Сверхзнамение

Другие переводы этой проповеди: Суперзнамение - VGR
Дата: 59-1227M | Длительность: 2 часа | Перевод: Вильнюс
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Сверхзнамение / A Super Sign

Сверхзнамение

1 [Брат Невилл говорит: “…привилегии, которым Бог нас удостоил через твоё служение и любовь. Мы сейчас хотели бы хоть как-нибудь выразить это, подарив тебе этот небольшой подарок”.—Ред.] Спасибо, брат Невилл. [“Да пребывают на тебе Божьи благословения, дорогой брат”.] Большое спасибо, брат Невилл, и спасибо, церковь.
2 Только не знаю, что именно внутри. Но я от всего сердца ценю, насколько вы мне дороги, и всё, что вы для меня сделали. И если бы не вы, то не было бы и меня. Если бы никто не верил в то Послание, которое Бог даёт мне проповедовать, то не было бы толку проповедовать его. Мы обязательно должны работать вместе с обеих сторон. Так что я очень это ценю.
3 У нашей церкви, среди нас здесь, всегда было некоторое чувство юмора. Когда я зашёл буквально несколько минут назад через заднюю дверь, кто-то передал мне свёрток и попросил меня выйти на платформу и подарить это брату Невиллу. В знак моего чувства признательности к нему и общения этой церкви и того, как он был дорог нам в этом году, являясь пастором в прошедшие годы, с надеждой и молитвой о том, что он дальше будет нашим пастором ещё много лет в будущем, вручаю тебе, брат Невилл, подарок от себя и церкви.
4 [Брат Невилл говорит: “Всем большое спасибо. Благословит вас Бог. Я воистину ценю доброту и помощь, оказанную мне со стороны каждого человека из этого собрания. И я в это утро воистину чувствую глубоко в душе, что каждый из нас до единого глубоко признателен брату Бранхаму за то, что он и его служение значит для нас. И я усердно молю, чтобы Бог дал ему успех и благословил его, когда он дальше будет ездить для Господа в этом году. Большое спасибо. Высоко ценю это. Хорошо”.—Ред.]
5 Детки. Хорошо, думаю, что детишкам теперь нужно расходиться по своим комнатам. [Брат Невилл говорит: “Да-да”.—Ред.] И смотрите, девочки и мальчики, ведите себя сегодня там в комнате хорошо, потому что после служения, мне кажется, похоже, для вас тут осталось кое-какое угощение.
6 Теперь обращаюсь к взрослым: поскольку вы видите, что количество нашей молодёжи сильно возросло, то мы ждём не дождёмся того времени, когда у нас будет новая церковь, где мы сможем разделить эти классы.
7 У нашей сестры Арнольд, конечно, их целая охапка, не горсточка, а целая охапка. И моя дочка говорила мне, она сказала: “Папа, сестре Арнольд очень трудно”. Она сказала: “Ведь она говорит с нами на понятном нам языке, а потом малыш что-нибудь натворит, и ей приходится прерываться и ставить его на место”. Видите? Так что одной женщине тяжело справляться с таким классом. Поэтому мы ценим её и её замечательное сотрудничество, что она делает всё возможное во время этой нужды. Да благословит её Господь.
8 Так вот, мы надеемся, что когда-нибудь в скором времени, если Господь позволит, у нас будет красивая большая скиния, где у нас будут разные комнаты для классов воскресной школы. У малышей будет фланнелграф, и напротив кафедры, на таком подъёме, будет детская за большим стеклом, и там обученная сиделка будет заботиться обо всех малышах. На служении не будет никто мешать хождением или топаньем. Эти малыши непоседливые, они не понимают. Это нам надо их понимать, а нас они понять не могут. Так что будет помещение, где, я считаю, всё у нас будет проходить именно так, как Господь и хочет. Ничего роскошного у нас не будет, просто красивая церковь. Мы ждём этого с нетерпением.
9 Так вот, что касается нас с братом Невиллом, я только что пришёл к выводу, что это костюмы. Не знаю, брат Невилл. [Брат Невилл говорит: “Да, или что-то в этом роде”.—Ред.] Я думаю, что костюмы. Я не уверен, потому что мне эта коробка похожа на костюмную. Тебе тоже так кажется, да? [“Да”.] Хм-хм. Или это костюмы, или пальто. И я… Они обе выглядят одинаково, так что это говорит о том, что здесь нет лицеприятия. [“Аминь”.] Так что… Пальто у меня есть. И я знаю, что они… Это не пальто. Так что это… У тебя тоже пальто есть, так что это, должно быть, костюм. И это просто… Мы действительно так высоко это ценим! [“Аминь!”]
10 И я уверен, что как пасторы, пастухи… Слово пастор означает “пастух, пасущий овец”. Я уверен, что мы благодарны вам, каждому из вас в отдельности, потому что благодаря вашей доброте и вниманию, и деньгам нам сегодня утром смогли сделать такой подарок. И по Божьей благодати мы обещаем, что будем вашими пасторами, будем делать всё возможное, чтобы вести вас в правильном направлении. Может быть, иногда мы говорим что-то так, что, может быть, трудно понять. Но мы только делаем это как проводники, стараясь провести вас к тому Месту, чтобы при воскресении вы нас высоко оценили. Ведь мы не считаемся с самими собой, не придумываем, когда проповедуем вам, не свои собственные мысли излагаем, но стараемся делать именно так, как побуждает нас Святой Дух. И к этому мы…мы и стремились, и мы до сих пор стремимся поступать так же, что касается нас с пастором.
11 Мы рады видеть солнечный свет. Док, мой брат, только что говорил, что отправил сообщение брату Фрэнки Уэберу во Флориду, написав: “Не только ты можешь выйти в Рождество на улицу и мыть переднее стекло машины в коротких рукавах”. Он тоже так делал, так тепло! Ну, вы знаете, что Флорида…солнечному свету надоедает всё время смотреть на Флориду, поэтому он должен появляться в Индиане и проверять, как тут у всех идут дела. Как вы думаете? Так что мы очень рады, что он нанёс нам визит в это утро, по крайней мере, на несколько минут.
12 Но больше всего мы благодарны за Божий Свет Сына, Который даёт нам сияние вечного блаженства.
13 Наверно, этот паренёк, который только что вошёл, хотел бы посидеть со своим родителем. Или там в конце, мальчик, идёт урок воскресной школы, если ты хотел бы туда вернуться. Брат Тейлор, пожалуйста, проводи этого маленького джентльмена в класс. Вот и хорошо. Иногда им хочется побыть со своими, знаете. У них что-то общее, о чём им нравится говорить. А так оно и есть.
14 Двенадцатилетняя девочка… Как я часто говорил, если вы увидите, как восьми, девяти, десятилетняя девочка всё время крутится вокруг бабушки, что-то не в порядке. Понимаете? Они… Что-то не в порядке, потому что у них слишком большая разница в возрасте. Вы можете себе представить, чтобы у бабушки всегда где-нибудь под рукой был кулёчек с конфетами? А у этой сестрички большие глаза заблестят при виде кулька с конфетами. Ведь обычно им не о чем говорить, разве только она может её побаловать и понянчиться с ней. Но так оно и есть, и мы рад, что так оно и есть.
15 И тогда я делаю это утверждение…сделал его однажды в проповеди об агнце и голубе. Видите, у них есть что-то общее. Им есть о чём поговорить.
16 Масонам в масонской ложе есть о чём поговорить, у братьев в масонской ложе, у братьев в ложе “Чудаков”. Немцам есть о чём поговорить с немцами, о родине, когда немцы здесь встречаются друг с другом, если кто-то приедет из родных мест. Итальянцам есть о чём поговорить.
17 И христианам есть о чём поговорить. Вот почему мы собираемся в таких местах, в Небесных местах во Христе Иисусе — потому что мы граждане одной Страны. Мы — пилигримы и странники здесь для этого мира. Так что мы любим собираться вместе утром в шаббат и на молитвенные собрания, собираться вместе, потому что у нас есть нечто общее. Нам нравится говорить на общие темы, которые мы любим обоюдно — о Господе, о Его делах. У кого-нибудь от чего-то пламенеет сердце, Господь исцелил его, и он просто хочет рассказать о себе: “Видите, что совершил Господь?” Кто-нибудь получил большое благословение, и ему хочется пойти в церковь и поделиться этими благословениями с другими. Видите, вот почему у нас есть что-то общее.
18 Мне кажется, что сегодня акустика в церкви стала лучше. Мне так кажется, я не уверен. Здесь такое эхо.
19 Но я очень рад результатам пробуждения на прошлой неделе. Понимаете? Оно взбудоражило не только местных, но и в других местностях в округе, мы получали от них известия, что Господь был благ. Так вот, если люди просто сожгли за собой старые мосты, всё подготовили и вошли в Господа, готовые получить благословения; если это произошло за такое короткое время, то что было бы, если бы мы продолжали дальше? Видите? Так что давайте не дадим этому угаснуть. Надо всё время дальше засыпать побольше материала, пока дымовые сигналы не будут видны по всему миру, что Иисус Христос жив, и в наших сердцах горит огонь.
20 После того как я заново посвятил себя самого и моя жена тоже, и так далее, мы заметили, что дома всё сильно изменилось. И мы не такие нервные, какими были раньше, не дёргаемся, не нервничаем: “Мы тут не успеем и мы там не успеем”. Мы просто спокойно берёмся за дело и успеваем сделать больше дел.
21 Итак, наступает Новый год. А мы против того, чтобы начинать всё с чистого листа, мы только за то, чтобы сжечь старые листы. Так что оставайтесь посвящёнными Богу на протяжении будущего года, мы не знаем, что совершит для нас Господь.
22 Но мы благодарны за каждого из вас. Я очень благодарен Богу за каждого члена Тела Христова повсюду. И в разных стадиях веры, неважно, насколько люди могут быть со мной несогласны, я всё равно благодарен, что кто-то… Даже если бы я думал, что они немножко заблуждаются в Писании, при этом стараясь ревностно отстаивать то, во что они верят, я, конечно, был бы готов проявить терпение к этим братьям, а они были бы терпеливы к моим ошибкам и прочему, потому что никто из нас не совершенен.
23 Но в одной из вечерних проповедей на днях я говорил о том, что Бог разделился в Пятидесятницу на распутье времён, точнее, на конференции, где нужно было принять решение: “Какой Церковью будет эта новая христианская Церковь?” Для этого и проводится конференция. И мы видим во 2-й главе Книги Деяний, мы видим решение: какой будет Церковь, какого типа будет Церковь, какой будет Церковь, какой будет реакция Церкви, когда она примет Христа. Я это люблю. И я ревностно подвизаюсь за эту Церковь, которая когда-то была учреждена в день Пятидесятницы. Так вот, она была странной тогда, она странная и сейчас, и она…пока на земле грех, и нужно вести бой, она будет странной для наших противников, однако мы ревностно подвизаемся именно за те драгоценные дела Божьи, которые Бог для нас совершит.
24 Так вот, объявления, наверно, брат Невилл уже сделал.
25 А на этой неделе буду дома молиться и искать Господня лица, потому что в наступающем году с помощью Божьей, если Он только поможет мне, я хочу ещё сильнее включиться в битву, как никогда раньше во всей своей жизни. И, вероятно, большую часть этого года я проведу на заграничной ниве: на Гаити и на островах, и в Южной Америке, Африке, Азии, Индии и в Скандинавии. И все эти решения нужно принять на этой неделе, если Господь позволит. Поэтому, если я чувствую побуждение сделать что-нибудь или куда-нибудь поехать, значит, Господь послал меня на это.
26 А когда я схожу с трапа самолёта и ступаю на ту почву, вижу, как подходит человек и говорит: “О-о, такая-то деноминация отказалась, эти сделали то-то, или то-то пошло не так, или у нас не получилось то-то, или власти говорят, что нам нельзя проводить собрания”, — тогда мне хочется встать: “Но я приехал во Имя Господне”. Видите? Тогда я знаю, что это дьявол.
27 Понимаете, не то, что: “Допустил ли я ошибку?” Я под водительством. Тогда можешь стоять и тянуть лямку, и включиться в битву.
28 Так вот, прежде чем мы откроем Книгу или попросим Бога открыть Её нам, когда мы будем Её читать, я хотел бы сказать, почему в это утро я выскажу церкви эту проповедь. Это моя рождественская проповедь для церкви, это…если Святой Дух поможет мне высказать моё убеждение по этой теме. Так вот, неважно, как хорошо это расписано в Писаниях, и насколько человек это понимает, он должен полагаться на то, что Святой Дух донесёт это до людей. А Рождество только что прошло, вы уже наслушались разных рождественских историй и рождественских проповедей на радиопередачах, и прочего. Это будет довольно уникальная рождественская история, однако Бог положил мне её на сердце.
29 А теперь давайте на минутку склоним головы в Его Присутствии и в тенях Его правосудия и попросим милости.
30 О Боже, наш благословенный Спаситель и Отец, мы приступаем к Престолу милости Твоей. Во Имя Господа Иисуса, Сына Твоего, мы в смирении предстаём в это утро, чтобы вознести к Тебе молитвы наши и благодарение наше за всё, что Ты совершил для нас. Особенно за эту прошлую неделю, когда в сердце люди алкали и постились, и Святой Дух благословил их, совершил среди нас великие дела! Больные были исцелены, и Бог явил Себя, что Он жив и любит Свой народ.
31 А Слова пророка до сих пор настолько истинны, когда он изрёк Слова Господа Бога, сказав: “Если люди, наречённые Именем Моим, соберутся вместе и помолятся, тогда Я услышу с Небес”. Эти Слова настолько же истинны, как и в тот день, когда они были впервые высказаны. И мы увидели, что это так, Господь. Теперь прости нам, мы молим, все наши грехи, всё наше неверие, что и есть грех.
32 И мы молим, Господь, чтобы Ты восстановил нам ту веру, которая когда-то двигала той первой Церковью. Не просим лёгкой и беззаботной жизни, но просим только милости Божьей и Его Присутствия, и чтобы нас сопровождали Его благословения. Толи на этой ниве, толи на ниве за морями, толи в роскоши, толи в беззаботной жизни, толи на передовой, где бы то ни было, Господь, Твоя малейшая воля вызывает у нас чрезмерное желание служить Тебе. Только проясни нам её, о Господь, чтобы мы не сбились с пути, потому что мы живём в тёмном и ослепшем мире, среди грешных ослеплённых людей. Поэтому прочисти нам путь, Отец, и веди нас, как Тебе угодно, овец паствы Твоей.
33 Пусть Пастырь паствы сладостно и смирённо ведёт Свой народ, а мы в это утро ждём от Тебя утренней проповеди. Пусть Святой Дух ясно проговорит к сердцу каждого, и дай нам мельком увидеть то, о чём говорил пророк, и при этом потом пережить славные благословения Присутствия Божьего в подтверждение каждого Слова. Мы просим об этом во Имя Иисуса, Твоего Сына, нашего Спасителя. Аминь.
34 Я хочу попросить в это утро слушателей, у кого есть Библии, если они желают прочитать со мной Писания или следить, когда я буду читать: пожалуйста, откройте Книгу Исайи пророка Исайи, 7-ю главу. Я хотел бы прочитать отрывок из этого места Писания. 7-я глава Исайи, мы начнём с разговора Бога с Ахазом в 10-м стихе:
И продолжал Господь говорить к Ахазу, и сказал:
Проси себе знамения у Господа Бога твоего: проси или в глубине, или на высоте.
И сказал Ахаз: не буду просить и не буду искушать Господа.
Тогда сказал Исаия: слушайте…дом Давидов! разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего?
Итак Сам Господь даст вам знамение: се, дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил.
