should desire him. He is despised and rejected of men; a man of sorrow... acquainted with grief: and we hid as it were our faces from him; he was despised, and we esteemed him not. Surely he has borne our griefs, and carried our sorrows: yet we did esteem him stricken, smitten of God, and afflicted. But he was wounded for our transgressions, he was bruised for our iniquity: the chastisement of our peace was upon him;... with his stripes we are healed. All we like sheep have gone astray; we have turned every one to his own way; and the Lord... Laid upon him the iniquity of us all. He was oppressed, and he was afflicted, yet he opened not his mouth: he was brought as a lamb to the slaughter, and as a sheep before her shearers are dumb,... he openeth not his mouth. He was taken from prison and from judgment: and who shall declare his generation? for he was cut off out of the land of the living: and for the transgression of my people was he stricken. And he made his grave with the wicked, and with the rich in his death; because he has done no violence, neither will there deceit in his mouth. Yet it pleased the Lord to bruise him; he has put him to grief: when thou shalt make his soul an offering for sin, he shall see his seed, and shall prolong his days, and the pleasure of the Lord shall prosper in his hands. He shall--He shall see of the travail of his soul, and shall be satisfied: by his knowledge shall my righteous servant justify many; for he shall bear their iniquity. Therefore will I divide him a portion of the great, and he shall divide the spoils with the strong; because he... poured out his soul unto death: and he was numbered with the transgressors; and he bare the sins of many, and made intercessions for the transgressors.

E-19 I'd just like to say this, for just a little text. I'd like to take a text from there as "The Identified Masterpiece of God." Now, this would be quite a--a text to read, to pick out a masterpiece. But when we look at it, as we would think, that would be everything else but a masterpiece, because it said we hid our faces from Him and there was no beauty we should desire Him. And many times what we would call a masterpiece, why, God would have nothing to do with it; because the wisdom of man is foolishness to God; but the foolishness of God is more wiser than all the wisdom of man.

E-20 And we see in here that God give us a picture of something. And I would like to try to bring this picture before us as I realize that it might be the last time that some of us ever meet together. We may never see each other again as we are now. Therefore if we have gathered for this purpose not to be seen or to be heard...
But we've had our fellowship with each other as we have served this wonderful meal tonight, across the table, as we fed our physical bodies. And now, we'd like to--for God to feed our soul on His manna that's hid. Only for those priests who has entered into the holiest of holies is permitted to eat of His food. And if we noticed tonight, our--our steaks... I don't believe I've ever had a banquet yet, in all the places I have held the meetings like tonight, that I have had such a fine piece of steak as they served tonight. Now, you see, because that we had to have this... If we live, something had to die so we could enjoy this time of fellowship and also sustain our lives.

E-21 I was talking to a man that was a vegetarian not long ago, and he said to me, "Well, I--I don't agree with you." Well, he'd kind of give me a letter, wanted to meet me privately. And he said, "Brother Branham, I always regard you as a holy man." He said, "But when I heard you say you had ham and eggs for breakfast," said, "that--that downed me."
Well, that--I wouldn't put an stumbling block to his way. Now, that's his way of believing. But I said, "Well, sir, if I don't eat, I don't live."
He said, "But you see, you had to eat a hog, and--and kill a chicken."
I said, "Sir, we only live by dead substance; I don't care what you eat. You eat vegetables... You eat--you eat bread, the wheat died. If you eat corn, the corn died. If you eat beans, the bean died. Whatever you eat, you can only live physically because something died that you could live. Now, whatever you do, even drink milk, the bacteria, whatever... You have to live by dead substance. And it only goes to prove if we have to live this natural life and can only do it by dead substance, something had to die so we could live eternally; that's Jesus Christ, that God gave for us as a ransom.

E-22 And now, when I first met with the Pentecostal people, I--I went to California, just the adjoining state here across the river, and I was at Los Angeles. And I was--never lived in the days of this famous lady minister, Mrs. Semple--Aimee Semple McPherson. I got to meet her son Rolf, a fine Christian gentleman, and--and his wife and his family; they're certainly lovely people, and Dr. Teeford and many of the staff at the Angelus Temple. And I preached the Jubilee of the Pentecostal (fifty-year) Jubilee there a few years ago, and certainly had a wonderful time.

E-23 So in respects of this woman that set forth an example, as she did, of trying her best and to--to present what was in her heart, I paid a tribute to her to go to her grave up at Forest Lawn. And as I stood there with my hat off, and--and bowed my head, and gave thanks to God for a noble life of this little handsmaid, I was then asked by the crew that I was with, the group of ministers, if I would take a trip through the--all through Forest Lawn. And on the inside of the mortuary there, or whatever you call it, I was looking at the different designs, and saw the Lord's Supper, and stayed... Now many of you has noticed it, when they put the lights on it, and the Last Supper, and you heard the story of it.

E-24 But one of the most outstanding things that I saw there was (as you enter the door, I believe it would be on the east side), there was a--a statue of Moses setting there that was the life's cap work of Michelangelo, I believe it was, the sculptor that (I may be wrong in the man. I believe that's right.) Michelangelo, that--the great sculptor that molded out this or--image of Moses. And as he was explaining it, the--the guide that was taking us through, he said that that was one of the greatest masterpieces that Michelangelo ever formed. And said it took much of his life, hard work.

E-25 Then I noticed, I believe it was on the right knee... The statue looked perfect, smooth. And Moses, with the table of the laws in his hand, and his long beard... And it was, 'course, the mental conception of Michelangelo, what Moses should look like. Perhaps he'd never seen a picture, but in his own mind he drawed out what he thought that Moses should look like.
And the story goes that soon as he got the--the statue finished, and all rubbed and perfectly, he stood back to view his work. And when he got so inspired till it looked so much... What he had in his mind, he had made with his hand. It looked so much like it, and all the years he'd been waiting on it, till he was so carried away by inspiration he smote it upon the knee and cried out, "Speak!" And there is a broken place on the--the--the leg, knee, of Moses, where Michelangelo struck with his hammer, for he was so inspired.

E-26 See, there was something inside of him at the beginning that--that he drew a mental picture of what he thought Moses ought to look like. And when he seen that reflected before him, the very thing that he had on his mind, what he thought Moses should look like... And carried that vision with him all them years and years, as he took the great piece of granite, and chip a piece here and a piece there, and mark it down, 'cause it had to come perfectly. And when it was perfected before him, he--he seen the reflection of what was in his mind. That's what inspired him so to strike the image and cry out, "Speak!" All his years of toil had paid off. His great handiwork had been finished.

E-27 Now we see that, and I--I got inspired by it, 'cause I thought that, really, the mark on the leg what made it to me the masterpiece. Because just... If it'd just been another portrait or of something of Moses, some kind of a figure that some man had had a conception, but the man that was doing the work, it so satisfied him until he struck it. And the mark on it made it the masterpiece to me, because it perfectly reflected what was in his mind that Moses should look like.
Oh, I stood there. I had to walk away for a few minutes, to think of--of what that must've meant to him, and the--and what it meant to me at that time. Then it come to my mind of this that I want to speak to you about.

