Настойчивые

Дата: 64-0619 | Длительность: 1 час 33 минуты | Перевод: VGR
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Настойчивые / Perseverant

Настойчивые

1    …нашу любовь к Нему, я уверен. Но среди людей происходит сильное охлаждение. Пробуждение закончилось. Огни гаснут. Видите, сейчас время чему-то произойти. Вы знаете, в древнем римском храме, храме Весты, когда огни гасли, все уходили домой, таким образом там ничего не происходило. И я думаю, что это… Я в достаточной степени квакер, чтобы поверить, что это—что это должно быть таким образом.
2    Теперь я думаю, что сегодня, я пропускал это каждый вечер, но…Я—я хочу почтить это Слово Божье, потому что я думаю, что это — Слово Божье, и Это — Он. Это Он в письменном виде. Буква сама по себе, это, ты должен иметь Дух, чтобы оживить букву. Поэтому, сейчас в знак уважения к этому Слову, давайте встанем, когда мы будем Его читать. Святого Марка, 7-я глава и, начиная с 24-го стиха, и прочтём до 30-го стиха, включительно. Те, у кого есть Библия, и вам как бы хочется взять отрывок для небольшого правильного засева, может быть, ещё нескольких семян в этот вечер, чтобы возводить ту веру, пока не придёт время.
3    И когда я почувствую, что Дух довёл до кульминационного пункта, прямо тогда каждый из вас будет вызван на платформу. Не—не волнуйтесь, это произойдёт прямо тогда. Но до тех пор, пока этот Дух не дойдёт дотуда, где ты почувствуешь, что это дошло до людей!
4    Какая польза подниматься сюда, если вы просто приходите сюда? Вы проходите в очередях Томми Хикса и Томми Осборна, и Орала Робертса, туда и сюда, в очереди. Ваша вера из-за этого только слабеет. Вот и всё.
5    Когда вы приходите сюда с полной уверенностью, что вы выходите не перед вашим братом или кем-нибудь ещё, вы приходите сюда, потому что Дух Божий в вас умолял вас выйти, нечто должно произойти. Нет ничего, что удержало бы от этого. А до того, вы просто ходите кругами, как на прогулке; в город приезжает очередной служитель, совершаете круг; следующий служитель приезжает, круг. В этом ничего хорошего. Ничего нет в каком-то проповеднике, всё равно что ваш муж или ваш брат, или кто бы то ни был. Мы являемся только Его представителями, которые говорят вам Слово. Кое-кто из них имеет разные дары, об этих дарах Библия говорит. Это всё сделано, чтобы подтвердить Его Присутствие.
6    Так вот, если бы это был я, или вы для меня, если вы не можете поверить другому на слово, что ж, это решило бы дело. Но Бог полон милости, Он посылает дары и подтверждение, чтобы доказать, и просто настолько… Он настолько долготерпелив, настолько деликатен и добр, что Он—Он желает, чтобы никто не погиб и никому не было вреда. Он хочет быть уверен, что каждый из вас вошёл. Хорошо.
7    Теперь, Библии у вас открыты на 7-й главе Святого Марка, и 24-м стихе.
И отправившись оттуда, пришёл в пределы Тирские и сидонские; и войдя в дом, не… не хотел, чтобы кто узнал; но не мог утаиться.
Ибо услышала о Нём женщина, у которой дочь одержима была нечистым духом, и прийдя, припала к ногам Его;
А женщина та была язычница, родом Сирофиникиянка; и просила Его, чтобы изгнал беса из её дочери.
Но Иисус сказал ей: Дай прежде насытиться детям; ибо не хорошо взять хлеб у детей и бросить… псам.
Она же сказала Ему в ответ: так, Господи; но и псы под столом едят… крохи у детей.
И сказал ей: За это слово, пойди; бес вышел из твоей дочери.
И прийдя в свой дом, она нашла, что бес вышел и дочь лежит на постели.
8    Теперь давайте помолимся, склонив головы и свои сердца. Мне интересно, в то время как мы молимся, кто из вас хотел бы быть вспомянутым в молитве ради чего-то особенного, пожалуйста, поднимите свою руку, может быть, “Господь, пусть это буду я сегодня”, понимаете, или, “У меня есть близкие, пусть это будут сегодня они”.
9    Наш Небесный Отец, Ты знаешь нужды, прежде чем мы даже попросим. Иисус учил нас этому: “Знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения”, но всё же мы должны просить.
10    Когда Он посмотрел на жатву, Он был Господином жатвы, и Он сказал: “Жатвы много, а делателей мало; молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою”, связывая Себя вместе с человеком настолько, что Он трудится только при посредничестве человека. Он избрал человека, чтобы трудился для Него. Он мог бы избрать солнце проповедовать Евангелие, Он мог избрать ветры или деревья, или звёзды. Но Он избрал человека, скрывая Себя внутри, утаивает Себя от неверующего, открывает Себя тому, кому Он пожелает.
11    Господь Бог, мы сегодня здесь с одной лишь целью, чтобы увидеть Тебя открывающим Себя нам в прощении грехов, которые мы совершили, и—и помощи нам, и в поддержке святых на пути, в спасении грешников, возвращении отступников обратно в общение Небесного Отца и Церкви Верующих, Первенца. Даруй это, Господь.
12    Ты знаешь, что стоит за каждой поднятой рукой. Ты знаешь, что было ниже неё, под сердцем. Ты знаешь их желание. Я приношу мою молитву ради них, чтобы Ты даровал каждому из них их желания. И мои руки были подняты, Господь. Даруй наши просьбы.
13    Благослови чтение Твоего Слова. И сейчас, когда мы взяли отрывок, мы молим, чтобы ты раскрыл нам контекст, чтобы нам знать Его лучше. И когда мы уйдём отсюда, вечером, чтобы мы могли сказать подобно тем, которые шли из Эммауса, после того как Он воскрес из мёртвых. И они шли с Ним целый день, беседовали с Ним и тем не менее, они не узнали Его, Кто это. Есть многие в этом городе, Господь, сегодня, несомненно, беседовали с Тобой и шли с Тобой, но всё же, не распознали Твоего Присутствия.
14    Но в тот вечер, когда Ты… когда они уговорили Его войти и побыть с ними, Клеопа со своим другом, и когда Ты запер ту дверь и Ты присел, Ты сделал нечто точно таким образом, как Ты сделал это перед тем, как Ты был распят. Ни один человек не делал этого таким образом. Ты сделал это Своим, присущим Тебе, способом, и по тому они узнали, что Ты был воскресшим Христом. Тут же Ты стал невидим для них. И с лёгким сердцем, полным радости, они присоединились к остальным апостолам и сказали: “В самом деле Он воскрес из мёртвых”.
15    И когда мы покинем это здание, сегодня, пусть и мы увидим Тебя явившимся на сцену и совершающим те же самые дела, которые Ты совершал до Твоего распятия, как Ты обещал, что Ты повторишь это снова в последние дни. И даруй, Господь, чтобы, когда мы пойдём, мы шли, как они, говоря: “Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам по дороге?” Ибо мы просим это во Имя Его и ради Его славы. Аминь.
Можете садиться.
16    Я хочу взять одно слово для сегодняшней темы, и слово, которое я хочу взять, звучит: Настойчивые.
17    Вы могли бы сказать: “Брат Бранхам, это—это совсем небольшое слово для трёх—четырёх сотен людей, которые сидят здесь сегодня”, — или сколько бы это ни было; я не силён, чтобы оценить аудиторию. И вы скажете: “Это очень короткое слово”. Что ж, не в—не в размере дело, но то—то, что на самом деле я собираюсь сказать насчёт этого.
18    Теперь, настойчивый, согласно словарю Вебстера, это—это будет… это—это слово, это, тебе следует “быть упорным”, также, означает быть упорным, когда ты стараешься  достичь цели, стараешься приложить кое-что сверх того, стараешься нечто сделать. Если ты упорный, тогда ты настойчивый.
19    Вот, все Христиане должны быть упорными. Они должны быть настойчивыми. И единственный способ, чтобы суметь это осуществить, это сначала поверить в то, что ты пытаешься сделать. А если у тебя нет веры, ты просто схватился за это, тогда ты—ты—ты не можешь, не можешь быть настойчивым. Когда же ты действительно знаешь, что это — Истина, тогда ничто не сможет тебя остановить, ты на самом деле тогда настойчивый.
20    И во все века мужи, которые могли сделать что-то и верили в то, что они пытались осуществить, были настойчивыми.
21    Например, подобно тому, кого мы называем отцом нашего народа, это Джордж Вашингтон. Он был настойчив, когда он, стараясь добиться победы над британцами, пересёк ледяную Делавэр. Он был настойчивый. Там не было ничего… Его солдаты, половина из них, даже не имели обуви на ногах; их ноги были замотаны тряпками. Дул порывистый ветер. Но он молился всю ночь, и победа была в его сердце. И никакая британская армия или что-нибудь другое не могло его остановить, как не могла остановить его даже ледяная река. Он молился до конца, и там не было такой помехи, которая могла бы его остановить. Он был настойчив, и он выполнил поставленную задачу, потому им был получен ответ от Бога.
22    Когда человек получает свой ответ от Бога, не существует такого, что смогло бы его остановить.
23    Сегодня большинство людей, я повторю мною же сказанное в прошлый вечер, что у них есть надежда вместо веры. Ты находишь людей, пришедших на платформу, которые—которые просто сосредоточенны в надежде.
24    “Вера же есть осуществление ожидаемого; уверенность”. Это не миф; это не воображение. Это нечто, что есть в тебе. Ты уже это имеешь. И ты с этим просто настолько счастливый, с той верой, которую имеешь, как если бы ты имел реальность в своей руке.
25    Например, подобно этому, если я умираю с голоду; и буханка хлеба стоит двадцать пять центов, за которые можно—можно купить буханку хлеба. Теперь, если в моей руке лежат двадцать пять центов, то я настолько же счастлив, как если бы это была буханка хлеба, потому что это — покупная цена хлеба.
26    И когда я знаю в своём сердце, что я принял это, и я верю, что Бог мне это дал, то я просто настолько же счастлив с той верой, как если бы я был исцелён, потому что я буду исцелён, так или иначе. У меня есть реальность прямо сейчас, никто не может у меня её отнять. Я знаю, что это верно, и я могу быть настойчив в этом.
27    Когда Бог говорит что-то такое, чему надлежит произойти, например видения или что-нибудь. Я видел их десятки тысяч, и многие из вас являются свидетелями, и все до одного всегда исполнялись. И когда Бог говорит что-нибудь, то я не… Если Он скажет сегодня вечером: “Иди на государственное кладбище, потому что Я собираюсь воскресить Джорджа Вашингтона  утром”. Я пригласил бы весь мир посмотреть на это, это должно произойти.
28    Божье Слово не может не исполниться. Он никогда не подводил, и Он не может подвести. Есть только одно, чего Бог не может сделать, и это — подвести. Он не может подвести. А Бог — это Его Слово.
29    Так вот, Ной жил в период научного развития, когда они были, возможно, могли просмотреть радаром Луну. Иисус сказал, что это был день, похожий на этот. “Как было в дни Ноя, так будет, когда Сын человеческий явится”.
30    Вот, мы знаем, там в Египте мы видим эти пирамиды. Мы не можем воспроизвести их сегодня. У нас нет таких мощностей, чтобы это осуществить. Они владели атомной силой, или—или какой-то силой, при помощи которой были построены пирамиды. Нам не удалось бы взгромоздить туда наверх те валуны, ни в коем случае. Как не смогли бы мы воспроизвести и тех сфинксов. Никоим образом не сделать этого. У нас нет средства, чтобы сделать мумию, забальзамировать тело, которое выглядит до сих пор естественно в течение тысяч лет. Мы утратили то искусство. Краска, которая не потеряет яркость; у них были многие вещи, в которых мы абсолютно не разбираемся. И они построили эту пирамиду таким образом расположенную по центру земли, что не имеет значения, где находится солнце, вокруг неё никогда не бывает тени, от пирамиды не падает тень. О-о, архитектура, приборы, какие у них—у них были, превосходят нынешние.
31    И Ной жил в той интеллектуальной, научной эпохе. Ной жил. И он был пророком, и Господь ему сказал, что пойдёт дождь. И после того как Ной услышал голос Божий, будучи пророком для голоса Господа, Слово Господне приходит к Его пророку, и он узнал, что пойдёт дождь; не имело значения, что кто-нибудь сказал, шёл ли вообще когда-нибудь дождь.
32    И никогда раньше дождя не было. Бог орошал землю, растительность, с помощью—с помощью орошения из родников и так далее, которые находились в земле. Там никогда не бывало на небе тучи, но, тем не менее, Ной знал, что вода изольётся сверху. Как Он собирается это совершить? Он не знает, но он был настолько настойчивый, что он пошёл и построил ковчег, согласно инструкции, данной ему Богом для этого строительства, потому что он слышал голос Божий и находился в Присутствии Божьем, когда голос Божий явился ему.
Это должно было бы зажечь эту рождённую свыше Церковь, настойчивые!
33    Меня не волнует, сколько критиков смеются над этим, сколько говорят, что этого не может быть, и потом выходят и научно это подтверждают, достают радаром до Луны и показывают, что там нет никакой воды в небе. Но Ной знал, что если Бог, находился в Его Присутствии, и Он — это Бог, который проговорил к нему, и Он был ясно отождествлён, что это было Божье Слово, и находился в Присутствии Божьем, он был—он был упорный. Он строил ковчег, так или иначе; и никто не пожелал помогать ему, он строил его один. Он был упорный, потому что он знал, что это было Слово Божье, и он строил его.
34    Я могу подумать о—о Моисее, великом учёном, как он был настолько умным, что он мог—он мог учить египтян мудрости. Он мог учить учителей. Он знал всю ту теологию, которую знали египтяне, равно как и теологию своего еврейского народа. И он был сообразительным, остроумным человеком, великим… Нас учили, что он был военным. Но полностью потерпел поражение из-за одного случая. Он убил египтянина, на этом и закончилось его образование; когда они обвинили его потом: “Не хочешь ли ты убить и нас, как ты убил египтянина?” Полагая, что его братья поймут это. И он—он потерпел ужасный крах.
35    И это меня наводит на вот такую мысль. Вот причина того, сегодня, что наши системы потерпели крах. Вот почему мы никогда не сможем приучить людей к Богу. Мы никогда не сможем привлечь их к Богу через деноминацию. Мы испробовали все эти системы, и они все рухнули, как, рухнули, как вавилонская башня. И у них всегда будет такой конец.
36    Бог, неизменный Бог, принял Своё решение в Эдемском саду, как Он будет спасать человека.
37    И когда Бог принимает когда-либо решение, оно навсегда должно остаться в таком виде. Он не может изменить. Он не может стать умнее. Он является источником всякого интеллекта. Не имеет значения, что говорит наша наука, если это вопреки Интеллекту или Слову Божьему, это противоречит, это неправильно. Меня не волнует, насколько это будет подтверждено научно, это по-прежнему неверно.
38    Бог решил, что Он спасёт человека пролитой Кровью Невинного. Они пытались строить города, они пытались объединять их, они пытались строить башни, образованием привлечь их к Этому, и они постоянно уходили всё дальше. Вам никогда не удастся спасти человека, пока он не вернётся к Крови. Это единственное место, где Бог когда-либо встречался с человеком. Не его умственными способностями, не с помощью того, насколько он умён, сколько человек избрали его священником или епископом, или государственным надзирателем, или кем бы то ни было, служителем, дьяконом, это не то основание, на котором Бог встречается с человеком. Он встречается с ним на основании, когда тот находится под Кровью. Это единственное место, где Израиль мог когда-либо встретить Бога, для поклонения, это было под пролитой кровью. Это усмотренный Богом путь. Никакой другой способ не сработает. И под пролитой Кровью Бог встречается с человеком и находится в присутствии человека.
39    Моисей, этот интеллигент-беглец, пророк-беглец, в самой глубине пустыни, и женился на этой прекрасной эфиопке, и жил там; у него родился сын, маленький Гирсам. И однажды, гуляя по пустыне, далеко в пустыне, будучи пожилым, восьмидесятилетним, мужчиной, казалось, что будто бы уже не был нужен как служитель, но он увидел куст, охваченный Огнём, горел и не сгорал. И он свернул в сторону, чтобы увидеть, что же случилось, и оказался в Присутствии Божьем; и услышал Присутствие Божье, услышал Голос Божий, когда находился в Его Присутствии, когда этот Столп Огненный находился в этом кусте, разговаривая с ним. В то время он боялся даже приблизиться к Египту, понимая, что фараон убьёт его, сейчас его ничто уже не остановит.
40    И иногда, когда человек входит в Присутствие Божье и слышит голос Божий, он совершает вещи настолько—настолько радикальные для обыкновенно мыслящих людей, это кажется нелепым.
41    Наступает следующий день. Муж, который боялся с помощью армии напасть на Египет, все те рабы, которые были в Египте, он боялся напасть на фараона таким образом; вот он сейчас здесь, на следующий день, восьмидесятилетний и борода по пояс, лысина блестит на солнце, изогнутая палка в руке, его жена сидит на муле с младшим ребёнком на коленях, едут туда, его глаза обращены к небу, прославляя Бога.
“Куда направляешься, Моисей?”
42    “Направляюсь в Египет, завоёвывать”. Вторжение одного человека! Почему? Он побывал в Присутствии Бога. Он увидел, что Бог смог сделать с палкой. Он не знал, что Он мог сделать с армией. Он знал, что Он смог сделать с палкой.
43    Я не знаю, что Он может сделать при помощи деноминации. Я знаю, что Он может сделать при помощи одного человека, который полностью предоставит себя Ему в распоряжение. Всё, что Ему нужно, это один человек, это — ты. Тогда он настойчивый. Ничто не остановит его.
44    Моисей вошёл в Присутствие Божье, услышал Его голос в чудесном знамении. Он знал, что Он был поядающим Огнём, а здесь Он в Столпе Огненном внутри куста. Всё его образование, вся его теология покинула его. И он знал одно: там был Бог, и у него были Его распоряжения. Изогнутой палки было достаточно. Он побывал в Присутствии Божьем.
45    Совершенно безразлично, сколько натренированных людей было в Египте. Ни одно из того не имело ни малейшего значения для Моисея. Он побывал в Присутствии Божьем, и он был настойчивым. Он направляется туда, чтобы завоёвывать, против щитов и подготовленных воинов, десятков тысяч, с помощью изогнутой палки в руке. Остановите его, если сможете. Нет ничего, что сможет его остановить. И он осуществил это, он пришёл туда и завоевал, потому что он был настойчивым, поскольку он совершенно точно знал, что он был в Присутствии Божьем, и слышал голос Божий из Присутствия Божьего. Аминь. Не только голос был, но это был голос Писания.
Есть разные типы голосов. Проверьте это по Слову.
46    Голос сказал: “Я Бог Авраама, Исаака и Иакова. Я обещал, что Я освобожу тех людей. Время близко. Я услышал их стон, увидел, как нагружают их приставники, и Я помню Моё обещание. И Я сошёл сюда, чтобы освободить их, и Я посылаю тебя для этого”. Этого вполне достаточно. Он видел Его Славу, и он пошёл туда.
47    Давид был очень настойчивым, когда он пришёл туда, где расположилась постыженная запуганная израильская армия, а за маленьким ручейком, на другой стороне, находились филистимляне. Там был Голиаф, сильный претендент, примерно вдвое больше размером и ростом, чем обычный человек, пальцы длиной четырнадцать дюймов; и огромное копьё, длиной несколько футов, которое можно было там поставить и просто наколоть человека на него, вот так, и потом сбросить их; протыкать их, подцеплять их на копьё и сбрасывать их, когда они поднимаются на холм.
48    А когда противник знает, что он одержал верх над тобой, ему нравится хвастаться. Так что он сказал: “Давайте не будем проливать много крови”. Сказал: “Саул, пусть один из твоих людей сойдёт сюда и сразиться со мной. И если я убью его, что ж, тогда вы будете нашими рабами. Если же он убьёт меня, то мы будем вашими рабами”. Видите, когда у противника превосходство!
49    И каждый воин просто так сильно дрожал, что он—он с трудом мог держать свои доспехи. И Саул, самый способный среди них всех, на голову и плечи выше своей армии, он не решился сразиться с ним, и тем не менее, считается, что он помазанник Господень.
50    Но вот туда из пустыни пришёл невысокий, сутулый, румяный паренёк, в руке которого была праща. А тот исполин не на того напал, чтобы продолжать хвастаться. И Давид сказал: “Вы хотите мне сказать, что позволите тому необрезанному филистимлянину вот так стоять и поносить воинство Бога живого? Вы хотите мне сказать, что будете и дальше такое терпеть?”
51    Теперь его братья сказали: “Ты плохо себя ведёшь. Возвращайся обратно туда к овцам, где твоё место”.
52    И новость дошла до Саула. Саул сказал: “Приведите мне сюда этого юношу, дайте-ка мне на него взглянуть”.
53    И когда он пришёл, невысокий сутулый румяный паренёк стоял там, возможно, что волосы ниспадали на глаза. И он сказал: “Ну, ты, ты не можешь сразиться с тем человеком”. Сказал: “Ты ещё ребёнок, румяный человечек-человечек, ещё молод. А он воин от юности своей”. Он сказал: “Не можешь ты сразиться с ним. Я восхищаюсь твоей храбростью, но он… он слишком велик”.
54    И что произошло? Он сказал: “Дай-ка я взгляну, сможешь ли ты использовать мои доспехи”. Итак, он надел на него свои доспехи, дал ему свой щит.
55    Что ж, бедный Давид не смог подняться. Он—он—он сказал, что он ничего в этом не смыслит. Он выяснил, что Саулово церковное облачение не подошло мужу Божьему.
56    Так что он сказал: “Я его отошлю и подготовлю его как доктора философии, доктора права и так далее, и посмотрю, что он сможет сделать в этом”.
57    Он сказал: “Я ничего в этом не понимаю. Снимите с меня их. Я—я ничего в этом не понимаю”.
58    “Но вот то единственное, что я знаю. Я пас овец у отца моего, и приходил лев и уносил одну из них. И я гнался за ним, потому что отец поручил мне сторожить тех овец”. Аминь. И любой добрый пастырь — это присматривающий за овцами. И он сказал: “У меня не было ничего в руке, кроме этой пращи, но я сбивал его с ног; а если он бросался на меня, то я убивал его. И медведь приходил и уносил овцу. Я гнался за ним и отнимал её из его пасти; а если он бросался на меня, то я убивал его”. И сказал: “Насколько же более Бог Израилев, Бог Небесный избавит меня и от руки того необрезанного филистимлянина!”
59    Тот паренёк был настойчивым, потому что он знал, о чём он говорил. Он знал, в Кого он верил, и был полностью убеждён, что Он был способен выполнить то, что он вручил Ему на тот день. Сейчас у него в руке только праща, вот и всё, что у него было. Он сказал: “Я сражусь с этим филистимлянином”. Потому что, причиной того, почему он был так настойчив, он знал, если Бог, во время присмотра за овцами помогал ему возвращать овцу обратно в отцовское стадо, то насколько же более важен человек.
