Семя не наследует вместе с шелухой

Дата: 65-0218 | Длительность: 1 час 31 минута | Перевод: VGR
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Семя не наследует вместе с шелухой / The Seed Is Not Heir With The Shuck

СЕМЯ НЕ НАСЛЕДУЕТ ВМЕСТЕ С ШЕЛУХОЙ


  Давайте на минуту молитвы останемся стоять. Склоним головы.
2    Дорогой Боже, мы почитаем это великой привилегией в этот вечер — быть здесь ради этого события, принести живого Христа умирающему миру и умирающему поколению.
3    Мы хотим просить, Господь, чтобы Ты помазал наши слова и наши усилия, чтобы они не возвратились к Тебе тщетными, но пусть они осуществят то, ради чего они предназначены.
4    Помоги каждому мужчине здесь в этот вечер, женщине, парню или девушке, которые нуждаются. И, Отец, мы знаем, что мы все нуждаемся. И когда мы уедем, сегодня, пусть мы будем чувствовать себя в своих сердцах подобно тем, кто шёл из Эммауса, после того, как…  стали свидетелями воскресения Христова, говоря: "Не горели ли в нас наши сердца, когда Он разговаривал с нами по дороге?" Даруй это, Господь.
5    Исцели больных и страдающих. Да не будет среди нас ни одного немощного после служения этим вечером. И, превыше всего, пусть не останется ни одного неверующего, Господь. Пусть они все уверуют к Вечной Жизни, ибо это наша цель собрания здесь.
6    Этих благословений мы просим для чести Божьего Царства, во Имя Иисуса Христа, Сына Божьего. Аминь.
Можете садиться.
7    Приятно в этот вечер опять быть здесь. И я вижу, что у нас некоторые стоят, и, думаю, сейчас установлена телефонная связь со многими различными городами по всей стране: Сан-Франциско, Тусон, там на востоке. И мы, по телефону, передаём им привет. Сегодня вечером мы здесь в этом актовом зале. И главный зал забит до отказа, и в проходах, и у стен стоит много людей. И мы так понимаем, что завтра вечером мы собираемся попробовать открыть здесь ещё одну сторону, спортзал, и получить зал большего размера, который вместит, может быть, ещё пару тысяч человек. Итак, мы надеемся на это, завтра вечером. Если сегодня вечером, — в первый вечер, — он заполнен, что ж, мы считаем, завтра вечером будет ещё больше. И я вижу, что они также поставили дополнительные стулья и всё такое, сегодня вечером.
8    Мы находимся в сильном предвкушении; первое — Пришествия Господа Иисуса; следующее — спасения… для погибших душ, которые примут Его в этот вечер и будут готовы к Его Пришествию, когда Он явится.
9    И я хочу особенно поприветствовать и выразить радость по поводу присутствия на платформе всех этих прекрасных людей, которые, я так понимаю, многие из них служители. На платформе сидит пара сотен или больше, и мы, конечно же, благодарны, что они здесь.
10    Ко всем вам, люди, где бы вы ни были, в различных частях страны… И я так понимаю, что здесь кое-кто из- за моря, из-за рубежа. Итак, мы благодарны за то, что вы находитесь здесь, чтобы наслаждаться этим общением с нами, из-за которого, мы ожидаем, Бог даст что-нибудь в течение этого собрания.
11    Кажется, будто бы, что с тех пор, как я размышлял о приезде на эти несколько дней собрания, что моё сердце было необыкновенно взволновано сильным чувством, что нечто вот-вот произойдёт. Я не знаю, что это именно такое, но, я надеюсь, что это будет великое откровение от Бога, которое подготовит нас и сделает нас лучшими гражданами Его Царствия, пока мы ходим в этом мрачном мире греха и неверия.
12    Этот сегодняшний участок земли, само это место многое значит для меня. С тех пор, как я знал, что здесь построили этот школьный актовый зал, я хотел провести служение в этом помещении. Я весьма благодарен школьному совету и тем, кто любезно разрешил нам снять его.
Именно на этом месте, где-то прямо здесь, где сегодня располагается это здание, лет тридцать назад произошло одно значительное событие, прямо на этом же участке земли. В то время это было просто поле ракитника. А я жил в небольшом домике как раз за этим местом, где-то за двести ярдов. В те дни я очень беспокоился по поводу спасения моего отца и матери. Которые, сегодня их обоих уже нет. И, особенно, в тот день, я беспокоился о своём отце. Помню, я спал на крыльце. Было тепло, летом.
13    Кажется, это записано в книжке под названием Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же, или это было в книжечке Я не воспротивился Небесному Видению.
14    И, лежал на крыльце, внезапно я проснулся, и мне на сердце пришло бремя за моего отца. Поскольку здесь в городе многие из людей знали моего отца. Думаю, он был выдающимся человеком, хотя он и был грешником. И, но у него была одна вредная привычка, что я пытался бороться против этой штуки сколько было сил, всю жизнь, а именно — пьянство. И той ночью он пьянствовал. И я проснулся с тяжёлым бременем у себя на сердце за него. И в одной только своей пижаме, натянул брюки, сорочка пижамы осталась на мне; я побрёл через это поле ракитника примерно туда, где сейчас стоит вот это, и я преклонил колени, чтобы помолиться за своего отца.
15    И пока я молился и просил Бога спасти его и не дать ему умереть грешником, потому что я любил его; и пока я пребывал в молитве, я поднялся, чтобы посмотреть отсюда на восток, и появилось видение. И прямо надо мной, — многие из вас знают об этом видении, — стоял Господь Иисус.
16    Так вот, насколько мне известно, я не подвержен обману чувств. Но видения реальны. И там стоял Господь Иисус — первый раз, когда я увидел Его в видении такого рода. Он был как раз примерно, о-о, наверное, в десяти футах над моей головой, стоял в воздухе, будто собирался одной ногой сделать шаг. Он был в белой одежде, бахрома по её краям. У Него были волосы до плеч. На вид Ему можно было дать, - Мужчине примерно такому, каким, сказано в Библии, Он был, — примерно тридцать лет. Но — маленький, щуплый Человек, очень маленький, казалось, Он весил не больше ста тридцати фунтов.
17    И я посмотрел, и я подумал, что было нечто такое, что, возможно, я ошибся. Итак, я потёр себе глаза и  опять посмотрел вверх. И Он стоял как бы боком, Его лицо было как бы в профиль. И облик Его лица, — которое я всегда видел в видениях, — был похож на лик Христа в возрасте тридцати лет у Гофмана. Это причина, почему я держу это у себя дома, на своей литературе, везде, куда я могу это поместить, потому что вот каким образом оно выглядело, более похожее на это. Единственное, Он казался маленьким.
18    И когда я смотрел на Него, я думал: "Конечно же, я здесь смотрю не на своего Господа, стоящего там". А я находился как бы, скажем, в этом положении, и, может быть, прямо там, где вот это, под тем местом, где сейчас располагается эта кафедра. Где-то, оно было прямо в этом районе, в пределах радиуса того места, где я стою,  насколько я могу прикинуть, — не дальше сорока или пятидесяти ярдов где-то на таком расстоянии, этом круге.
19    И я взглянул вверх, и Он стоял там. И я укусил себя за палец, чтобы понять, не сплю ли я. Знаете, как вы…  Просто кажется, будто бы так не может быть. А я тогда был совсем юным в Господе, я проповедовал где-то месяцев шесть. Я укусил себя за палец. Я сорвал ракитник и отломил его. И многие из вас, кто живёт в сельской местности, знают, какая зубочистка содержится, как бы, в ракитнике. Я начал жевать это. И я сказал: "Этого—этого не может быть. Мне снится. Вот мой дом. Там отец, мать и дети. Вот старый пруд Брик Хауз, который раньше был здесь, где я охотился на уток — как раз примерно ярдов за двести за этим. И вот я стою на поле; это на самом деле".
20    Я ударил по земле, чуть-чуть потопал ногой, и потряс головой, и—и потёр себе руки, снова взглянул вверх; посмотрел, посмотрел опять, и вот Он стоит там. И подул ветер, и я видел, как колышется ракитник. И когда он зашевелился, Его одежда зашевелилась вместе с ним. Будто вывешенная на верёвке одежда — она стала трепетать. Он стоял там. Я глядел на это.
21    И я подумал: "Вот бы мне увидеть Его лицо!" А Он смотрел на восток, прямо вот в эту сторону. Он смотрел туда, не отрываясь. И я сдвинулся, чтобы обойти, чтобы лучше рассмотреть Его лицо. И я всё ещё не мог как следует Его разглядеть. Руки у Него были спереди, вернее, были не видны с того места, где я стоял.
22    Я опять чуть обошёл вокруг. И я прокашлялся, примерно вот так, издал: "кхм", — чтобы посмотреть, смогу ли я привлечь Его внимание. Но Он не шелохнулся.
23    Затем я подумал: "Может, я окликну Его". Когда я сказал: "Иисус", — Он повернул Свою голову. И когда Он взглянул на меня, Он просто протянул Свои руки вперёд. Это всё, что я помню. Потому что, почти до рассвета, я лежал прямо где-то здесь, где сейчас находится это место, на поле; моя пижама была совершенно мокрой от слёз, где я плакал. И я отключился.
Черты Его лица были такими, что никакой художник не смог—не смог бы нарисовать или написать. У них не получилось бы этого сделать. Он выглядел как Мужчина, который, посмотреть на Него, Он желал расплакаться от сочувствия и проявить уважение с почтением; но, всё же, с такой силой, что, если бы проговорил, это перевернуло бы этот мир. И ни один художник не смог бы запечатлеть те черты.
24    И я до сего дня не знал, что это означало. Но вот я стою в этот вечер, спустя тридцать лет, в актовом зале, который посвящен сейчас на служение Всемогущему Богу. И я, просто рядовой член, действительно, просто местный старейшина здесь в—в баптистской церкви, пастором которой в то время был Рой Дэвис. И я сейчас стою здесь в заполненном помещении, — прямо на том же участке земли, — с… теми, кто, по моему мнению, являются купленными Кровью Самого Иисуса Христа, в моих руках, чтобы излагать это четырёхдневное Послание Господа.
25    Как раз где-то через шесть месяцев после этого я проводил своё первое крещение здесь на реке, когда Свет сошёл прямо сюда на Спринг Стрит. Многие из вас, возможно, захотят сходить туда и посмотреть на это — на Спринг Стрит и воду, прямо на речной набережной. И это то место, где Ангел Господень явился публично, впервые, и в два часа, после полудня. И из него прозвучал Голос, сказал: "Как Иоанн Креститель был послан возвестить первое пришествие Христа, твоё Послание предвозвестит второе Пришествие".
26    Это тридцать лет спустя, и вот я сегодня по-прежнему провозглашаю то Послание. И Оно обошло весь мир, и я рад в этот вечер опять оказаться в своём родном городе, чтобы представить этого Господа Иисуса Христа, которого я по-прежнему люблю всем своим сердцем. С каждым днём Он всё приятней, чем Он был вчера. Я не изменил ни одной йоты в своём Учении. То первое, с чем я начал, я сегодня по-прежнему верю тому же самому. Он тот же вчера, сегодня и вовеки. Так вот, у меня есть Послание, за которое я ответственен.
27    Когда Послание только началось, это был, конечно же, каждый; молился за больных, великие знамения, чудотворения, чудеса. Это положило начало, особенно у пятидесятников, всемирному пробуждению кампаний исцеления, захвативших весь мир. Поскольку пятнадцать лет подряд на каждом холме были собрания пробуждения,— я полагаю, — горели огни пробуждения. Буквально миллионы приняли Христа своим Спасителем, благодаря тому одному поручению. Это дало вдохновение, — оттуда, — Оралу Робертсу и так далее, и дальше и дальше, по мере того, как оно шло.
28    После чего, пятидесятническая церковь лежит в своём мёртвом упадке, как было и тогда. Мои намерения и желание в этот вечер — опять пробудить ту церковь для находящегося у порога Пришествия Господа Иисуса. Я должен обличить её. Я должен изобличить грех, в какой бы манере он ни был. Я не отношу это ни к чьей деноминации. У меня есть Послание.
29    Так вот, трудно попасть в какую-нибудь церковь за финансовой поддержкой — точно как было с нашим Господом Иисусом, потому что дело в Нём; дело не во мне. Но как Он проповедовал сначала, и исцелял больных, воскрешал мёртвых, и очищал прокажённых, и изгонял бесов — Он всем был нужен. Но наступило время, когда появилось Послание, которое всегда сопровождает каждое знамение, потому что у знамения имеется голос.
30    Но когда Он однажды присел и сказал: "Я и Отец Мой — Одно", — это было больше, чем они могли выдержать. Это было больше, также, когда Он сказал: "Если не будете есть плоти Сына человеческого и пить Крови Его — не будете иметь в себе Жизни".
31    "Как?" Ох, врачи и здравомыслящие люди сказали бы: "Этот Человек — упырь, пытается заставить вас есть Его плоть и пить Его Кровь ". Он не разъяснил это. Он просто это сказал.
32    И сегодня, возможно, вы услышите различные вещи, и на этом собрании, которые просто будут сказаны. Возможно, мы неспособны объяснить. Но, запомните, Иисус Христос Тот же вчера, сегодня и вовеки. Мы верим этому.
33    Так вот, у нас нет времени слишком много говорить, потому что мы должны в определённое время начать здесь и в определённое время убраться. И мы хотим уважать школьный совет, установивший для нас эти ограничения по времени, и мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы уважать их.
34    Запомните, в любое время, грешник, желающий прийти ко Христу, всё, что вам необходимо сделать — выйти, — проповедую ли я, пою, что угодно, — и отдать свою жизнь Христу, сразу же, находясь на своём месте. Вот для чего мы здесь — помочь вам.
35    Я хочу поговорить с Братом Вейлом, Братом Робер-…   Бордерсом и братьями здесь. Если…  я хотел бы знать, не смогут ли они провести, в этой церкви, в послеобеденное время, или как-нибудь утром, или как-нибудь так, служение наставления для тех, кто ищет крещения Духом Святым. Это будет нормально, братья? Брат Невилл и вы все могли бы прийти туда, и Брат Кэппс. Если кто-либо хочет получить наставление по крещению Духом Святым, почему бы вам не приехать в скинию…  Как было бы лучше всего, утром или после обеда?
36    [Кто-то говорит: "Утром".—Ред.] Утром, часов в десять? Примерно в десять часов утра.
37    Если у вас есть вопрос по Учению, если у вас есть вопрос по Посланию, если вы—если вы хотите быть…  если вам никогда не служили лично, вы хотите, чтобы за вас помолились или что-нибудь, что вы хотите узнать в тех способах, почему бы вам просто не подъехать туда утром в десять часов и не увидеться с этими мужами. Там их будет один или больше, чтобы наставлять, молиться за больных, отвечать на вопросы. Просто как человек из личного состава, что ж, он… Просто обратитесь к ним, и они будут рады помочь вам всем, чем смогут.
38    Теперь, именно перед тем, как мы приступим к Слову, мы  хотим  опять  приступить  к  Автору  Слова. Можно слишком много есть, можно слишком много пить, можно слишком много смеяться, можно слишком много ходить, но никогда не будет так, чтобы вы слишком много молились. "Желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая святые руки без сомнения или гнева".
Будем молиться.
39    Дорогой Иисус, Автор Слова Жизни, и Ты есть то Слово, мы сейчас торжественно приближаемся к Тебе после разъяснения видения. Что, Боже, Ты мне свидетель, что это истинное. Господь Иисус, я молю, чтобы Ты помазал сегодняшние слова для слуха каждого уха, находящегося под Божественным голосом. И если кто-либо из присутствующих здесь или слушающих там по стране, если они не готовы и не приготовлены в этот час ответить на зов часа, Послание от Бога, покаяться и быть готовым, ибо Царство Божье приближается. Мы молим, чтобы в этот вечер с ними было так, что они будут соответствовать вызову этого часа.
40    О Боже, я хочу молить о помощи, зная об ответственности, и что это означает, и что я должен буду ответить в День Суда за всё, что я говорю здесь и где угодно. Помоги мне быть предельно искренним, Господь, во всём, что я делаю или говорю в Твоём Слове, чтобы это могло принести плод. Ибо, как было Твоё поручение: "Да не отходит это Слово от уст твоих; но размышляй над ним день и ночь, чтобы тебе соблюдать всё написанное в законе. И тогда ты будешь успешен в путях своих, и тогда ты будешь иметь успех. Я ведь повелел тебе. Будь твёрд и весьма мужествен, ибо Господь, Бог твой с тобою везде, куда ни пойдёшь". Господь Иисус, сделай, чтобы это сегодня было так. Мы молим во Имя Иисуса. Аминь.
41    Пятница и суббота, с десяти до двенадцати, в скинии на 8-й и Пенн Стрит будут наставления, ответы по учению, молитвы за больных и всё остальное. Приходите, если у вас есть какой-либо вопрос, что-то такое, в чём вы нуждаетесь. Там будут мужи, чтобы—чтобы разобраться с этим. Благословит вас Господь.
42    Теперь, для этого сегодняшнего открывающего служения, я могу открыть его, только обратившись непосредственно к нашему Посланию. Вот для чего мы здесь, и, теперь, это то, ради чего я вернулся.
И в воскресенье утром, если Господня воля, я хочу взяться за ту серьёзную проблему этого дня, о Браке и разводе.
43    Теперь, в Галатам 4:27, я хочу прочесть эти Слова, 4:27 по 31 включительно.
Ибо написано: "возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа".
Мы, братия, дети обетования по Исааку.
Но как тогда рождённый по плоти гнал рождённого по Духу, так и ныне.
Что же говорит Писание? "Изгони рабу и сына её, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной".
Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.
44    Пусть Господь добавит Своих благословений к прочтению Своего Слова. Так вот, я считаю здесь, что я беру такую тему, очень странную, необычную. Но временами мы находим Бога в те странные, необычные часы, в необычных путях, необычных вещах, потому что Бог необычен. И те, кто действительно служит Ему от своего сердца, служат Ему необычным образом, по отношению к вещам или обычаям этого мира. Название этой темы: Семя не наследует вместе с шелухой.
45    Павел здесь говорит о буквальном семени двух сыновей Авраама. Павел с радостью помещает себя в положение рождённого от свободной женщины.
46    Так вот, мы знаем, что у Авраама было двое сыновей, от двух различных женщин. Бог дал ему обетование посредством Сарры, точнее, через Сарру, что родится Сын, и мир благословится через этого Сына. Все народы благословятся этим Сыном. И повсеместно считалось, особенно среди иудеев, что это был Исаак, но это было не так. Этот обетованный Сын Авраама — это Иисус, и Он произошёл от Царского Семени обетования Авраама. Но Авраам, имея двух сыновей…
47    Один от—от Агари, которая была служанкой его жены; приятная, красивая египтяночка-служанка, которую Авраам приобрёл там в Египте для неё, чтобы была ей…  служанкой его жены. И Сарра, думая, что Бог окажется неспособен сдержать всё Своё обетование, она сказала Аврааму взять Агарь, её служанку, и жениться на ней (а многоженство в те дни было законным), и родить ребёнка; и что вот так Бог это запланировал — что у неё должен был появиться ребёнок только через Агарь. Но мы видим, что это было не так.
48    Теперь, мы также понимаем, что Бог совершенен в тройках. Так вот, Бог "совершенен" в трёх. "Благодать" — это пять. Семь — это "завершение", подобно как с этим миром.
Бог совершенен в Отце, Сыне, Духе Святом. Это совершенство Божества. Всё один Бог — в трёх проявлениях трёх атрибутов одного служения, или, три служения в одном Божестве.
49    Так вот, есть также три в совершенстве ступеней благодати для Церкви: оправдание, освящение, крещение Духом Святым. Из этого состоит Новое Рождение, точно как естественное рождение изображено этим. Которое, женщина, при рождении ребёнка, первое, что выходит — это вода, кровь, а затем жизнь.
В Библии сказано, в Первом Иоанна 5:7 или 7:5, кажется, так, где сказано: "Трое свидетельствуют на Небе: Отец, Слово, — которое есть Сын, — и Дух Святой; сии три суть Одно. Трое свидетельствуют на земле, — Слово, — вода, кровь и Дух. Вода, кровь и Дух; сии три согласны в одном".
50    Так вот, Отец, Сын и Дух Святой есть Одно. Нельзя иметь Отца, не имея Сына; нельзя иметь Сына, не имея Духа Святого. Но можно быть оправданным, не будучи освящённым; можно быть освящённым, не будучи наполненным Святым Духом. Мы доказали это по естественному ходу вещей.
51    Теперь, и многие из вас, может быть, возможно, я кажусь вам странным. И я—я без образования; я уверен, что вы уже поняли. Но я обучаю по прообразам, поскольку естественное повторяет духовное.
52    Так вот, мы видим, что в совершенстве есть три. Бог совершенен в тройках, вот. И это был, — в совершенстве семени Авраама, — был Измаил, Исаак, Иисус. Измаил происходит от рабыни, Исаак происходит от свободной, и оба они — через половой акт, но Христос Иисус происходит от девы, половой акт отсутствует.