E-28 Let us turn now our thoughts from Michelangelo to the great Sculptor, God Almighty, Who in the beginning, before there was a day or dawn of day, 'fore there was an atom or a molecule, God in His mind had man, what a man should look like, what he should be, and what he should act like. And He wanted that man to be part of Him, so He made man in His own image, and in the likeness of God created He man. Oh, when God in the beginning made this masterpiece, something that reflected His thoughts...

E-29 Remember, there's only one form of Eternal Life, and our--even our names and our thoughts were with God before there was a foundation of the world. Because now we possess Eternal Life, and to be that we have to be a part of God. So we'd have to be as much as in His thoughts, 'cause we have Eternal Life and was predestined to this life. And our names were put on the Lamb's Book of Life before the foundation of the world, according to Revelations. Now, that God had us in His thinking, then we have Eternal Life, 'cause then He spoke us, and we come into existence. And a word is just a thought manifested. God had us in the beginning in His thoughts.

E-30 Now, and when he made Adam, that first man, how perfect it was. He looked like God. God, the great Holy Spirit, brooding over the earth, and He--the birds come out, maybe, and the animals, different things, and kept coming more in the form of the One that was brooding, until finally there come up a species just exactly like the One that was doing the brooding, God. God was, or, man was made in the image of God.
Then when He placed him in this great garden... Like Michelangelo has placed his great life's work, and all great sculptures... God placed His handwork in the garden of Eden, made him a helpmate. What a complete satisfaction it was to God, till even He rested. It was just at rest. His work had been finished.

E-31 Then the sad story comes of the enemy. Now, notice, this one thing I want you to bear in mind, that God gave this man a protection. He gave him... He fortified him inside of His Word, because He told them what they could do, what they could not do. And that's the same basis we're set on today: what we can do, what we cannot do. No matter how good we are, how much we go to church, or do this, we've got to be borned again. See? It must be. And God told Adam what he could do and what he could not do. He placed him behind His Word. And then the enemy come in by deceit and crawled through the walls of God's Word, 'cause the door was open to him, and he marred that image to sin.

E-32 That's one of the saddest stories. To think that the man that was made in the image of his Creator, and was given a wall to stand behind, that that Word could never fail... That's--that's the Christian's hope; it's his shield; it's his armor. It's his rock today, is stay behind the Word: every believer. Now you must never get from behind that. When you do, you--you're opening the door to the enemy.
When they say, "Oh, well, you can do a little of this, and a little of that," God wants you to separate yourself from everything that's called sin, completely set aside for Him and for He only. He has a purpose in your life each individual, that no one else on the face of the earth can take your place. God's got something for you. You're made like that. You was did that way for a purpose. God's sovereign in His Word. He even...

E-33 Things different. We different one from another. We notice in the animal life. We find out in the animal life there's one animal God made a beast of burden, like the horse, and--and he has to work. And the cow is a sacrifice, and--but the--the lion and the tiger roams the forest without any labor or anything.
He made a great big animal like an elephant, then made a little bitty fellow like a mouse. Now, who's there to tell God what to do and how to do it? He does it his own way.
And He makes the mountains; He makes the deserts; He makes the--the seas; He makes the plains. He makes one kind of tree hard wood, palm, and--and so forth. He does it. He makes man different. He gives us each one a different place. And a palm tree can never be a hickory; a hickory tree can never be a palm. Nobody can take your place, and you shouldn't try to take anybody else's place, because you are an individual to God. And God has a purpose for you. He made you thus.
You say, "Why did He do it?" He's sovereign. He's got a reason for it being that way. But we find out that we're all guarded by the Word.

E-34 In heaven we look at the celestial bodies. The Bible says that even one star differs from the other. There's Sardis, and the different ones, and Mars, and Jupiter, all those different ones. They different one from the other. The sun differents from the moon, and the moon from the stars.
And there's Angels, such as there's Seraphims and Cherubims, and Angels and great Angels, and--and degrees. And even in the new world to come, the kings of the earth bring their honor into the city. We're always going to be that way, because God is not a Sears and Roebuck Harmony House; He is a God of variety. He makes one one way, and one, another. But we must serve Him in the way that God made us, and be glad, and stay behind His Word. And that's the way God did it.

E-35 But when we find out that the enemy got through that Word to the--the handiwork of God, he marred it. And that's exactly what he's doing now. He's slipping through that handiwork, the enemy is, trying to make us a World Council of Churches, and man has... Why, man can't even agree with one another. How we going to make a whole world agree with a man? And as soon as you do that... We got One we must keep in harmony with--that's God. And in the beginning was the Word, and the Word was with God, and the Word was God. And the Word remains God, and always will be God, because God is in the Word, and the Word was made flesh and dwelled among us in the Person of the Son of God.

E-36 Now, we find out that after He found this great marring... Looked like, if it'd been you and I, and our--we'd put all that time and effort, we'd have kicked the thing over and just let it go, but not God. He was not willing to let His work go to ruin. That's the love of God.
No wonder the poet said, "Would we with ink the ocean fill, and were the skies of parchment made, and every stalk on earth a quill, and every man a scribe by trade, to write the love of God above would drain the ocean dry, or could the scrolls contain the whole, though stretched from sky to sky."

E-37 The--the love of God, after man had fallen, and deliberately opened the door to the enemy, and come in and marred him, and set death in him, still God was not willing to be defeated. He came down and started all over again. He was going to make that man again.
He put Adam on a covenant, do this, and not this, this, and not that; touch not, handle not, taste not. But we find out, when He started again He started with--with Abraham. And in Abraham He started him on a unconditional covenant. Not if you will; "I have, I've already done it. I've blessed you, you and your seed, and so forth, after you." It was a unconditional covenant. He started with Abraham His workmanship again, and now with His unconditional covenant.

E-38 Then when we find out He based on Abraham, and give him the covenant unconditional with the promise, then He came to the patriarchs. We come next in the Old Testament, as we go down. Here he displayed the foundation of his work. Now we have Abraham, Isaac, Jacob, Joseph: the four patriarchs.
Now Abraham represented faith work, faith, 'cause Abraham was of faith. He had the great faith, because he staggered not at the promise of God through unbelief. When we'd say, the chips was down and everything against him, he still held on to God.
Then we have Isaac, which was the beloved son, which represented love, because... Abraham being a type of God. As Isaac was offered, in Genesis 22, we find out that he'd carried the wood up the hill, and everything portrayed Christ, foreshadowed Him. And then the ram came and was offered in his stead. Now that was faith, love.
And "Jacob," which means "supplanter," and that's a deceiver... And we realize that Jacob's life really represented grace, because it was grace of God all the time with Jacob.

E-39 Then come Joseph. There's nothing against Joseph. He was the perfected one: God's prophet that came forth among his brethren, and hated without a cause, and was sold. And--and every way his life foreshadowed the life of Jesus Christ: Came to His own, His own received Him not; and Joseph was hated by his brethren, throwed into a ditch, supposedly be dead, took out, exalted to the right hand of Pharaoh. And when he left the throne they blowed the trumpet, know every knee had to bow and--to Joseph.

