Когда проявляется любовь

Дата: 56-0218 | Длительность: 47 минут | Перевод: Москва
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Когда проявляется любовь

E-1 Я снова здесь этим утром, и вижу все эти лица, которые наслаждаются благословениями Господа. Я практически не знал, что я приду сюда и должен буду свидетельствовать. Но для меня всегда удовольствие в любое время говорить к Божьему народу, потому что я чувствую, что это... В Библейские времена они говорили: "Я — один из них." И быть связанным с такой прекрасной группой... Всю неделю я, конечно, получал огромное удовольствие от всех этих удивительных свидетельств братьев, которые рассказывали о своих исцелениях и их... эти бизнесмены, которые говорили нам об их -- как процветает их бизнес. Я благодарен брату Гарднеру за его рассказ и свидетельство прошлым вечером. И так много всего произошло, от чего я наполнился.

E-2 Как я рассказывал: "Уильям Бут Клибборн как-то раз в Лондоне, в Англии, они были - однажды ночью его подвезла полиция, потому что он опоздал на свой транспорт, это был трамвай, не мог добраться домой, было слишком поздно, и шел дождь." И он рассказывал: "Они нашли человека, который был очень пьян, лежал на улице. Так что они подобрали его и бросили его в фургон, потом взяли его и бросили в тюрьму." Мистер Клибборн сказал: "Он что, останется здесь...? ... а Армия Спасения," сказал, "что ж, мы разместим его, приведем его в порядок, дадим ему горячую ванну, кофе и остальное." Он спросил: "Вы позволите ему лежать вот так на полу?" Они ответили: "Конечно, это не причинит ему вреда." Он спросил: "Хорошо, а почему вы думаете, что это не причинит ему вреда?" Они ответили: "Он слишком много выпил" сказал, "В нем столько виски, что им заполнена каждая его клетка, так что холод и все такое прочее не одолеют его."

E-3 Я думаю, что на нашем собрании мы должны так наполниться Святым Духом, чтобы мир и дьявол даже не имели шанса. Верно. Это приходит и уходит, может быть, я должен удерживать это в своей руке. Из всех выдающихся свидетельств, есть одно, которое поразило меня сильнее всего. Это было свидетельство одного фермера, брата Кроуэлла, его... Как Господь имел дело с братом Кроуэллом. Сколько из вас слышали его свидетельство? Доктор ..? ... я поговорю об этом немного позже.

E-4 Теперь, смотрите: брат Кроуэлл, будучи замечательным христианином, имел тяжелые испытания, и его хороший друг, и наш друг также, брат Орал Робертс помолился за него, но казалось, что ему не стало лучше. Тогда он подумал: "О, Брат Бранхам помолится за меня, и я буду в порядке." Так что же, я помолился за него — никаких изменений. Однажды я находился рядом с ним в течение сорока пяти минут, рядом с ним и его замечательной женой, ожидал, будет ли Бог говорить в видении, чтобы сказать ему что-то. Но ничего не произошло. И затем, наконец, в больнице, когда доктора прооперировали и сказали, что надежды нет, или есть небольшой шанс остаться в живых, когда он уже был в конце пути, тогда пришла суверенная Благодать. И слава Господня сошла на него в палате, и он сказал, что только что искупался в красоте Божьей. После того, как проявляется любовь, настает время прийти суверенной Благодати. Это происходит каждый раз.

E-5 Вы знаете, странная вещь, это то, как мы, люди, любим делать все самостоятельно. Но мы — дети Божьи, много раз мы только смиряемся, склоняемся перед Ним, пока Бог не приходит, чтобы сделать это по Своему усмотрению. Посмотрите на ребенка; я был там, позади, несколько минут назад, разговаривал с замечательным доктором из Чикаго, с которым я имел честь завтракать сегодня утром. Мы разговаривали, и он возможно... Он знает это; я уверен, что он знает. Много раз вы, у кого есть дети, наблюдали у себя дома, как ваш ребенок, так сказать, "показывает характер". О-о, он только пинается, визжит и все такое. Он рвет и мечет, и вот, у него перехватывает дыхание. Тогда мама подбежит, будет трясти его, подбрасывать вверх, она будет пробовать все, чтобы он снова задышал. Я не думаю, что есть случай в истории, когда один из них когда-либо умирал от этого. Просто он должен дойти до конца пути, и затем природа вступает в свои права. Это – путь для нас, христиан, мы должны добежать до конца пути и позволить благодати вступить в свои права. Мы должны освободиться от всей нашей теологии, тогда Бог может по-настоящему взяться за работу. Вы верите этому? А Бог действительно работает втайне, являя свои чудеса.

E-6 Итак, я заметил, что каждый из нас, как сыновья и дочери Божьи... Много раз я думал о Пятидесятнице. Там сказано, что все они были в одном месте и в единодушии. Там где есть единство, там есть сила. И еще: если бы мы только знали, что в каждом из нас заложены черты Создателя. И мы уверены, что вы понимаете это. Тот небольшой успех, который дал мне Господь, и о котором я обычно свидетельствую, был возможен по одной причине: больные, за которых я молюсь в молитвенной очереди..., я должен войти в общность страдания с ними. В этом причина, по которой я не могу проводить молитвенные очереди, в которых бы вы пробегали, как стадо овец, несущееся по полю. Вы становитесь чувствительными к индивидуальной потребности человека, стоящего перед вами. Если вы не делаете так, то вы не будете иметь эту чувствительность.

E-7 Пол Рейдэр однажды сказал - сказал: "Однажды утром он должен был пойти на работу, и так он... Между ним и его женою было небольшое разногласие." Итак, он рассказывал: "Уходя, он поцеловал свою жену на прощание. Она плакала". Он сказал: "Он всегда уходя, в конце у ворот поворачивался назад и говорил: 'Пока.' И она говорила, 'До свидания.' Тем утром также, как обычно, во время прощания, он сказал "до свидания" и она сказала 'до свидания.'" Потом он вышел на улицу и начал думать: "А что, если бы со мной сегодня что-нибудь случилось, или что-то случилось бы с ней?" Сказал: "И я бы знал, что мы никогда не встретились бы снова на этой земле". Он продолжал размышлять об этом и Бог начал говорить к нему. Он побежал к дому по-настоящему быстро, распахнул дверь, она была за дверью и все еще плакала. Сказал: "Он не сказал ей ни одного слова, только повернул ее к себе и поцеловал, потом развернулся и вышел. Пошел к воротам, обернулся, и сказал, 'До свидания'" сказал: " Она сказала, 'До свидания', он закрыл ворота." И сказал:" В последний раз разница была в том, что он сделал это с чувством, подразумевая то, что делает." Итак, вот как это должно быть: в этом должно быть чувство. Должно быть нечто, что проявится из вас к человеку, с которым вы говорите.

E-8 Несколько недель тому назад мы были в Мексике, мы разговаривали, и на платформу вышел слепой старик. Я посмотрел на него: у него были старые морщинистые ноги, и они были -- вероятно он никогда не носил обувь. О, бедняга, он захотел встать на колени и вынул свои четки, или молитвенные бусы, и стал говорить то, что они обычно при этом говорят, и тогда я приподнял его, и сказал через переводчика: "Не нужно этого делать." Но, когда он обхватил меня своими руками, слепой... Вы знаете, я подумал: "Если бы мой папа, был жив, он был бы где-то в его возрасте. И вот я здесь стою – и у меня на ногах ботинки." Я посмотрел вниз и они - они не подошли бы ему по размеру, иначе я отдал бы ему мои ботинки. Я почувствовал, что это может задеть гордость этого бедняка. Я знал, что у него плохое питание и нет почти никакой одежды, что его жизнь состоит лишь из трудностей, которые сможет вынести лишь человек… ... который знает только темноту, где ничего не видно. Кое-что во мне начинает кровоточить: "О, Бог, этот несчастный смертный человек, как и я, умеет чувствовать, он может любить, есть, пить -- он живет. Он - человек, и он в таком состоянии." Во время молитвы я обнял его, он положил свои старые руки мне на плечи, похлопывая. Я сказал, "Небесный Отец, если я, видя его состояние, имею такие чувства, то что это приносит Тебе?" Через несколько секунд я услышал его крик и все такое; он получил свое зрение.