Он будет питаться молоком и мёдом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать…избирать доброе;
Ибо прежде нежели этот младенец будет разуметь отвергать худое или избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями…
35 Если бы я стал называть отсюда тему, чтобы извлечь контекст, я хотел бы использовать такое слово: “Сверхзнамение”.
36 Когда у нас самая тёмная ночь и в такую ночь, кажется, иногда бывает так темно, что мы даже не видим перед собой руки, именно в такое время разветвлённая молния сверкает ярче всего. Она посылается нам, чтобы показать, что в темноте может быть свет.
37 Это происходило во времена правления Ахаза, нечестивого царя. И если вы заметили, Господь обратил это послание не к Ахазу, а к дому Давида: “Слушайте, дом Давидов! Это будет знамением”, — потому что они воевали, братья против братьев, и, казалось, это было в самый тёмный час странствования и паломничества Израиля. Но Бог прогремел через пророка вечным знамением.
38 Так вот, знамения… Зачастую у людей бывают знамения, и мы живём в мире, в котором полно знамений. Человек пытался достичь определённых знамений. Человек пытался через свои научные исследования, посредством своих достижений, создать знамение, которое было бы выдающимся или было бы памятью о его интеллектуальности, о его величии или о его выдающимся уме. Он пытался это сделать на протяжении многих лет.
39 Например, умы мирового судостроения чуть меньше сотни лет назад решили, что они такие умные, что могут дать миру знамение своего искусства, что они могут построить себе корабль, который не может потопить ни одна волна, какой бы она ни была большой. И этот корабль они назвали “Титаник”. Для этого мира он оставил долгую память о достигшем совершенства великом искусстве кораблестроения, что они могли показать миру, что этот корабль невозможно потопить.
40 Так что безопасность полностью опиралась на интеллект строителей, на их речи и разговоры, и научные доказательства того, что этот корабль непотопляем. А когда людям так преподносят, похоже, они полностью уверены в том, что всё будет в порядке, раз уж научные исследования гласят, что всё нормально.
41 И вот они пересекали океан на этом корабле, отправившись в плавание, и стали настолько уверенными в том, что ничто не могло им навредить, что они закатили большую пьяную вечеринку. И все женщины и мужчины на борту или (может быть, я сказал бы) многие из них напились; даже говорят, что даже рулевой и капитан, и все они. И оркестр загремел джазовой музыкой, а на то время это было самое ходовое, как у нас сегодня рок-н-ролл, потому что они были в безопасности, они были на корабле, в виде которого люди показали миру знамение своего интеллекта, гласившее: “Этот корабль выстоит при любой волне и в любом море”.
42 Но пока у них шла вовсю эта пьянка, корабль стал погружаться в туман. И один из капитанов сказал: “Мы должны проверить двигатели”. Но главный по званию сказал: “Полный вперёд! Мы должны прибыть в порт по такой-то причине”. Когда корабль стал погружаться в туман, как будто он контролировал ситуацию, внезапно он столкнулся с глыбой льда и он пошёл ко дну.
43 И нам сказал поэт, написавший такую песню: “Сильной рукой Бог смог показать, что этот мир не может устоять”.
44 Это великое достижение ушло на дно морское с сотнями сотен пьяных людей на борту. Из этого просто ничего не получится.
45 Покойный Адольф Гитлер дал немцам знамение того, что он — гений, что он хорошо разбирается в военном деле. Не то, что дискредитирую его, он действительно хорошо в этом разбирался. Но он заверил немцев, построив так называемую линию Мажино или линию Зигфрида, где он залил миллиарды тонн бетона и стали. Он показал свою уверенность в них, перенеся свой штаб на передовую, где под землёй работали рестораны и разные заведения, куда они залили миллиарды тонн стали и цемента. Какой бы ни был ход событий, Германия была защищена укреплениями. Это было знамение безопасности. Но современная авиационная бомба стёрла всё это навсегда, а вместе с этим и Гитлера.
46 Однажды Нимрод сказал, что он построит башню, которая соберёт его людей, что он сможет показать, чего он достиг своим интеллектом. И он собирался построить башню, которая была бы выше облаков, чтобы, если гнев Божий когда-нибудь обрушится, он смог Его перехитрить. С помощью своих научных исследований он смог сложить булыжники и камни таким образом, что он мог увести людей в безопасное место своим интеллектом. Но всё это сошло на нет из-за смешения языков, и они даже не смогли закончить башню.
47 Навуходоносор построил стены Вавилона, а потом хвастался ими. Такие огромные, что шесть голов лошадей и колесниц могли соревноваться на стенах. Его ворота были такими большими, ведь люди работали до седьмого пота, когда ковали медные ворота, весившие сотни тонн, в том огромном городе нужны были целые отряды мужчин, чтобы их открыть. С Навуходоносором никто не мог сравниться. Но однажды вечером на пьянке они думали, что находились в безопасности за своими научными стенами, с оружием своего времени, а на стене появилось рукописание, и этому пришёл конец.
48 Ох, как же человек пытался обеспечить людям безопасность, подтолкнуть себя к безопасности благодаря своим собственным знамениям достижения. Поскольку люди ищут знамения, то, похоже, на это должна быть определённая причина; что-то внутри человека нуждается в причине или в знамении откуда-нибудь, чтобы он мог быть в безопасности.
49 Затем Бог проговорил и сказал: “Я дам им вечное знамение. Я дам Церкви вечное знамение”. Это должна была быть не огромная стена или башня. Он сказал: “Дева зачнёт и родит Сына, и наречёт Ему Имя ‘Эммануил’. Это будет вечное Божье знамение”. Как просто, какая мелочь!
50 Вы понимаете, что именно те мелочи, которые вы пропускаете, пренебрегая ими, имеют для Бога большое значение? Может ли церковь понять это сегодня утром? Несмотря на достижения наших организаций и на огромные здания и шедевры человека, мы упускаем из виду те мелочи, которые имеют большое значение для Бога и большое значение для нашего вечного места назначения. Мы пренебрегаем такими вещами.
51 Бог говорит: “Я дам вам вечное знамение — дева зачнёт и родит младенца”.
52 Почему? Почему младенец? Почему именно младенец? Неужели Сам Творец должен прийти и жить в Своём творении, чтобы быть знамением для человека? Почему именно младенец? Почему Он не мог сказать: “Я построю огромную лестницу, и все вы…как во сне Иакова. Или Я опущу с Небес, с коридоров Небесных, верёвку и дам вам силы ухватиться за неё, чтобы Я мог поднять вас”?
53 Но Он пришёл в такой простоте и сказал: “Родится младенец. Это будет знамение. Это будет не только простое знамение, но это будет сверхзнамение”. Младенец! Ведь умные учёные рассмеялись бы от такой мысли. Но для Бога это было сверхзнамение. “Дева зачнёт, и этот младенец будет назван Эммануилом, что в переводе означает: ‘С нами Бог’.” Это и есть сверхзнамение.
54 Бог Небесный, живущий с людьми — это сверхзнамение. Это знамение не только для того времени, но и для нашего времени, и на все времена, что Бог живёт со Своим народом. Эммануил, Бог с нами — это и есть сверхзнамение. Это вечное знамение, нескончаемое знамение, данное Богом.
55 А почему Он стал прахом, тем самым прахом Своего же творения? Творец стал им, прахом Своего творения.
56 Человек пытается сделать что-то грандиозное. Но когда Бог дал знамение, это было что-то незначительное. Человек пытается заниматься большими делами, а Бог занимается маленькими делами. Человек пытается утверждать: “Поскольку все идут в этом направлении, давайте поступать, как поступают в Голливуде”. Богу нужно меньшинство. Он хочет обходить стороной всё большое, чтобы принять маленьких.
57 “Родится младенец”, — родится маленький Эммануил. Бог творения стал частью Своего же творения. Бог, Творец Небес и земли, создавший прах и деревья, и всё существующее, стал их частью. Это и будет знамением, Он придёт через человека.
58 Так вот, Он мог бы прийти как-нибудь по-другому. Он мог бы прийти другим образом, другими способами прийти.
59 Но Он решил прийти таким путём, чтобы явить знамение, сверхзнамение: “Дева зачнёт и родит Сына, и назовут Его Эммануилом”. Вот, а для чего это было? По какой причине?
60 Почему Он не решил стать Ангелом? Он мог бы это сделать. Он мог бы прийти как уже взрослый человек. Он мог бы явиться с Небес с полным парадом Ангелов и всех существ Небесных, отдающих честь, опустить с коридоров Небесных золотую лестницу, и Он мог бы спуститься с ангельским оркестром. Он мог бы так сделать.
61 Но Он сказал: “Я дам вам знамение, сверхзнамение, вечное знамение — дева зачнёт и родит ребёнка”.
62 И когда Ему нужно было подобрать место, где этот ребёнок родится… Он мог бы спуститься по лестнице при полном параде всех Небес. Он мог бы сойти с Небес в виде Ангела или сойти в виде уже взрослого человека. Но… Он также мог бы родиться в царском дворце.
63 Но Он сказал: “Я дам знамение”. И об этом знамении было сказано пастухам: “Вы найдёте Его в хлеву, завёрнутого в пелены”. Вот это сверхзнамение: родился над навозной кучей и в вонючем хлеву, Его даже не во что было одеть — Эммануил! Дьяволу хочется, чтобы всё было грандиозным и ярким, а Бог остаётся скромным! Сверхзнамение: “Вы найдёте младенца, завёрнутого в пелены, лежащего в яслях. Это будет знамение, сверхзнамение”. Когда Он был на земле, Он был таким бедным. А мы ещё говорим о трудностях!.. Кем же был этот малыш? — Это Иегова!
64 Иегова Бог стал человеком, вошёл в наш род, опустился от положения Бога и стал человеком! Вот это знамение. Стал… Он был Богом, а стал человеком, не богачом, а нищим. Это и есть сверхзнамение. “Вы просили знамения, — сказал Бог, — Я дам вам его, вечное знамение”.
65 Как я говорил, Он мог бы прийти иначе, но младенец…почему Он стал младенцем? Когда этот беззубый ротик впервые открылся в тех яслях, в той первой колыбели в первое рождественское утро, в Его колыбельке из кормушки, и когда Его голос издал тот первый крик, это Бог плакал! Иегова плакал, человек, пришёл от Бога и был человеком, человеком во всех отношениях. Пришёл в мир ни с чем, но всё равно человеком. Что Он хотел сделать? Какая была у Него цель?
66 Он плакал, как младенец, в яслях. Он игрался, как мальчик, на улице. Он трудился, как мужчина, однако Он был Эммануилом. Это и есть сверхзнамение — Бог живёт в творении, которое Он и сотворил. Сверхзнамение: “Это будет вам знамением”.
67 Когда Он пришёл на землю, Он был таким бедным, что родился через одолженную утробу, одолжил у женщины утробу, и был вынужден одолжить могилу для Своего погребения. Бог! “Дева зачнёт”, — без полового вмешательства. Иегова одолжил утробу у Марии, у женщины, чтобы исполнить долг — явить вечное знамение. [Брат Бранхам постучал по кафедре—Ред.] И на земле был таким бедным, что после тридцати трёх с половиной лет служения Ему пришлось одолжить могилу для Своего погребения. Вы можете себе представить? Непорочное зачатие — это ещё не всё! Чего ты вообще стоишь?
68 Вы видите настоящее знамение? Это Иегова стал одним из нас. Иегова Бог на земле в виде бродяги, пилигрима в той земле, которую Он и сотворил. Его отвергали, отталкивали, высмеивали, и над Ним издевались, для неверующего — Камень преткновения, Камень соблазна, религиозный мир считал Его дьяволом. А для верующего — вечное знамение, “Бог с нами”, сверхзнамение. Вы понимаете? Бог проявился, Бог явился миру в виде бродяги. Мог бы прийти как-нибудь иначе, но решил прийти таким путём.
 Послушайте, не пропустите этого!
69 Я думаю, что Бог задумал сделать это притягательным для человека. А верующего это притягивает. Это действительно трогательно, когда наш Бог становится одним из нас. Но для чопорных, безбожных это камень преткновения. “Я дам вам знамение — дева зачнёт, Эммануил будет с вами”. Бог подумал, что это будет притягательно для человечества, когда наш Бог станет одним из нас, когда Он изменит Своё положение и станет нашим прахом, когда Он войдёт в наш род, в человеческий род — Творец, создавший всё.
 И, опять же, это было исполнение пророчества. Пророки это предвидели.
70 И ещё одно: “Слово стало прахом, плотью, и обитало среди нас”. Иегова, Слово стало человеком, стало прахом и поселилось у нас. Вечное знамение — никогда не закончится. Ох, как подумаешь об этом! Вечное знамение, сверхзнамение из всех знамений, Бог становится одним из нас.
71 А ещё Он должен был быть Семенем Авраама. Авраам, конечно, был семенем Евы. У Евы и было Семя женщины, Которое должно было поразить змея в голову. Но у Авраама (если вы сможете это уловить), у него была вера в Бога, которая объединила Дух Божий с плотью человека. Вот откуда появилась вера. Вот почему Он мог быть Семенем Авраама, не одна только плоть, но Дух соединился вместе с плотью. Бог сделался…вырвал, искоренил всякое зло, сделал послушной плоть, тот прах, который Он сотворил, и жил с вами как компаньон.
72 Ещё одно, Он никогда не нарушал и не противоречил Своим законам. Он не может этого сделать. Итак: “Дева. Я дам вам знамение”. Не “Титаник”, не ООН, но: “Я дам вам знамение безопасности — дева зачнёт и она родит Сына, и назовёт Его Эммануилом”. Вот это знамение. Да.
73 Видите, по Божьим законам искупления, как было у Вооза и Ноемини, это должен был быть близкий родственник. И единственное, как человек мог быть искуплен — Бог должен был стать родственником, близким. (Я хочу, чтобы вы это поняли!) Он не стал родственником только для богатых, для сильных, но Он родился в хлеву, завёрнутый в пелены; не взрослый, а ребёнок. Он был Богом творения. Он решил так сделать, не прийти как уже взрослый человек. Он пришёл, чтобы пережить чувства маленьких младенцев. Он пришёл, чтобы пройти искушения подростков, пришёл, чтобы справиться с западнями и кознями дьявольскими как мужчина и проделать путь для людей всех эпох, всех веков и всех классов: нищих, богатых, всех. Он стал нищим, чтобы через Его нищету мы стали богатыми и наследниками с Ним в Царствии. “Будет дано знамение”, — что Он изменит Своё положение, станет не таким, каким Он был раньше. Вот, сверхзнамение — плачет как младенец, играется как мальчик, трудится как мужчина, но это Бог проходил все стадии жизни, как и мы.
74 Знаете, Бог посылал много знамений того, что Он — Бог. Он дал знамение допотопному миру, что Он — Бог, Бог суда. Он потопил людей во дни Ноя, а праведников переместил по поверхности воды в ковчеге — знамение того, что Он справедлив, и что суд неизбежен. Это знамение того, что каждый нераскаявшийся грешник погибнет на суде, что праведники спасутся по милости Божьей.
75 Он показал другое знамение у горящего куста. Что произошло, когда Он застал Своего сбежавшего пророка: “Я услышал вопли народа Моего, и Я вспомнил Мой завет”? — Он показал тогда другое знамение, что Он — Бог, соблюдающий завет, что Он помнит всё, что Он сказал, каждое данное Им обещание. Показал знамение у горящего куста: “И Я сошёл избавить их”.
76 Посмотрите, каким образом Бог действует. Когда Он сотворил Небеса и землю, Он созвал Ангелов и сказал: “Давайте мы…” Практически в каждом месте Писания, где Он что-либо совершал: “Не Я, а Мой Отец”.