60    Теперь подумайте об этом, все служители. И мы чувствуем таким образом относительно вас, овцы, сегодня вечером. Дьявол пришёл и сразил вас болезнью. Это правда. Он вытащил вас из доброго здравия. У меня нет степени доктора философии. У меня нет степени доктора права. У меня даже нет среднего школьного образования. Но я знаю, что у меня есть. Я последую за вами, сегодня, чтобы вернуть вас на тенистые зелёные пастбища и к тихим водам. Вот для чего мы стоим здесь на платформе, сегодня, — это пойти и добыть вас, выхватить вас из львиных лап там, вернуть вас обратно. Будьте терпеливы, слушайте внимательно и наблюдайте, постарайтесь выяснить, что мы пытаемся сделать, — это помочь вам.
61    Вот, Давид был очень настойчивый, потому что он знал, в Кого он уверовал, и он знал, что он был способен совершить; то, что он вверил Ему, Он был способен сохранить это.
62    Мы узнаём о том, что Самсон, ещё один великий судья в Израиле, и некоторые люди изображают Самсона, будто у него плечи были, примерно как ворота; в таком случае, не было бы ничего удивительного в том — увидеть такого человека, который смог снять ворота Газы и уйти с ними, или взять и растерзать льва на части. Но, вы знаете, Самсон был совсем мелким… на уличном жаргоне — коротышка, малютка, неженка с вьющимися волосами, маменькин сынок, семь косичек. Это было нечто необычное. Думали, что рослый мужчина, ростом десять футов, мог схватить льва, конечно, и убить его. Но необычным было то, что этот паренёк выглядел беспомощным до тех пор, пока на него не сходил Дух Господень. Это не был Самсон. Это был Дух Господень.
63    Вот почему это не были апостолы. Иисус избрал их всех, практически, каждый из них был совершенно необразован, что не могли даже написать своего имени. Он не избрал священников. Он не избрал богословов. Он избрал рыбаков и пастухов, необразованных и неучёных, поэтому Он мог взять это под Свой контроль, то есть взять ничто и создать из этого что-нибудь. Это Его характер. Таким образом, Он не берёт подготовленных школ и подготовленных учёных, Он берёт нечто такое, что осознаёт, что не представляет собой ничего. Он входит в это и создаёт из этого нечто.
64    Мы узнаём, что этот Самсон был назореем, у него было семь косичек. И когда Дух Господень сходил на него, тогда он ничего не боялся. Почему? Он был настойчив до тех пор, пока он мог чувствовать на себе обет назорейства. Пока он мог дотянуться до своей спины и ощутить, что там были те локоны, он знал, что он был в воле Божьей и ничто не могло его связать. Город не мог его связать. Лев не мог его убить. Он поднял челюсть мула, которая была высохшая, и убил с помощью неё тысячу филистимлян.
65    Вы знаете, что те шлемы, медные шлемы, они были толщиной больше дюйма? Вы представляете, что случилось бы, когда старая кость, иссохшая под солнцем пустыни, ударилась бы об этот шлем? Ой, да она разлетелась бы на миллион частиц. Но он стоял там, без посторонней помощи, с этой челюстью мула и бил по их головам, и убил тысячу филистимлян. Почему? Он был настойчивым. Каждый раз, как он ударял, он чувствовал на себе импульс того обета назорейства.
66    Насколько более церковь, сегодня, которая утверждает, что вы родились от Духа Божьего! Находиться на собрании и видеть подтверждение воскресшего Иисуса Христа, и заявляют, что наполнены Святым Духом, и могут спокойно сидеть и позволяют сатане командовать вами, как он это делает? Это странно. До тех пор, пока ты ощущаешь Присутствие Святого Духа, знаешь, что это Его Слово и Его обетование на сей день, ты должен быть настойчивым и проталкиваться, пока не будет покончено с этим. Настойчивые! Оставайся с этим! Бог обещал это. Это не ты. Это Бог!
67    Как насчёт этой юной девы Марии. Теперь вы, женщины. Так вот, она была просто обычной девушкой, которая жила в очень убогом городе, который был хуже, чем Топека. И она там жила, но она вела совершенно чистый образ жизни, и она была обручена мужу, именем Иосиф. И однажды она шла к колодцу, чтобы набрать воды, и ей явился сильный Свет. И там предстал Ангел, это был Гавриил, который рассказал ей, что она должна будет родить дитя, не зная мужа. И в то же время рассказал о Елисавете, её—её двоюродной сестре, которая была в преклонных летах, жена Захарии, и что она зачала в старости своей.
68    И вот Мария, вы можете представить, сколько у людей было бы смеху, представить, что эта молодая девушка ходит с этим парнем, и теперь оказывается, что она станет матерью. Но для неё это не имело никакого значения. Она была в Присутствии Божьем. Она слышала Голос Божий. Её не волновало людское презрение или смех людей, или что они говорили об этом. Она была настойчивая. С поспешностью через горную местность она отправилась в путь!
69    А тогда женщины не были похожи на сегодняшних, которые выходят на улицу в шортах; и за несколько дней до родов ходит на улице перед мужчинами. Это позор для рода человеческого. Это верно.
70    Она пряталась. И маленькая Мария пошла нанести визит, до того как она станет матерью, и отправилась в горную Иудею, чтобы повидаться с Елисаветой. И когда Елисавета укрывалась от других, несомненно, однажды утром, смотря сквозь занавеску, она увидела, как пришла эта молодая леди, прибежала, и она узнала в ней свою— свою двоюродную сестру Марию. И как тогда женщины, они любили встречаться друг с другом, они очень дорожили друг другом, она выбежала навстречу, вероятно, и, раскинув руки, обняла её, и приветствовала её.
И она сказала: “Я узнала, что ты будешь матерью”.
“Да”.
Она сказала: “Ты знаешь, я тоже буду матерью”.
“О-о, вы с Иосифом уже поженились?”
“Нет, мы не поженились”.
71    И она увидела, что та беременная. Она сказала: “Ты имеешь в виду, дорогая, что вы с Иосифом ещё не женаты, а ты станешь матерью?”
“Да”.
“Как же такое может быть?”
72    “Святой Дух осенит меня, должен…осенил меня. Голос Божий сказал так”. И сказала, сказала: “Я знаю, что и ты станешь матерью”.
73    Она сказала: “Да, но у меня уже шесть месяцев, и я—я обеспокоена, потому что ребёнок ещё не зашевелился”.
74    Теперь, каждый знает, что это совершенно необычно; два или три месяца, и жизнь ощущается. Но здесь было шесть месяцев, без всякого признака жизни. Теперь, тот младенец был мёртв, безжизненное состояние в шесть месяцев. Она сказала, что она обеспокоена этим.
75    Она сказала: “На меня сошёл Святой Дух, — Мария сказала Елисавете, — Святой Дух сошёл на меня и осенил меня; и сказал, что у меня будет сын, и Он будет Сыном Божьим, и я дам Ему Имя ‘Иисус’”.
76    И как только человеческое Имя Бога “Иисус” было произнесено смертными устами, человеческим существом, мёртвый младенец ожил в материнском чреве, и принял Святого Духа. И если это оказывает такой эффект на младенца, мёртвого в материнском чреве, то что должно было бы это совершить в отношении рождённой свыше Церкви? В первый раз как Имя Иисуса Христа было вообще произнесено смертными устами, мёртвый ребёнок во чреве своей матери ожил и получил Святого Духа. “И откуда это мне, что пришла матерь Господа моего?” — сказала Елисавета. “Ибо, когда голос приветствия твоего дошёл до слуха моего, взыграл младенец во чреве моём”.
77    И сегодня мы заявляем, что у нас есть тот Святой Дух, и трусливые с Ним, боимся сдвинуться с места. Нам надо стать настойчивыми. Если бы у нас действительно был подлинный Святой Дух, то мы были бы настойчивыми.
78    Теперь пошёл далёкими путями, удалился, удалился от своей темы. И сейчас почти уже время, чтобы начинать молитвенную очередь, а я даже не начал свою тему. Это слишком коротко.
79    Эта женщина, о которой мы говорим, эта сирофиникиянка, она была гречанкой, и она услышала об Иисусе. Вот, “Вера приходит от слышания, слышания Слова Божьего”. И она услышала.
80    И, так или иначе, вера находит источник, которого другие не видят. Доктор может сказать: “Дитя, я сделал всё возможное для тебя”. Дальше этого не может продвинуться. Он сделал всё, что может сделать человек. Он видит, что болезнь зашла слишком далеко, и он ничего не может с этим поделать. Но, вы понимаете, вера находит источник, о котором он не имеет понятия. Наука этого не подтвердит, потому что вера…
81    Всеоружие Божье является сверхъестественным. Что такое всеоружие Божье? Любовь, что такое любовь? Докажите мне, научно, что есть такая штука как любовь. Где она находится? Вы, кто из вас любит, поднимите руку; любите свою жену, любите своего брата, любите своих друзей? Что ж, я хочу, чтобы кто-нибудь, какая-нибудь наука, чтобы доказала мне, какая часть в вас представляет собой любовь. Где вы её покупаете, в какой аптеке? Я хочу немного этой любви. Радость, у вас есть радость? Мир, долготерпение, нежность, терпение, что это такое? Это всё сверхъестественное.
82    Бог сверхъестественный. Научно Бога не докажешь. Ты веришь Богу. Ты веришь этому. Если ты не веришь этому, в таком случае, человек, который говорит: “всё, что не научное, неортодоксальное, это неправильно”, — тогда тот человек никогда не сможет быть Христианином. Он должен верить. Верой мы верим Богу; не образованием, не богословием. “Но верой вы спасены”.
83    Заметьте, вера находит источник, которого другие не видят. Его Слово — это Меч, это сказано в Евреям 4:12, “Слово Божье острее меча обоюдоострого, различающее даже намерения и помышления сердечные”. Это Слово Божье. И единственная вещь, которая может держать тот меч — это рука веры.
84    Ничто другое не сможет этого, ничто другое. Иначе тебе придётся увидеть что-то другое, научное. Вы научно, с помощью образования, вам не удастся удержать тот меч. Вы не сможете удержать его образованием; оно слишком закрученное, слишком усложнённое; попытаешься, так оно выйдет, что это будет само Себя отрицать и всё остальное. У тебя это не получится. Иисус сказал: “Это сокрыто от вас”, так что забудьте об этом. Ты не разберёшься в этом. Это сокрыто. А когда Бог что-нибудь скроет, то это на самом деле сокрыто.
85    Вот почему ты настолько сокрыт, если ты Христианин. “Ибо ты умер, и твоя жизнь сокрыта в Боге, через Иисуса Христа, и запечатлена Святым Духом”. Как дьявол сможет найти тебя? Ему это не удастся. Ты сокрыт. Бог скрывает тебя. Аминь. Что за место укрывательства на лоне Иисуса Христа!
86    Так вот, вера держит его, она владеет им. Вот, возможно, что ты недостаточно силён, эта рука веры, чтобы прорубить лаз, проход по всему пути и идти по нему, как могут некоторые. Но просто продолжай пробиваться, это придёт. Просто держись этого.
87    У неё было много препятствий, у этой бедной гречанки, но у её веры не было ни одного. Ничто не может воспрепятствовать вере. Не имеет значения, кто и что говорит, ничто не помешает вере. Давайте рассмотрим кое-что из этих “может быть”, которые могли бы с ней произойти. Она могла бы…
88    Кто-нибудь, они, возможно, ей говорили: “Ты — гречанка. Твоя деноминация не финансирует Его собрание”. Но она была настойчивой, так или иначе. Она шла, в любом случае, потому что она услышала. “А вера приходит от слышания”. Не от сотрудничества; но от слышания.
89    Заметьте, они, возможно, говорили, что, “Ты по национальности гречанка. Ты из другого класса людей. Ты, есть—есть… У них другая кожа, чем у тебя. Они — другая раса”. Тем не менее, это её ничуть не беспокоило. Это её не беспокоило.
90    И, возможно, кто-нибудь из них пришёл и сказал: “Так вот, это чепуха. Дни чудес прошли. Не существует никакого исцеления, о котором ты слышишь. Он — это просто ещё один фанатик, который появился”. Несомненно, у них есть всякого рода фальшивые доллары, но где-то есть подлинный, под который подделывают. Это верно. Теперь говорили: “Дни чудес прошли, такого не существует. Это просто там какая-то кучка фанатиков, их всего лишь горстка, которые… У нас это было всё время”.
91    Но, по-прежнему, нечто коснулось той женщины; она продолжала упорствовать. Дни чудес, возможно, прошли для тех, которые ей говорили; но не для неё. Это, может быть, прошло для некоторых, с кем ты общаешься, но не для тебя, если у тебя есть вера.
92    Там, вероятно, была другая группа, может быть, некоторые женщины стояли в углу, говорили: “Марфа”. Я надеюсь, что здесь нет Марф. “Марфа, знаешь что? Твой муж: уйдёт от тебя, наверняка, как только ты пойдёшь на то собрание. Вот, я знаю, что у твоей дочери эпилепсия, но я говорю тебе, будет… Если только твой муж застанет тебя идущей туда! Он принадлежит к знаменитым клубам и обществам города; если ты пойдёшь туда, то он оставит тебя”. Это ей ничего не говорило. Она всё равно отправлялась. Вера основательно зацепилась. Вера не знает никаких препятствий.
93    Что ж, потом, там могла быть и другая группа, стоявших на углу, которые говорили: “Знаешь что? Ты станешь посмешищем в церкви, потому что ты идёшь туда, что вообще — напрасная затея. А люди знают, что ты собираешься пойти. И как только тебя увидят с ними, тогда ты станешь посмешищем для людей. Все будут над тобой смеяться”. Это ничего ей не говорило, вообще. Она была настойчивая.
94    Какая-нибудь группа, возможно, говорила: “Тебя выставят из твоей церкви; тебе отдадут твой членский билет”. Всё равно, она была неотступна. Это ничуть ей не помешало. Почему? Она уже крепко ухватилась за веру.
95    Я желал бы приостановиться здесь часика на четыре, если бы у меня было время, и рассказать вам о подобных переживаниях, о тех умирающих женщинах и мужчинах, и детях; по утверждениям врачей, они живы, сегодня, по благодати Божьей. Потому что, нечто ухватилось за них, вера! Это то, что нужно. Хорошо.
96    Она прошла через все двери, прошла всех критиков, всех насмешников, всякие эти “твой муж выгонит тебя; твою членскую карточку из церкви уберут, тебе придётся поискать себе что-нибудь другое; ты станешь отверженной; тебя будут обзывать ‘святошей’”. Это для неё ничего не значило, потому что она уже увидела Бога. Она услышала, а вера приходит от слышания. И она знала, что другие были исцелены, почему же её дочь не сможет исцелиться? Вот вам, пожалуйста, она проходит через это.
97    В конце концов, она припадает к ногам Иисуса, и обратите внимание, какое потрясение! Многие люди думают, только потому, что они смогли туда попасть, это всё, что нужно; но вы сейчас только начали. Когда она добралась до Иисуса, и вдруг такое разочарование для неё; или, это могло бы стать, может быть, для нас сегодня. Иисус сказал, что Он даже не был послан к её расе.
98    Если бы это случилось с кем-либо из вас, сегодняшние пятидесятники, ой, вы задрали бы свой нос кверху и ушли бы прочь, и говорили бы: “И это всё, что там есть? Если я не понравился им в Ассамблеях, я присоединюсь к единственникам. Если я не понравлюсь им там, я пойду в церковь Божью. Я—я не собираюсь принимать такую чепуху”. Угу, вот причина того, почему чудеса больше не происходят в церкви. Вот почему вера ушла из церкви. Понимаете?
99    Даже Иисус, Сам Бог! Послушайте. Сам Бог, которому она хотела поклоняться, и—и поменяла свои представления, и пришла, чтобы—чтобы уверовать в Него; когда она прибыла к Нему, её как водой холодной окатили.
100    Вы помните, как я говорил в прошлый вечер о гибридных цветах и других вещах? Сегодняшнее Христианство — это репродукция. Оно не является оригиналом. Если бы у вас было подлинное крещение, какое у них было тогда в прошлом, эта пятидесятническая церковь была бы… ничто не остановило бы этого. Это было бы похоже на горящий дом в сухую погоду, при сильном порывистом ветре. Ничто не смогло бы погасить его, он в огне! Но что сегодня? Нет, сегодня это другая группа. Моё мнение: это репродукция.
Заметьте, Он оказал ей холодный приём.
101    Сегодня мы должны похлопывать их по плечу: “Я обещаю тебе; если ты только зайдёшь сюда, я положу твою карточку вот сюда, к себе в книгу, твою рекомендацию, и я—я—я посмотрю, что я смогу сделать. Мы потолкуем с советом дьяконов, посмотрим, может, сможем тебя пристроить в совет дьяконов или—или что-нибудь ещё”. Вот как им приходится с ними обращаться сегодня. Видите, что за группа у нас сегодня?
102    Но даже, когда она добралась дотуда, Он сказал: “Я вообще не был к вам послан. И, мало того, они — это всего лишь собачья свора”.
103    О-о, вот это да, что мы бы сделали? Как вы поступили бы? Задайте себе вопрос, и будьте искренни. Кто-нибудь осадил, ой, если за вас не помолились в первый вечер, вы заявляете, что вы больше не вернётесь. Это что, у вас есть вера? Ясное дело. Теперь, помните, эта запись пойдёт по всему миру. Я не тычу своим пальцем, что это именно здесь; я указываю повсюду. Видите? Да-а, вы, вы не вернётесь. Нет. Вы даже не можете посидеть до конца собрания и дослушать. Вы видите? “Да-а, у меня есть вера”? Да-а.
104    Но она была названа собакой. Это самое низкое, что можно было бы взять, то есть для них это было в те времена, грязное животное. Конечно, сегодня — это идол; какая-нибудь женщина заводит собачонку и ухаживает за ней с материнской любовью, а сама применяет противозачаточные средства, потому что хочет бегать по танцам и вечеринкам, и вот так продолжать, и у неё нет времени для своего ребёнка. Она знает, что может взять собачонку куда-нибудь с собой в маленькой клетке. Это уж точно, видите. Применяет противозачаточные средства, а потом идёт в церковь и поёт в хоре; носит шорты, брючки, всякое такое и называет себя Христианкой; коротко стрижёт себе волосы и говорит, что она в общении с Богом, когда Библия говорит, что нет у неё общения. Это совершенно верно. Меня не волнует… Послушайте.
Вы говорите: “Это же мелочи, о чём ты говоришь?”
105    В начале, одно слово стало причиной всех болезней и смерти. Тот же самый Бог в конце Книги сказал: “Если кто отнимет что от Слов Книги сей, или добавит слово к Ней”. Поэтому, не имеет значения, что ты делаешь, каким святым ты себя считаешь, сколько ты подпрыгиваешь и плачешь, говоришь на языках, бегаешь туда-сюда, или что хочешь делаешь, или подаёшь бедным, или кто бы ты ни был; это не то, что надо. Ты нарушил то Слово; и, если нарушено то одно Слово, ты не можешь туда вернуться. Совершенно верно, не одно Слово. Вы принимаете вероучение вместо Слова, потому что оно вам больше подходит.
106    Вот почему люди могут присоединяться к церкви и посещать это, то или другое, и сидеть там без дела, это ничто иное как ложа. Это не церковь. В Церковь ты рождаешься; к ложе ты присоединяешься. Но ты родился в Церкви, Церкви, не в какой-то церкви; в этой Церкви. Есть только одна Церковь. И ты…
107    Я пробыл в семье Бранхамов пятьдесят пять лет, и они никогда не просили меня присоединиться к семье. Я там родился. Это верно.
Да-а, не принята, названа “собакой”, но всё же она не отступает.
108    Видите, у неё была вера. Она была разочарована во всех своих друзьях, разочарована в своём народе, всякого рода вещи пытались воспрепятствовать ей. Но всё вот так было отброшено. Это показывает, что сатана старается оттеснять подлинную веру, но он не может этого сделать. Всё равно, кто и что там говорит, она остаётся там. Она неотступная. Она продолжает идти дальше.
109    Она добралась до Иисуса, и Иисус сказал: “Я послан не к вашему народу. Я послан не к вашей церкви. Они не сотрудничают. Вы — всего лишь свора собак, в любом случае”. И всё равно она шла дальше! Говорит: “Я, Я пришёл, чтобы исцелять вот этих, Моих, пришёл исцелять не вас. Не хорошо Мне взять хлеб у детей и бросить вам, псам”.
Она сказала: “Это правда, Господи”. Аминь.
110    Вера всегда признаёт правоту Слова. Аминь. Так вот, если вы хотите держаться за вероучение, продолжайте; но вера, на самом деле подлинная вера признаёт, что Слово — Истина.
111    Она сказала: “Истина, Господи, но и псы едят крохи, которые под столом у детей”. Вот это достигло. Вот это достигло цели. Она не была тепличным растением. Она была не из гибридной группы, так называемых верующих, которые составляют сегодняшний урожай. У неё была подлинная вера. Она признала, что Он прав. Но она даже и не ждала того хлеба, который могли есть дети; она искала хотя бы крохи.
112    Нам или самое лучшее, или нам ничего не надо вообще. Мы уходим от Этого прочь, а потом говорим: “У нас есть вера. Они плохо со мной обошлись, я уйду в знак протеста”. Это не вера. Это не вера.
113    Вера это там. Что я хочу вам сказать, друзья, мы собираемся проводить молитвенную очередь в один из этих вечеров. И я хочу увидеть, чтобы ни одни носилки, ни одна инвалидная коляска, ни один костыль или что-нибудь, чтобы всё это осталось здесь лежать на полу, а они пошли бы отсюда. Понимаете? Если только придёте с неверным подходом, то вы ничего не получите. Это верно, ты только проходишь и кто-нибудь положит на тебя руку и пошёл себе дальше. Это, это не имеет смысла. Ты должен знать, за чем ты приходишь… “Приходящий к Богу, должен верить”.
114    Смотрите, помните, она никогда не видела чуда. Она была гречанкой. Она знает… Она была язычницей. Она никогда не видела чуда, но тем не менее, у неё была вера в то, что такие вещи происходят. И год за годом, день за днём, мы видим чудеса и просто не можем продержаться час или два.
115    Она была похожа на блудницу Раав. Раав не хотела… Той язычнице не надо было смотреть, как Иисус Навин одевался или увидеть Иисуса Навина. Она сказала: “Я слышала, и я верю”. Вот и всё. Она услышала и она поверила.
116    Иисус сказал: “За это слово!” У неё был правильный подход к Божьему дару. Помните, она была первой язычницей, которой было явлено чудо из-за её веры. Вера признаёт правоту Слова, смиряет себя, также, как она признаёт сегодня.
117    Марфа в Присутствии Божьем. Марфа, сестра Лазаря, она была смиренной в Присутствии Иисуса. И она была настойчивой, когда она пришла туда. Он сказал… Она сказала: “Господь, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой; но даже теперь, чего Ты попросишь у Бога, Бог даст это Тебе”.
118    Он сказал: “Я есмь воскресение и Жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт; всякий живущий и верующий в Меня не умрёт вовек. Веришь ли сему?”
119    Помните, она имела право упрекнуть Его. Она посылала за Ним, дважды, когда он был болен; позволил ему умереть. Но, вы понимаете, у неё была вера. Она знала.
