Божественная Любовь

Другие переводы этой проповеди: Божественная Любовь - VGR
Дата: 56-0826 | Длительность: 1 час | Перевод: Донецк
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ


Когда мы только уехали с собраний и хотели навестить одну женщину, нашу подругу, миссис Добблман в Эдмонтоне, Альберта, мы были всего в тридцати километрах от канадской границы, когда получили известия, что мой брат при смерти. Поэтому мы развернулись в самую метель и поехали обратно домой — получается, что мы были в поездке одиннадцать дней. И мы приехали вчера поздно вечером, и легли поздно ночью, а сегодня утром встали рано — поэтому очень устали.
2    Но как только я приехал к своей матери, когда мы добрались до места, откуда мы могли снова позвонить, она сказала: "Там уже был брат Невилл". Друзья, это настоящий пастор. Это нечто... Мы очень это ценим. Так вот, это может не... Может быть, у ваших родных никогда не наступал такой момент. Может быть... Но в час кризиса, когда знаешь, что нечто происходит, и знаешь, что твой друг поддержит тебя, и он помчался к моему брату...
3    А когда я приехал, как только я зашёл (только переоделся и сразу отправился туда), кого же я увидел в комнате молящимся, как ни брата Невилла, который молился там в комнате вместе с Говардом.
4    Я...я благодарен за это, и я лучше скажу это прямо отсюда, с платформы, как... Ну, я всегда говорю так: "Лучше я подарю тебе бутончик розы сейчас, чем целый венок после твоей кончины". Делать это нужно именно сейчас.
5    И я ценю брата Невилла. Я знаю, что мы все в этой церкви благодарны за доблестного пастора. Просто чтобы показать ему, как высоко вы его цените, поднимите вот так руки к Богу. Вот так. Спасибо. Это действительно нечто такое, что...
6    Я поехал домой, я сказал своей жене, говорю: "Дорогая, когда я поехал и постучался в дверь... Промчался по коридору, прочитал клинические данные, чтобы узнать, что было на самом деле не в порядке, и пошёл туда, и услышал кого-то там внутри, и я постучался в дверь. Я подумал, что это кто-то разговаривает. Его посадили в постели с Библией, они оба склонили головы и молились Богу, когда я зашёл — мне оставалось только присоединиться к ним в молитве".
7     И также я в молитве говорю Богу, что я ценю настоящего друга и настоящего пастора. Долгих лет жизни брату Невиллу в этом мире в служении Господу. И я считаю, что Бог хранит его здесь много-много лет в служении Ему — этого доблестного человека. Это тронуло моё сердце так сильно, как ни что другое, уже давно такого не было.
8   Так вот, обычно... Урок воскресной школы у детей ещё не закончился. Так что я, наверно... Может быть, мы помолимся за больных. Я не объявлял о том, что приеду молиться за больных, но если здесь за кого-то нужно помолиться, тогда мы просто помолимся за них.
9    Теперь, сестра Герти, пожалуйста, подойди и сыграй нам "Великий Врач". И мы попросим нашего дорогого Небесного Отца, чтобы Он благословил тех, кто нуждается в Нём сегодня. Затем хотелось бы, чтобы все, кто болен и в нужде, просто собрались у алтаря.
10    Если я не ошибаюсь, это Нелли Сэндерс стоит здесь, да? Вот это да! Благословит тебя Бог, Нелли. [Сестра Нелли Сэндерс говорит: "Прошло уже двадцать пять лет".—Ред.] Двадцать пять лет назад, именно. Благословит тебя Бог, Нелли. Я только что глянул и посмотрел на тебя, и не хотелось, чтобы ты подумала, что я смотрю и разглядываю кого-то. Я сидел, оглядываясь назад, мне показалось, что это кто-то похожий на Нелли.
11    Никто из вас здесь, наверно, не помнит. Может, некоторые из вас... Кто из вас помнит Нелли Сэндерс? Ну, конечно. И она была одной из первых прихожан в этой скинии. Они с моей покойной женой были близкими подругами и сестрами во Христе. И они... Она вышла замуж тут за одного из "Добровольцев Америки", офицера в этом движении. И он, наш брат, отошёл к Богу, оставив её, мне кажется, с двумя сыновьями, по-моему, в общем, с детьми, некоторые из них ещё ходят в школу. И Нелли осталась одна, и у неё как раз начинается возраст сильной нервозности и расстройства. Она позвонила мне, чтобы я помолился, когда я был на собраниях в Финиксе, штат Аризона. Нелли, много осталось воспоминаний о тех временах, когда пол ещё был из опилок, и вы с Хоуп, та девушка Эдкок и многие из них бывали здесь. Прошло много лет, это было двадцать пять лет назад. Для меня они пролетели так незаметно. Мы... мы быстро мчимся по дороге, это правда.
12    Ну что ж, теперь да пребудет с вами Бог. Те, кто болен и хочет подойти к алтарю для молитвы, мы с нашим пастором будем возносить за вас молитву вместе — пожалуйста, проходите.
13    Затем небольшая... сразу после этого для вас прозвучит короткая проповедь, будет служение проповедью. Хотелось бы, чтобы вы остались. Мы распустим служение воскресной школы после молитвы за больных. И мы сразу перейдём к другому служению, и я хочу сделать пару объявлений.
Этот великий Врач вблизи сейчас.
Он любит,сострадает.
Печальный друг, услышь тот глас.
Лишь Имя Иисуса.
14    Теперь давайте просто войдём в общность этой молитвы за исцеление друг друга, зная, что Бог находится здесь и обещал ответить.
15    [Брат Невилл говорит: "Одна сестра нуждается в молитве".—Ред.] Да, хорошо, мы спустимся и помолимся за неё, за эту леди, которая сидит, конечно. Хорошо, брат Невилл, подойди, пожалуйста, и помоги.
16    Теперь будьте как можно почтительнее, детки как раз рассаживаются. И давайте сейчас помолимся, чтобы, когда мы пойдём помазывать больных и страждущих, у нас была вера в Бога, чтобы верить. Имейте веру, что Бог это сделает.
17    Все те в зале, кто сегодня здоровы, кому не нужно выходить к алтарю, только задумайтесь сейчас, что именно Божья благодать привела вас сюда. Теперь молитесь за других, кто здесь у алтаря, стар и млад.
18    Как принято в этой скинии, мы посылаем пастора с помазанием. Мы молимся за них, а затем просим пастора помазывать. Я иду вместе с ним, возлагая руки на больных, в то время как он помазывает их. В Писании: "Помажьте больных елеем во Имя Господне, возложите на них руки, и они будут здоровы". Это по Писанию!
19    Теперь давайте все вместе склоним головы, и мы вместе вознесём молитву за больных.
20    Наш Небесный Отец, прямо сейчас мы смиренно приходим в божественное Присутствие Твоё от имени нуждающихся, больных, тех, кто не может себе помочь. И многим из них. Отец, врачи уже не могут помочь. Ничего нельзя поделать, если только им не будет явлена благодать Твоя. Я молю сегодня в смирении, Боже, от всего сердца вместе с этой небольшой церковью, чтобы великий Святой Дух, присутствующий сейчас здесь, подтвердил Слово Господа Иисуса, Который сказал: "Где двое или трое собраны во Имя Моё, там и Я буду посреди них. Если они попросят чего-нибудь, относительно чего-либо, они получат это". Это Твоё вечное Слово, Господь, Которое было изречено ещё до основания мира и было дано нам Пророком, Самим Сыном Божьим.
21    Теперь, Отец, наше глубокое желание — чтобы Ты исцелил больных, нуждающихся, которые собрались здесь у алтаря. Я молю, чтобы Ты прямо сейчас дал каждому особенное благословение веры. И когда мы пойдём, Твой слуга и я, помазывать и возлагать руки на больных, пусть Святой Дух глубоко погрузит в сердца веру и пусть каждый получит исцеление. Мы просим во Имя Христа, ради Него.
22    Теперь, пока у вас склонены головы, все пребывают в молитве, мы с пастором пойдём помолиться. [Пробел на плёнке. Брат Бранхам и брат Невилл молятся за больных—Ред.]
Небу не вместить Тебя.  Чтит вселенная Тебя. Господь миров!
23    Наш Небесный Отец, мы благодарим Тебя за урок воскресной школы. Как он взбудоражил наши сердца! Дай нам препоясаться в это утро и выйти из темницы неверия, и быть свободными в своём хождении. Мы знаем, что Ангел Господень пойдёт перед нами, подтверждая Слово Божье, и освободит каждого из нас из темницы страха, болезни, страдания, недугов и заболеваний, потому что Бог это обещал. На всех, кто заточён сегодня утром в подобном состоянии, да воссияет на них Свет Божий в сей самый день, и да уйдут они отсюда здоровыми людьми. Благодарим Тебя за Послание и за Твоё Слово, за водительство Святого Духа. Даруй эти благословения, Отец. А теперь пребудь с нами в это утро на служении проповедью, потому что будет небольшая, короткая проповедь. Мы просим во Имя Христа. Аминь.
24    Теперь ещё пару минут, ради тех, кому уже надо идти, давайте просто встанем и споём гимн. И те... "Имя Иисуса ныне возьми". Те, кому надо идти, можете расходиться. А кто может остаться ещё на полчаса, мы будем рады, если вы останетесь. Хорошо.
Имя Иисуса ныне         Ты возьми, дитя...
Повернитесь и пожмите руки кому-нибудь рядом с вами.
... неси в земной долине.       Он даст мир душе твоей.
... (Имя то) ... (сладко мне).      Радость здесь и...
[Брат Бранхам разговаривает с кем-то на платформе—Ред.]
... и...
25    Аминь. Садитесь, пожалуйста. И пусть Господь изобильнейше, сильно благословит всех вас. Я только что заметил, что у нас тут есть "Вестник веры", эта программка, газетка брата Иосифа Боузэ из Чикаго — очень хороший брат. Мы всегда... Мы имеем друг с другом такое замечательное общение. Мы отлично проводим время каждый раз, когда приезжаем в Чикаго. Опять был у него всего несколько дней назад. И они раздаются бесплатно, просто подходите и возьмите себе после окончания служения. Они будут лежать здесь.
26    Так вот, мы очень рады, что многие из вас по-прежнему держатся за Христа. А теперь я займу у вас всего несколько минут времени, просто хотел бы поговорить кое о чём, поскольку нахожусь здесь с вами.
27    Я устал, голос сел, и я проводил большие собрания. В Индианаполисе были большие тяжёлые собрания. И в тот вечер мы были так счастливы, увидев, как сотни проходили по той скинии, где сидело около десяти тысяч человек, выходили, чтобы отдать своё сердце Христу в тот вечер.
28    И Рассел Форд и другие, они были в таком восторге. И тот труд, который начал Кейдл, брат Кейдл много лет назад, продолжается до сих пор. Знаете, мне хотелось бы когда-нибудь сделать похожее помещение. Такого прекрасного помещения я ещё не видел, то есть, то, как оно было устроено. И просто в этом что-то есть. Может, я... Наверно, я темпераментный. Когда я вижу великий труд, который кто-то начал совершать, я испытываю к этому симпатию.
29    Так вот, я охрипший. А мы были в горах, пытаясь добраться до одной больной женщины, нашей подруги, аж на севере, в Канаде, уже вот-вот пересекли бы границу, когда я услышал известия о том, что мой брат был при смерти, и повернули назад. И мы ехали весь тот день и всю ту ночь — мы просидели в той машине десять дней. Так что вы представляете, какое в это утро у меня самочувствие. И...
30    Но, ещё раз, я благодарен всем вам за молитвы о моём брате, потому что он, похоже, снова стал поправляться. Бог дал ему ещё один шанс. Так что я благодарю вас, и я славлю Бога за всё.
31    Ещё нужно принять много важных решений. Предстоит кругосветная поездка, передо мной забрезжила Африка и места повсюду, так что я не знаю, куда поехать — повсюду, повсюду. И прямо сейчас намечаются, по крайней мере, примерно десять или больше огромных, исключительных конференций, и все приглашают приехать. Я должен принять какое-то решение сегодня в течение суток, так что... для следующего шага. Так что молитесь за меня, молитесь за меня, и я нуждаюсь в ваших молитвах.
32    Надеюсь, вам здесь спереди не сильно помешает то, что вентилятор ненадолго выключен.
33    Я... я много чего пережил в своей жизни, разъезжая для Господа, бывал в разных условиях, среди болезней и проказы. И я обнимал прокажённых, и пожимал им руки, и... и каких только не было болезней, и посещал их изоляторы и лагеря, и всё такое практически по всему миру.
34    И я... я уже не мальчик. Наверно, вы уже заметили. И у меня подходит такой возраст... Ещё там на днях я услышал о брате Босворте, которому почти девяносто лет. А он... Когда я был в Индианаполисе, сгусток крови дошёл до его сердца. У него был предсмертный хрип в горле, потерял сознание. Миссис Босворт позвонила, чтобы я помолился за него.
35    Я поехал туда, и мы объявили об этом и начали молиться. На следующий день он мне позвонил, сказал: "Я хотел бы как-нибудь попасть к тебе на собрание". Ну да. Тогда я чувствую, что в сорок семь лет мне должно быть стыдно за себя. Но просто... Наверно, это просто человеческая сторона.
36    О-о, но как это ценно и как чудесно! Ничто не сравнится со спасением, когда ты спасён! Но, друзья, вы не осознаёте, я уверен, что дьявол всеми силами старается не дать вам (он мне не даёт) осознать ценность души. Вы вообще представляете, что это такое и что значит вечность, и как долго вы пробудете в таком состоянии? Видите? Вы осознаёте, что именно сейчас вы принимаете решение на всю вечность?
37    В позапрошлое воскресенье у вас здесь, по-моему, я проповедовал о гарантии, о том, что Бог обещал и предназначил вас. и призвал до основания мира, и записал ваше имя в Свою Книгу. Вы не имели к этому никакого отношения, это сделал Бог. Как это чудесно, правда? Агнец был заклан до основания мира, а ведь это произошло только четыре тысячи лет спустя. Но Бог, если Он изрёк это, Он должен был это исполнить, потому что Он должен сдержать Своё Слово. И в то же время, когда Агнец был записан, ваше... вы были записаны вместе с Ним. Понимаете? Наши имена были записаны в Книгу Жизни Агнца не в тот вечер, когда мы пришли ко Христу, а до основания мира, — так сказано в Библии. Так что это и есть гарантия. И брат коснулся этого сегодня утром на этом чудеснейшем уроке воскресной школы.
38    Теперь давайте просто прочитаем какое-нибудь место Писания для коротенькой... Я хочу... Просто у меня кое-что лежит на сердце. Я хотел бы несколько минут поговорить об этом, а потом мы разойдёмся в ожидании служений также сегодня вечером. Вот, и на днях по дороге у меня легла на сердце проповедь, и я хочу, если Бог позволит, если я вернусь сюда в следующее воскресенье утром, высказать её сначала в скинии. Просто у меня на сердце кое-что лежит относительно нашего времени.
39    Я пошёл в одно заведение покушать и я подумал: "Неужели я схожу с ума? В чём со мной дело? Я терпеть не могу эту музыку и всю эту чушь, которой сегодня занимаются, этих глупых женщин, которые поют: 'Из дворца слоновой кости', или... и всё такое". Я сказал: "Должно быть, что-то не в порядке со мной".
40    А Святой Дух сказал: "О-о, нет. О-о, нет. Если вы любите мир или дела этого мира, то любви Божьей вообще нет в вас".
41    Так что я подумал: "Ну, тогда я не хочу подстраиваться под этот мир". Верно.