53    Вот, "Семя" — один, одно Семя; не семена, но одно Семя. Эти другие не были семенем Авраама, потому что "Семя" Авраама было Семенем его веры, о которой говорил Бог, не его естественным семенем. Потому что, после того, как Сарра умерла, Авраам женился на другой женщине и родил семь сыновей, не считая дочерей. Итак, это не будут семена Авраама, это было "Семя" Авраама, одно. И это было Семя веры Авраама, указывавшее на Царское Семя, которое должно было прийти через веру Авраама; не естественная жизнь Авраама, но духовная жизнь Авраама, который брал всё противоречившее Божьему Слову и называл это несуществующим и верил Богу; вопреки надежде, верил в надежде. Вот то настоящее Семя, о котором мы говорим.
54    Здесь нам представлена иллюстрация. О-о! Семя возникло, — семя обетования, — возникло в слегка подвергнутом   сомнению,   сомнении   в первоначальном обетовании. Видите, как низко оно начинает, в сомнении в первоначальном обетовании. Бог обетовал, что у Авраама, через Сарру, появится этот ребёнок. Но сейчас следите: первое семя Авраама от рабыни появилось из-за Сарры, сомневавшейся в том, что это может произойти, потому что она была стара и пережила период деторождения.
55    Теперь, вот как возникает церковь. Вот как она всегда возникает. Ты начинаешь снизу. Ты начинаешь не сверху. Человек, пытающийся вскарабкаться по лесенке, который старается первым взобраться наверх — он свернёт себе шею. Необходимо начать и выстраивать это.
И здесь мы видим начало проявления Божьего обетования, через слегка подвергнутую сомнению, прерванную Божью программу.
56    Это то же самое, как начался грех в Эдемском саду. Вот как пришла смерть через грех — когда какое-то одно Слово Бога было неверно истолковано или подвергнуто сомнению. Ни в одном Слове Бога, которое есть ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, нельзя сомневаться или помещать не туда, потому что каждое Слово в Нём является правдой.
57    И вот Сарра, даже та, к которой было обетование (Сарра, будучи женщиной, которая является прообразом церкви), подвергла сомнению первоначальную программу Божьего обетованного Слова и сказала: "Ты, Авраам, муж мой, возьми эту прекрасную служанку, и живи с ней, и будь ей мужем. И через неё Бог даст это семя обетования, а я приму этого ребёнка". Видите, просто обойдя стороной одну маленькую йоту — изменило всю программу.
Поэтому мы обязаны принимать каждое Слово Бога как ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Каждое Слово Бога истинное.
58    Семя в то время берёт начало в обетовании, слегка подвергнутом сомнению. Исаак, являясь семенем свободной и получившей обетование женщины, родил, — как старается объяснить здесь в Галатам Павел, — он родил естественное, обетованное семя. И он здесь дальше говорит, что дети рабыни не смогут быть наследниками вместе с детьми свободной, потому что они принадлежат к двум разным категориям.
59    И это истина — неверующий не может быть наследником с верующим. Не выйдет никак, абсолютно. Вот где сегодня проблема. Невозможно заставить деноминационную курицу верить вместе с орлом. Вы просто не сможете это сделать. Вот где появляется проблема. Вы должны верить каждому Слову Бога. Вы просто… Вам не быть наследниками вместе. И вы не—и вы не присоединитесь к этому; у вас не получится это сделать. Ты должен быть орлом или курицей.
60    Оно не могло быть наследником вместе с Измаилом — семенем рабыни, от… из-за сомнений. Сарра усомнилась в Божьем Слове, что Бог способен Его сдержать. Обратите внимание: Авраам! Вы видите, что я выстраиваю на воскресное утро. Авраам не засомневался в этом. Сарра засомневалась в этом; именно она. Не Адам усомнился; Ева усомнилась. Итак, затем, мы больше узнаем о тех, когда мы поднимем это в воскресенье утром.
61    Так и духовный не сможет быть…  естественный — быть наследником вместе с духовным. Точно так же, как дети Измаила не могут быть наследниками вместе с—с детьми Исаака, и точно так же, как плотской не сможет быть наследником вместе с  духовным.
62    Церковь естественная; Церковь духовная. Есть естественная церковь, которую представляют здесь в прообразе эти женщины; и есть также духовная Церковь. Итак, естественная церковь и духовная Церковь не могут быть наследницами вместе. Они есть два различных, отдельных времени; два разных, отдельных народа; под двумя различными, отдельными заветами.
63    Вот почему Восхищение отличается, и будет только для царского Семени Авраама. Это не может прийти через естественное, плотское семя церкви. Это должно быть царское Семя Слова Божьего, через Авраама, царское Семя. Вот почему Восхищение должно быть первым.
Потому что, помните — "мы, живущие и оставшиеся, не помешаем, не опередим тех, кто уснул. Ибо труба Божья вострубит, умершие во Христе воскреснут первыми. Мы, живые и оставшиеся, будем подхвачены вместе с ними и встретим Господа в воздухе". Заметьте, и опять, написано: "А прочие из умерших не ожили, на тысячу лет".
64    Поэтому, они не будут там наследниками вместе. Они не попадут вместе в Восхищение. Безусловно, есть церковь естественная и Церковь духовная; плотская церковь, духовная Церковь. Следовательно, видите, нет…
65    Для царского, духовного, предопределённого Семени Авраама нет Суда, ибо они предопределены к Вечной Жизни. Они приняли усмотренную Богом Жертву; и ту Жертву, которая была Христос, Слово.
"И посему нет ныне никакого осуждения". Святого  Иоанна 5:24, если вы хотите место Писания. "Посему нет ныне никакого осуждения тем, кто во Христе Иисусе, — Римлянам 8:1, — ходит не по плоти, но по Духу", — в Римлянам 5:24: "Слушающий Слово Моё", — слово, употреблённое там — "понимающий". Любой пьяница, кто угодно может услышать Его и уйти прочь. "Но слушающий Слово Моё, понимающий Моё Слово и верящий в Пославшего Меня имеет Жизнь вечную и не будет являться на Суд, но перешёл от смерти в Жизнь". Так точно.
Тот, кому объявилась эта великая тайна Божья, понимает, как Бог был во Христе, примиряя с Собою этот мир, как Он и Отец были  Одно, как великие тайны исполнения того, что Бог берёт и приводит Себя, проявился в эпоху человеческих существ, и по происхождению как человеческое существо, и среди человеческих существ; чтобы проявить Своё Слово в тот день, при восточном восходе солнца, и совершить то же самое, когда солнце садится на западе, чтобы проявить Себя в Невесте-Церкви, проявленном Слове. Понимаете? Оно и это осуществит. "Тот, кто понимает, — а именно, — знать, это ему было открыто о  Пославшем Меня — имеет Жизнь вечную и не явится на Суд, но перешёл от смерти в Жизнь".
66    Естественное семя было только носителем духовного, Семени. Подобно как стебель, кисточка и шелуха. Мы проходили это раньше, в другом Послании, но я хотел бы немного рассмотреть это, в этом, или вернуться к этому опять всего через минуту.
67    Так вот, здесь есть три этапа семени, показывает нам истинную картину, три этапа естественного семени в земле. Подобно как семя посажено, вырастает стебель, на нём вырастают листики; потом кисточка, затем на ней висит пыльца; а затем шелуха; и затем опять семя.
68    Проследите здесь за этими этапами этой совершенной притчи, и как точно она изображает в прообразе, потому что Бог является Автором всей природы. Поэтому природа не может ошибиться, точно так же, как не может ошибиться Бог, потому что Он был Тем, Кто установил эту вещь в своё состояние, чтобы—чтобы мы смотрели на это и видели.
69    Обратите внимание: Агарь — стебель, который был самым началом прорастающего Семени. Так вот, он выглядел совсем не так, как Семя. Это был стебель, потому что она была рабыней, вообще не в обетовании, не имела ничего общего со Словом, просто транспортёр Семени.
70    Смотрите: Сарра — кисточка, в которой была пыльца, что от неё восстал еврейский народ. От Сарры вышел, родился Исаак; через Исаака — родился Иаков; Иаков родил патриархов; и через патриархов появился на свет народ.
71    Мария, — вера девственницы, — произвела истинное, духовное Семя-Слово, ставшее плотью. Видите?
Три женщины, три женщины, через которых было пронесено это Семя. Одна из них оказалась, собственно, в прелюбодеянии, при многоженстве; вторая была свободной женщиной; а у третьей вообще не было никаких сексуальных связей, но, верою, она поверила Слову Божьему. Агарь, Сарра, с Саррой и Агарью было через половой акт; но Мария была девственницей, — через силу обетованного Божьего Слова. Это верно.
72    Стебель, Агарь (две жены), — усомнилась в обетовании, — но смотрите, кто это родился. Когда Агарь — вторая жена Авраама, бывшая именно ничем иным, как наложницей, но она родила человека, но (какого рода человеком он был?) в Библии сказано, что он был "дикарём". Он добывал себе пропитание своим луком, и никто из людей не мог его победить. Он был неукротимым, не подлежащим обращению, не подлежащим возрождению. Его нельзя было усмирить. Он был дикарём, потому что он произошёл от противоречия Божьему Слову.
И что-либо противоречащее: любой проповедник, и любой из рядовых членов, любая церковь, противоречащая Слову Божьему, родит дикую, блудливую свору мирского Голливуда, и не сможет пребыть с незапятнанным Словом, потому что она даже не включена в обетование. Нет.
73    Сарра, — истинная жена обетования, — будучи кисточкой, родила спокойного человека. В результате, на свет появился обетованный народ, служивший Богу. [Пробел на ленте. — Ред.]
Но, Мария, ни через какой секс вообще, но поверила обетованному Слову, когда она была девственницей, не знавшей мужчины. И Ангел Господень встретил её, сказал: "Радуйся, Мария, благословенна ты между женщинами, ибо с тобою Бог".
74    И она сказала: "Как же всё это будет?" Он… Она сказала.
75    Ангел сказал: "Дух Святой осенит тебя".
76    Такого никогда не происходило во все эпохи, но Мария поверила Богу. И она сказала: "Вот, раба Господня". Она поверила Слову.
Как она собиралась это получить? Она знала, что у Агари появился ребёнок через половое влечение к Аврааму; и Сарра получила ребёнка через половое влечение к Аврааму, дети обетования; раба и свободная. Но здесь её попросили поверить. Это вклад в веру, что была в Аврааме, который поверил в невозможные вещи — "поскольку Бог сказал, что это так, из-за этого оно правильное".
77    Она поверила Богу, не усомнилась. Она сказала: "Вот, раба Господня. Не имеет значения, сколько мне придётся перенести критики от мира, да будет мне по Слову Твоему". Там появилось подлинное Семя.
78    Сарра не могла это исполнить, потому что это был секс. Верно. И не могла и Сарра, потому что это был секс.
Не сможет и церковь, под сектантством! Для этого требуется девственная вера, что Слово Божье исполнит обетование, чтобы родить детей. Сектанство никогда не родит возрождённую Церковь. Оно не сможет этого сделать. Оно будет рождать нечто подменяющее. Оно что-то родит, нечто такое, что подражает  Этому, нечто такое, что пытается быть похожим на Это.
Но подлинная, рождённая свыше Церковь Божья верит Слову Божьему пред лицом чего угодно, независимо от того, что это такое, потому что она незапятнанная. Эти вещи приходят именно через Божье обетование.
79    Мария, истинная, сказала, через… -не секса, сказала: "Да будет мне по Слову Твоему. Вот, раба  Твоя!"
И она родила. Кого она родила? Не дикаря, не народ. Но она родила Слово, Самого Бога, проявившегося во плоти; аминь, истинное Божье Семя, проявившее каждое обетование, данное Богом в Библии; без Него, никто не сможет жить без Него.
80    Она была истинным семенем, она находилась за пределами ки-…  она была шелухой, родившей Зерно. Так вот, другие две были носительницами Жизни, только как естественное семя. Мария… Так вот, запомните, я сказал, что другие две… Вот, Мария — не делайте из неё Бога, как некоторые люди пытаются сделать из неё. Она не была богом. Никак нет. Она была только лишь носительницей Семени, подобно всем остальным; но, подобная вера в Слово больше подводит к настоящему образу.
81    Подобно как достигает зрелости кукуруза или пшеница. Появляется стебель; затем появляется пыльца; затем появляется шелуха. Но когда подумаешь, — эта шелуха, — если вы не будете внимательны, — она будет выглядеть точно так же, как настоящая пшеница. Но когда это раскрывается, настоящая пшеница — внутри. Это опять только лишь носитель.
82    Итак, понимаете, Мария, не через секс, но через веру; нечто в точности подобное Этому. Мария не была тем Семенем. Мария была носительницей Семени.
Он был подлинным Семенем веры, ибо Слово Божье приходит через веру, которую Он дал Аврааму. И только вера сможет произвести то, что, как Бог сказал, Он совершит; вера в Его Слово.
83    Обратите внимание, насколько более похожей на Настоящее была Мария, но, как и шелуха. Шелуха обволакивает семя, и оберегает его, и питает его, пока оно не окажется одно, созревает. Этот третий церковный период (пятидесятнический) тоже достиг зрелости — держал это Зерно, пока не наступило время шелухе раскрыться. Мария, будучи матерью Христа, просто инкубатором.
По крови Он не был от Марии; по крови Он не был евреем; по крови Он не был язычником. По Крови Он был от Бога. Бог создал эту Кровь. Это не мог быть половой акт. Он не был евреем или язычником.
84    В ребёнке нет ни капли материнской крови. Кровь приходит от отца. Мы знаем, что гемоглобин находится у самца.
Подобно как курица — она может снести яйцо — наседка; но если она не была с птицей-самцом, — петухом, — из него ничего не вылупится. Оно неоплодотворённое, хотя оно выглядит точно как настоящее оплодотворённое яйцо. Каждая его естественная черта выглядит точно так же, но оно не имеет в себе жизни.
85    Вот как обстоит дело с исповедующими Христа людьми. Многие из них выглядят, как Христиане, пытаются вести себя подобно Христианам, но ты обязан иметь внутри себя Христа, который есть Слово, сделавшееся проявленным, иначе это никогда не вырастет в настоящего верующего Библии Христианина. Это всегда будет чем-то деноминационным. Оно не будет жить, потому что в нём нет Жизни, чтобы жить.
Из яйца ничего не сможет вылупиться, оно протухнет прямо в гнезде — если она не была с — с птицей-самцом.
86    Точно как члены церкви. Можно с ними нянчиться и звать их, ставить их дьяконами и кем угодно, но они будут… у вас гнездо, полное протухших яиц, если они не спарились с Самцом. Верно.
87    Носитель, шелуха, она питала его. Верно. Затем оно, то есть, само семя должно покинуть шелуху, или, шелуха должна покинуть семя, чтобы ввести семя в присутствие солнца, чтобы оно могло созреть. Всё, мы видим, в прообразе.
88    Видите сейчас здесь, как близко она, церковь этих последних дней, подступает к тому, чтобы выглядеть как Само Семя. Смотрите, как эта деноминация пятидесятников, поднявшаяся в последние дни, и мы объясним это немного позже, понимаете, как они подошли так близко к тому, чтобы выглядеть точно так же, как Семя.
Когда шелуха выходит из пшеничного зерна… то есть, из пшеничного ростка, после того, как туда на втором этапе попала пыльца, и произвела третий этап, который есть шелуха. И как это… Если вы не являетесь действительно пристальным наблюдателем, вы не сможете сказать, что там нет настоящего пшеничного зерна. Когда то первое зёрнышко появляется, — похоже на зерно, — но сядь и раскрой его, и увидишь, что никакого вовсе зерна там нет. Это только шелуха — носитель зерна. Так вот, зерно появляется из этого. Но запомните, после той шелухи уже ничего нет.
Запомните, через женщину не обещано более никакого Семени, нигде, после Марии. И после пятидесятников не обещано никаких больше деноминаций. Оттуда выходит Восхищение и Невеста, Семя, Слово опять проявляется.
89    Обратите внимание, видите, как похоже оно выглядит. Матфей сказал, Святого Матфея 24:24 сказано, что "два духа в последние дни, — церковный дух членов церкви и Дух Невесты народа Невесты, — будут настолько близко похожи, что это обольстило бы самих Избранных, если бы это было возможно". Вот как близко.
90    Смотрите, как это прошло через стебель. Теперь, заметьте, мы собираемся здесь кое-что изобразить.
Лютер, в церковном периоде рождения Семени Невесты, был тот же в Духе. Просто одно зёрнышко Семени, на котором основывался Лютер — это было оправдание по вере. Он был самим прообразом  Агари, стебля.
Обратите внимание, Уэсли был прообразом Сарры — Филадельфийский период любви, произведший на свет кисточку. Что в период Уэсли было больше миссионеров, чем в каком-либо другом периоде, что были у нас — великая миссионерская эпоха времени Джона Уэсли.
91    Но Пятидесятница представляла Марию. Мария, — последний этап Этого, — так вот, она не была тем Семенем. Хотя в ней и находилась Жизнь Семени, но Оно ещё не созрело. Я чувствую сильный религиозный подъём. Многие имеют семя, но, понимаете, Оно ещё не созрело. Оно там было, но Оно не созрело.
Так и с нашим пятидесятническим периодом, в котором мы живём! Должно появиться Слово Божье, которое сокровенное, неденоминационное, вне сфер той деноминации.
92    Лютер пришёл к кожуре со своим первым словом: "Праведный верою жив будет". Уэсли имел два слова: "освящение", второе очевидное действие благодати. У пятидесятников было третье слово: "восстановление даров". Но должно появиться всё Семя! Видите, как они деноминировались на одном слове, и на другом слове, и на ещё одном слове?
Но должно быть Нечто такое, что нельзя деноминировать; это будет полнота находящейся там Жизни, должна будет опять воспроизвести Себя на Невесте. После этого не может быть больше никаких церковных периодов. Мы в конце, братья и сестры. Мы на месте. Мы прибыли. Благодарение Богу! Аминь. Так вот, мы видим, что эти вещи настолько истинны, насколько это возможно.
93    Всё равно, мы видим, в таком случае, если она была кисточкой, или…  Уэсли был кисточкой, пятидесятники, в таком случае, были шелухой, которая есть следующий этап появления Зерна. Но, брат, сестра, стебель — это не Зерно, как и кисточка не Зерно, как и шелуха не Зерно; хотя, всякий раз, как оно развивается, оно всё больше похоже на Зерно.
94    Стебель не похож на зерно. Что появляется потом? Кисточка, маленькая луковичка; она больше похожа на зерно, чем—чем росток. Что же появляется следующим? Шелуха; она держит зерно, она питает зерно.
95    Теперь, взгляните-ка сюда на обетование, которое Бог дал Аврааму, о "твоём Семени", — говоря духовно. Это известно любому из нас. Он говорил о Христе, не Исааке; через Семя его веры.
96    Обратите внимание, первый был от рабыни — не имел ничего сходного с обетованием. Бог ни ради кого не обязан забирать Своё Слово назад. Бог сказал, как это придёт, и вот таким образом оно придёт. Но, Сарра, будучи образчиком церкви, прообразом церкви, это (она) находится там, что она сказала: "Ну, я считаю, что это слишком феноменально. Я просто не могу даже поверить в это, так что иди, возьми Агарь, и возьми её себе в жёны". Видите, там, тот стебель не был похож на обетование, совершенно.
Но когда Сарра вышла на передний план, вот, это выглядело весьма неплохо. Это там уже более похоже на обетование, но всё равно это не было подлинным обетованием. Потому что Израиль, в Исааке, ошибся и отверг подлинное Семя, когда Оно появилось. Аллилуйя! (Не возбуждайтесь; не бегите. Это не причинит вам вреда.) Отвергли Семя, распяли Его, и повесили Его на крест!
97    Точно как сказал здесь Павел: "Семя свободной… то есть, семя рабыни не преследовало ли Семя свободной?"
И семя деноминации тоже преследует подлинное Зерно. Так должно быть всегда. Они не будут вместе наследниками. Они никак не связаны. Они — два совершенно различных обетования, две разные эпохи, два разных народа, абсолютно. Один — Невеста, а другой — церковь. Они никак не подлежат сравнению.
98    Но всё равно они не являются Семенем, которому обетовано прийти. Не была и Сарра, не была и…  И не была и Агарь, не была и Сарра, то есть—то есть, и Мария не была этим Семенем.
Мария не была Семенем. Она была носителем Семени, но она вскормила, родила из своего чрева. Точно как с шелухой — родила из своего чрева настоящее Семя, но шелуха — это не Семя. Она только…  Она находится ближе к Семени. Она обхватила Семя.
Далеко сзади в стебле, жизнь рассредоточена по всему стеблю. И когда она подходит к пыльце, она собирается плотнее. Но когда доходит до шелухи — она находится прямо там, похожая на семя, и формирует её почти как семя.