120    И если та сонамитянка, в своём веке, когда её сын умер, которая верила, что Бог был в том пророке Илии, и она полностью держалась за Илию. Она сказала: “Жив Господь и жива душа твоя, и я не отстану от тебя”. Она была настойчивой. И Илия не знал, что и делать. Он просто вошёл в комнату, прошёл по горнице взад и вперёд, пока Дух Божий, Присутствие Божье, сошло. Он простёрся на ребёнке, тот чихнул раз семь и ожил. Потому что, кто-то настойчиво добивался, у кого-то была хватка веры, чтобы добраться до мужа Божьего.
121    И она знала, если Бог был в Илии, то насколько более Он был в Своём Собственном Сыне. Она знала. Вера приходит от слышания. И в Присутствии Иисуса она была настойчива.
122    Иисус, казалось, попытался отвернуться от неё, и сказал: “Он воскреснет”, и всё это, и так далее. Но она была настойчива. Она пробилась через все критические высказывания, “Ну так, где же та программа Божественного исцеления, о которой ты рассказывала? Где всё это? Твой брат умер и похоронен сейчас там. А Пастор ускользнул из города, пока он не умер, и после вернулся”. Но это не устояло на её пути. Она пробилась через всякую критику, пока она не добралась до Него. Она получила то, что она просила.
123    Здесь некоторое время назад, я просто вспомнил, в скинии… Я вижу некоторых братьев, которые присутствуют здесь из скинии, сегодня. Там была одна леди… Я должен был появиться в церкви. И у нас было, примерно, каждый вечер столько людей, сколько у нас сейчас на нашем собрании. И вот тогда мы были… Я—я не молился за больных в тот вечер. И там была женщина, которая приехала из Калифорнии, у неё была опухоль, сама только опухоль весила пятьдесят фунтов. И, таким образом, они посадили её сзади. И вот они сказали, что мы не будем молиться в тот вечер за больных; это всё свелось только к проповеди, потому что я только вернулся с собрания.
124    И когда выходил через заднюю дверь, двое дьяконов притащили её вокруг дома на кресле и поместили её у двери, поставили прямо на землю. И когда я вышел, она схватила меня за штанину, когда я вышел. Она сказала: “Брат Бранхам, единственное, о чём я вас прошу, это возложить на меня свои руки”. Она сказала: “Моя опухоль исчезнет”. А она была, ну просто, примерно вот такая.
125    Примерно через шесть недель после того, она была на собрании и взяла с собой сестёр, чтобы пошли с ней и осмотрели её. Без всякой операции, там не осталось нигде и следа от опухоли. Не имело значения, что в тот вечер не молились за больных, она была настойчива. Она получила то, что она просила. Вера нашла своё место и ухватилась.
126    Михей. И я заканчиваю через минуту. Михей, в присутствии четырёхсот хорошо подготовленных священников, к тому же, еврейских пророков. Он сказал: “Сойди вниз, Михей, ты был выставлен из ассоциации служителей здесь; но если ты будешь говорить то же самое, что и они говорят сейчас, и скажешь Ахаву, чтобы шёл туда, Ахав с Иосафатом, чтобы шли туда; и мы полагаем, что они вернут тебя обратно в общение”.
127    Он сказал: “Жив Господь, я изреку только то, что Он скажет мне”. Боже, дай нам больше Михеев! Видите?
128    Итак, он ожидал. В ту ночь пришло видение. Он сверил то видение со Словом. Потому что, Слово Божье сказало, что Ахав, что собаки будут лизать его кровь, как они лизали кровь Навуфея. Итак, мы узнаём, что его видение точно соответствовало Слову.
129    Итак, он был настойчив, когда на следующее утро он вышел там. Сказал: “Иди, но я видел Израиля, как овец, рассеянных по горам, у которых нет пастыря”.
130    И этот первосвященник, то есть, который над пророками, подошёл, дал ему оплеуху, и сказал: “Куда направился Дух Господень, когда Он отошёл от меня?” Всё равно, Михея не волновало, что они говорили. Он стоял там. Он сказал: “Заприте этого человека во дворе, — сказал Ахав, — и заприте его во внутреннем дворе, и кормите его скудно хлебом и водой. Я разберусь с ним, когда он… когда я вернусь”, другими словами, казню его, или что-нибудь ещё.
131    Он сказал: “Если ты вообще возвратишься, то не Господь говорил мне”. О-о, он знал, на чём он стоял. Не имело значения, что думали другие; он знал, что он побывал в Присутствии Божьем. Он слышал голос Божий. Это было в точности со Словом Божьим.
132    Так же и мы должны, сегодня, разглядеть этот час, в который мы живём, и разглядеть обетование на сей день, что Слово Божье обещало это. Не имеет значения, что говорит кто-либо другой; Слово так сказало, и Иисус приходит, чтобы обнаружить Себя. Настойчивые!
133    Слепой, которого Иисус укрыл… то есть исцелил; не мог, он не мог объяснить или спорить с их богословием. Но единственное, что он знал, он был настойчивый.
134    Его отец с матерью не могли сказать. Они сказали: “Ну, мы боимся, что они отлучат нас от синагоги”. И они сказали: “Спросите его, он взрослый”.
Он сказал: “Кто исцелил тебя?”
Он сказал: “Человек, Иисус из Назарета”.
135    Он сказал: “Воздай славу Богу!” Сказал: “Мы знаем, что Человек тот грешник”.
136    Он сказал: “Ну, грешник ли Он, не знаю. Я этого не могу сказать. Но, — сказал, — одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу”.
Они сказали: “Мы не знаем, откуда этот Человек”.
137    Он сказал: “Это и удивительно. Вам полагается быть вождями этого времени, понимающими все духовные вещи; и вот приходит Человек и открыл мне глаза, тогда как я родился слепым, и всё равно, не знаете, откуда Он?” О-о, он был настойчивый, ничто не могло его побеспокоить. Он разговаривал с Богом.
138    Нафанаила не волновало, чтобы назвать Его: “Господь, Царь Израилев”, перед своим пастором и всеми остальными, когда Он рассказал ему, где он находился за день до того. Нафанаила не волновало.
139    Женщину у колодца не волновало, сколько людей говорили ей, что ей не было разрешено рассказывать что-либо, потому что она была блудницей. Она встретила Человека, которого она искала с тех пор, как она была маленькой девочкой, зная, что на сцену должен был выйти Иисус, Пророк. И она встретила того Пророка, Который, она видела, рассказал ей о том, что она сделала. Остановишь её? Как я повторюсь, подобно пылающему дому во время сильного ветра. Ты не смог бы этого сделать. Её сердце светилось от радости и мира. Ей были прощены её грехи. Она видела Мессию. Она видела Его Присутствие. Она видела Его Слово.
140    “Мы знаем, когда придёт Мессия, то Он нам будет говорить эти вещи. Но кто же Ты? Ты, должно быть, Его пророк”.
Он сказал: “Я и есть Он”.
141    И Человек, который совершил что-то подобное тому, не стал бы лгать, она поняла, что это был Мессия, поэтому хорошую весть нужно было распространить!
142    Насколько мы должны быть охвачены пламенем сегодня, упорными в том, чтобы каждому сообщить о том, что Святой Дух реален сегодня, что Он сходит на нас и совершает то же самое, что Он совершал, и обетования сего часа. Мы не упорные. Мне интересно, на самом ли деле это коснулось нас? Понимаете, обратите внимание на женщину у колодца.
143    Одна вещь, я должен заканчивать. У меня ещё пол страницы записей, но я хочу закончить, сказав вот это. Мне вспомнилась одна история. Потом мы будем молиться за больных. Просто задержимся на чуть-чуть, но, может быть, на десять—пятнадцать минут, но потерпите меня ещё немного.
144    Я был в Мехико примерно три года тому назад. Кто из вас знает Брата Эспинозу, испанцы, которые здесь? Что ж, я полагаю, многие из вас. Он был моим переводчиком. Мы находились в Мехико. Я был, насколько они знают, единственный протестант, который когда-либо приехал туда, финансируемый правительством. Но генерал Валдивиа, вы его помните, он — один из Христианских Предпринимателей, принял, получил спасение и наполнился Святым Духом, и он связался с правительством, и привёз меня туда.
145    И вот мы получили там другую большую арену. Она вмещала несколько тысяч человек; не было никаких сидений, им пришлось стоять на ногах. И вы—вы задумываетесь над тем, что придётся стоять здесь в течение двух или трёх часов в этом помещении, те люди стояли под тем палящим солнцем пустыни, там с девяти часов утра до девяти часов вечера, день за днём. И однажды вечером пошёл проливной дождь, а они там стояли; и те молодые мексиканки, волосы падают на лицо, и шёл такой сильный дождь, что я не видел половины зрителей. Им было всё равно; они держались за Слово Жизни.
146    Вспоминаю там один вечер, вошёл. Я там был всего три вечера. Платформа примерно такой же длины, как эта, или, может, немного длиннее. Там был один слепой старик, который пересёк платформу, и они подвели его.
147    Человек, который приезжал и отвозил меня, я назвал его Маньяна, что означает “завтра”. Он был такой медлительный! Он никогда не приезжал туда вовремя, и, что ж, он где-то ездил, приезжал туда в любое время. А я молился, и он… Я просто называл его “Маньяна”.
148    Так что, они поднимали меня с другой стороны высокой стены, по лестнице, и потом опускали на платформу. Брат Джек Моор, кто из вас его знает? Конечно, я думаю, что вы знаете; и Брат Джон Шаррит и многие из них отсюда. Они находились там на платформе. В тот вечер, проходя по платформе…
149    Маньяна раздавал талончики, молитвенные карточки, но Билли шёл прямо рядом с ним, чтобы следить, что всё идёт правильно. Он мог поговорить с ними и дать им молитвенную карточку, а Билли должен был выяснить, действительно ли это было правильно, чтобы он не продавал, или чтобы он ни делал, или чтобы не относился к человеку предвзято; чтобы каждый желающий получил бы молитвенную карточку.
150    И вот после, в тот вечер, когда вызывали по молитвенным карточкам, там был один старик, который шёл по платформе босой, а штанины его брюк были изношены до дыр, в руке держал старую шляпу, перевязанную верёвкой. И когда он подошёл ко мне ближе, он был слепой, и я взглянул на этого беднягу. А я был одет там точно так же, как одет сегодня вечером, кто-то мне подарил прекрасный новый костюм, на мне были хорошие туфли. А тот бедняга там в изношенной рубашке и весь в пыли. Там он стоял, совершенно слепой, глаза у него были почти такие же белые из-за катаракты, как моя рубашка. И, и я подумал: “Какую жестокость совершил сатана!” Бедняга, может быть, за всю свою жизнь не поел нормально.
151    Экономика настолько плохо сбалансирована там. И они, только подумайте, скажем, Педро, Пётр, он—он, он—он — каменщик, он зарабатывает тридцать песо в день, но им надо работать четыре дня, чтобы купить себе пару обуви. Понимаете? А потом, что насчёт маленького Панчо или Чико, малыш работает там и получает  только около четырёх песо в день, а ему надо прокормить четверых и пятерых детей? Он отправится туда и найдёт какую-нибудь чёрствую плоскую маисовую лепёшку для своих, и сегодня вечером Мартина сможет съесть одну и—и маленький Чико получит одну, но кому-нибудь придётся обойтись… не получит ни одной. Им приходится экономить очень сильно, чтобы купить и зажечь сальную свечку на золотом алтаре за свои грехи. Вот что меня сильно огорчает. Итак, вот такие у вас дела.
152    Теперь, там стоял этот бедняга, и он что-то говорил по- испански. И у него пальцы были обвиты чётками, и я сказал ему: “Убери их”, — через Брата Эспинозу.
153    И я подумал, подумал: “Ну-ка прикину к нему свои плечи. Я просто положу ему на плечи свой пиджак и скажу ему. А плечи у него намного шире моих”. Я сравнил длину своей ноги с его, подумал: “Я мог бы снять прямо сейчас свои туфли и никто этого не заметит, и отдать ему мои туфли”, но его ноги оказались намного больше. И я подумал: “Что ж, что мне делать?” Я подумал: “О Боже!”
154    Если ты не сочувствуешь людям, то нет нужды им служить. Ты должен сопереживать. Вот почему Он сострадал в наших немощах.
155    Я просто обнял его, вот так, и я сказал: “Небесный Отец, если бы мой папа был жив, то ему, примерно, было бы столько же лет. Это чей-то папа”. И я просто стоял там вот так, и услышал, как он закричал: “Глория а Диос!” Это значит: “Слава Богу”, вы знаете. Огляделся там кругом, и старик уже мог видеть, не хуже меня, просто начал ходить туда-сюда по платформе, просто ходил. Ну, и, конечно, у них там было, примерно, триста или четыреста человек дежурных, которые стояли там, чтобы сдерживать их. Потом им приходилось меня поднимать обратно с помощью каната.
156    На следующий вечер, когда вошли туда, то увидели там целую груду вот такой высоты, обилие, снизу доверху там, старые шали и шляпы и прочее, они положили это туда, чтобы за них помолились. Как они потом узнали, что кому принадлежало, я не знаю, там было просто нагромождено, лежало там. И шёл дождь. Я опоздал. И я вошёл туда и сразу начал проповедовать: “Вера — это осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом”, — а Брат Эспиноза там переводил.
157    И Билли пошёл ко мне и похлопал меня по плечу, сказал: “Папа, тебе придётся кое-что сделать”. Сказал: “Маньяна раздал все молитвенные карточки”. И сказал: “Вот там стоит одна бедная женщина, одна дамочка, — сказал, — у неё на руках мёртвый младенец, он умер сегодня утром”.
158    Вы видели статью у Предпринимателей Полного Евангелия. И, помните, это должно быть подлинно, прежде чем это будет напечатано. Доктор должен удостоверить подписью этот факт, что это верно, когда ты отдаёшь это в печать.
159    И сказал: [Пробел на ленте.—Ред.] “И он умер сегодня утром. Она простояла с ним целый день под дождём, и она не знала, что Эспиноза был… то есть, я имею в виду, Маньяна раздавал там молитвенные карточки”. И сказал: “У неё нет молитвенной карточки”. И сказал: “У меня там сорок или пятьдесят дежурных, которые не могут её удержать, она рвётся к платформе”. Сказал: “Она ползёт у них под ногами, уворачивается от них, пробирается по головам или как угодно. Она пытается взобраться сюда”.
160    И я сказал: “Ну, вот что я тебе скажу”. Я сказал: “Подойди сюда, Брат Моор”. Вы знаете, все вы знаете, многие из вас поднимали руки, что вы знаете Брата Джека Моора. Я сказал: “Брат Моор, она меня не знает. Она не знает. Там стояли многие служители, говорили, много из баптистов и другие, устроившие это собрание”. И я сказал: “Вот, ты, ты пойди туда и помолись за младенца, и она не увидит никакой разницы, понимаешь”.
Он сказал: “Хорошо, Брат Бранхам”.
161    Он начал удаляться по платформе, дошёл примерно как до той стены, и я повернулся. Люди не понимали, потому что они не понимали английского. И я сказал: “Так вот, как я говорил, вера есть осу-…” Я смотрел перед собой, и я увидел маленького мексиканца, смуглого младенца без зубов, просто сидел и улыбался мне, прямо передо мной.
162    Я сказал: “Подожди минуту, Брат Моор”. Я сказал: “Скажи этой бедной женщине прийти сюда”.
А Билли сказал: “Папа, у неё нет молитвенной карточки”.
Я сказал: “Я только что видел видение, Билли”.
163    И вот они спустились туда и привели эту бедняжку. Вот она взбегает наверх и падает на колени, громко закричала “падре”, что означает “отец”, вы знаете; я попросил её подняться, Брат Эспиноза. На руках держала ребёнка; и был завёрнут в голубое в белую полоску одеяльце, просто промокшее насквозь, что капала вода, и её волосы ниспадали. Миловидная женщина, возможно, это был её первый ребёнок, ей было… двадцать два или двадцать пять лет, держала на руках эту кроху вот так; маленького, застывшего, примерно вот такой длины, в одеяльце. Я подумал.
164    Они все думали, что я просто молился, чтобы отвязаться, вы знаете, освободить их там от её натиска.
165    И я положил свои руки поверх младенца, и я сказал: “Небесный Отец, я не знаю, что—что это тот младенец; но я видел там видение, несколько минут назад, о маленьком мексиканце, выглядело, что маленький смуглолицый малыш улыбается”. И я сказал… Они не переводят молитву, вы знаете. И я сказал: “Я видел его улыбающимся”. Я просто положил на него свои руки, вот так, во Имя Иисуса Христа, чтобы помолиться, и ребёночек дрыгнул ножкой и начал так громко кричать, что… И вот он начал громко плакать.
166    И я сказал: “Брат Эспиноза, сейчас не отпускай их, пошли человека с этим ребёнком и с этой женщиной, и отвези их к этому доктору”. И в тот вечер они вызвали доктора, доктор подписал показание, что в то утро ребёнок умер от воспаления лёгких в его больнице или в его кабинете, в девять часов утра; а теперь было около десяти часов вечера того дня, с утра был умершим, и ожил; и сегодня живёт для славы Божьей.
167    Из-за чего? Просто она была такой же настойчивой, как эта бедная сирофиникиянка была здесь, о которой мы говорим сегодня. Это показывает, что Бог по-прежнему тот же самый вчера, сегодня и вовеки. Всё дело было в том, (что это было?) она услышала о том слепом старце.
168    Она была католичкой, по вере. Они все — католики, потому что когда рождаешься в Мексике, то ты автоматически — католик.
169    Итак после, те люди там увидели этого слепого старца на улице, рассказывающего своё свидетельство. Она, они услышали об этом. Эта женщина никогда не видела чуда. Но она знала, что если Бог мог вернуть слепому его зрение, Он мог бы воскресить и её ребёнка, потому что это был тот же самый Иисус Христос. Иных пятидесятников она заставила бы почувствовать себя приниженными. И это правильно, с такой верой, потому что она была неотступной, что именно Бог должен был вернуть зрение. “И если это был Бог, сдержавший Своё Слово и восстановивший зрение, Он сможет воскресить мёртвого”. И Он сделал это, потому что она была неотступна. Я был там ещё один вечер, и она могла… Это был её вечер.
170    Давайте и мы сегодня, друзья, давайте мы будем настойчивыми. Не можем ли мы пробиться сквозь покрывающий таинственный мрак здесь и принять Иисуса Христа нашим—нашим исцелителем? Вы можете это сделать?
Давайте помолимся.
171    Господь Иисус, о Боже, я—я не знаю, что сказать ещё. Я молю, Боже, нужно ли мне созвать небольшую молитвенную очередь, Отец? И, может быть, Ты проявишь это людям, совершишь что-то такое, как Ты совершил перед Твоей—Твоей смертью и погребением; что в этот день и время, может быть, здесь есть новоприбывшие, чтобы нам можно было увидеть, что Ты по-прежнему тот же самый вчера, сегодня и вовеки, исполняющий Своё Слово. И, может быть, там будет кто-нибудь с достаточной верой, чтобы пробиться сквозь тот барьер там, тот звуковой барьер, тот греховный барьер, тот барьер неверия там, пробиться сквозь него туда, где всё возможно. Даруй это, Господь. Нам говорят, что когда самолёт преодолевает тот звуковой барьер, он становится неограниченным в скорости и мощности. Боже, если бы мы только смогли прорваться через ту силу неверия, где чудеса и прочее, и обетования Божьи — безграничные, “ибо всё возможно тому, кто верит”. Даруй это, Отец. Мы просим этого во Имя Твоего Сына, Иисуса Христа. Аминь.
172    Если я немножечко припозднился, будет ли это нормально, если мы продолжим, и давайте созовём совсем небольшую молитвенную очередь? Я знаю, что люди проявляют нетерпение, но давайте вызовем совсем небольшую молитвенную очередь. Давайте посмотрим, в понедельник вечером у нас были номера под буквой А, это правильно, когда мы раздавали молитвенные карточки? То есть, нет, я имею в виду, в среду вечером. Я думаю о пон-…B среду вечером — это был первый вечер, были под буквой А, а в прошлый вечер должны были быть под буквой Б, а сегодня под буквой В. Мы вызывали с первого по двадцать пятый под буквой А. Я думаю, что это верно, не так ли, с первого по двадцать пятый под буквой А? Это верно, с первого по двадцать пятый, под А? С первого по пятнадцатый, под А.
173    Хорошо, давайте будем вызывать под Б, вчерашние карточки, в таком случае. Давайте вызовем Б, с семьдесят пятого по сотый. Молитвенная карточка под буквой Б. Мы вызовем ваши В и все остальные. Мы сейчас на Б, двадцать пять…Нет. Б, семьдесят пять, думаю, что я сказал, не так ли? Б, с семьдесят пятого по сотый. Хорошо. Пусть они становятся с этой стороны сейчас. Б, с семьдесят пятого по сотый, стойте вот здесь с этой стороны. Подходите прямо вот с этой стороны и становитесь здесь в очередь, кто-нибудь из братьев, спуститесь вниз. Билли, Рой, кто-нибудь из вас, спуститесь туда и посмотрите, чтобы люди встали в молитвенную очередь. Хорошо.
174    Я хотел бы, чтобы вы на какое-то время уделили полное внимание. Сейчас пребывайте в искреннем почтении. Теперь взгляните, некоторые люди идут и они говорят: “Проповеднику совсем не идёт этот галстук. Ему совершенно  не подходит этот костюм. У него несоответствующие манеры. Он стоит недостаточно прямо”. Что ж, понимаете, у вас всё ещё нет веры. Понимаете?
175    Если бы какой-нибудь человек вошёл бы в ту дверь в конце и сказали бы, что у них было… что они, что у него есть денежный перевод, то есть банковский чек для вас на миллион долларов, то вам было бы всё равно, был бы он образованный или необразованный, вам было бы всё равно, или на нём комбинезон, или на нём смокинг, вам было бы всё равно, был бы он чёрным, жёлтым, коричневым, белым.
176    Это не посланника, но Послание вы хотите слушать. “Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же”. Кто из вас осознаёт это? Теперь, если вы только—только…
177    Если—если бы инженер там, я думаю, мистер Руби или, я думаю, так его звали, с которым я познакомился вчера, если бы он только… Он нас обеспечивает освещением и так далее, здесь, если бы он потерпел ещё несколько минут ради Евангелия.
178    Сейчас каждый пусть пребывает в благоговении, но будет действительно настойчив. Проникните прямо за завесу.
179    Теперь, когда Иисус исцеляет больных. Вот, я не говорю, что они будут исцелены; я не могу этого сказать. Помните, у меня нет силы исцелять. Я не имею силы, вы не имеете какой-либо силы, никто из нас не имеет. У нас есть полномочия. Кто из вас разумеет это?
180    Взгляните сюда, позвольте мне у вас кое-что спросить. Здесь на улице, на этом интенсивном шоссе, которое начинается с главной автомагистрали, были прямо там на главном шоссе, я видел ограничение скорости — это восемьдесят миль в час. Там проносятся машины мощностью где-то от двухсот лошадиных сил до—до—до трех-четырехсот лошадиных сил.
181    И номер семьдесят шесть, пожалуйста, подойдите. Им нужен номер семьдесят шесть. Б, семьдесят шесть, может быть, кто-то глухой. Оглянитесь вокруг. О-о, прошу прощения. Хорошо. Б, семь-… Правильно, брат мой? Б, семьдесят шесть. Хорошо.