E-9 Итак, что же это было? Это была Любовь. Любовь, братья мои. Я осознаю, что я стою здесь сегодня утром с семиклассным образованием и говорю к ученым. Но это не имеет – не имеет никакого значения сколько у нас теологии или каким образом мы смотрим на Писания, чтобы подогнать Его под наше понимание, - ничто никогда не займет место любви: "Когда языки перестанут, когда пророчества они – они исчезнут, и со знанием произойдет тоже самое, но любовь будет пребывать всегда". И если мы сегодня утром, как христиане, посмотрим в лицо этому величайшему кризису, который когда-либо был на земле, и если на встречах как эта, мы сможем сконцентрироваться на одном, на цели в нашем сердце, что мы любим наследие Господа Иисуса, тогда мы будем в состоянии чувствовать это... Прошлым вечером, я проповедовал в скинии, в церкви, которая расположена позади этого места, говорил о любви и как мы должны иметь это чувство к людям. Мы должны переживать за них и любить их... Любовь - самое большое оружие, которое Бог когда-либо помещал в руки человека. И через это... Вы не можете дурачить людей. Вы не можете...

E-10 Вы знаете, что я был инспектором по охране дичи, защитником природных ресурсов... Моя мать наполовину индианка, и я - я люблю открытый воздух. Это просто небольшое дополнение о моей жизни, чтобы понять, что я подразумеваю, когда я говорю это. Пока в Христианскую Церковь не войдет бремя за потерянные души, мы воюем с воздухом. Давайте прекратим говорить... Я верю в дары, знамения и чудеса, конечно. Это в теле, но давайте не будем выставлять их вперед любви и потерянных душ. Пусть внутри будет бремя на наших сердцах.

E-11 Святой Дух пометил Евреев в ...? ... в Иерусалиме, Он пришел только к тем, кто воздыхал и вопил об осквернении, которое был сделано посреди города. И теперь, возможно, сегодня утром, мы ответим на этот вызов... Вся слава, вся сила, все, что Бог дал нам здесь, во время этого служения, и то великое, что мы видели, это хорошо, но как много из нас вчера вечером пали на лица свои, вопя и воздыхая о мерзостях Миннеаполиса? Вы видите свое состояние? Он пометил только взывающих. Видите?

E-12 Теперь, чтобы показать, как любовь проявляется, это... Вы можете смеяться над этим. Но это - правда, как и то, что я стою здесь. Однажды я вышел в поле, когда я был инспектором по охране дичи. И там был бык, убивший одного чернокожего на ферме, под названием «Брук» [«ручей» – прим. пер.], недалеко от того места, где я жил, большой Гернзейский бык. И он -- он был продан другому человеку. А тот выпустил его на просторное пастбище. И я знал, что бык был там, но забыл. Я выпускал мальков рыбы в приток реки, а еще я думал о человеке, который позвал меня придти и помолиться за него. Итак, я поднимался через холм, чтобы пойти помолиться за человека, живущего, прямо в трехстах или четырехстах ярдах от забора в небольшом лесочке. Этот Гернзейский бык улегся там внизу. А я оказался поблизости от него, он поднялся; он был убийцей. Я оглянулся назад к забору — он был слишком далеко от меня, чтобы добежать, а бык был ко мне так близко. Не было никакого дерева, чтобы я мог залезть. Тогда я подумал: "Это — конец. Я не могу пойти дальше, потому что, если я попробую бежать, он настигнет меня. Так что же мне делать?"

E-13 Когда мы оказываемся в таких критических ситуациях, тогда приходит суверенная благодать. Затем кое-что случилось в -- в моей жизни, чего я желал бы, чтобы это -- если что-то подобное случится снова, то пусть Это уже не уходит. Хотел бы я сегодня утром каким-то образом явить этой группе мужчин и женщин ту силу, которая у меня была тогда, чтобы это никогда не оставляло вас. Как тот случай с маньяком в штате Орегон, который подбежал к платформе, чтобы убить меня; многие из вас читали ту книгу. Кое-что случилось там. Я думаю, вы часто спрашиваете себя как это случилось. Там пришло что-то вместо презрения к тому человеку, несмотря на то, что он хотел тогда забрать мою жизнь, Божественный закон начал действовать для него. Он назвал меня лицемером и змеей подколодной при тысячах людей, находившихся там, и плевал мне в лицо, занес свой кулак и сказал: "Я переломаю все твои кости." Наверное некоторые из присутствующих здесь были и там. Но вместо презрения к человеку, что-то -- благодать сошла, в тот самый момент, когда я нуждался в этом. Благодать сошла и проявила Божественную Любовь в моем сердце, чтобы я мог ее проявить к этому человеку. Я думал: "Вот стоит человек, человек такой же как и я. Он - он любит есть, пить, он любит свою семью; но дьявол, связал его." Тогда любовь Божья охватила меня, и человек смирился и упал к моим ногам. Благодать пришла после того, как проявилась любовь.

E-14 Так и в случае с этим быком, который пытался убить меня. Он встал на ноги, посмотрел на меня, фыркнул три или четыре раза, и взрыхлил своими рогами землю. Я посмотрел по сторонам, не было ничего под рукой. Как инспектор по охране дичи, я должен был иметь ружье, и я спрашивал себя, почему у меня его не было. Я убил бы им быка, а затем пошел бы и заплатил за него. Но - но у меня не было ружья. Бог видел, что у меня нет ружья. Он хотел показать Свою Божественную благодать в этой критической ситуации. И тогда что-то сошло на меня, это было лучше чем ружье или любое оружие этого мира. Это была Божественная благодать, которая захватила мое сердце, и размышление о том животном, желающем жить не меньше, чем я. И вместо того, чтобы ненавидеть его, поскольку он намеревался лишить меня жизни, я любил его. Это кажется наивным, но это — правда.

E-15 И когда он начал бежать в моем направлении, я сказал: "Творение Божье, я – Божий слуга и иду к человеку, который находится при смерти. Наш Создатель послал меня, я извиняюсь, что побеспокоил тебя. Во Имя Иисуса Христа, иди туда и ложись под тем деревом". И когда расстояние между ним и мною было всего три метра, я больше не ощущал никакого страха, как и сегодня утром стоя перед моими братьями. Пришла Божественная любовь, а совершенная любовь изгоняет всякий страх. Бык остановился. Он выглядел истощенным; огляделся по сторонам, развернулся, возвратился назад и лег под деревом. Я прошел в метре от него и спокойно прошел через пастбище.

E-16 Когда проявляется любовь, суверенная Божья благодать вступает в свои права. Вот что произошло с нашим братом. Когда он доверился мне и брату Робертсу, скорее, брату Робертсу и мне, каждому, Бог показал ему, что Он есть Бог. И вот приходит Его любовь во время самой критической ситуации, когда даже врачи не смогли ему помочь, я не мог ему помочь со своим сильным видением и своим даром. Не помог дар исцеления Брата Робертса, не помог мой дар видения, не помогли врачи. Тогда вмешалась суверенная благодать и принесла благословение.

E-17 Однажды, когда я косил траву во дворе... Бывало так, что я косил лужайку перед домом, а через некоторое время мне нужно было срочно возвращаться в дом, переодеваться и идти молиться за людей. Трава на лужайке перед домом росла так быстро, что я не успевал заняться лужайкой позади дома. Однажды, во второй половине дня, я решил покосить траву, пока никого не было дома. Было так жарко, что я снял рубашку. Я совсем забыл, что в углу двора, у забора, было гнездо шершней. И своей электрической газонокосилкой я задел это гнездо. Вы знаете, что такое шершни, а на мне не было рубашки. Через мгновение, очень разозлившись, они уже вились вокруг меня. Укус одного шершня может быть смертельным, если он ужалит в голову, в макушку или в висок. В тот момент критической ситуации, когда я был таким беспомощным, пришла суверенная благодать и что-то произошло. Это может показаться ребячеством, но я любил этих маленьких созданий. А они... Я подумал: "Они были в своем гнезде. В Своей мудрости Бог поместил их сюда для какой-то цели. Они были в своем гнезде, а я побеспокоил их". Они никогда не беспокоили меня; я побеспокоил их. И я сказал: "Маленькие Божьи создания, я – Божий слуга, и я пытаюсь молиться за Его больных детей, я должен косить траву, и я побеспокоил вас. Извините, что я это сделал, я люблю вас". Если вы на самом деле имеете это в виду, это сработает. Если вы не можете одурачить пчелу, тогда что говорить о человеке. Вы должны иметь то, о чем говорите. Вы должны знать.