Иисус рассказал нам то, что будет в последний день: "Будет настолько близко, что это обольстило бы самих Избранных, если возможно", — но, затем, оттуда выходит Семя. И шелуха, Жизнь покидает шелуху. И шелуха — это носитель, и это в точности то, чем были наши деноминации — носитель: Лютер, Уэсли, пятидесятники. А ныне настало время для выхода Семени. Обратите внимание, обратите внимание, именно…
99    Она не была Семенем. Мария не была. Просто шелуха, кисточка и стебель — носители части Слова, не всего Слова! Лютер имел оправдание; Уэсли имел освящение; пятидесятники имели восстановление даров. Но когда пришло Слово…
Теперь, они могли это произвести, что оправдание спасёт человека. Вы верите этому? Несомненно, оно было носителем Слова, точно так же, как я верю, что стебель является частью пшеницы. Конечно же, он является, но это носитель. Это не Жизнь.
Затем появилось освящение. Кто из вас верит в освящение? Верите Библии, вы должны верить. Несомненно. Итак, это ещё не то; оно немного более сходное; ещё остаются два слова.
Но затем пришла пятидесятница, восстановление даров. Говорение на языках — они называют это начальным доказательством Духа Святого. Говорение на языках, — они там называют это начальным доказательством, — которое родило (что?) шелуху, но они деноминировались.
Но когда ты приходишь сказать: "Я и Отец Мой — Одно", — и эти другие вещи, тогда шелуха отделяется от  Этого. Но настоящая, подлинная Невеста-Церковь родит всё Слово Божье, в Его полноте и в Его крепости, ибо Он тот же вчера, сегодня и вовеки.
Заметьте, во чреве Марии было Семя.
100    Но когда Семя родилось, Оно сказало: "Я пришёл исполнять волю Пославшего Меня. Я и Отец Мой — Одно. Если Я не совершаю Его дел — не верьте Мне". Это было Семя. "Кто из вас может обличить Меня в неверии? Обещанное в Библии, что Я буду делать — Я исполнил это. Бог удостоверил это через Меня", — сказал Он. "Кто сейчас сможет Мне сказать?" Видите?
Но, Семя в Марии, шелухе — она была близка к тому, чтобы быть  Этим, но не была. Оно ещё находилось во чреве.
101    Обратите внимание, и в пятидесятническом периоде. На протяжении лютеранского периода, на протяжении уэслианского периода, это было то же самое на протяжении этого пятидесятнического периода.
Теперь, заметьте. Но при открытии Семи Печатей, — Откровение 10, — полное Слово опять должно родиться в проявление и подтвердиться Духом Божьим, в полной мощи, как Оно подтвердилось, когда Он был здесь на земле; проявленное таким же образом, совершающее те же дела, какие Оно совершало, когда Оно было здесь на земле. Аминь! Евреям 13:8, сказано: "Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же".
В Святого Луки 17:30, Иисус сказал: "В последние дни, — как было во дни Содома, когда Сын человеческий опять откроет Себя, — будет то же самое".
102 Мир находится в состоянии Содома. И церковь ушла в Содом, вместе с ним, как Лот и его жена.
И я говорю, что в этом мире где-то есть Избранная Церковь, которая вытаскивается и отставляется от тех вещей, и проявление Бога привлекло Её внимание. Мы в последних днях.
103 Шелуха передала свою Силу в Семя. Она вышла наружу; она была хорошей шелухой, но она отслужила своё время. Видите, это Невеста-Слово Жениха-Слова!
104 Естественное семя Авраама, Исаака, и Иакова, и… То есть, вернее, естественное семя Измаила, естественное семя Исаака и так далее должно было отправиться в землю, для того, чтобы—чтобы вывести этого другого, вывести Иисуса.
И все эти другие тоже, семена должны усохнуть… Я имею в виду, шелуха должна высохнуть, и пыльца должна высохнуть, и всё отмирает, чтобы Семя могло воспроизвести Себя. Вот каким образом было в каждой эпохе.
105 Деноминации были носительницами части Его, части, которая есть Слово, ибо это было сокрыто от мудрых реформаторов, или… запечатано от них, пока не появится эпоха Орлов. Так сказано в Библии. Так точно. Потому что, нам это обещано в Малахии 4. Именно, нам обещано.
"Он сокрыл Это от очей мудрых и разумных".
106    Как мы только что прошли Книгу Откровение, мы видим, что каждый, все те три посланника тех животных, что вышли; каждый идеально подходил Лютеру, каждый идеально подходил другому, а это был телец и различные животные Библии; они выходили в оправдании, освящении, даже в пятидесятниках. Но четвёртым был орёл, верно, и на протяжении той эпохи Бог воздвиг Это. Так что это должно прийти в ту эпоху, чтобы быть правильным, так точно, исполняющееся орлиное обетование Малахии 4.
107    Иисус был не от Марии, но появился через Марию, как Жизнь через шелуху.
108    Так вот, многие из присутствующих здесь приятных братьев-католиков, сестёр, возможно, считают, что Мария была "матерь Божья", как вы говорите, что она была. Как она могла быть матерью Бога, а у Бога нет начала и нет конца? Понимаете? Если она была матерью, кто же тогда был Отцом Бога? Видите?
Он был её Творцом, а она не была Его творцом. Он создал Сам Себя во чреве Марии — не её собственное творение. Он именно создал Сам Себя. Не Он был от неё, но она была от Него. Верно. Библия учит нас, что "всё через Него начало быть, — понимаете, — и всё, что начало быть, начало быть только через Него". Поэтому как же Он…  Как у Него будет мать, когда Он был Самим Богом?
109    Теперь мы видим здесь истинное откровение истинного прообраза. Есть три женщины-носительницы естественного семени, пока не достигло полного развития в Иисусе. Как Измаил не мог быть этим — потому что он родился, действительно, как мы посчитали бы сегодня, вне брака, потому что он был сыном рабыни. Затем появился немного более похожий на Него, похожий на Иисуса — вышел Исаак; но всё равно это было не то, потому что это родилось от секса между Саррой и Авраамом. Но затем появилась Мария — через непорочное рождение произвела Иисуса Христа. Верно. Бог, Слово, ставшее плотью.
110    Теперь смотрите. Было три женщины. Три женщины изображены здесь в прообразе, церкви. Женщины всегда являются прообразом церкви. Означает три деноминационных периода, носители, что также должны будут умереть и усохнуть, точно как усыхает шелуха и всё остальное, чтобы освободить место для Семени. Семя не сможет исправиться, вернее, созреть, пока шелуха, стебель и листья не высохнут полностью. Верно. Оно высасывает каждую каплю находящейся в них Жизни; аминь; всё, что там было, это вот это, и плюс ещё.
111    Не сможет это исполнить! Так вот, сейчас время Семени, или, время Невесты. Шелуха мертва. Шелуха высохла. Время девственного Слова, неприкосновенного. Сейчас время девственного, запомните, время девственного Слова. Если предашь Его в руки деноминации, Оно, конечно же, не будет девственным; Оно будет таким, которым занимался человек — к тому времени, как ты доберёшься до Него. Но Божью Церковь не тронет деноминация. Аллилуйя! Она есть непорочно рождённое Слово Божье, ставшее проявленным, тот же вчера, сегодня и вовеки Иисус Христос. Аллилуйя! Как, как чудесно! Я люблю Это. Я верю Этому. Я знаю, что Это Истина. К Ней не прикоснуться. В непорочное Рождение Невесты не будет деноминационного вмешательства человека. Никак нет! Богом ей—ей велено выходить из такого. "Не прикасайтесь к их нечистотам, ставших стервятниками".
112    Как раз напоминает мне. Когда я недавно ехал из Финикса, направлялся в Тусон, с собрания, Дух Божий обратил моё внимание на кое-что; когда жена и я ехали, разговаривали, а дети спали в машине сзади, становилось поздно. Обратил моё внимание на ястреба, и я чуть-чуть понаблюдал за тем ястребом и поизучал его. Он именно прообраз сегодняшней церкви.
113    Так вот, ястреб, как всем нам известно, утратил свои отличительные черты своего первоначального творения. Это именно так. Когда-то он походил на орла, своего старшего брата — ястреб. Но сейчас он уже не летает в небе, чтобы охотиться за своей небесной манной, но он стал дряблым. Он больше не летает в небесах. Он, подобно стервятнику, ковыляет по земле; сидит на телефонном столбе; передвигается короткими перелётами, выискивая дохлых зайцев. Ястреб не был создан делать это. Нет, он был создан быть похожим на орла.
Так вот, это точно как церковь. Она была создана похожей на орла. Она должна присутствовать в Небесных сферах. Но, вместо этого, она стала дряблой. Она больше не взлетает в неведомое, в голубизну. Никак нет. Она полагается на свои современные способы усвоения, образования и теологию, в какой-нибудь созданной человеком деноминации; выискивает кучку дохлых зайцев, полусгнивших, которыми уже кто-то закусил. Верно. Передвигается сейчас по земле короткими перелётами, понимаете, верно — ястреб. Видите, это то, что отличает.
Орёл ничуть не изменился. Он остаётся орлом.
114    Он больше не поднимается ввысь в небеса, — ястреб, — чтобы ловить себе там вверху свежую манну, но он полагается на то, что он может отыскать уже мёртвым. Ястреб едва ли…  скажет, что ему надлежит опускаться на землю. Но посмотрите сегодня на старого ястреба. Проедьте по дороге, вы увидите телефонные провода, унизанные ястребами — высматривает, получится ли у него найти что-нибудь—что-нибудь убитое, что-то сгнившее. Он стал таким, что ему не хватает силы в крыльях, чтобы летать. Он…  Первое, что узнаёшь — он будет полностью находиться на земле, приземлённый, потому что он стал дряблым. Он больше не использует свою данную ему Богом силу.
115    Его особой отличительной чертой было парить в небесах и следить за тем, что внизу, но сейчас он спускается вниз и не может даже взглянуть вверх. Его мысли направлены на мёртвых зайцев — увидеть то, что он сможет отыскать на дороге — какого-нибудь скунса, опоссума или что-нибудь такое, что кто-то переехал. Он не орёл, но он в чём-то был подобен ему.
Точно как церковь, зависящая в своей пище от образования и тому подобного, рацион мёртвой пищи, что умерло много лет назад — от Лютера, и Уэсли, и пятидесятников, и далее — он ест. Она оглядывается на какое-нибудь созданное человеком вероучение; вместо того, чтобы взлетать ввысь в Небесные сферы Слова, где "всё возможно верующим".
116    Он перенял привычки канюка. Та мертвечина была оставлена для стервятников — этого мира. Образование и остальное подобное этому было оставлено для мира, не для Церкви. Он настолько дряблый, что он не… Она уже не закалённая. Он неспособен подняться в суровые Небесные сферы, где "всё возможно тем, кто верит".
Он сидит позади и говорит: "Ну, доктор Такой-то высказал кое-какие… Моя деноминация не верит Этому таким образом". Ох, ты, извратившийся ястреб, боящийся прорваться вперёд на Божьих обетованиях!
Вы говорите: "Ну, дни чудес прошли".
117    Вы дряблые. Вам страшно расправить свои крылья и взлететь туда. И не стали ли вы слишком дряблыми для молитвенного собрания? Неужели вы дошли до такого, что боитесь побыть у алтаря дольше десяти минут?
118    Передвигается короткими перелётами, как стервятник, поедая мёртвую падаль на земле! Так точно. Он уже слишком дряблый, чтобы выдержать суровое неведомое. Ковыляет, как стервятник, и поедает пищу стервятника. Вот что это такое. Верно. Настолько, что он начинает выглядеть, как стервятник. Он ведёт себя, как стервятник.
В нём ничего уже нет от ястреба. Он больше похож на стервятника, чем на ястреба. Ястребу надлежит парить; не сидеть на телефонном столбе и высматривать дохлого зайца, а затем спускаться оттуда вниз и прыгать, подобно стервятнику, вверх-вниз на дороге. Понимаете?
119    Это именно то, какой сегодня стала церковь. "Что пользы подниматься Туда и парить в воздухе, когда здесь я могу ловить зайцев?" Но они мёртвые. Они сгнившие. Они испортившиеся. Когда-то они были хороши; как было хорошим учение лютеран, Уэсли и пятидесятников. Зачем тебе питаться подобно стервятнику? Новая манна из небесных сфер падала каждый вечер, для детей Израиля в их странствовании; что-либо оставленное на следующий день — портилось. Мы в провинции, обычно, говорили: "в нём завелись ерзуны". В нашем сегодняшнем опыте, в наших религиях завелось слишком много тех ерзунов: полагаемся на то, что сказал кто-то ещё, что сказал кто-то ещё, и — "обетование предназначается для другой эпохи".
120    Недавно ко мне приходил один человек, баптистский проповедник, ко мне домой, и сказал: "Знаете, — сказал, — я—я просто хочу подправить вас кое в чём".
Я сказал: "В чём же?"
Сказал: "Вы пытаетесь в этой эпохе учить апостольскому Учению". Сказал: "Апостольская эпоха прекратилась".
121    Я сказал: "Когда?" Видите? "Я скажу вам, когда она началась, а вы мне скажите, когда она прекратилась". Я сказал: "Вы верите Слову?"
Он сказал: "Верю".
122    Я сказал: "Хорошо. Так вот, в День Пятидесятницы — вы верите, что это то, когда началась апостольская эпоха?"
Он сказал: "Верю".
123    Я сказал: "Тогда, оратор, апостол Пётр, сказал вот эти слова".
И запомните, Иисус сказал: "Кто отнимет одно Слово от  Этого или добавит к Этому одно слово, его часть будет убрана из Книги Жизни", — это проповедник или кто-нибудь, имя которого записано в Книге.
Я сказал: "Пётр сказал: 'Покайтесь, каждый из вас, и креститесь во Имя Иисуса Христа для прощения греха, и вы получите дар Святого Духа. Ибо обетование принадлежит вам, и детям вашим, и всем дальним, кого ни призовёт Господь, наш Бог'. В таком случае, когда же она истекла? Она продолжается с тех пор".
Всему виной стая ястребов, превратившихся в канюков, и шныряющих по какой-нибудь другой мёртвой туше, которую для них сбил какой-нибудь иной период. Правильно. Уже больше не свежая манна с Небес. Они не хотят Её. Они не… Они не могут провести молитвенное собрание. Не орлы, от начала; дряблые, не закалённые; просто делают короткие перелёты.
124    Так и наша современная деноминация стала зависимой от образования для какой-нибудь человеческой теологии — разъяснять все эти Вещи по-своему, и они принимают это. Они не хотят принять Слово, сказавшее: "Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же". Они не хотят принять Малахию 4. И он не желает принять все эти другие обетования, относящиеся к этому дню, и в которых сказано, как будет с этим периодом. Как пророк сказал: "В вечернее время явится Свет", — они не принимают Этого. Они хотят шнырять по тому, что забила какая-нибудь пятидесятническая организация, сто лет назад, питаясь полусгнившей манной. Верно. От неё никакой пользы.
125    Заметьте, церковь настолько плотская, кормится мирской падалью, мёртвыми вещами мира, точно как стервятник. Церковная политика — они не позволят Духу Святому послать человека в какую-нибудь церковь; они должны иметь какую-нибудь политику и смотреть, примет его деноминация или нет. Верно. Они подобны этому миру. Они одеваются, как этот мир. Они выглядят, как этот мир. Они ведут себя, как этот мир. Они стервятники, подобные этому миру. Они ленивые, дряблые, компромиссные. Вот и всё, ничего больше.
Вы видели когда-нибудь, чтобы орёл шёл на компромисс? Никак нет. В нём нет компромиссности. Не пойдёт и подлинный Христианин. Он не дряблый. Он будет охотиться, пока он не найдёт Это. Аминь. Так точно. Он отыщет себе Пищу. Он хочет свежей Манны. Он склонится там и будет копать, пока он не найдёт  Это. Он будет взлетать выше и выше. Если в этой долине ничего нет, он поднимется немного выше. Чем выше ты поднимаешься, тем больше видишь. Итак, наступило время орлам этого дня взлетать выше, раскапывать Божьи обетования, не питаться пищей стервятника, которая была убита много лет назад; убирайтесь из этого.
126    Политика, голосовать за и голосовать против, говорить это, то и другое, и Святой Дух не имеет права и войти в церковь. Больше нет молитвенных собраний, нет больше умирания с Богом, чтобы исполнить Его Слово! Нет больше верования в то, что Слово по-прежнему то же вчера, сегодня и вовеки! Они просто записывают стервятника, заполучают деноминацию, вписывают свою фамилию в книгу, и становятся ленивыми и дряблыми, и сидят там, пожирая какую-нибудь мёртвую падаль. И, затем, надлежит быть по крайней мере ястребом, являющимся братом орлу, — похожим, — пророку, который принёс истинное Слово и проявил Его.
127    Полагается на полусгнившую, созданную человеком теологию. Где он её получает? С какой-нибудь готовой человеческой программы воскресной проповеди, которую какой-то педагог убил для него там в какой-нибудь семинарии, говорит ему, что "дни чудес прошли. Крещения Духом Святым не существует. Всё вот Это — чепуха". Вы хотите мне сказать, что орёл стал бы это есть? Он не смог бы это есть. Никак нет.
128    И Христианин не станет питаться той мёртвой падалью от старых деноминационных учений и прочих вещей. Они хотят Божье Слово, свежее, обетование часа. В дни Лютера Бог обещал зайцев. В дни других Он обещал другие вещи. Но ныне Он обещал нам полноценную сытную Трапезу, обильное Меню из семи блюд, ибо все Семь Печатей открыты, и всё готово для Слова Божьего — для тех, кто сможет принять!...?...
129    Ястребы передвигаются короткими перелётами, подобно канюкам. О-о, ужас! Задумайтесь об этом, это так важно, почему—почему наступило такое время. Точно как ястреб давно растерял свои отличительные черты ястреба, так и церковь давно растеряла свои отличительные черты (птицы) младшего брата орлу — Божьим пророкам.
Некогда носитель истинного слова — оправдание; затем это стало носителем освящения; затем это стало носителем крещения Святым Духом, восстановления даров. Но затем, когда Он идёт дальше, и продолжать обращаться назад, пытаться что-то есть, манну из другого дня — она сгнившая. От неё никакой пользы.
Подлинный орёл этого дня знает, что это было всё правильно. Но мы имеем это, и плюс ещё, настолько, что Иисус Христос проявился в полноте  Своей силы, как Он обещал проявиться в этот последний день.
130    Теперь она сухая шелуха. Они в прошлом; Дух Божий прошёл через неё — истинно. И не будет, она не будет наследницей вместе с подтверждённым Семенем-Словом. Она точно не будет. Она не попадёт в Восхищение. Она будет церковным членом, может, предстанет во втором воскресении, будет судима по тому, что она слышала.
Если ты в этот вечер находишься здесь, и просто церковный член, каким будет твой приговор, когда нам всем придётся встать там и засвидетельствовать, что ты слышал Истину? Видите?
Она больше не летает в голубизну, в неведомое, в сверхъестественное, где Силы и высоты, и сделались возможными обетования Вечного Божьего Слова — "всё — тем, кто верит". Она не хочет Этому верить, она сказала. Она плюхается на телефонные провода, и сказала: "Моя деноминация говорит, что зайцы хороши". Хотя в них завелись личинки, но, всё же — "они хороши", — видите. Она полагается на это.
131    Пятидесятничество похоже на свою деноминационную сестру-стервятника — восседает сейчас на крупном "совете нечестивых", конечно же, слушает своих мирских, политических глав, питающих её стервятиной из дохлых зайцев, из чего-то такого, что прошло пятьдесят лет назад. Вот состояние пятидесятнической церкви. О-о, ужас!
132    Точно как Сарра пыталась воспроизвести обетование сверхъестественного через—через подобранную Агарь, так и церковь — пытаясь родить пробуждение. Наши великие евангелисты сегодня по странам — "пробуждение в наше время! Пробуждение в наше время! Все вы, методисты, баптисты, пятидесятники, все сплотитесь". Как у вас может быть пробуждение свежей Манны на какой-нибудь ветхой, мёртвой, осквернённой стервятниками…?... Как у вас оно может быть, пробуждение в наше время?
Пробуждение будет таким маленьким — они так и не узнают, что оно произошло.
133    Пятидесятники сказали: "О-о, произойдёт великое событие".
Оно происходит, а они не знают этого. Видите, вот как. Видите? Так точно. "Ибо где Туша, там соберутся орлы", — вне всякого сомнения. Видите? Вот что в Нём сказано. Что такое Туша? Слово. Он есть Слово, Туша — Христос! "Христос в вас", — тот же вчера, сегодня и вовеки. Как  Это истинно!
134    Сарра, пытаясь добиться исполнения всех обетовании, понимаете, в великом… подобно сегодняшней церкви — "великое пробуждение в наше время", — (через что?) через извращённое обетование. Как вы собираетесь это сделать, в то время как Бог никогда не благословлял организацию?