182    Теперь обратите внимание, например, вот туда на шоссе выходит невысокий полицейский, такой маленький, что его фуражка закрывает даже уши, и он будет весить не больше ста фунтов. Теперь, сколько сил ему потребовалось бы, чтобы остановить одну из тех машин? И по тому шоссе их мчится порядочно, прямо по три или четыре в ряд, каждая мощностью триста лошадиных сил. Он не смог бы остановить даже одну лошадиную силу. А здесь едут эти машины. Но пусть только сверкнёт его значок, и пусть только он поднимет вверх свою руку! У него, может, нет силы, но он наделён полномочиями. Прислушайтесь к скрипу тормозов и съезжают в сторону и все останавливаются. Почему? Потому что у него есть власть.
183    У меня нет никакой силы. У вас нет никакой силы. Но у нас есть власть, аминь, эмблема веры держится на Слове: “Я верю в Это. Это Истина”. Вот что останавливает. К тому же, вы можете быть настойчивыми.
184    Маленький полицейский встанет там и свистнет в свой свисток и поднимет кверху свою руку, скажу я вам, всё должно остановиться. Это его власть. Это его власть, верить.
185    Теперь вы верьте, все вы. Теперь, вы, которые стоят вот там, сейчас не унывайте, просто—просто сидите там и пробивайтесь, скажите: “Господь, этот человек ничего обо мне не знает. Я в этом уверен. Если он сможет сказать, рассказать мне, я—я поверю всем своим сердцем”. Что мы должны теперь знать?
186    Кто является Исцелителем? Иисус Христос. Это верно? Что ж, тогда, если Он сейчас здесь присутствует, ну, единственное, что от нас требуется, — это только просить Его. “А Он — это Первосвященник, который сострадает нам в немощах наших”. Это правильно? Хорошо. Потом, “Он вчера, сегодня и вовеки Тот же”. Сегодня Он — Первосвященник. Как, как Он действовал, когда женщина коснулась Его одеяния две тысячи лет тому назад? Он повернулся и сказал ей, какая у неё была проблема, и сказал ей, что её вера исцелила её. Это правильно? Что ж, Он — Тот же самый сегодня, будет действовать одинаково, потому что Он Тот жe самый.
Теперь, молитвенная очередь готова?
187    Вот здесь женщина, которая поднимается сюда. Насколько мне известно, я—я никогда её не видел. Она совершенно мне незнакома, насколько мне известно. Мы с вами не знакомы друг другу. [Сестра говорит: “Я была на вашем собрании в 1947, с 1950-го по 53-й”.—Ред.] Она сказала, что она бывала на моих собраниях в 47-м и в 53-м. Но… [“с 51-го по 53-й”.] С 51-го по 53-й. Но, чтобы знать вас, я не знаю. [“Нет”.] Нет.
188    Понимаете, просто если—если бы я встретил вас через неделю или две недели, я, возможно, и не вспомнил бы вас. Такое большое количество людей побывало на собраниях, с тех пор десятки тысяч, понимаете, и мне никак не узнать. Но в отношении того, что я имел в виду в плане, “знаете ли вы меня”, вы меня знаете, потому что вы бывали на собраниях. Но чтобы мне вас знать, или знать, в чём ваша проблема, или что вы совершили за тот отрезок времени, или до того, или что вы собираетесь делать, конечно, я не знаю. Нет.
189    Но мы сейчас не будем слишком много времени отводить для каждого человека, чтобы постараться…В прошлый вечер я—я кончил раньше. Я не видел; я—я—я не думал, что там были ещё оставшиеся. Я оставил двоих или троих, которые стояли в очереди. Мне не следовало так поступать. Я просто не сделал этого. Я не знаю почему. Я просто… Что ж, все, так выглядело, что наступил кульминационный момент. Тебе не хочется нянчиться с людьми. Хочется, чтобы они были достаточно сильными, чтобы дотянуться дотуда и ухватиться за то, что ты говоришь, и тогда они исцеляются. Если нет, что же, они—они не исцелились.
190    Теперь эта леди здесь, это наша первая встреча. Вот, если Он “Тот же самый вчера, сегодня и вовеки”, если бы Он стоял сейчас здесь в этом костюме, который Он дал мне, через одного доброго человека подарил мне этот костюм, так вот, если бы Он стоял здесь вот в этом костюме, мог бы Он исцелить вас? Нет. Нет. Он уже это совершил, вы понимаете, “Он изъязвлен был за грехи наши”. Он не мог бы исцелить вас. Кто из вас знает, что это Истина? Это уже совершено.
191    Любой грешник здесь, Он не мог бы тебя спасти; Он уже это совершил. Ты должен принять это.
192    Теперь, если бы Он стоял здесь, одетый в этот костюм, который Он дал мне, Он мог бы… Единственное, что Он мог бы сделать, сказал бы… Если бы вы сказали: “Я больна. У меня нужда. Или, у меня есть больной родственник, — или что-то такое, — у меня финансовые трудности. У меня—у меня семейные неприятности”, — или что бы это ни было. Он не мог бы, Он не мог бы дать вам это. Он сказал бы вам только, что Он уже это приобрёл. Вот, кто это понимает? Это правда, видите, видите, потому что это уже совершено. Видите? Он не может сделать…
193    Когда вы закончили всё выплачивать, то работник ломбарда не может вас больше держать, если вы выкупили. Если у вас есть квитанция, что вещь выкуплена, то на этом вопрос улажен. Он больше не будет держать это дело.
194    У нас есть Квитанция, понимаете; теперь, если у вас есть вера, чтобы получить наличными! Понимаете? Но теперь, если бы Он стоял здесь, а вся моя кампания основана на “Он вчера, сегодня и вовеки Тот же”, Он знал бы, какова ваша проблема. И это наверняка бы… Поскольку, я этого не знаю, то это доказало бы, конечно, что это Он. Должна быть некая сила, некая сила. Зависит от того, что вы думаете, какая это будет сила. Потому что вы знаете, что я вас не знаю, говоря по-человечески. И это должна быть некая сила. И если вы верите, что это Он… И если вы не верите, что это Он, конечно, вы не стояли бы здесь. И, но, если вы действительно верите, что это Он, в таком случае, если Он сказал бы, что вы совершили или для чего вы здесь, или—или ещё что-то, из-за этого возросла бы ваша вера, не так ли?
195    Возросла бы от этого вера тех, которые там? Когда, вот моя рука; насколько мне известно, я никогда не видел эту женщину, разве что где-нибудь в зале, или—или, может, она была в молитвенной очереди, или что-нибудь типа этого, годы и годы тому назад. Какое-нибудь воспоминание о ней; нет. Но пусть Господь поможет мне сейчас. Так как дар…
196    Видите, как вот эти служители. Вы уже знаете, если вы слышали, как я проповедую, я—я не проповедник. У меня нет образования. Я не стал бы называть себя проповедником, там же есть муж, который способнее меня в этом.
197    Но мой дар приходит от Бога, потому что я люблю Его. И—и вот что, я верю, — “дары и призвания непреложны”. Они предназначены Богом. Они в каждом поколении. И моя часть в этом касалась этого Слова, чтобы Оно снова начало жить, стало Словом различения и познания. Это пророческое, которое обещано, согласно Малахии 4, этому надлежит быть в этот день, делает нас совершенными в этот день.
198    Теперь, если Господь Иисус расскажет мне, что у вас за проблема, поверите ли вы, что я — Его пророк, или Его слуга? Пусть Он дарует это. Вы страдаете из-за состояния кожи. У вас что-то не в порядке с кожей. Это верно. [Сестра говорит: “Да”.—Ред.] Теперь, если это правильно, поднимите вашу руку. Видите? Так…
199    Сейчас я снова это чувствую, как оттуда приходит: “Он догадался об этом”. Теперь подождите одну минуту. Я не догадался об этом, леди. Кто-то, видите, они… Вы теперь не сможете спрятать свои мысли, видите, потому что Он находится здесь. И я беру каждый дух здесь под свой контроль, во Имя Иисуса Христа, понимаете, ради славы Божьей. Я не догадался.
200    Это из-за нервов. У вас нервы находятся в таком состоянии, что вы… это вас беспокоит. Вы молитесь за близкого. [Сестра говорит: “Да”.—Ред.] Это женщина. [“Да”.] Это ваша невестка. [“Да”.] И она болеет эпилепсией. [“Да”.] Это верно.
Так вот я об этом не догадался. Хорошо.
201    Только верьте в это! [Сестра спрашивает: “Она избавилась?”—Ред.] верьте в это всем сердцем; и по тому, как вы верили, так вам и будет. Я верю в это. [“Она избавлена?”] Я—я буду в это верить. Если вы будете верить в это, это произойдёт.
202    Понимаете, я не могу избавить её на основании моей веры, она должна быть избавлена на основании её веры. Понимаете? Понимаете? Поймите.
203    Здравствуйте. Я потерял свою мать, примерно два года назад. И когда я вижу вас поднимающейся вот так, приходят воспоминания. Разве не был бы я страшным человеком, стоять здесь, представлять Иисуса Христа и быть обманщиком? Это было бы ужасно, если бы я делал что-нибудь такое. Но я—я не обманщик. Я Его слуга. И если Бог позволит мне, по Его благодати, узнать нечто относительно вас, что ж, вы поверите, что это приходит от Бога? [Сестра говорит: “Да”.—Ред.]
204    Теперь, чтобы люди понимали. Смотрите сюда, видите. Одно то различение отняло у меня больше сил, чем если бы я проповедовал до полуночи. Иисус сказал: “Я почувствовал, что ушла сила”. Если это было таким образом для Сына Божьего, то насколько же более для меня, грешника? Видите? Даниил, когда увидел одно видение, у него болела голова в течение нескольких дней. Кто из вас об этом знает? Конечно. Видите? Вы даже не осознаёте, что за благодать дарована нам Богом.
205    Теперь, женщина страдает из-за состояния своего желудка. Это у вас в желудке. Я вижу, как вы отходите от стола. И причиной этому является ваше нервное расстройство, из-за которого желудок ведёт себя таким образом, что не способен переварить пищу. У вас язва желудка, вот что это такое на самом деле, в желудке. И вы верите, что Бог исцелит это у вас? [Сестра говорит: “Я верю”.—Ред.] Вы принимаете то, что он исцелён? Вы верите, что Бог заберёт это от вас. Благословит вас Бог. Идите, и пусть Господь дарует это вам.
Очень благоговейно.
206    Здравствуйте. Мы незнакомы друг другу, я полагаю. На самом деле, это наша первая с вами встреча, не так ли? [Сестра говорит: “Я бывала на собраниях”.—Ред.] Вы бывали на собраниях. Но, чтобы мне вас знать, я не знаю.
207    [Брат Бранхам делает паузу и поворачивается к зрителям.—Ред.] Вы просили за себя. Если вы будете верить, этот артрит оставит вас. Да. Она сидела там, склонив свою голову, в молитве. Это оставит вас, если вы будете этому верить. Ваш муж, вы верите, что Бог может открыть мне, каково его заболевание? Вы верите, что Бог может мне сказать? Вы были очень счастливы узнать, что она выздоровеет. У вас болезнь предстательной железы, которая вас беспокоит. Поднимите свою руку.
208    Я их никогда раньше не видел. Скажите мне, к чему они прикоснулись. Сейчас просто задайте этот вопрос. К чему они прикоснулись? Ко мне они не прикасались; они на расстоянии тридцати футов от меня. Но они коснулись того Первосвященника.
209    Если я с вами не знаком, люди, помашите рукой вот так. Вы—вы—вы, двое человек, которые сидят вот здесь, если я… Просто помашите вот так рукой, если я с вами не знаком. Видите? Видите? Вы просто сидели там. И женщина молилась, понимаете; И Он, стоя здесь, поворачивает как раз так, как Он сделал в Библии. Не—не я поворачиваюсь, Он поворачивает меня.
210    Смотрите, я не знаю тех вещей. Я — это точно как этот микрофон, он совершенно немой, пока в него не будет что-нибудь говориться. Но вы можете меня слышать через этот микрофон, (это верно?), но микрофон не может говорить, сам по себе. У него нет голоса. Я не знаю тех людей. Можете ли вы осознать, что это происходит в Присутствии Божьем, для того необходимо это, чтобы показать Его Присутствие? Пробивайтесь вперёд, не останавливаясь!
211    Мы друг другу незнакомы, вы моложе меня. Мы, вероятно, родились в разные годы и нас разделяли многие мили, и вот мы впервые встретились. Теперь, когда Это пришло туда, только тогда могу идти; Это — Свет, я слежу за Ним, понимаете. Святой Дух — это Свет, мы знаем это. Но если Господь Иисус поможет мне узнать, какое у вас заболевание, вы поверите мне, что я Его слуга, и поймёте, что это не я, это Он?
212    Я — только Его слуга, как этот микрофон. Вот, этот, эта кафедра здесь представляет собой часть мебели в этом здании, но она не была создана для того, чтобы говорить; она держит мою Библию. Микрофон не будет держать мою Библию; он передаёт мой голос. Так вот, есть различные дары в церкви; один — это Его голос, один — это видение, иные — это другие вещи, которые они делают. Но я — это только благодаря видению как Его слуга.
213    Теперь, если Бог позволит мне узнать, какое у вас заболевание, для чего вы здесь, вы мне поверите и будете верить, что это есть Слово Божье. Вы страдаете от инфекции. Инфекция у вас на коже. [Сестра говорит: “Это верно”.—Ред.]
214    Видите это? Она знает, правда это или нет. Видите? Теперь, чем больше будешь с ней разговаривать, тем больше будет сказано. Она очень замечательный человек.
215    Кстати, взгляните сюда одну минуту; потом остальных из них, если можно, приводите их немного быстрее. Давайте поговорим несколько минут, поскольку вы просто замечательный человек. Теперь вы понимаете, что нечто с вами произошло. Сейчас между вами и мной находится Свет. Вы видели когда-либо Его фотографию? Он стоит прямо между мной и вами. Я смотрю на вас, сквозь тот Свет. Видите? И вы верите, что Бог может мне сказать, кто вы такая? Он сказал Симону, кем тот был.
216    Кто из вас верит в это сейчас? Мы подняли свои руки, что мы совершенно незнакомы друг другу.
217    Вас зовут “Флоренс”, и ваша фамилия — МакАллистер. [Сестра говорит: “Это верно. Это верно”.—Ред.] Вы верите, что Бог может сказать мне, откуда вы прибыли? [“Да”.] Вы не отсюда. [“Нет”.] Вы прибыли из города, который называется Лоренс, штат Канзас. [“Правильно”.] Правильно. Теперь возвращайтесь к себе, Иисус Христос исцеляет вас.
218    Имейте веру в Бога. Понимаете? Понимаете из-за чего? Сейчас, пожалуйста, пребывайте в почтении. Не перемещайтесь. Понимаете, не перемещайтесь.
219    Бог исцеляет диабет. Вы верите этому? Вы верите, что Он исцелит вас? Просто двигайтесь дальше и говорите: “Благодарю Тебя, Господь”. И верьте этому всем своим сердцем и получите исцеление.
220    Вы верите, что Бог может исцелить эту женскую болезнь, которая у вас есть? Тогда просто двигайтесь дальше, говоря: “Благодарю Тебя, Господь. Я верю этому всем своим сердцем”.
221    Хорошо, пусть подойдёт эта женщина. У вас женская болезнь, а также у вас диабет. Вы верите, что Бог сделает вас здоровой? Продолжайте свой путь, говоря: “Благодарю Тебя, Господь”, — и теперь верьте этому всем своим сердцем.
222    Подойдите. Нервозность становится причиной больного желудка. Вы верите, что вы сможете съесть свой ужин сейчас? Идите, говоря: “Благодарю Тебя, Господь”. Съешьте свой ужин и верьте всем сердцем.
223    Бог исцеляет больное сердце. Вы верите, что Он исцелит ваше больное сердце? Хорошо. Идите, веря этому, и Он это совершит, понимаете, если вы верите.
224    А что если я ничего вам не скажу, а просто чтобы показать веру, которая, я думаю, у вас есть, просто возложу на вас руки, вы верите, что вы выздоровели бы? Проходите. Вы уже были исцелены, когда вы поднялись там, от этого. Это правда.
225    Вот, подойдите. Подойдите. Конечно, все видят, что эта женщина хромает, это у неё было всю жизнь. Но другое, что у вас есть, — это больной желудок, что вас беспокоит, о чём вы хотите… Просто идите, не останавливаясь, говорите: “Благодарю Тебя, Господь”. Верьте всем своим сердцем, и идите, и верьте в это.
226    Вы верите, что Бог исцелит тот артрит, и даст вам выздоровление, и вы пойдёте домой? Идите, веруя в это от всего сердца.
227    Кто из вас, находящихся вот там, верит, все из вас? Вот здесь сидит мужчина, как раз здесь, смотрит на меня. Вы не видите этот Свет, который висит сейчас над тем мужчиной?
228    На самом деле, о чём он беспокоится, это об излишнем весе. Это верно. Поднимите свою руку, если это так. Вы верите, что Бог вас исцелит? Ваша жена сидит рядом с вами, вы верите, что Бог может сказать мне, чем она болеет? Вы верите? Будете верить, женщина? Вы верите, что я — Его пророк, Его слуга? Это ослепляет людей, когда говоришь “пророк”. Вы верите, что я Его слуга? Вы верите, что Бог может сказать мне, что у вас за проблема? Высокое кровяное давление. Верьте сейчас всем своим сердцем, и это оставит вас, потому что вы верите.
229    Этот темнокожий парень, который сидит на краешке стула, наблюдает крайне напряжённо, что вы думаете насчёт этого, сэр? Ты веришь, что это должно быть от Бога, то, что ты сидишь там? Ты смотрел на меня так серьёзно. Я тебя не знаю. Мы с тобой не знакомы. Но ты страдаешь от какого-то заболевания. Ты веришь, что Бог может сказать мне, что это такое? Веришь? Это аллергия. Это верно. Ты веришь, что Бог исцелит тебя? Одна самая главная вещь, касающаяся тебя, это вот что, одна из твоих больших проблем, то, что ты — отступник. Ты действительно хочешь вернуться к Богу. Если это правда, подними свою руку, тогда подойди сюда. [Брат встаёт и проходит вперёд.—Ред.] Твои грехи прощены тебе, мой брат.
230    Вы скажете: “Откуда тебе это известно?” Это Тот же самый, что рассказал мне, что с ним было не в порядке.
231    Кто из вас здесь хочет, чтобы ваши грехи были прощены? Может, вы встанете на ноги? Вы хотите, чтобы ваши грехи были прощены? Я только хочу посмотреть, действительно ли вы искренни в этом. Благодарю вас. Может, вы пройдёте вот сюда и встанете здесь рядом с этим мужчиной, который только что был прощён, скажите: “Я хочу, чтобы мои грехи мне простились. Я в этом искренен”? Ты не можешь…
232    Подходите, там есть и другие, помимо тех, что вышли сюда. Теперь, если дар распознания может различить заболевания и болезни, он различает грех. Вы это знаете. Откуда мне было знать, что этот человек — грешник? Вот так-то, прямо выходите и подходите вот сюда. Мы только… Вы выйдете, всего лишь на минуту? Подойдите сюда и постойте одну минуту, скажите: “Я хочу быть прощённым, брат. Я хочу, чтобы Бог простил мне мой грех. Я осознаю, что я сейчас в Его Присутствии. Меня не волнует, что подумают соседи. Я—я всё равно пройду. Я — настойчивый. Я хочу спастись, сегодня. Я верю Богу. Я хочу прийти прямо сейчас и чтобы все мои грехи были смыты”.
233    Может, пригласим служителей? Сколько здесь есть служителей, которые верят, что эти люди имеют право быть спасёнными по благодати Божьей? Я хочу, чтобы каждый служитель, который верит в это, встали здесь вокруг с ними сейчас, когда мы будем молиться, каждый служитель, который заинтересован в спасении погибших душ. Я не думал, что придётся это проводить, но я не настолько глуп, чтобы не повиноваться Его Голосу. Он сказал мне сделать это. Может, для них это последний раз, я не знаю.
234    Кто из вас знает, что это именно то, что делал Он, когда Он был здесь на земле? Тогда это обязательно должен быть снова Он. Невозможно человеку, любому человеческому существу совершать нечто, подобное этому. Мы в Его Присутствии. И здесь мы видим Его, сегодня, совершающего… “Когда Я вознесён буду от земли, Я всех привлеку к Себе”. Видите? Мы видим Его здесь, совершающего те же самые дела, которые Он совершал, когда Он был здесь на земле. Разве мы не можем сейчас быть настойчивыми? Протискивайтесь! Что заставило вас прийти сюда? От чего всё это, так или иначе? Это Бог. Вы не думаете так?
235    Пусть каждый из братьев-служителей выйдет вперёд и возложит руки на тех исповедующихся людей.
236    Теперь, мой дорогой брат, сестра, исповедующиеся у алтаря, что заставило вас прийти? Вы пришли не своей собственной силой. Вы пришли, потому что нечто убедило вас, что вы — неправы. Вы хотите быть прощённым. Когда вы увидели того темнокожего беднягу, того стоящего здесь ефиоплянина, убежавшего от Бога, и Святой Дух открыл, что он — грешник. Тот же самый Святой Дух позвал вас сюда не через меня, но Он позвал вас, и вот вы здесь, сегодня, стоя в таком же самом положении, как тот парень. Исповедуйте ваши грехи сейчас пред Богом. Верьте Ему всем вашим сердцем, и Он простит вам каждый совершённый вами грех, и примет вас обратно на основании вашего признания и общения. Он это сделает, если вы только будете Ему верить.
237    Теперь давайте склоним голову, повсюду в аудитории, и каждый пусть пребывает в глубоком почтении. Теперь давайте будем молиться. Каждый из вас, исповедуйте свои грехи. Он здесь. Святой Дух здесь. Вот что такое призыв. Теперь просто верьте всем вашим сердцем, признайтесь в том, что вы неправы, попросите Его простить вас. И каждый из вас, братья, молитесь вместе с этими людьми.
238    Небесный Отец, мы приходим сейчас во Имя Господа Иисуса, благодаря Тебя за Твою великую благодать и силу в отношении нас, Господь. Что мы, недостойные, далеко внизу здесь в последнем, заключительном времени. Мы просим, чтобы Твоя милость простиралась, Господь, и дальше, пока не войдёт последняя душа. Сегодня, благодаря Твоему появлению пред нами, это заставило людей преодолеть всякое обстоятельство, подняться с места сюда, поверить, что пришло время, когда их грехи будут прощены им, и что они будут свободны, начиная с этого вечера и дальше. Даруй это, Небесный Отец. Пусть каждый грех удалится от них.
239    Ты сказал: “Приходящего ко Мне не изгоню вон. Если будут грехи ваши, как багряное, — как волну убелю; если будут красны, как пурпур, — как снег убелю”. Мы погружаемся в поток Крови Иисуса Христа. Верой мы берём этих людей, которые исповедуются, в то Присутствие Божье, в Кровь Сына Божьего, и просим для них прощения. Мы просим этого прощения во Имя Иисуса. Убери всякий грех и возьми их под Свою заботу, Отец. Поскольку они признаются, верни их на основании Твоего обетования. Ты сказал, что Ты это сделаешь, и я знаю, что Ты исполнишь. Они — Твои, Отец. Мы отдаём их Тебе, во Имя Иисуса Христа.
240    Каждый из вас, кто сейчас стоит вокруг алтаря, которые искренне исповедались в том, что вы ошибались; и в Присутствии Божьем, верите, что я — Его пророк, и верите, что я вам сказал Истину относительно этого, и верите, что с грехами покончено; и что теперь вы, верой, вы прорываетесь сквозь завесу в Присутствие Божье, и скажете: “Господь, я верю Тебе сейчас и принимаю Тебя”? Поднимите свои руки и скажите: “Я принимаю”. Каждый, кто стоит вокруг алтаря, поднимите свои руки и скажите: “Я принимаю. Теперь я верю этому”. Благословит вас Бог. Аминь. Вот как это делается. Вот так-то. Только верой, пробивайтесь сквозь ту завесу.
241    Теперь, на том же самом основании, на котором вы прямо сейчас находитесь, то, что вы прощены, вот, братья, возложите опять ваши руки на них для получения крещения Святым Духом. Прямо где вы стоите, возложите сейчас на них руки и молитесь, чтобы им принять крещение Святого Духа, стоя прямо там.
242    Господь Иисус, пошли на них Свою силу, как бы от несущегося сильного ветра. Пошли другое повторение Пятидесятницы; и наполни народ, не помещение, народ, Огнём Святого Духа, и прощением, и демонстрацией силы, чрез Имя Иисуса. Аминь.