E-40 We find out that Jesus was almost sold for the same price Joseph was, took up from the pit, and ascended into heaven, sets at the right hand of God. And when He comes from that place, the trumpet will sound, and every knee will bow and every tongue will confess to Him: perfection. That was faith, love, grace, and perfection.
Then the body work come on of this great sculpture. He made the body work by the prophets. The prophets was the body work.
Then finally came the head of this great body, which was Christ Himself. All the prophets had foretold of Him. All the foundation work had foretold of Him, all the way from the garden of Eden, from the very time that He started. "I'll put enmity between your seed and the serpent's seed."

E-41 And we find out that He started there, and come up through the--the patriarchs into the prophets, and come out there. Once again He seen His own reflection, when one man was borned on the earth from the womb of a woman; that was God's Masterpiece. It was the Son of God, Jesus Christ. The reason He was, because He was perfectly the Word. "In the beginning was the Word, and the Word was with God, and the Word was God. And the Word was made flesh and dwelled among us." Now we see reflected in Him a perfect masterpiece. He was so perfect to--like God until He said, "If I do not the works of My Father, don't believe Me. Though I--you can't believe Me, be--believe the works, for they testify to you Who I am." I like that. See, He said, "If you don't believe Me..."
They said, "You're a man, making yourself equal to God."
He said, "If you can't believe Me, believe the works that I do. And if I don't do the works of Him that sent Me, then you don't have no right to believe Me."

E-42 So ought every Christian today to have that same testimony. If in this promised Word of God, if our lives don't qualify and meet exactly what the Word said, then we have no right to call ourselves Christians. If we're not borned again... Jesus said in Mark 16, "These signs shall follow them that believe." See? Not they may, they ought to, they probably will; they shall do it. That's the Sculptor that made us. That's the church that's hewed out. That's the--that's the body of Christ.

E-43 Now we find that it reflected Him perfectly. The Sculptor now had the Word reflected in the Masterpiece again called His Son God Emmanuel. Just think, that a person so yielded until God identified Himself in there in that body; and He became... Him and God became one. "I and My Father are One. My Father dwelleth in Me. I do that always which pleases the Father."
What if the Christian today could have a testimony like that? You'd be a masterpiece right here in Yuma on the street. If you're a wash-woman out there behind the wash tub, you'd still be a masterpiece to God, when you can say, "I do that always which pleases God," and the whole world can see the--the work of Jesus Christ reflecting in you.

E-44 It's told, one time the old gold... Before they had the smelter, the--they used to take the gold and beat it, the beater would, the Indian in the early days when Arizona was in its youth... They beat the gold until the beater seen his own reflection in the gold. They beat all the iron pyrite, the dross, the dirt, out of it, until the beater could see his own reflection, like a mirror. Beating out...
Now, that's what the Gospel does. So many people don't like to be turned over and beat out. But what the church needs tonight is a good old fashion Holy Ghost beating out of the world and the things of the world. That's what Pentecost needs tonight. That's what our movements needs tonight is a good old fashion gold-turning-beating, until all the world is beat out of us, and Jesus Christ is reflected.

E-45 Let me have this handful of people in here tonight, fully considered to Christ, and their lives dedicated to Christ. I can do more with this handful, or God can do more, rather, with this handful of people here, than you could do with the whole World Council of Churches towards the Kingdom of God. One man surrendered into His hands fully, that's all God needs.
But, you see, we're not willing to lay still and let Him beat this side, that side, knock this out, and knock that out, and knock this idea out, and that, and let Jesus Christ be reflected in us. We see too many movies; we got too many televisions; we got too many other worldly amusements, until the church has lost its taste to the people. It's because the Holy Spirit moves out and something else moves in. That's right, friends.

E-46 I hear the testimonies of the old fashion Pentecostals, how they had prayer meetings all night long. Our fathers and mothers forty, fifty, years ago, pray all night long. The people hated them on the street. And we think today if everybody don't pat us on the shoulder, why, there's something wrong with us. "Woe unto you when all men speak well of you." He was despised and rejected of men, and we're His image. Amen. What we need today is some real genuine prayer meetings, some cleaning up, all the way from the pulpit to the janitor, the whole house to be cleaned up of God, beat up, reflect the Image of the Beater, the Gospel preached in the power of the resurrection of Christ. That's right.

E-47 This little social gospel that we got along, and pat this one on the shoulder, and make this one a deacon, and that one a presbyter, or something or other like that, both politics. Was that exactly what happened in Nicaea-Rome? We want to get away from that stuff. Methodists, Baptists, Presbyterian, Pentecostals and all, we must move out of that.
Politics don't belong in church, the Holy Ghost is to take the church over, and not a politic vote of who's who. God placed in the church some apostles, some prophets, and some teachers, and evangelists, and pastors, not man voted them in there. God placed them in there by the calling of the Holy Spirit, prayer meetings, and laying on of hands, and staying before God.

E-48 But today we have socialized our religion to a place till it's almost like politics itself that we play it in all of our denominations. We're... One can't point to the other one. We're all guilty. In there you find some genuine men and genuine women. But the trouble what I'm thinking about, we're getting too much on the--on the minority side the genuine people that wants to believe, and wants the power of God. There's too many brought in just by a social act.
"Well, this is a good man. He's a fine fellow." We got good churches. We build good churches, and better churches than we used to have. That's all right. There's nothing against that. I like to see the church prosper. But, brother, I'd rather see it prosper in the power of the Lord than to prosper in the worldly things. Get back to the Gospel again. Get back to the power of God. Get back to Pentecost, the--like the original was.

E-49 But, you see, the trouble of it is we don't want to take that beating. You can say something about something, and some immoral thing the church is doing, or--or some social thing. Right then they turn you down, close the doors, you can't come in (See?), because they have a meeting and bar you out. They don't want you no more. They say you're crazy; you've lost your mind. But as long as it's THUS SAITH THE LORD, that don't matter to me what anybody says. It takes the power of Christ to change a man. It takes the power of Christ to keep a man. And as...

E-50 Jesus said one time, "Consider the lilies... and yet I say unto you that Solomon in all of his glory was not arrayed like one..." Solomon in all of his glory was a magnificent sight; there's no doubt. He was a great thing to the world, a--and a great man before God. But the... Solomon's robe didn't have no life in it. It was a piece of material, probably sheared off of a sheep's back. But the lily had life. What we need today is the life of Christ inside of us. That's what purifies, not the outward, a turned-around collar, or a degree of psychology, or something. It takes the power of the resurrected Christ to make us what we should be. God has no other plan than let the Holy Spirit rule and reign in the church.

E-51 O, God. He was so much in the image of God till Him and God became One. "I and My Father are One." Oh, my. What a living that was, for God to so live in Him that His whole life was wrapped in God. No wonder it was a masterpiece.
Satan come to Him. Every time God thought He had a masterpiece, Satan got in. He got in in Moses, and he broke the commandments. But when he come to this Masterpiece, that was God's own choosing. Amen. He'd--He'd foreordained Him. It didn't do him no good; He stayed true to God. When God looked at Him and seen He was tempted forty days in the wilderness, like Moses... 'Course all those men foreshadowed Him. The law was broken. But when he come, Satan, the great tempter, and tried to tempt Him, he found out he didn't find Moses there. No, sir. He hit a five thousand watt volt that singed his wings when he jumped up against that One.