Он никогда не использовал организацию. Когда послание выходило, и они организовывались — она прямо там и умирала. Я вызываю любого историка показать мне, где когда-нибудь она поднималась. Она прямо там умирала и прямо там и оставалась. Бог просто переходил из того носителя в другой; из лютеран прямо дальше в методистов; из методистов прямо дальше в пятидесятников; сейчас Он перешёл из пятидесятников в Семя.
135    Потому что Семя должно появиться. Природу не обойдёшь. Никакого, ничто другое там не произойдёт, но только Семя, чтобы Семя произвело Себя. Он тот же вчера, сегодня и вовеки; тот же Огненный Столп, являющий те же знамения, ту же Силу, того же Бога, те же чудеса, то же самое, подтвердил Слово и Библию, именно. Он тот же вчера, сегодня и вовеки. Он сегодня ведёт. Пусть Бог поможет нам увидеть  Это и поверить Этому! Точно!
136    Видите, Сарра, церковь, выбрала Агарь. Это ничего не дало. Оно дало что-нибудь? Нет. И сегодня её отобранная группа ничего не даст. Доктора, и доктора философии, и доктора права не совершат этого. Никому из носителей не удастся.
Лютеру не удалось, как не удалось и Агари. Что сделала Агарь? Агарь отдала своего сына на грудь другой женщине (верно?), чтобы растила её ребёнка. Агарь сделала это: отдала своего сына, своего единственного сына — на грудь другой женщине (не его матери), чтобы растила его. Это то же самое, что сделал Лютер, когда он передал своего сына, — оправдание, — деноминации, чтобы забавлялась с ним, — именно так, — чтобы растила его.
137    Уэсли оступились точно так же, как Сарра, усомнившись в том, что сверхъестественное Рождение есть крещение Духом Святым, как усомнилась Сарра у дуба. Когда Уэсли было представлено сверхъестественное, когда наступил пятидесятнический период, и Уэсли было представлено говорение на языках и всё вот Это — они смеялись и издевались над Этим. Все вы — церковь Христа, и вы, — так называемая, — и вы, баптисты, и пресвитериане, каждый из вас, задирали свой нос при виде Этого, и уходили от Этого прочь. Правильно. Что же вы сделали, последователи Уэсли? Вы продали своего ребёнка организации, и он умер и погиб. Это именно так.
138    Но, Слово, истинное Слово пошло дальше. Оно не осталось в той организации. Оно перешло в пятидесятницу и немного подросло. Это был более взрослый Сын, как и Семя, которое упало во чрево; и, через некоторое время, от Него пошёл спинной хрящик, затем стали образовываться лёгкие, и появились голова и ступни ног.
И, спустя какое-то время, Оно пришло к тому, что Оно родилось. Верно. Итак, это то, как приходила к зрелости Церковь — таким же образом.
139    Уэсли усомнились точно так же, как Сарра усомнилась у дерева. Она сказала… Когда Ангел Господень, Мужчина, одетый как…  Или, Ангел, это был Сам Бог. Элоим, одетый как человек, стоял там с пылью на Своей одежде, и сказал, что Он дал обетование; после того, как Сарре исполнилось девяносто лет, а Аврааму сто.
И Сарра засмеялась тихонько и сказала: "Как это может быть, когда у Авраама и у меня не было, ну, у нас не было, как у молодых, семейных отношений, может быть, уже двадцать лет". Ей было почти сто лет. Сказала: "Мне, наслаждаться со своим господином, я старая, и он тоже стар? И его поток жизни омертвел, и моё чрево иссохло. Моя грудь усохла; молочные каналы высохли. Как я смогу это получить?"
140    Бог сказал: "Я пообещал это. Он появится, в любом случае!"
141    Так сделали и Уэсли. "Как мы можем принять тех, говорящих на языках, и Божественное исцеление, и прочее. Это предназначено не для нас в этот день".
142    Бог сказал: "Я пообещал: 'В последние дни Я изолью Свой Дух на всякую плоть'". Он обещал это сделать, и Он пошёл и исполнил это, всё равно. А уэслианская церковь со всеми своими сестричками по пыльце: баптистами, пресвитерианами, и церковью Христа, и назарянами, пилигримами святости, и объединёнными братьями, и что там было ещё перед этим — умерли прямо с ней. А Церковь двинулась дальше.
Теперь, что делали пятидесятники? Организовываются, точно как шелуха. Они совершили то же самое. Они организовали себя, образовали собой шелуху. Верно.
143    Пятидесятники оказались как Мария. [Пробел на ленте.— Ред.]… пятидесятнический праздник, смотрите, что сделала Мария. Что Мария сделала неправильно? На пятидесятническом празднике, однажды, она столкнулась с группой сановников, священников. Когда, её Сын, она нигде не могла Его найти. И она вернулась, трёхдневный путь.
Она оставила Его. Как и современная церковь сегодня, где-то трижды по пять, или двадцать пять, — церковь оставила, — примерно пятьдесят лет назад или семьдесят пять.
144    Оставила Его на пятидесятническом празднике. Мария пришла назад с Иосифом, три дня, искали Его. Она разыскивала Его; не могла Его найти.
Она нашла Его. Что же она обнаружила? Она разыскала Его в храме, обсуждающего Слово Божье со священниками. И прямо перед теми священниками, теми высокопоставленными — Мария опустила занавес. Она сделала именно то, чего она не должна была делать.
Называете её "Богом; матерью Бога"? Мать должна быть более мудрой, чем её сын.
И она сказала: "Твой отец и я искали Тебя в слезах, день и ночь". Ха! "Твой отец и я", — утверждая, что рождение не было сверхъестественным, что отцом Иисуса был Иосиф. Она отвергла сверхъестественное рождение.
Пятидесятники взяли говорение на языках. Они отвергли Рождение от Слова. Это именно то, что они сделали. Они возьмут из Этого вот столько, но не возьмут из Этого всё остальное. Они отвергли Рождение от Слова, точно как и Мария. Но, смотрите, следом за  Этим уже не будет организаций.
145 Проследите за Самим Словом, хоть и двенадцатилетний, малюсенький крошка там в шелухе, Он сказал: "Разве ты не знаешь, что Я должен заниматься делом Своего Отца?" Слово подкорректировало церковь, прямо на месте.
146 "Ради чего ты делаешь все эти вещи? Тебе известно, что вот это тебе нельзя делать. Мы запрём свои двери; мы не пустим тебя внутрь".
147    "Ибо, разве ты не знаешь, что Я должен заниматься делом Своего Отца?" Видите? Конечно, конечно же, истинное сверхъестественное!
148    Очарованная, она просто заявила, что Он сын Иосифа, не более, чем просто человек. Или, что сделали пятидесятники — просто заявили, что Он "один из трёх". Фью! Я знаю, что это заденет за живое — "один из трёх". Но Он был всеми тремя в Одном. Он не был одним из трёх. Но пятидесятники: "О-о, да, Он есть Сын от Отца, от Духа Святого, следовательно… " Ох, ну да!
Но настоящее, истинное Слово сразу же говорит, и сказал: "Их не трое. Там один". [Пробел на ленте. — Ред.] Аминь. Разве вы не знаете Слова Божьего? Выходит, что их не трое, а  Один.
149    Заметьте, уже не будет носителя, материнских церквей, деноминаций, после этой шелухи-носителя.
150    Потому что, после шелухи, ничего уже нет, к тому времени ничего не останется, кроме просто Зерна. Верно? Это Зерно должно появиться. Оно обязано быть такого же рода, как и то, которое упало в землю — Иисус Христос тот же вчера, сегодня и вовеки, Дух, сошедший на Невесту, чтобы совершать те же дела, что совершал Он. Понимаете? Это воспроизведение Зерна опять.
151    Слово, хоть и юное, сказало за Себя: "И не знаешь, что Я должен заниматься делом Своего Отца?" Ха!
152    Вот секрет нынешнего Послания, именно так — "дело Отца". Что такое дело Отца?
Можете ли вы поразмыслить о том, каким было дело Отца, в Нём? Исполнить то, что сказал Исайя: "Дева зачнёт". Исполнить то, что Исайя, опять же, сказал: "Хромой будет скакать, как олень", — и будут происходить все эти события. Как сказал Моисей: "Господь, ваш Бог поднимет среди вас пророка, подобного мне". Это и было дело Отца — исполнить то Слово.
Что ж, если это прошло через те стебли тех естественных женщин; как насчёт этих стеблей этих духовных, женщин-церквей? Церкви означают женщин, точнее, женщины — это означает "церкви". Это верно?
Тогда, чем же оно является сейчас? "Мы должны заниматься делом Своего Отца", — опять воскликнет Пшеница, Зерно. Так точно. Что я обязан сделать? Подтвердить Малахию 4, подтвердить Луки 17:30, подтвердить Евреям 13:8, подтвердить Святого Иоанна 14:12, подтвердить всё Его Слово. Подтвердить Евреям, я имею в виду… Откровение, 10-я глава, об открытии Семи Печатей, и тайны Божьи; даже до семени змея и всего — проявится; брак и развод и все эти другие тайны, сокрытые под столпами на протяжении всех этих лет, от теологов и так далее, но ныне настал тот час. Вот дело Отца.
Думаете, они примут Это? Они хотят быть величавыми и говорить: "Наша деноминация не учит нас  Этому". Но Библия учит. Верно.
153    Бог подтверждает, что Оно истинное. Несомненно, Оно завершает этот период, когда есть Семь Печатей. Или, просто доказывая, что деноминации были просто носителями — это ещё одно из дел Отца — доказать. А дело Отца сейчас — показать вам, что те деноминации — не Его. Они являются человеческими системами, отрицающими Слово. Правильно. Заметьте.
Скажете: "Ну, Мария, дев-…  великая дева!"
154    На кресте Он не назвал её "матерью". Он назвал её: "женщина", — носитель, не мать. Видите? Истинно, она была носителем Слова, но она не была Словом. Он был Словом. О-о, да.
155    Заметьте, также, она не появилась с Ним в воскресении. Он умер и воскрес, потому что Он был Словом. Она была просто носителем. Она умерла и по-прежнему находится в могиле. Верно. Итак, она была просто носителем, не Его матерью, не Богом. Она была просто носитель, как и церкви. Верно. Показывает, что она была просто носителем, не Словом.
156    Давайте завершим, сказав вот что. О-о, пятидесятнические ястребы, ковыляющие подобно стервятникам, вкушающие от этого мира, равно как и все остальные, "имеющие вид благочестия, настолько, чтобы, если возможно, обольстить самих Избранных, но отрекающиеся его Силы", — как говорит здесь пророк.
Совершенный пример того, какой, сказано в Слове Божьем, она будет в последние дни — Лаодикийский период церкви: "нагая, слепая, жалкая, нищая, несчастная, и не знает этого; заявляет, что она крупная и богатая, 'ни в чём не нуждается'". И не знает, что она переменилась из ястреба — подобного брату-пророку, — чтобы блюсти Слово Божье не искривлённым; она превратилась в стервятника и кормит своих людей дохлыми церковными зайцами. Именно так. Проснитесь! О-о, как вы собираетесь отождествиться, или, быть наследниками вместе с орлами, когда есть такие вещи в этот великий час, когда Восхищение у порога.
157    О-о, Христианин, о-о, верующий, если ты был половинчатым верующим — походи на собрания ещё совсем немного (походишь?), у нас здесь есть кое-что такое, что, я верю, Господь хочет, чтобы ты знал.
Уже поздно; мне нельзя идти дальше. Я должен завершать, и, может быть, закончу завтра вечером. Но, послушайте, давайте всего на минутку склоним свои головы.
158    Я не хочу, чтобы вы обращали внимание на то, какую грамматику я использую, но я хочу, чтобы вы всего на минутку прислушались к тому, что я сказал. Оно достаточно ясное, чтобы вам это понять, я уверен, если пожелаете. Если вы в этот вечер здесь, и вы без этого переживания…
Я не говорю…  Ты скажешь: "Я танцевал в Духе, скакал по всему помещению". Да, то же самое делают и ястребы, точно как и вороны и стервятники. Я спрашиваю не об этом.
Чем ты питаешься? Где ты получаешь своё ежедневное питание? Где ты питаешься — от Слова Божьего или от какой-нибудь падали, которую ели давно в прошлом, годы и годы тому назад? Даже и сегодня, не связано ли твоё переживание с чем-нибудь таким, что ты приобрёл много лет назад; или же оно в этот вечер свежее и новое, новая Манна, только что упавшая с Небес, и ты питаешь свою душу Ею, ожидая на завтра чего-то хорошего и лучшего? Если ты не таков, сейчас, с вашими опущенными головами, и вашими закрытыми глазами, и вашими склонёнными сердцами — задайте себе этот искренний вопрос. И не для меня, но для Бога — поднимите свою руку во свидетельство, сказав следующее: "Боже, приведи в должное состояние мою душу и мой дух, чтобы я мог питаться только Словом Божьим". Просто поднимите свою руку, скажите…  Благословит вас Бог. Благословит вас Бог.
159    Я не знаю точно, сколько здесь присутствует в этот вечер. Я очень плохо умею оценивать толпу на глаз, но, скажу, что, по крайней мере, треть или больше подняли свои руки, что им нужны приведённые в лучшее состояние души. Будем же сейчас помнить в молитве, когда мы склоним свои головы.
160 Дорогой Боже, я ответственен только за то, чтобы говорить Слово. И благодаря этим маленьким простым притчам, небольшим прообразам люди видят, что вам не бывать наследником вместе с другим. И мы знаем, что в последние дни будут люди, которые будут восхищены в Небеса, а некоторые из них окажутся здесь, когда придёт Иисус. И даже и сегодня мы ожидаем, что Он придёт.
161 И я размышляю о том, что тридцать, где-то тридцать или тридцать три года назад, стоял здесь на коленях вечером, может быть, в это же время, около девяти тридцати или десяти часов — молился за погибающего отца. Сегодня, Господь, я молю за многих отцов, многих матерей, и братьев и сестёр. Дорогой Боже, Ты ведь смилуешься? Сейчас уже слишком поздно моему отцу делать что-либо с этим — он перешёл за межу этой жизни. И вскоре, Господь, мы все пройдём той дорогой. Я тоже должен буду пройти той дорогой. Каждый мужчина и женщина, парень и девушка, присутствующие здесь, должны будут пройти той дорогой. И мы будем давать отчёт за то, что мы делаем с Божьим Словом.
162    Каким ничтожным казался тот человек, во взоре Давида, когда он плевал на него! Какими ничтожными покажутся те люди, плевавшие на Иисуса-Слово, — когда Он возвратится опять, — и те, кто пронзил Его. Какими ничтожными будут чувствовать себя те люди, которые могли уйти отсюда, и видеть даже… даже не только в каких-нибудь значительных греческих словах и так далее, но в простой природе, которая учит нас о Боге, Творце; видят носители Слова, и видят Само Слово, и знают час, в который мы живём, и сейчас время жатвы.
163    Дорогой Боже, не позволь нам повернуться к Нему спиной ради какой-нибудь мирской глупости, но дай нам в этот вечер принять Его всем своим сердцем. Господь, дух правый сотвори во мне, Дух Жизни, чтобы я мог верить всем Твоим Словам, и принимать Иисуса, Слово, то же самое вчера, сегодня и вовеки, и верить сегодня на основании той части, что отмерена этому периоду. Даруй это, Господь. Я прошу это во Имя Иисуса.
164    И сейчас я собираюсь попросить каждого из вас, поскольку вы находитесь здесь и размышляете об этом, действительно искренне. У нас нет церкви, чтобы вы к ней присоединялись. У нас есть бассейн там, чтобы вы в нём крестились — "все уверовавшие крестились", — если вы ещё не были крещены Христианским крещением. Это означает не окропление, обливание; это означает через погружение. Не в титул: Отец, Сын и Дух Святой, но во Имя "Иисус Христос", — подобно как крестилась вся церковь, пока в 303-м году католическая церковь не представила трёх богов и три формы крещения, в троичные титулы. Если у вас ещё не было этого, завтра утром в десять часов вас там будут ждать одежды и всё прочее.
165 Придите и соединитесь с Иисусом Христом, не с нами. У нас здесь нет даже церкви, чтобы заботиться о вас. Ходите в любую церковь, какую хотите, откуда бы вы ни пришли, но, пожалуйста, верьте этому Слову. Вы верите ему? Скажите: "Аминь". [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Благословит вас Бог. Пусть вы…
166 Есть что-либо такое, чем мы можем вам помочь — мы здесь для того, чтобы сделать это.
167    Так вот, я знаю, что здесь есть больные. Мы сегодня не успели по времени с молитвенной очередью. Хотя, может быть, мы устроим её. Хочу, чтобы каждый из вас сделал кое-что для меня. Вы сидите рядом с кем-то; возложите свои руки на того человека.
И, несомненно, вы кладёте свою руку на орла; может быть, орла, который ел где-то какую-нибудь пищу стервятника; ему стало плохо от неё. Они больше её не хотят. Они хотят выбраться из этого. Им от неё плохо и тошно. Сидят здесь в этот вечер и видят, что на самом деле могут есть орлы — Слово, и чтобы живой Христос жил среди них, показывая Себя живым, таким же вчера, сегодня и вовеки. Они не хотят быть наследниками вместе с шелухой; их сожгут. Вся солома и всё прочее будет сожжено. Идёт комбайн, чтобы вымолотить Пшеницу. Вы хотите быть Пшеницей.
168    Среди них есть больные, кое-кто из них болен физически. Я хочу, чтобы ты молился, орёл. Молись там за своего брата, сестру-орлицу, когда я буду молиться здесь за тебя. Пусть на тебя сойдёт Дух Божий.
169    Помните, я даю вам Пищу орла, обетование Божье. Он называет Своих пророков "орлами". Себя Он называет "Орёл", Он Орёл-Иегова. И пока вы возложили свои руки друг на друга — молитесь за них.
170    Наш Небесный Отец, в Твоём Слове сказано, последним повелением, данным Тобою Твоей Церкви, было: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие, — всеобщие повеления, — кто уверует и крестится — будет спасён; кто не уверует — будет проклят. Сии знамения будут сопровождать тех, кто уверует: Именем Моим они будут изгонять бесов, они будут говорить новыми языками, если им придётся выпить что-нибудь смертоносное — это не повредит им, если они возьмут змей — они не причинят им вреда, и если они возложат свои руки на больных — те выздоровеют".
О, Орёл-Иегова, накорми Своих малышей в этот вечер тем Словом, Господь. Они нуждающиеся. Вот то питание, в котором они нуждаются. Это то, в чём они нуждаются — знать, что является Пищей, чем является ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ.
171    Ты пообещал: если они возложат свои руки друг на друга — что они выздоровеют. О, Господь Бог, забери сейчас от нас все сомнения и понятия стервятников. И мы будем в серьёзности питаться Орлиной Пищей Слова Божьего.
172    Пусть уйдёт всякий нечистый дух, который в этих людях, всякий дух сомнения, всякий дух страха, всякая деноминационная зацепка, всякая привычка, всякая болезнь, всякая хворь, имеющаяся среди людей. Во Имя Иисуса Христа, пусть она выйдет из этой группы людей. И, начиная с этого часа, пусть они будут свободными, чтобы они могли есть Орлиную Пищу, которую, мы верим, Ты нам пошлёшь на протяжении этой недели, Господь, снимая те Печати и показывая нам те тайны, что были сокрыты от основания мира, как Ты пообещал. Они Твои, Отец. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
173    Все, кто верит и принимает, поднимитесь на ноги, скажите: "Я верю. Я принимаю. То, что Бог обещал мне — я получаю". [Собрание поднимается, выражая согласие.— Ред.]
Благословит вас Господь. Это чудесно. Каждый человек стоит! Это хорошо.
Аккорд — Люблю Его. Тогда давайте воспоём Ему этот гимн: "Люблю Его, люблю Его, потому что Он первый возлюбил меня". Сейчас все вместе.
Люблю   Его   (если   вы   любите, давайте
поднимем свои руки), люблю Его,                 Он первый возлюбил                                                       И на Голгофе искупил                                Спасенье мне.
174    О-о, Он чудесен? [Собрание говорит: "Аминь". —Ред.] Давайте пожмём друг другу руки. Брат, орёл, просто повернись, сестра, пожимайте руки, когда мы поём это.
Люблю Его…
Брат, орёл! Брат, орёл! Брат, орёл, служащий Словом! Чарли, ты как? Благословит тебя Бог, брат. Рад тебя видеть! Благословит тебя Бог, брат. Благословит тебя Бог, брат, орёл. Благословит тебя Бог.
Спасенье мне.
Давайте опять поднимем к Нему свои руки.
Люблю Его, люблю Его,
Он первый возлюбил... (и Он соделал тебя
орлом) И на Голгофе искупил Спасенье мне.
175 Как вы узнаете, как этот мир узнает, что вы любите Иисуса? Когда мы любим друг друга. Вот как мир…  Понимаете, Бог видит вашу веру, мир видит ваши действия. Так любите же друг друга. Будьте добры друг ко другу. Разговаривайте друг с другом. Будьте терпеливы друг ко другу.
И любые дальнейшие наставления, которые мы можем дать — крещение, поиск Духа Святого…   Как вы понимаете, у нас здесь нет помещений, чтобы проводить это в них. Призыв к алтарю, — если Бог убедил вас, что Это правильное, что Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же, и вы хотите соединиться с Ним, — идите и креститесь во Имя Его, завтра. Там будут люди, чтобы наставить вас. Всё, что мы сможем сделать, чтобы помочь вам — мы это сделаем.
Люблю Его, люблю Его,
Те, кто сейчас на телефонах, — Тусон, там  в Калифорнии, далеко на востоке, — поднимите свои руки, там в…?... Восхваляйте Его!
На Голгофе искупил
Кто будет распускать? [Брат Бранхам говорит с кем-то на платформе. —Ред.] Теперь, до завтрашнего вечера, я передаю вас Брату Невиллу, нашему пастору.
 