77 Но когда дело коснулось плана искупления, Он пришёл один, с Ним никого не было. Только Он и мог прийти. Ангел не смог бы этого сделать. Другой человек, названный Его сыном, не смог бы этого сделать. Другой, названный ещё кем-нибудь, святая дева или святая матерь, или какой-нибудь святой не смогли бы этого сделать. Должен был прийти Бог! “И Я дам вам знамение — дева зачнёт, и родится младенец, и Он будет Эммануилом, Богом с нами”, — сверхзнамением. Бог в Своём народе, Бог со Своим народом, Бог стал Своим народом. Бог и человек стали одним целым. Знамение! Для этого мира — камень преткновения, а для верующего — благословенная надежда, знамение, которое будут злословить.
78 Он доказал в другой раз, Он доказал при потопе, что Он — Бог суда, а также Бог милости для соблюдающих Его заповеди.
79 Он показал знамением у горящего куста, что Он исполнит каждое данное Им обещание.
80 И у Красного моря Он показал, что Он проделает путь для тех, кто старается поступать правильно и исполнять Его заповедь. Что бы ни преграждало путь, Бог у Красного моря доказал и показал знамение того, что Он может разверзнуть море. При каждом искушении Он даст выход и облегчение. Скажете: “Мама не верит в это, папа не верит в это, в церкви не верят в это”. Мне неважно, кто в это не верит. Если вы верите в это, то Бог проделает путь спасения. Он показал знамение, что Он это сделает. Они направлялись прямиком в обетованную землю, которую Бог им обещал. А Красное море преградило им путь, и они попали в беду. Они не знали, что делать. Бог показал, что Он даст выход и облегчение при каждом искушении, в каждом испытании. Не можете бросить курить? Примите хоть раз Бога. Не можете перестать лгать, не можете перестать красть, не можете избавиться от вспыльчивости? Хоть раз возьмите с собой Бога. Если вам не хочется ходить в церковь, и вы ничего не можете достичь, хоть раз возьмите с собой Бога, возьмите Его обетование. У Красного моря Он доказал, что Он даст выход и облегчение. Бог показывал много знамений.
81 Но в ту ночь Он сказал пастухам: “Пойдите в Вифлеем, ибо ныне родился Христос Спаситель. Христос, помазанный Бог, ныне родился от женщины”. Бог!
82 Не то, что делает из неё бога. Он только одолжил у женщины утробу так же, как Он одалживает вот это тело для проповеди Евангелия; так же, как Он одалживает ваше тело для того труда, который Он хочет через вас совершить, потому что Он по-прежнему Эммануил, знамение, Бог со Своим народом. Бог живёт среди Своего народа, вечное сверхзнамение. Оно никогда не исчезнет, знамение всегда будет.
83 Вы говорите об этих знамениях, а как насчёт вот этого? Прежде чем вы сможете получить любое другое знамение: знамение говорения языками, знамение пророчества, знамение любого сверхъестественного, вам нужно будет вернуться к первоначальному знамению, к вечному и нескончаемому знамению. Сначала наведите порядок на этом основании, которым является Скала во все века, и ничто Её не превзойдёт. Врата ада будут против Неё, но не смогут одолеть. Получите это знамение: “Дева зачнёт и родит Сына”.
84 И Он сказал этим пастухам: “Вот как вы найдёте Его. Он будет в яслях, в хлеву, завёрнутый в пелены. И когда вы увидите Его, поверьте, ибо Он — Бог среди нас”.
85 Это знамение было не только для пастухов, а оно было дано для всего мира, чтобы смотреть на Него и видели, Кем Он является. Это Бог с нами, Эммануил.
86 Когда Он был здесь на земле, Он доказал, что был Богом, доказал, что Бог был в Нём, потому что Его сопровождали знамения Божьи. Он сказал: “Если Я не творю дел Отца Моего, тогда не верьте Мне. Но если Я творю дела Отца Моего, если не верите Мне, то верьте делам, знамению”. Эммануил! “Я и Отец Мой — одно. Мой Отец послал Меня. И как Он посылает Меня, так и Я посылаю вас. Отец, пославший Меня, со Мной. Он во Мне и Сам совершает дела”. Это Бог во плоти!
87 Разве Лот не вкусил этого перед истреблением? Ведь он увидел, что Бог проявился во плоти, ел телёнка, пил коровье молоко, ел домашний хлеб и стоял, повернувшись спиной к шатру, и использовал личное местоимение “Я”: “Я, поскольку Авраам является наследником мира, Я…” Другими словами: “Я открою ему”.
88 Кем Он был? Тогда Он сказал: “Авраам, где твоя жена Сарра?” Это шокировало его. Бог, в предзнаменование Христа, стал плотью.
 Ответил: “Она в шатре, за Тобою”.
 Сарра рассмеялась, и Он сказал: “Почему Сарра рассмеялась?”
89 Когда Эммануил появился через утробу женщины вместо того, чтобы явиться как теофания, Он сказал: “Как было во дни Лота, так будет и в пришествие Сына Человеческого”.
90 Когда Он был на земле, те апостолы отправились с Евангелием, так что даже Ангелы выглядывали из-за балюстрады Небес, с коридоров славной Земли, чтобы заглянуть туда. Кто записывает места Писания (я вижу, что вы записываете), Первое Тимофею 3:16: “Беспрекословно, велика тайна божественности, ибо Бог явился во плоти, принят верою в мире, показал Себя Ангелам”. Ангелы встали, чтобы посмотреть на Бога. Раньше они махали перед Ним крыльями, взывая: “Свят, свят, свят”, — когда Он восседал там как Огненный Столп во Славе Небес. А когда Он стал человеком, Ангелы пришли и хотели посмотреть на Него, на Иегову, ставшего плотью. Конечно: “Беспрекословно, велика тайна божественности”.
91 “Я дам вам вечное знамение”, — ибо Бог стал плотью среди нас. Он жил во плоти. Это будет вечное знамение, не только чтобы пастухи посмотрели и уверовали, но чтобы вы, скиния Бранхама, и этот жестокий мир уверовали, что это Бог. Бог показал это знамение. Иисус сказал: “Как живой Отец послал Меня и пришёл со Мной, и был во Мне, так и Я посылаю вас, живой Отец пойдёт с вами и будет в вас — вечное знамение. Верующих будут сопровождать эти знамения. Вот, Я буду с вами, даже в вас, до конца земли Я буду с вами. До конце мира Я буду рядом с вами”.
92 Как я ранее говорил, кому-то хочется представлять Его, как невзрачного Бога-коротышку. Он был мужчиной, Бог использовал человека. Бог использовал плоть, которую Он Сам и сотворил, для того, чтобы сотворить через Него и “привести через Него много сынов, — говорится в Писании, — через этого послушного Сына. Через одного сына все пали. Через послушного Сына все верующие оживут”.
 “Бог с нами”, — знамение, сказано, что это будет знамением. Я… Знаете, Он очень любил называться Сыном Человеческим, самим человеком, просто человеком. “Я ничто, Сын ничего не может творить Сам от Себя”. Но это Отец был в Нём, Эммануил, Бог.
93 Младенец Бог, Иегова Бог, тот плачущий младенчик — это был Иегова. Вы видите? Бог жил в младенце.
94 Бог жил в подростке. А каким Он был подростком? Он подал пример. Когда Его отец и Его мать потеряли Его, они везде Его искали и нашли Его в храме. Что Он сказал, будучи подростком? “Разве вы не знаете? Ведаете ли вы, что Я должен заниматься делом Моего Отца?” Пример для подростков.
95 Хотя Ему как человеку предлагались все богатства мира, всё было прямо у Него в руках, мог стать величайшим из всех людей, богатейшим из всех людей, мог сказать людям, где у рыбы были монеты во рту, мог выкачать самую лучшую воду из колодцев и превратить её в вино, мог превращать всё, что Ему только захотелось бы, мог взять пять печенюшек и накормить пять тысяч, в Его руках была сила стать великим человеком, но всё равно выбрал нищету. Когда Он умер, у Него даже не было могилы, Ему пришлось её одолжить. “Эммануил, таким будет знамение”. А как приходит Бог? — В нищих. Как действует Бог? — Это будет вечное знамение у нищих, необразованных.
96 “Знамение”, — сказала великая пророчица Анна. Когда Симеон поднял руки в храме и держал этого Малыша в пеленах, Анна сказала: “Это знамение, которое будут злословить, на падение Израиля, но также и для собрания людей вместе, Свет для язычников”.
97 Что? “С нами Бог”, не в богатых и высокомерных, но в нищих. Родился в хлеву, “с нами Бог”. Какие дела Он совершал? Посмотрите, что Он Сам говорил. Посмотрите на Него, что Он сказал.
98 Ибо Сам Бог сказал: “Это Сын Мой возлюбленный, Его слушайте. Это Сын Мой, в Котором Мне угодно обитать. Его слушайте!” Он сказал: “Я буду с вами всегда, до самого конца”.
99 Он послал Своих апостолов. В своё время они воспламенили землю, поскольку Бог был с человеком одним целым. Они крестили людей во Имя этого Бога, Иисуса Христа. Они жили настолько близко к Нему, что Он проявлялся через них, через знамения и чудеса, и дары Святого Духа — “с нами Бог”. Они проповедовали о существовании одного истинного и живого Бога.
100 Люди понастроили всяких башен: три или четыре бога, или два бога, но Бог один. Это Послание должно возродиться в последние дни.
101 Вы сейчас лучше включите своё мышление, откройте свои сердца. Попросите Бога открыть вам это, то, что я собираюсь высказать.
 Когда Он пришёл, Он исполнил то, что говорил пророк.
102 И когда Он приходит в последние дни, в позднем дожде Божьем, когда будут излиты и ранний, и поздний дождь, Он приходит в точности так, как было проречено о Нём: “В вечернее время явится Свет”. Что должно было произойти? Эммануил, тот же Сын, тот же Свет, тот же Бог, пришедший жить во плоти со Своим народом в день Пятидесятницы, придёт таким же образом и в последние дни, ибо явится вечерний Свет. Что это значит? — Явится знамение, вечное знамение: Бог с нами, Бог в нас, Бог через нас. Человек и Бог становятся одно. Иисус умер и отдал эту драгоценную жизнь по Своему решению (по проповеди в прошлое воскресенье). Ведь Он отдал её по решению, чтобы привести к Богу многих сыновей. Эммануил с нами. Люди вечернего Света, это привлекает их.
103 Когда Бог дал знамение: “Таким будет знамение, Бог будет жить во плоти”, — Он думал, что это привлечёт людей. Так оно и было. “Ибо всем принявшим Его, им дал Он власть стать сынами Божьими”.
104 И когда является тот же самый Свет, это должно привлечь людей вечернего Света. Бог и Христос — одно. Пётр сказал: “Да будет вам известно, что Бог сделал этого самого Иисуса, Которого вы распяли, и Господом, и Христом”. Знамение, которое злословят, но вечерние огни уже горят.
105 Как покойный служитель Евангелия, когда пятидесятническое послание только начало ниспадать, покойный доктор Хейвуд прямо перед… Наверно, он не… Может быть, когда он был в самом расцвете, однажды его осенил Дух. Он был поэтом, не только проповедником. Он схватил ручку и написал:
В вечерний час будет Свет в пути
И нас во Славу сможет привести.
Свет сейчас горит: Вот путь к воде открыт,
Чтоб креститься в Имя Иисуса.
Во грехах покайся, стар и мал,
И Дух Святой сойдёт, как обещал.
Пришёл вечерний Свет:
Христос и Бог — одно, и вот ответ.
106 Вечерние огни! Если мы ходим в вечернем Свете, в вечернем знамении, значит, это должен быть тот же Свет и то же знамение, вечное знамение. Тогда те же знамения будут сопровождать вечерний Свет. Фью! Вы видите? Вы это понимаете? Вот такая проповедь на это Рождество. Вечерние огни, знамения Мессии сопровождают их…сопровождают это Послание. Вечерние огни уже горят.
107 Это злословят. Они вас отвергнут, ваши же братья. Кто Его отверг? — Его же братья. Им нравилось, когда Он совершал чудеса. Но когда дело дошло до Голгофы, где все они оказались? Когда наступает этот решающий момент, когда Бог в Своей Истине и в Своей Библии должен проявиться, где они? — Они отступаются.
108 “Вам будет дано знамение, и эти знамения будут сопровождать. Дела, которые Я творю, и вы сотворите, даже больше этих, ибо Я к Отцу Моему иду”.
109 “В вечернее время снова явится Свет”. О-о, мы прожили такое тёмное время! Но сорок лет тучи расходились через первое преобразование, когда звучало Послание, что Бог и Христос — одно, что Бог проявился во плоти, Он решил жить в человеческой плоти. А сегодня люди представляют, что Он — существо, восседающее на Престоле, представляют Его чем-то доисторическим, некоторые хотят отнести Его к философам, некоторые хотят представлять Его как пророка. Но, брат мой, Он — Бог в вас, Бог, проявленный во плоти. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.]
110 Как? Откуда они же знали, что Он был Богом во плоти? Он сказал: “Если Я не творю дел Отца Моего, тогда Я сказал вам неправду. Но если Я творю дела Отца Моего, то верьте им”.
111 И теперь то же самое. Послание снова возрождается в последние дни, Послание о том, Кем Он является, каким Он является. Эммануил живёт в вас, совершает те же дела, что и раньше, проявляется через вас — всё то же самое, что Он раньше совершал. Это вечерний Свет. Его злословят. Это трудный путь.
112 Для богатого юноши это кое-чего стоило, однако его сердце жаждало прийти к Иисусу, и он сказал: “Равви, что я должен сделать, чтобы иметь вечную Жизнь?” Ответил: “Соблюдай заповеди”.
 Он сказал: “Я исполняю их с детства”.
 Сказал: “Значит, хочешь быть совершенным?” Сказал: “Следуй за Мной”.
113 Но он ушёл огорчённый. Это была слишком высокая цена. Если бы он мог дать Ему денег и построил бы где-нибудь большую церковь, зачислился в члены, то он запросто бы это сделал. Разве вы не видите, что таким же образом поступают богатые и сегодня? Были и другие.
114 Не только богатые, но и бедные, многие из них из шламоотстойников и так далее, они отказывались из-за популярности, потому что Он был непопулярным. Он был Эммануилом. Они говорили: “Это критика. Это…это дьявол. Это умственная телепатия. Это…это веельзевул”. Учителя того времени, их большие церкви говорили: “Чушь”.
115 Но Бог сказал: “Это вечное знамение, сверхзнамение, знамение всех знамений, что Бог с вами, даже в вас, до конца мира”. Вот вам и сверхзнамение. Оно превосходит все знамения. Это первое знамение. В Деяниях 19 те люди должны были вернуться и признать это знамение, чтобы потом получить Святого Духа — Деяния 19:5. Хотя у верующих была Библия, и замечательный проповедник доказывал, что Иисус — это Христос, однако, прежде чем они вошли в Него… А чтобы увидеть это знамение, они должны были прийти и заново креститься, чтобы на них возложили руки, и получить Святого Духа. Так и есть.
116 Но в вечернее время огни уже горят, и это критикуют, это высмеивают, это злословят. Пророк сказал, что это будут злословить: “Камень преткновения”. Злословят, высмеивают, критикуют Эммануила в нас, исполняющего через нас Свою волю.
117 О-о, сегодня, мой брат-пилигрим, моя сестра, поверьте в это знамение. Загляните в ясли своего сердца и посмотрите, можете ли вы сказать в самом себе…увидеть то знамение, которое увидели пастухи — Бога во плоти, живущего среди бедных, нуждающихся, изгоев. Постарайтесь это понять. Бог в вашем сердце, Бог здесь внутри. Посмотрите и проверьте, проявляется ли Он в той самой приятности и кротости, как и раньше.