42    И тогда Святой Дух начал открывать мне эту проповедь. У меня не будет времени сегодня утром, кроме того, я очень уставший. Может быть, если Господь позволит, в следующее воскресенье утром, если мы ещё будем здесь (на этой неделе у меня намечено несколько поездок), но если я ещё буду здесь в следующее воскресенье утром, если Бог позволит (брат Невилл объявит это по своей радиопередаче в субботу), мы приедем сюда и постараемся высказать эту проповедь. И я хочу каким-то образом её донести. Это евангельская проповедь на данный день, час и пору.
43    А я предсказывал полгода назад, что этот год является для Америки заключительным. И мы увидим согласно Евангелию, так это или нет. Сейчас то время, когда с ней будет покончено. Она пойдёт или на подъём, или на спад именно в этом году. Это так.
44    Вы, молодые дети, я хочу, чтобы вы взяли себе лист бумаги и записали это на отрывной странице своей Библии, и когда брата Бранхама, наверное, уже не станет, вы увидите, был я прав или неправ. Понимаете? И вы поймёте, говорит ли ещё со мной Господь. Понимаете?
45    Так вот, из 4-й главы Римлянам я хочу прочесть просто отрывок из Слова для продолжения:
Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрёл по плоти?
Если Авраам оправдался делами, он имеет, похвалу, но не пред Богом.
Ибо что говорит, Писание? Поверил, Авраам Богу, и, это вменилось ему в праведность.
Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу.
А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдал нечестивого, вера его вменяется в праведность.
И пусть Господь добавит Своих благословений к Слову.
46    Так вот, эта небольшая тема, если её можно так назвать, на которую я хочу с вами поговорить, называется "Божественная любовь". А когда божественная любовь излучается и достигает своей цели, тогда ей на смену приходит суверенная благодать. Понимаете? Вы можете себе это представить? Теперь поразмыслите над этим, чтобы нам сейчас хорошенько это усвоить. Понимаете? Когда божественная любовь излучается и достигает своей цели, тогда суверенная благодать берёт всё под контроль. Понимаете?
47    Так вот, странное дело, но люди... Тип людей и то, что мы делаем с теми, кто с нами общается... Так вот, мы все вынуждены признать тот факт, что есть люди, с которыми находиться — одно удовольствие. А есть люди, замечательные люди, и вы их любите, однако в этих людях есть нечто такое, что просто... просто трудно находиться рядом с ними. Тут мы говорим о фактах. Так вот, причина состоит в том, что сам человек (он или она) создаёт такую атмосферу.
48    Ведь вы мини-творец, потому что вы — сыны и дочери Божьи. Неважно, как далеко вы опустились в грехе, вы всё равно сыны и дочери Божьи, потому что в своей душе и в разуме вы падшие, деградировавшие. Но Бог — ваш Творец, и в своём падшем состоянии вы — погибающее, пропащее творение Божье, управляемое дьяволом (верно), но всё равно вы — сыны и дочери Божьи. "Он не хочет, чтобы кто из вас погиб, но чтобы все пришли к покаянию". Понимаете? И Он сделал всё возможное для... Только Сам Бог мог это сделать — дать Своему творению возможность принять и стать такими, какими Он хочет вас видеть, снова вернуть вас в правильное состояние.
49    И ни один человек... (Вот оно что, хоть и звучит довольно резко.) Но ни один человек не находится в нормальном психическом состоянии, пока он не примет Господа Иисуса. Это глубокое высказывание, но это правда. Ни один человек не находится в здравом рассудке, пока он не примет Христа Иисуса как личного Спасителя. Это кажется странным, но это по Библии. Конечно, так и есть. Главное — Он. И в своём сотворенном естестве... Так вот, делая это, вы будете сумасшедшими для этого мира, потому что вам нужно выйти из той атмосферы, в которой вы находитесь, и войти в другую атмосферу. Когда вы это делаете, Бог сразу поднимает вас от этого мира, и вы живёте в Небесной атмосфере. Понимаете? И тогда для этого мира — вы являетесь его совершенной противоположностью. Понимаете? А этот мир является противоположностью этого. Видите?
50    Так вот, необходимо, чтобы Христос поднял вас в ту атмосферу, в которой вы будете счастливы, спокойны. И тогда, находясь в ней, вы создаёте определённую ситуацию.
51    Вот, и очень часто мы в церквях... Это может показаться странным, но если вы только понаблюдаете (это для церкви, это для людей), люди перенимают дух друг от друга вместо того, чтобы получить Святого Духа. Придите в группу людей и понаблюдайте за тем, как ведёт себя тот человек, и... и потом посмотрите на людей, приходящих в то собрание — они моментально начинают вести себя точно так же. Вы всегда...
52    Возьмите к примеру хорошую женщину и плохого мужчину — или он... она... или он станет хорошим мужчиной, или она — плохой женщиной. И в той атмосфере, в которой вы живёте, вы отображаете своим товарищам свою сущность.
53    Тогда какими же мы должны быть людьми, раз мы христиане? В какой же нам следует жить атмосфере? Нам следует жить в утешающей, успокаивающей, исцеляющей атмосфере, постоянно пребывая сердцем в молитве, испытывая глубокую любовь к каждому человеку, с которым мы соприкасаемся. А это...
54    Я хочу сказать этой небольшой церкви, которая молится за меня, за всемирное миссионерство, вот что: в этом и заключается мой успех в молитве за больных. Если я не могу прочувствовать болезнь человека, обычно от этого не бывает никакого толку. Нужно настолько проникнуться этим, что просто... и ты сам это чувствуешь.
55    Вот какое-то время назад один пожилой мексиканец там на платформе, когда он взбежал на платформу с сильной верой, он пал ниц, вытащил свои чётки. Я сказал ему: "Не надо", — через переводчика, брата Эспинозу. Поэтому он поднялся. Он обнял меня, пошёл не понятно куда — он был слепой. Я посмотрел на него, я посмотрел на его старые, морщинистые ноги — наверно, никогда в жизни не носил обуви. Я посмотрел на свои ботинки, подходят ли они ему. Я отдал бы ему свои ботинки. Он был слепой. И я глянул, а в плечах он был шире — крупный мужчина, весил сто с лишним килограммов, наверно. Он не смог бы носить мой пиджак.
56    И когда он стоял там такой седовласый, я подумал о своём папе. Я подумал: "Если бы папа дожил примерно до этого времени, он был бы примерно такого же возраста, как и этот мужчина — лет шестидесяти пяти или семидесяти". И я проникнулся любовью к этому человеку настолько, что я подумал: "Может быть, он никогда в жизни нормально не ел. Может быть, он никогда в жизни не сидел за столом", — и всё такое, и, причём ходит во тьме.
57    Тогда Нечто вошло в моё сердце: "Боже, смилуйся! Это же человек, это же брат!" А когда это осеняет, тогда нечто помазывает, нечто создаётся вокруг, и ты... это излучается на того человека. Через пару мгновений я услышал, как он закричал что-то через моё плечо, и он закричал: "Я вижу! Я вижу!"
58    Что это было такое? — Божественная любовь, сострадание, которое Святой Дух проявил к этому человеку. И таким образом в конце пути, когда он не мог... ничего нельзя было поделать, и любовь заняла своё место, и любовь встретилась с любовью, тогда начала действовать суверенная благодать, и Бог по суверенной благодати восстановил зрение этому человеку. Видите? Во-первых, нужно войти в эту мысль.
59    Именно так нужно поступать с грешником. Многие люди молятся за грешников. Это хорошо. Но не так нужно отвоёвывать грешника. Отвоёвывать грешника должны вы. Вы отвоюете его не тем, что будете молиться за него. Вы отвоюете его... отвоюете его, поговорив с ним и познакомив его со Христом. Этим должны заниматься вы, это ваш долг — приводить грешников, разговаривая с ними и излучая им любовь Божью через Слово Божье, что и отвоёвывает грешника. Кто-нибудь скажет: "Я никогда не ходил в церковь, но мне очень нравится эта женщина, мне нравится этот парень", — (видите?) потому что вы отвоёвываете их. Если бы вы сидели дома и просто молились за грешника, никогда не соприкасались бы с ним, от этого было бы очень мало толку. Но вы должны молиться и тогда идти! Верно. Идите и делайте это! Итак, эта любовь излучается.
60    Тут несколько дней назад я слушал свидетельство одного производителя плугов, стоявшего на платформе. Ну, там сидели предприниматели со всего мира, сидели на платформе, а этот пахарь поднялся и сказал: "Ну, я не знаю, почему мне должны были сделать операцию..." И я люблю этого человека. А это ярый последователь брата Робертса, нашего друга. Итак, когда... Он сказал: "Когда я узнал, что заболеваю и что у меня проблемы с камнями, с камнями в почках, так получилось, что я обедал с братом Оралом". И говорит: "Брат Орал встал и сказал: 'Брат, я вижу, что ты страдаешь, — говорит, — поэтому я... я помолюсь за тебя'."
61    И он сказал: "Ну вот, слава Господу! Брат Орал, я как раз хотел, чтобы ты это и сказал".
62    И сказал, что Орал подошёл и положил руки на его почки, и сказал: "Я осуждаю этот камень в почке, чтобы он мгновенно вышел из этого человека". И говорит: "Когда он это сделал, — говорит, — мне стало легче". И сказал: "Через короткое время опять возобновилось". Говорит: "Я опять обратился к брату Оралу". И говорит: "Он ещё раз помолился, мне стало легче. Но, — говорит, — каждый раз, когда снова начиналось, становилось ещё хуже".
63    И он сказал: "Потом, после этого, у меня появилась мысль: 'Если бы я мог съездить, — говорит, — к брату Бранхаму и предстать перед ним, и Святой Дух пришёл бы к нему тогда он сказал бы мне, почему я не исцелился, когда брат Орал помолился за меня'."
64    Итак, у него получилось поехать, и он приехал в Луизиану. Я был там на служениях. И я стоял перед ним двадцать минут — Святой Дух молчал, ни слова не сказал. Я помолился за него, и он сказал, что ему стало лучше. И он поехал... Потом он разнервничался, разволновался, он ходил от одного к другому: "Помолитесь за меня! Помолитесь за меня!" И он любил Господа.
65    Но, наконец, дошло до того, что его отправили к Майо. Майо осмотрели его и сказали: "Шансов выжить у вас только один из тысячи. Началось заражение. У вас по всему телу яд и уремия", — о-о, даже не помню, сколько всего. Сказали: "У вас один шанс из тысячи".
66    Итак, он сказал: "Я смирился с этим". Он сказал: "Я молился: 'О Боже, Ты знаешь, что я люблю Тебя, и я обращался ко всем Твоим слугам'."
67    И он рискнул, и его усыпили. И сказал, что когда он проснулся в комнате, он сказал, что в комнате сиял Свет, и его окружала Слава Божья.
68    И врачи были поражены, они пришли и сказали: "Что здесь произошло?"
Он сказал: "Вообще-то, мне хочется домой".
69    В чём было дело? Понимаете, он строил свои надежды вот на чём: "Если что-нибудь со мной произойдёт, я обращусь к брату Робертсу. А если из этого ничего не получится, я обращусь к брату Бранхаму". Однако он любил Господа Иисуса. Бог должен был позволить, чтобы всё остальное потерпело провал, чтобы положить его там пластом, даже когда врач сказал: "Мы ничем не можем помочь". Аминь.
70    И когда действие божественной любви подошло к концу, вступилась и пришла ей на смену суверенная благодать. Она будет делать так каждый раз. Если у вас правильные мотивы, правильные альтернативы, если у вас будет божественная любовь, и вы будете верить, шагать вперёд, ни в чём не сомневаясь, то когда будет казаться, что уже конец пути, тогда ей на смену придёт суверенная благодать.
71    Я сам видел, как это действует! Я замечал это в своей собственной жизни. И не просто по какой-то теологии и не из опыта какого-то другого человека — я сегодня так рад, что могу говорить из личного опыта, зная, что это правда. Тогда зачем нам бояться? Если мы знаем, что любовь Христа божественным образом пребывает в нашем сердце, что мы перешли из смерти в Жизнь, то никакие демоны в аду не имеют шанса проникнуть. Даже вы сами, если вы будете пребывать в этой любви и вере...
72    Это точно как ребёночек. Взять, к примеру, ребёнка... Я покажу вам, чтобы малышам это было понятно. Вот здесь перед нами сидит миссис Келли. Когда пьяный солдат, по-моему, наехал на них там, и её подняли тут мёртвую, её положили в больницу в бессознательном состоянии; когда уже ничто не могло помочь, и она уже отходила, однако с любовью Божьей (её муж стоял около неё) вошёл туда в тот день, и тогда после божественной любви была явлена суверенная благодать. И вот она сидит сегодня, в это утро среди нас живая.
73    Видите, нечто происходит. Когда тебе уже некуда деваться, когда доходишь до того, что уже не можешь пошевелиться, [Брат Бранхам щёлкает пальцами—Ред.] тогда в то самое время Бог вступается по суверенной благодати. Видите, дело в том, что...
74    Взять к примеру ребёнка, малыша, у которого бывают приступы раздражения, спазмы, и они будут кричать, брыкаться и орать. А потом они берут и задерживают дыхание. И вы увидите, что мать обнимет его, приласкает и подбросит его вверх, подует ему в лицо — да не трогайте его! Во всей истории медицины ещё ни один от этого не умирал. Они не умрут. Просто у него приступ раздражения, он добивается сочувствия, он капризничает, и это просто приступ раздражения. А когда его приступ раздражения доводит до того, что он задерживает дыхание так, что он уже не может продолжать, тогда вступается природа, и он расслабляется, и опять начинает дышать. Оттого, что вы берёте его на руки и кричите, ему только... орёте и дуете ему в лицо, ему только хуже.
75    Точно так же бывает и тогда, когда мы ездим из церкви в церковь, с места на место, с одного исцелительного служения на другое. Брат мой, возьми любовь и шагай вперёд, пока не дойдёшь до конца пути! Бог явит суверенную благодать, когда вы придёте к концу пути! Когда любовь достигла своего предела, тогда Бог обязан помочь. Когда вы в тупике, и люди в тупике, тогда благодать берёт всё под контроль. Ведь такова Божья натура.
76    Я сам это замечал! Ведь когда я был в определённых... Простите за такое личное свидетельство, я коротко. Вы читали ту книгу. В тот день там, в Портленде, штат Орегон, когда тот маньяк побежал к платформе и собирался убить меня (вероятно, все вы читали об этом в той книге), что произошло? Бог послал меня проповедовать Евангелие. Это я и делал.
77    Собрались тысячи людей. Улицы были переполнены стоявшими людьми, и шесть с чем-то тысяч людей были внутри, и шёл проливной дождь, и там стояли люди. Их сердца жаждали, алкали. Тогда ещё никого не было на поприще! Те собрания были очень притягательными. И им приходилось проталкивать меня через толпы и всё такое в сопровождении полиции, чтобы завести туда.
78    Я был в комнате и привёл там двух офицеров ко Христу (в комнате, где переодеваются), двух молодых парней, работающих в полиции, им двадцать с небольшим. Мать одного из них исцелилась в предыдущий вечер. И они оба склонились там, и я привёл их к Господу Иисусу.