E-52 "It is written," He said. See? Adam took down. But Jesus, the second Adam, that Masterpiece that had been--come for the Redeemer, He said, "It's written, 'Man shall not live by bread alone, but by every Word that proceeds out of the mouth of God.'" There He had a Masterpiece. Yes, sir. He said something else. He said, "It's also written, 'Thou shalt not tempt the Lord thy God.' Get thee hence, Satan." There was a Masterpiece. What did He do? Not saying, "I'll tell my church. I'll have the--the presbyters to do so-and-so, the bishop will do so-and-so"; He said, "It's written."
That's what He put His first Adam behind, and he fell, and Satan marred it. But he could not mar this One, no matter what he done, insomuch till He, God, said, "This is My beloved Son. Hear ye Him. Everything... I give everything over to Him. You... Hear ye Him." They were One. They were the same One. God lived in Him, making Him God Emmanuel on earth. He was a perfect Lamb, oh, the perfect Masterpiece of redemption.

E-53 It pleased God then, just like Michelangelo, He was so inspired with His life, we find in... I've got Scriptures wrote down here. Mark 9:7, if you want to read it. When... It's Mount Transfiguration. When He was up there on Mount Transfiguration we find out that there appeared Moses, and there appeared Elijah. And then the first thing you know, the apostle Peter got so inspired till he said, "Let's build three tabernacles here. We'll just make three organizations out of this. We'll make three denominations: one for Moses, one for Elijah, and one for You."
While he yet spake, there came a voice out of that cloud. It said, "This is My beloved Son. I'm so pleased with Him I'm going to smite Him for you. Hear ye Him. He's going to speak."
He was wounded for our transgressions; He was bruised for our iniquity. He was a Lamb, the Lamb of God, the perfect Sacrifice. There'd never been nobody lived like Him, never has been nobody since live like Him. He was a perfect Masterpiece, matched God's Word exactly.

E-54 God in the beginning give His Word, a portion for this part of the time, for that part, for that part. There's where men are so deceived and confused today. They're trying to build on something that happened forty, fifty years ago. We're... That was--that was give for that age. What good would it done Moses to come with--with Enoch's message? What good would it done Moses to come with--with Noah's message? What good would it done Jesus to come with--with Moses' message? See? And what good would it done Wesley to come with Luther's message? What good would it done the Pentecost to come with Wesley's message? See what I mean?
It's all 'lotted out here in the Bible, and we've got to know the age and hour, and what's for us. And there's where we're failing today. We're reading everything else but the Bible. This is the day that we should be living. This is the day that God has placed us here. Let's look in the Word.

E-55 That's how they failed to see Jesus. Those Pharisees, and Sadducees, Herodians, and different organizations of that day had it so fixed, and so perfectly fixed there wasn't no way for an escape, they thought. But when He come He absolutely... He was different from all of them fellows. He was a little humble Fellow borned in a manger, with a--supposed to be an illegitimate Child, and all these things like that. But yet He come exactly the way the Scripture said He would come. And they was accustomed to what Moses said, and Moses spoke of Him. He said, "Well, if you'd have knowed Moses, you would've knowed Me. Moses spake of Me." And still they couldn't see it: just so twisted up in their traditions until they couldn't see it.

E-56 But you see, He didn't come to reflect them organizations of that day. He didn't come to reflect sectarian religion. He came to reflect the Father, and the Father was the Word. Amen. Now I feel real religious. He came to reflect the Father's Word. God said He would be there, and there He was, the perfect masterpiece of God's great handiwork. Oh, my.
He was the perfect reflection of Him. He will--reflected everything that the--that God had spoke of. He reflected what Adam said about Him; He reflected about all the prophets said, about all the patriarchs said. Everything that He said, He was the fulfillment of the Word. All types was fulfilled in Him. He became Jehovah of the New Testament. He was the Old Testament Jehovah. The Word, then, which was in the Pillar of Fire, was made manifest and dwelt among us. Jehovah of the Old Testament became Jesus of the New Testament. He was a perfect reflection of God.
Oh, if the church today could just reflect that first church, when the Holy Ghost fell on the day of Pentecost. If the Christians today could reflect. We are a hybrid bunch to what they were.

E-57 I passed through, coming today I was watching, coming down here by one of these little Casa Grande, or some of these little places here... I noticed there was a cotton farm and different... alfalfa. They had to have windmills there to pump water to keep that going. Why? It don't belong there. Certainly not. But look at the old cactus. It could not rain for five years and it'd live, and you fail to put water on that for a few days, and it'll die. You see, it's not the original.

E-58 That's the way we are. We got to be babied, and made big shots in the church, and patted, and called this, that, or the other, when them early Christians was rugged. They didn't care who patted them on the back. They reflected Jesus Christ so much that they said... They considered they--they were ignorant and unlearned. They didn't go to high school, and they didn't have a college degree. But they took heed they'd been with Jesus. That's what they need, the Christians today, to take heed that you've been with Jesus. There's something about you that's different. I know that isn't... That's an unpopular thing to say, but we're not looking for popularity. Christians are looking not for something easy.

E-59 An old sister in my church years ago used to stand and sing the song,
Must I be carried home to heaven On a flowerly bed of ease, While others fought to win the prize And sailed through bloody seas? No, I must fight if I must reign... You think what you'd do if you was here and everything was against Jesus Christ, if you'd have lived in His days? You're living there, my brother, sister. That's right. He's still the Word. Look how they're tramping on It today. Look how they're trying to organize it, and unite it, and everything like that with the world. Stand out. Take your--take your stand for Jesus Christ and His Word. Let nothing hinder that. Stay right with it.

E-60 Like the old Chinese laundryman, used to come here to Arizona and California years ago. He couldn't write one word of English. He hardly knew it. You'd take your laundry to him, you know what he'd do? He had little pieces of paper, nothing wrote on it at all. He'd just tear that piece of paper and give you one piece. When you come back, that piece of paper had to match his piece of paper, or you didn't get your laundry. That's a whole lot better... You could copy a name. But you ain't going to fool him there, 'cause that piece of paper has to match exactly with his piece of paper.

E-61 That's the way God made His covenant too. Our experience is not to match some creed, some dogma, some church denomination, but it's to match God's Word, Jesus Christ. Right. When we come to Christ, then Christ claims us. He tore Him in two at Calvary. Part of it He lifted up that--up to set at His right hand, which was the body. The Spirit He came--sent back here to make a bride for Him, and that same experience that was in Christ has to be in us. He was--He was absolutely so perfect till He pleased the Sculptor and inspired Him so much, until He smote Him at Calvary. Oh, my.