118 Несколько лет назад одна девушка уехала учиться в колледже, и там в окружении множества её коллег она стала нахальной всезнайкой, несмотря на деревенское воспитание своей матери в сельской местности. И однажды, через каких два года, она решила приехать к своей матери в гости. Она написала ей телеграмму и сказала ей, что она прибудет на таком-то поезде, чтобы встретила её на станции. Однако она привезла с собой ещё одну всезнайку. И она сама стала всезнайкой. И она приехала ещё с одной такой же, которая была такая вся из себя современной, всезнайкой, нахальным подростком.
119 И когда она прибыла на станцию, когда она сходила с поезда, она взглянула, а там стояла её мать, которая все глаза просмотрела, чтобы увидеть, где же её дочь. И когда та девушка, которая была с её матерью, увидела, что всё её лицо было в шрамах, и руки все в ожогах, и что она выглядит ужасно, как старуха, и выглядит ужасно, та девушка, которая была с маленькой Мэри, сказала ей: “Что это ещё за страшная старушенция?”
120 И этой девушке стало стыдно за свою мать. Она сказала: “Не знаю, не знаю, кто она”.
121 А её мать, увидев свою дочь, подбежала к ней и обняла её, стала её целовать.
122 Она оттолкнула, сказав: “Я вас не знаю, вы меня не за того приняли”, — потому что она не хотела иметь что-то общее с таким человеком, над которым другой смеялся бы и высмеивал.
123 Там оказался один мужчина, проводник того поезда, который стоял рядом. Он одёрнул эту девушку за плечо, он сказал: “Ах ты нахалка, стыд тебе и позор! Я очень хорошо помню этот случай”.
124 И люди собрались послушать, в чём было дело. И он поставил перед всеми эту девушку и сказал: “Эта девушка, когда ей не было и шести месяцев, лежала в колыбельке наверху. А её дорогая мать была самой красивой женщиной из всех, что я встречал”, — сказал пожилой проводник. Говорит: “Когда её мать развешивала одежду, дом загорелся, и все соседи с криками сбежались. Они это увидели, а мать даже не заметила. Пожар был у входа в дом, и пламя сильно разгорелось и поднялось вверх”.
125 И говорит: “Отчаянную мать не смогли удержать, её ребёнок был наверху”. И говорит: “Все они кричали: ‘Ты не сможешь пройти через такое пламя’. Но она взяла простыню, которая была у неё в руках, которую она хотела повесить, и эта простыня была мокрой. И она накинула её на себя и побежала сквозь пламя наверх, не задумываясь о том, что она сама была в опасности. А когда она туда поднялась, она знала, что не могла завернуться в простыню, чтобы вернуться назад. Но чтобы спасти красоту своей дочери, которая будет жить после неё, она завернула ребёнка в простыню и побежала сквозь пламя с открытым лицом, запястьями и руками. И плоть на её теле была сожжена, и щёки у неё впали до костей, и она была обезображена, волосы сгорели и всё до костей на пальцах”.
126 Говорит: “Она стала уродливой, чтобы ты стала красивой. Она лишилась своей красоты, она лишилась всего, что у неё было, чтобы спасти тебя. А ты ещё стоишь и стыдишься дорогой матери?!”
127 Брат мой, когда я вижу, что Бог, Бог Небес, лишился Своего Престола, Своей красоты и всего, Кем Он был, чтобы родиться над навозной кучей, быть завёрнутым в пелены, чтобы терпеть издевательства из-за Его знамений и Его чудес, чтобы Его обзывали дьяволом, неужели я буду стыдиться Его? [Брат Бранхам постучал по кафедре—Ред.] Никак нет. Пусть этот стильный мир делает, что хочет. Для меня Он — сверхзнамение. Святой Дух во мне выкрикивает! Он может побудить меня вести себя странно и быть сумасшедшим для этого мира, но я не могу отвергнуть Его, Который столько для меня сделал. Он умер вместо меня, Он занял моё место на Голгофе — Он всё это сделал. Он снизошёл с Небес, с жемчужно-белых престолов, чтобы стать человеком, вкусить мои страдания, пережить мои искушения, чтобы знать, как во мне быть правильного рода посредником, чтобы вести меня и направить меня к вечной Жизни. И через Его нищету я обогатился. Благодаря Его смерти мне дана Жизнь, вечная Жизнь.
128 Не отвергайте Его, не стыдитесь Его. Не стыдитесь Его, но обнимите Его и скажите: “Да, мой дорогой Господь, дай мне, как они получили в день Пятидесятницы, Господь, дай мне Святого Духа. Излей Его в моё сердце. Мне неважно, что говорят подростки. Мне неважно, что говорит этот мир. Я не смотрю на них, я смотрю на Тебя”. Что это? Зачисление в церковь? — Нет, сверхзнамение, Эммануил, Бог с нами.
 Давайте помолимся.
129 Сегодня утром в этой аудитории людей хотел бы здесь кто-нибудь сказать: “Мне лично стыдно за свою жизнь. Я не стыжусь Его, мне стыдно свою жизнь принести к Нему, Который был изуродован и презираем этим миром”?
130 “Муж скорбей, изведавший горе, мы все отвращали от Него своё лицо”, — сказал пророк. “Он был презрён и отвержен. А мы думали, что Он был поражаем и наказуем Богом. Но Он изъязвлён был за грехи наши и мучим за беззаконие наше, наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы были исцелены”.
131 Стали бы вы стыдиться Его? Если да, то придите к алтарю и покайтесь в своих грехах. Если вы не стыдитесь Его и вам стыдно за свою жизнь, которую вы предложили Ему, что она такая ужасная… Вам много раз было стыдно перед начальником, перед своими подругами, перед своими друзьями, перед своей девушкой или парнем. Если вы стыдились Его, Эммануила, живущего в вас, то поднимите руки и скажите: “Боже, прости мне мою стыдливость”.
132 Наш Господь и наш Бог, мы смирённо и любезнейше просим Тебя принять в это утро наше извинение за все наши недостатки, ибо все мы иногда бываем виноваты. Мы виноваты в том, что не отстаиваем Истину. Мы виновны — когда нас хотят как-то плохо обозвать, ну, например, святошей или кем-то плохим, а это неправда, однако мы иногда идём на попятную, как Пётр, и греемся у вражеского костра. Прости нас, Господь.
133 Наступает Новый год. Дай нам с этого самого часа стартовать и увидеть среди нас сверхзнамение Божье, Бога, живущего с нами, пребывающего в нас, совершающего, делающего в точности то, что Он совершал. И вечерние огни уже горят.
 Прости нам наши недостатки, прости наши грехи.
134 И мы любезнейше, Господь, принимаем Твой рождественский Подарок, Сына Божьего, чтобы Он пребывал в нашей плоти, в нашем прахе, жил с нами, освящая Свой путь Своей собственной Кровью и даруя нам гарантию вечной Жизни. Мы благодарим Тебя, я благодарю Тебя, Господь, за этот великий чудесный Подарок от Бога, ибо это дар, дар Святого Духа, хорошо запакованный в Имени Господа Иисуса. Мы с радостью Его принимаем. Мы благодарим Тебя, потому что наша церковь отстаивает это знамение, потому что это знамение отстаивает учение Церкви. Мы стоим за него, а оно стоит за нас. И сегодня по всему миру среди христиан известна бедная, безграмотная группочка людей на улицах 8-й и Пенн в Джефферсонвилле — этот Эммануил, Огненный Столп из пустыни, Иисус из Галилеи, Святой Дух Пятидесятницы проявился через все знамения Эммануила в вечерних огнях. Мы так благодарны, Господь. И дай другим увидеть это и принять это. Ибо мы просим об этом во Имя Иисуса и ради Него, и ради Церкви. Аминь.
135 Жаль, что у меня нет голоса певца. Если бы у меня сейчас был голос певца, я с удовольствием спел бы вам мой любимый гимн, который написал мой дорогой друг Уилльям Буф-Клибборн.
С Небес спустился, в нашу жизнь явился,
Он в яслях был рождён, Иисусом наречён.
Пришёл как странник, для своих — изгнанник,
Был на земле как муж скорбей и слёз.
 
О, как люблю Его, Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 

В благоволенье Он нам дал спасенье.
Греховный мрак царил, но милость Бог явил.
 Тогда сверкнула разветвлённая молния!
Склонился нежно к нам в любви безбрежной
 Сошёл, чтобы родиться в яслях, в хлеву, где полно навоза.
Сошёл, чтоб душу искупить мою.

О, как люблю Его, Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём.
136 И теперь Он во мне, а я в Нём, и в вас. “В тот день вы узнаете, что Я в Отце, Отец во Мне, а Я в вас, и вы во Мне”, — Бог Эммануил с нами.
137 Именно этот Эммануил увидел Джорджа Райта, который сейчас сидит там, когда он лежал там при смерти, когда четыре врача махнули на него рукой. Именно этот Эммануил, Которому пришлось одолжить утробу, Которому пришлось одолжить могилу, Он одолжил мои глаза, сказал: “Пойди и скажи брату Джорджу: ‘ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, он выроет могилу тем проповедникам и прочим, которые смеются над ним’.”
138 Это был тот самый Эммануил. Это был Тот же самый, что касается произошедшего с маленькими животными на днях в лесу. Это был Тот же самый, что сказал о Марджи Морган, которая сидит там, обо всех остальных. Тот же самый одолжил умственные способности, чувства тела, чтобы показать Себя сегодняшнему миру через вас, в то время как светят вечерние огни. Друзья, да будет Бог милостив.
139 Я отнимаю у вас столько времени. Давайте попробуем. Дайте нам аккорд: “О как люблю Его!” Кто из вас её знает?
О, как люблю Его, Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
 [Брат Бранхам начинает напевать “С Небес спустился”—Ред.]
…Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
140 [Брат Бранхам начинает напевать “С Небес спустился”—Ред.] Теперь пора Ему явить Свою благодать. Сюда мать приносит малыша с лейкемией, в его кровотоке рак. Какое зло для малыша! Бог слышит, как мой голос изрекает слово, и так произойдёт.
 Ибо, Господь, Ты сказал: “Скажите этой горе переместиться, не сомневайтесь, так и будет”.
 Во Имя Иисуса Христа, Сына Божьего, я осуждаю этого беса, названного лейкемией. Заболевание в теле этого ребёнка пройдёт. Оно должно пройти. Во Имя Иисуса Христа да будет так.
…Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
141 Как я люблю Его! Я просто не могу отпустить, я хочу, точно как Иаков, держаться за это.
…восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
 “Это будет знамением”.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
142 Какой Он чудный, правда? Вам хочется просто поклоняться Ему, просто в Духе, просто поклоняться Ему? [Брат Бранхам начинает напевать “С Небес спустился”—Ред.] Сейчас просто забудьте о себе, не стыдитесь. Святой Дух здесь, это Святой Дух. Просто кротко, по-своему:
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
 Так и есть.
В благоволенье Он нам дал спасенье.
 “Это будет знамением”.
Греховный мрак царил, но милость Бог явил.
Склонился нежно к нам в любви безбрежной.
 Задумайтесь, что Он совершил!
Сошёл, чтоб душу искупить мою.
143 Давайте поднимем руки и споём:
О, как люблю Его, Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
144 Господь, мы никогда не сможем понять богатства, полноту Твоего Духа, пока не увидим Его в тот день, когда Он придёт. Мы можем усопнуть в прахе. Возможно, мне придётся превратиться в первоначальный прах, но это нисколечко меня не будет беспокоить. Я знаю, что Он позовёт, и я отвечу. И тогда я узрю Его таким, как Он есть. “Это тленное тело изменится и станет подобным Его собственному славному телу, которым Он может покорить Себе всё”.
145 Я навечно буду признателен Тебе за рождественский Подарок Христа в моём сердце, что это тот же самый Христос, потому что Он совершает то же самое. Он побуждает меня чувствовать и поступать с Его слугами, как Он в начале.
146 Я благодарен за всемирную Церковь, победоносную, уже предопределённую и призванную, запечатанную и предназначенную для того тела. Я нахожу их в Азии, в Африке, в Риме, повсюду, в Индиане, в Штатах, в Африке — по всему миру я нахожу победоносную Церковь, которая знает, что Ты пришёл во плоти. И Ты сказал, что каждый дух… В Своей Библии Ты сказал: “Всякий дух, не исповедующий этого — это ложный дух, антихрист. Всякий дух, который не свидетельствует о том же самом, что Христос пришёл в нашей плоти — это дух антихриста”.
147 Отец Боже, помоги мне выхватить там эти горящие головни. Я вижу их там, Господь. Вижу прокажённых у ворот, смотрю туда на Индию, у “Таджа”, у ворот, те бедняки ползают по земле без ног. Вижу тех бедных чернокожих мальчуганов там в Африке, как они протягивают свои ручки. О Боже, пошли меня, Господь. Пусть Ангел придёт с горящим углём, выжжет в моей душе, Господь, и вынет все шлаки и медлительность, чтобы я отправился как головня Божья, чтобы выхватить из огня тех, кто находится в густой тьме.
148 Благослови мою небольшую церковь, Господь. О-о, я вижу здесь тропу покаяния, которая раньше была посыпана опилками, и вижу драгоценных людей. Люди проезжают мимо на машинах и смеются над ними, потому что они подняли руки и прославляют Бога. Но однажды придёт Иисус, и всё будет исправлено. Нам не будет стыдно, Господь. Мы вместе с Павлом древности скажем: “Я не стыжусь Евангелия Иисуса Христа, ибо оно есть сила Божья ко спасению, к вечной Жизни для всякого верующего”. Помоги нам жить таким образом, Отец. Мы поклоняемся Тебе сейчас в Духе в Небесных местах. Мы благодарим Тебя за это посещение сегодня утром, во Имя Иисуса. Аминь.
149 Ещё раз, пожалуйста.
О, как люблю Его, Им вос-…
 Господь Иисус, благослови каждого из них, во Имя Иисуса.
…Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
150 Просто хочешь иметь Его ещё больше, да, Делорес? [Делорес отвечает: “Да”.—Ред.] Это моя сестра, моя сестра по плоти.
О, Им вос-…
 Моя невестка. Они хотят больше Божьего. Подходит брат Гримзли, хочет больше Божьего.
…Он — всё…
 Так и надо. Подходит брат Вудс, брат Коллинз (методистский проповедник), его жена, другие.
…стал мой Спаситель.
 Это дела Святого Духа, Который Сам зовёт.
…явилась в Нём.

О, как люблю…
 Сейчас просто выражайте это по-своему.
…Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. (Угу.)
151 Господь, Господь, вот они, овцы Твоей паствы. Напитай их, Господь, Духом Твоим. [Люди взывают у алтаря. Брат Бранхам делает паузу—Ред.] Они отдаются Тебе, Господь. Они посвящают Тебе жизни свои. Они встали, потому что они не стыдятся Евангелия Иисуса Христа. Мы знаем, что Ты здесь, великий Огненный Столп, Христос, Святой Дух.
…восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
152 [Брат Бранхам начинает напевать “С Небес спустился”—Ред.] Теперь просто скажите своими словами. Это Святой Дух привёл вас сюда. Просто скажите Ему, что вы любите Его. Тот же Святой Дух, Который поднял их в Пятидесятницу, вы стоите здесь и плачете, рыдаете, радуетесь.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём.

Пришёл с любовью, стал Он плотью, кровью (в ней был младенчик).
Свершился чудный план, Голгофы Агнец дан.
Христа явленье, тайны откровенье;
Я знаю, Ты — великий Бог “Я Есть!”.

О, как люблю… (О Боже!) …Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
153 О любовь, которая меня не отпустит, любовь, которая касается моего сердца превыше всего, сладостность Присутствия Святого Духа, в то время как Его церковь стоит вокруг алтаря с восхищением, заглядывает в ясли и видит то же самое, что увидели мудрецы — Бога, ставшего плотью.
…стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
154 Если в вашей жизни что-то не в порядке, то исповедуйте это сейчас в Присутствии Святого Духа, спокойно. [Брат Бранхам делает паузу—Ред.] Загляните в своё сердце, посмотрите, могут ли те ясли выдержать, когда критикуют ваше исповедание о том, что Он — Бог. [Брат Бранхам делает паузу.]
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
155 Теперь, склонив головы, просто вознесите молитву сами. Это Святой Дух. Разве вы не чувствуете кротость и нежность Духа Божьего, сладостность, непрерывную Жизнь?
156 “Языки умолкнут, пророчества прекратятся, знание упразднится. Но когда придёт любовь, она пребудет навсегда. Любовь долготерпит, она не превозносится, она не гордится, она не бесчинствует”. Наоборот, она смиряет нас, делает нас приятными, вкладывает в душу приятность.
157 Теперь давайте помолимся, каждый по-своему, поблагодарим Бога за то, что Он совершил.
158 О Господь, во время этой приятной песни, которая выражает на клавишах не неопределённый звук, но звук, который имеет для нас значение, Кем является наш Бог; как это выражено в Слове, так теперь это выражает музыка. Теперь наши сердца выражают это, Господь, наше отношение к Тебе. Мы проходим вперёд. Они поднялись, они любят Тебя. Вместе, Господь, мы стоим как Твои овцы, овцы Твоей паствы. Мы любим эту Пищу, Она полезна для нашей души. И мы знаем, что Бог живёт с нами. Мы знаем, что Бог излился во Христа, а Христос излился в Церковь.
159 И вот мы стоим сегодня, когда существуют всевозможные религии и всевозможные деноминации, и стороны, всевозможные верования, однако Слово говорит Само за Себя — проявленный Бог. Сверхзнамение, что Бог по-прежнему проявляется во плоти Своего народа, совершает те же знамения и чудеса, является в виде Облака, Столпа, обитает среди нас, различает наши сердца, предсказывает нам грядущее, исцеляет наши болезни, направляет нас на Небеса настолько, что мы выходим из себя, так что мы поступаем странно для детей этого мира. Ведь они стоят неподалёку и смеются, и считают нас сумасшедшими, точно как было в Пятидесятницу, говорили: “Разве все они не напились?” Но:
…как люблю Его, Им восхищаюсь,
Он — жизнь, Он — солнце, Он — всё во всём.
Миров Создатель стал мой Спаситель.
Вся сущность Бога явилась в Нём. 
160 Вы поднимете сейчас руки, чтобы пообещать верить в Бога, дадите обеты Богу, что будете верными и преданными Богу, вся церковь?
161 Теперь мы, Господь, отдаёмся Тебе после этого благословения проявления Твоего Присутствия, зная, что Бог по-прежнему проявляется в нашей плоти. Он стал нашим прахом, Он стал нашим родом, Он оставил положение Бога и стал человеком, чтобы человек мог жить в Нём. И сегодня утром мы ощутили Тебя в своём духе. Мы видим Твои дела и Твои проявления. Мы любим Тебя. Мы заново обещаем Тебе, что будем чтить Тебя, любить Тебя и делать всё, что в наших силах, чтобы угодить, жить по-христиански, ничем не навлекая позор, но быть благословением для Твоего великого, святого Имени. Это мы делаем, Господь, как Твои дети во Имя Иисуса Христа. Аминь.
162 Прежде чем вы сядете, я хочу у вас кое-что спросить: у вас было такое приятное ощущение? Сладостность Святого Духа! Никто и слова не сказал, просто автоматически встали, прошли вперёд — Слава Божья! Видите?
163 Я два дня молился и готовился к этой теме, даже больше — с прошлого воскресенья или…да, с прошлого воскресенья — про это сверхзнамение.
164 Ведь Бог сказал: “Я дам им знамение — Я буду в их плоти, Я буду как они, а они будут как Я”. Он сказал, что Ангелы заглянули… Точнее, сказал…Ангелы сказали пастухам: “Загляните в ясли, вы увидите, что Я имею в виду”. Это знамение было не только для Ангелов, оно было не только для пастухов, а для того, чтобы мир увидел и поверил, что Бог живёт во плоти.
165 И принеся в жертву эту плоть, Он освятил нашу плоть, чтобы жить внутри нас. Бог в вас, Христос в вас: “Вот, Я с вами всегда, даже до конца мира”. Не забывайте этого, храните это в своих сердцах.
166 Я получил замечательнейшие рождественские подарки: кинокамеру и многое другое, ружья и прочее, что дарят мне люди, которые любят меня. Как я это ценю!
167 О-о, но вот Это, эта вечная Жизнь, благословенная уверенность в том, что Христос живёт в нас, что Его полнота обитает внутри нас, побуждает нас подняться и вести себя иначе. Ведь вы…когда вы это делаете, вы становитесь для мирского бродягой, вы становитесь пилигримом. Вы считаете себя мёртвым для мирских вещей и оживаете в новой жизни. Теперь вы чужие для этого мира. Вы чужие, потому что вы ясно исповедали своим поступком, что “есть Город, Строитель и Создатель которого Бог”. Понимаете? И вас больше не волнуют эти мирские вещи, но мы — люди, идущие на Небеса в поисках того Города, Строитель и Создатель которого Бог. Мы — семя Авраама, потому что мы уверовали в Господа Иисуса Христа и умерли для мирских вещей, а потом поднялись в воскресении Его подобия, чтобы жить, как Авраам, в поисках грядущего Города, принимая Божье Слово, называя всё остальное противоречащим, чтобы принимать у себя дома ангелов, как принимал Авраам, посланников Божьих, которые принесли послание. О-о, что за время! Мы исповедуем, что больше не хотим мирского. Мы хотим Его, только Его. Он — наш Спаситель.
168 Когда будете выходить сегодня утром из этого здания, возьмите Его с собой. Ни за что не позволяйте Ему уйти. Будьте приятными в душе во все дни своей жизни. Теперь благословит вас Бог, можете садиться, а дети получат подарки. Благословит вас Бог.
169 Надо помолиться? [Сестра отвечает: “Да”.—Ред.] Здесь чей-то платочек, сестра. Я помолюсь за него.
 Господь Бог, смилуйся над этим братом. Удали от него дух пьянства, Господь. Да напьётся он нового Вина Божьего, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
170 Тут прямо как на Небесах, правда? У кого из вас такое чувство? Просто такое… Такая сладостность! Никто не знает, что и сказать. Я не знаю, что сказать. Я просто…я… У меня слов не хватает. Я не знаю, что сказать. Просто Его Дух движется. 
171 Видите? Что это значит? — Вы становитесь агнцами, а Голубь здесь, чтобы вести вас к Пище агнцев, к Пище овец. [Брат Бранхам поднимает Библию—Ред.] Вот это овечья Пища: “Не хлебом одним будет жить человек, но каждым Словом, исходящим из уст Божьих”. Наш дух питается Им.
172 Мне кажется, теперь я должен встретиться с моим хорошим другом, адвокатом Робинсоном. Ты только подожди в здании, не уезжай, пока я не переоденусь и вернусь, потому что я вспотел.
173 Теперь передаю служение брату Невиллу, будут вручать подарки детям. Благословит вас Господь.
174 Всегда пойте “С Небес спустился”. Когда будете её петь, помните, как мы верим в Него: “Вся сущность Бога явилась в Нём”. Благословит вас Бог. Брат Невилл.
175 [Брат Невилл разговаривает с братом Бранхамом—Ред.] Да, если хочешь. [“Да”.]
176 Брат Невилл спросил меня, вернусь ли я сюда сегодня вечером, буду ли проповедовать и сегодня вечером. Не хочется отнимать у него служение, но я здесь, для этого я здесь и нахожусь. Хорошо, я буду здесь и сегодня вечером, если Господь позволит, проповедовать на служении.

A Super Sign

E-1 [Brother Neville says to Brother Branham, "Benefits that God has brought to us through your ministry in...?... We at this time would like to show it, in a small way, by presenting to you a little gift."--Ed.] Thank you, Brother Neville. ["May God's blessings rest upon you. You're welcome."] Thank you, very much, Brother Neville. And thank you, church. Just doesn't know just what's on the inside of it. But I appreciate, with all my heart, all that you have meant to me, and the things that you have done for me. And if it wasn't for you, there would be no me. If there wasn't someone to believe the Message that God gives me to preach, there'd be no use of preaching It. There has to be two of us working together. So I appreciate this very much.
E-3 Our church has always got, more or less, among us here, a sense of humor. Now, when I walked in just a few moments ago in the back room, someone handed me a package, and said, would I walk out to the platform and present this to Brother Neville. In appreciations of my feelings to him, and the fellowship of this church, and what he has meant to us this year, as a pastor in the years gone by, and the hopes and prayers that he will continue to be our pastor through many years to come: a token from the church and myself, Brother Neville.
[Brother Neville says, "Thank you, very much, all of you. God bless you. I truly appreciate the kind things and the helpfulness that has been toward me from each and every one in the congregation. And I truly, this morning, feel deep down in my soul, that every last one of us are deeply grateful to Brother Branham for what he has meant to us, and his ministry. And may God prosper him and bless him as he goes on for the Lord this year, is my earnest prayer. Thank you, very much. I certainly appreciate it."--Ed.]
The little children.
E-5 All right, I think the little fellows now are to go to their--their rooms. And now remember, be real good little girls and boys, out there in the room this morning, for after the service, I think (it looks like) that there was something left here for you in treat.
Now, to the adults, as you see our--our population of young fellows are--are quite a number, we are anxiously waiting until the time that we can have a new church where we can separate those classes.
E-7 Our Sister Arnold certainly has a--an armful, not a handful, but an armful. And my little girl was telling me; she said, "Daddy, it's so hard on Sister Arnold," she said, "because she'll be speaking to us in the language that we would understand, and then the little bitty tot will do something and she'll have to stop and correct them for it. You see?" So it makes it hard on this one woman to have all this class. So we appreciate her and her--her fine cooperation to do what she can in this time of need. The Lord bless her.
E-8 Now, we're hoping someday soon, the Lord willing, to have a nice, big tabernacle, where we'll have all kinds of Sunday school rooms for the classes. For the little babies, with the flanneE-graph; and have up over the pulpit, up this, a great glass-faced nursery, where a trained nurse will be there to take care of all the little ones. There'll be no interfering in the services, at all, walking or tromping around. These little fellows are restless, and they don't understand. We have to understand them; they can't understand us. And so, then a place where everything will be just the way I believe the Lord would have us do it. It will not be fancy, but a nice church. We're looking forward to that.
E-9 Now, for Brother Neville and myself, I've just drew an idea that these were suits of clothes. I don't know, Brother Neville. I--I think it is. I'm not sure. 'Cause it looks like a suit box, to me. Don't you feel the same way about it? ["Yes."--Ed.] And it's either suits or overcoats. And I--I... They both look the same, so it--it goes to show there's no respect of person here. And so I have an overcoat, and I know that they... It's not an overcoat, so it... You have one also, so it must be a suit. And it's just... We just do appreciate this so much.
E-10 And I am sure that, as pastors, shepherds... The word "pastor" means "a shepherd, one who shepherds the sheep." I'm sure that we are grateful to you, each and every one of you, because it was--it was your kindness and thoughts, and money, that put--made this gift possible to us this morning. And through God's grace, we are pledging ourselves to be your pastor, to do everything that we can to lead you in the right way. Maybe sometimes, the way we speak and things, it may be hard to understand. But we're only doing it as guides, trying to guide you to that place, that in the resurrection you'll appreciate us greatly then. For we have considered not our ownselves, in making up when we speak to you, not of our own thoughts, but trying to do just as the Holy Spirit would lead us to do. And that's our, been our endeavor, and we are still endeavoring to do the same thing; that is right, for the pastor and myself.
E-11 We're grateful to see the sunshine. Doc, my brother, was just saying he sent word to Brother Frankie Weber in Florida, said, "Not the only one that can get out on Christmas and wash the windshield off," of his car, in his shirt sleeves. He was doing the same thing, so warm. Well, you know Florida gets tired of the sunshine, looking at Florida all the time, so it has to come up in Indiana and see how everything's getting along up here. Don't you think so? So we're happy that it give us a visit, at--at least for a few moments, this morning.
But above all things, we are thankful for the Sunlight of God, that gives us the shining of eternal bliss.
E-13 I wonder if the little lad, that's just come in, would want to set with his parent. Or, there's a Sunday school class in the back, little fellow, if you'd like to go back there. Brother Taylor, would you direct the little gentleman to the class. That's fine. Sometimes they like to be with their own, you know. They--they have things in common, that they like to talk about. And it's just like that.
E-14 The little twelve-year-old girl, as I've often said, if you see a little eight, nine, ten year-old girl hanging around with grandma all the time, there's something wrong. See, they--they--there's something wrong, because there's too much difference in their age. You can imagine grandma's got a sack of candy somewhere she can put her hand on. And little sis is, them big eyes are brightened up for the sack of candy. Because in common they would have nothing to talk about, nothing but just she could pet her and baby her. But that's the way it is, and we're glad that it's just that way.
E-15 And then I'm making that statement, I did it one time on the preaching of the lamb and the dove. You see, they have things in common. They could talk about things.
The Masonic--Masonic lodge, they have things to talk about, brothers of the Masons' lodge; brothers of the Odd Fellows lodge. Germans has things to talk about to Germans, about the home place, when Germans meet each other over here, one just come from the home place. Italians have things to talk about.
E-17 And Christians has things to talk about. That's why we assemble in places like this, in heavenly places in Christ Jesus, because we are citizens of the same country. We are pilgrims and strangers here to this world. So we love to gather together on these sabbath mornings and prayer meeting times to assemble ourselves together, because we have things in common. We like to talk about common, the things in common, that we love: the Lord, His doings. Someone in their heart burning with something, the Lord healed them, and just wants to present themselves up there, "See what the Lord has done?" Someone received a great blessing, and just wants to go to the church to fellowship these blessings with someone else. See, that's why we have things in common.
E-18 It seems to me that the acoustics is better in the church, this morning. It seems to me. I'm not sure. There's such a rebound in here.
But I'm so glad for the results of last week's revival. See? It has not only given a local stir, but around, different countries, we've heard from it, that the Lord was good. Now, if just burning the old bridges, making things ready, and entering into the Lord, prepared to receive the blessings, if that little time did that, what would it be if we continued on? See? So let's not let it die, just keep pouring on more material all the time until the smoke signals will be seen around the world, that Jesus Christ lives, and there's a fire burning in our hearts.
E-20 After I have made a new dedication my own self, and my wife, and so forth, we've noticed things so different around home. And not as nervous as we were, shaky, and jumpy, "We won't get this and we won't get that." We just go at it just quietly, and get more done.
So now, there's a coming new year. And we don't believe in turning new pages; we just believe in burning the old. So just keep yourself consecrated to God through the coming year; we don't know what the Lord will do for us.
E-22 But we are grateful for every one of you. I'm very thankful to God for every member of the Body of Christ, everywhere. And in all different phases of faiths, no matter how much they might disagree with me, I'm still grateful that somebody... Even if I'd think they would be a little in error in the Scripture, but yet trying to earnestly stand for what they believe. I'm certainly willing to bear with those brethren, and them bear with me in my errors and things, because there is none of us perfect.