The Seed Is Not Heir With The Shuck


1 Let us remain standing for a moment of prayer. Let's bow our heads.
Dear God, we deem this a great privilege tonight to be here on this occasion to bring a living Christ to a dying world and a dying generation.
We would ask, Lord, that You would anoint our words and our efforts, that they will not return to You void, but may they accomplish that which they are purposed for.
Help every man, woman, boy, or girl here tonight that's needy. And, Father, we know we're all needy. And when we leave tonight, may we feel in our hearts like those who came from Emmaus after the--had witnessed the resurrection of Christ, saying, "Did not our hearts burn within us as He spoke to us along the way?" Grant it, Lord.
Heal the sick and the afflicted. May there not be any feeble among us after the service tonight. And above all things, may there not be one unbeliever left, Lord. May they all believe to Eternal Life. For that's our purpose of gathering here.
These blessings we ask to the honor of the Kingdom of God, in the Name of Jesus Christ, the Son of God. Amen. (May be seated)

7 It's good tonight to be back here. And I see we got a few standing around, and I think the--the phones are open now of--to many different cities across the nation: San Francisco, Tucson, up in the east. And we through the telephones send the greetings to them. We're in the auditorium here tonight. And the main auditorium's packed out, and the aisles, and around the walls, are standing full of people. And we understand that tomorrow night we're going to try to open up another side here to the gym and get a larger auditorium that'll take care of, maybe, a couple more thousand people. So we're hoping that tomorrow night. If it's filled up tonight, the first night, why, we believe it'll be greater tomorrow night. And I see they set in extra chairs and everything also tonight.

8 We're under great anticipations, first the coming of the Lord Jesus; the next, the salvation of--to lost souls that would receive Him tonight and be ready for His coming when He appears.
I want to offer a special greeting and welcome to all these fine men on the platform, which I understand many of them are ministers. Couple of hundred or more are setting on the platform, and we're certainly thankful that they're here.
To all you people wherever you are in different parts of the nation... And I understand that some are here from across the sea, overseas. So we're grateful for you to be here to enjoy this fellowship with us, which we're under anticipations that God is going to give us during this meeting.

11 It seems like that since I thought of coming back with these few days of meetings, that my own heart has been alarmed strangely with a great feeling that something's just about to take place. I don't know just what it is, but I hope that it's a great revelation from God that'll--will prepare us and make us better citizens of His Kingdom while we're walking in this dark world of sin and unbelief.
This ground tonight, this very spot holds a great thing for me. Since I knew that they built this school auditorium here, I have wanted to have a service in this place. I'm very grateful to the school board and to those who graciously let us have it. It was upon this spot, right about somewhere where this building stands tonight, that a great thing took place some thirty years ago, right on this same ground. It was nothing but a broomsage field at that time. And I lived in a little house just beyond here, about two hundred yards. I was very concerned in those days about the salvation of my father and mother, which both are gone on tonight. And especially in that day I was concerned about my father.
I remember, I was sleeping on the porch. It was warm, summertime. This is written I believe in the little book called, Jesus Christ, the Same Yesterday, Today, and Forever, or either it was in the little book called, "I Was Not Disobedient to the Heavenly Vision."

14 And laying on the porch, I suddenly was awakened, and a burden come on my heart for my father. As many of you people here of the city knew my father, I think he was a great man, though he was a sinner, and... But he had a bad habit that I tried to fight against that thing as hard as I could through the age; that's drinking. That night he was drinking. And I woke up with a great burden on my heart for him. And just with my pajamas on, slipped on my trousers, my pajama shirt left on; I wandered out through this broomsage field to just about where this stands now. And I knelt down to pray for my father.
And while I was praying and asking God to save him and not to--to let him die a sinner, that I loved him... And while I was in prayer, I raised up to look up towards the east from here, and there was a vision. And standing just above me (Many of you knows the vision.) was the Lord Jesus.

16 Now, I'm not allergic to illusions as I know of; but visions are real. And there stood the Lord Jesus, the first time I'd ever saw Him in a vision of that type. He was just about, oh, probably ten feet above my head, standing in mid air with one foot just making a step. He had on a white garment with fringe around the side of it. He had hair down to His shoulders, and He looked to be about--a man about what the Bible said He was, about thirty, but a small, thin built Fellow, very small. Looked like He wouldn't weigh over a hundred and thirty pounds.
And I looked, and I thought there was something that I might've--be wrong. So I--I rubbed my eyes and--and looked up again. And he was standing kinda sideways, kind of a profile of His face. And the looks of His face, which I've always seen in the visions, has been like Hofmann's head of Christ at thirty. That's the reason I have that in my house, on my literature, wherever I can put that, because that's the way it looked, more like that. Only He seemed to be small.

18 And I... As I was looking up at Him, I thought, "Surely I'm not looking at my Lord standing there." And I was kinda in, I'd say, in this position, and maybe right where this--under where this pulpit's at now. Somewhere, it was right in this vicinity within--with the radius of where I'm standing, the best I could measure off, within forty or fifty yards of somewhere around in this district here, this circle.
And I looked up, and He was standing there. And I bit my finger to see if I was asleep. You know how you... Just seems like it couldn't be so. And I was just young in the Lord then, about six months I'd been preaching. I bit my finger. I took a broomsage and broke it off. And many of you people who live in the country, you know what that little toothpick like is in the broomsage. I begin to chew on that. And I said, "It--it can't be. I'm a-dreaming. There's my home. There's father, mother, and the children there. And there's the old brick house pond that used to stand down here, where I used to hunt ducks just about two hundred yards beyond this. And here I am standing in the field; it's got to be so."

20 I kicked against the ground, stomped my feet a little bit, and shook my head and--and rung my hands, looked up again, looked away, looked again; and there He was standing there. And the wind started to blow, and I seen the broomsage blowing. And when it started blowing, His garments blew with it. Like the clothes hanging on a line, they begin to--to flip.
He was standing there. I looked at it. And I thought, "If I could just get a look at His face." And He was watching east, right this a-way. He was watching intensely. And I moved to step around to get a close look at His face, and I still couldn't see Him very well. He had His hands in front of Him, rather hid from where I was standing.
I moved around again, and I cleared my throat something like this; I went [Brother Branham demonstrates--Ed.] to see if I could attract His attention. But He never moved.

23 Then I thought, "Maybe I'll call Him." When I said, "Jesus," He turned His head; and when He looked at me, He just raised His arms out. That's all I remember for about a... Nearly daylight I was laying right out here somewhere where this place is now in the field, my pajama shirt all wet with tears where I'd been crying, and I had passed out. His face had characters that no artist could--could draw or paint. They could not do it. He looked like a Man that if you would look at Him, you'd want to cry with sympathy and respect with reverence, and yet with enough power that He would speak it would turn the world over. And the characters could never be caught by an artist.
And I never knowed to this day what that meant. But here I am tonight after thirty years, standing in an auditorium that's dedicated now to the service of Almighty God. And me just a--a lay member, really just a--a local elder in the--in the Baptist church here, of which Roy Davis was pastor at the time. And I am now standing here with the place crowded, right over the same grounds with the--to what I think, is the purchase of the Blood of Jesus Christ Himself in my hands to bring this four days' message of the Lord.