79    Вышел на платформу говорить о вере, и вдруг появился маньяк, который в тот день ударил проповедника на той улице, сбежал из психбольницы, сломал ему ключицу, сломал ему челюсть. У него была мания убивать проповедников. Он вбежал и подумал: "Это мой шанс". Он поднялся на платформу (весил килограммов сто двадцать или сто тридцать, ростом почти два метра двадцать пять сантиметров), размахивал туда-сюда руками. Он сказал: "Ах ты лицемер! Ах ты змея подколодная!"
80    Вот, пожалуйста: Божье служение было в порядке, люди исцелялись, тысячи получали спасение и благословение, служители были вдохновлены. Это великое пробуждение тогда ещё только начиналось и уже стало распространяться по всему миру. А там сидел Т. Л. Осборн (аминь!), который привёл ко Христу десятки тысяч душ; сидел там, являясь пастором церкви, собрания из восьми или десяти человек, и наблюдал с балкона.
81    И тот маньяк побежал к платформе, чтобы сорвать собрание Господне. И он сказал: "Ах ты змея подколодная! Ах ты лицемер, прикидывающийся слугой Божьим! Я покажу тебе сейчас, что ты никакой не слуга Божий. И я переломаю все кости в твоём ничтожном тельце". И он побежал туда, и замахнулся большим кулаком, чтобы ударить меня.
82    Я обернулся (проповедники разбежались и всё такое), стоял, а он отхаркнул и плюнул мне в лицо. Он сказал: "Ах ты змея подколодная! Я покажу тебе, какой ты слуга Божий. Ах ты обманщик!"
83    Я не сказал ни слова, я просто смотрел на него. И вдруг Святой Дух каким-то образом...
84    Что бы вы подумали, если бы человек плюнул вам в лицо? Ведь если бы у вас была хоть капля вспыльчивости, вы бы вышли из себя. Ещё бы. И тут выходят двое полицейских, но эти двое полицейских пошли туда с дубинками в руках, чтобы побить его и увести. Но я не мог позволить им это сделать.
85    Бог принёс в моё сердце любовь к этому смертному. Я подумал: "Это же не человек, это дьявол привёл его в такое состояние. Этот человек был бы нормальным человеком, который хочет любить и жить, как и другие люди. Но это дьявол сделал его таким". И любовь начала изливаться к этому человеку. И ни с того ни с сего этот человек упал там и свалился мне на ноги. Когда была проявлена божественная любовь, вступилась и пришла на смену суверенная благодать. Она будет так делать каждый раз!
86    Тут недавно, когда... Может, я уже рассказывал вам об этом. В прошлом году, то есть, уже в позапрошлом году я косил газон там у себя во дворе, хотел покосить везде у себя во дворе. Мне приходилось останавливаться и переодеваться, идти и молиться за кого-нибудь, потом выходить. А у меня во дворе всё заросло. Пока я... пока я косил спереди, сзади уже всё зарастало.
87    И вот я... однажды я был на заднем дворе со своей старой косилкой и косил, старался... небольшой электрической косилкой. А я забыл, что там в углу было гнездо шершней, и я наткнулся на него косилкой. А там на заднем дворе я снял рубашку, был без рубашки. Я ударил этой косилкой об забор, а я был без рубашки, и в одно мгновение я был весь облеплен шершнями. Вы знаете, какие они — большое гнездо шершней, они могут убить. Здоровенные такие жужжали вовсю! О-о, я подумал...
88    Сначала я перепугался. Затем внезапно нечто начало происходить, начало успокаивать. Эти шершни дальше жужжали вокруг. (Так вот, это прозвучит по-детски, это покажется ребячеством, но Бог Небесный, пред Которым я стою, знает, правда это или нет.) Тогда вместо того, чтобы биться, отмахиваться и сбивать этих шершней, меня объяла какая-то благочестивая любовь.
89    И я подумал: "Бедняжки, у вас есть право строить гнездо. Ведь такими Бог и создал вас для самозащиты. И я потревожил вас, и я сожалею об этом. Если бы мне опять нужно было тут косить, я не потревожил бы вас. Я не нарочно, но, — говорю,— я слуга Господа, и сюда пришли Его больные дети за молитвой, и мне нужно поторопиться, и покосить этот двор. Теперь, маленькие создания Божьи, во Имя Иисуса Христа, возвращайтесь к себе в гнездо. Я не побеспокою вас".
90    А что это означало? — Дошло до того, что меня могли закусать до смерти. И любовь Божья в покорном сердце, любовь была проявлена, и суверенная благодать взяла всё под контроль. Что же могло сказать тем шершням, проговорить к дьяволу, так что все шершни облетели по кругу, и выстроились, как группа военных солдат, и вернулись прямиком в своё гнездо? [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.]
91    Что это было? Я не мог проговорить к шершням. Я не умею с ними разговаривать. Как же я смог бы помешать им ужалить меня? Мне был конец. Но я испытал любовь, Бог дал любовь к тем шершням, и я проговорил к ним своим голосом, и Святой Дух по суверенной благодати направил тех шершней обратно в их гнездо.
92    Однажды недалеко, дальше по дороге, у Гуирнси, в Генривилле, тот большой старый бык убил одного чернокожего человека (тут на ферме Берка), убил чернокожего человека, чуть не убил того парня, Уэста, точно так же. Его продали той ферме. А я не знал. Я патрулировал, по идее у меня должен был быть при себе револьвер, но у меня его не было.
93    Однажды по пути я решил сходить туда и помолиться за одного больного человека. Я пошёл через то поле, не задумываясь о том, что на том поле находится этот бык. И я дошёл уже до середины поля. Что произошло? Откуда ни возьмись, из тех небольших зарослей кустарника поднялся этот большой пятнистый бык с такими длинными рогами, и он как заревел. Я понял, что это был тот самый убийца.
94    Я оглянулся назад, я был слишком далеко от ограды — метров двести. А он стоял всего в метрах десяти-двенадцати от меня. И он встал, опустив рога, и издал грохочущий рёв. Револьвера у меня не было, и не было дерева, на которое можно было бы взобраться. К ограде вернуться я не мог. Я подумал: "Ну вот, это конец, Билл Бранхам, здесь ты и встретишь смерть, он тебя забьёт до смерти, забодает до смерти тут на поле". Я стоял там.
95    Но внезапно Нечто начало как бы опускаться с Небес, Слава Божья. Нечто вошло в моё сердце. Я подумал: "Я потревожил это бедное животное. Это не бедное животное, это дьявол заставляет его так делать".
96    И я знаю, что только одно... (Вот оно. Я хочу, чтобы вы это услышали.) ...только одно победит дьявола — это чистая божественная любовь! Любовь победит всё! "Бог так возлюбил мир". Она победила вопрос греха, она победила вопрос болезни, она победит разногласия в церкви — она победит всякую неправедность, которую нужно победить. Она победит, если вы только позволите ей сделать это.
97    И когда это огромное животное пошло на меня, вместо того чтобы возненавидеть это животное, брат Майк, я полюбил его. И я подумал: "Ты — Божье создание. Кто же ещё смог бы тебя создать, как ни Бог? И ты лежал там себе спокойно, а я пришёл на твою территорию, везде вокруг поля расставлены таблички. Я даже не задумывался об этом. Я не стал идти, как обычно, по своей территории, а просто срезал, чтобы пойти и помолиться за больного человека".
98    И тут я увидел, что приближается этот здоровяк, мотая вот так головой. И он направлялся ко мне, чтобы убить меня, и я это знал.
99    Но начала приходить божественная любовь. Я подумал: "Бедное создание, бессловесное животное, оно же ничего не понимает. Ты там лежал, а я тебя потревожил. Итак, я — Божий слуга, а ты — Божье создание. Во Имя Иисуса Христа возвращайся и ложись, ибо я держу путь, чтобы помолиться за одного из больных Божьих детей. Возвращайся и ложись".
100  А этот бык несся на меня со всех сил. Никакого страха, я не боялся его так же, как не боюсь брата Невилла, сидящего здесь. В моём сердце была просто чистая, святая любовь! Что она сделала? — Она создала атмосферу, и этот бык вбежал прямо в эту атмосферу. Буквально в трёх метрах от меня он остановился и вскинул копыта. Он посмотрел направо и налево, такой обескураженный, на его морде был такой кроткий взгляд, он развернулся, пошёл и лёг, и я прошёл в двух метрах. Что же это? Когда излучается божественная любовь, в тот момент суверенная благодать берёт всё под контроль.
101 Это был тот же самый Бог, Который не подпустил львов к Даниилу, когда они пошли, рыкая, а старина Даниил стоял там, облечённый в любовь Божью. Львы пошли и легли. Они успокоились.
102 Уверяю тебя, брат мой, когда Бог облечёт тебя в божественную любовь, вот тогда ты обретёшь мир в долине. Вот так.
103 Тут какое-то время назад я ехал из Далласа, штат Техас. Я летел на самолёте, возвращаясь домой. Мы провели там собрания. И по дороге мы попали в бурю, и самолёт был вынужден приземлиться в Мемфисе. И пока я был в Мемфисе, меня там поместили в гостиницу "Пибоди" — о-о, огромный роскошный отель. Я чувствовал себя как не в своей тарелке. Я прибыл туда в тот вечер и переночевал. Мне позвонили на следующее утро и сказали: "Почтенный Бранхам?"
"Да".
104    Сказали: "Лимузин заедет за вами ровно в семь часов. Самолёт улетает в половину восьмого".
105    Я сказал: "Благодарю, сэр", — и повесил трубку. Я встал, помолился. И я подумал: "Ну, может быть, у меня есть время сбегать к почтовому ящику. Я тут прошлым вечером ответил на письма". Я встал и пошёл по улице, иду себе по улице и пою:
Есть такие в мире люди, чьи сердца воспламенил
Тот огонь Пятидесятницы, что души осветил.
Слава Имени Его! Во мне горит он, как и в них.
Я так счастлив, что и я — один из них.
106    Когда я шёл по улице с пачкой писем в руке, шёл на почту, я почувствовал Нечто странное. Вы знаете, о чём я говорю, правда? Просто полное успокоение. О-о, что за чувство! Я подумал: "Ого, как это чудесно!" Док раньше пел такую песенку:
Мне идти с Твоим Голубем дай.
Ты любовью меня наполняй.
107    Я размышлял об этом. И эта любовь начала изливаться с избытком. У нас есть любовь, но нам нужно изобилие любви, чтобы любовь била через край.
108    Вы скажете: "Я люблю грешников". О-о, но, брат, сестра, любите ли вы их настолько, чтобы пойти и поговорить с ними, и завлечь их ко Христу? Понимаете, что я имею в виду?
Вы скажете: "Я люблю Господа".
109    Но можете ли вы довериться Ему, когда врач качает головой? Можете ли вы довериться Ему, когда всё остальное пропало? Вам нужно переполняющее крещение любовью, божественной любовью. Когда кажется, что вы молитесь, и на вашу молитву не даётся ответ, вы по-прежнему любите Его? Продолжает ли Нечто очищать вас? Это суверенная Божья благодать, которая должна взять всё под контроль. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] Обязательно. Это Божья натура, Бог никак иначе и не может поступать!
110    Когда Бог увидел грех этого мира и увидел, что люди погибают без надежды и не могут спастись, и при этом Он знал, что люди будут любить Его, это принудило Бога, и это доказало Его натуру. Божья натура — это любовь! Бог и есть любовь! И натура Бога была принуждаема до того, что Он должен был усмотреть путь спасения для тех, кто хочет спастись. И Он послал в мир Своего Сына в подобии греховной плоти, чтобы понести наши грехи и болезни на Голгофу. Бог сделал это. Изливающаяся любовь Божья не может без суверенной благодати!
111    И Бог не говорил: "Если ты сделаешь это, если ты сделаешь то-то, тогда Я сделаю то-то". Бог без всяких условий послал Своего Сына, чтобы Он умер вместо вас и решил вопрос греха. Это не имело никакого отношения к тому, что вы думаете об этом. Бог взял и сделал это, и всё! Аминь! Когда божественная любовь доходит до предела, тогда всё в свои руки должна взять суверенная благодать. Больше ничего и не надо, потому что божественная любовь занимает должное место.
112    Слушайте внимательно. В то утро, когда я вышел из самолёта, вернее, вышел из гостиницы и пошёл по улице, я иду себе и пою. И вдруг Нечто, казалось, стало изливаться на меня — сильный поток любви. Я подумал: "О-о, вот бы мне только... О-о, по-моему, у меня такое желание, вот бы помолиться за кого-нибудь!" Вот такое посещает чувство, когда нечто в сердце изливается.
113    На днях... (Можно я ещё раз на минутку отвлекусь?) На днях маленькая Сарра заболела. Когда мы поехали, о-о, было так жарко. А я был на ногах каждую ночь, спал примерно по два часа, были представители со всевозможных уголков мира, нужно было встретиться то с одним, то с другим, молился, проповедовал по три раза в день. О-о, просто на износ! Я просто собирался... И потом я уехал, и я должен был подождать. А потом я отъехал на несколько километров от города, и мне так захотелось спать, даже рано утром, что мне пришлось остановиться на обочине дороги, лечь и поспать. Прилёг на несколько минут, встал и дальше поехал. У меня глаза просто сами закрывались, я дальше упорно ехал, чтобы добраться до той женщины, по жарким, раскалённым пустыням Небраски.
114    Когда проезжал там, я подумал: "О-о, ну и ну!" Маленькая Сарра тужилась, и её рвало. Бедняжку тошнило всю ночь. На следующее утро ей было так плохо, что нам просто пришлось остановить машину — она побелела в лице. И ещё я был таким уставшим и изнурённым, я подумал: "О Боже! О-о, ситуация просто ужасная. Боже, посмотри, я не могу вести машину, я так устал. Ведь я был там у Твоего народа, стараясь изо всех сил, и маленькой Сарре так плохо".
115    Ну, мы пошли и... Я подошёл там и возложил на неё руки, я сказал: "Дорогой Небесный Отец, Ты дал мне этого ребёнка, он Твой! Я только воспитывал её". Я возложил на неё руки. Нечто начало опускаться в моё сердце. Тогда пришёл конец рвоте. С тех пор и по сей день её ещё ни разу не рвало.
116    На второй день Бекки сильно заболела, что-то вроде вируса, и её рвало, бедняжку рвало всю ночь. На следующий день Меда сказала: "Мы купим 'Пепто-бисмол'." Налили пару ложек и дали ей. У бедняжки просто всё обратно пошло.
117    Мы заехали в район индейцев тетонов. Когда мы выехали из той жаркой местности, поехали на север, она хотела увидеть красивые горы, но она была просто не в состоянии, её так тошнило. Я сказал: "Дорогая, посмотри сюда, я хочу сделать... Папа хочет сфотографировать тебя, чтобы там была видна эта гора".
118    Она сказала: "О-о, папа, у меня такое чувство, будто я умираю". Так что мы дали ей ещё "Пепто-бисмола".
Мы вознесли молитву в то утро, сказали: "Господь, смилуйся". И... и...
119    О-о, это было бесполезно. Так что встали там... И я вывел её на улицу, я сказал: "Дорогая, выйди на свежий воздух". Было холодно, на ней была курточка, на земле лежал снег. Итак, я вышел, а она пыталась... Она сказала: "Да, папа". И как начала... [Брат Бранхам изображает, как Ревекку рвало—Ред.] И вода потекла у неё из ротика. Я посмотрел — глазки у неё закатились, а вокруг её ротика было белым-бело.
120    Я подошёл, я посмотрел вверх на гору, я сказал: "Я смотрю на горы, откуда придёт помощь моя. Помощь моя — от Господа".
121    И внезапно Нечто забурлило во мне. Ох, как бы мне хотелось переживать это всё время! Я подошёл там к машине сбоку и открыл дверь. Я сказал: "Дорогая, посмотри сюда на папу". О-о, вот это да! Тогда рвота прекратилась навсегда. Через пять минут она уже бегала и игралась с Саррой.