E-23 But in the message the other evening, when I spoke of God separating Himself at Pentecost at the junction time, or at the conference where there had to be a decision made, "What kind of a church would this new Christian church be?" That's what the conference was held for. And we find that in that Book of Acts, the 2nd chapter, we find the kind of a church that was decided on: what type of church, what would the church be, what would be the reaction of the Church when it had received Christ. I love that. And I am earnestly contending for that Church that was once established on the day of Pentecost. Now, It was odd then; It's odd now. And It will, as long as there is sin in the earth, and a battle to be fought, it'll be odd to our foes, but yet it's the precious things of God that we earnestly are contending that God will do for us.
E-24 Now, the announcements, I guess Brother Neville has already made them.
And being home for this week to pray and to seek the face of the Lord... For in this coming year by the help of God, if He'll only help me, I want to press the battle harder than I ever did in all my life. And perhaps a great deal of this year will be spent in the foreign fields, and Haiti, and in the islands, and South America, and Africa, and Asia, and India, and--and up in the Scandinavia. And all those is to be decided this week, if the Lord will permit. Therefore, when I feel led to do anything or to go anywhere, and the Lord has sent me to do so, then when I step off the plane on the soil, and seem like here comes one, and said, "Oh, this certain denomination dropped out, this did this, or this went wrong, or we couldn't do this, or the authority says we cannot have the meeting," then I like to stand, "But I come in the Name of the Lord." See? I know that's the devil then. See? It isn't did I make a mistake. I'm led. And then you can stand with your shoulders to the wheel and press the battle.
E-28 Now, before we open the Book, or to ask God to open It as we read It, I'd like to say the reason that I am bringing this message to the church this morning. It's my Christmas message to the church; it's the... If the Holy Spirit will help me to deliver what I believe about it... Now, no matter how well it's written in the Scriptures, and how much a person understands it, they've got to yet depend on the Holy Spirit to deliver it to the people. And it's just after Christmas, when you've heard all the different Christmas stories, and the--the broadcasts, and so forth of the Christmas messages. This will be a little unique, for a Christmas story, but yet God has placed it upon my heart.
And now, let us bow our heads just a moment in His Presence and the shadows of His justice to ask mercy.
E-30 O God, our blessed Saviour and Father, we are approaching Thy throne of mercy. In the Name of the Lord Jesus Thy Son, we are humbly presenting ourselves this morning to offer to Thee our prayers and our thanksgiving for all that You have did for us. In this last week especially, how that hearts has hungered, and the people has fasted, and the Holy Spirit has blessed them, has done great things in our midst. The sick has been healed, and God has been made known, that He lives, and He loves His people.
And that the Words are still so true of the prophet, when he spoke the Words of the Lord God, when he said, "If the people that are called by My Name shall assemble themselves together, and pray, then I'll hear from heaven." Those Words are just as true as the day they were first spoken. And we've found that so, Lord. Now, forgive us, we pray, of all of our sins, all of our unbelief, which is sin.
E-32 And we would pray, Lord, that You would restore to us that faith that once moved that first church. Not asking for flower beds of ease, but asking only for mercy of God, and for His Presence, and His blessings to go with us. Whether it be in this field or a field across the sea, whether it is on luxury, or beds of ease, or whether it is at the battle front, no matter where it might be, Lord, Your slightest will is our extreme desire to serve You. Just make it plain to us, O Lord, that we'll not miss the way, for we walk in a dark and blinded world, amongst sinful blinded people. So clear our way, Father, and lead us as You would sheep of Your pasture.
Let the Shepherd of the flock sweetly and humbly lead His people, as we wait upon Thee this morning for the morning message. May the Holy Spirit speak plain to each heart and may we catch the glimpse of what the prophet was speaking of, and in that, then have the glorious blessings of the Presence of God to confirm every Word. We ask it in the Name of Jesus, Your Son, our Saviour. Amen.
E-34 I would ask our audience this morning, those with the Bibles, if they would desire to read with me, the Scriptures, or to follow me as I read, if you will turn to the Book of Isaiah, the prophet Isaiah, and the 7th chapter, I would like to read from the portion of this Scripture. In Isaiah the 7th chapter, we will begin with the conversation of God to Ahaz, at the 10th verse.
Moreover the LORD spake again unto Ahaz, saying, Ask thee a sign of the LORD thy God, ask it either in the depth, or in the heights above.
But Ahaz said, I will not ask, neither will I tempt the LORD.
And he said, Hear ye... O house of David; It is a small thing for you to weary men, but will you weary my God also?
Therefore the Lord himself shall give you a sign; Behold, a virgin shall conceive, and bear a son, and... call his name Immanuel.
Butter and honey shall he eat, that he may know to refuse... evil, and choose--choose good.
For before the child shall know to refuse evil... or choose good... the land that thou abhorrest shall be forsaken of both... kings.
E-35 If I should say a subject out of this to draw a context, I would like to use the word: "A Super Sign."
When we have the darkest night, and it seems that in sometimes it's so dark in this night that we cannot even see our hands before us, it is at that time that the forked lightning shines the brightest. It's sent to us to show that there can be light in darkness.
E-37 This was during the time of the reign of Ahaz, a wicked king. And if you notice, the--the Lord never addressed the message to Ahaz, but to the house of David. "Hear, O house of David. This shall be a sign." Because they was in war, brethren against brethren, and it seemed to be the darkest hour of Israel's journeys and their pilgrimage. But God blasted forth, through the prophet, an eternal sign. Now, signs are many times...
People have signs. And we live in a world full of signs. Man has tried to achieve certain signs. Man has tried, through his scientific research, by his own achievement, to make a sign that would be an outstanding, or a memorial of his intelligence, of how great he is, or what a mastermind he is. He's done that down through the years.
E-39 For instance, when the marine intelligences of the world, some less than a hundred years ago, decided that they were so smart that they could give to the world a--a sign of their cunning craft, that they could build themselves a ship that there could not be a wave big enough to sink it. And they called this certain ship the Titanic. It was a lasting memorial to the world, that the great art of shipbuilding had come to a perfection, that they could show to the world that this ship could not be sunk.
So with all of the safety upon the intelligence of the builders, and their speech and talks, and scientific proofs that this ship could not be sunk... Then when things are presented to people like that, they--they seem to rest assure that everything's all right, as long as the scientific research says that it's okay.
E-41 So they was crossing the ocean in this ship, on its voyage, and feeling so secure that there was nothing could harm them, they throwed a big drunken party. And all of the women and the men aboard, or, maybe many of them, I might say, become drunk; even, they say even the pilot and the captain, and all of them. And the bands begin to whoop up the--the jazz music, which was the great fad of that day, as we have rock-and-roll today. Because they were safe, they were in a ship that man had given the world a sign of their intelligence, that this ship could take any wave or any sea.
But while they were in this drunken stew, it headed towards the fog. And one of the captains said, that, "We must check the engines." But the main authority said, "Give her, 'Straight ahead!' We've got to be at the port for a certain cause." While she was plunging in the fog, like it was the master of the situation, all of a sudden, she struck an ice gorge, and down beneath the water she went.
And we are told by the poet who wrote the song, "God, with His mighty hand, shows this world it cannot stand."
Their great achievement went to the bottom of the sea with hundreds times hundreds of drunken people aboard. It just won't work.
E-45 It was the late Adolf Hitler who give to the German people a sign that he was a genius, he knowed all about military life. And without discrediting him, he did know much about it. But he assured the German people by building what we call the Maginot Line, or the Siegfried Line, that he poured billions of tons of concrete and steel together, showed his confidence in it, that he moved his headquarters up to the front line, where restaurants and business places operated beneath the ground, where they had billions of tons of steel and cement. No matter how it ever went, Germany was fortified. It was a sign of safety. But the modern blockbuster blowed it into eternity, and Hitler with it.
E-46 It was Nimrod one day, who said that he'd build a tower that would bring his people, he could show what he could achieve by his intelligence. And he was to build a tower that would go beyond the clouds, that if the wrath of God ever come, he could outsmart Him. With his scientific research, he could place the rocks and the stones in such a way that he could take the people to safety by his intelligence. But it was brought to naught by a confusion of tongues, and they couldn't even finish the tower.
E-47 It was Nebuchadnezzar who built the walls of Babylon, and then bragged about it. So great, that, six head of horses and chariots could race around the walls. Its gates was so big, until men sweated their life out of them, pounding the brass into gates that weighed hundreds of tons in the great city, they taken companies of men to swing them open. No one could touch Nebuchadnezzar. But one night in a drunken stew, thinking that they were safe behind their scientific walls, with the weapons of their days, there come a handwriting on the wall. And it was ended.
Oh, how man has tried to carry man to safety, to push himself on to safety by his own signs of achievement. It seems like, because that men seek for a sign, there must be some reason for it, something within a man that would call for a reason or a sign from somewhere, that he could be safe.
E-49 Then God spoke up, said, "I'll give them an everlasting sign. I'll give the church an everlasting sign." It wasn't to be a great wall or a tower. He said, "A virgin shall conceive, and bear a Son, and call His Name Immanuel." That will be God's eternal sign." How simple, how little.
Do you understand that it's the little things that you pass over and omit, that mean so much to God? Can the church conceive that this morning? In our achievement as organizations, and his great buildings and masterpieces, we're omitting the little things that mean so much to God and so much to our eternal destination. We omit those things.
E-51 God saying that, "I'll give you an eternal sign. A virgin shall conceive, and bear a baby." Why, why a baby, why should it be a--a baby? The Creator Himself must come and live in His creation to be a sign to man? Why should it be a baby? Why couldn't He have said, "I'll build a great ladder, and all of you--like Jacob's dream. Or, I'll drop from the heavens, from the corridors of heaven, a string, and give you strength that when you hook yourself into it, I'll lift you up"?
E-53 But He come so simple. And said, "A baby will be born; that'll be a sign. Not only will it be a sign, but it'll be a super sign." A baby. Why, the intelligence of science would laugh in the face of such a thought. But to God, it was a super sign. "A virgin shall conceive, and this baby will be called Immanuel, which by interpretation will be, 'God with us.'" That's the super sign.
God of heaven living with people is the super sign. It would be not a sign only for that day, but for this day and for all days, that God lives with His people. Immanuel, God with us, this is the super sign. This is the eternal sign, the everlasting sign, God gave.
E-55 And why did He become dust, the very dust of His Own creation? The Creator became that, dust of His creation.
Man trying to do big big things; but when God gave a sign, it was a little thing. Man try to deal with big affairs; God deals with small affair. Man tries to say, "Because everyone goes this a-way, let us do like they do in Hollywood." God wants the minority. He wants to--to omit all the big things to receive the little ones.
"A Baby will be born, little Immanuel will be born." God of the creation become part of His own creation. God, the Creator of the heavens and earth, Who made the dust and the trees, and all the things that is, become part of them. That'll be a sign, He will come through the way by a human being.
E-58 Now, He could've come some other way. He could've come by the way of other, of--of other ways He has of coming. But He chose to come this way, to give a sign, the super sign. "A virgin shall conceive, and bear a Son, and they will call Him Immanuel." Now, what was it for? What reason?
Why didn't He choose to become an Angel? He could've done it. He could've come a--a full matured man. He could've become with a full salute from heaven, with the Angels and all the Beings of heaven; lay down from the corridors of heaven, the golden ladder, and He could've climbed down with an Angel band. He could've did it.
E-61 But He said, "I'll give you a sign, a super sign, an everlasting sign. A virgin shall conceive and bear a Child."
And when He had to select a place that this child would be born. He could've come down the ladder, with all full heaven salute. He could've come down from heaven as an Angel, or come down as a full matured man. But He also, could've come in a king's palace. But He said, "I'll give a sign." And the sign was told to the shepherds, "You'll find Him in the stable, wrapped in swaddling's cloth." That's the super sign, borned over a manure pile, and the stink of the barn, with not even clothes to put on Him: Immanuel. The devil wants to make things big and bright. God keeps things humble. A super sign, "You'll find the baby wrapped in swaddling's clothes, laying in the manger. This will be a sign, the super sign." When He was on earth, He was so poor... How we talk about hard times? Who is this little One? It's Jehovah.
E-64 Jehovah God became man, took on our stock, crossed Himself from God, and become man. There's the sign. Become... He was God, and became man, not rich men, but poor man. This is the super sign. "You've asked for a sign," said God, "I'll give you one, an everlasting sign."
He could've come otherwise, as I've said, but a baby. Why did He become a baby? When that first little toothless mouth opened in that manger, on that first crib--first Christmas morning, in His little manger crib, and the first little yell that went from His voice, that was God crying. Jehovah crying: a man. Come from God; and was man, every whit, man. Come to the world with nothing, but still man. What was He trying to do? What was He purposing?
E-66 He cried like a baby in the manger. He played like a boy, on the street. He toiled like a man, but yet He was Immanuel. This is the super Sign: God dwelling in the creation that He created. The super sign, "It shall be a sign unto you."
He was so poor when He come to the earth, He come through a borrowed womb, a borrowed womb of a woman, and had to borrow a grave to be buried in. God... A virgin shall conceive without sexually interception. Jehovah borrowed the womb of Mary, a woman, to perform the duty, that He'd give an everlasting sign. And was so poor on earth, after thirty-three years and of a half, of ministry, He had to borrow a grave to be buried in. Can you imagine? Talk about immaculate conception, what meanest thou anyhow?
E-68 Can't you see the real Sign? It's Jehovah become one of us: Jehovah God on earth, as a fugitive, a pilgrim in the land that He created: rejected, and pushed, and laughed at, and scoffed at; a stumbling Stone to the unbeliever, a Rock of an offense; a devil, to the religious world, but an eternal Sign to the believer, "God with us," the super Sign. Do you see it? God made manifest, God presenting Himself to the world as a fugitive; could've come some other way, but chose to come this way.
Listen to this. Don't miss it. I think that God had in His mind it would be appealing to the human being. It is to the believer. It is appealing when our God becomes one of us, but to the starchy, ungodly, a stumbling Block. "I'll give you the sign, a virgin shall conceive. Immanuel will be with you." God thought it would appeal to the human race, that our God would be one of us, that He would cross Himself and become our dust, that He would become our stock, a human stock, the Creator Who made all things. And again, it fulfilled prophecy. The prophets had saw it.
E-70 And another thing, the Word was made dust, flesh, and dwelt among us. The Jehovah, the Word became human, became dust, and tabernacled with us. Everlasting Sign shall never end. Oh, when we think of it, an eternal Sign, the super Signs of all sign, God becoming one of us.
Then again, He must be the Seed of Abraham. Abraham, of course, was the seed of Eve. He was the woman's Seed that was to bruise the serpent's head. But Abraham, if you can catch it, he had faith in God, which united the Spirit of God with the flesh of man. That is where the faith come. There's why He could be the Abraham Seed, not all flesh, but the uniting of Spirit and flesh together, God, making Himself, tearing out, rooting out all evil, bringing into submission the flesh, the dust that He created, and live with you as a--a partner.
E-72 Another thing, He never defiled or contradicted any of His laws. He cannot do that. So a virgin... "I'll give you a Sign," not a Titanic, not a U.N., but "I'll give you a sign of safety. A virgin shall conceive, and she shall bring forth a Son, and call Him Immanuel." That's the sign. Yes.
You see, in God's laws of redemption, as it was with Boaz and Naomi, it had to be a near kinsman. And the only way that man could be redeemed, God had to become a kinsman, near. I want you to see it. He never become kinfolks altogether to the rich, to the mighty, but He was born in the stable, wrapped in swaddling cloth: not to the adult, but to the child. He was God over the creation. He chose to do it. Not come a full matured man, He came that He might suffer the feelings of the little babies. He came that He might go through the teenage temptations. Might go, that He could toil the toils and snares of the devil, as a man, and make a way for people of all ages, of all ages and of all classes: the poor, the rich, the all. He became poor, that, through His poverty, we might become rich and heirs with Him in the Kingdom. A sign would be given, crossing Himself, making Himself something different than what He was: now a super Sign, crying as a baby, playing as a boy, toiling as a man, but it was God living in all stages of life like we do.