E-62 Now we see Him as the Scripture said: God's masterpiece. We see Him smitten, stricken, and afflicted of God. There's the real masterpiece, as Angelo struck his. That's what made... If He'd just have lived a good life, He'd been like some of the people that preach the social gospel today. He was a prophet. He was a prophet, but He was more than a prophet; He was God; He was Emmanuel.
And now what made Him exactly, to me, the--the Masterpiece to me and to you, is because God smote Him. He smote Him at Calvary. If He hadn't been smitten... No matter how many dead He'd raised, how great He'd preached, what His great life was, what His claims was, it was proven there. He was so pleased, God was, till... He was the only man that ever stood on the face of the earth that God could smite for the rest of them. That perfect One was smitten for the imperfect. The whole creation that had fell through Adam, it was redeemed through Jesus Christ. God's Masterpiece has stood the test. How did He do it? By the Word. It is written, "Man shall not live by bread alone but by every Word that proceeds out of the mouth of God."

E-63 Oh, Christian friend, put on the whole armor of God. Don't stand back with some little idea of some creed, or something that you're standing by. Put on the whole armor of God when you go to fight against the enemy, like our Lord did. He showed that how the weakest of Christian can defeat Satan just with the Word. He had powers. He could've smote Satan any way He wanted to, but He didn't use it. He just took the Word and defeated him with it. "It's written. It's written." Everywhere, "It's written." So He defeated Satan by the Word of God.

E-64 Now, that was a perfect Masterpiece and God smote it. What an example It was. What a real thing. Talk about Michelangelo's piece of sculpture over there, by Moses being smitten on the leg. The Bible said this Man was marred above all men. He was marred so much till He didn't even look like a son of man. He was beaten; He was bruised; He was bloody; He was striped; He... Everything that could be done, He looked like a--just a big pile of blood and bones walking together. He didn't even look like a human being as He drug that up Calvary. God smote Him for us. That's what makes Him the perfect Masterpiece.
Oh, how I love Him--know that He did that for me, know that He did that for you. How can we--how could we match it? No one could match it. Nobody's worthy to match it. We were here without hope. We without God, we without any way of redemption, every one of us born sexual, and we just had to pay the price. But He came, the perfect one, and was so perfect and so pleasing till God smote Him for you and I.

E-65 Now, for nearly two thousand years God's been trying to cut Him a masterpiece bride, called a church. That's right. How does God do it? He does it by His never-changing method, the Word. God never changes His method. Anybody... you can... You change; I change; time changes; the world changes; but God doesn't change, He's perfect. He doesn't change. And the way He does anything the first time, He does it every time the same way.
He saved man one time because he repented. That's the way he will save man again. He healed one man because he had faith. He'll heal the next one on the same basis. He never changes His way, because (See?) He's sovereign and He's eternal. He's infinite, omnipresent, omniscient. He's God. And therefore He don't have to ask anybody for wisdom. He don't have to wait till He learns more. He don't need a new degree. He's perfect. And whatever degree, and whatever thing He makes first, His first decision remains the same forever. It can never be changed. Oh, how glad I am.

E-66 And when He made His first masterpiece, He put him behind the Word. When He made His second Masterpiece, He was the Word. Amen. He was the Word, not behind the Word; but He was the Word. God never changes His plan. That's exactly what He started off to do His first church with, the Word.
Now, God, the Word, in the beginning He was independent from all other--everything else, all other people. Now, I don't mean to say this to be different. God is a segregationalist. You know that? You talk about integration; God's a segregationalist. He certainly does. He separates His people from the world. He separated Israel, His nation. He's trying to separate His church from the world, but the church wants to go on with the world. But His people is still segregated, segregated to Him. Who's He? The Word.

E-67 How can a man have the baptism of the Holy Spirit, and the Holy Spirit wrote the Word, and a man have the baptism of the Holy Spirit and deny the Word? How can the Holy Spirit in you deny Its own Word that was set forth for you? I can't understand it. It's got to agree with the Word, and if your spirit in you won't punctuate every one of God's promises with "Amen." there's something wrong.
Brother Fred Sothmann, or somebody here tonight, quoted, "Jesus Christ, the same yesterday, today, and forever." He's the Word. That's sure. He's always the same (See?), and your spirit has to punctuate that with a "Amen."
"Oh, He... in one way He's..."
In every way, He is the same, yesterday, today, and forever.
[Blank.spot.on.tape--Ed.]

E-68 Now, we notice that God begins to make Him a--a bride for Christ. So the bride must be identified with Him and in Him, because it is part of Him. Now, the bride is part of Him. She is part of Him. The Word for that day, the bride becomes part of that Word, for it's Christ. Now, you believe that? We have to be in Christ. In Christ, we have to be of Christ, in Christ, part of Christ. What is a woman? When she takes a man, or a man takes a woman, that woman has to be part of him. They're no longer two; they're one. And when God in Christ became one, they were one, 'cause God was the Word, and the Word was made flesh. The flesh and the Word became One. And when the church becomes Christ's bride, she and the Gospels are the same.
How can you say then the days of miracles is past? How can you say that He's not the same yesterday, today, and forever? How can you say those things is for an apostle, or a disciple, or somebody in another day, when you're part of Him? When He said, "Heavens and earth will pass away but My Word shall never fail"? How about Revelations 22, when He got through writing the Book, He said, "I testify that if any man shall add one word, or take one word out of it, his part will be taken from the Book of Life"?

E-69 How we going to come to heaven then to say, "Well, I believe this, but I don't believe that"? You've got to be the full Word, for you're part of Him.
That's how God's trying to make His church today, not by a creed. And they're trying to force us into that, folks. You see it coming. The handwriting's on the wall. Won't be too long till we're going to be a world church, and every church is going to have to fall right into that or stand the circumstances. Well, are you ready to stand that? You better not do it just because you think it's the right thing. You better have Christ in you, 'cause that Word is eternal, and that Word is what will raise you up again. You become part of that Word. You're identified with the Word.

E-70 Today you say, "I'm a Christian. What denomination you belong to?"
Well, that don't have one thing to do with Christianity. It's all right to have denominations. I ain't against that. But, see, that--that's what the people are... Many people say I tear down denominations; I kick them. I do not. No, sir. The denominations, they're all right. That's just like working agreements, or anything like that. But when you stick... Because you say, "I'm a Christian because I belong to a certain-certain church," that doesn't mean anything. You've got to be of Christ, and Christ is the Word. And many times those denominations is as far away from the Word as east is from west.
You've got to stay with that Word to be the bride. If you're in the bride you're in the Word, and the Word's in you. And the Word that reflected God through Christ reflects the same God through you. Amen. "Amen" means "so be it." So I... So be it. I believe it to be the truth. You have to be identified with Him.

E-71 Now, if I'm going to be a real genuine American, if I'm going to be a true citizen of this nation, I have to be identified with it. I have to be all she ever was, right or wrong; I have to be all she is, right or wrong; all she ever will be, right or wrong. I have to be identified with this nation if I'm going to be an American. Is that right? In her glory or her shame, freedom or flame, whatever she is, I must be the maker of her immortality. I must stand as a unit. Everything she is, I am. Everything she ever was, I am. All she ever will be, I must be partakers of her. That's right. Just think of it for a few minutes.