122    Что же это? — Когда излучается божественная любовь, вступается суверенная благодать! Непременно.
123    В то утро шёл по улице Мемфиса (вернёмся к моему рассказу). Я шёл по улице Мемфиса и пел Господу, и вдруг Нечто сказало: "Остановись". И я остановился. Вдруг было сказано: "Поворачивай и возвращайся в другую сторону". А это означа¬ло в сторону реки.
124    Я подумал: "Ого!" Я прошёл чуть дальше, подумал: "Ну, это я просто... Просто мне что-то..." Знаете, очень часто, знаете, бывает, что-нибудь причудится. И очень часто люди делают ошибки, следуя за такими причудами, а не за божественным руководством. Итак, я пошёл дальше, я подумал: "Мне это просто показалось". О-о, и чем дальше я шёл, тем интенсивнее становилось. Я отошёл в сторонку, оглянулся по сторонам. Там лежали рыболовные принадлежности. Я решил вести себя, как прохожие, стал разглядывать рыболовные снасти. Когда я подошёл, на тротуаре уже никого не было, та группа людей ушла на том повороте у светофора. Я сказал: "Добрый Небесный Отец, что Ты повелишь мне делать? Это Ты побуждал моё сердце? Просто у меня такое чувство, будто я разрываюсь изнутри, просто Нечто изливается".
Нечто сказало: "Поворачивай и возвращайся назад".
Я спросил: "Куда?"
125    Ответил: "Поворачивай и возвращайся назад". Куда — не имеет значения, просто иди дальше!
126    Я развернулся и зашагал по улице обратно. Я пошёл, я посмотрел на часы — они меня по-прежнему подгоняли, время уже истекло. Прошёл чуть дальше, время истекло, половина восьмого, отлёт в восемь часов. Я подумал: "Ой-ой-ой!" Я зашёл уже туда, где были, похоже, одни только дома чернокожих, там был район чернокожих, в самой глубине. И я там иду себе, солнце тогда уже было очень высоко, ранней весной, облаков совсем не было. Я подумал: "Ну что ж, я опоздал... я опоздал на самолёт". Но я подумал: "О Боже, я... Ничего, если я опоздаю на самолёт, главное, чтобы Ты... Куда Ты ведёшь меня, Господь? Я не знаю, куда Ты меня ведёшь. Куда я иду?" Это не моё дело, просто надо шагать дальше. Я просто шёл дальше.
127    И через некоторое время я взглянул, а, опёршись о ворота вот так, стояла типичная чернокожая "тётя", облокотившись о ворота, и такие большие пухлые щёки, стояла там, а голова была обвязана вот так рубашкой и завязана сзади. Я шёл себе вот так, и я дошёл до неё — по её большим пухлым щекам стекали вот так слёзы. Она посмотрела на меня, сказала: "Доброе утро, парсон".
Я сказал: "Мадам, — говорю, — доброе утро".
128    Она как бы улыбнулась и посмотрела на меня, на глазах слёзы. Я подумал: "Она назвала меня парсоном". (Так называют на Юге проповедника, знаете.)
И я спросил: "Откуда вы знаете, что я — парсон?"
Она ответила: "Я знала, шо вы придёте".
"Что?"
Говорит: "Я знала, шо вы придёте".
Я сказал: "Тётушка, я не понимаю. Пожалуйста, объясните мне".
129    Она спросила: "Знаете, вы когда-нибудь читали историю о сонамитянке, у которой не было детей, и она попросила Господа дать ей ребёнка, — и говорит, — и пришёл Илия, и благословил её, и она получила ребёнка?"
Я ответил: "Да, мадам, я помню".
130    Она сказала: "Я жешъ как та женщина". Сказала: "У меня не было детей, и я помолилась Господу, и я сказала Господу, что если Он благословит меня и даст мне ребёнка, тогда я воспитаю его для Него". И сказала: "Он дал мне ребёнка". И говорит: "Я стирала на стиральной доске..." (Там в сторонке, в старенькой лачужке.) Говорит: "Я стирала на доске, чтобы воспитать этого ребёнка". И она сказала: "Когда он стал большой, парсон, он пошёл по неправильному пути, и, — говорит, — он связался с плохой компанией, и он лежит здесь при смерти".
131    И говорит: "Доктер приходил позавчера, когда он потерял сознание, и сказал, что они ему уже ничем не могут помочь. Ему давали средство от сифилиса 'шестьсот шесть', сальвар¬сан и всё прочее, ртуть и пенициллин. Ничего... Венерическое заболевание, сифилис может клапан сердца ему пожрать".
132    И сказала: "Ему ничто не может помочь". И говорит: "Он лежит здесь при смерти". И сказала: "О Господи, я не хочу, чтобы мой ребёнок умер в таком состоянии". И говорит: "Я... Мне бы только услышать от него, что он спасён". И говорит: "Я молилась и молилась две ночи".
133    Сказала: "Сегодня утром часа в три, — говорит, — Господь усыпил меня, когда я стояла на коленях". Говорит: "Мне приснился сон". Говорит: "Я увидела, что придёт мужчина в светлом костюме, а на голове у него будет шляпа набекрень, шляпа в западном стиле. Я сказала: 'Господи, я и есть та женщина, но где же Твой Илия?' Сказал: 'Он идёт'."
134    Говорит: "Я сразу встала с кровати и с тех пор я стою здесь и жду вас". Именно так я и был одет, точь-в-точь.
135    О-о, брат мой, когда излучается божественная любовь, эта мать со своим малышом... Да, весил девяносто килограммов, но он всё равно был её малышом, который лежал и умирал в позоре. Неважно, в каком он был позоре, это был её малыш, она любила его. Это материнская любовь. Неважно, сколько он навлёк позора, она всё равно любила его.
136    И если вы не можете забыть своего малыша, что бы он ни сделал, тем более Бог не может забыть вас! Он сказал: "Ваши имена начертаны на ладонях рук Моих. Мать может забыть своё грудное дитя, но Я никогда не забуду вас". Неважно, что вы натворили, как далеко вы отступили, во что вы вляпались — Бог всё равно любит вас, Бог любит вас! [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] Пусть эта любовь движется дальше, не дайте ей истощиться!
137    И вот она стояла там, она сказала: "Я была просто не в силах". И она сказала: "Парсон, мне приснился сон, и я увидела, что вы идёте". И говорит: "Когда я посмотрела в сторону улицы и увидела этот светлый костюмчик и шляпу у вас на голове, наклонённую набок, — говорит, — Дух подсказал мне: 'Это он'." И сказала: "Заходите, пожалуйста".
138    Я подумал: "О Боже!" Я подумал: "Может быть, именно сюда Ты меня и вёл, именно поэтому я и должен был идти". Я ведь не знал.
139    Я открыл ворота, на них была цепь и предплужник. Не знаю, видели вы когда-нибудь такое или нет. Я открыл старые двери и вошёл.
140    Брат мой, я бывал в королевских дворцах, я был в самых богатых домах в мире. Я бывал у мультимиллионеров, стоимостью в двадцать... аж в двадцать восемь миллионов долларов. Я ходил по их коврам с ворсом из синели, постеленных с одного конца до другого, хотя я мог бы прилечь и запросто поспать на половике в их милом доме.
141    А там на полу даже тряпки не было. И там стояла старая железная кровать со столбиками, а этот парень был накрыт обыкновенным старым одеяльцем. На двери была табличка: "Благословит Бог наш дом". Я понял, что нахожусь в доме, где живут христиане. Я понял, что я оказался там, где возносились молитвы. На стене не было фотографий красоток, не было вульгарных фотографий, но на том столике с мраморной крышкой лежала открытая Библия.
142    И там на кровати лежал крупный парень, в руках покрывало, и стонал: "У-у-у-у! У-у-у-у!"
143    Я подумал: "Ого!" Пощупал его ноги, они были липкие и холодные. Смерть нависала над этим парнем.
И он всё твердил: "О-о, так темно! Так темно!"
И я спросил: "О чём он говорит?"
144    Она ответила: "Парсон, — говорит, — ему жешь кажется ужо много дней, что он потерялся на большом море". Сказала: "Он не знает, куда плывёт". И говорит: "Вот за что у меня болит сердце". Сказала: "Он уплывает, и он потерялся в море, и он не знает, куда плывёт". Говорит: "Парсон, я молилась, чего я только ни делала, я всё делала. Я не хочу, чтобы он погиб, парсон". И говорит: "Вот о чём я молюсь".
Я спросил: "Тётушка, а что с парнем такое?"
145    Она ответила: "Это венерическое заболевание. Доктер уже сказал, что он при смерти, уже ничем нельзя помочь". И говорит: "Он без сознания. Он уже два дня как потерялся в море".
Она сказала: "Вы помолитесь за него?"
146    Я говорю: "Тётушка, моя фамилия Бранхам. Вы когда-нибудь слышали обо мне?"
Она сказала: "Нет, сэр. Не думаю, парсон, что когда-либо слышала о вас".
147    Я говорю: "Ну, я расскажу вам о себе". Я говорю: "Моё служение — молиться за больных".
Она сказала: "Правда?"
148    Я говорю: "Да". И я сказал, рассказал ей о том, что приземлился самолёт, и всё прочее.
Она сказала: "Парсон, это правда?"
Я говорю: "Да".
Она сказала: "Я знала, что Он меня не подведёт".
Я говорю: "Тётушка, вознесите молитву".
149    И она там склонилась, и такую молитву вознесла!.. О-о, брат мой, эта пожилая святая умела тронуть Бога. Она там молилась до тех пор, пока слёзы не покатились у неё из глаз. Я поднял глаза, а он всё стонал: "У-у-у-у!" И я сказал: "Так, тётушка, я помолюсь, а вы молитесь вместе со мной".
150    Я положил руки на его ступни. Я сказал: "Небесный Отец, насколько я знаю, мой самолёт уже давно улетел. И вот эта бедная матушка вопиет за своего малыша. И насколько я знаю, Ты привёл меня именно сюда. Я молю, чтобы Ты смилости¬вился над ним".
151    И примерно в тот момент я услышал, как он сказал: "Мамуля, о-о, мамуля!"
152    Она поднялась и вытерла слёзы с глаз, она сказала: "Да, дорогой. Мамулиному малышу уже лучше?" Начала гладить его по голове.
153    Он сказал: "Мама, в комнате становится светло. В комнате становится светло".
154    Суверенная любовь! Когда из сердца Божьего стала излучаться божественная любовь, суверенная благодать должна была со своей стороны отозваться. Как подумаю о том, что эта бедная мать крепко держалась в молитве к Богу и всё такое... А потом что произошло? — Бог по Своей благодати, Бог по Своей милости опустил с неба самолёт и удержал его на земле. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] чтобы ответить на молитву бедной, безграмотной негритянки. Когда стала излучаться божественная любовь — неважно, какой она была бедной, какой она была чернокожей, какой она была желтокожей, какой она была — когда излучается божественная благодать, за дело должна взяться суверенная благодать. Какая любовь у этой матушки, как она вопияла!
155    И парень через несколько... Примерно через два года после этого я был в дороге и ехал на поезде. Я вышел и пошёл купить себе гамбургер. Их продавали по семьдесят-восемьдесят центов на том самолёте, а я... на том поезде. А в ларьке я мог купить его примерно за двадцать центов. Я сошёл с поезда, иду себе, а тут носильщик в красной кепке говорит: "Здрасти, парсон Бранхам".
Я оглянулся, говорю: "Доброе утро, сынок".
Говорит: "А вы меня не узнаёте?"
Я говорю: "Нет, мы вроде не знакомы".
156    Говорит: "Вы помните, как года два назад вы приходили и молились за меня, и там была моя мамуля?"
         Я говорю: "Так ты и есть тот парень?"
157    Говорит: "Так точно, парсон Бранхам". Говорит: "Я не только исцелённым, но я жешъ теперь спасённым, я христианином".
158    Суверенная благодать! Так точно, брат ты мой! Уверяю вас, когда благодать... Когда Бог видит, как излучается любовь, должна за дело взяться благодать.
159    Несколько недель назад около моего дома (вы помните это, многие из вас) там лежала та сумчатая крыса. А та молодая девушка взяла и утопила своего ребёнка. Когда Бог дал ей ребёнка, она не хотела его воспитывать, и она завернула его в одеяло, и бросила в реку, и утопила его там. Я говорю: "Это не мать, это ниже собаки, животное бы так не сделало".
160    И если суверенная любовь Божья может быть явлена животному, то тем более она может быть явлена мужчине или женщине! Так и есть.
161    И эта мать-опоссум ползла по той дорожке (вы знаете эту историю), и она пришла, и лежала у меня на ступеньках целые сутки, а я даже и понятия об этом не имел. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.]
162    И там сидели брат Вудс и другие. И сестра Вудс сжалилась над ней, сказала: "Брат Бранхам, зачем ты оставляешь её страдать? Ведь эти бедные детёныши самки опоссума пьют у неё молоко, а она лежит там мёртвая!" Сказала: "Брат Бранхам, почему ты не убьёшь их или не избавишься от матери?" Она была не совсем мёртвая. Она была... Если её пихнуть, то она зашевелилась бы.
И так она пролежала там всю ночь.
163    А на следующий день Бекки, что там сидит, она вышла, она сказала: "Папа!" Ну, на следующее утро, где-то на рассвете, она сказала: "Папа, что ты будешь делать с этой сумчатой крысой?" Говорит: "Просто я всю ночь думала о ней".
164    И я сказал: "Я тоже, Бекки". Я пошёл в комнату. Я сказал: "Дорогая, возвращайся и ложись спать. Тебе ещё рано вставать".
165    Я присел там, в своей охотничьей комнате. Я подумал: "Ну и ну!" Начал потирать лоб. Я подумал: "С этой самкой опоссума надо что-то делать. Я не знаю, что делать".
166    Тогда я услышал голос, да так, что я даже и не ожидал.
167    Именно там однажды утром появились яблоки относительно брата Холла, когда он исцелился от рака, именно там исцелялись больные и страждущие. Я сидел в охотничьей комнате.
168    Я услышал, как голос сказал: "Я послал её к тебе. Она пролежала, как леди, целые сутки, ожидая своей очереди, чтобы за неё помолились. А ты Мне ни слова об этом не сказал".
169    Я сказал: "Так я даже и не знал". Я сказал: "Ты хочешь сказать, что Ты послал туда эту сумчатую крысу?"
170    Я подумал: "Что со мной? Я что, разговариваю сам с собой?" Я поймал себя на том, что я Ему отвечаю.
171    Я вышел на улицу, маленькая Бекки ещё подсматривала через дверь. Я подошёл там к этой сумчатой крысе, а она вся была в росе и всё такое. Я сказал: "Небесный Отец, если Ты послал эту бедную, ничего не разумеющую сумчатую крысу если Ты послал её сюда, чтобы я каким-то образом испытал в сердце любовь к ней как к матери, так что я не смог убить её, не смог погубить её малышей, и суверенную благодать, чтобы преподать людям урок, который они должны усвоить, привёл её сюда, тогда, Боже, я молю во Имя Христа, чтобы Ты исцелил её".
172    И эта сумчатая крыса (хотя на лапах было полно личинок от мух, так что она просто тащила их за собой, они распухли вдвое) встала на ту лапу и собрала этих малышей в свою сумку, прошла по той дорожке так же, как ходит любое нормальное животное, которое вы видели, обернулась, как будто говоря: "Спасибо, добрый человек". Насколько я знаю, сегодня она со своими малышами очень счастлива.
173    Почему? — Когда излучается божественная любовь, вступается суверенная благодать. Мой брат, сестра, в своей жизни нужно делать только одно — это: "Возлюби Господа, Бога своего, всем сердцем твоим, всею душою твоею, всей крепостью твоею, всем разумением твоим" и верь, что каждое сказанное Им Слово является Истиной. И когда вы придёте к концу пути, так что уже не сможете идти дальше, тогда будет явлена божественная, суверенная благодать.
174    Я мог бы и дальше рассказывать. Я ведь лежал там, когда братья Майо признали меня безнадёжным. Сидел там, на крыльце, а рядом со мной сидел брат Кокс, недоумевая, что происходит. Я уже даже не мог этого выдержать. Но сказал...