E-18 Я сказал: "Маленькие Божьи создания, возвращайтесь в свое гнездо, я буду осторожен, и больше не побеспокою вас". Я был весь покрыт шершнями. И поскольку я должен встретиться с Богом и с вами в судный день, скажу, что они покружились еще два-три раза, на лету построились в одну линию и все до одного улетели обратно к себе в гнездо во Имя Иисуса Христа, по благодати побеждающей любви. О, Агнец Божий, Кровь Твоя Спасает до конца. Через нее дойду и я В небесный дом Отца. С тех пор, как верой мог узреть Поток Святой Крови, Доколе жив, я буду петь О правде и любви.

E-19 Как чудесно Он действует, делая подобное. Здесь, некоторое время назад, в прошлом году, вы, Христианские Бизнесмены, попали в газетную статью. Это не выходит у меня из головы, может, я поведаю об этом. Мистер Мерсер и мистер Гоуд присутствуют здесь сегодня утром, там… ? …являет Себя в природе. Бог действует через природу. Любовь все побеждает. А когда проявляется любовь, приходит благодать, чтобы ей помочь. Тогда это подлинная, побеждающая любовь. Однажды, около десяти часов утра, я стоял у крыльца дома и увидел, как по лужайке ковылял старый опоссум. Многие из вас слышали эту историю. И вот он идет, ковыляет, и его рука, или нога, была вся искусана собаками, или что-то в этом роде, и покрыта мясными мухами и их личинками, и много дней все это набухало. Я думал, он болен бешенством. Я рассказывал мальчикам… Одна чернокожая девушка, мы читали об этом в газете, взяла своего ребенка, завернула его и утопила в реке.

E-20 И тогда мы вышли, чтобы узнать, в чем дело. У этой старой самки опоссума было девять маленьких, голеньких детенышей длиной в полтора-два дюйма [четыре-пять сантиметров – прим. пер.]. Странно, опоссумы не передвигаются в дневное время. Они шныряют ночью. Так что, когда я ее увидел, я подумал, что у нее бешенство. Мы поставили перед ней грабли, а она стала кусать и кусать их. И я сказал: «Смотрите, у этого животного, у опоссума, больше материнской любви, нежели у той чернокожей девушки, которая утопила своего ребенка». Верно. И когда я пригляделся к этой ноге, то увидел, что животное, вместо того, чтобы лежать себе и изображать опоссума (Опоссумы притворяются мертвыми во время опасности. - Прим пер.), направилось к дому и упало в истощении. Я сказал: «Видите, ей оставалось жить всего несколько минут, но в ней столько материнской любви, что она предпочла потратить эти оставшиеся мгновения на материнскую любовь к своим малюткам. В этом животном больше любви к своему дитя, чем у той злой женщины».

E-21 Весь день она провела, самоотверженно лежа на солнцепеке, питая своих деток молоком. Тем вечером ко мне зашел мистер Вуд, чтобы вместе поехать отдохнуть. Я вернулся домой в одиннадцать часов вечера, а она все еще лежала на том же самом месте. Я сказал: «Она мертва». Миссис Вуд сказала мне: «Билли, будет лучше, если ты убьешь ее». Я ответил: «Я не могу этого сделать, ведь она же мать». Она сказала: «Эти детеныши умрут ужасной смертью. Толкни ее, узнаем, если она еще жива». Я сказал: «На ней нет живого места. У нее покусаны голова и ноги». Она сказала: «Так она – она, должно быть, умрет». И добавила: «Она же страдает. Лишить ее жизни будет очень гуманным». Я возразил: «Но сестра Вуд, она же мать; она плачет о своих малышах». Она сказала: «Что ж, малыши умрут ужасной смертью. Убей ее и забери их…» Она, будучи ветеринаром, сказала: «Брось их на землю, убей их, что-то вроде этого, и они скоро умрут». Она сказала: «Вы ведь охотник, взяли бы ружье, да пристрелили их». Я ответил: «Я – охотник, а не убийца».

E-22 На следующее утро я проснулся и обнаружил, что моя маленькая Ревекка проснулась раньше, и находилась поблизости. Она уже успела побывать на крыльце дома. Я посмотрел на нее и поднялся с кровати. Мне не удалось отдохнуть за ночь. Поскольку я изучал жизнь животных в заповеднике, то знал, что если эта самка опоссума еще могла передвигаться, то с заходом солнца она должна была двинуться дальше. Любой охотник, любой работник службы охраны природы знает это. Она должна была двинуться дальше при заходе солнца. Но она пролежала всю ночь, и ее детеныши все пытались кормиться от груди матери. Беки, моя милая девочка восьми лет, сказала: «Папочка, ты убьешь ее?» Я ответил: «Нет, милая». Я спросил: «Что ты здесь делаешь в такую рань? А ну-ка иди в дом к мамочке». Я пошел туда и задел ногой опоссума. Она еще лежала там, вся покрытая росой, но я заметил, что ее рот двигался. Она была жива. Я подумал: «Ах, что же я могу сделать?» Я заставил Бекки вернуться в дом. Я зашел в комнату и присел. Сидя там и потирая лоб, я подумал: «Ну, я не знаю, что делать с этим животным».

E-23 И затем кто-то сказал: «Ну, ты же говорил вчера о любви. Эта самка так любит своих деток, Я послал ее к твоему дому, и вот уже двадцать четыре часа она лежит здесь, ожидая своей очереди для молитвы». Я подождал и сказал: «Небесный Отец, человек отказывается любить своего ребенка, и Ты помещаешь любовь в это животное, которое не может… у которого нет души. Должно быть, Дух Святой привел ее этим путем из бескрайнего леса в единственное место, где есть забор или ворота». Я сказал: «Прошу прощения». Я вышел туда и сказал: «Небесный Отец, если Ты направил сюда это неразумное животное для молитвы, а мне не хватило разумения, или времени, чтобы понять, что это Ты, то я молюсь, Боже, чтобы Ты исцелил опоссума». Говорю, как перед Всемогущим Богом, перед Которым мы стоим, моим единственным Судьей, самка опоссума повернулась и посмотрела на меня, поднялась на ноги, собрала своих детенышей, положила к себе в сумку, подняла хвост пистолетом, зашагала по дороге, дошла до ворот, обернулась как бы говоря: «Спасибо, сэр», и ушла в лес со своими малышами.

E-24 Что же это? Когда проявлена любовь, вступает Божественная благодать и помогает ей. И когда любовь угасла в сердце той чернокожей девушки, любовь опоссума к своим детенышам, по Божественной благодати к животному, была послана для молитвы освобождения. Если Божественная благодать действует таким образом для животного, то насколько она проявится для человека, который посвятил себя Божественной любви Господа Иисуса Христа и познал Его.

E-25 Недавно мы возвращались самолетом из города Далласа, штат Техас. Мы попали в шторм, и самолет приземлился в городе Мемфис, штат Теннеси. Я остановился на ночь в отеле «Пибоди». Там мне объявили: «Завтра, в семь утра, вылетает самолет, за вами приедет машина». Я сказал: «Хорошо». На следующий день я проснулся в пять часов утра. Я написал несколько писем. Я рассчитывал пойти на почту и отправить их. Я шел по улице. Это было где-то восемь или десять лет назад, когда я впервые познакомился с вами, пятидесятники. Я шел по улице и напевал себе под нос: «Иисус, позволь мне быть у креста, там, где драгоценный источник». И когда я шел по улице, кто-то проговорил ко мне: «Остановись». Вы верите в водительство Духа Святого? Конечно, верите. Кто-то произнес: «Остановись». И я остановился. Я все еще находился на приличном расстоянии от почты. Это был Дух Святой. Я так рад, что сегодня Он все Тот же Дух Святой. Я остановился и оглядел окрестности. Я помолился. Я сказал: «Небесный Отец, это Ты говоришь со мною?» И также ясно, как вы сейчас слышите меня, кто-то проговорил ко мне: «Возвращайся и иди назад той же дорогой».

E-26 С вами когда-нибудь случалось подобное? Тогда следуйте за направляющим. Я развернулся и пошел назад, прошел мимо отеля, довольно далеко и оказался в другом месте. Я посмотрел на часы и подумал: «Ого, это время отправления самолета». Что-то продолжало направлять меня. Я шел дальше, а кто-то продолжал говорить: «Иди дальше». Я покинул лучшую часть города и направился к реке, довольно далеко. Я подумал: «Что я делаю, придя сюда?» Я не знал. Во многих случаях вам и не нужно знать, пока вас ведет Божественная благодать. Когда я спускался к той реке, я посмотрел на часы: прошел уже час с того времени, как самолет улетел. Но Дух Святой сказал: «Иди дальше». И я шел дальше, пока не оказался среди чернокожих.