Perseverant

1 ...?... our love with Him, I'm sure. But there is a great cooling off amongst the people. The revival's over. The fires is going out. See, it's time for something to happen. You know, in the old Roman temple, the temple of Vesta, when the fires went out, everybody went home, so there wasn't no business done. And I think that's... I'm just about enough Quaker to believe that, that's it--that it should be that way.
Now, I think tonight, I omitted it every night, but... I--I--I like to respect this Word of God, because I think it is God's Word, and It's Him. It's Him in letter form. The letter itself, It--It's--you have to have the Spirit there to quicken the letter. So now, for respects to this Word, let us stand while we read It: Saint Mark the 7th chapter and beginning with the 24th verse, and reading down the 30th verse, inclusive. You that have your Bible, and kinda like to take a text of just a little formal planting maybe, of a few seed again tonight to build that faith until the time comes.
And when I feel that the Spirit has given that climax, right then every one of you will be called to the platform. Don't--don't worry, it'll be right then. But until that Spirit gets to that place to where you feel that the people's got it...

4 What's the use of coming up here, if you're just walking up here? You walk through Tommy Hicks' line, and Tommy Osborn, and Oral Roberts, and back and forth, through the line. It only weakens your faith. That's all.
When you come here with a full assurance that you're not walking before your brother or anyone else, you're coming here because the Spirit of God in you has bid you come, something's going to happen. There isn't nothing to keep it from it. Until then, you're just on a walk, right around; next minister comes in town, right around; next minister comes, right around. That's no good. There's nothing in a preacher, no more than there is in your husband, or your brother, or whoever it might be. We are just representatives of His, telling you the Word. Some of them have different gifts, which the Bible speaks of these gifts. This is all done to vindicate His Presence.

6 Now, if it had been me, or you to me, if you can't take one another's word, why, that'd settle it. But God, full of mercy He sent gifts and confirmation to prove, and just so there will... He's so long-suffering, so gentle and kind, that He--He wants no one lost or no one hurt. He wants to be sure that every one of you get in. All right.

7 Now have you got the Bibles turned to the 7th chapter of Saint Mark, and the 24th verse?
And from thence he rose, and went into the borders of Tyre and Sidon, and entered into the house, and would not... would have no man know it: but he could not be hid.
For a certain woman, whose young daughter had an unclean spirit, heard of him, and came and fell at his feet:
And the woman was a Greek, a Syrophenician by nation; and she besought him that he would cast forth the devil out of her daughter.
But Jesus said unto her, Let the children be filled--first be filled: for it is not meet to take the children's bread, and to cast it unto... dogs.
And she answered and said unto him, Yes, Lord: yet the dogs under the table eat... the children's crumbs.
And he said unto her, For this saying go your way; the devil is gone out of thy daughter.
And when she came, was come to her house, she found the devil gone out, and her daughter lay upon the bed.

8 Now, let us pray. And with our heads bowed, and our hearts, I wonder while we pray, how many in here would like to be remembered in prayer for some special something, would you raise your hand, maybe, "Lord, let it be me tonight," (See?) or, "I have a loved one; let it be them tonight."

9 Our heavenly Father, Thou knowest the needs before we even ask. Jesus taught us that: "Your Father knows what you have need of before you ask," but yet we are to ask.
When He looked upon the harvest, He was the Lord of the harvest, and He said, "The harvest is ripe, the laborers are few; pray ye the Lord of the harvest, that He may send laborers into His harvest," making Himself with man so bound together that He works only through the agency of man. He chose man to work for Him. He could've chose the sun to preach the Gospel; He could have chose the winds, or the trees, or the stars. But He chose man, veils Himself inside, hides Himself from the unbeliever, reveals Himself to who He will.
Lord God, we are here tonight for no other purpose but to see You reveal Yourself to us, by forgiving the sins that we have committed, and--and helping us, and encouraging saints along the way, saving sinners, calling backsliders back to the fellowship of the heavenly Father and to the church of believers, the Firstborn. Grant it, Lord.
You know what's behind each one of those hands that went up. You know what was beneath it, under the heart. You know their desire. I offer my prayer in their behalf, that You'll grant each one of them their desires. My hands was up too, Lord. Grant our requests.

13 Bless the reading of Thy Word. And now, as we take a text, we pray that You'll unfold to us the context, that we might know Him better. And when we leave here tonight, may we say like those who coming from Emmaus, after He has risen from the dead. And they had walked with Him all day, talked with Him, and yet they didn't know Who He was. There's many in this city, Lord, tonight, no doubt has talked to You and walked with You, and yet never recognized Your Presence.
But that night, when You--when they bid You come in and abide with them, Cleopas and his friend, and when You got the door shut, and You set down, You did something just the way You did it before Your crucifixion. No other man did it that way. You did it Your own way, and by that they knew You were the resurrected Christ. Quickly You vanished out of their sights. And with a light heart full of joy, they joined themselves quickly with the rest of the apostles, and said, "Indeed, He has risen from the dead."
And when we leave this building tonight, may we see You come on the scene and do the same things You did before Your crucifixion, as You promised You would repeat again in the last days. And grant, Lord, that when we leave, we'll go with like they, saying, "Did not our hearts burn within us, as He talked to us along the way?" For we ask it in His Name and for His glory. Amen. May be seated.

16 I wish to take just one word for a text tonight, and the word I want to take is called: "Perseverant."
You might say, "Brother Branham, that's a--that's a very small word for three or four hundred people setting here tonight," or whatever there is; I'm a poor judge of--of a--of a audience. And you say, "That's a very small word." Well, it isn't the--the size; it's--it's--it's really what I'm going to say about it.
Now, "perseverance," according to Webster, it's--it's to be... it's--it's a--a word, that, "you're to be persistent," to--means to be persistent in trying to make a goal, try to--to put something over, try to do something. You are perseverant when you are persistent.

19 Now, all Christians must be persistent. They must be perseverant. And the only way that you're able to--to do this, is to first to have faith in what you're trying to do. And if you have no faith, you're just jumping at it, then you--you--you can't--cannot be perseverant. But when you really know it's the truth, then there's nothing going to stop you, you are really perseverant then.
And men of all ages, that's ever been able to do anything, and had faith in what they were trying to do, were perseverant.

21 For instance, like of the--what we call the father of our nation, George Washington. He was perseverant when he, trying to achieve that victory over the British, and crossed the icy Delaware. He was perseverant. There was nothing... His soldiers, half of them didn't even have shoes on their feet; their feet's was wrapped in rags. The wind was blowing. But he had prayed all night, and he had the victory in his heart. And there was no British army or nothing else was going to stop him, neither could the icy river. He had prayed through, and there was no hindrance going to stop him. He was perseverant, and he achieved the task that he was trying to--to do, because he had the answer from God.