Divine Love

E-1 As we just left the meeting and started over to see a woman friend of ours, Mrs...?... over in--in Edmonton, Alberta, and was just twenty miles of the Canadian line when we got the news that my brother was dying. So we turned right around through a snowstorm and started right back home, making us eleven days in traveling.
We got in late last evening, and up late last night, and early again this morning. So very tired, but as soon as I got up to my mother, after we got a place where we could call in again, she said, "Brother Neville has been out there." That's a real pastor, folks. That's something that we should appreciate that.
Now, it might not... Maybe your loved ones has never come to that spot. Maybe but in an hour of crisis when you know that something has taken place and know that your friend will stick by you, and run out to my brother's and then when I went... Soon as I got into and just change clothes and took out there, who did I find in the room in prayer? Brother Neville out in the room there with Howard in prayer. I'm--I'm grateful for that.

E-2 And I--I'd rather say it right here at the platform as... Well, I always said I'd rather give you a little rosebud now, than a whole wreath after you're gone. Right now is the time to do it, and I appreciate Brother Neville. And I know we all do around this church for being a gallant pastor. Just to show him how much we appreciate him, raise your hands like this to God. That's... Thank you. That's really a something that...
I went home, and I told my wife; I said, "Honey, when I went and knocked at the door, slipped down the hall, read the chart, see really what was wrong, and went down there; and I heard something in there, and then I cracked the door. I thought it was someone talking, and had him setting up in the bed with his Bible with his--both of them with their heads bowed praying to God when I went in couldn't do nothing but join with them in prayer.
And--and also my prayer, tell God that I appreciate a real friend and a real pastor. And may Brother Neville long live in this world to--to serve the Lord, and I believe God's keep him here for many, many years to serve Him, someone that...?... It struck my heart deeper than anything that I've had in a long time.

E-3 Now, usually now with the Sunday school class isn't dismissed yet back in the children, so I per--perhaps maybe we'll pray for the sick. I didn't make any announcement of coming in praying for the sick, but if there's any here to be prayed for, then we'll just have prayer for them.
Now, if Sister Gertie, if she will, come up play "The Great Physician" for us, and we'll ask our dear heavenly Father if He will bless those who are needy of Him this today. And then we want to... All that's sick and needy just gather up around the altar.
If I'm not mistaken, is this Nellie Sanders standing here? My, God bless you, Nellie. Twenty-five years ago...?... God bless you, Nellie. I looked over awhile ago and looked at you, and I didn't want you to think... Look and gazing at someone I set looking back, and I thought it looked like Nellie.

E-4 None of you here probably remember. I guess some of you... How many of you remembers Nellie Sanders? Why, certainly, and she's one of the first comers to the tabernacle. She and my departed wife were bosom friends and sisters in Christ, and they...
She married over here one of the volunteers of America, a officer in this move and he, our brother, has gone on to be with God leaving her with (I think) two boys, I'm think, some children anyhow. And some of them are still in school.
And Nellie is a wandering by herself and just coming into the age of real nervous and upset. She called me when I was in Phoenix, Arizona, in a meeting for prayer. Many things go back, Nellie, to a time when there was sawdust on the floor, and you and Hope had that top...?... and lot of you used to be around here many years ago, twenty-five years ago. It's passing by me. We're--we're going down the road swiftly. That's true. Well, God be with you now.

E-5 Those who are sick and wants to come up around the altar for prayer. Our pastor and I join together in a word of prayer for you. Come right ahead. Then in a little... Immediately after this with a short message just to you of the preaching service. Wish you could stay. We'll dismiss the Sunday school service after the prayer for the sick, and we're... Go right into the other service, and I've got a couple of announcements to make.
This great Physician now is near,
The sympathizing Jesus,
He speaks the drooping hearts to cheer,
No other Name but Jesus;
Now, if we could just enter in now to a--a fellowship of this prayer. Healing for each other, knowing that God is here and has promised to answer.
[Brother Neville speaks to Brother Branham--Ed.] Yes, that's all right. You all want to go down and pray for her, the lady setting down, certainly. All right, Brother Neville, would you come help me? Now, if you'll be just reverent as possible. The little fellows are taking their seats, and let's pray now so that when we go down...?... the sick and afflicted we're going to have faith in God to believe. Have faith that God will.

E-6 Now, all of you out there in the audience that's well this morning, don't need to come around the altar. Just think now that it was by grace that brought you here. Now, you pray for these others that are at the altar. Here's young and old as our custom here at the Tabernacle, we send the pastor anointing. We pray for them, and then send the pastor anointing. I come along with him laying hands on the sick, while he anoints them. The Scripture, "Anoint the sick in oil in the Name of the Lord. Lay hands on them and they shall recover." It's Scripture.
Now, all of you together, you bow your heads now, while we offer prayer together for the sick.

E-7 Our heavenly Father, we humbly come into Thy Divine Presence just now in the way for the needy, the sick, those who cannot help themselves, and many of them, Father, are past doctor's aid. Nothing can be done, except Thy grace be extended to them. I pray humbly today, God, with all my heart, joining with this little church that the great Holy Spirit That's present now to verify the Word of the Lord Jesus, that said, "Wherever two or three are gathered in My Name, I'll be in their midst. If they'll ask anything, that's pertaining to any certain thing, shall receive it." That's Your Eternal Word, Lord, that was spoke by even before the foundation of the world. It's been given to us by the Prophet, by the Son of God Himself.
Now, our deep desire now, Father, for You to heal the sick, the needy that's here around the altar. I pray that You'll just give each one a special blessing of faith just now. That as we go, Your servant and myself, to anoint and lay hands upon the people, may the Holy Spirit just deep down the faith in the heart and may each one be healed. We ask in Christ's Name, for His sake.