E-27 На склоне холма находился миловидный чернокожий квартал, состоящий из маленьких домиков. Я шел дальше, и приметил пожилую чернокожую женщину, такую типичную «тетушку Джемиму». Я напевал себе эту милую песню, которую поете вы, пятидесятники – «Я так рад, что могу сказать – я один из них». Я шел себе, все размышляя. Было чудесное весеннее утро, солнце поднялось высоко, на том холме запах жимолости смешался с запахом роз, все это благоухало – такое замечательное место для проживания». Я был ведом Духом Святым. Я посмотрел на эту пожилую негритянку, она увидела меня и стала вытирать слезы на глазах. Она смотрела на меня и вытирала слезы. Затем она заулыбалась. Я подумал: «Что это с ней?» Проходя мимо, я перестал петь. Она сказала: «Доброе утро, парсон». Я ответил: «Доброе утро, тетушка». Я сказал: «Позвольте вас спросить: откуда вы знаете, что я парсон?» Она ответила: «Парсон, подождите минутку». Затем спросила: «Вы когда-нибудь читали историю о сонамитянке?» Я ответил: «Да, мэм».

E-28 Она сказала: «Я – как та женщина». И добавила: «Я молилась Тому же Богу, Богу Илии». Она пояснила: «Я просила Его и пообещала Ему, что если Он даст мне ребенка, то я буду любить его, буду заботиться о нем, и посвящу его Богу. Господь дал мне мальчика» – сказала она. «Я любила его и продолжаю любить, и я посвятила его Господу». Она продолжала: «Парсон, мне жаль, но с ним происходит что-то странное. Два дня он лежит без сознания. Врач был здесь и сказал, что он больше никогда не проснется. Он не пришел в себя, и я всю ночь просидела у его постели». Это Его суверенная благодать. Любовь матери… Она сказала: «Парсон, прошлой ночью, сидя у его постели, я сказала: «О-о, Господь, Ты дал мне ребенка в ответ на молитву. Я отдала Его Тебе, потому что обещала Тебе сделать это. А теперь, Господь, он допустил ошибку, попав в плохую компанию, и умирает от венерической болезни, инфекция поразила его кровь, Господь, я люблю этого ребенка». Вот это любовь! И когда проявляется любовь, должна придти Божественная благодать.

E-29 Она сказала: «А сейчас я молюсь Тебе, Господь. Вот мой ребенок, Ты дал мне его, но где же Твой Илия? Господь, смилуйся». Затем она сказала: «Я молилась всю ночь напролет. Сегодня утром, перед рассветом, мне приснился сон. В нем я видела идущего по улице мужчину, одетого в светлый костюм и такого же цвета шляпу. И Господь сказал: «Я пошлю его». И вот я стою здесь с самого утра, в том, что было на мне надето». Когда проявляется любовь и за ней стоит правильный мотив, должна придти Божественная благодать. Еще не зная всего, я спросил: «Ваш мальчик при смерти?» Она ответила: «Да». Я коснулся ее спины, спина была влажной от росы. Ее голова была обмотана мужской майкой. Я подумал: «О, Боже, вот оно». Я был просто ведом Духом Божьим. Надежда умерла, но там еще оставалась любовь. Любовь не знает страха; она ждет благодать.

E-30 И вот когда тем утром я пришел туда, там была старая калитка, на которую был прикреплен предплужник, вошел в комнату… Я был во дворцах королей, я был в самых лучших домах Америки, но никогда в жизни я не чувствовал себя более желанным, чем тем утром в этой крохотной старой лачуге чернокожей семьи. И первое, что мне бросилось глаза, была табличка на стене со словами: «Пусть Бог благословит наш дом». Какой-то коврик на полу и старая железная кровать, но это было домом, и Иисус был в нем. Я посмотрел на кровать и увидел на ней крупного, приятного на вид, чернокожего парня, лет двадцати. Может, он был моложе, скажем, восемнадцати, шестнадцати лет. Он уцепился рукой за одеяло и стонал. Я спросил: «Как долго он был в таком состоянии?» Она ответила: «Всю ночь, парсон». Я сказал: «Леди, моя фамилия Бранхам. Вы когда-нибудь слышали обо мне?» Она ответила: «Нет, сэр. Никогда». Я сказал: «Мое служение в том, чтобы проповедовать Евангелие и молиться за больных». Она сказала: «Я никогда не слышала о вас, парсон Бранхам». Я сообщил: «Я вышел из отеля. Мой самолет улетел два часа назад. Святой Дух сказал мне придти сюда». Она сказала: «Он сказал мне, что вы идете сюда». Благодать, много благодати.

E-31 Я спросил: «Что ж, будем молиться?». Он сказал что-то. Я спросил: «Что он говорит?» Она ответила: «Бормочет что-то. Он думает, что он затерялся в открытом море, там темно». Я смотрел на него в течении минуты. Он сказал: «О-о, так темно. Так темно. Так темно. О-о, я не знаю, куда я иду». Он делал движения руками, как будто он греб веслами в лодке. Тогда я сказал: «Помолимся?» Она ответила: «Да, парсон». Я сказал: «Ведите нас в молитве, тетушка». Тогда эта бедная святая старушка стала молиться такой молитвой, которая могла бы растопить сердце Архангела. И когда она молилась Богу, то сказала: «Господь, я не знаю, каков Твой следующий шаг, но я знаю, что Ты трудишься». Вот и все. Когда она закончила молиться, я плакал. Я коснулся ступней юноши, он охладевал, казалось, он умирает. Врач сказал: «У него инфекция. У него внутреннее кровотечение. Слишком поздно».

E-32 Она попросила меня помолиться, и я сказал: «Небесный Отец, я не понимаю этого. Вот, я опоздал на самолет, и Ты привел меня сюда. Вот причина, по которой Ты… очевидно, Ты здесь. А сейчас, Господи, услышь молитву этой бедной, пожилой, святой женщины». Когда я молился, то услышал, как он сказал: «Мама, о-о, мама». Что это было? Пришла благодать. Он сказал: «Мама…» Она поднялась на ноги. Она стала улыбаться, вытирая слезы со своих полных щек. Она сказала: «Да, мой сладкий. Это твоя мамочка». Он сказал: «Мама, в комнате становится светлее». Этот старый корабль с Сиона, благодать Божья, подняла его, успокоила море. Что это было?

E-33 Я покинул дом в большой спешке, взял такси и поехал в аэропорт. Как раз в это время они объявляли об окончании посадки на самолет, его вылет задержали на два часа. Что это? Когда проявляется Божественная любовь, водимая Духом Святым… Подумайте об этом. Любовь Божья и благодать Божья взяли летящий самолет и посадили его на землю, и держали его на земле из-за молитвы веры какой-то неграмотной чернокожей женщины, из-за ее любви к своему сыну. Если такое произошло ради нее, тогда что же может произойти ради группы людей, рожденных свыше, которые присутствуют здесь? Немного позже я путешествовал на поезде. Я сошел с поезда. Если вы когда-либо ездили в Мемфис, то вы знаете, как останавливается этот поезд. Просто останавливается… Мардохей Хэмма, мой друг, который присутствует здесь сегодня, знает это место. Я пошел купить себе гамбургер. Я не мог поесть в поезде – это слишком дорого. Так что я пошел за гамбургером. Мы направлялись в Калифорнию, и нам нужно было подождать, чтобы потом сделать пересадку на другой поезд. И вот, когда я шел, кто-то сказал: «Привет, парсон Бранхам». Молодой чернокожий парень в кепке спросил: «Как поживаете, парсон?» Я сказал: «Доброе утро, сэр». Я пошел дальше, размышляя: «Может быть он был на одном из служений». Он спросил: «Вы не узнаете меня, не правда ли?» Я ответил: «Нет, не думаю». Он спросил: «Вы помните то утро, когда Господь привел вас к моей мамочке?» «Да, но…» Он сказал: «Я тот самый мальчик». Он сказал: «Я не только исцелился, но теперь, парсон Бранхам, я спасен и я служу Господу, Который исцелил меня».