25 Just about six months after that I had my first baptism down here on the river when the Light came down right here at Spring Street. Many of you people might want to go down and take a look at it, at Spring Street and Water, right at the river front. And there's where the Angel of the Lord appeared in public first, and--at two o'clock one afternoon. And a Voice came from it, said, "As John the Baptist was sent to forerun the first coming of Christ, your Message will forerun the second coming."
This is thirty years later, and here I am still tonight proclaiming that Message. And around the world it's went, and I'm glad to be back in my hometown tonight to represent this Lord Jesus Christ that I still love with all my heart. Each day He grows still sweeter than He was the day before. I've never changed one iota in my doctrine. The first thing I started with, I still believe the same thing tonight. He's the same yesterday, today, and forever.

27 Now, I have a Message that I'm responsible for. When the Message first started out, it was of course... Everybody was praying for the sick, great signs, wonders, and miracles, that started especially in the Pentecostal people, a universal revival of a healing campaigns that swept the world. For fifteen solid years there's been revivals on every hill there is, I suppose. Revival fires are burning. Literally millions have accepted Christ as their Saviour by that one commission. That inspired from there to Oral Roberts, and so forth, and on and on as it's went around, after the Pentecostal church was laying in its dead slump as it was then.
My intentions and desire tonight is to awaken that church again to the coming of the Lord Jesus at hand. I have to rebuke it. I have to rebuke sin in whatever manner it is. I don't mean it to anybody's denomination. I have a Message.

29 Now, its hard to get in a church for a sponsorship just as it was with our Lord Jesus, 'cause it's Him; it isn't me. But as He preached at the first, and healed the sick, raised the dead, and cleansed the lepers, and cast out devils, everybody wanted Him. But there come a time where there's a Message that always follows every sign, because the sign has a voice. But when He set down one day, and said, "I and My Father are One." that was more than they could stand.
It was also when He said, "Except you eat the flesh of the Son of man and drink His Blood, you have no Life in you."
How... Why, doctors and well-thinking people would've said, "This man's a human vampire, trying to get you to eat his flesh and drink his blood." He never explained it; He just said it.
And tonight you might hear things and through the meeting that's just said; we might not be able to explain, but remember, Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. We believe it.

33 Now, we don't have time to talk too much, because we've got certain times to start here and certain times to get out. And we want to honor the school board which set these times for us. And we'll do all we can to honor them.
Remember, at any time a sinner wants to come to Christ, all you have to do is walk right up whether I'm preaching, singing, whatever it is, and give your life to Christ right then and stand in your seat. That's what we are here for, to help you.

35 I want to talk to Brother Vayle, Brother Borders, and the brethren here. If... I wonder if they couldn't have in the church in the afternoon, or some morning, or something, instruction service for those who are seeking the baptism of the Holy Ghost? Would that be all right, you brethren, Brother Neville and all of you could get there, Brother Capps?
If anybody wants to be instructed in the baptism of the Holy Ghost, why don't you come to the Tabernacle. [Brother Branham inquires about a time--Ed.] What would be best, morning or afternoon? Morning about ten o'clock? About ten o'clock of a morning.

37 If you got a question on the doctrine, if you got a question on the Message, if you--if you want to be... If you've never gotten ministered to personally, you want to be prayed for, or anything that you want to know in that manner, why don't you just slip down there at ten o'clock in the morning and see these men. They'll be one or more of them there to instruct, to pray for the sick, to answer questions just as a personal man would... You--you just go to them and they'll be glad to help you in any way they can.
Now, just before we approach the Word, we want to approach the Author of the Word again. You might eat too much; you might drink too much; you might laugh too much; you might walk too much; but you'll never pray too much. "I would that men pray everywhere, lifting up holy hands without doubt or wrath." Let us pray.

39 Dear Jesus, Author of the Word of Life, and You are that Word, we solemnly now approach Thee after the explaining of the vision that, God, You bear me record that that is true. Lord Jesus, I pray that You'll anoint the words tonight to the hearing of every ear that's under the Divine sound. And if there be some here or listening in out across the nation, if they are not ready and prepared at this hour to meet the challenge of the hour, the Message from God to repent and to be ready; for the Kingdom of God is nearing, we pray that it'll be so tonight with them, that they will meet this hour's challenge.
O God, I would pray for a help, knowing the responsibility and what it means and what I must answer at the day of the judgment for all that I say here and elsewhere. Help me to be deadly sincerely, Lord, with all that I do or say in Thy Word, that it might bring forth fruit. For as Your commission was, "Let not this Word depart from thy mouth, but meditate therein day and night, that thou mayest observe to do all that's written in the law. And then thou shall make thy ways prosperous, and then thou shall have good success. Have not I commanded thee; be strong and very courageous, for the Lord thy God is with thee wheresoever thou goest." Lord Jesus, make it so tonight. We pray in Jesus' Name. Amen.

41 Friday and Saturday from ten to twelve at the tabernacle at 8th and Penn Street will be instructions, answers to doctrine, prayers for the sick, and whatmore. Come right down if you have any question, anything you need. There'll be men there to--to handle it. The Lord bless you.
Now, for this opening service tonight, I can't do nothing but open it straight to our message. That's what we're here for. And now, it's what I come back for. And Sunday morning, the Lord willing, I want to meet that great challenge of the day, about "Marriage and Divorce."

43 Now, in Galatians 4:27, I wish to read these words, 4:27 to 31 inclusive.
For it is written, Rejoice, thou bearing that bearest not; break forth and cry, thou that travailest not: for the desolate has many more children than she which has a husband
Now, we, brethren, as Isaac, was are the children of promise.
But as then he that was borned after the flesh persecuted him that was borned after the Spirit, even so is it now.
Neverless what saith the Scripture? Cast out the bondswoman and her son: for the son of the bondswoman shall not be heir with the son of the freewoman
So then, brethren, we are not children of the bondswoman, but of the free.

44 The Lord add His blessings to the reading of His Word. Now, I believe here that I take a text like this, very odd, unusual. But sometimes we find God in those odd, unusual hours, unusual ways, unusual things. Because God is unusual, and those that really serve Him from their heart, serve Him in a unusual way to the things or the ways of the world. This text is called "The Seed Is Not Heir With the Shuck."
Paul here is speaking of the literal seed of Abraham's two sons. Paul gladly is bringing himself into position of the birth by the freewoman.

46 Now, we know that Abraham had two sons by two different women. God gave him a promise by Sarah--through Sarah, rather, that there would be a Son born, and through this Son the world would be blessed. All nations would be blessed of this Son. And it's commonly believed, especially amongst the Jews that this was Isaac, but it wasn't. This promised Son of Abraham is Jesus, and He is of the Royal Seed promise of Abraham.

47 But Abraham having two sons, one by--by Hagar, which was his wife's maid, a lovely, pretty, Egyptian maid that Abraham had picked up down in Egypt for her--to be her--his wife's maid. And Sarah, thinking that God would not be able to keep all of His promise true, she told Abraham to take Hagar her maid and to marry her (which polygamy was legal in those days) and to bring the child, and that's the way God had it planned, that she was to have the child only through Hagar... But we find out that that wasn't so.

48 Now, we understand also that God is perfected in three. Now, God is perfected in three. Grace is five. Seven is completion, like the world. God is perfected in Father, Son, Holy Ghost. That's the perfection of the Godhead: all one God in three manifestations of three attributes of one office--or three offices in the one Godhead.
Now, there is also three in perfection of the steps of grace to the church: justification, sanctification, baptism of the Holy Ghost. That consists of the new birth. Just like a natural birth is typed by it. Which a woman giving birth to a child, the first thing comes forth is water, blood, then life. The Bible said in I John 5:7--or 7:5, I believe it is--that said, "There are three that bear record in heaven, the Father, the Word (which was the Son), and the Holy Ghost; these three are One. There are three that bear witness in the earth: the Word--the water, blood, and spirit--water, blood, and spirit; these three agree in one."

50 Now, the Father, Son, and Holy Ghost are One. You can't have the Father without having the Son; you can't have the Son without having the Holy Ghost. But you can be justified without being sanctified. You can be sanctified without being filled with the Holy Ghost. We proved that in the order of nature.
Now, and many of you may be... I may be strange to you. And I--I'm without education, and I'm sure you already understand. But I teach in types, as the natural types the spiritual.
Now, we see that there are three in the perfection. God is perfected in three. Now, and that was in the perfection of the seed of Abraham was Ishmael, Isaac, Jesus: Ishmael coming from the bondwoman, Isaac coming from the freewoman, and both of them with sex, but Christ Jesus coming from the virgin, no sex.

53 Here this seed, one, one Seed, not seeds, but one Seed. These others were not seed of Abraham, because Abraham's Seed was his faith Seed that God was speaking of, not his natural seed. Because after Sarah died, Abraham married another woman and had seven sons besides daughters. So it wouldn't be Abraham's seeds; it was Abraham's Seed, one. And that was Abraham's faith Seed, pointing to the Royal Seed that was to come through Abraham's faith, not Abraham's natural life, but Abraham's spiritual life, who took everything contrary to God's Word and called it as though it was not, and believed God, against hope, believed in hope. That's the real Seed that we're speaking of.

54 Here we are presented with a picture though. The seed started, the seed of promise started in a slightly doubted--doubt of the original promise. See how it starts low in doubt in the original promise? God promised Abraham through Sarah to have this child. But now watch, the first seed of Abraham by the bondswoman come by Sarah doubting that this could happen, because she was old and passed the age of bearing.
Now, that's how the church starts. That's how it always starts. You start from the bottom. You don't start from the top. A man trying to climb a ladder tries to get on top first, he'll break his neck. You've got to start and build up to that. And here we find the beginning of the promise of God being made manifest through a slightly doubted, interrupted program of God.
That's the same way sin begin in the garden of Eden. That's how death started by sin, was when one word of God was misconstrued or doubted. You can't doubt or misplace one word of God that's THUS SAITH THE LORD...?... every Word be so.

57 And here Sarah even to who the promise... Sarah being a woman (which is a type of the church) gave doubt to the original program of God's promised Word, and said, "You, Abraham, my husband, take unto you this beautiful maid, and live with her, and be a husband to her. And God will give this seed of promise through her; and I'll take the child." See? Just bypassing one little iota changed the whole program. Therefore, we've got to take every word of God as THUS SAITH THE LORD. Every word of God is true.

58 Here the seed starts then in a promise slightly doubted. Isaac being the seed of the free and promised woman, brought forth (as Paul was trying to explain here in Galatians) he brought forth the natural, promised seed. And he goes on to say here that the--the bondswoman's children cannot be heir with the freewoman's children, because they are of two different categories. And that is true. The unbeliever cannot be heir with the believer. There's no way at all.
That's where the trouble is today. You can't make a denominational chicken believe with a eagle. You just can't do it. There's where the trouble comes. You've got to believe every word of God. You just, you're not heirs together; neither will you--will you join with it. You cannot do it. You've got to be eagle or a chicken.

60 It could not be heir with Ishmael, the seed of the bondswoman of the--because of the doubting. Sarah doubted God's Word, that God was able to keep It. Notice, Abraham... (You see what I'm building on for Sunday morning.) Abraham did not doubt it. Sarah did doubt it. She was the one. It was not Adam that doubted; it was Eve that doubted. So then, we'll find out more about those as we pick it up Sunday morning.
Neither can the Spiritual be--the natural be heir with the spiritual. No more can Ishmael's children be heir with the--with the--Isaac's children, and no more than the carnal can be heir with the spiritual.
Church natural, church spiritual... There is a church natural that these women here type, and there's a church spiritual also. So the natural church and the spiritual church cannot be heirs together. They're two different, separate times, two different separate people, under two different separate covenants.

63 That's why the rapture is different and will only be for the Royal Seed of Abraham. It cannot come by the natural, carnal seed of the church. It'll have to be the Royal Seed of the Word of God through Abraham, the Royal Seed. That's why the rapture has to be first, 'cause remember, "we which are alive and remain shall not hinder, prevent those which are asleep. For the trumpet of God shall sound, the dead in Christ shall rise first. We which are alive and remain shall be caught up with them together and meet the Lord in the air." Notice, and again it's written, "And the rest of the dead lived not for a thousand years."
Therefore, they're--they will not be heirs together; they'll not be in the rapture together. There's absolutely a church natural and church spiritual, a church carnal, a church spiritual.

65 There... See, here is no... There is no judgment to the royal, spiritual, predestinated Seed of Abraham, for they are predestinated to Eternal Life. They have accepted God's provided Sacrifice, and that Sacrifice which is Christ, the Word. "And there is therefore now no condemnation (St. John 5:24, if you want the Scripture)... There is therefore now no condemnation to them that are in Christ Jesus (Romans 8:1)... walk not after the flesh, but the Spirit." And Romans 5:24, "He that heareth My Word (the word there is 'understandeth.' Any drunkard anything else can hear it and walk away.)... But he that heareth My Word (understands My Word) and believeth on Him that sent Me hath Everlasting Life and shall not come into the judgment, but's passed from death unto Life." Yes, sir. He that this great mystery of the God made known, understand, how that God was in Christ reconciling Himself to the world, how that He and the Father were One, how that the great mysteries of the fulfilling of God taking and bringing Hisself, manifested in the age of human beings, and in the strain of human beings, and in the company of human beings, to make His Word manifested in the day in the eastern rising of the sun and to do the same thing as the sun sets in the west, to make Hisself manifested in a Bride church, the Word made manifest. See? It will to... "He that understandeth (that is, to know), that's been revealed to him of Him that sent Me, has Everlasting Life and will not come into the judgment, but's passed from death unto Life."

66 The natural seed was only a carrier of the spiritual the--Seed, like the stalk, tassel, and shuck. We've went through that before at another message, but I'd like to preview it a little here--or go back to it again just for a minute.
Now, here there is three stages of the seed, shows us the true picture, the three stages of the natural seed in the earth. Like a seed is planted, brings forth a stalk, little blade shoots from it, then the tassel, then the pollen hangs on that, and then the shuck, and then the seed again.

68 Watch these stages of this perfect parable here and how it worked out exactly in the type, 'cause God is the Author of all nature. Therefore, nature cannot fail no more than God can fail, because He was the One Who set the thing in its condition for--for us to look at and to see.
Notice, Hagar the stalk, which was the first beginning of the seed springing up, now, it didn't look anything like the seed. It was the stalk, because she was a bondswoman, not in the promise at all, nothing to do with the Word, just a transporter of the seed.

70 Notice Sarah the tassel, that had the pollen. That Jewish nation raised from her, from--come out of Sarah brought Isaac, through Isaac brought Jacob, Jacob brought the patriarchs, and through the patriarchs brought forth a nation.
Mary the virgin, faith, produced the true spiritual Seed Word made flesh. See? The three women, three women that this seed was carried through, one of them was actually an adultery under polygamy. The second was a freewoman, and the third one had no sex affair at all; but by faith she believed the Word of God. Hagar, Sarah... Both Sarah and Hagar was sex, but Mary was virgin by the power of a promised Word of God. That's right.

72 The stalk, Hagar... Two wives doubted the promise, but watch what that brought forth. When Hagar, the second wife of Abraham, which was just a--absolutely a concubine wife... But she brought forth a man. But what kind of a man was he? The Bible said he was a wild man. He lived by his bow and no man would conquer him. He was untameable, unconvertable, unregenerated. He could not be tamed. He was a wild man, because he was of the contrary to God's Word. And anything that's contrary, any preacher, any lay member, any church, that's contrary to God's Word will bring forth a wild adulterous bunch of worldly Hollywood, who cannot stay with the unadulterated Word, because it's not even included in the promise. No.

73 Sarah the true wife of a promise, being the tassel, brought forth a gentle man. In the returns brought forth a promised nation that served God. But Mary by no sex at all, but believed the promised Word when she was a virgin, knowing no man. And the Angel of the Lord met her, said, "Hail, Mary, blessed art thou amongst the women, for God is with thee."
And she said, "How will these things be?"
He--she said... The Angel said, "The Holy Ghost shall overshadow thee."
It'd never been done in all of the ages, but Mary believed God. And she said, "Behold the handsmaid of the Lord." She believed the Word. How's she going to have it? She knowed that Hagar had the baby by a sex desire with Abraham, and Sarah had the baby by sex desire with Abraham: children of the promise, the bondswoman and the freewoman; but here she's asked to believe that a contribution to the faith that was in Abraham who believed the impossibles; "As long as God said it was so, that makes it right."...
She believed God, never questioned. She said, "Behold, the handsmaid of the Lord. No matter how much criticism I have to bear from the world, be it unto me according Thy Word." There come forth the genuine Seed.

78 Sarah could not do it, because it was sex. That's right. And neither could Sarah, because it was sex; neither can the church under sectarianism; it takes a virgin belief in the Word of God that made the promise to bring forth children. Sectarianism will never bring forth a reborned church. It cannot do it. It'll bring forth a substitutionary something. It'll bring some--forth something that imitates it, something that tries to be like it. But a genuine born again Church of God believes the Word of God in the face of anything regardless of what it is, because it's unadulterated. It's by the promise of God that these things come.

79 Mary the true one said by the--out sex--said, "Be it unto me according to Thy Word. Behold thy handsmaid." And she brought forth... What did she bring forth? Not a wild man, not a nation, but she brought forth the Word, God Himself made manifested in the flesh (Amen.), the true Seed of God that manifested every promise that God made in the Bible. Without Him no man can live--without Him. She was the true seed. She was beyond the... She was the shuck that brought forth the grain.
Now, the other two was carriers of life, only as the natural seed. Mary... Now, remember, I said the other two... Now, Mary, don't make her God, as some people tries to make her. She was not a god. No, sir. She was only a carrier of the Seed like the rest of them was.

81 But like faith in the Word brings more to the real image, like as the corn matures, or the wheat... It comes forth a stalk; then it comes forth the pollen; then it comes forth a shuck. But when... You think... That shuck, if you don't watch, it'll look just exactly like the real wheat. But when it's opened up, the real wheat's on the inside. It's only a carrier again.
So you see Mary, not through sex, but through faith, something exactly like it... Mary was not that Seed. Mary was a carrier of the Seed. He was the genuine faith Seed, because the Word of God is by faith that He give to Abraham. And only faith can produce what God said He'd do, faith in His Word.