E-74 You know, God has give many signs that He was God. He gave a sign to the antediluvian world that He was God, the God of judgment. He drowned the people in the days of Noah, and floated the righteous in an ark; a sign that He was just and judgment was sure. That's a sign, that every unrepented sinner will perish in the judgment, that the righteous shall be saved by the mercy of God.
He gave another sign at the burning bush. What was it when He caught His runaway prophet? "I have heard the cries of My people, and I've remembered My covenant"? He gave another sign there, that He was a covenant-keeping God, that He remembered everything that He said, every promise that He made. He gave a sign at the burning bush, "And I've come down to deliver them."
E-76 Watch God in His ways of work. When He created the heavens and earth, He called the Angels together, and He said, "Let us." Every place in the Scripture where He did anything mostly, "Not Me, but My Father."
But when it come to the plan of redemption, He came alone; nobody was with Him. He was the only One that could come. An Angel couldn't do it. Another man called His son, couldn't do it. One called something else, a holy virgin, or a holy mother, or--or some saint, couldn't do it. God had to come. "And I'll give you the Sign. A virgin shall conceive; and a baby will be born, and He will be Immanuel: God with us," the super sign. God in His people. God with His people. God become His people. God and man became one. A Sign, a stumbling Block to the world, but a blessed hope for the believer, a Sign that will be evil spoken of.
E-78 He had another time that He proved. He proved in the flood that He was the God of judgment, and a God of mercy to those that keep His commandments.
He showed at the burning bush, by a sign, that He would keep every promise that He made. And at the Red Sea, He showed that He'd make a way for those who were trying to do right and follow His commandments. No matter what cuts it off, God proved at the Red Sea, and gave a sign, that He could open up the sea. In every temptation, He'll make a way of escape. Say, "Mother don't believe it. Daddy don't believe it. The church don't believe it." I don't care who don't believe it. If you believe it, God will make a way of escape. He gave a sign that He would. They were on their way, straight to the promised land, where God promised them; and the Red Sea shut them off, and they got in trouble, they didn't know what to do. God showed that He'd make a way of escape in every temptation, every trial. If you can't quit smoking, take God one time. You can't quit lying, can't quit stealing, can't quit having temper; take God with you one time. If you don't feel like going to church, and you can't get anywhere, take God with you once, take His promise. He proved at the Red Sea that He'll make a way of escape. God's gave many signs.
E-81 But that night when He said to the shepherds, "Go down into Bethlehem, for this day is born Christ the Saviour. Christ, the anointed God, this day is born by a woman." God...
Not making her a god now. He just borrowed the womb of the woman, the same as He borrows this body to preach the Gospel from, and same as He borrows your body to do the work that He wants to do through you, because He still is Immanuel, a Sign, God with His people, God living among His people, the super, everlasting Sign. It can never fail. It'll always be the sign.
E-83 You talk about these signs, what about this one? Before you can ever get any other sign, the sign of speaking with tongues, the sign of prophesying, the sign of any supernatural, you'll have to go back to the original sign, the eternal and everlasting sign. Get straight to start with, and upon that foundation, which is Rock through the ages, and nothing will ever touch it. The gates of hell will be against it, but cannot prevail. Get that Sign, "A virgin shall conceive and bear a Son."
And He told these shepherds, "Here's how you'll find Him. He'll be in a manger, in a barn, wrapped in swaddling's cloth. And when you look upon Him, believe, for He is God among us."
That Sign wasn't only to the shepherds. But it was given to all the world to look upon Him and see who He is. It's God with us, Immanuel.
E-86 When He was here on the earth, He proved that He was God, proved that God was in Him, because the signs of God followed Him. He said, "If I do not the works of My Father, then believe Me not. But if I do the works of My Father, if you don't believe Me, believe the works, the sign": Immanuel. "I and My Father are One. My Father has sent Me. And as He sends Me, so send I you. The Father was sent Me is with Me; He's in Me and doing the works of Himself. It's God in flesh."
E-87 Didn't Lot get a taste of that before the destruction? When He seen God manifested in flesh, eating a calf, drinking the milk of the cow, eating bread off the hearth, and stood with His back turned to the tent, and with the personal pronoun "I... I... Seeing that Abraham is the heir of the world, I..." In other words, "I'll make it known to him."
Who was He? Then He said, "Abraham, where is your wife, Sarah?" It shocked him: God in a prefigure of Christ made flesh.
Said, "She's in the tent, behind You."
Sarah laughed. And He said, "Why did Sarah laugh?"
E-89 When Immanuel become through the womb of a woman, instead of appearing as a theophany, He said, "As it was in the days of Lot, so will it be in the coming of the Son of man."
When He was on earth, those apostles went forth with the Gospel, that even the Angels looked over the banisters of heaven, the corridors of the glory Land to look into it. You who are putting down Scripture, as I see you writing: I Timothy 3:16: "Without controversy great is the mystery of godliness: for God was manifested in the flesh, believed on in the world, seen of Angels." The Angels raised over to take a look at God; when, they once waved their wands before Him crying, "Holy, holy, holy," when He was setting yonder as a Pillar of Fire, and the glories of heaven. And when He become man, Angels come and looked over to see Him, Jehovah, made flesh. Sure, "Without controversy great is the mystery of godliness."
E-91 "I'll give you an everlasting Sign," for God was made flesh among us. He dwelt in flesh. It'll be an everlasting sign. Not only to the shepherds to look and believe, but for you the Branham Tabernacle, and for this cruel world to believe that that is God. God gave that Sign. Jesus said, "As the living Father has sent Me, and come with Me and was in Me, so send I you; the living Father to go with you and be in you an everlasting sign. These signs shall follow them that believe. Lo, I'll be with you, even in you, to the end of the earth. I'll be with you. The end of the world, I'll be there with you."
E-92 Someone, as I have said before, wants to make Him a little short God. He was man; God was using a man. God was using a flesh that He created Himself in order to create through Him and to "Bring through Him many sons," says the Scripture, "through that obedient Son. Through one son all fell; through an obedient Son all shall live that believe." God with us, a sign, said that would be a sign. Jesus so loved to refer to Himself as Son of man, man Himself, just a man, "I am nothing; the Son can do nothing in Himself." But it's the Father [Blank.spot.on.tape--Ed.] was in Him, the Immanuel, the God, the--the baby, God, Jehovah God, that little baby cried, that was Jehovah. Did you see it? God living in a baby. God living in a teenage. What type of a teenager was He? He set the example. When He was lost by His father and His mother, they looked about to find Him, and they found Him in the temple, What did He say, as a teenager? "Know you not? Wist thou not that I must be about My Father's business?" Example for teenagers.
E-95 As a man, with all the pomp of the world offered Him, everything laying right in His hands, to become the greatest of all men, the richest of all men; Who could tell people where fish had coins in their mouth, could pump the best water out of the wells and turn it into wine, that could change anything that He wished to change, that could take five biscuits and feed five thousand, with a power in His hands to become a great man, but still chose to be poor: didn't even have a grave when He died He had to borrow one. "Immanuel, this will be a sign." How does God come? In the poor. How does God deal? It'll be an everlasting sign with the poor, the uneducated.
E-96 "A sign," said the great prophetess Ann. When Simeon raised his hands in the temple, and holding that little One in swaddling cloth, and says, "It's a sign that'll be evil spoken of, for the fall of Israel, but the gathering together again too; a Light to the Gentiles..." What? "God with us," not in the rich and the haughty, but in the poor, born in a stable, "God with us." What kind of a things did He do? Watch His things He said. Watch Him, what He said.
For God Himself said, "This is My beloved Son, hear ye Him. This is My Son Who I am pleased to dwell in, hear ye Him." He said, "I'll be with you always, even to the end."
He sent forth His apostles. They burnt the earth up in their days, as God being one with man. They baptized the people in the Name of that God, Jesus Christ. They lived so close to Him till He manifested Himself through them, through signs and wonders and gifts of the Holy Spirit. "God with us." They preached there was one true and living God.
Man has built all kinds of towers on three or four gods, or two gods, but there's one God. That message was to be revived in the last days.
E-101 You had better get your thinking on now, open up your hearts. Ask God to reveal this to you, what I'm fixing to say. When He come, He fulfilled what the prophets said. And when He's coming in the last days in the latter rains of God, when both former and latter rain will be poured out, He's coming just exactly the way it was prophesied of Him: "It shall be Light in the evening time." What was to happen? Immanuel, the same Son, the same Light, the same God that come to dwell in flesh with His people at the day of Pentecost, will come in the like manner in the last days, for it shall be evening Light. What is it? There shall be a sign, an everlasting sign: God with us, God in us, God through us, man and God becomes one. Jesus died, that He gave that precious Life, on His decision, (in last Sunday's Message), because He gave it for a decision that He might bring many sons to God. Immanuel with us, the evening Light people, it would attract them.
E-103 When God gave the sign, "This will be a sign. God will be dwelling in flesh." He thought that would attract the people. It did. "For as many as received Him, to them gave He the power to become sons of God."
And it's supposed to attract the evening Light people when that same Light shows. God and Christ are one. Peter said, "Let it be known unto you, that God's made this same Jesus, Whom you crucified, both Lord and Christ," a sign evil spoken of. But the evening Lights is here.
E-105 As the late minister of the Gospel, when the Pentecostal message first started falling, the late Doctor Haywood, just before he... I guess, that maybe when he was in his best, one day when the Spirit struck him. He was a poet, besides a preacher. He grabbed his pen and penned it.
It shall be Light in the evening time,
The path of glory you will surely find;
In the water way is the Light today,
Buried in the precious Name of Jesus.
Young and old, repent of all your sins,
And the Holy Ghost will surely enter in;
For the evening Lights have come,
It is a fact that God and Christ are one.
E-106 The evening Lights... If we are walking in the evening Light, the evening sign, then it was to be the same Light and same sign, an eternal sign. Then the same signs will follow the evening Light. Whew. Do you see it? Can you understand it? That's the message this Christmas: the evening Lights, the signs of the Messiah accompanying It, accompanying the Message. The evening Lights are here.
It's evil spoke of. They'll turn you down, your brethren. Who turned Him down? His brethren. They loved to see Him perform the miracles. But when it come to Calvary, where were they all at? When it comes to that crucial moment, where God in His Truth and His Bible is to be made manifest, where are they? They back away.
E-108 "There shall be a sign given unto you. And these signs shall follow. The works that I do, shall you also; even more than this, for I go unto My Father."
"It shall be Light again in the evening time." Oh, this dark day that we've been through... But for forty years the clouds has been clearing back, through the first reforming, of the bringing forth the message that God and Christ are one, that God was made manifest in flesh. He chose to dwell in human flesh. And today they make Him something setting on a throne; they make Him some prehistoric something; some of them wants to take Him back to a philosopher; some wants to make Him a prophet. But, brother, He's God in you, God manifested in the flesh. How?
E-110 How did they know He was God in the flesh? He said, "If I do not the works of My Father, then I've told you wrong. But if I do the works of My Father, you believe it."
And now the same thing. The message is revived again in the last days, the message of Who He is, what He is: Immanuel dwelling in you, with the same works that He did, manifest Himself through you, the very same things that He did. It's the evening Light. It's evil spoken of. It's a hard way.
E-112 It meant something for the rich young ruler, yet his heart hungry, to come to Jesus, and said, "Rabbi, what must I do to have Eternal Life?"
Said, "Keep the Commandments."
He said, "I've did that since a child."
Said, "You want to be perfect then?" Said, "Follow Me."
But he went away sorrowful. It was too much of a price. If he could've give Him some money and built a big church somewhere, put hisself a member, he'd have easily done it. Don't you see how that's patterned today amongst the rich? There were others, not only the rich, but poor; many of them from the slime pits, and so forth, they refused because of popularity. Because He was unpopular. He was Immanuel. They said, "That's criticism. That's--that's the devil. That's mental telepathy. That's--that's Beelzebub." The teachers of the day, their big churches, said, "Nonsense."
But God said, "It's an eternal sign, the super sign, the sign of all signs, that God is with you, even in you, to the end of the world." There's your super sign. It exceeds all signs. It's the first sign. Acts 19, those people had to come back and recognize that sign before they could ever receive the Holy Ghost: Acts 19:5. Yet, a believer that had the Bible, and had a fine preacher that was proving that Jesus was the Christ, yet before they could come into it... And to see the sign, they had to come and be rebaptized, have hands laid on them and receive the Holy Ghost. That's true.
But in the Evening time the Lights are here. And It's criticized; it's made fun of. It's evil spoken of. The prophet said It would be evil spoken of, a stumbling block. Evil spoken of, made fun of, criticized; Immanuel in us, working His will through us.
E-117 Oh, today, my pilgrim brother, my sister, believe that sign. Look into the manger of your own heart and see if you are able to say within yourself. See the sign that the shepherds seen: God in flesh, dwelling amongst the poor, the needy, the offcast. See if you can understand it. God in your heart, God in here, watch and see if He manifests Hisself right, in sweetness and meekness, as He did.
E-118 A few years ago, there was a girl who went off to college, and with a lot of her colleagues there, she become a very little smart aleck, from her old country teaching that she'd had as a mother in a country home. And one day she decided, some two years later to visit her mother again. She wrote her a telegram and told her she would arrive on such-and-such a train, to meet her at the station. However, she brought another little smart aleck with her. And she'd become a smart aleck herself. And she brought another one with her, that was kind of one of the modern-day's sophistications, know-it-all, teen-annie.
E-119 And when she arrived at the station, when she started to get off of the train, she looked and there stood her mother, looking with all that was in her to see where her daughter was. And when the girl that was with her... mother saw her with her face all scared, and her hands all burned, and she looked terrible, old, and looked horrible. And the girl that was with the little Mary, said to her, "Wonder who that old wretched looking thing is?"
And the girl was ashamed of her mother. She said, "I don't know. I don't know who she is."
And her mother, when she seen her daughter, run to her and throwed her arms around her, started to kissing her.
She pushed away, said, "I don't know you. You've got the wrong person," because she didn't want to be affiliated with such a person that someone else would laugh at and make fun of.
There happened to be a man, a conductor of the train, standing by. He grabbed that young woman by the shoulder. He said, "Shame on you, you miserable thing. I remember the case very well."
E-124 And the people gathered to hear what had taken place. He held the girl right out, and he said, "This young girl, when she wasn't six months old, was in her little crib in the upstairs. And her precious mother, the most beautiful woman I ever saw," said the old conductor. Said, "The house caught fire while her mother was hanging clothes. And the neighbors all run, screaming, they seen that the mother never noticed it. It was on the porch side of the house. And the blazes had got well ahold, and it was gone into the air."
E-125 And said, "They couldn't hold that frantic mother. Her baby was upstairs." And said, "All of them cried, 'You can't pierce those--those blazes.'" But she grabbed the sheet that was in her hand from hanging them up, and it was a wet sheet. And she threw it around her, and through the blazes she went, and upstairs, not thinking about her own danger. Then when she got there, she knew she couldn't wrap the sheet around herself to go back. But to save the beauty of her daughter that was to follow her, she wrapped the baby in the sheet, and run through the blazes, with her bare face and hands and arms. And it burnt the meat off of her body, and shrunk her cheeks to her bones, and marred her, burnt her hair off, and the--the--all to the bones on her finger."
Said, "She become ugly, that you might become pretty. She forfeited her beauty; she forfeited everything that she had, that she might save you. And then you stand and be ashamed of that precious mother?"