E-34 О-о, все эти молитвы, посвящение и любовь матери, когда она испробовала все, брала его в церковь, и он был крещен в воде… Все это она сделала, но как будто все оставалось по-прежнему, подошла болезнь и смерть была у двери, но в критический момент пришла Божественная благодать. Но она пришла в послушании Божественной любви. Братья мои, позвольте мне сказать вам это: после ее молитвы – мы молимся этим утром во время великого движения Господа, в это великое Божественное время, при приближении Господа Иисуса Христа. Мы пытаемся делать то и это, пытаемся, чтобы эта деноминация делала то и это. Мы должны придти к концу пути. Всякое служение, вся земля – все ожидает великого движения. Мы овладели тем и этим, проповедники проповедовали и все такое прочее. Но все же любовь Божия, которая присутствует в наших сердцах, верит, что Бог собирается действовать таинственным образом.

E-35 Итак, когда мы находимся в конце пути, настает время для того, чтобы пришла Божественная благодать, заняла свое место, произвела изменения и превратила все это в старомодное, Богом посланное, служение Святого Духа. Вы верите в это, братья мои? Давайте поднимемся на ноги. У нас были служения исцеления, у нас были деноминации, у нас были всякого рода вещи, но, о-о, Бог небес, мы находимся в конце нашего пути. Мы не можем… с этим пробуждением. Ты послал Билли Грэма, Джека Шуллера, они пришли со своими высшими образованиями и семинариями. Ты послал людей с Божественными дарами, чтобы исцелять больных. Ты послал людей, говорящих на иных языках, истолкователей языков; Ты послал нам чудеса и знамения. Но, о-о, Бог, наши человеческие сердца продолжают двигаться в любви и сострадании, веря, что Ты пошлешь нам что-то превосходящее не мерою, больше, чем мы когда-либо видели прежде. Мы находимся в конце пути, стоим, простирая наши руки к небу, мы любим Тебя.

E-36 О-о, Боже, позволь Божественной благодати сейчас занять свое место, придти и сделать то, что ни один человек не смог бы сделать. Дай это, небесный Отец, ради славы Божьей. Пусть Дух Святой свидетельствует во время этого служения, пусть грешники выйдут к алтарю, пусть люди обновят свои обещания, пусть все предрассудки и равнодушие уйдут из сердца, и мужчины и женщины будут жить в гармонии. И они,.. пусть та Божественная любовь к Богу проявится в сердцах друг друга, и очертит круг общения через Божественную любовь, которая займет свое место здесь и соделает чудеса и знамения в течении последующих нескольких часов этого служения, в течении дня, то, что мир еще никогда не видел. Всемогущий Бог, даруй это, во Имя Иисуса Христа я молюсь, аминь.

E-37 Пока мы стоим и смотрим вот так, мои братья и сестры… Сестра за пианино, дайте нам аккорд: Благословенно то, что связывает Наши сердца в христианской любви; Общенье родственных душ В любви, сходящей с небес. Пусть это будет нашей молитвой в наших сердцах, пока мы держим друг друга за руки, как сограждане, понимая, что мы однажды покинем этот мир. Давайте возьмем друг друга за руки и посмотрим сейчас не друг на друга, а посмотрим на Божественную суверенную благодать Божью, которая исходит как дар любви ото всех без исключения в этом собрании и делает то, что мы никогда еще не видели прежде. А сейчас все вместе: Благословенно то (Поднимите ваши руки), что связывает Наши сердца в христианской любви; Общенье родственных душ В любви, сходящей с небес. Когда мы порознь Это приносит нам внутреннюю боль; Но все же мы соединены сердцами, В надежде встретиться снова.

E-38 Итак, небесный Отец, посмотри на нас этим утром, здесь сотни сердец, которые любят тебя. Пусть их любовь проникнет в каждого из них и будет повсюду в этом помещении, чтобы Твоя благодать крестила каждого из них Святым Духом, даруй это, Господь. И сделай так, чтобы лютеране, баптисты, методисты, пятидесятники – все пожали друг другу руки этим утром, со словами: «Вместе мы выстоим, а по отдельности мы упадем». Пусть великая Церковь живого Бога идет маршем от победы к победе… Бог, дай нам видение, говори к людям этим утром, и позволь им увидеть Твой Божественный план, и пусть благодать Божья изольется в наши сердца Духом Святым, мы просим это во Имя Христа, аминь.

When Love Projects  

E-1 Be here again this morning, look at all these faces that's been enjoying the blessings of the Lord for little did I know I was going to have to come up here and testify. But it's always a pleasure to me to speak to God's people at any time, because I feel that it's... They said in the Bible time, "I'm one of them." And to be associated here with such a lovely group...
Through the week I have certainly enjoyed immensely, all these wonderful testimonies of the brethren who has gave us these great testimonies of their healing and of their... these businessmen who have told us of their--how their business prospered. And Brother Gardner last evening, I appreciated his testimony and talk. And so many things has happened, that I have come to get full.

E-2 As I said, "William Booth Clibborn one time said that down in London, England, that they was--he walking around with the police one night, because he missed his car, couldn't go home, it was a streetcar, too late, and it was raining." And said, "He found a man that was over-intoxicated laying in the street. So they just picked him up and throwed him in the patty-wagon, taken him over, throwed him in the jail." Mr. Clibborn said, "Well, down at the...?... of the Salvation Army," said, "well, we would take him in, fix him up, give him a hot bath, and give him some coffee and such." And said, "You just let him lay there on the floor?"
Said, "Sure, that won't hurt him."
Said, "Well, why do you mean, it won't hurt him?"
Said, "But he's too full of drink." said, "He's... The whiskey so much in him, it's got every pore just filled up; the--the cold and stuff can't get in."

E-3 I think that's the way our meeting ought to be: so filled up with the Holy Spirit, the world and the devil don't even have a chance. That's right. This thing just keeps coming off, maybe I'm supposed to hold it in my hand.
One of the outstanding things that struck me greatly amongst the testimonies, which has all been very great. But one of the things was a testimony of the Brother sow man, Brother Crowell, of his... How the Lord dealt with Brother Crowell. How many heard his testimony? Dr...?... and I was talking about it a little later.

E-4 And now, you see, Brother Crowell, being a very fine Christian, he had tried hard, and his good friend, and our friend too, Brother Oral Roberts had prayed for him, and he didn't seem to get any different. Then he thought, "Oh, Brother Branham pray for me, I'll get all right." So well, I prayed for him, no different. I stood by him for forty-five minutes, almost, one day, he and his lovely wife, to see if the Lord would speak in a vision to say something to him. But nothing happened. And then finally, at the hospital, when the doctors had operated and give him no hope, or not much hope of ever see him come through again, then when he was at the end of his road, then sovereign grace stepped in. And the glory of the Lord came down on him in the room, and he was just, said, just bathed in God's beauty.
And when love has been projected, then it's time for sovereign grace to step in. It'll do it every time.

E-5 You know, it's a strange thing that how we human beings like to do things ourselves. But we are children of God, and many times we have to just take a seat and set down till God comes around and does it His way.
And notice the little child; I was just setting back there a few moments ago, talking to a very fine medical doctor from Chicago, who I had the privilege of having breakfast with this morning. And we were speaking, and he perhaps... He knows this; I'm sure he does.
Many times you have a little child, and he gets on a little temper tantrum, we call it, at our home. Oh, he's just kicking and squealing and going on. He's going to tear up everything, and going to hold his breath. And usually a mother will come, and shake him, and throw him up in the air, and try and to get him to get his breath. I don't think there's a case in history where one of them ever died in one. He just has to run to the end of his road, and then nature takes over.
That's the way with us Christians sometime, we just have to run to the end of the road and let grace take over. We have to run all of our theology out, so God can really get to work. You believe that? And God does work in mysterious ways, His wonders to perform.

E-6 Now, I've noticed this, that each one of us, as sons and daughters of God... Many times I have thought of Pentecost. There they said they were all in one place and in one accord. Now, where's there's unity, well, there's power. And then if we only knew, that each one of us in a--an amateur way is a creator. Now, we're sure that you understand that. Usually, the little success that the Lord has given me, as I'm to testify this morning, of success, is because of this one thing: that the patients that I'm praying for in the sick line, I have to enter into their fellowship of suffering with them. And that's the reason that I can't have a prayer line where you just run them through like a bunch of sheep coming through a yard. You got to feel the--the need of that individual that's standing before you. If you don't, you can't have the feeling of it.