22 When a man gets his answer from God, there's nothing going to stop him.
Most people today, as I will repeat myself from last night, saying they have hope instead of faith. You find people coming on the platform, they're--they're just built up in hopes.
"But faith is the substance of things hoped for; the evidence..." So it's not a myth; it's not imagination. It's something you've got. You've already got it. And you're just as happy with it, that faith that you have, as you would be if you had the substance in your hand.

25 For instance, like this, if I'm starving to death; and a loaf of bread costs a quarter, which will--will buy the loaf of bread... Now, when I have the quarter in my hand, I'm just as happy as if it was the loaf of bread, because it's the purchase price of the bread.
And when I know in my heart that I have accepted it, and I believe that God has give it to me, I'm just as happy with that faith as if I was if I was healed, because I'm going to be healed anyhow. I've got the substance right now; nobody can take it away from me. I know it's right, and I can be perseverant with that.

27 When God tells something that's going to happen, like the visions or something... I've seen tens of thousands of them, and many of you are a witness, and not one of them has ever failed. And when God says anything, I don't... If He would say tonight, "Go to the national cemetery, for I'm going to raise up George Washington in the morning," I'd invite the whole world come watch it; it's going to happen.
God's Word can't fail. He's never failed, and He can't fail. There's one thing God can't do, and that's fail. He cannot fail. And God is His Word.

29 Now, Noah was living in a scientific age when they was, perhaps, could shoot the moon with radar. Jesus said it was a day like this. "As it was in the days of Noah, so will it be in the coming of the Son of man."
Now, we know, down in Egypt we see these pyramids. We could not reproduce them today. We have no power to do it. They had ahold of atomic power, or--or some kind of power that built the pyramids. We couldn't put those boulders up there by no means. Neither could we reproduce that sphinx. There's no way of doing it. We don't have the material to make a mummy, embalm a body that looks even natural for thousands of years. We've lost that art. A dye that won't fade out; many things they had then that we are completely blind of. And they built that pyramid so setting so center in the earth, no matter where the sun is, there's never a shadow around it, never a shadow at the pyramid. Oh, the architectury, the--the--the instruments they--they had is far beyond now.

31 And Noah lived in that intellectual, scientific age. Noah did. And he was a prophet, and the Lord told him that it was going to rain. And after Noah hearing the voice of God, being a prophet to the voice of the Lord, Word of the Lord comes to His prophet, and he knew it was going to rain, no matter what anyone else said, whether it ever rained.
And it never had rained before. God irrigated the ground, with the vegetation, with--with irrigation from the springs, and so forth, in the earth. There had never been a cloud in the sky, but yet Noah knew there was coming water from above. How's He going to do it? He doesn't know, but he was so perseverant; he went and built an ark according to the s--the specification that God said for him to build it, because he had heard the voice of God, and was standing in the Presence of God when the voice of God was made manifest to him. That ought to set this borned again Church afire: perseverant.

33 I don't care how many critics laugh about it, how many says it can't be so, and then go out there and scientifically prove it, shoot the radar to the moon and show there is no such a thing as water in the skies. But Noah knew that if God, standing in His Presence, and He's the God that had spoke to him, and He was clearly identified that it was God's Word, and standing in the Presence of God, he was--he was persistent. He would build the ark anyhow; nobody wanted to help him, he'd build it himself. He was persistent because he was--knowed that it was the Word of God, and he built it.

34 I can think of--of how Moses, a great scholar, he was so smart till he could--he could teach the wisdom to the Egyptians. He could teach the teachers. He knowed all of the--the theology of--of--that the Egyptians knowed, and of his Hebrew family. And--and he was a smart, witty man, a great... We are taught he was a military man, but had totally failed, because one thing. He slew this Egyptian, and his education ceased, when they accused him then, "Will you slay us as you did the Egyptian?" Thinking his brethren would understand it. And he--he miserably failed.

35 And that brings me to a thought of this. That's the reason, tonight, that our systems has failed. That's the reason that we'll never be able to educate people to God. We'll never be able to denominate them to God. We've tried all these systems, and they all fail, like, fell like the tower of Babel. And they always will do that.
God, the unchanging God, made His decision at the garden of Eden, how He would save man. And when God ever makes a decision, it has to ever remain that way. He cannot change. He cannot get smarter. He's the Source of all intelligence. No matter what our science says, if it's against the Intelligence or the Word of God, it's contrary, it's not right. I don't care how scientific it can be proved; it's still wrong.

38 God decided He would save a man by the shed Blood of an innocent One. They've tried to build cities; they've tried to unite them; they've tried to build towers, educate them into it, and they get further away all the time. You'll never be able to save man till he comes back to the Blood. That's the only place that God will ever meet a man. Not by his intellectuals, not by how smart he is, how many men has made him a priest, or a bishop, or a state overseer, or whatever he might be, minister, deacon, that isn't the grounds that God meets a man on. He meets him on the grounds when he is under the shed Blood. That's the only place Israel ever was able to meet God to worship, was under the shed blood. That's God's provided way. No other way will work. And under the shed Blood, God meets man and stands in the presence of men.

39 Moses, this runaway intellectual, runaway prophet, out on the backside of the desert, and married this beautiful Ethiopian woman, and was living; had a child, little Gershom. And one day while walking around on the desert, the backside of the desert, an old man of eighty years old, looked like was plumb out of use, as a minister, but he found a bush that was burning with fire and it did not consume. And he went aside to see what had happened, and come into the Presence of God, and heard the Presence of God, heard the voice of God, while he was in His Presence, when this Pillar of Fire was laying in this bush, talking to him. Where he was afraid to even go near Egypt, knowing that Pharaoh would take his life, there's nothing going to stop him now.
And sometimes when a man gets in the Presence of God, and hears the voice of God, he does things so--r--so radical to the ordinary thinking of people, it sounds ridiculous.

41 The next day now, a man that was afraid to take an army to attack Egypt, all the slaves there was in Egypt, he was afraid to attack Pharaoh like that, here he is the next day, eighty years old, beard hanging all the way to his waistline, his bald head shining, a crooked stick in his hand, his wife setting on a mule with a young'n on her hip, going down, with his eyes set up, glorifying God.
"Where you going, Moses?"
"Going down to Egypt, to take over," a one man invasion. Why? He had been in the Presence of God. He seen what God could do with a stick. He didn't know what He could do with an army. He knowed what He could do with a stick.
I don't know what He can do by a denomination. I know what He can do with one man that'll surrender himself completely to Him. That's all He needs: one person; that's you. Then he's perseverant; nothing's going to stop him.

44 Moses had come in the Presence of God, heard His voice in a--a miracle sign. He knowed He was a consuming Fire, and here He is in a Pillar of Fire back in a bush. All of his education, all of his theology left him. And he knowed one thing: there was a God, and he had His orders. A crooked stick was good enough. He'd been in the Presence of God.
Don't make any difference how many trained man Egypt had. Any of these things didn't mean a thing to Moses. He had been in the Presence of God, and he was perseverant. He's going down to take over, against shields and trained men by the tens of thousands, with a crooked stick in his hand. Stop him if you can. There's nothing can stop him. And he did it; he went down and took over, because he was perseverant when he absolutely knowed that he would been in the Presence of God, and had heard the voice of God out of the Presence of God. Amen. Not only the voice was, but it was a Scriptural voice. There's all kinds of voices. Check it with the Word.
The voice said, "I am the God of Abraham, Isaac, and Jacob. I made a promise that I would deliver those people. The time is at hand. I've heard their groaning, seen their taskmasters burdening them, and I remember My promise. And I've come down to deliver them, and I'm sending you to do it." That's good enough. He seen His glory, and away he went.

47 David was very perseverant when he come over to the--the armies of Israel, which was standing in a bluff at that time, and across the little creek and over on the other side was the--the Philistine. There was Goliath, the great challenger, about twice the size and height of an ordinary man, fourteen-inch fingers, and a great spear, several feet long, that could stand there and just pick man on it, like that, and throw them off; punch them out, pick them up on the spear and throw them off, as they come up the hill.
And when the enemy knows that he has got the upper hand on you, he likes to brag. So he said, "Let's not have so much bloodshed." Said, "Saul, let some of your men come over here and fight me. And if I kill him, well, then, you serve us. But if he kills me, we'll serve you." See, when the enemy has got that upper hand...

49 And every soldier was just so shaky that he--he could hardly hold his armor up. And Saul, the most able of all of them, head and shoulders above his army, he wouldn't dare touch him, and yet supposed to be the anointed of the Lord.
But there come from the wilderness, a little stoop-shouldered, ruddy-looking fellow, that had a slingshot in his hand. And that giant made his brag before the wrong man. And David said, "Do you mean to tell me that you'll let that uncircumcised Philistine stand there and defy the armies of the living God? Do you mean to tell me that you'll do such a thing as that?"
Now ,his brothers said, "Now, you're naughty. You get back out there at the sheep where you belong."
And the news come to Saul. Saul said, "Bring the lad here, let me look at him."

53 And when he come up, a little stooped, ruddy-looking fellow standing there, probably hair hanging down in his eyes. And he said, "Well, you, you can't fight that man." Said, "You're nothing but a little fellow, a little--little ruddy man, and in your youth. And he's been a warrior since his youth." He said, "You can't fight him. I admire your courage, but the... It's too great." What happened? He said, "Let me see if you could use my armor." So he put his armor on him, give him his shield.
Well, poor little David couldn't stand up. He--he--he said he--he didn't know nothing about it. He found out that Saul's ecclesiastical vest didn't fit a man of God.
So he said, "I will send him away and give him a schooling, a Ph.D., LL.D., and so forth, and see what he can do about it."
He said, "I don't know nothing about these things. Take them off of me. I--I don't know nothing about this. But here's one thing I do know. I was herding my father's sheep, and a lion come in and got one of them. And I went after him, 'cause my father had give me charge to watch those sheep." Amen.
And any good shepherd is a watcher of the sheep. And he said, "I don't have nothing but this slingshot in my hand, but I knocked him down; and when he rose up against me, I slew him. And a bear come in and got one. I run after him and took it out of his mouth, and when he rose up, I killed him." And said, "How much more will God of Israel, God of heaven, deliver that uncircumcised Philistine into my hand."

59 That little fellow was perseverant because he knowed what he was talking about. He knowed Who he had believed, and was fully persuaded He was able to keep that which he committed to Him against the day. Now he had just a slingshot; that's all he had. He said, "I'll go fight the Philistine." Because the reason he was so perseverant, he knowed if God, under the care of a sheep, had helped him deliver the sheep back to his father, how much more a man.
Now, think of that, all ministers. And we feel that way about you sheep tonight. The devil has come and smote you with a disease. That's right. He's took you out from the good health. I--I don't have no Ph.D. I don't have no LL.D. I don't even have a grammar school education. But I know what I do have. I'm coming after you tonight to bring you back to the shady green pastures and the still waters. That's what we're here on the platform for tonight, is to come get you, snatch you out of the hand of the lion out there, bring you back. Be patient, listen close and watch, try to find what we're trying to do, is try to help you,
Now, David was very persistent, because that he knew Who he had believed, and he knowed he was able to commit--what he committed to Him, He was able to keep it.

62 We find out that, Samson, another great judge in Israel, and that some people picture Samson as having a--a shoulders about like a barn door. Now, it would be nothing strange about that, to see a man who could pick up the gates of Gaza and walk out with it, or take a lion and pull him apart. But, you know, Samson was just a little bitty (in the street expression), a little shrimp, little bitty, old curly-headed, sissified, mama's boy: seven curls. It was a strange thing. When they thought that a man, a great big ten-foot man could pick up a lion, sure, and kill him. But the strange thing was, this little fellow seemed to be helpless until the Spirit of the Lord come on him. It wasn't Samson. It was the Spirit of the Lord.

63 That's the reason that it wasn't the apostles. Jesus chose them all, practically every one of them without even enough education to sign their name. He didn't choose priests. He didn't choose theologians. He chose fishermen and herdsmen, the ignorant and unlearned, so that He could take that in His hand, and take nothing and make something out of it. That's His nature. So He doesn't take trained schools and trained scholars; He takes something that realizes it's nothing. He gets into it and makes something out of it.

64 We find that this Samson was a Nazarite; he had seven little curls that hung down his back. And when the Spirit of the Lord come upon him, he feared nothing. Why? He was persistent as long as he could feel that Nazarite vow with him. As long as he could reach back here and--and feel those locks, he knew that he was in the will of God and nothing could bind him. The city couldn't bind him. A lion couldn't kill him. He took the jawbone of a mule, and it dry, and beat down a thousand Philistines, with it.
Do you know those helmets, those brass helmets, was over an inch thick? You know what would happen when an old desert dry bone would hit against that? Why, it would burst into a million pieces. But he stood there, single-handed, with this jawbone of a mule, and beating over their head, and killed a thousand Philistines. Why? He was persistent. Every time he hit, he felt that Nazarite vow move back upon him.

66 How much ought the church tonight, that claims that you are born of the Spirit of God, stand in the meeting and see the vindication of the resurrected Jesus Christ, and claim to be filled with the Holy Ghost, and could set still and let Satan push you around like he does? It's a strange thing. As long as you can feel the Presence of the Holy Ghost, know that it's His Word and His promise for this day, you should be persistent to press in until it's over. Perseverant, stay with it, God promised it. It's not you. It's God.

67 How about the little virgin Mary. Now, to you women... Now, she was just an ordinary girl that lived in a real mean city way worse than Topeka. And she lived there, but she lived a straight clean life, and she was engaged to a man by the name of Joseph. And one day she was on her road to the well to get some water, and a great Light appeared before her. And an Angel stood there, which was Gabriel, and told her that she was going to--to bear a child, knowing no man. And at the same time, told about Elisabeth, her--her cousin that was old in age, Zacharias' wife, and she had conceived in her old day.
And now Mary, you could imagine what a laugh it would be to the people, to think that this young girl, going with this boy, steady, and here she shows up to be mother. But it didn't make any difference to her. She had been in the Presence of God. She had heard the Voice of God. She didn't care the scorn of the people, or the laugh of the people, or what they said about it. She was persistent.

69 Up through the hilly country she went. And women then wasn't like they are now, get out here with shorts on, and a couple of days before deliverance, out on the street before men. That's a disgrace to humanity. That's right.
She hid herself. And little Mary come up before she was to be mother, and went up in the hills of Judaea to see Elisabeth. And while Elisabeth had hid herself, no doubt, one morning, looking through the curtain, she saw this young lady come, running, and she recognized it to be her--her cousin Mary. And as women then, they loved to see one another, they meant so much to each other, she run out and perhaps, and throwed her arms around her and hugged her, and was greeting her.
And she said, "I understand that you're to be mother."
"Yes."
She said, "You know, I'm to be mother too."
"Oh, you and Joseph are already married?"
"No, we're not married."
And she seen she was showing to be mother. She said, "You mean, dear, that you and Joseph are not married yet, and you're to be mother?"
"Yes."
"How will this be?"

72 "The Holy Ghost will overshadow, is to--has overshadowed me. The voice of God said so." And said--said, "I know that you're to be mother too."
She said, "Yes, but it's already six months with me, and I--I'm worried because the baby has not moved yet."
Now, anyone knows that that's altogether out of ordinary; two or three months and life is felt. But this had been six months, with no sign of life. Now, that the baby was dead, six months with no life. She said she was worried about it.
She said, "But the Holy Ghost has come upon me," Mary said to the--Elisabeth, "the Holy Ghost has come upon me, and has overshadowed me, and said I'd have a Son, and He'd be the Son of God, and I'd call His Name Jesus."
And just as soon as that human Name of God, "Jesus," was spoke by a mortal lip, out of a human being, a dead baby come to life in the womb of a woman, and received the Holy Ghost. And if that will do that to a baby, dead in the mother's womb, what ought it to do to a borned again Church? The first time the Name of Jesus Christ was ever spoke by a mortal lip, a baby, dead in its mother's wombs came to life and received the Holy Ghost. "Whence cometh the mother of my Lord?" said Elisabeth. "For as soon as your salutation came to my ears, my baby leaped in the womb for joy."
And today we claim to have that Holy Ghost, and cowardly with It, afraid to move out. We've got to get persistent. If we got the real genuine Holy Spirit, we will be persistent.

78 Now, going a long ways, get away, I get away from my text. And here it is almost time to start the prayer line now, and I haven't even got to my text. This is too short.
This woman that we are talking of, this Syrophenician woman, she was a Greek, and she had heard about Jesus. Now, faith cometh by hearing, hearing the Word of God. And she had heard.
And, somehow, faith finds a source that others don't see. A--a doctor might say, "I... Child, I've done all I can do for you." He's at the end of his road. That's all the man can do. He sees the thing is advanced and there's nothing he can do about it. But, you see, faith finds a source that he don't know nothing about. Science won't prove it, because faith...

81 The whole armor of God is supernatural. What is the armor of God? Love. What is love? Scientifically prove me there is such a thing as love. Where's it at? You... How many loves, raise up your hand: love your wife, love your brother, love your friends? Well, I want somebody, some science, to prove to me what part of you is love. Where do you buy it at, what drugstore? I want a bunch of it. Love, joy, you got joy? Peace, long-suffering, gentleness, patience, what is it? It's all supernatural.
God is supernatural. You don't scientifically prove God. You believe God. You believe it. If you don't believe it, then a man that says everything that's not scientifically, is unorthodox, it's not right, then that man can never be a Christian. He has to believe. By faith we believe God, not by education, not by theology. But by faith you are saved.

83 Notice, faith finds a source that others don't see. His Word is a Sword; Hebrews 4:12 said that, "The Word of God is sharper than a two-edged sword, even discerns the thoughts, that's--intents that's in the heart." That's the Word of God. And the only thing that can hold that sword is a hand of faith. Nothing else can do it, nothing else. You have to see some thing otherwise, scientific. You, scientifically, educationally, you cannot hold that sword. You can't do it by education; it's too twisted too complicated; you make it, it'd make it, it'll try to deny itself and everything. You cannot do it. Jesus said, "It's hid from you," so forget about it. You cannot know it. It's hid. And when God hides anything, it's really hid.
That's the reason that you are so hid, if you're a Christian. "For you are dead, and your life is hid in God, through Jesus Christ, and sealed by the Holy Ghost." How's the devil going to find you? He can't do it. You're hid. God hides you. Amen. What a hiding place in the bosom of Jesus Christ.

86 Now, faith holds it, it yields it. Now, you may not be strong enough, that arm of faith, to cut a hole all the way through it, and walk through like some can. But just keep punching, it'll come. Just hold to it.
She had many hindrances, this little Greek woman, but her faith didn't have any. Faith don't have any hindrance at all. There's nothing can hinder faith. Don't care what anybody else says, nothing hinders faith. Let's see some of the "might's" that could've happened to her. She might...

88 Somebody, they might have said to her, "You are a Greek. Your denomination isn't sponsoring His meeting." But she was persistent anyhow. She was going anyhow, 'cause she'd heard. "And faith cometh by hearing." Not by cooperation; but by hearing.
Notice, they might have said this, that, "You're a Greek. You're not in their class of people. You, there--there is... They're a different skin from you. They're a different race." Still, that didn't bother her. That didn't bother her.

90 And some of them might've come and said, "Now, that's nonsense. The days of miracles is passed. There's no such a thing as that healing that you hear about. He's just another fanatic that's raised up." Sure, they have all kinds of bogus dollars, but there is a real one somewhere it's made off of. That's right. Now, said, "The days of miracles is passed; there is no such a thing. That's just a bunch of fanatics down there, just a little handful of them that's... We've had it all along."
But, still, something had struck that woman; she was still persistent. The days of miracles might've been passed for that one was talking to her; but not to her. It might be a-passed for some of your associates, but not for you, if you've got faith.