83 Notice, how more like the real thing Mary was, but like the shuck. The shuck hugs this seed in itself, and protects it, and nurtures it, until it's standing alone, mature. So has this third church age of Pentecost matured holding this grain until it's time to open up the shuck. Mary being the mother of Christ, just a incubator... He was no blood of Mary; He was no blood of Jew; He was no blood of Gentile; He was the Blood of God. God created this Blood. It could not be sex. He wasn't Jew nor Gentile.
The baby's not one speck of the mother's blood. The blood comes from the father. We know the hemoglobin's in the male. Like a chicken, it can lay an egg, a hen can, but if she hasn't been with the male bird, the rooster, it'll never hatch. It's unfertile, though it looks exactly like a real fertile egg. Every nature of it looks the same, but it hasn't got the life in it.

85 That's the way with people who profess Christ. Many of them look like Christians, try to act like Christians, but you've got to have Christ on the inside of you, which is the Word made manifest, or it'll never mature into a real Bible believing Christian. It'll always be a denominational something. It cannot live, because there's no life in it to live. An egg cannot hatch; it rots right in the nest if it hasn't been with the--with the male bird.
Just like members of a church. You can baby them and call them--make them deacons and everything else, but they'll--you have a nest full of rotten eggs unless they've mated with the mate. That's right.

87 Carrier, the shuck, it nurtured it. That's right. Then it, that is, the seed itself has to leave the shuck, or the shuck has to leave the seed to get the seed in the presence of the sun so it can be ripened. All in type we see.
See here now how close she, the church of this last days gets to look like the Seed Itself. Look how this denomination of Pentecost that's raised up in the last days--and we'll explain it little later on (See?), how they come so close to looking just exactly like the Seed. When a shuck comes forth out of a grain of wheat--or a blade of wheat, after the pollen has fallen in there in the second stage and produced the third stage, which is the--the--the shuck... And how that that, if you are not a real close observer, you'll never be able to tell but what that's the real grain of wheat in there. When that first little grain comes forth, look like a grain. But you set down and open it up, and you'll find out there's no grain there at all. It's only a shuck, a carrier of the grain. Now, the grain comes forth from that. But remember, there is no more after that shuck. Remember, there was no more Seed promised through a woman anywhere after Mary. And there's no more denominations promised after Pentecost. It's the rapturing Bride coming forth from there, the seed, the Word made manifest again.

89 Notice, see how close it looks. Matthew said--St. Matthew 24:24, said that the two spirits in the last days, the church spirit of the church people and the Bride Spirit of the Bride people, would be so close together till it would deceive the very elected if it was possible. That's how close.
Look how it's come through the stalk. Now, notice, we're going to type something here. Luther in the church age a-bringing forth the Bride Seed was the same in spirit. Just one little grain of seed Luther stood out on; that was justification by faith. He was a very type of Hagar, the stalk. Notice, Wesley was type of Sarah, the Philadelphian, the age of love, that brought forth the tassel that... In Wesley's age there's more missionaries than any other age we've had. The great missionary age of John Wesley's time...
But Pentecost represented Mary, Mary, the last stage of it. Now, she was not the Seed, yet the life of the Seed was in her. But it hadn't matured yet. I feel very religious. It hadn't matured yet. It was there, but it wasn't matured. So is it with our Pentecostal age that we're living in. There's got to come forth a--a Word of God that's inter--undenominational, outside of the realms of that denomination.

92 Luther went to husk with his first word, "the just shall live by faith." Wesley had two words, sanctification: second, definite work of grace. Pentecost had the third word: the restoration of the gifts. But the entire seed has to come forth. See how they denominated on one word, and another word, and another word. But there's got to be something cannot be denominated. It's the entirety of the life that's in there has to produce itself again for a Bride. There cannot be any more church ages after this. We're at the end, brothers and sisters. We're here; we've arrived. Thanks be to God. Amen.

93 Now, we see these things are just as true as they can be. Still we notice then, if her being the tassel, or Wesley being the tassel, Pentecost then, being the shuck, which is the next stage of the coming forth of the grain...
But, brother, sister, the stalk is not the grain; neither is the tassel the grain; neither is the shuck the grain, though each time it matures it looks more like the grain. The stalk don't look like the grain. Then what comes forth? The tassel, a little bulb. It looks a--more like the grain than the--than the blade does. What comes forth next? The shuck. It holds the grain; it nurtures the grain.
Now, looky back there at the promise God made to Abraham of, "thy Seed..." speaking spiritually. Any of us know that. He was speaking of Christ, not Isaac; through his faith Seed.

96 Notice, the first was by a bondswoman. Didn't look anything like the promise. God don't have to take back His Word for nobody. God said how it would come, and that's the way it'll come. But Sarah being a representative of the church, type of the church, it--she found out there, that... She said, "Well, I believe it's a little too phenomena. I just can't even believe in that, so you go get Hagar, and you take her for a wife." See there? That stalk didn't look like the promise at all, but when Sarah came forth, now, that looked pretty good. It looks a whole lot more like the promise there, but still it wasn't the genuine promise, because Israel in Isaac failed and denied the genuine Seed when It come on (Hallelujah. Don't get excited; don't run. That won't hurt you.), denied the Seed, crucified Him, and hung Him on the cross.

97 Just like Paul said here, "Did not the--the seed of the--of the freewoman or the bondswoman persecute the seed of the freewoman? And so does the seed of the denomination persecute the genuine grain. It's always got to be that way. They'll not be heirs together. They're not associated together. They're absolutely two different promises, two different times, two different peoples altogether. One's a Bride and other one's a church. No comparison at all with them.
But still they are not the seed that's promised to come. Neither was Sarah; neither was--and neither was Hagar. Neither Sarah was or--or neither Mary was the Seed. Mary was not the Seed. She was a carrier of the Seed. But she had nurtured, brought forth out of her womb, just like the shuck brought from it's womb the real Seed. But the shuck is not the Seed. It only... It's closer to the seed. It's hugged up around the seed. Way back up in the stalk, the life is scattered all through the stalk. And when it comes to the pollen, it's gathered down closer. But when it comes to the shuck, it's right down there like the seed, and forms it almost like the seed. Jesus told us what would be in the last days: be so close it would deceive the very elected if possible. But then the seed comes forth from there. And the shuck, the life leaves the shuck. And the shuck is a carrier. And that's just exactly what our denominations has been, a carrier. Luther, Wesley, Pentecostals, and now it's time for the seed to come forth.

99 Notice it; notice, just... She was not the Seed; Mary was not, just a shuck, tassel, and stalk, carriers of part of the Word, not all the Word. Luther had justification. Wesley had sanctification. Pentecostals had the restoration of the gifts. But when the Word come... Now, they could produce that, that justification will save a man. You believe that? Sure. It's a carrier of the Word, the same as I believe the stalk is part of the wheat. Sure it is. But it's a carrier. It ain't the life. Then along come sanctification. How many believes in sanctification? You believe the Bible you have to. Sure. So still that's not... It's a little more like... That's two more words. But then come the Pentecost, the restoration of the gifts. Speaking in tongues, they call it the initial evidence of the Holy Ghost, speaking in tongues. There they call that the initial evidence, which brought forth the what? The shuck. But they denominated. But when you come to say, "I and My Father are One," and these other things, then the shuck pulls away from it. But the real genuine Bride church will bring forth the entire Word of God in Its fulness in the midst...?... for He's the same yesterday, today, and forever.

100 Notice, in the wombs of Mary was the Seed. But when the Seed was delivered, It said, "I come to do the will of Him that sent Me. I and My Father are One. If I do not His works, believe Me not." There was the Seed. "Which one of you can condemn Me of unbelief? What the Bible's promised I'd do, I done it. God has verified that through Me." He said. "Who can tell Me now?" See? But the--the Seed in Mary, the shuck, it was close to being that, but it wasn't. It was still in the womb.
Notice. And in the Pentecostal age, through the Lutheran age, through the Wesleyan age, it's been the same thing through this Pentecostal age. Now, notice, but at the opening of the Seven Seals, Revelations 10, the full Word is to be borned into manifestation again and vindicated by the Spirit of God in the full strength, as It was when It was here on earth, manifested in the same way, doing the same things that It did when It was here on earth. Amen. Hebrews 13:8 said Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. In St. Luke 17:30 Jesus said, "In the last days, as it was in the days of Sodom when the Son of man will be revealing Himself again, it'll be the same thing."

102 The world's in a Sodom condition, and the church has went into Sodom with it like Lot and his wife. And I say that there is a elected church somewhere in this world that's pulled out and set aside from those things. And the manifestation of God has attracted its attention. We're at the last days.
The shuck has give forth its strength into the seed; it's went on out. It was a good shuck, but it served its time.
See, it is the Word Bride of the Word Groom. The natural seed of Abraham, of Isaac, and Jacob and--or natural seed, rather, of Ishmael, natural seed of Isaac, and so forth, had to go into the ground in order to--to bring out this other, bring out Jesus. And so has all these others. The seeds has to dry--and I mean, the shucks has to dry, and the pollen has to dry, and everything dies so the seed can produce itself.

105 That's the way it's been in every age, denominations has been the carriers of part of it. Part of that is the Word, for it has been hid from the wise reformers or the--sealed away from them until the age of the eagle's appear. The Bible said so. Yes, sir. 'Cause we're promised that in Malachi 4. Exactly, we are. He's hid it from the eyes of the wise and prudent. And as we've just went through the Book of the Revelation, we find out that every--all three of those messengers, or those beasts that went forth, each one suited Luther just right. Each one seeded the other one just right, which is the ox and the different animals of the Bible. It went forth to justification, sanctification, even into the Pentecostals; but the fourth was an eagle. That's right, and through that age God raised it up. So it'd have to come through that age to be correct. Yes, sir, the eagle promise being fulfilled of--of Malachi 4...
Jesus was not of Mary, but came through Mary, like the life through the shuck.

108 Now, many of you fine Catholic brothers here or sisters tonight maybe think that Mary was mother of God, as you say she was. How could she be the mother of God, and God had no beginning and no end? Huh? Who was the Father of God then if she was the mother? See? He was her Creator, and she was not His creator. He created Himself in the womb of Mary, not her own creation. It was... He created Himself. He was not of her, but she was of Him. That's right. The Bible teaches us that all things were made by Him. And not nothing was made but what was made by Him. So how could He... How'd He have a mother, when He was God Himself?

109 Now, we see here the true revelation of the true type. There's three women carriers of the natural seed until the matured into Jesus. How... Ishmael could not be, because be was born really--in what we'd think today: out of wedlock, because he was a bondswoman's son. Then come a little more like Him, like Jesus, which come out Isaac. But it still wasn't, because it was borned of the sex between Sarah and Abraham. But then along came Mary, by the virgin birth produced Jesus Christ (That's right.), God, the Word made flesh.
Now, look, there was three women. There's three women typed here, churches (The women always types churches.) means three denominational ages, carriers, which also must die and dry up, just like the shuck and so forth does, to give room for the seed. The seed cannot get ripe--cannot get ripe, rather, until the shuck, stalk, and leaves are all dry. That's right. It saps every bit of the life in them out. Amen. All it was is that plus. Cannot do it...

111 Now, it's seed time or Bride time. The shucks are dead. The shucks are dried up. The virgin Word time, not touched... It's a virgin. Remember, a virgin Word time. If you put it in the hands of a denomination, it sure won't be virgin. It'll be man-handled time you get to it. But God's church is not touched by denomination (Hallelujah.); It's a virgin born Word of God made manifest: Jesus Christ, the same yesterday, today, and forever. Hallelujah. How--how wonderful. I love it. I believe it. I know that it's the Truth. It'll not be touched. There'll be no denominational man-handling in the virgin birth of the Bride. No, sir. She's--she's commanded by God to come out of such. "Touch not their unclean things..." become vultures.

112 Just reminds me. As I was coming from Phoenix the other day, coming to Tucson from the meeting, the Spirit of God called my attention to something (as wife and I were going along talking, and the children was asleep in the back of the car, getting late), called my attention to a hawk. And I watched that hawk a little bit and studied him. He's a very type of the church today.
Now, the hawk, as we all know, has lost his identification of his original creation. That's exactly right. Once he was similar to an eagle, his greater brother, a hawk was. But now he doesn't fly in the skies no more to hunt his heavenly manna, but he has gotten soft. He don't fly in the skies anymore; he hops on the ground like a vulture, sets upon a telephone post, hops along hunting for dead rabbits. The hawk wasn't made to do that. No, he was made to be a similar to an eagle.
Now, that's just like the church. It was made similar to the eagle. It should take the place in the heavenlies. But instead of that, it's got soft. It don't fly into the unknown no more, into the blue. No, sir. It's depending on it's modern ways of adoption, of education, and theology of some manmade denomination, looking for a bunch of dead rabbits half rotten that something else has (That's right.)... hopping along on the ground. That's right. A hawk... See that's what tells. The eagle hasn't changed a bit. He stays a eagle.

114 He doesn't soar into the skies, a hawk doesn't any more, to catch his fresh manna up there, but he depends on what he can find already dead. A hawk don't know how to--ain't supposed to get on the ground. But watch an old hawk today. Go down along the road; you see the telephone wires setting full of hawks, see if he can find something--something's killed, some rotten something. He's got so he hasn't got wings enough to fly. He's... The first thing you know he'll be on the ground altogether, grounded because he's got soft. He don't use his strength no more that God's give him.
His special identification was to sail into the skies and watch down from below. But now, he gets down below and can't even look up. He's got his mind on dead rabbits to find out what he can find on the road, some skunk, opossum, or something somebody's run over. He's not an eagle, but he's something like it. Just like the church depending on its food for education and so forth, a dead diet that died years ago through Luther, and Wesley, and the Pentecostals, and gone on in the age. It's looking back for some manmade creed, instead of flying up in the heavenlies of the Word where all things are possible to them that believe.

116 He's took up the habits of the buzzard. Them dead things was left for the vultures, the world. Educations and so forth like that was left for the world, not for the church. He's so soft he don't... He ain't rugged no more. He can't get up into the rugged heavenlies where all things are possible to them that believe. He sets back and said, "Well, Doctor So-and-so said certain... My denomination don't believe it that way." Oh, you perverted hawk, afraid to break out upon the promises of God.
You say, "Well, the days of miracles is passed." You're soft. You're scared to take your wings and fly yonder, and have you come too soft for a prayer meeting? Have you come to a place that you're scared to stay over ten minutes at the altar? Hop along like a vulture eating dead a-carrion on the ground. Yes, sir.

118 He's too soft to take the rugged beyonds anymore. Hops like a vulture, and eats vulture's food (That's what it is. That's right.), until he's begin to look like a vulture. He acts like a vulture; He ain't no more a hawk than nothing. He's more like a vulture than he is a hawk. A hawk's supposed to sail, not set on a telephone pole and watch for a dead rabbit, and then get down there and pop up and down the road like a vulture. See?
That's just about the way the church has today. "What's the use of going up there and sailing around when I can get rabbits here?" But they're dead; they're rotten; they're contaminated. One time they were good. So was the doctrine of the Lutheran, Wesley, and the Pentecostals. Why you eat like a vulture? There was new manna fell every night out of the heavenlies for the children of Israel as they journeyed. Anything left over was contaminated. We used to say in the country, "got wiggletails in it." There's too many of them wiggletails in our experiences today. Our religion's depending on what somebody else said, what somebody else said, and, "The promise is for some other age."

120 Man come to me not long ago, a Baptist preacher, up there in my house, and said, "You know," said, "I--I just want to correct you on something."
I said,"What?"
Said, "You're trying to teach an apostolic doctrine over in this age," said; "the apostolic age ceased."
I said, "When? (See?) I'll tell you when it begin, and you tell me when it ceased." I said, "You believe the Word?"
He said, "I do."
I said, "All right. Now, on the day of Pentecost, you believe that's when the apostolic age started?"
He said, "I do."
I said, "Then the speaker, apostle Peter, said these words... And remember, Jesus said, 'whosoever shall take one word out of This or add one word to It, his part will be taken from the Book of Life.' That's a preacher or somebody that's got their name on the Book." I said, "Peter said, 'Repent every one of you and be baptized in the Name of Jesus Christ for the remission of sin; and you shall receive the gift of the Holy Ghost; for the promise is to you, and to your children, and to them that's far off, even as many as the Lord our God shall call.' When did it go out then? It's always been in." It's a bunch of hawks that's turned out to be buzzards and hopping around on some other dead carcass some other age killed for them (That's right.) not fresh manna from the heavens anymore.

124 They don't want It today. They can't have a prayer meeting. Not eagles to begin with, soft, not rugged, just hops around. So is our modern denomination depended on education to some manmade theology to explain all these things away. And they accept that. They won't take the Word that said Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. He won't take Malachi 4. And he won't take all these other promises pertaining to this day, and said how the church age--how the prophet said, "It shall be Light in the evening time." They don't take this; they want to hop around on what some Pentecostal organization killed a hundred years ago, eating on half rotten manna. That's right. It's no good.

125 Notice, church is so carnal, feeds itself on worldly a-carrion, dead things of the world, just like the vulture does. Church politics, they don't let the Holy Ghost send a man to a church; they have to have a politics and see if the denomination's going to receive him or not. That's right. They like the world. They dress like the world. They look like the world. They act like the world. They're vultures like the world. They're lazy, soft, compromisers. That's all there is to it. Did you ever see a eagle compromise? No, sir. There's no compromising in him. Neither does a genuine Christian. He ain't soft. He'll hunt till he finds it. Amen. Yes, sir. He'll find his meat. He wants fresh manna. He'll get down there an dig till he finds it. He'll fly higher and higher. If it's not in this valley, he'll raise a little higher. The higher you go, the more you can see. So it's time for the eagles of this day to get to flying higher; dig into God's promises, not live on vulture food that's been killed years ago. Get out of it.

126 Politics, voting in, voting out, saying this, that, or the other. And the Holy Spirit has no more right-of-way in the church than nothing. No more prayer meetings, no more agonizing with God to fulfill His Word. No more believing that the Word is still the same yesterday, today, and forever, they just vulturize down, got a denomination, put their name on the book, got lazy and soft, and sets back there gloating on some kind of dead a-carrion. And then supposed to be at least a hawk that's a similar brother to the eagle, the prophet that brought the true Word and manifested it.
Relies on half rotten, manmade theology. Where does he get it at? In some manmade Sunday school program sheet some educator killed for him back in some seminary, tell him that, "The days of miracles is passed; there was no such a thing as the baptism of the Holy Ghost; all this is nonsense." You mean to tell me that an eagle would eat that? He couldn't do it. No, sir. Neither will a Christian eat on that dead a-carrion from old denominational doctrines and things. They want the Word of God fresh, the promise of the hour.
God promised rabbits in the days of Luther. He promised other things in the days of others. But now He's promised us a full square meal, the full seven course menu, for all the Seven Seals are opened and everything is ready for the Word of God, for those who can receive...