E-7 Like Paul Rader once said--said, "He was going to work one morning, so he... He and his wife had had a little, well, a disagreement." And he said, "As he started out, he kissed his wife good bye, she was crying." Said, "He always walked out to the end of the gate and turned back and said, 'Bye.' And she said, 'Good bye.' So that morning when--the same routine, parting time he said, 'Good bye,' and she said, 'Good bye.'" So he went out on the street and begin to think, "What if something would happen to me today, or something would happen to her?" Said, "I'd knowed we'd never meet again on this earth."
He got to thinking about it and said, "God begin to deal with him. He ran back to the house real quick, jerked open the door; she was standing behind the door still weeping." Said, "He never said one word to her, but just pulled her around and kissed her again, turned right back around and went out. Went to the gate, and turned back, and said, 'Good bye.'" Said, "She said, 'Good bye,' latched the gate." And said, "The--the difference was, the last time there was a feeling in it; he meant it."
So that's the way it is, there's got to be a feeling in it. There's got to be something that--that's projected from you to meet the person you're talking to.

E-8 Few weeks ago down in Mexico, we were--were talking down there, and on the platform there was an old man came to the platform who was blind. I looked at him; his old wrinkled feet, and they were--probably never had a pair of shoes. Just, oh, the poor man, and he wanted to kneel down and take out his rosary, or prayer beads, and what they say, and so I raised him up, and through the interpreter I said, "No need of doing that."
But when he put his arms around me, blind... And I thought, "You know, if my daddy would lived, he'd just a been about his age. And here I am with a pair of shoes on." I looked down and they--they wouldn't fit him, or I'd have give him my shoes. But to feel that poor man's, holds his pride. And then to know after all of that, never maybe a good meal, no clothes hardly to wear, maybe a life that had a lot of burdens that only a--a man of...?... like he would know, then to be shut off in darkness where he couldn't see. Something inside of me begin to bleed, "Oh, God, that poor mortal, a man like I am, has a feeling, he loves, eat, drink, lives; he's a man, and he is in this condition." While praying for him, put my arms around him, his old hands laying across my shoulder, patting. I said, "Heavenly Father, if this would make me feel to see he's like that what does it do to You?" In a few moments I heard him screaming and going on; he had received his sight.

E-9 Now what it is, is love. Love, my brethren, I realize I'm standing here this morning with a seventh grade education talking to scholars. But it no makes it--make any difference, of how much theology, and of how many ways we turn the Scriptures to make it fit our point, there'll never nothing take the place of love: "Where there is tongues, they shall cease, where it's prophecy it'll--it'll vanish, and where it knowledge, it'll do the same thing, but love will endure forever."
And if we this morning, as Christian people, and facing the great crisis that's on the earth today, and in meetings like this if we could concentrate for one thing, to purpose in our heart, that we love the heritage of the Lord Jesus, that we could feel it...
The other evening while I was speaking in the tabernacle, the church behind the place here, speaking on love and how that we must have the feeling of the people, we must feel for them and love them... Love is the greatest weapon that God ever put into the hands of man. And through that... You can't fool people. You can't...

E-10 You knowing I was a game warden, conservationist... My mother's a half Indian, and I--I love outdoors. And just a little sideline now to life, to let you know what I mean when I'm speaking this. Until the burden gets on the Christian Church for lost souls, we're fighting the air. Let us stop speaking... I believe in gifts and signs and wonders, why, certainly. That goes with the body, but let's not put that ahead of love and lost souls. Let's get into--a burden on our hearts.

E-11 The Holy Spirit marking the Jews in the...?... to Jerusalem, He only come to those who sighed and cried for the abominations that was done in the midst of the city.
And now, perhaps this morning, we take up to this challenge... All the glory, all the power, all that God has given to us here in this meeting, and the great things that we've seen, how many laid on their face last night and last cried and sighed for the abominations of Minneapolis? See, there you are. He only marked those kind. See?

E-12 Now, to show how love is projected, this is... You might laugh at this. But it--it's true as I'm standing here. One time I was out in a--a field, when I was game warden. And there had been a--a bull had killed a colored man at the Brook Farm, just below where I lived, great Guernsey bull. And he had--he'd been sold away to another man. And he just turned him loose into the pasture. And I knew that bull was there, but I never thought. I was over on the creek turning loose some fish, and I thought of a man that called for me to go pray for him.
So going up across the hill to pray for the man, being about, right at three or four hundred yards from the fence in a little clump of bushes, this Guernsey Bull was bedded down there. And I got close to him, he raised up, and he was a killer. I looked back to the fence; it was too far for me to run; he was so close to me. There was no tree for me to get into. Well, I thought, "This is the end; I can't go no farther. For if I try to run, he will catch me, so what can I do?"

E-13 Now, that's when we come to these crisis that when sovereign grace steps in. Then something happened in--in my life that I wish it would--if it ever comes again, that It'll never leave. And I only wish that there was some way that I had the power this morning to project that to this group of men and women here, and it never leave you. Like when the maniac at--up at Oregon, when he ran to the platform to kill me, many of you read that book. Something happened there.
You've often wondered, I guess, how those things happened. It's something in the stead of despising that man though he was there to take my life, a Divine law set in for him. And he called me a hypocrite and a snake in the grass, and thousands of people setting there, and spit in my face, drew back his fist, and said, "I'll break every bone in your body."
People probably setting here was there. But instead of despising the man, something--grace came in, in a moment when I needed it. Grace sets in and projected a Divine love into my heart that I could project to him, and thought, "There stands a man, like a man--like I am." Said, "He--he likes to eat and drink and his family; but the devil has him bound." So the love of God constrained me, and the man humbled himself and fell across my feet. Grace stepped in when love was projected.

E-14 And in the case of this bull trying to kill me, he got up on his feet, looked at me, and snorted three or four times, and throwed his horns into the ground. I looked around, there was nothing. And as a officer I was supposed to pack a gun, and I wondered why I didn't have it; I would've killed the bull, and then went and paid for it. But I had no gun. God seen to it that I had no gun.
So He wanted to show His Divine grace in a crisis hour. And something struck me, way better than a gun or any weapon of this world. It was the Divine grace that took my heart, and thinking of that animal, wanted to live the same as I wanted to live. And instead of hating him, as he was planning to take my life, I loved him. That sounds juvenile, but it's the truth.

E-15 And as he rushed towards me, I said, "Creature of God, I am the servant of God; I'm on a legitimate call to a man who's dying. And our Creator has sent me, and I'm sorry to disturb you out of your rest, but in the Name of He Who created us both, go over and lay down under the tree."
And when he got so close to me, within ten feet, I was no more scared of that animal then I would be of my brethren here this morning, come Divine love, perfect love cast out all fear. And he stopped. He just looked so depleted; he looked both ways, turned around, walked over, and laid down under that tree and I walked in three feet of him, passed by through the field safely.

E-16 When love is projected, Divine sovereign grace of God takes a hold. That's what happened to our brother. When he had trusted in me and Brother Roberts, or Brother Roberts and I, rather, and every man, God had to show him that He's God. And when His love comes about to a place God in the great crisis of even the doctors could do no more for him, I couldn't help him, the vision of power, my own--the gift wouldn't work. Brother Roberts' gift of healing wouldn't work; my gift of vision wouldn't work; the doctors couldn't work; then sovereign grace stepped in and brought a blessing.

E-17 One day while mowing my yard, I'd be mowing the front part, and cut--cut a few rounds, and I had to get back to the back real quick, and--and change my clothes, and go and pray for people. And our front lawn was growing up 'fore I could get to the back yard. And one afternoon, hot, I pulled off my shirt to try and take a few more rounds while nobody was at the house. Way down in the corner of the fence, I forgot there was a hornets' nest down there. And I ran this electric mower into the fence and shook those hornets, me with no shirt on, and you know what hornets are. And they were all over me, just in a second, very angry. Well, one of them can kill you, sting in the head, in top of your head, or somewhere in the temple it would kill you.
And so in that crisis, in that moment when I was standing helpless, then sovereign grace took a hold and something happened. As kiddish as it may seem, I loved those little creatures. And they... I thought, "They were in their nest, God in His wisdom, He put them here for some purpose, and they were in their nest and I disturbed them." They never come disturbing me; I disturbed them. And I said, "Little creatures of God, I am the servant of God, and I am trying to pray for His sick children, and I've got to mow my grass, and I disturbed you. And I'm sorry I did this, and I love you." If you mean it, it'll work. If you can't fool a bee, how much more a man. You've got to have what you're talking about; you have to know.