E-8 Now, with your heads bowed, everybody in prayer. Pastor, now go. [Blank.spot.on.tape--Ed.]
Heaven and earth are full of Thee,
Heaven and earth are praising Thee,
O Lord Most High.
Our heavenly Father, we thank Thee for the Sunday school lesson now that's stirred our hearts. May we gird ourselves this morning and go from prisons of unbelief and be free as we walk. We know the Angel of the Lord will go before us, confirming the Word of God, and free everyone of us from the prisons of fear, and sickness, and distress, and disease, and afflictions, for God has promised to. Every one that's shut up in them kind of conditions this morning, may the Light of God shining upon them just this very day and may they go from here a well person.
Thank you for the message and for your works for the leadership of the Holy Spirit. Grant these blessings, Father, and now be with us in the preaching service of this morning for the little short message coming up. We ask in Christ's Name. Amen.

E-9 Now, for just a couple of moments. Those who have to go now, let's just stand while we sing a hymn, and those... Take the Name of Jesus With You. Those who have to go can be dismissed. Those who can stay for another thirty minutes we'll glad for you to stay. All right.
Take the name of Jesus with you,
Child of sorrow and of woe
(Turn right around and shake hands with somebody by you.)
It will joy and comfort give you,
Take it, then, where'er you go.
Precious name, (Precious name.) O how sweet!
Hope of earth and joy of Heaven.
Amen. Be seated, and the Lord bless you all real richly good. I just noticed we got some of the "Herald of Faith" here, the little program, little paper of Brother Joseph Boze in Chicago, a very fine brother. He always... We have to preach fellowship one with another. We have a good time ever time to Chicago. Just with him a few nights ago again. And they're free. Just come and get you one after the service is over. It's laying down here.

E-10 Now, we're happy to see many of you still holding out to Christ and now, just for a few moments of your time. I would like to speak just something because of being here with you. I'm tired. My voice is low, and I've had some big meetings. In Indianapolis was a great heavy meeting, and that night we were so happy to see hundreds walk down through that tabernacle, around ten thousand people seated, come down to give their hearts to Christ on this night. And Russell Ford and them, how they was thrilled. And--and the work that Brother Cadle started years ago, still going on.
You know I'd like to have a place liken unto that some time. It's one of the greatest place I've had...?... just how it was fixed, that there's just something about it. I may... I guess I'm temperamental. When I see a great work that someone has started, I have a feeling for that.

E-11 Now, being hoarse, and we've been up in the mountain trying to get to a sick woman, a friend of ours way up in Canada. We was just ready to cross the border when I heard the news that my brother was dying and returned back, and we drove for day in and out and night in and out. We've been ten days setting in that car. So you can imagine how I feeling this morning and...
But I'm thankful to you all again for praying for my brother, 'cause he, looks like, is on his road to recovery again. God giving him another chance, and so I--I thank you, and I'm praising God for all things.
Many big decisions yet to make. The worldwide tour coming up, Africa shining in the face; and places everywhere till I don't know which to turn, everywhere, everywhere. And there's about at least ten or more great outstanding conferences setting right now, and each one calling to go to. I got to make some kind of decision in next twenty-four hours, so--for the next move so pray for me. Pray for me. And I--I need your prayers.

E-12 I hope shutting that fan off didn't bother you all here on the front too much for a minute. I--I've been exposed to so many things in my life of traveling for the Lord and all kinds of conditions, and diseases, and leprosy. And I've hugged lepers, and shook their hands, and--and every kind of a disease, and went into isolation wards and camps and everything around the world nearly, and I--I--I'm not a boy any more. I guess you know that, and I'm getting up towards...
Then I hear Brother Bosworth the other day there almost ninety years old, and he... When I was in Indianapolis, he had a blood clot run into his heart. He had death struggles in his heart, unconscious. Mrs. Bosworth called. I had prayer for him, went over there, and we announced it, and started praying. Next day he called me up and said, "I'd like to be in a meeting with you some time." Then I feel like that here forty-seven years old, I ought to be ashamed of myself but I just... It's just the human part I guess.
Oh, how valuable it is and how wonderful. Nothing like being saved, to being saved, but you don't realize, friends, I'm sure that the devil keeps that away from you as much as he can (he does from me) to realize what the value of a soul is. Did you ever just imagine what it is, and what eternity means, and how long you're going to be that way? Do you realize this is the time when you make your decision for eternity?

E-13 Last Sunday, a week, we had here, I believe I preached on the assurance, the power that God had promised and ordained you and called you before the foundation of the world and put your name in His Book. You had nothing to do with it. God did it. Isn't that wonderful? The Lamb was slain before the foundation of the world and why? It never happened till four thousand years later, but God when He spoke it, He had to do it, 'cause He has to keep His Word, and the same time that the Lamb was wrote down your... You were wrote with Him. Our names were written in the Lamb's Book of Life, not the night we come to Christ, but before the foundation of the world, the Bible said. So that's the assurance, and brother touched on that this morning in this marvelous Sunday school reading.

E-14 Now, let's just read for a Scripture somewhere just for a little... I want... Just something that's on my heart. I just like to speak it for a few moments, and then we'll dismiss and expect the services again tonight.
And now, I got a message on my heart coming down the other day that I want, if God willing, if I'm back here next Sunday morning to bring it to the Tabernacle for the first. Just something that's on my heart of the time I went into a place to eat, and I thought, "Well, am I going crazy? What's the matter with me?" I can't stand these musics and all this here stuff that they have today, these silly women singing, "Down Out of Our Ivory Palaces," and all this. I said, "It must be something wrong with me."
And the Holy Spirit said, "Oh, no. Oh, no." You see the love of the world or the things of the world, the love of God is not even in you.
So I thought, "Well, I don't want to get adjusted then to this world. That's..." And then the Holy Spirit begin to reveal this message to me. I wouldn't have time this morning. I'm too tired. Besides, maybe the Lord willing next Sunday morning if we're still around... I've got some trips to make this week, but if I'm still around next Sunday morning, God willing. Brother Neville will announce it on his broadcast on Saturday, and we'll be in and try to bring this message. And I want to try to bring some with it. It's a Gospel message of the day, hour and season.

E-15 When I predicted six months ago that this was the closing year for America, and we'll see whether it is according to the Gospel or not. This is the time when she's gone. It's either going up or down this year. That's right.
Now, you young children, I want you to bring you a piece of paper and write it in the flyleaf of your Bible that when Brother Branham's done passed on perhaps, you see whether I was right or wrong. See? And you'll know whether the Lord still speaks or not. See?
Now, in Romans the 4th chapter I want to read just for a portion of Word to continue on.
What shall we say then that Abraham our father... pertaining to the flesh, has found?
For if Abraham were justified by works, he has whereof to glory; but not before God.
For what saith the scripture? Abraham believed God, and it was counted unto him for righteousness.
Now to him that worketh is the reward not reckoned of grace, but of debt.
But to him that worketh not, but believeth on him that justified the ungodly, his faith is counted for righteousness.
And may the Lord add His blessings to the Word.

E-16 Now, the little subject if we should call it so, that I wish to speak to you about is "Divine Love" and when Divine love has been projected and comes to its destination, sovereign grace takes its place. See? Now, can you think of that? Now, ponder over it so you get real close now. See? When Divine love is projected and comes to its destiny, then sovereign grace takes over.
Now, it's a--it's a strange thing that how that people... The type of people and what we do in our associations... Now, we all have to face these facts that there is people that you just love to be around, and there's people that's fine people, and you love them, but yet, there's something about the person that you just--you just can't hardly stay around them.

E-17 Now, we want to talk of facts. Now, the reason that is, is because of the atmosphere that the individual himself or herself creates. Because you are a miniature creator, because you're sons and daughters of God. No matter how far you stooped in sin, you're still sons and daughters of God, because you're fallen, degenerated in your soul and mind, but God is your Creator and in your fallen estate you are a lost, undone creation of God dominated by the devil. That's right, but still you're sons and daughters of God.
He's not willing that any of you should perish but all might come to repentance. See? And He's done everything that--that lays possible, for the only God Himself could do this, to give the--the opportunities to the creatures of His to accept and to be what He wants them to be, back in your right estate again.
And no person... Now, here it is and it's pretty sharp. But no person is in their right mental status until they have accepted the Lord Jesus. That's a deep word, but that's the truth. No person is mentally right until they have accepted Christ Jesus as personal Saviour. That sounds... But it's the Bible. Certainly, that is true.

E-18 He is the one, and in your created being... Now, you'll be crazy to the world when you do that, because you have to come out of the atmosphere you're in into this other atmosphere. When you do that, God lifts you right up from the world, and you live in a heavenly atmosphere. See? And then to the world, you're just contrary to what that is. See? And this is contrary to the world. See? Now, what you want to do is be lifted up by Christ into a--an atmosphere to where you are happy, peaceful, and then in there you create a situation... And now many times we in churches... This may seem strange, but if you'll just watch it... Now, this is for the church. It's for the people.
The people get one another's spirit, in the stead of getting the Holy Spirit. You go into a group of people, and you watch the way that a person acts, and--and them kind people that come into that congregation the first thing you know they act the same way. You add, or... You take a good woman and a bad man, and he will either... She'll... He will either become a good man or her a bad woman. In the atmosphere that you live in, you project to your associates what you are.

E-19 Then what type of people ought we to be if we're a Christian? What type of an atmosphere should we live in? In a consoling, soothing, healing atmosphere we should live in, with our hearts constantly in prayer with a deep love for ever person we come in contact with...?...
If I say this to the little churches prayed for me for the world missions, that's my success in praying for the sick. If I can't get right down into the feeling of the sickness with the person, it usually doesn't do any good. You've got to come right down till it's just... and you feel it yourself.

E-20 Here sometime ago an old Mexican man down there on the platform, when he run to the platform, much faith, he fell down and grabbed out his rosary. And I--I told him, "It's not necessary," and through the interpreter, Brother Espinosa. So he raised up. He put his arms around, and he begin going some way. He was blind. I looked at him. I looked at them old wrinkled-up feet, probably never wore a pair of shoes in his life. I looked at my shoes, see if they'd fit him. I'd give him my shoes. He was blind. When I looked, he was a wider across the shoulders. This man weighed two hundred and something I guess. He couldn't have wore my coat. And as he was standing there and the gray hair, I thought of my daddy. I thought, "If daddy would've lived to be about this age, he'd been about the same aged man as this--around sixty-five or seventy years old, and I entered into a love of that man.
The way that I thought, maybe never had a decent meal in his life, maybe he never set down at a table in his life and all this, and then walking around in darkness." Then something come into my heart. God be merciful. He's a man. He's a brother. Then when that strikes, there's something went on. There's a creation moved around, and it--it projected to this person.

E-21 In a few moments I heard him hollering something over my shoulder, and he was hollering, "I can see. I can see." What was it? Divine love, sympathy had been projected by the Holy Spirit into this man, and by that at the end of the road where he couldn't... Nothing could be done, and love had taken its place, and love had met love; then sovereign grace went to work, and God through sovereign grace restored the sight to the man. See?
First you have to enter into that spot. That's the way you have to do to a sinner. Many people pray for sinners. That's all right, but that's not the way to win a sinner. It's your business to win the sinner. You don't win him by praying for him. You win-win--win him by talking to him and introducing to him Christ. That's your business. That's your duty is to win sinners by talking to them, and projecting to them the love of God through the Word of God that wins the sinner...?...

E-22 Someone say, "I never did go to church. I sure like that woman. I like that fellow." See? Because you're winning them. If you stayed home and just prayed for the sinner and never went to contact him, there's very little can be done, but you've got to pray and then go. That's right. Go and do it.
Now, the projecting of this love. Here a few days ago I was listening to a testimony of a---a great plow manufacturer standing on the platform. Well, there set businessmen from around the world, setting on the platform, and this plow man. He got up. He said, "Well, I didn't know why I had to be operated on." I love the man, and he's a great follower of Brother Roberts, my friend and so then...
He said, "When I found out that I was getting sick and having stone trouble--kidney stones... I happened to eat dinner with Brother Oral," and said, "Brother Oral got up, and said, 'Now, brother, I--I see that you're in distress,' so he said, 'I'm--I'm going to pray for you.
And he said, "Well, praise the Lord. I just wanted you to say that Brother Oral," and said, "Oral come over and put his hands on his kidneys, and said, 'I rebuked this kidney stone and to leave this man immediately.'" And said, "When he did it," said, "I got relief." And said, "Just a little while it come back again."

E-23 Said, "I went again to Brother Oral." And said, "He prayed again, and I got relief." But said, "Every time it come back, it come worse." And he said "Then the next thing I thought of, 'If I could go down,'" he said, 'to Brother Branham and could stand before him, and the Holy Spirit would come to him, he would tell me then why that I didn't get healed when Brother Oral prayed for me.'"
So he made his way out, and he come to Louisiana. I was in services there, and I stood before him for twenty minutes. The Holy Spirit was mute, didn't say a thing. I prayed for him, and he said he felt better, and he come on down. Then he went... Getting nervous and excited. He went from place to place. Everybody prayed for him, prayed for him. And he loved the Lord, but finally got to a place, that he was shipped him off to Mayo's. Mayo's looked him over and said, "You got one chance out of one thousand of living. It's set up an infection. Your whole body's poisoned and uremic," and I forget what all. Said, "You got one chance out of one thousand."
So he said, "I took it." He said, "I prayed, 'O God, You know I love You, and I've went to all Your servants." And he took the chance, and they put him to sleep. And said, "When he woke up in the room," he said, "There's a light shining in the room, and the glory of God was all around him, and the doctors was astonished. They come in and said, 'Well, what's happened here?'"
"Why," he said, "I feel like going home." What was it? See, he'd built his hopes upon: "If anything ever happens to me. I'll go to Brother Roberts. If that fails, I'll go to Brother Branham," and yet he loved the Lord Jesus.