92 There might have been another group, maybe some women stood on the corner, saying, "Martha." I hope there's no Marthas here. "Martha, you know what? Your husband will leave you, as sure as you go down to that meeting. (See?) Now, I know your daughter's got epilepsy, but I tell you, it's going... It's--if your husband ever catches you going down there... He belongs to the great clubs and societies of the city; if you go down there, he'll leave you." That didn't mean nothing to her. She was going anyhow. Faith had done took ahold. Faith knows no hindrance.
Well, then, there might have been another group down on the corner, that said, "You know what? You'll be the laughingstock of the church, because you're going down there just for nothing. And the people is going to know you're going. And as soon as you're identified with them, then you'll be the laughingstock of the people. Everybody will laugh at you." That didn't mean one thing to her, not at all. She was persistent.

94 Some group might've said, "They'll put you out of your church; they'll give you your membership card." Still, she was persistent. That didn't hinder her a bit, Why? She'd already got ahold of faith.
I wished I had time to stop here for four hours and just tell you of the--of the experiences on that similar thing, that women and men, and children, who were dying, and, by doctors statements; they're living tonight by the grace of God. Because something got ahold of them: faith. That's the idea. All right.
She broke through all these gates, all the critics, all the laugh-at's, all the "your husband will put you away; your fellowship card's gone from the church; you'll have to find something else; you'll be a castaway; you'll be called a holy-roller." That didn't mean a thing to her, because she had already seen God. She'd heard, and faith cometh by hearing. And she knew that others had been healed, why couldn't her daughter be healed? There you are; she comes through.

97 Finally she arrives at the feet of Jesus, and notice what a shock. Many people think just because that they can get there, that's all there is to it; but you've just started now. When she got to Jesus, what a disappointment to her; or it would've been, maybe, to us in this day. Jesus said He wasn't even sent to her race.
If that'd been some of you Pentecostals of today, why, you'd have stuck your nose up in the air and walked away, and say, "Is that's what it is? If they don't like me at the Assemblies, I'll join the Oneness. If they don't like me there, I'll go to the Church of God. I--I don't have to put up with no such a stuff as that." Aw, that's the reason the miracles is gone from the church. That's the reason the faith is gone from the church. See?

99 Even Jesus, the very God... Listen to it. The very God that she was going to worship, and--and change her thoughts, and come to--to believe on Him; when she arrived at Him, she got a cold shoulder.
You remember me speaking last night about the hybrid flowers and things? Christianity today is a reproduction. It's not the original. If you had the original baptism like they had it back there, that Pentecostal church would be a--there'd nothing can stop it. It'd be like a house on fire in a dry weather, and a hot wind blowing. There'd be nothing could stop it; it's on fire. But what's today? No, it's a different group today. My opinion: it's a reproduction.
Notice, He give her a cold shoulder. Today we have to pat them, "I'll promise you; if you'll just come over, I'll put your card on my book over here, your letter, and I--I--I'll see what I can do. We'll get with the deacon board, see if we can't get you on the deacon board or--or something." That's the way they have to do them today. See what a bunch we got?

102 But even when she got there, He said, "I'm not even sent to your race. And, besides that, they're nothing but a bunch of dogs."
Oh, my, what would we have done? What would you have done? Ask yourself that, and be honest. Somebody snubbed, why, if you don't even get prayed for the first night, you claim you ain't coming back no more. Then you got faith? Sure. Now, remember, this tape goes all over the world. I'm not just pointing my finger here; I'm pointing everywhere. See? Yeah, you--you won't come back. No. You can't even set and listen to the meeting through. You see? "Yeah, I got faith." Yeah.

104 But she was called a dog. That's the lowest can be gotten, or was to them in that day, an unclean animal. 'Course, today it's an idol; but there--woman will take a little old dog and give it a mother's care, and practice birth control, 'cause she wants to get out to dances and parties, and carry on like that, and she ain't got time for a child. She know you can root the dog off in a little cage somewhere, take it with her. That's exactly right. See? Practice birth control, and then go to church and sing in the choir: wear shorts, slacks, everything else, and call herself a Christian; bob off her hair and still say she's in fellowship with God, when the Bible said she's not. That's exactly right. I don't care... Listen.

105 You say, "That little thing, what are you saying that about?"
In the beginning, one word caused all sickness and death. The same God, at the last of the Book, said, "Whosoever shall take one Word out of It, or add one word to It..." So no matter what you do, how saintly you claim to be, how much you jump up-and-down, and cry, speak in tongues, run over the floor, or whatever you want to do, or give to the poor, or whatever you are; that isn't it. You've broke that Word; and that one Word broke, you can't go back in. Exactly right. Not one Word... You take a creed instead of the Word, because it suits you better.
That's the reason people can join church, and go to this, that, or the other, set around there; it's nothing but a lodge. It isn't a church. You're borned into the Church; you join a lodge. But you are born in a church, the Church, not a church, the Church. There's only one Church. And you...
I've been in the Branham family for fifty-five years, and they never did ask me to join the family. I was born there. That's right.

108 Yeah, turned down, called a "dog," but still she held on. See, she had faith. She was disappointed with all of her friends, disappointed with her people, all kinds of things trying to hinder her. But everything's throwed that way. That shows Satan trying to--to push back genuine faith, but he can't do it. Care what anybody says; it's still there. She's persistent. She keeps moving on.
She got to Jesus, and Jesus said, "I'm not sent to your race. I'm not sent to your church. They're not cooperating. You're nothing but a bunch of dogs anyhow." Still she moved on. Says, "Me, I come to--to heal these, Mine, not to come to heal you. Not meat for Me to take the children's bread and hand it out to you bunch of dogs."
She said, "That's the truth, Lord." Amen.
Faith will always admit the Word is true. Amen. Now, if you want to hold onto a creed, go ahead; but the faith, real genuine faith admits the Word is the Truth.

111 She said, "Truth, Lord, but the dogs can eat the crumbs that's under the children's table." That got it. That got it. She was not a--a hothouse plant. She was not a--a hybrid bunch, so-called believers, that we have the crop of today. She had genuine faith. She admitted He was right. But she wasn't after even all the bread that the children could eat; she was just searching for crumbs.
We either get the best or we don't have any at all. We'll walk away from It, and then say, "We got faith. They don't treat me right, I'll walk out." That's no faith. That's not faith.
Faith is there. What I'm trying to say to you, friends, we're going to have a prayer line here one of these nights. And I want to see not one stretcher, one wheelchair, one crutch, or nothing but what's laying here on the floor, and them walking on out. See? Unless you come with the right kind of approach, you're not going to get anything. That's right. You're just walking right through and somebody slapping a hand on you, and going on out. That--that's no good. You've got to know what you're come... "He that cometh to God must believe."

114 Watch, remember, she had never seen a miracle. She was a Greek. She knowed... She was a Gentile. She had never seen a miracle, yet she had faith that there was such a thing. And year after year, and day after day, we see miracles, and just can't hold on a hour or two.
She was like Rahab the harlot. Rahab didn't want... That Gentile woman, she didn't want to see how Joshua wore his clothes or see Joshua. She said, "I have heard and I believe." That's all. She heard and she'd believed.
Jesus said, "For this saying..." She had the right approach to the gift of God. Remember, she was the first Gentile that a miracle was ever performed on, because of her faith. Faith admits the Word is right, humbles itself, same as it does today.

117 Martha in the Presence of God... Martha, the sister of Lazarus, she was humble in the Presence of Jesus. And she was perseverant when she got there. He said... She said, "Lord, if You'd have been here, my brother would not died; but even now, whatever You ask God, God will give it to you."
He said, "I am the Resurrection, and Life; he that believeth in Me, though he were dead, yet shall he live; whosoever liveth and believeth in Me shall never die. Believest thou this?"
Remember, she had a right to upbraid Him. She'd sent for Him, twice, when he was sick; let him die. But, you see, she had faith. She knowed that if that Shunammite woman, in her age, when her baby died, that she believed God was in that prophet Elijah, and she held right onto Elijah... She said, "As the Lord God liveth, and your soul liveth and never die, I'm not going to leave you." She was perseverant. And Elijah didn't know what to do. He just went in the room, walked back and forth, until the Spirit of God, the Presence of God, come. He laid hisself upon the baby; it sneezed seven times and come to life. Because somebody was perseverant, somebody had ahold of faith to get to the man of God.

121 And she knew, if God was in Elijah, how much more was He in His own Son. She knew. Faith come by hearing. And in the Presence of Jesus, she was perseverant.
Jesus, looked like, tried to turn her back, and say, "He'll rise," and all this, and so forth. But she was perseverant.
She pushed through every critic that say, "Now, where's that Divine healing program you was talking about? Where's that all at? Your brother's dead and buried out there now. And the pastor slipped out of town till he died, and then come back." But that didn't stand in her way. She pushed right through every critic till she got to Him. She got what she asked for.

123 Now, here sometime ago, I just remembered, at the Tabernacle... I see some of the brethren setting here from the Tabernacle tonight. There was a lady... I'd come into the church. And we have, about every night, about what we got in here is our meeting. And so then we was... I--I wasn't praying for the sick that night. And there'd been a woman come from California, had a tumor; the tumor itself weighed fifty pounds. And so they had had her in the back. And so they told we wasn't praying for the sick that night; it was just coming down to speak, 'cause I just come from meeting.
And when I went out the back door, two of the deacons had drawed her around the house, in a chair, and set her at the door, and right on the ground. And when I come out, she caught me by the trouser leg when I went out. She said, "Brother Branham, the only thing I ask you is lay your hands on me." She said, "My tumor will go." And she was just about like this.
About six weeks from then, she was in a meeting, and took the sisters to go in and examine her. Without any operation, there wasn't a speck of the tumor nowhere. No matter if it wasn't the night to pray for the sick, she was perseverant. She got what she asked for. Faith had found its place, and had ahold.

126 Micaiah... And I'm closing in a moment. Micaiah, in the presence of four hundred well-trained priests, prophets of Hebrews with all, he said, "Come down, Micaiah, you've been put out of the ministerial association down here; but if you'll speak the same thing that they do now, and say for Ahab to go on up, with Ahab and Jehoshaphat to go on up; and we realize that--that they'll put you back in the fellowship."
He said, "As the Lord lives, I'll only say what He says to me." God, give us some more Micaiah's. See?
So he waited. That night the vision came. He examined his vision with the Word. 'Cause the Word of God had said that, Ahab, that dogs would lick his blood, like they did Naboth. So we find out that his vision was exactly with the Word.
So he was perseverant when he walked out the next morning. Said, "Go on up, but I seen Israel like sheep scattered on a hill, having no shepherd."

130 And this high priest, or over the prophets, walked over, smacked him in the mouth, and said, "Where did the Spirit of God go when It went out from me?" Still Micaiah didn't care what they said. He stood there. He said, "Put this fellow in a court," said Ahab, "and put him in the inner courts, and feed him the bread and water of sorrow. I'll deal with him when he--when I come back," in other words, behead him, or something.
He said, "If you return at all, the Lord hasn't spoke to me." Oh, he knowed where he was standing. Make any difference what the rest of them thought; he knowed he had been in the Presence of God. He had heard the voice of God. It was exactly with the Word of God.
So ought we tonight to see this hour that we're living in, and see the promise of this day, that the Word of God promised it. No matter what anybody else says, the Word said so, and Jesus comes to make Hisself known: Perseverant.

133 The blind man that Jesus hid--or healed, could not; he could not explain or argue their theology. But one thing he knowed; he was perseverant.
His father and mother couldn't say. They said, "Well, we're afraid they'll put us out of the synagogue." And they said, "Ask him, he is of age."
He said, "Who healed you?"
He said, "One, Jesus of Nazareth.
He said, "Give God praise." Said, "We know this man's a sinner."
He said, "Now, whether He's a sinner, or not, I don't know. I can't say that." But said, "One thing I do know, wherein I was once blind, I now see."
They said, "We not know whence come this man."
He says, "It's a strange thing. You're supposed to be the leaders of this day, knowing all the spiritual things; and here a Man comes and opened my eyes, when I was born blind, and yet you don't know where He come from?" Oh, he was perseverant, nothing going to bother him. He had been talking to God.

138 Nathanael didn't care, to call Him, "Lord, King of Israel," before his pastor and all the rest of them, when He told him where he was at the--the day before. Nathan didn't care,
The woman at the well didn't care how many people told her it wasn't legal for her to say anything 'cause she was a prostitute. She had met a Man that she'd looked for, since she was a--a little girl, knowing that Jesus was to come on the scene, a Prophet. And she had found that Prophet Who she seen tell her the things she had done. Stop her? As I say again, like a house on fire in a high wind. You couldn't do it. Her heart was flaming with joy and peace. She had been forgiven of her sins. She had seen the Messiah. She'd seen His Presence. She'd seen His Word.
"We know when the Messiah cometh, He'll tell us these things. But Who are You? You must be His prophet."
He said, "I'm He."
And if the Man could do a thing like that, wouldn't lie, she knew that was the Messiah, so the good news had to be spread.

142 How ought we to be on the same fire tonight, persistent to let everybody know that the Holy Ghost is real today, that It falls upon us and does the same thing that He did, and the promises of this hour. We're not persistent. I wonder if it's really struck us? See, notice the woman at the well.
One thing, I've got to close. I got about a half a page of notes there, but I want to close in saying this. This brings a story to me. Then we're going to pray for the sick, going to be just a little bit late, but maybe ten, fifteen minutes, but bear with me just a little bit longer.

144 I was in Mexico City about three years ago. How many knows Brother Espinosa, you Spanish people here? Well, I guess many of you. He was my interpreter. We was down there in Mexico City. I was, far as they know, the only Protestant ever come in there, sponsored by the government. But General Valdena, you remember him, his is one of the Christian Business Men, had received, been saved and filled with the Holy Ghost, and he'd got through the government and got me in.
And so we got another big ring out there. It seated several thousand people; didn't seat nothing, they had to stand up. And you--you think about having to stand here for two or three hours in this room, them people stood in that hot blazing desert sun, there from nine o'clock at morning, till nine that night, day after day. And one night, pouring down rain, they stood there; and them young Mexican women, the hair hanging down their face, and it raining so hard I couldn't see halfway across the audience. Didn't make any difference to them; they was holding onto that Word of Life.

146 Remember one night there, coming in. I was only there three nights. Platform about as long as this, or maybe a little longer. There'd been an old blind man come across the platform, and they'd brought him up.
The fellow that come and got me, I called him Manana, that means "tomorrow." He was so slow. He never would get there, and, well, he'd look around, and get over there any time. And me praying, and he... And I just called him "Manana."
So they'd taken me up the back of this big wall, on a ladder, and then let me down on a platform. Brother Jack Moore, how many knows him? Sure, I guess you do; and Brother John Sharritt and many of them here. They were there on the platform. That night, coming across the platform...

149 Manana give out the tickets, the--the prayer cards, but Billy walked right along by his side to see that everything went right. He could talk to them and give them prayer cards, but Billy went to find out whether it was really right or not, whether he'd sell any of them, or what he would do, or give respect of person; let everybody that wanted a prayer card have one.
So then that night when the prayer cards was called, there was an old man come across the platform, barefooted, and his trouser legs all tore off, an old hat in his hand, wrapped up with cord. And when he got close to me, he was blind, and I looked at the old fellow. And I was standing there, as good of clothes I got on tonight, somebody had give me a nice new suit, had on good shoes. And that poor old fellow there, an old ragged shirt, and dust all over him. There he was totally blind, his eyes pretty near as white with cataract as my shirt. And his--and I thought, "What a cruel thing Satan had done." The poor old fellow probably never had a decent meal in his life.

151 The economics are so poorly balanced down there. And they, just think now, say, Pedro, Peter, he--he's a--he's a brick mason; he gets thirty pesos a day; but they have to work four days to get himself a pair of shoes. See? And then what about little Pancho, or--or Chico, the little one works out here and only makes about four pesos a day with four or five kids to feed? He would get down and get some old ameba bean tortillas for his, and tonight Martina can have one and--and little Chico can have one, but somebody has to do with one--without one. They have to save so much, to buy a grease candle to be burnt on a gold altar for their sins. That's what burns me up...?... So there you were.

152 Now, this old fellow stood there, and he was saying something in Spanish. And he had a lot of little beads wrapped around his fingers, and I told him, "Take them off," and through Brother Espinosa.
And I thought, I thought, "I'll put my shoulders up. I can just lay my coat down, and tell him. And his shoulders is much wider than mine." I put my feet out aside of his, thought, "I could slip right out of my shoes; nobody would see it, and give him my shoes," but his feet was much larger. And I thought, "Well, I--what could I do?" I thought, "O God!"
If you don't feel for people there's no need trying to serve them. You've got to feel it...?... That's the reason He felt our infirmities.

155 I just put my arm around him like this, and I said, "Heavenly Father, if my daddy would've lived, he'd have been about this old. It's somebody's daddy." And I was just standing there like that, and I heard him hollering, "Gloria a Dios." That's "Glory to God," you know. Looked around there, and the old man could see as good as I could, just walking up-and-down the platform, just a going on. Well, and, 'course, they had to get the ushers, about three or four hundred ushers standing there to keep them down. Then they had to take me back up the rope.
The next night, come in there, there was just a piles that high, a rick, all up-and-down there, of old shawls and hats and things they'd laid up there to be prayed over. How they ever knowed what belonged to who, I don't know, all piled up there, laying there. And it was raining. I was late. And I got in there, and I just started preaching, "Faith is the substance of things hoped for, the evidence of things not seen," and Brother Espinosa down there interpreting.

157 And Billy come over and tapped me on the shoulder, said, "Daddy, you're going to have to do something." Said, "Manana's done give out all the prayer cards." And said, "There's a little woman standing over there, a little lady," said, "she's got a dead baby, and it died this morning."
You--you seen the article in the Full Gospel Business Men. And, remember, that has to be bona-fide before it's printed. Doctors has to sign this statement that it's true, when you put it in print.
And said a, a, [Blank.spot.on.tape--Ed.] "And it died this morning. She'd been standing in that rain with it all day, and she didn't know Espinosa was--or, I mean, Manana was giving out them prayer cards." And said, "He hasn't got a prayer card." And said, "I've got forty or fifty ushers can't hold her off that platform." Said, "She'll go right under them, upset them, climb over their backs, or anything. She's trying to get up here."

160 And I said, "Well, I'll tell you." I said, "Come here, Brother Moore." You know, all of you, many of you raised your hands, you knowed Brother Jack Moore. I said, "Brother Moore, she don't know who I am. She don't know. There's been many ministers stand here, speaking, a lot of the Baptists and everything, that was sponsoring the meeting." And I said, "Now, you, you go over there and pray for the baby, and she won't know the difference. See?"
He said, "All right, Brother Branham."
He started walking off the platform, about as far as the wall over there, and I turned around. The people didn't know, 'cause they didn't understand English. And I said, "Now, as I was saying, faith is the sub..." And looked here in front of me, and I seen a little Mexican dark-faced baby with no teeth, just setting there grinning at me, right here in front of me.

162 I said, "Wait a minute, Brother Moore." I said, "Tell the little lady to come here."
And Billy said, "Daddy, she ain't got a prayer card."
I said, "I just saw a vision, Billy."
And so they went down there and got the little lady. Here she come, running up there, and fell on her knees, begin to holler "padre," which means "father," you know; I asked her to stand up, Brother Espinosa. And I hold the baby; and she had a little, blue and white striped blanket over it, just soaking wet, and the water dripping off, and her hair hang down. Lovely-looking little woman, probably her first baby, she was in her twenty-two, twenty-five years old, holding the little thing like that, little, stiff form about that long, under this blanket. Well I thought...

164 They all thought I was just praying to get rid of it, you know, get her off of their hands there."
And I put my hands over on the little baby. I said, "Heavenly Father, I don't know that--that this is the baby, but I saw a vision there, a few moments ago, of a little Mexican, looked like a little, dark-faced baby a smiling." And I said... They don't interpret the prayer, you know. And I said, "I saw it smiling." I just laid my hands upon it this way, in the Name of Jesus Christ, to pray, and the little baby let out a kick and started crying as hard as it... And so it started screaming.
And I said, "Brother Espinosa, don't you put that down now. You send a runner with that baby and that woman, and take it to the doctor." And that night, they called the doctor out; the doctor signed a statement that the baby died with pneumonia that morning in his hospital, at--or in his office at nine o'clock; and here it was around ten o'clock that night, been dead since that morning, and come to life; and is living today for the glory of God. Because why? She was just as persistent as this little Syrophenician woman was here, we're talking about tonight. It goes to show that God is still the same yesterday, today, and forever.