E-18 I said, "Little creatures of God, go back into your nest, and I'll watch and not disturb you any more." Covered with hornets. And as I have to meet God at the day of the judgment and you people, those hornets swarmed two or three more times and one took a beeline and everyone of them went right back into the nest in the Name of Jesus Christ, by the grace of conquering love.
Dear dying Lamb, Thy precious Blood Shall never lose its power, Till all the ransomed Church of God Be saved to sin no more. Ever since by faith I saw the stream Thy flowing wounds supply, Redeeming love has been my theme And shall be till I die.

E-19 How wonderful He works. How He can do those things. Here some time ago, last year you Christian Businessmen packed the article. It's on my mind, I might as well tell it. Mr. Mercier and Mr. Goad is setting here this morning, was up on the...?... showing in nature. God moves in nature. Love conquers everything. And when love is projected, grace comes in to help it. Then it's real conquering love.
Then standing on the porch about ten o'clock one morning, down the lane, came an old opossum walking. Many of you has heard the story. Here he come, walking in there, and his--her arm, or leg was all chewed by dogs or something, and blowflies all over it, and maggots, where that it had been bloated for so many days. I thought it had rabies. I said to the boys... A young colored girl, we was reading it in the paper, had taken her baby and wrapped it up and drowned it in the river.

E-20 And then when we went out to find out, this old mother opossum, had nine little bitty naked babies about inch and a half, two inches long. Now, opossums don't travel in daytime; they prowl at night. So when I seen her in there, I thought she had rabies. And we put a rake over it, and found out that she was biting and biting that rake. And I said, "Looky here, there's really more motherly love in this animal, the opossum, then there is in that colored girl who drowned her baby." That's right.
And then I looked at that poor leg, instead of her laying there playing opossum, she took out to the house and exhausted and fell over. I said, "You see, she only has just a few minutes to live. But there's such a mother love to her, that she'll spend those--spend those moments that she's got left to that motherly love constraining her to give those moments to those babies. There's more love to the animal for her baby than there was to that ill woman."

E-21 All day she laid in the sun nobly, her little opossums nursing the milk from her. That night Mr. Woods come by and taken me out for awhile to rest, come back eleven o'clock, she was still laying there. Said, "She's gone." Mrs. Wood said to me, said, "Billy, why don't you kill it."
I said, "I can't do it, Mrs. Wood; she's a mother."
Well, said, "Them little babies will die a horrible death. You have to punch her to see if there's any life in her."
I said, "She hit all over, Her head's chewed up; her legs is all chewed up."
Said, "But she's--she's got to die." And said, "She's just suffering." Said, "It's only a humane thing to take her life."
I said, "But, Sister Wood, she's a mother; she's crying for those babies."
Said, "Well, the babies are going to die a horrible death. Kill her and just pick up the little ones..." And she's a veterinary, said, "Throw them on the ground, kill them or something," said, "and they'll die quickly." Said, "You're a hunter, why don't you take your gun and shoot them?"
I said, "I'm a hunter, but I'm not a killer."

E-22 Then the next morning, getting up, my little girl Rebekah, setting here somewhere this morning, she was out on the porch early. And she--I looked at her, and I got up; I couldn't rest very well through the night. And I know, as studying conservation, that that, an animal life, if that opossum would have ever moved, she'd have moved when the sun went down. And any other hunter, conservationist, knows that. She'd have moved when the sun went down. But she laid all night, and those little opossums were still trying to nurse their mother. Becky said to me, my little girl of eight years old; she said, "Daddy, are you going to kill her?"
I said, "No, honey." I said, "What you doing up so early? You run on in the house with mommy."
I went over there, I kicked her on her foot, dew all over her, she still laying there, but I see her--part of her mouth move; she's alive. I thought, "Oh, what can I do?" I made Becky go back in the house. I went in the den room and set down. Set in there, rubbing my forehead, I thought, "Well, I don't know what to do with this animal."

E-23 And just then something said, "Well, you were talking yesterday about love. And this opossum loves her babies so much, I sent her up here to your door, and she's laid here for twenty-four hours, her turn to be prayed for."
I waited, I said, "Heavenly Father, if the rejecting of a human being for the love for her baby, and You put love in that animal which could not... it hasn't got a soul, it had to be guided by the Holy Spirit up that lane, everywhere from the woods, and turn into the only place that had a gate or a fence." I said, "I'm sorry."
And went out there and said, "Heavenly Father, if You have directed this dumb animal to be prayed for, and I've been stupid enough, or so busy, that I never recognized it was You, then I pray God, that You'll heal the opossum."
And as God Almighty, Who we stand before, my solemn Judge, the opossum turned over and looked at me, raised up, picked up her babies, stuck them in her pocket, put that tail up in the air, marched right down that road, got out in the gate, and turned around as if to say, "Thank you, sir," and went straight to the woods with her babies.

E-24 What was it? When love is projected, Divine grace takes its place and helps it And when love failed in that colored girl's heart, and the love of that opossum to her babies, Divine grace to an animal, sent to the place for a prayer of delivery. If Divine grace will act that way upon a animal, what will it be to a human being who'll consecrate themselves to Divine love of the Lord Jesus Christ and has recognized Him.

E-25 Not long ago, coming from, flying from Dallas, Texas, and we got into a storm, and the plane came down at Memphis, Tennessee. And I went into the Peabody Hotel there to stay all night. And while I was in there they told me, "Tomorrow morning at seven o'clock the plane will go, and there'll be the car will come to pick you up."
I said, "All right."
The next morning I got up at five, wrote some letters; I thought I'd run down to the post office and mail them. I was going down the street. This has been about eight or ten years ago when I first met you Pentecostal people. I was going down the street, a humming a little song, "Jesus keep me near the cross, there's a precious fountain."
And as I went down the street, something said to me, "Stop." Do you believe in being led by the Spirit of God? Surely you do. Something said, "Stop." And I stopped. I was quite a little distance from the post office, and it was the Holy Spirit. I'm so glad today, that He's still the Holy Spirit.
And as stopping, I got up into a little place; I prayed; I said, "Heavenly Father, is that You talking to me?"
And just as plain as you hear my voice, something said to me, "Turn and go back the way you come."

E-26 Did you ever have something like that to happen to you? Follow the leading then. So I turned and went back, on a past the hotel, way down, way over into another place, I thought, "My," looked at my watch, thought, "It was time for the plane to leave." And something kept urging me. As I moved on, something kept saying, "Move on." I moved out of the better part of the city, down towards the river, way down. I thought, "What am I doing, going on here?" I didn't know. Many times you don't have to know, as long as Divine grace is leading.
And as I walked on down towards that river, I looked at my watch, hour had passed, past the time for the plane to go. But the Holy Spirit said, "Move on." I kept on moving till I got down amongst the colored folks.

E-27 Down there in a little colored district, there was many little houses, as you went down a little hill like, I was walking along there, and I looked, leaning over the gate, there was an old typical Aunt Jemima, colored lady. And I was singing that little song you that Pentecostal people sing, "I'm So Glad I Can Say I'm One Of Them." I was going along, thinking about it, beautiful morning, springtime, sun had rose high, the odors besides the hill and the honeysuckles and roses was perfuming together, such a beautiful place to be. And then being led by the Holy Spirit.
I looked at this old colored woman, when she seen me coming she begin wiping her eyes; she looked again, she wiped her eyes and she started smiling. I thought, "What's on her mind?" I quit singing, started walking on by, and then she said, "Good morning, Parson."
I said, "Good morning, Auntie." I said, "I want to ask you something, how did you know I was a parson?"
She said, "Parson, just a minute," she said, "Did you ever read the story about the Shunammite woman in the Bible?"
I said, "Yes, Ma'am."

E-28 She said, "I's is that kind of woman." And said, "I prayed to the same God, the God of Elijah." And said, "I asked Him and promised Him if He'd give me a child, that I would love it, take care of it, and would dedicate it to Him." And she said, "The Lord give me a boy." Said, "I've loved him, and I still love him," and said, "I dedicated him to the Lord." But said, "Parson, I'm sorry, he's gone astray." And said, "Two days he's been unconscious," and said, "the doctor man was here and said he will never wake up no more." And said, "He's unconscious. And I was setting on his bed last night." His sovereign grace. For a mother's love...
Said, "I was setting on my bed last night, Parson, I said, 'O Lord, You give me the baby in answer to prayer. I turned it back to You according to what I promised You. Now, Lord, he's got--made a mistake, got in the wrong company, and he's dying with venereal disease, all puss in his blood.' And said, 'Now, Lord, I love that child.'" There's love. And when love is projected, Divine grace has got to step in.