E-24 God had to let everything else fail, till laying there on his bed, and even when the doctor said, "We can't do nothing." Amen. When Divine love had come to its end sovereign grace stepped in and took its place. He will do it ever time. If your motives are right, your alternatives are right. If you'll have Divine love and believe, walk forward, doubting nothing, when it comes to look like the end of the road has come, then sovereign grace takes over then.
How I have seen it work. How most within my own life, and not by just a theology, or not by some kind of a--a... somebody else's experience. I'm so glad today that I can talk from a personal experience to know that that is the truth. My own experience, as long as we know the love of Christ is resting Divinely in our hearts, that we've passed from death unto life, all demons out of hell hasn't got a chance of moving it. Even the...?... If you'll continue in that love and faith, it's just like a little baby. You take a little baby out... Show him it's just a little fellow can get it.

E-25 Here's Mrs. Kelly setting here before us. When the drunken soldier, I believe it was, ran into them out there, and she was picked up for dead, and they just put her in the hospital unconscious... When everything had failed, she was...?... And yet with the love of God in her heart she turned over. Went in there that day, and then sovereign grace was projected after Divine love, and here she sets this morning, among us alive today. See, it's something that happened.
When you get to the end of your road, when you get to where you can't move, then it's time God will move in by sovereign grace the thing that you seek. You take a little kid, a little baby. They have little cramps and spasms, and they'll scream, and kick, and holler, and the first thing you know they'll hold their breath, and you'll see a mother grab it, and pet it, and throw it up in the air, blow in its face. Let it alone. There's never been in our medical history one ever died like that. They won't die. He's just having a tantrum. He's trying to get sympathy. He's trying to get some humoring, and it's just a temper spell; and after he gets his temper spell to a place he's held his breath where he can't go no farther with it, then nature steps in, and he relaxes and starts breathing again. All your picking up and screaming just makes hollering and blowing in his face makes him worse.
That's the way it is with us when we travel from church to church, from pillar to post, from healing service to healing service. Glory. Take love and start forward till you get to the end of the road. God will protect...?... When love has met its fill, God's obligated to help. When you've come to your end and man's met their end, then grace takes over. It's God's nature to do so. How I've noticed it, how when I give certain...

E-26 And excuse this personal testimony now for a minute. You've read the book out there that day in Portland, Oregon, when that maniac run to the platform, and was going to kill me. All of you have read that perhaps in the book. What taken place? God sent me to preach the Gospel. That I was doing. Thousands of people were gathered. The streets was standing full and sixty some odd hundred in the inside and it pouring down rain and the people standing there. Their hearts were longing, hungering. That's when no one else was on the field; tinsel was on the meetings, and they'd have to pull you through crowds and everything else and police escort you to get you in.
I'd been to a room and there led two little officers to Christ over in the dressing room, two young boys on the police force in their early twenties. One of their mother's had been healed the night before, and they both bowed there, and I led them to the Lord Jesus.

E-27 Walking out on the platform to speak faith, all of a sudden a maniac who had hit a preacher down the street that afternoon, broke out of an institution, broke his collar bone, broke his jaw. He had a mania to kill preachers. He run in and thought, "This was my chance." Up to the platform he come, weighing about two-fifty or two-sixty, nearly six foot ten inches tall, swinging his hands back and forth. He said, "You hypocrite, you snake-in-the-grass." There I was, God's service in order, people being healed, thousands being saved, and plus ministers inspired. This great revival just in its beginning then and start breaking forth across the world... Setting up there, set T. L. Osborn (Amen.), who has won tens of thousands of souls to Christ, setting there pastoring a church with eight or ten in his congregation watching down out of the balcony.
And that maniac run to the platform to disturb the meeting of the Lord, and he said, "You snake-in-the-grass, you hypocrite, and posing yourself as a servant of God; I'll show you tonight you're no servant of God. And I'll break ever bone in your measly little body." And he run up there and pulled back his big fist to hit me. I turned around. Preachers scattered, everything. Stood and he hocked and spit in my face. He said, "You snake-in-the-grass. I'll show you how a servant much God you are, you deceiver."

E-28 I never said one word. I just looked up at him, and all at once the Holy Spirit, something another... What would you think if a man spit in your face? Why, it was in his temper about to get roused. Sure it would; and here come two cops out, but them two cops...?... with things in their hands to beat the man down to take him off, but I couldn't let them do it. God had brought love in my heart for that mortal being.
I thought, "It's not the man. It's the devil that's got him in that condition. That man could be a normal man. He wants to love and live like other men does, but it's the devil has got him like that." And a love begin to swirl out to that man, and the first thing you know that man dropped and fell across my feet there. When Divine love had been projected, sovereign grace stepped in and took its place. It'll do it every time.

E-29 Here not long ago when... I might've told you this before. Last year--year before last it is now, I was mowing my yard there, trying to get my yard mowed down, round and round. and I had to stop and change clothes, go in and pray for somebody, come out. Well, and my yard was growed up before I... And the back, before I could get the front mowed, it was growed up, and so I...
One day I was back in the back with an old mowing machine a mowing around on it trying this little power mower. And I forgot that there was a nest of hornets in the corner there, and I ran that mower into that. And at the back yard I had my shirt off, no shirt on. I hit that fence with that mowing machine, and with no shirt on, and in a moment's time I was covered all over with hornets. You know what they are--a big nest of hornets. They'll kill you. Great big big fellows just a buzzing...
Oh, I thought... First it scared me. When all of a sudden, something begin to happen. I begin to quieten down, them hornets still buzzing around. Now, if it sounds like a kid, and it sounds like it...?... But Got in heaven knows whether it's truth or not of Whom I stand...

E-30 Then instead of trying to fight, and beat, and smack them hornets, there was some kind of a godly love come up over me and I thought, "Poor little fellows. You got a right to build a nest. That's the way God made for you to protect yourself, and I disturbed you, and I'm sorry that I did it. If I had it to do over again, I wouldn't disturb you. I didn't mean to do it, but," I said, "I'm the servant of the Lord and His sick children have me pray for them. I got to hurry and mow this yard. Now, if you little creatures of God, in the Name of Jesus Christ go back to your nest. I'll not bother you."
And what was it? It was that I prayed, or I could've been stung to death. And the love of God that give me a new heart, the projecting of love came forth, and sovereign grace taken over. What could tell those hornets, peace...?... And every hornet broke his circle...?... and lined up like a military does its soldiers and went right straight back into their nest.
What was it? I couldn't speak to the hornets. I had no way of speaking to them. How could I keep them from stinging me? I was at the end. But I had love. God gave love to those hornets, and I spoke to them in myself, and the Holy Spirit and sovereign grace guided those hornets right back into their nest.

E-31 Not far down the road, where a Guernseys there at Henryville one day, this big old bull out here killed a colored man at Burke's farm out here, killed a colored man. Almost killed that...?... boy the same way, throwed him out barn...?... I didn't know. I was patrolling. Supposed to pack a gun. I didn't have it.
One day crossing out there, I was going to go over and pray for some sick person. I went across that field not thinking about that bull being in that field. And I got way out in the middle of the field, what happened? First thing you know I was out by a clump of bushes this big spotted bull his long horns like that, and he let out a roar. I knew that was that killer. I looked back. I was too far from the fence, about two hundred yards; and he wasn't standing thirty or forty feet from me. There he stood, threw his horns down, let out a great bawl. I didn't have no gun or oak tree to get into. I couldn't go back to the fence.
I thought, "Well, this is the end. Bill Branham, here's where you meet your doom to be mauled to death, going to death out here in the field. And I stood there, but all of a sudden something begin to settle down...?... the glory of God. Something come into my heart right there. I just loved that poor animal. It's not that poor animal. It's the devil that makes it do it, and I only know one thing...?...

E-32 Hear a little I want you to hear it. There's only one thing that will conquer the devil. That's pure, Divine Love. Love will conquer everything. God so loved the world... They conquered the sin question. They conquered the sickness question. It'll conquer the difference in the church. It'll conquer everything there is unrighteous to be conquered. It'll do it if you'll just let it do it.
Friend, when this great animal started towards me, and instead of hating that animal, Brother Mike, I loved him. And I thought, "You are God's creature. Who else could make you but God? And you're laying there peacefully, and I come on your territory with signs up there on the field like they were a part of it. I just cut off my regular territory to go over and pray for a sick man." And there I seen that bull coming, his head just a swaying like that, and he was making for me to kill me; and I knew it, but Divine love begin to come. I thought, "Poor creature. A dumb brute don't know no better. There you lay, and I disturbed you. So now, I am God's servant. You are God's creature. In the Name of Jesus Christ go back and lay down, for I'm on my road to pray for one of God's sick children. Go," I said. "Lay down," and that bull come to me just as hard as he could. No fear. I wasn't a bit more afraid than I would be with Brother Neville setting right here. Just the fear of holy love in my heart.

E-33 What did it do? It created an atmosphere. When that bull run right into that atmosphere, not over ten feet from him, he stopped and throwed his feet out. He looked like right here so defeated with the most meekest look on his face, and turned around, and walked the other way...?... And I passed within five feet.
What is it? When Divine love is projected, sovereign grace takes over at that time. That was the same God that could stop the lions from coming to Daniel, when they come with the...?... and old Daniel standing there wrapped in the robe of love. The lion's run over and laid down. It was peaceful. I tell you, my brother, when God can wrap you in Divine love, there's peace in the valley for you then. There is...

E-34 Here some time ago I was coming up from over in Dallas, Texas. I was flying by plane, coming home. We'd had a meeting over there, and on my road, got into a storm, and the plane was forced down at Memphis. And while I was in Memphis they put me up over there at that Peabody Hotel, oh, great swanky place. I kinda felt so out of place. I was up there that night, and stayed all night.
They called me the next morning, and said, "Reverend Branham?"
Said, "Yes."
Said, "The limousine will pick you up now at exactly seven o'clock. The plane will leave at seven-thirty."
I said, "Thank you, sir." Hung up. I got up, prayed, and I thought, "Well, I got time maybe to run to a post office box. Got some mail here I answered last night. I got up and started down the street, going down the street singing:
There are people almost everywhere,
Whose hearts are all on flame
With the fire that fell on Pentecost,
That cleansed and made them clean;
Oh, it's burning now within my heart,
All glory to His Name!
I'm so glad that I can say I'm one of them.

E-35 Going down the street with a bunch of letters in my hand, going towards the post office, I felt something strange. You know what I'm talking about, don't you? Just like everything just settled down... Oh, what a feeling. I thought, "Oh, my, isn't this wonderful?"
Now, Doc used to sing a little song, "Let Me Walk With The Heavenly Dove, Fill My Way Each Day With Love." I used to think of that and this love begin to poured out, a extra. We got love, but we need the abundance of love, the overflowing of love. You say, "Well, I love sinners." But oh, brother, sister, do you love them well enough to go out and talk to them and woo them to Christ? See what I mean?
You say, "I love the Lord, but can you trust Him with the doctor shakes his head? Can you trust Him when everything else is gone? You need an overflowing baptism of love, Divine love. When it seems like when you pray and your prayer is not answered, do you still love Him? Is there something that keeps purging you on. That's God's sovereign grace has to take over. It's got to. It's God's nature. God can't do nothing else but do that.

E-36 When God seen the sin of this world, and seen that man was dying without hope and could not be saved, and yet He knowed that man would love Him, it--it strained God, and it proved His nature. God's nature is love. God is love, and it strained God's nature until He had to provide a way of escape for those who want to escape. And He sent His Son to the world made in the likeness of sinful flesh to bear our sins and sickness to Calvary. God did it.
The love of God going out called for sovereign grace. And God never said, "If you'll do it... If you'll do this, I'll do this." God, without any conditions He sent He His Son to die in your place and settle the sin question. Had nothing to do with what you think about it. God did it anyhow. Amen. Divine love, when you're strained sovereign grace has to take its place. That's all there is, when Divine love just sets at the right place.

E-37 Listen closely. That morning when I got out of the plane... I got out of the hotel, started walking down the street. I was going along singing. All at once something begin to pour down on me, a great shower of love. I thought, "Oh, if I could just only... Oh, I believe the way I feel, if I could just see somebody to pray for." That's the way you feel. When there's something in your heart pouring...?... The other day... May I stop just a moment again?
The other day little Sarah got sick. When we started off, oh, it was so hot, and I'd been up every night, getting about two hours sleep. Delegates from all over the different parts of the world, had to meet this one, and that one, and praying, preaching three times a day. Oh, wore out... I was just going, and then I'd got out, and I had...?... drove a few miles out of the city. And I was supposed to be there early of a morning, and I had to lay down on the side of the road and sleep. Lay down a few minutes and got up and started again. And I just couldn't hold my eyes open trying to plow on to get to this woman across a hot, burning deserts of Nebraska.
Going through there, and I thought... Oh, my, little Sarah just a heaving and a gagging. Poor little thing had been sick all night. The next morning she was so sick, we just had to stop the car, and she was white in her face. And--and I was so tired and wore. I thought, "O God, oh, this situation is terrible? God, looky here. I--I can't drive. I'm so tired, and I've been out yonder with your people trying to do the best I could, and little Sarah's so sick." Well, we went...