129 Hawks hopping like buzzards (Oh, my.), think of it, how critical what--how the hour is. Just as the hawk has long lost his identification as a hawk, so has the church long lost her identification as a lesser bird brother of the eagle, God's prophets. Once a carrier of a true word, justification, then it become a carrier of sanctification, then it become a carrier of the baptism of the Holy Spirit, restoration of the gifts. But then when it goes on and keeps going back try to eat something, manna from another day, it's rotten. It's no good. A genuine eagle of this day knows that was all right, but we got that plus until Jesus Christ is made manifest in the fullness of His power as He promised to be in this last day.

130 She is now a dry shuck. It's passed. The Spirit of God passed through her. It's true. And will not--she will not be heir with the a-vindicated seed Word. She sure will not be. She'll not be in the rapture. She'll be a church member, may come up in the second resurrection, be judged according to what's she's heard. If you're here tonight and just a church member, what's your judgment going to be when we all have to stand there and witness you heard the Truth? See?
She no more flies into the blue, into the unknown, unto the supernatural where the powers, and heights in the promises of God's eternal Word has made possible all things to them that believe. She won't believe that. She says... She falls right back on the telephone wire and says, "My denomination says the rabbits is all right." Though they got maggots in them, but yet they're all right. See? She depends on that.
Pentecost is like her denominational vulture sister setting now in large council seats of the ungodly (certainly.), listening to her worldly politics head, feeding her on vulture food of dead rabbits of something that passed by fifty years ago. That's the condition of the Pentecostal church. Oh, my.

132 Just as Sarah tried to bring the promise of the supernatural by, by hand-picked Hagar, so has the church trying to bring a revival, our great evangelists, across the countries today, "A revival in our time, a revival in our time. All you Methodists, Baptists, Pentecostals, all get together." How can you have a revival of fresh manna on an old dead vulture? How can you have it? "Revival in our time." The revival would be so small, they'd never know it ever happening.
Pentecostals said, "Oh, there's going to be a great thing happen." It's happening, and they don't know it. That's it. See? Yes, sir. "For where the carcass is there the eagles will be gathered, as sure as the world. That's what it said. What is the carcass? The Word. He is the Word, the Carcass, Christ, Christ in you, the same yesterday, today, and forever.

134 How true it is, Sarah trying to get the promises all fulfilled (You see?), in a great--like the church today, a great revival in our time by what? By a perverted promise. How are you going to do it when God never did bless organizations. He never did use an organization. When a message went forth, and they organized, it died right there. I challenge any historian to show me where it ever raised again. It died right there and stayed right there. God just moved right on out of that carrier into another one, right on out of the Lutheran into the Methodist, right on out of the Methodist into the Pentecostals.
Now, He's moved right on out of the Pentecostals into the Seed, because it has to be the Seed. You can't beat nature. There's no nothing else there for it to happen but the Seed. So the Seed will produce Itself, He's the same yesterday, today, and forever, the same Pillar of Fire, showing the same signs, the same power, the same God, the same miracles, the same things. Vindicated the Word and the Bible just exactly, He's the same yesterday, today, and forever. He's leading tonight. God help us to see it and believe it. Sure.

136 See, Sarah, the church, hand-picked Hagar? It didn't work did it? No. Her hand-picked group won't work today either. Doctors, and Ph.D.'s, and L.L.D.'s don't do it. All the carriers fail. Luther failed it; Hagar did. What did Hagar do? Hagar gave her son to another woman's bosom (That's right?) to raise her child. Hagar did that, gave her son, her only son, to another woman's bosom, not its mother, to raise it. That's the same thing Luther did, when he gave his son justification over to a denomination to fool with (That's exactly.), to raise him up.

137 Wesley failed the same way as Sarah did, doubting the supernatural birth being the baptism of the Holy Ghost, as Sarah did at the oak tree. When Wesley was introduced to the supernatural... When the Pentecostal age come on and Wesley was introduced to speaking in tongues, all this, they laughed and made fun of it. All you Church of Christ, and you (so-called), you Baptists, and Presbyterians, every one of you turned your nose up on it and went away from it. That's right. What'd you do, Wesley? You sold your child to an organization, and it died and perished. That's exactly right.
But the Word, the true Word went right on. It didn't stay in that organization. It moved right on into Pentecost and took some more with it. It was a more matured son, like the seed that fell into the womb. And after while it started in the backbone, then it had lungs, and had head and feet, and after while it come to a place that it was born. That's right. So that's how the church has matured, the same way.

139 Wesley doubted just exactly like Sarah did at the tree. She said... When the Angel of the Lord, a Man dressed like a--a Angel... God, it was Himself, Elohim, dressed like a man, stood there with dust on His clothes and said that He'd and give the promise, after Sarah was ninety years old and Abraham a hundred. And Sarah laughed up her sleeve, and said, "How could this be when Abraham and I haven't had, well, we haven't been as young people--family relationship--maybe for twenty years." She was nearly a hundred years old. Said, "Me, have pleasure with my lord, me old and him old too? And his stream of life is dead, and my womb's dried up. My breast is gone; the milk veins are gone. How could I have it?" God said, "I promised it. He's coming anyhow."
So did Wesley. "How can we accept them speaking in tongues, and Divine healing, and stuff. It's not for us in this day."

142 God said, "I promised in the last days that I'll pour out My Spirit upon all flesh." He promised to do it, and He went on and done it anyhow. And the Wesleyan church with the--all of its little pollen sisters of Baptists, Presbyterians, and Church of Christ, and Nazarenes, Pilgrim Holiness, and United Brethren, and what for, died right with it, and the church moved on. Now, what did Pentecost do? Organized it just like the shuck. It done the same thing. It organized itself together, set itself in as the shuck. That's right.

143 Pentecost was as Mary. Pentecostal feast, look what Mary did. What did Mary do wrong? At a Pentecostal feast one time she was faced with a bunch of dignitaries, priests when her Son... She couldn't find Him anywhere. And she went back three day's journey she'd left Him, like the modern church today, about three times five or twenty-five has the church left--about fifty years ago or seventy-five.
Left Him at the Pentecostal feast... Mary went back up with Joseph three days looking for Him. She'd been looking for Him, couldn't find. She found Him. What did she find? She found Him in the temple discussing the Word of God with the priests. And right in the front of those priests, those dignified, Mary let the curtain drop. She did exactly the thing she should not have done. Call her God, the mother of God? A mother ought to have more wisdom than her son. And she said, "Your father and I have sought You with tears for day and night. Your father and I..." claiming that the birth wasn't supernatural, that Joseph was the father of Jesus. She denied the supernatural birth. Pentecost took speaking in tongues. They denied the birth of the Word. That's exactly what it did. They'll take so much of it, but won't take the rest of it. It denied the birth of the Word just like Mary did.

145 But watch, there will not be any more organizations after this. Watch. The Word Itself, yet twelve years old, just a little bitty thing back in the shuck, He said, "Don't you know I must be about My Father's business?" The Word corrected the church right there.
"What are you doing all these things for? You know you can't do this. We'll close up our doors. We won't let you come any more."
"Know ye not that I must be about My Father's business?" Sure, sure, the true supernatural charm...
She just claimed Him to be Joseph's son, a mere man, or what Pentecost did, just claimed Him to be one of three (Whew, I know that hurt.), one of three, but He was all three in one. But the Pentecostal, "Oh, yes, He is the Son of the Father of the Holy Ghost..." Oh, my. But the real true Word speaks right out and said they're not three of them; there's one of them. Amen. Ye know not the Word of God. Make, not three of them, but one...

149 Notice, there will be no more carrier, mother churches, denominations, after this carrier shuck, because after the shuck there's no more... There's nothing left but them and just the grain. Is that right? Got to be the grain. It's got to be the same kind that went into the ground: Jesus Christ the same yesterday, today, and forever.
A Spirit come upon the Bride to do the same things that He did. See, it's the reproducing again of the grain.
The Word, yet young, spake for Itself. "And know not that I must be about My Father's business?"
There's the secret of the Message now. Just exactly, the Father's business. What is the Father's business? Could you think of what the Father's business was to Him? To fulfill what Isaiah said, "A virgin shall conceive." Fulfill what Isaiah said again, "The lame shall leap like a hart," and all these thing that'd take place; like Moses said, "The Lord your God shall raise up a prophet among you liken unto me." It was the Father's business to fulfill that Word. Well, if that come down through them stalks of them natural women, what about these stalks of these spiritual church women? Churches means women--women means churches, rather. Is that right? Then what is it now? "We must be about the Father's business," the wheat would cry back, the grain. Yes, sir. What must it do? Vindicate Malachi 4; vindicate Luke 17:30; vindicate Hebrews 13:8; vindicate St. John 14:12; vindicate all of His Word: vindicate Hebrews--I mean, Revelation the 10th chapter, of the opening of the Seven Seals; and the mysteries of God, even to serpent's seed, and all would be manifested: Marriage and divorce and all these other mysteries that's been hid under the pillars from all these years from the theologians and so forth, but it's now the hour. That's the Father's business. Think they would receive it? They want to be dignified and say, "Our denomination don't teach us that." But the Bible does. That's right. God vindicates it to be true. Sure it is.

153 Fulfilling this age when the Seven Seals are just proving the denominations has just been carriers. That's another one of the Father's business. To prove... And the Father's business now is to show you them denominations is not His. They're a manmade systems that deny the Word. That's right.
Notice. You say, "Why, Mary the--the great virgin?" At the cross He never called her, "mother"; He called her, "woman," carrier, not mother then. True, she was the carrier of the Word, but she was not the Word. He was the Word. Oh, yes.
Notice also, she was not identified in the resurrection with Him. He died and rose again, 'cause He was the Word. She was just a carrier. She died and is still in the grave. That's right. So she was just a carrier, not His mother, not God. She was just a carrier like the churches are. That's right. Shows she was just a carrier, not the Word.

156 Let's close by saying this. Oh, Pentecostal hawks, hopping around like vultures, partaking of the world just like the rest of them does, having a form of godliness, enough to deceive the very elected if possible, but denying the power thereof, as says the prophet here, a perfect example of what God's Word said it would be in the last days: a Laodicea church age, naked, blind, miserable, poor, wretched, and don't know it, claiming that she's big and wealthy, has need of nothing, and don't know that she's changed from a hawk, a similar brother to a prophet to keep the Word of God straight; she's turned to a vulture and feeding her people on dead ecclesiastical rabbits. That's exactly right. Wake up. My, how do you expect to be identified--or heirs with the eagles when such things as that in this great hour when the rapture is at hand.

157 Oh, Christian, oh, believer, if you've been a partial believer, keep on attending the meetings for just a little while, will you? We got something here I believe the Lord wants you to know. It's late; I can't go any farther. I got to close, and maybe finish tomorrow night. But look, let us bow our heads just a moment.
I don't want you to notice what grammar I use, but I want you to take heed just a minute to what I said. It's plain enough you could understand it, I'm sure, if you desire to. If you're here tonight, and you're without this experience... I don't say... You say, "I've danced in the Spirit, jumped all around." Yeah, hawks do the same thing. It's like the crows and the vultures. I'm not asking that. What are you eating on? Where do you get your daily diet? Where are you feeding, from the Word of God or some old a-carrion that's been used back yonder years and years ago? Is your experience even tonight with something you've picked up many years ago, or is it fresh and new tonight, new manna that's just fell from heaven and you're feeding your soul on it and looking tomorrow for something good and better? If you're not that way, now with your heads bowed, and your eyes closed, and your hearts bowed, ask yourself this sincere question, and not to me but to God, would you raise your hand in a testimony of saying this? "God, condition my soul and my spirit that I can feed only on the Word of God." Would you just raise your hand, say... God bless you. God bless you.
I don't know just exactly how many's in here, there's--tonight. I'm a very poor judge of crowds, but I'd say at least a third or more raised their hands, that they want conditioned souls. Let us remember in prayer now as we bow our heads.

160 Dear God, I'm only responsible for saying the Word. And by these little simple parables, little types, the people see that one's not going to be heir with the other. And we know that in the last days there's going to be people that's going to be raptured up into the heavens. And some of them will be here when Jesus comes. And we're looking for Him to come even tonight.
And I'm thinking of thirty, about thirty or thirty-three years ago knelt here maybe at this time of night, along nine-thirty or ten o'clock, praying for a father that was lost... Tonight, Lord, I'm praying for many fathers, many mothers, and brothers, and sisters. Won't You have mercy, dear God? It's too late now for my father to do anything about it; he's passed beyond the boundaries of this life. And soon, Lord, we're all going to pass that way. I too must go that way. Every man and woman, boy or girl in here has to go that way. And we will be accountable for what we do with the Word of God.

162 How little did that man seem in the sight of David when he was spitting upon him. How little will those people think that spit upon Jesus the Word when He returns again, those that pierced Him. How little will the people feel who could walk away from here and see even a--even not only in some great Greek words and so forth, but in plain nature that teaches of God the Creator, can see the carriers of the Word, and see the Word Itself, and know the hour we're living, and harvest time is here. Dear God, let us not turn our back upon it for some folly of the world, but let us tonight receive Him with all of our heart.
And, Lord, create in me a good spirit, the Spirit of Life, that I might believe all Thy words and accept Jesus the Word, the same yesterday, today, and forever, and believe today on the portion that's 'lotted to this age. Grant it, Lord. I ask it in Jesus' Name.

164 And now, I'm going to ask each one of you as you're here and thinking of this real sincerely... We don't have a church for you to join. We have a pool down there to be baptized in: "As many as believed was baptized." If you've never been baptized yet by Christian baptism... That don't mean sprinkling, pouring; that means by immersing, not in a title of the Father, Son, Holy Ghost, but in the Name of Jesus Christ like the entire church was baptized until the Catholic church in 303, introduced three gods and three forms of baptism in a trinity titles. If you haven't had that yet, tomorrow morning at ten o'clock, there's robes and things waiting for you down there.
Won't you come and join with Jesus Christ, not with us. We don't have a church even here to take care of you. Go to any church you want to, wherever you come from, but please, believe this Word. Do you believe it, say "Amen." [Congregation replies, "Amen."--Ed.] God bless you. May you do...
If there's anything we can help you, we're here to do it.

167 Now, I know there's sick here. Our time's got away from us tonight for a prayer line. Maybe we'll get it though. I want each one of you do something for me. You're setting close to somebody, lay your hands over on that person. And no doubt you're putting you hand upon a eagle, maybe an eagle that has been eating some vulture food somewhere, gotten sick of it. They don't want it no more. They want to come out of it. They're sick and tired of it. Set here tonight and see what eagles really can eat, the Word, and have a living Christ living among them, showing Himself alive, the same yesterday, today, and forever. They don't want to be heirs with the shucks. They're to be burned. All the straws and things is to be burned. The combine's coming to beat the wheat out in order to be wheat.
There's some of them that's sick, some of them physically sick, I want you to pray, eagle, pray for your brother, sister eagle there, as I pray for you here. May the Spirit of God come upon you.
Remember, I'm giving you the food of the eagle, the promise of God. He calls His prophets eagles. He calls Himself a Eagle; He's Jehovah Eagle. And while you have your hands laid upon one another, pray for them.

170 Our heavenly Father, Your Word said, the last commission You give to Your church was "Go into all the world and preach the Gospel (the general orders); he that believeth and is baptized shall be saved; he that believeth not shall be damned. These signs shall follow them that believe: In My Name they shall cast out devils; they shall speak with new tongues; if they should drink any deadly thing it wouldn't hurt them; if they take up serpents, they'll not harm them; and if they lay their hands on the sick, they shall recover." O Jehovah Eagle, feed Your little ones tonight upon that Word, Lord. They're needy. That's the diet they need. That's what they need to know what the Food is, what THUS SAITH THE LORD is.
You promised if they laid their hands on one another that they would recover. O Lord God, take all doubts and vulture ideas away from us now. And we feed solemnly upon the eagle Food of the Word of God.
Let every unclean spirit that's in these people, every spirit of doubting, every spirit of fear, every denominational claim, every habit, every sickness, every disease that's among the people leave; in the Name of Jesus Christ may it come out of this group of people. And may they be free from this hour on, that they can eat the eagle Food that we're believing You'll send us through the week, Lord, breaking open those Seals and showing us those mysteries that's been hid since the foundation of the world, as You promised. They are Yours, Father. In the Name of Jesus Christ. Amen.

173 All that believe and accept, stand to your feet, say, "I believe; I accept that; what God promised me, I receive." The Lord bless you. That's wonderful. Every person standing. That's good. A chord, "I Love Him." Let's sing this hymn to Him then, "I love Him, I love Him, because He first loved me." All together now.
I love Him, (If you do, let's raise our hands.) I love Him,
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.
Oh, isn't He wonderful? Let's shake hands with one another. Brother Eagle, just turn around, sister, shake hands as we sing it.
[Congregation greets one another--Ed.]
I love Him,... (Brother Eagle, Brother Eagle, Brother Eagle, that's where you belong...?... Charlie, how are you...?... God bless you brother. God bless you, brother...?...)
On Calvary's tree.
Let's raise our hands again to Him.
I love Him, I love Him,
Because He first loved me (And He makes us eagles.)
And purchased my salvation
On Calvary's tree.

175 How will you know, how will the world know that you love Jesus? When we love one another. That's how the world... See, God sees your faith; the world sees your actions. Love one another now; be kind to one another. Talk with one another. Be patient with one another. And any further instructions we can give, baptism, seeking the Holy Ghost... We don't have any rooms here to do that in, you understand. The altar call, if God's convinced you that this is right, that Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever, and you want to join with Him, go and be baptized in His Name tomorrow. There'll be men there to instruct you. Anything that we can do to help you, we'll do it.
I love Him, I love Him,
Because (You on the telephones now, Tucson, over in California, way up in the east, raise your hands way out in...?... Praise Him.)
... purchased my salvation
On Calvary's tree.
Now, until tomorrow night I give you Brother Neville our pastor.

Up