E-29 She said, "Now I pray Thee, Lord," said, "here am my baby, You give it to me, but where is Your Elijah?" Said, "O Lord, have mercy." And she said, "I prayed pretty near all night." She said, "This morning, just before the day broke," she said, "I dreamed a dream." She said, "I seen a man come walking down the street wearing a light tan suit and a tan hat." And said the Lord said, "I'll send him." And she said, "I's been standing here ever since daylight," that's just the way I was dressed.
When love is projected with the right motive behind it, Divine grace has to step in.
Not knowing, I said, "Well, your boy's dying?"
Said, "Yes."
When I patted her on the back and she was still wet from the morning dew. Had a man's shirt tied around her head. I thought, "Oh, God, this must be it." Just led by the Spirit of God. All hopes was gone, but love was still there. Love doesn't fear; it waits on grace.

E-30 And when I walked in that morning, with a little old screen running across and a plow point hanging down, walked into the room... I've been in king's palaces, I've been in some loveliest homes that America has, but I've never felt any more welcome in my life then I did when I walked in that little old colored house that morning. The first thing met me on the wall, was not a pin-up of some sort, but was a motto, "God Bless Our Home." Throw rug on the floor and a little old iron poster bed, but it was home, and Christ was there.
I looked on the bed, and a great big, fine looking colored boy of about twenty years old, maybe not that old, say eighteen, sixteen. He had his blanket in a hand, was going "Ummm, ummm."
I said, "How long he's been doing that?"
Said, "All night, parson."
I said, "Lady, my name is Branham, did you ever hear of me?"
She said, "No, sir, parson, I never did."
I said, "My ministry is preaching the Gospel and praying for the sick."
She said, "I've never heard of you, Parson Branham."
And I said, "I left the hotel; I'm almost two hours late now, for my plane." But I said, "The Holy Spirit told me to come back this a way."
She got that little old...?... "And He told me you were coming this a way." Grace, abundance of grace.

E-31 Then I said, "Well, shall we pray?" And he said, I said, "What's he saying?"
Said, "He's mumbling. He thinks he's out on a great big dark sea, and he's lost."
I looked at him a minute. He said, "Oh, it's so dark; it's so dark; it's so dark. Oh, I don't know where I'm going." Pulling, like he was pulling oars in a boat.
And so I said, "Shall we pray auntie?"
She said, "Yes, parson."
I said, "You lead us in prayer, auntie."
When that little old godly, saintly woman knelt on her knees, she prayed a prayer that would shake the heart of an Archangel. As she prayed to God, she said, "Now, Lord, I don't know what the next move is, but I know You on the job." That's it.
And when she got through praying I was just weeping. I took a hold of the boy's feet, he's--look like he was dying, he's getting cold. The doctor said, "Full of puss; you know he's so running, a big hole in his heart. He got it too late." They give him...?... everything else couldn't stop it--too far gone.

E-32 So I said, "Heavenly Father," she asked me to pray, I said, "I don't understand this, here I've missed my plane, and You have me to walk down this a way. And now this is the only thing you... seemingly, that You're here. Now, Lord, hear the prayer of this poor old sainted mother."
And while I was praying, I heard him say, "Mama, oh, mama." What was it? Grace was taking a hold. Said, "Mama..."
She raised up; she begin smiling, wiping her great big fat cheeks; she said, "Yes, honey." Said, "This is your mammy."
He said, "Mama, it's getting light in the room." That old ship of Zion, the grace of God, had picked him up, calmed the sea. What was it?

E-33 I left the place, hurried real quick, went down, got me a taxi cab and went to the plane; they were making their last call, it had been held up two hours. What? When Divine love, led by the Holy Ghost, is projected... Think of it. The love of God and the grace of God brought an airplane out of the skies, and set it on the ground, and held it there, because of a ignorant colored woman's prayer in faith, and her love for her little boy. If that will do it for that, what will it to do to a borned again group of people who's setting together here like we are?
A little later on, I come in on a train. I got out. If you all ever went into Memphis, how the train pulls up this a way. Just stops... Well, Mordecai Hamm, my friend setting here would know the place. I went up to get a hamburger. I couldn't eat on the train; it cost too much. So I went up to get a hamburger. Jumped off the train while we're waiting to make a change, was going to California. And I started walking along there, somebody said, "Hello, Parson Branham." A young colored fellow with a cap on said, "How are you, parson?"
I said, "Good morning, sir." Started walking, I thought, "Maybe he been in some of the meetings."
Said, "You don't know me, do you?"
I said, "No, I don't believe I do."
Said, "Remember that morning that the Lord led you down to my mammy?"
"Yes, but..."
Said, "I's the boy."
He said, "I'm not only healed, but now Parson Branham, I's saved, and I'm serving the Lord Who healed me."

E-34 Oh, all that mother's prayers and dedication and love, when she had tried everything, taking him to the church and he was baptized. All that she had done, yet just as the man was the other day, sickness come and death laid at the door, and Divine grace stepped in at the crucial moment. But obedience to Divine love.
My brethren, let me say to--this to you, after her pray--prayer this morning in the great move of the Lord, in this great Divine time, near the coming of the Lord Jesus Christ. We are trying to do this and do that, and have this, and this denomination work up this and do that. We have come to the end of the road. Isn't there a meeting, all the land--everywhere has just been waiting for a great move. We got at this, that, or the other, speakers have spoke and everything else. But still the love of God's present in our heart believing that God's going to move in a mysterious way.

E-35 Then when we are at the end of the road, it's time for Divine grace to step in and take its place and revolutionize and turn it into an old fashioned, God sent, Holy Ghost meeting. Do you believe it, my brothers? Let us stand to our feet.
We've had healing services; we've had denominations; we've had all kinds of things going on, but O God of heaven, we're at the end of our road. We can't...?... with this revival. For You sent Billy Graham, Jack Schuller, they come from great high, scholarly, educations and seminaries. You sent men with Divine gifts who's delivered the sick. You sent men speaking with tongues, interpretation; You sent signs and wonders among us. But O God, our human hearts are still moved at love and compassion believing that You're going send us something exceedingly abundantly above all we've ever seen before. And we are at the end of the road, standing with our hands in the air, loving You.

E-36 O God, let Divine grace take its place now, and step in and do that which man could not do. Grant it, heavenly Father, for the glory of God. May the Holy Ghost testify in this meeting, that sinners might come to the altar, that people might renew their vows, that all prejudice and difference might be taken from the heart, and men and women would live together. And they, with that Divine love for God, projected into the hearts of each other, and draw a circle of fellowship through Divine love will take its place in here and do signs and wonders in the next few hours in this meeting, as it goes on through the day, that the world has never seen nothing like it before. Almighty God, grant this in Christ's Name I pray, Amen.

E-37 Now as we stand and look this a way, my brethren, my sisters. Sister over there, give us a little chord of:
Blest be the tie that binds Our hearts in Christian love; The fellowship of kindred minds Is like to that above. Let that be our prayer in our hearts as we take a hold of one another's hands as fellow citizens, and realizing that we're leaving this world one of these days. Let's reach around and take a hold of somebody's hand and look now, not to one another, but look to Divine sovereign grace of God, that comes as a love gift from the rest of the rest of this meeting and do something we never seen done before. All together now.
Blest be the tie (Raise your hands up) that binds Our hearts in Christian love; The fellowship of kindred minds Is like to that above. When we asunder part, It gives us inward pain; But we shall still be joined in heart, And hope to meet again.

E-38 Now heavenly Father, look down upon this scene this morning, hungry hearts who love You. And may their love creep into each other and around this room, until Your grace will baptize every one of them by the Holy Spirit, grant it, Lord. And make Lutherans, Baptists, Methodists, Pentecostal, all shake hands as we stand this morning, say, "Together we stand and divided we fall." May the great Church of the living God march from victory unto victory...?... God give a vision to us, speak to the people this morning and let them see Your Divine plan, and may the grace of God be spread abroad in our hearts by the Holy Spirit, in Christ's Name we ask it, Amen.

Up ^