E-127 Brother, when I see God, the God of heaven, forfeited His throne, His beauty, and all that He was to be borned on top of a manure pile, be wrapped in swaddling's cloth, to be made fun of by His signs and His wonders, to be called a devil; should I be ashamed of Him? No, sir. Let the classic world do what they want to do. To me He's the super Sign. The Holy Ghost in me screams out. It might make me act funny and be a crazy man to this world, but I cannot deny Him Who done so much for me. He took my place in death. He took my place at Calvary. He done all these things. He condescended from heaven, from the pearly white thrones to become a man; to taste my suffering, to go through my temptation, to know how to be the right kind of a mediator in me, to lead me and to guide me to Eternal Life. And through His poverty, I am made rich. Through His death I'm given Life, Eternal Life.
Don't deny Him. Don't be ashamed of Him. Don't be ashamed of Him. But embrace Him and say, "Yes, my dear Lord, give to me like they did on the day of Pentecost. Lord, give to me the Holy Ghost. Pour It into my heart. I don't care what the teenagers say. I don't care what the world says; I'm not looking to them. I'm looking to You." What is it, joining church? No, the super Sign, Immanuel, God with us.
E-129 Let us pray. In the audience of the people this morning, is there some here that would like to say, "To me, I'm ashamed of my life. I'm not ashamed of Him. I'm ashamed of my life to offer to Him Who was made ugly, and despised by the world?"
"A Man of sorrow, acquainted with grief. We all hid our faces from Him," said the prophet. "He was despised and rejected. Yet we did esteem Him stricken and smitten of God. Yet He was wounded for our transgressions, and bruised for our iniquity; the chastisement of our peace was upon him, and with His stripes we were healed."
E-131 Would you be ashamed of Him? If you are, come to the altar and repent of your sins. If you're not ashamed of Him, and you're ashamed of your life that you've presented to Him, such an awful thing. You been ashamed many times before the boss, before your women friend, before your man friend, before your girlfriend or boyfriend. You've been ashamed of Him, Immanuel dwelling in you. Raise your hands and say, "God, forgive me for being ashamed."
E-132 Our Lord and our God, we humbly and most graciously ask You to accept our apology this morning for all of our shortcomings, for all of us at times are guilty. We are guilty for standing for Truth. We are guilty. When they want to call us some evil name, like, oh, "holy-roller," or some evil thing that is not so, yet sometimes we back off like Peter and warm ourself at the enemy's fire. Forgive us, Lord.
The new year's approaching us. May we start from this very hour, and see the super Sign of God among us, God living with us, dwelling in us, performing, doing exactly the way He did. And the evening Lights are here.
Forgive us of our shortcomings. Forgive our sins.
E-134 And we most graciously, Lord, accept Your Christmas Present, the Son of God to dwell in our flesh, our dust, to live with us, sanctifying His way by His Own Blood, and giving us the assurance of Eternal Life. We thank You. I thank You, Lord, for this great wonderful Present from God, for It is a gift, a gift of the Holy Spirit, all packaged up in the Name of the Lord Jesus. We're glad to receive it. We thank You because our church stands for that sign, because the sign stands for the Church's Teaching. We stand for it; it stands for us. And it's known among the Christians throughout the world today, of a poor, ignorant bunch of people at 8th and Penn Street, at Jeffersonville; that Immanuel, the Pillar of Fire from the wilderness, the Jesus of Galilee, the Holy Spirit of Pentecost, made manifested by all Immanuel's signs in the evening Light. We're so thankful, Lord. And many others see it and receive it. For we ask it in Jesus' Name, and for His sake and the church's sake. Amen.
E-135 I wished I had the voice of a singer. If I should have the voice of a singer just now, I would love to sing to you my favorite hymn, wrote by my precious friend, William Booth-Clibborn.
Down from His glory, the ever living story,
My God and Saviour came, and Jesus was His Name.
Borned in a manger, to His own a stranger,
The God of sorrow, tears and agony.
O how I love Him! How I adore Him!
My life, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
What condescension, bringing us redemption;
When in the dead of night, not one faint hope in sight; (Then the forked lightning came.)
God, precious, tender, laid aside His splendor, (Stooping to a manger, a stable full of manure, to be borned in.)
Stooping to woo, to win and save my soul.
O how I love Him! How I adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-136 And then He is in me, and I am in Him, and in you, "In that day, you'll know that I am in the Father, the Father in Me, and I in you, and you in Me," God, Immanuel, with us.
It was that Immanuel that seen George Wright setting down there just now, laying there dying, when four doctors passed him. It was that Immanuel, when He had to borrow a womb, when He had to borrow a--a grave; He borrowed my eyes, said, "Go, tell Brother George, 'THUS SAITH THE LORD. He'll dig the grave of those preachers and things that's laughing at him.'"
It was that Immanuel; it was that same One that--about the little animals the other day in the woods. It was the same One, about Margie Morgan setting there, all the rest. It was the same One Who borrowed the mental faculties, the senses of the body to present Himself to the world today through you while the evening Lights are shining. God be merciful, friends.
E-139 I'm taking so much of your time. Let's try it. Give us a chord, "O how I love Him!" How many know it?
O how I love Him! How I adore Him!
My life, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
[Brother Branham begins humming "Down From His Glory!"--Ed.]
... How I adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-140 [Brother Branham begins humming, "Down From His Glory"--Ed.] Now's the time for Him to show His grace. A mother brings a little baby here with leukemia, cancer in his blood stream. That evil to a baby? God hears my voice. "Speak the word, and it shall be so." For, Lord, You've said, "Say to this mountain, 'Be moved,' don't doubt; it shall be." In the Name of Jesus Christ, the Son of God, I condemn this devil called leukemia. The disease of this child's body, it shall leave it...?... in the Name of Jesus Christ, may it be so.
... My sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
How I love Him. I just can't let it go. I want to, just like Jacob, hold onto it.
... adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all! ("This shall be a sign.")
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-142 Isn't He wonderful? Don't you just feel like worshipping Him, just in the Spirit, just worship Him? [Brother Branham begins humming, "Down From His Glory"--Ed.] Just forget yourself now. Don't be ashamed. The Holy Spirit is here. That's the Holy Spirit. Just meekly in your own way...
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him. (There...)
What condescension, bringing us redemption; ("This shall be a sign.")
When in the dead of night, not one faint hope in sight;
God, precious, tender, laid aside His splendor, (Think of what He did.)
Stooping to woo, to win and save my soul.
Let's raise our hands when we sing it.
O how I love Him! How I adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-144 Lord, we'll never be able to understand the riches, the fullness of Your Spirit until we see Him at that day when He shall come. We may be sleeping in the dust. I may have to turn back to the original dust, but that will not worry me one bit. "I know that He'll call, and I'll answer. And then I shall see Him as He is. This corruptible body will be changed and made like unto His Own glorious body, whereby He's able to subdue all things unto Himself."
I will ever be grateful to You for the Christmas gift of Christ in my heart, to know that it's the same Christ, because He does the same thing. He makes me feel and act like He did at the beginning, to His servants.
I'm thankful for a Church universal, triumph, already predestinated, and called, and sealed, and ordained to that body. I find them in Asia, Africa, Rome, everywhere, Indiana, through the states, Africa. Everywhere around the world I find that Church triumphant, who knows that You have come in the flesh. And You said that, "Every spirit..." In Your Bible You said, "Every spirit that does not confess this, is the wrong spirit, the antichrist. Every spirit that doesn't witness this same thing, that Christ has come in our flesh, is the antichrist spirit."
E-147 Father, God, help me to--to jerk those firebrands out yonder. I can see them, Lord, out yonder, see the lepers at the gates, look at India yonder, at the Taj, at the gate, them poor things crawling on the ground, no feet; see them poor little black boys yonder in Africa, their little hands reaching up. O God, send me, Lord. Let the Angel come with a coal of fire, burn into my soul, Lord, and take all the dross and sluggish out, that I might go as a--a firebrand of God to pluck from the fire those who are in gross darkness.
Bless my little church, Lord. Oh, I can see the little sawdust trail down through here, see the precious people; people driving by in their cars, laughing at them, because they got their hands up, praising God. But someday Jesus will come, and all things will be made right. We won't be ashamed, Lord. We'll join with Paul of old and say, "I'm not ashamed of the Gospel of Jesus Christ, for It's the power of God to salvation, to Eternal Life, to everyone that believes." Help us to live that way, Father. We're worshipping You now in the Spirit in heavenly places. We thank You for this visitation this morning. In Jesus' Name. Amen.
E-149 Just once more, will you?
O how I love Him! How I adore... (Lord Jesus, bless...?... in Jesus' Name.)
... My all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
Just want more of Him, don't you, Doe? That's my sister, my sister in flesh.
O how I...
My daughter-in-law. They want more of God. Brother Grimsley coming, wanting more of God.
My all...
That's it. Brother Wood is coming. Brother Collins, Methodist preacher, his wife, others...
... became my Saviour.
This is the works of the Holy Spirit calling, Himself.
... dwelleth in Him.
O how I love Him! (Just express it in your own way now.) How I adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-151 Lord, Lord, here they are, the sheep of Your pasture. Feed them, Lord, on Thy Spirit. They are giving theirselves to You, Lord. They are consecrating their lives to Thee. They stood because they're not ashamed of the Gospel of Jesus Christ. We know that You're here, the great Pillar of Fire, the Christ, the Holy Ghost.
... adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
[Brother Branham begins humming, "Down From His Glory"--Ed.] Just speak in your own words now. That's the Holy Spirit that brought you here. Just tell Him you love Him. Same Holy Spirit that raised them up on Pentecost, you stand here crying, weeping, rejoicing.
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
Without reluctance, flesh and blood His substance, (a little baby in there)
He took the form of man, revealed the hidden plan.
O glorious mystery, Sacrifice of Calvary,
And now I know Thou art that great "I AM."
O how I love Him! (O God.) How I adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-153 Oh, love that won't let me go, love that grips my heart beyond anything, the sweetness of the Presence of the Holy Spirit; while His church is standing around the altar, adoring, looking into the manger, seeing the same thing the wise men saw: God made flesh.
... became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
If there's anything wrong in your life, confess it now in the Presence of the Holy Spirit, while quietly. Look into your heart, see if there's a manger there that can stand the criticism on your confession that He is God.
... all God's fullness dwelleth in Him.
E-155 With your heads bowed now, just offer a prayer yourself. This is the Holy Spirit. Can't you feel the meekness and gentleness of the Spirit of God, sweetness, lasting Life?
Where there are tongues, they shall cease. Where there's prophecy, it shall fail. Where there's knowledge, it shall fail. But when love is come, it endureth for ever. Love suffers long. It vaunteth not itself. It is not puffed up. It doesn't misbehave itself, unseemingly, but it humbles us, sweetens us, puts in the sweetness in your soul.
E-157 Let's pray now, each one in your own way, thanking God for what He's done.
O Lord, in the sweetness of this song, expressing by the keys, not an uncertain sound, but a sound that means to us, Who our God is. As the Word has expressed it, now the music expresses it, now our hearts express it, Lord, our attitudes toward You. We come forward. They stand to their feet. They love You. Together, Lord, we stand as Your sheep, the sheep of Your pasture. We love this Food; It's good for our souls. And we know that God lives with us. We know that God was emptied into Christ, and Christ was emptied into the Church.
And here we stand today, when all kinds of religions, and all kinds of denominations and phases, all kinds of beliefs, but yet the Word speaking for Itself, God manifested. The super sign that God is still manifested in the flesh of His people, doing the same signs and wonders, appearing in a form of a Cloud, a Pillar, dwelling among us, discerning our hearts, foretelling us things to come, healing our sickness, making us so heaven bound that we become beside ourselves. Till we do things strange to the children of the world; how they stand by and laugh, and think that we are crazy; just as they did at Pentecost, saying, "Are not all these drunk?"
But how I love Him! How I adore Him!
My breath, my sunshine, my all in all!
The great Creator became my Saviour,
And all God's fullness dwelleth in Him.
E-160 Do you raise your hands now to pledge your faith in God, your vows to God, your loyalty and tributes to God, the church over?
We now, O Lord, present ourselves to You, after this blessing of manifestation of Your Presence, know that God's still manifested in our flesh. He became our dust; He became our stock; He crossed Himself from God to become man, that man might live in Him. And we feeled You this morning in our spirits. We see Your works and Your manifestations. We love You. We pledge ourselves anew to You, to honor You, to love You, and to do everything that we know how to do, that would be pleasing, to live lives that would be like Christians, that would bring no reproach, but would be a blessing to Your great Holy Name. This we do, Lord, as Your children, in the Name of Jesus Christ. Amen.
E-162 I want to ask you something before you take your seat. Did you ever feel such a sweet thing, the sweetness of the Holy Spirit? Nobody to say a word; just automatically rising, coming forward. The glory of God... See?
I've been praying and studying, two days, on this; more than that, since last Sunday, or last, yeah, Sunday, how that that super sign, how God said, "I'll give them a sign. I'll be in their flesh. I'll be like them; they'll be like Me." He said the Angels look over, or said... The Angels said to the shepherds, "Look into the manger; you'll see what I mean." That sign wasn't just for Angels. It wasn't just for shepherds. It's for the world to see and believe that God dwells in flesh.
And through the offering of that flesh, He sanctified our flesh, that He might dwell within us; God in you, Christ in you. "Lo, I am with you always, even to the end of the world." Don't forget this. Keep it in your hearts.
E-166 I received some mighty fine Christmas presents: a movie camera, and many other things, guns and things, that people love me, they give me. How I appreciate that.
But oh, this, this Eternal Life, the blessed assurance that Christ lives in us, that His fullness dwells within us, makes us rise and act different. Because you, when you do that, you become a fugitive to the things of the world. You become a pilgrim. You reckon yourself dead to the things of the world, and alive in a new life. Now you're an alien in the world. You're an alien because you've professed plainly by your action that there is a city whose Builder and Maker is God (See?), and you no longer care for these things of the world, but we're a heaven-bound people looking for that city whose Builder and Maker of God.
We are Abraham's Seed because we have believed on the Lord Jesus Christ, and have died to the things of the world, and have been raised again in the resurrection of His likeness, to walk as Abraham did, seeking a city to come, taking God's Word, calling everything else contrary, to entertain angels in our home, like Abraham did, the messengers of God that brought the message. Oh, what a time. Professing that we don't want no more of the world, we want Him and Him alone; He is our Saviour.
E-168 As you journey from this building this morning, take Him with you. Never let it leave. Be sweet in your soul all the days of your life. God bless you now as you go to your seats, and the children has their presents. God bless you.
Is it a--to be prayed over? [A sister answers, "Yes."--Ed.] Someone's handkie' here, sister. The Lord God be merciful to this brother. Take the drunken spirit off of him, Lord. May he be drunk on new Wine of God. In the Name of Jesus Christ. Amen.
E-170 Isn't this just heavenly? How many feels that, just--just, just a sweetness? Nobody knows what to say. I don't know nothing to say. I'm just--I'm... I'm lacking for words. I--I don't know what to say. Just His Spirit just move in. See?
What is it? You are becoming lambs, and the Dove is here to lead you to lamb's Food, sheep Food. This is sheep Food, "Man shall not live by bread alone, but by every Word that proceeds from the mouth of God." Our spirits live on that.
E-172 I think now I'm to see my good friend, Attorney Robertson, if you'll just wait at the building long enough so I can change my clothes, get back, 'cause I'm sweating.
Brother Neville will take the service over now for the--for the gifts for the children. The Lord bless you.
Always sing "Down From His Glory." When you do that, remember what we believe in Him, "All God's fullness dwelleth in Him."
God bless you, Brother Neville.
[Brother Neville speaks to Brother Branham--Ed.] Yeah, if you want me to. ["Yes."]
Brother Neville asked me if I'd come back tonight again, to preach tonight again. I hate to take his service. But I'm here, that's what I'm here for. Okay, I'll be back tonight, the Lord willing, to speak on the service.

Up