E-72 Then to be that, as an American... I'll get it to you so you'll be sure to see it as I close. To be an American I have to be identified with everything that she ever done. Then I landed on Plymouth Rock with the--with the forefathers. I was at Plymouth Rock with the Pilgrims. I was there with them. I rode with Paul Revere one night to warn this nation of her dangers. I had to be, if I was American.
You say, "Oh, Brother Branham." Wait a minute. The Bible said in Hebrews the 7th chapter, that Levi who received tithes, paid tithes, for he was in the loins of Abraham when he met Melchisedec, his great-great-grandfather, and it was accounted to him. When his great-great grandson was in his loins, when Abraham paid tithes to Melchisedec, God allowed it to... Did He do it? That's right.

E-73 Whatever this nation is, I am. That's right. So I landed on Plymouth Rock; I rode with Paul Revere; I crossed the Valley Forge with--on that icy river with George Washington. I was one of them American soldiers that didn't have any shoes to march against the British. I had cold feet that morning. When I wrapped my feet I seen Washington come out of the wilderness, wet plumb to his waist from praying all night. I was there when it happened.
I stood with Stonewall Jackson when the opposition was so great. When the northern armies sent down there, they said, "All the armies is broke back."
Said, "Where's Jackson?"
Said, "He's standing like a stone wall."
I stood with him there. Little bitty fellow, blue-eyed, they asked him one time, "How can you stand when the opposition's so great?"
Very modest man, he kicked his boot, like that. Said, "I never take a drink of water to my mouth till I thank Almighty God." I stood with him in his convictions. I stood with Stonewall Jackson. That's right.

E-74 I was at the Boston Tea Party. I helped throw some of that British Tea out in the ocean. I had to be, to be an American. Yes, sir. Yes, sir. I signed the Declaration of Independence with Thomas Jefferson. I rang the Liberty Bell on July the 4th, 1776.
I'm identified in her shame of the revolutionary, when brother fought against brother, and father against son. I have to be identified in her shame, the same as I'm identified in her glory. That's exactly right.
I was at Wake Island when all them soldiers lost their lives. I seen them do it. I seen them when they took Wake Island. I helped hoist the flag on Guam. Certainly. All she was, and all she ever did do, all she is now, I proudly say I'm part of her, 'cause I'm glad to be American. Aren't you?

E-75 To be a Christian I must be the same. Hallelujah. Yes, sir. If I'm a Christian, then I preached the Gospel and warned the oncoming judgments with Noah. Yes, sir, I was part of it back there in there. I was part of God's economy.
I was with Moses at the burning bush. I was ousted out of Egypt with Moses. I took the wilderness flight and I was with him at the burning bush. I heard His voice; I saw His glory; I saw the Pillar of Fire back in that bush back there talking to Moses. I was with him at the Red Sea when it opened. I seen the Pillar of Fire settle on Mount Sinai. I ate manna in the wilderness and drank from the smitten rock. Hallelujah. I don't feel fifty-five right now. Amen. Yes, sir. I eat manna in the wilderness with the Hebrew children back there in the wilderness, and I drank from that same smitten rock.

E-76 I stood with Joshua that morning when he was viewing the walls of Jericho, and he seen a Man standing. He pulled his sword and run to meet Him. He said, "Are you for us, or are you with our enemy?"
He said, "I am the Captain of the Lord's host." I seen Joshua throw his sword on the ground. I knelt with Joshua when I bowed before Him, the Lord's Captain of His host. I seen the walls of Jericho fall down at the sounding of the trumpets.
I saw Joshua... said, "Sun, stand still, and moon stand over Ajalon. Don't move." I saw the sun stand still and the moon not--fail to give her light. I seen all that taking place.

E-77 I was with Daniel in the lion's den, with the Hebrew children in the fiery furnace. I was with Elijah out there when the whole world turned him down, and Ahab, and all of their Jezebels with all their bobbed hair and things of that day, their paints and powders, and everything that got in the church. I stood with Elijah and claimed the message pure and clean on God's Word. Hallelujah. I stayed with him on Mount Carmel when he stood alone out there. I seen him pray the fire down out of heaven.
I was with David when he slew Goliath. Glory to God. Well, if I'm a Christian I'm identified in all of that. I have to be part of it. Yes, sir. I prophesied with Isaiah in his day. I was with John on Jordan when he saw the dove coming down upon Him. I stood with John at the Jordan. I seen Him heal the sick, raise Lazarus, raise Jairus' daughter back to the life again after she was dead. I seen that.

E-78 I am identified with Him in His death. I died with Him when He died at Calvary, and I rose again on Easter morning with Him in the power of His resurrection. I'm a witness of it tonight. I died with Him at Calvary, raised with Him on Easter. Hallelujah. To be part of Him I have to be identified with Him. I was identified with Him in His death. I was identified with Him in His suffering. I was identified with Him when the denominations turned Him down. I was identified with Him when they run Him out of the temple, when they tried to get rid of Him. I was with Him there. I was with Him in His death, raised with Him in resurrection.
And I was with the hundred and twenty when they climbed to the upper room. Yes, sir. I witnessed that mighty rushing wind coming from heaven. I spoke in tongues with the anointed on the day of Pentecost. Hallelujah. I was there because I'm identified with Him. Glory to God. That's right. I preached with Peter in Acts 2. Why, I preached with him there. I preached with Paul on Mars Hill before the critics. Yes, sir. I had to be. I was with John on the Isle of Patmos. I saw the vision of His coming. I am... I saw Luther. I was with him when in the reformation. I was with Wesley.

E-79 And now I'm here in Yuma, Arizona. Hallelujah. I'm identified tonight here in this Stardust Motel with a group of people who believes the same thing. And now we're seated together in heavenly places in Christ Jesus. Hallelujah. I'm looking for His coming in glory some of these days. Identified with Him...
Living, He loved me; Dying, He saved me; Buried, He carried my sins far away. Rising, He justified, freely forever. Someday He's coming, O glorious day!"

E-80 I am now identified in the baptism of the Holy Ghost, not something out here on the street, something forty years ago; I have it right now, the glory and power of God, of forgiveness of sins. I see Him heal the sick, open the blinded eyes, see Him foretell things, read the hearts of the people. I'm identified with Him in His ministry at this day. Glory to God. I'm identified with Him for deliverance in this last days.
I trust to be a part of that great bride that's a-coming some of these days. No matter what the world may say; they may call us crazy, hysterical, or Beelzebubs, or heretics, whatever they want to be; I still want to be identified with that group. I'm still there. I'm remaining there. And I was born there. I want to stay there. I'll always be there, 'cause God placed me there. I am...

E-81 I left my church to come identify myself with a bunch of holy-rollers. I'm one of them. I'm identified with them. They say, "Billy, you lost your mind." Maybe I did, but I found the mind of Christ. I found His Word, found His Presence, found that He's the same yesterday, today, and forever. I don't care what anybody else thinks about it. This is me. I'm the one that has to make my identification. I'm identified with Him by God's Word. He said, "These signs shall follow them that believe." I'm glad I'm identified in that. Yes, sir.