E-38 And I went over there and put my hands on her. I said, "Dear heavenly Father, You give me this child. This is Yours. I only raised her." I laid my hands upon her. Something begin to move down in my heart. That ended the vomiting. She never vomited once more from that day till this.
The second day Becky started real sick like a virus and vomiting. The little thing vomit all night. The next day Meda said, "We'll get them Pepto-Bismol." Poured out a couple of spoons and give it to her. The little thing just vomited it right up. We got into the Tetons. When we hit out of the hot country starting up, she wanted to see the beautiful mountains. She couldn't do it. She was so sick.
I said, "Honey, look here. I want to take... Daddy wants to take your picture so we can see the mountain there."
She said, "Oh, daddy. I feel like I'm dying." And so we give her another Pepto-Bismol. We offered prayer that morning.
Said, "Lord, have mercy." And oh, that didn't do no good. So got up there, and I got her out. I said, "Honey, get out in the fresh air." Cold, she had a little jacket on, snow laying around on the ground. So I got out and she was trying. She said, "Yes, daddy." [Brother Branham illustrates--Ed.] And the water just come out of her little mouth. I looked, and her little eyes setting back, and her mouth just as white around it as it could be. I walked over there and looked up towards the mountain. I said, "I'm look unto the hills; from whence cometh my help. My help cometh from the Lord." So all at once something begin to purge down in me. Oh, I wish I could have it all the time. I walked over there to the side of the car, opened the door, I said, "Look at your daddy, honey." Oh, my, that settled the vomiting for...?... though. Five minutes from then she was running around playing with Sarah. What is it? When Divine love is projected, sovereign grace takes its place. It has to.

E-39 Down the street that morning, walking in Memphis, back to my story. But walking down the street in Memphis I was singing to the Lord, and all at once something said, "Stop." And I stopped. All at once It said, "Turn and go back the other way." Well, that was towards the river.
I thought, "Oh, my." I walked through a part. I thought, "Well, I just... Something I just..." You know, you're impressed, you know, a lot of times, and a lot of times people make mistakes by following impressions instead of Divine leadings. So I just started on. I thought, "That was just... that I felt. And there, oh, farther I got, the worse it got. I stepped up in a little side place, looked around at some fishing things, laying there. I thought I'd act like people passing by. I was looking at these fishing things, when I got alone...?... called and left the walk, the group from where the light turns. I said, "Kind heavenly Father, what were You wanting me to do? Was that You moving on my heart? I just feel like I'm bursting on the inside." Just something pouring out...
Something said, "Turn and go back."
I said, "Where to?"
He said, "Turn and go back."

E-40 Don't make any difference where to. Just keep on going. I turned and started walking back down the street. I walked. I looked at my watch, it still urging me. It past time. Went a little farther, past time, getting pretty near eight o'clock, I thought, "Oh, my, my, my." I'd done got way back down where it was kindly like colored houses, a lot of little colored houses down there, way down.
And I was walking along there. The sun was way up high then, early spring, clouds all gone. I thought, "Well, I missed my... I--I--I missed my plane," but I thought, "O God, it's all right if I missed the plane just as long as You--You... Where You lead me to, Lord. I don't know where You've taken me. Where am I going?" None of my business, just keep on walking.

E-41 I just walked on; after while I looked hanging out over a gate like this, there was a typical old Aunt Jemima hanging across the gate, and her big, fat cheeks. Had a man's shirt wrapped around her head like this and tied in the back. I was walking along like that, and I got up to her, tears running down her big, fat cheeks like that. She looked over at me, said, "Good morning, parson."
And I said, "Ma'am," said, "good morning."
She kinda grinned and looked at me, tears in her eyes. I thought, "She called me 'parson.'" That's what they call a preacher in the south, you know. And I said, "How did you know I was a parson?"
She said, "I knowed you was coming."
"What?"
She said, "I knowed you was coming."
I said, "I don't understand, auntie. Would you tell me?"
She said, "You know. Did you ever read that story about the Shunammite woman who didn't have any children, and she asked the Lord to give her a child," and said, "and Elisha come and blessed her, and she got a child?"
I said, "Yes, ma'am. I remember that."
She said, "I's was that kind of woman." Said, "I didn't have any children, and I prayed to the Lord; and I told the Lord if He would bless me, and give me a child, then I would raise it for Him." And said, "He give me a child," and said, "I've washed over the washboard (There was a little old haunt there on the side.)" said, "I've washed over the washboard and raised this child."

E-42 And she said, "When he big, parson, he--he taken wrong road," and said, "he got out with the wrong company, and he's laying in here dying." And said, "The doctor man was here day before yesterday when he went unconscious and said he could never do no more for him. They'd give him 606, Salvarsan, and everything else, mercury and penicillin. Nothing..." Venereal, syphilis...?... valves out of his heart. And said, "There's nothing that can be done for him." And said, "He was laying in here a dying." And said, "Oh, Lord, I didn't want to see my baby die like that." And said, "I--I--if I could just hear him say that he was saved..." And said, "I prayed, and I prayed for two nights." Said, "This morning about three o'clock," said, "the Lord put me to sleep kneeling on my knees." Said, "I dreamed a dream, that I saw a man come with a light suit on, wearing a little hat, western hat set on the side on his head." I said, "Lord, I was the woman, but where's Your Elijah?"
Said, "Here comes..." Said, "I got right up out of that bed, and I've been standing right here ever since waiting for you."

E-43 That's the way I'd...?... just exactly. Oh, brother, when Divine love is projected... That mother with her baby, nearly a hundred and eighty pounds, but he was still her baby, laying dying in disgrace. No matter how disgraceful he was, it was her baby. She loved him. That's a mother's love. No matter how much disgrace he'd brought; she still loved him.
And if you can't forget your baby, no matter what done, how much more can God not forget you. He said, "Your names are engraved on the palms of my hands. A mother may forget her suckling babe, but never will I forget you." No matter what you done, how far back you've gone, how much you've got into, God still loves you. God loves you; keep the...?... moving on. Don't worry...?...

E-44 Then she said--she said, "How I just couldn't do it?" And she said, "Parson, I dreamed a dream, and I saw you coming," and said, "when I looked down the street, and I saw that little light suit and that little hat, setting up on the side of your head," said, "the Spirit said to me, 'There he is.'" She said, "Won't you come in?"
And I thought, "O God." I thought, "Maybe this is where You led me to. This is the reason I was supposed to come. I didn't know. I opened up the gate, and it had a chain and plow point on it. I don't know whether you ever seen one or not. I opened up the little old door and went in.

E-45 Brother, I've been in king's palaces. I've been in the richest homes there is in the world. I've been in some that's multimillionaires worth twenty--as much as twenty-eight million dollars. I've walked on their rugs, when it was chenille from one side to the other, when I could lay down and sleep easy on the doormat in the lovely homes, but there wasn't even a rug on the floor, and a little old poster iron bed setting there...?... little old blanket pulled up over this boy and a sign on the door "God Bless Our Home." I knowed I was in the presence of a Christian home. I knowed I was somewhere where a call was made, not no pinups on the wall, not no vulgar pictures, but the Bible laying open on the little old marble top table laying there. And a big boy laying there in the bed, covers in his hand going, "Ummmmm, Ummmmm. [Brother Branham illustrates--Ed.]"
I thought, "Oh, my." Felt of his feet; it was sticky and cold. Death was on the boy.
And he kept saying, "Oh, so dark. It's so dark."
And I said, "What's he talking about?"
She said, "Parson," said, "him been thinking for a lot of the...?... days now, that he is out on a big sea, lost." Said, "He don't know where he's going." And said, "I was hurting in my heart." Said, "He's going away, and he's lost out on the sea, and he don't know where he's going." Said, "Parson, I've prayed. I've done everything, I've done everything. I don't want him lost, parson. And said, "Last night I was praying."

E-46 I said, "Auntie, what's wrong with the boy?"
She said, "It's a venereal disease. The doctor man done said he is dying, nothing more can be done." And said. "He unconscious. He's been lost on the sea for two days." She said, "Will you pray for him?
I said, "Auntie, my name is Branham. Did you ever hear of me?"
She said, "No, sir. I don't believe I ever did, parson."
I said, "Well, I'm going to tell you a story." I said, "My ministry is praying for the sick."
She said, "It is?"
I said, "Yes," and I said... Told her about the plane coming down and everything.
And she said, "Is that the truth, parson?"
I said, "Yes."
She said, "Well, I knowed He wouldn't let me down."
I said, "You offer prayer, auntie." And she got down there, and you talk about a prayer. Oh, brother, how that old saint could get a hold of God, and there she prayed till the tears rolled out of her eyes.
I looked up and he still going, "Ummm."
And I said, "Now, auntie, I'll pray. You enter along with me." I put my hands over on his feet; I said, "Heavenly Father, my plane's done gone as far as I know, and here this boy's mother was crying for her baby; and as far as I know this is where You led me to. I pray that You'll be merciful to him."

E-47 And just about that time I heard him say, "Mammy. Oh, mammy."
She raised up and wiped the tears out of her eyes. She said, "Yes, honey. Mommy's baby feeling better?" Begin to pat him on the head...
He said, "Mama, it's getting light in the room. It's getting light in the room." Sovereign love, and Divine love had been projected to the heart of God. Sovereign grace had to answer in its place.
I think that the poor mother a holding on with her prayers to God, and all of this, and then what happened? God in His grace, God in His mercy would bring an airplane out of the sky and hold it on the ground. The anchor of a heart of a poor ignorant colored woman. When Divine love has been projected, no matter how poor she was, how black she was, how yellow she was...?... she was. When Divine grace is projected, sovereign grace has to take its place. And that love of that old mother there how she cried.

E-48 And the boy a few... About two years after that I went down, and had been on the train going down. I got off, and went up there to get me a hamburger. They wanted about seventy or eighty cents for it on the plane, and--on the train, and I could buy it for about twenty cents in the little stand. I got off the train and started down. There was a redcap said, "Hello, Parson Branham."
I looked around, and I said, "Good morning, son."
Walked over and said, "Don't you know me?"
I said, "No. I don't believe I do."
Said, "You remember about a few years ago when you come down and prayed for me and my mammy."
I said, "Are you that boy?"
He said, "Yes, sir, Parson Branham." Said, "I's not only healed, but I's saved now. I's a Christian."
Sovereign grace... Yes, sir, brother. I'm telling you; when grace... When God sees love projected, grace has to take its place.

E-49 A few weeks ago at my house, and you remember. Many of you know when that old opossum, laying across there. And this young girl down here had drowned her baby; and when God gave her a baby, and she didn't want to raise him. She wrapped it in a blanket, and throwed it out there, and drowned it in the river. I said, "That is a mother that's lower than a dog. An animal wouldn't do it." And that the sovereign love of God will--could be projected to an animal, how much more can it be projected to a man or a woman. That's right.
And this old mother opossum making her way up that lane. You know the story, and how she come in and laid there at my steps for twenty-four hours, me not even knowing nothing about it. Brother Wood and them, setting back there and Sister Wood with mercy for the thing, said, "Brother Branham, why do you let it suffer, and them poor little baby opossums drinking that old milk from her and her laying there dead." Said, "Why don't you kill them, Brother Branham or destroy the old mother?"
She wasn't quite dead. She was... You could punch her and she'd--you'd get a move out of her. And there she laid there all night.

E-50 And the next day little old Becky there, she come out. She said, "Daddy..." Oh, it was at morning about daylight. She said, "What are you going to do with that opossum, daddy?" Said, "I just been thinking about it all night."
I said, "So have I, Becky." I went down in the room. I said, "Go on back and go to bed, honey. It's too early for you to get up." I'd set out there in the den room, and I thought, "Well," begin to rub my forehead. I thought I had to do something for that old opossum. I don't know what to do."
Then I heard a voice, insomuch, that I wasn't even expecting it. Right there where them apples come down that morning for Brother Hall when he was healed with cancer, there where the sick and afflicted's been healed, I was setting in the little den room. I heard a voice say, "I sent her to you. She's laid like a lady for twenty-four hours for her time to be prayed for, and you've never said a word to Me about it."
I said, "Well, I didn't even know it." I said, "Well, You mean that You--You sent that opossum there?" I thought, "What's the matter with me? Am I talking to myself?" I caught myself talking back to Him.

E-51 I walked out there where Becky was still looking through the door. I walked over to where that old opossum there, and dew all over her and everything else. I said, "Heavenly Father, if You sent that poor ignorant opossum, if You sent her here, somehow I'd put in my heart a love for her, being a mother, that I couldn't kill it, couldn't kill her babies. And sovereign grace to teach a lesson to people, that they ought to know, has brought her here. And God, I pray in Christ's Name that You'll heal her."
And that old opossum with her legs blowed full of maggots and so dragging it behind her, and swelled twice its size, stood upon that leg, and picked up those babies in her pocket, walked down through there just as normal as any beast you ever seen walk to the lane, as if to turn around and say, "Thank you, kind sir." And so far as I know, they live happy with her babies today. Why? When Divine love is projected, sovereign grace takes its place.

E-52 My brother, sister...?... only got one thing to do in your life: That's love the Lord your God with all your heart, with all your soul, with all your strength, with all your mind, and believe ever Word He said is the Truth. And when you come to the end of your road, where you can't go any farther, then Divine, sovereign grace will be projected. How could I talk, here laying yonder, when Mayo Brothers had give me up, setting on the side of the porch, over there, with Brother Cox setting by me. Wanted to know what...?... I couldn't even stand it any longer, but...?...


Up