168 The thing of it was (what was it?), she'd heard about that old blind man. She was Catholic, by faith. All of them are Catholic, so when you're born in Mexico you're just automatically a Catholic.
So then them people there had seen this old blind man on the street, speaking of his testimony. She'd... They had heard about it. This woman had never seen a miracle. But she knowed if God could give a blind man his sight, He could raise her baby back to life, because it was the same Jesus Christ. She'd sometimes make Pentecostals feel li--little. And that's right, with such faith, because she was persistent that it had to be God that could restore sight. And if it was God could keep His Word and restore sight, He could raise the dead. And He done it because she was persistent. I'd be there one more night, and she might... That was the night for her.
Won't we, tonight, friends, won't we be perseverant. Can't we press through the mystic dark shingles here and accept Jesus Christ as our--as our Healer? Can't you do it?
Let us pray.

171 Lord Jesus, O God, I--I don't know what more to say. I pray, God, shall I call just a little prayer line, Father? And maybe You'll show the people that, do something just like You did before Your--Your death and burial, that in this day and time, maybe there would be strangers here, that we might see that You still the same yesterday, today, and forever, keeping Your Word. And maybe there'll be someone with faith enough to break through that barrier yonder, that sound barrier, that sin barrier, that unbelieving barrier yonder, break through that, to where all things are possible. Grant it, Lord. We're told that when that plane passes that sound barrier, it's unlimited in speed and power. God, if we could just break through that power of unbelief, miracles and things, and promises of God are unlimited, for all things are possible to him that believeth. Grant it, Father. We ask it in the Name of Thy Son, Jesus Christ. Amen.

172 If I'm just a little bit late, is it all right to go ahead and just let us have, call a little prayer line? I know the people get restless, but let's just call a little prayer line. Let's see, Monday night we had A's, was that right, when we give out prayer card? Or, no, I mean Wednesday night. I think about Mon... Wednesday night was the first night, was A's, and last night would be B's, and tonight would be C's. We called from 1 to 25 in A's. I think that was right, wasn't it, 1 to 25 in A? Is that right, 1 to 25, in A? 1 to 15, in A.
Well, let's call in B's, yesterday's prayer cards then. Let's call B 75 to a 100, prayer card B. We'll catch your C's and all them, we... B-25... No, B-75, I believe I said, wasn't it? B-75 to a 100. All right. Let them stand up on this side now. B-75 to a 100, stand up over on this side. Come right over on this side and line up here, some of you brethren go down. Billy, Roy, some of you go down there and see the people get in the prayer line. All right.

174 I want your undivided attention just a moment. Now, be real reverent. Now, look, some people go and they say, "A preacher wears the wrong kind of tie. He's got on a wrong suit. His manners isn't right. He doesn't stand straight enough." Well, see, you still don't have no faith. See?
If a man come in that door back there and told you that they had a--that they--he had a money order or a bank draft for you for a million dollars, you wouldn't care whether he was educated or uneducated, you wouldn't care whether he had on overalls or whether he had on a tuxedo, you wouldn't care whether he was black, yellow, brown, white.
It's not the messenger; it's the Message you want to listen to. "Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever." How many is aware of that? Now, if you'll just--just...

177 If the--if the engineer there, I think, Mr. Ruby, or I think was his name, that I met the other night, if he just will... He's given us the lights, and so forth, here, if he'll just bear a few minutes for the sake of the Gospel.
Now, everyone be real reverent, but be real perseverant. Push right in beyond the veil.
Now, when Jesus Christ heals the sick: now, I don't say they'll be healed; I can't tell you that. Remember, I have no power to heal. I don't have power; you don't have any power; none of us does. We have authority. How many understands that?

180 Look here, let me ask you something. Out on the street here on this busy highway that comes in from the super highway, right out on the--on the main turnpike, I see the speed limit is eighty miles an hour. There's cars come down there, anywhere from two hundred horsepower up to--to--to three or four hundred horsepower.
And number 76, please come. They need number 76. B-76, might be somebody deaf. Look around. Oh, I'm sorry. All right. B-7... Is that right, my brother? B-76. All right.

182 Now, notice, for instance, here comes a little policeman out there on the highway, he's so little till his cap holds his ears down, and he won't weigh over about a hundred pounds. Now, how much power has he got to stop one of them cars? And there some of them just three or four abreast, just as hard as they can pour down that highway at three hundred horsepower in each one. He couldn't even stop one horsepower. And here these cars are. But let that big badge shine, and let him raise up that hand. He might not have power, but he's got authority. Listen at the brakes squeak, and run sideways, and everybody stop. Why? Because he's got authority.
I don't have any power. You don't have any power. But we got the authority (Amen.), the badge of faith's hanging on the Word, "I believe that It's the Truth." That's what stops. Then you can be persistent.
Little policeman stand out there and blow that little whistle and hold his hand up, I'll tell you, everything's going to stop. It's his authority. It's his authority to believe.

185 Now, you believe, each one of you. Now, you standing in there, now don't be discouraged, just--just set there and press through, say, "Lord, this man knows nothing about me; I am sure of that. If he can speak to--and tell me, I--I'll believe with all my heart." Now, what would we know now?
Who is the Healer? Jesus Christ. Is that right? Well, then, if He's here present, well, the only thing we have to do is just ask Him. And He's the High Priest that can be touched by the feeling of our infirmities. Is that right? All right. Then He's the same yesterday, today, and forever.
Today He is the High Priest. How--how did He act when a woman touched His garment two thousand years ago? He turned around and told her what her trouble was, and said her faith had healed her. Is that right? Well, He's the same today, He'd have to act the same, 'cause He is the same.
Now, is your prayer line ready?

187 Now, here is a woman coming up here. As far as I know, I--I've never seen her. She is a total stranger to me, as far as I know. We're strangers to one another. She said she had been in my meetings in '47 and in '53. But... '51 through '53. But to know you, I don't. No.
See, just like if--if I met you a week or two weeks from now, I probably wouldn't never know you. There's a lot of people been in the meetings, tens of thousands since then (You see?); I wouldn't know. But as far as what I mean, do I, "do you know me," you know me because you've been in the meeting. But me to know you, or know what your trouble is, or what you've done between now and then, or before then, or what you're intending to do, of course, I wouldn't. No.

189 But now so that we won't bear long with each person, to try to... The other night, I--I stopped before. I didn't see; I--I--I didn't think there was any more left. I left two or three standing in the line. I shouldn't have done that. I just didn't do it. I don't know why. I just... Well, everybody, it looked like it was the climax of time. You don't want to baby people. You want them to be rugged enough to reach up there and take ahold of what you're saying (See?) and then they're healed. If you don't, why, they're--they're not healed.

190 Now, this lady here, our first time meeting. Now, if He's "the same yesterday, today, and forever," now if He was standing here with this suit that He gave me, through some good person give me this suit, now if He was standing here with this suit on, could He heal you? No. No. He's already done it (You see?), "He was wounded for our transgressions." He couldn't heal you. How many knows that to be the truth? It's already done.
Any sinner here, He couldn't save you; He's already done it. You have to accept it.
Now, if He was standing here with this suit on, that He gave me, He could... The only thing that He could do, would say... If you'd say, "I am sick. I'm needy. Or, I have a loved one that's sick," or whatever, "I'm financially in trouble. I--I have domestic trouble," or whatever it is. He couldn't--He couldn't give it to you. He would just tell you that He'd already purchased it. Now, how many understands that? That's true (See, see?) 'cause it's already done. See? He can't do...

193 If you've been redeemed from anything, the--the pawn-broker cannot hold you any longer, if you're redeemed. If you've got the receipt, that it's redeemed, that settles it. He can't hold it no more.
We've got the Receipt (See?); now if you've got the faith to cash it in... See? But now if He was standing here, and me basing all my campaign upon He's the same yesterday, today, and forever, He would know what your trouble was. And that would surely... Me not knowing it, it would certainly identify it'd have to be Him. It'd have to be some power, some power. It depends on what you think the power would be. 'Cause you know that I don't know you, humanly speaking. And it'd have to be some power. And if you believe that to be Him... And if you didn't believe it to be Him, 'course, you shouldn't be standing here. And, but, if you do believe it to be Him, then if He could tell you what you've done, or what you're here for, or--or something, that would increase your faith, wouldn't it?

195 Would it increase yours out there? When, here's my hand, I--as far as I know, I've never seen the woman in my life, only just some in the audience, or--or maybe she was in the prayer line, or something like that years and years ago. I... Any recollection of her, no. But may the Lord help me now. As a gift...
See, like these ministers here. You already know, if you've heard me preach, I--I'm not a preacher. I have no education. I couldn't call myself a preacher, but there's men here that's more able to do that than I am.
But my gift comes from God, 'cause I love Him. And--and this I believe, gifts and callings are without repentance. They're predestinated of God to each generation. And my part in this was to that Word, for It to live again, become the Word to discern and know. That's prophetic, which is promised according to Malachi 4 to be in this day, makes us perfectly in the last day.

198 Now, if the Lord Jesus tells me where your trouble is, will you believe me to be His prophet, or His servant? May He grant it. You are suffering with a--a skin condition. There's something wrong with your skin. That's right. Now, if that's right, raise up your hand. See? So...
Now, I keep feeling that coming from out there; somebody said, "He guessed that." Now, wait just a minute. I did not guess that, lady. Some... See, they... You can't hide a thought now (See?) 'cause He's here now. And I take every spirit in here under my control, in the Name of Jesus Christ (See?) for the glory of God. I didn't guess that.
That's a nerve condition. You have a nerve condition that you're--that's bothering you. You're praying for a loved one. That's a woman. That is your daughter-in-law. And she's suffering with epilepsy. That's right. I didn't guess that. No, no.
Just believe it. [The sister says, "Is she delivered?--Ed.] You believe it with all your heart; and as you have believed, so will it be to you. I believe it. I--I will believe it. If you'll believe it, it will be.
See, I can't deliver it on my faith; it's got to be delivered on her faith. See...?... See? Understand.

203 How do you do? I've just lost my mother, about two years ago. And when I see you coming up like that, it brings memory. Wouldn't I be an awful person standing here representing Jesus Christ and be a deceiver? That would be horrible for me to do a--a thing like that. But I--I am not a deceiver. I am His servant. And if God will let me, by His grace, know something about you, well, you'll believe that it comes from God?
Now, that the people will understand. Look here. See? That one discernment was more than if I'd preached till midnight. Jesus said, "I perceive that virtue has gone." If that was that for the Son of God, how much more for me a sinner? See? Daniel saw one vision, was troubled at his head for many days. How many knows that? Sure. See? You don't realize the grace that God grants us.

205 Now, the lady suffers with a stomach condition. It's in your stomach. I see you backing from the table. And it's caused from a--a nervous condition that causes the stomach to be that, which makes the food not be able to digest. It's a peptic ulcer, really what it is in the stomach. And you believe that God will heal that for you? You accept it as being healed? You believe that God will take it away from you. God bless you. Go, and may the Lord God grant it to you.
Real reverent. How do you do? Now, we are strangers to each other, I suppose. Our really first time meeting, is it? You've been in the meetings, but me knowing you, I do not.

207 You was asking for yourself. If you'll believe, that arthritis will leave you. Yes. She was setting there, bowing her head, praying. It'll leave, if you'll believe it. Your husband, do you believe that God can reveal to me what his trouble is? You believe that God can tell me? You was so happy to know that she was going to be well of that. You have a prostate trouble that bothers you. Raise up your hand.
I never seen them, in my life. Tell me what they touched. Now, just ask that question. What did they touch? They never touched me; they're thirty feet from me. But they touched that High Priest.
If I am a stranger to you people, wave your hand like this. You--you--you two people setting here, if I... Just wave your hand like this, if I'm a stranger to you. Sure, see? You were just setting there. And the lady was praying. You see? And He, standing here, turns just like He did in the Bible, not--not me turning; Him turning me.

210 Look, I don't know those things. It's just like this microphone; it's a perfect mute without something speaking through it. But you can hear me through this microphone (Is that right?), but the microphone can't speak itself. It has no voice. I don't know those people. Can't you realize it's in the Presence of God that's using that to show you His Presence? Press right through.
Now, we being strangers to each other, you're younger than I. We was probably born years apart and miles apart, and here we meet for the first time. Now, when It went there, I can only go; It's a Light; I watch It. You see? The Holy Spirit is a Light, we know that. But if the Lord Jesus will help me to know what your trouble is, will you believe me to be His servant, and know that it's not me, that it's Him?
I am just His servant, like that microphone. Now, this, this desk here is a part of the furniture of the house, but it wasn't made to speak; it holds my Bible. The microphone won't hold my Bible; it carries my voice. For there's different gifts in the church: some it's His voice, some is a vision, some is other things they do. But I am just by vision, as His servant.

213 Now, if God will let me know what your trouble, what you're here for, you will believe me, and believe that it is the Word of God. You're suffering with an infection. The infection's in the skin.
Believe that? She knows whether it's the truth or not. See? Now, the more you talk to her, the more would be said. She's a very fine person.
By the way, look here just a minute; then the rest of them, if you have to bring them a little faster. Let's just talk a few minutes, being that you're such a nice person. Now, you know that something's happened to you. Now, between you and I there's a Light. Did you ever see the picture of It? It's standing right between me and you. I'm looking at you, through that Light. See? And you believe God can tell me who you are? He told Simon who he was.
How many believes that now? Here we are with our hands up; we're total strangers.
They call you "Florence," and your last name is McAllister. Do you believe God can tell me where you come from? You're not from here. You're from a place called Lawrence, Kansas. That's right. Now, return back, Jesus Christ makes you well.

218 Have faith in God. See? See what? Now, please be reverent. Don't move. See, don't move.
God heals diabetes. You believe that? You believe He'd heal you? Just go ahead and say, "Thank You, Lord." And believe it with all your heart, and you'll be healed.
Do you believe God can heal that female trouble that you have? Then just go on, saying, "Thank You, Lord. I believe it with all my heart."
All right, let the lady come. You have a lady's trouble, and you also have diabetes. Do you believe that God will make you well? Just keep walking, saying, "Thank You, Lord," and believe it with all your heart now.
Come. A nervous condition causes a stomach trouble. Do you believe you could eat your supper now? Go, saying, "Thank You, Lord." Eat your supper and believe with all your heart.
God heals heart trouble. Do you believe He'll heal your heart trouble? All right. Go, believing it, and He'll do it just as you believe.

224 What if I didn't say anything to you, just to show faith that I believe you have, just laid hands on you, you believe you would get well? Come by. You were already healed when you left up there, with that. Be sure to...?... now
Come. 'Course, anyone sees this woman is a limping, that's been all of her life. But another thing you have is a stomach trouble that's bothering you, that you want... Just keep walking, say, "Thank You, Lord." Believe with all your heart, and go, if you believe with...
You believe God will heal that arthritis, and let you get well, and you go home? Go, believing it with all your heart.

227 How many out there believes, all of you? Here sits a man setting right here looking at me here. Don't you see that Light hanging on this man right here?
Really, what he is troubled about, is about an overweight problem. That's right. Raise your hand if that. You believe God will heal you? Your wife setting by you there, you believe God can tell me what her trouble is? You believe? Would you, lady? You believe me to be His prophet, His servant? That blinds people when you say "prophet." You believe me to be His servant? You believe God can tell me what your trouble is? High blood pressure. Believe with all your heart now, and it'll leave you, 'cause you believe...

229 This colored boy setting out here on the end of the seat, watching intensely, what do you think about this, sir? You believe it to be of God, you setting there? You was looking at me so earnestly. I don't know you. You're a stranger to me. But you're suffering from a trouble. You believe God can tell me what it is? You do? It's an allergy. That's right. You believe that God will heal you? One great thing about you is this: one of your greatest troubles is that you're backslid. You really want to come back to God. If that's true, raise up your hand, then come here. Your sins are forgiven you, my brother.
You say, "How do you know that?" The same One that told me what was wrong with him.
How many in here wants your sins forgiven? Will you rise to your feet? You want your sins forgiven? I just want to see if you're honest enough to do it. Thank you. Wonder if you'd walk right out here and stand here with this man that's just been forgiven, say, "I want my sins forgiven. I'm honest about it"? You can't...

232 Come on, there's more than that here. Now, if discernment discerns sickness and diseases, it discerns sin. You know that. How would I know this man was a sinner? That's it. Come right out and come right down. We... Just will you do it, just for a moment? Come here and stand just a moment, say, "I want to be forgiven, brother. I want God to forgive me of my wrong. I realize that I'm in His Presence. I don't care what my neighbors think. I--I--I'm coming anyhow. I'm perseverant. I want to be saved tonight. I believe God. I want to come right now and have all my sins washed away."
Is it all right to call ministers? How many ministers are in here, that believes that these people has a right to be saved by the grace of God? I want every minister that believes it, come stand around here with them now while we pray, every minister that's interested in lost souls. I didn't think I was going to do this, but I know better than to disobey His Voice. He told me to do this. It might be their last time; I don't know.

234 How many knows that this is what He did when He was here on earth? Then it's bound to be Him again. It's impossible for a man, any human being, to do a thing like that. We are in His Presence. And here we see Him, tonight, doing... "If I be lifted up, I'll draw all men unto Me." See? We see Him here doing the same thing He did when He was here on earth. Can't we be perseverant now? Press right in. What caused us to come here? What caused all this anyhow? It's God. Don't you believe that?
I want each one of you minister brothers to walk forward and put your hands upon one of those confessing people there.
Now, my dear brother, sister, you who are confessing at the altar, what made you come? You didn't come by your own power. You come because that something convinced you that you were wrong. You want to be forgiven. When you seen that poor colored boy, that Ethiopian boy stand there, gone away from God, and the Holy Spirit revealed that He was a sinner, that same Holy Spirit just never called you out by my lips, but It called you, and here you are tonight, standing the same way that boy was. Confess your sins now before God. Believe Him with all your heart, and He'll forgive every sin that you have committed, and take you back tonight on the grounds of your confession and fellowship. He'll do it if you'll just believe Him.
Now, let's bow our heads, everywhere in the audience, and everybody real reverent. Now, let us pray. Each one of you confess your sins. He's here. The Holy Spirit is here. That's what's calling. Now, just believe it with all your heart, confess that you're wrong, ask Him to forgive you. And each one of you brothers pray with these people.

238 Heavenly Father, we come now in the Name of the Lord Jesus, thanking You for Your great grace and power towards us-ward, Lord. That we, the unworthy ones, way down here in a late, closing of time. We ask that Your mercy be extended, Lord, on down, on until the last soul be brought in. Tonight because of Your appearing before us, it made people press beyond every circumstance to get up here, to believe that this is the hour that their sins will be forgiven them, and that they will be free from this night on. Grant it, heavenly Father. May every sin pass from them.
You said, "He that will come to Me I will in no wise cast out. Though your sins be like scarlet, yet they shall be white like wool; red like crimson, they shall be white like snow." We plunge beneath the flood of the Blood of Jesus Christ. By faith we take this people, confessing, into that Presence of God, into the Blood of the Son of God, and ask forgiveness for them. We ask this petition in Jesus' Name. Remit every sin and take them into Your care, Father. As they confess, bring them back upon the basis of Your promise. You said You would do it, and I know You will. They are Yours, Father. We give them to Thee, in the Name of Jesus Christ.

240 Each one of you that's standing around the altar now, that's truly confessed you're wrong, and in the Presence of God, you believe me to be His prophet, and believe that I've told you the truth upon this, and you believe that your sins are gone; and you now, by faith, you break through that veil into the Presence of God, and say, "Lord, I believe You right now and accept You"? Raise your hands, and say, "I do it." Each one around the altar, raise your hands and say, "I do it. I now believe it." God bless you. Amen. That's the way to do it. That's it. Just by faith, break through that veil.
Now, while you're right on the same grounds that you're standing on, that you're forgiven, now, brothers, lay your hands back on them again for the baptism of the Holy Ghost. Right where you're standing, lay your hands right on them now, and pray that they receive the baptism of the Holy Spirit, standing right here.
Lord Jesus, send Your power upon them like a rushing mighty wind. Send another repeat of Pentecost, and fill the people, not the room, the people, with the fire of Holy Spirit, and forgiveness, and demonstrations of power, through Jesus' Name.

Up