E-82 You know, the old master violinist, one time... You've heard the story. They had an old violin and auctioned it off. They wanted to sell it, and nobody would buy it. And they said, "Who'll give a dollar? Who'll give a dollar and a half?" Finally, "Going once, going twice, a dollar and a half."
Finally an old gray-haired man stepped out of the audience (You know the story.), picked it up, said, "Let me have it." Put some rosin on his bow, and struck it a few times. The people begin to weep, the tears began to run off their faces, like that. And when they did, the auctioneer picked it up again, said, "Who'll make...?" One said, "A thousand dollars."
"Two thousand."
"Five thousand. "
What was the difference? The master, the one who knew it, the one who built it, he knowed how to get out of it what was in it.

E-83 And as long as we try to bring our churches out of creeds and denominations we'll never do it. Let the Master Builder of mankind, Who made man in His own image, Who's building Him a bride for this same thing, let His bow stroke of the Holy Ghost strike this Word in your heart one time, and it'll be the best example. No matter how many big churches you go to, and how many names is on the book, it'll do more for Jesus Christ than all the churches, and denominations, and creeds, and world churches, and organizations in all the world.

E-84 He's making a bride. Yes, sir. He's hewing the chips now, chopping off the world. Oh, church joining, and creeds, and denominations, and dogmas all has to be cut away from the church, their formal ideas, their indifference, their doctrines and things. Come back and let the Master pick up the bow. Let the Master pick you up in His hands, strike the Word, say, "Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever."
Say, "Amen, Lord. Make me, mold me, make me, Lord, what I should be." Then there'll be a different thing.
Then, "If I be lifted up from the earth, I'll draw all men unto Me."
Yes, sir. He's cutting you out now, cutting you down to His Word only, cutting all the creeds and dogmas and everything away from you, trying to get back to a bride for the Son, another masterpiece part of the Word.

E-85 The Word... Jesus couldn't take the place. You remember when they read the--that day in the book? He read just part of the prophecy, left the rest of it for the last days. We're supposed to take that part. So you see He's cut--wants to cut the church out just like He did the Son out, like He did the bride and the Groom. To be His bride you must be part of Him, not part of the creed, not part of the church, not part of the denomination, but the part of Him. Hewed out of any other kind of a form won't work, you got to be hewed from the Word, the world cut off of you and just leave the Word only live in you.
The great Sculptor is counting on you, willing to stand and have yourself shaped into the likeness of His requirement, that His Word requires. "In the last days I'll pour out My Spirit upon all flesh. Your sons and daughters shall prophesy." Christ is the identified Masterpiece of the Word made flesh. You are asked to identify yourself in Him by the same Word, to be the masterpiece for the bride.

E-86 Now brethren, God had a masterpiece then to present to the world, now He wants a masterpiece today. Are you willing? Are you ready, my Christian friend? Are you really sure that your life is so reflecting for Christ... No matter what the world says. They say you lost your mind, you gone crazy, you went and joined that bunch of holy-rollers. Don't you pay no attention to that.
If you're not really truly saved and in that body, and the Word of God in you and reflecting itself, and the Life of Christ reflecting out of you, brother, sister, don't you take that chance. I don't care what you are, what kind of an experiences you have, let that Word reflect through you each day, because God in this last days is taking a bride for His Son Jesus Christ.

E-87 Let us bow our heads. Dear heavenly Father, such a crude way before an intelligent bunch of people... My education is suffic--insufficient, Lord. I pray that the great Holy Spirit will sink these words into the people's heart, that they will see what I meant, if they couldn't understand in my way of chopping up things, Lord. But in my heart I--I see what You're trying to do.
I believe, Father, the bride must be part of the Bridegroom. She must be as same as the Bridegroom, for she is part of Him. She can never, never be His bride until she becomes part of Him. And that's a part of the Word today, that says He's the same yesterday, today, and forever. The corn of wheat that lived once in the earth, and fell to the ground, raised up in the likeness of the Grain that went into the ground.

E-88 And Lord, on the day of Pentecost there came a great church forth. There came another grain of wheat to be made a Bridegroom and a bride for the last day. We found it fell in for Him for a thousand years. From the Nicaea council it laid rotting in the ground. The critics wrote the book, "The Silent God," that would let a--little children be dead, and killed by lions, and burnt. And the gladiators martyred the Christians, and burned them at stakes. Did that man only had had the spiritual understanding: that wheat has to rot in the ground, but it sprang forth again, not in the likeness that it went down in; it went down in the likeness of a grain of wheat; but when it come forth it had some blades, like the young wheat that comes up. Finally it growed through, from Luther to Zwingli and on down, and finally it come to a tassel. It changed itself in the days of Wesley. Looked a little bit more like the wheat, and more like it than the blades did. It's coming back to itself again.

E-89 Then we find out it come up a grain, looked almost like the real one. And if you'd only get down and pull the husk back, you find out that first grain of wheat has no grain in it at all. It's a husk, a leaf. Lord, the great Pentecostal revival that went forth, it had to be that way, Lord, to protect the wheat when it does come. There'd been no place for it to go.
Now, Father, we know that we take all things by nature, because You formed nature. You redeemed the earth by the way You baptized it in the days of Noah, after his preaching. You've dropped the blood of the Son upon the earth to sanctify it for Yourself. And in the great age to come, in the renovation You're going to burn it up with the fire, to burn all the worldly things off, like You do the Christian. You save him, baptize him, sanctify him, then renovate the world from him, and claim him then as Your own by putting the Holy Spirit in him.

E-90 We know that this wheat's come through the same process. Every nature works the same. Now, Lord, when we see the shuck now pulling away from the grain, going worldly, O God, grant that those grains will... The--the shuck has to pull away so the grain can get in presence of the sun. And I hear the coming of the combine, Lord. It won't be long. And then the great elevator will take up His bride into the glory and the Presence of God.
I pray, Father that You'll bless each one of us. Let us remember, Lord, that this is our opportunity. We may not have one tomorrow. Today is our opportunity. "Today, after so long a time, when you hear His voice harden not your heart."
Lord God, I don't know these people. If there's any here short of this, grant tonight that they will receive the Fullness of God and be filled with the Holy Ghost. Grant it, Father.

E-91 Now with our heads bowed, our hearts bowed too... Friends, excuse my way I chop my message up. I--I pray that God will just show you what I meant. Now, if... I don't want anyone looking. Just keep your head bowed. I don't... Whoever you are, if you're not sure that your life...
Now, see, each one of those processes, what did they do? They went into an organization. What did it do? The Spirit left to another. And soon as Luther organized, it went right into Wesley. Wesley organized. It went right into Pentecost. Pentecost organized. Where's it going? Just like the Pillar of Fire, just keep moving. And some people will say, "I'm Pentecostal." That's fine.
"I'm Lutheran." That's all right. There's nothing against that, but, friend, friend, the wheat is still moving on. We've had one of the greatest revivals. It's--it's lasted longer. History shows that a revival only lasts about three years. This one's been fifteen years or more: great healing campaigns, but it's cooled off now.

E-92 Look, every revival always produces an organization after it. Why didn't this one? There's a little group of brethren started up, up here somewhere, called "Latter Rain." They didn't go anywhere. Dropped right through. Why? It's the wheat age, friends. It's the wheat. There's a ministry on the earth that's just like the one that went into the ground back yonder at the beginning, a real Pentecostal experience.
The churches are getting organized. And one's trying to build bigger than the other, and get more members and things. The organizations gradually... We see it. I'm Pentecostal; we see it pulling away. But what's... It has to do that so the--the sun can get to the grain. If it hadn't been there first, if there hadn't been no shuck around it, it had no place to go. God made it a shuck (See?), like the corn, like the wheat, like anything else that comes forth from the burr. Now, see, there hasn't been any organization started up after this. Why? There's no more time for one. We're at the end.

E-93 And if you're not just exactly where you should be, and you'd say, "Brother Branham, if God will hear your prayer for the sick, and I've heard what the Lord has did in answer to prayer..." And you've heard of other people in the world today is prayed. You say, "I... Will you pray for me that I will receive that experience, Brother Branham? I may never see you again (and I may never see you,), but pray that I will be there. I don't feel just like I would be there now, but I would like for you to pray for me that I will be."
Now, every head bowed. Raise your hand, will you? Lord bless you, bless you, and you. God bless you. In this group of people I guess fifty maybe, or seventy-five hands was up.

E-94 Now, dear Jesus, You are the judge; we are just the ministers. I pray, dear God. And--and if I've found grace in Your sight, answer my prayer. You seen every hand went up. You knowed what was in their heart. We believe that they're ordained to Life. And Satan, just like in the days of Adam, he's trying to keep that masterpiece from coming forth. May it be stopped tonight. May the Blood of Jesus Christ block it, and may they come forth as a masterpiece to God. Grant it, Father.
May they be identified in Christ's Word. He said, "Except a man be born again..." May they receive that born again experience, may they receive the baptism of the Holy Ghost, the renovation of all the things of the world. They don't want it any longer, Lord. Clean that world away from them and put them out as a masterpiece before the people. Grant it, Lord, that You might be happy in this garden-time age in the last days here, to present Your masterpiece of these men and women, boys and girls, that held their hand. Grant it, Lord.
Bless this revival that's going on in the city. O God, I pray that every man and woman that's around close will visit that revival. And may every one of them be filled with the Holy Ghost, and may there be an old fashion revival sweep through this little city here till people from everywhere will come. Grant it, Lord. Give us these things, Father, for we ask them in Jesus' Name. Amen.

E-95 I love Him. I love Him. Do you love Him? You know, Paul said, "If I sing, I sing in the Spirit." I wonder. I'm a long ways from being a singer, but just wonder together if we couldn't start off that song, "I love Him (Will you give us the key, sister?) because He first loved me." You've heard it? How many know it? Let's see your... It's one of my old songs. I love to sing it. All right. Now, let's just bow our heads, and close our eyes, and sing now.
I love Him, I love Him, Because He first loved me, And purchased my salvation On Calvary's tree. Let's hum it. [Brother Branham begins humming--Ed.] Someday rainbows will sweep the sky. There'll be a trumpet sound. The dead in Christ shall be coming up. Oh, how we'll want Him then.
And purchased my salvation On Calvary's...

E-96 There's where He become the Masterpiece for us. Just remember, all masterpieces before they can ever be put in the hall of fame, they have to go through the hall of critics first. The critics has to see if they can criticize it. But when it stands the critics, then it's took to the hall of fame. God's Son passed through the critics of every organization, denomination, even till Pilate said, "I find no fault in him."
Judas said, "I betrayed innocent blood."
Then God raised Him up, and He hangs in the great hall of fame today, at the right hand of God making intercessions. Don't you want to join Him there? Don't you want to be part of that? You can be. You're invited to be. While we're singing this song, why don't you just talk it over with Him now?
... first loved me, And purchased my salvation On Calvary's tree.

E-97 While we sing it again, I want you shake hands with somebody across the table from you now? Say, "God bless you, Christian friend. God bless you. Pray for me." Each one of you do that now, as we sing this again.
I love him, (Pray for me, brother. Pray for me.)... love Him Because He... (That's right, shake hands, Say, "Pray for me." All of you pray for me. I want to be there so bad.) And purchased my salvation On Calvary's tree. Now, let's bow our heads, and close our eyes, and raise our hands, and sing it to Him now.
I love... (O God), I love Him, Because He first loved me, And purchased my salvation On Calvary...

E-98 Look at your Masterpiece hanging there. Great Sculptor, great God, Who made man and molded him and fashioned him in Your own image, I pray Thee, Lord, that You'll take us tonight. May this be a memorial night, real memorable to us, that tonight, Lord, tonight, right here in the Stardust Motel, may You mold men into the image of the sons of God. Grant it, Lord. Great Sculptor, You're the only One can do it. Take your Word, Lord, mold It right into the hearts of all of us, that we might be Your masterpieces in the last days, and be called the bride of Christ. Other men may see that there is such a reality and such a joy in living for Him.
Lord, this day--that even our churches, they're losing their sincerity. They don't--there seems to be... It's all gone Hollywood, Lord. What's happened? They're gone after a glitter and instead of a glow. We know that the world glitters with worldlyism, but the Gospel glows with love and with Christ. Grant, Lord, that we'll get away from the glitter of the world and get into the glow of Christ.
They're Yours, Lord. You purchased them. You... They raised their hand tonight they wanted to be. Now, Father, I--if I could I'd make them that. But I can't. But I'm trusting You. You said, "He that cometh to Me I will in no wise cast out. He that heareth My Word, and believeth on Him that sent Me, has Everlasting Life and shall not come into the judgment." Not make-believe now, Lord, but believe. He's passed from death to life." Grant it, Father. They're Yours, through Jesus Christ's Name. Amen.

E-99 You love Him? Isn't He wonderful? Give us a little tune, a chord there, sister: "Wonderful, Wonderful."
You like to sing? Am I taking too long? I like to worship, don't you? A little cutting message like this, I don't... You know, I hate to cut, but you--you've got to clinch a nail to make it hold. You know what I mean? Yeah, you've got to drive it down now. And see... You love that song? "Wonderful, wonderful, Jesus is to me." You know it?
Wonderful, wonderful, Jesus is to me. Counselor, Prince of Peace, Mighty God is He; Saving me, keeping me from all sin and shame, Wonderful is my Redeemer, praise his name! I once was lost, now I'm found, free from condemnation, Jesus gives liberty and a full salvation; Saving me, keeping me from all sin and shame, Wonderful is my Redeemer, praise his name! (Everybody!) Wonderful, wonderful, Jesus is to me. Counselor, Prince of Peace, Mighty God is He; Saving me, keeping me from all sin and shame; Wonderful is my Redeemer, praise his name! Now, let's say, "Praise the Lord!" "Praise the Lord!" Don't you feel scoured out? Feel good? Worship the Lord. He's wonderful. God bless you till I meet again. I'll turn the service now to the brother president.

Up