Выстоять в проломе

Standing In The Gap
Дата: 63-0623M | Длительность: 2 часа 10 минут | Перевод: Донецк
Скиния Бранхама, Джефферсонвилл, штат Индиана, США
E-1 Спасибо, брат Невилл. Еще минутку постоим, склонившись для молитвы. Склоним головы. И если есть какая-нибудь особо острая нужда, просто дайте об этом знать поднятием руки. Теперь сосредоточьтесь в сердце на своих нуждах и попросите Небесного Отца, чтобы Он даровал это.
E-1 Thank you, Brother Neville. Let us remain standing just a moment now, as we bow for prayer. Let’s bow our heads. And if there’s any special request, would you just let it be known by your hands uplifted. Now hold in your heart those things that you need, and ask the Heavenly Father that He’ll grant it.
E-2 Наш Небесный Отец, мы приходим к Тебе ныне во Имя Господа Иисуса. Мы приходим с верою, что наши желания должны быть высказаны в молитве, и если мы будем верить, что получим просимое, то оно будет даровано. Ведь настолько истинно это обетование. За все эти годы мы видели, как оно прошло проверку, и мы знаем, что оно истинно. Мы хотим, прежде всего, поблагодарить Тебя за то, что сохранил нам жизнь и позволил нам снова быть здесь вместе, собраться здесь в собрании Господнем.
E-2 Our Heavenly Father, we are coming to Thee now in the Name of the Lord Jesus. We are coming, believing that the things that we desire is to be made known in prayer. And if we would believe that we receive what we ask for, it would be granted. Now that promise is so true. All these years, we’ve seen It tested, and we know that It’s true. We want to thank You, first, for sparing our lives and permitting us to be back here again, together, assembled here in the congregation of the Lord.
E-3 Мы благодарим Тебя за церковь и за пастора, и за ту великую Истину, в которой она здесь построена и за которую стоит. Мы благодарим Тебя за каждого человека, который в божественном Присутствии. И мы просим Тебя смиловаться над нами ныне и даровать нам понимание, в котором мы нуждаемся, чтобы нам стать более умелыми слугами для Тебя. Желание сердца нашего — служить Тебе с благоговением и с преданным сердцем, чтобы самое лучшее в нашей жизни досталось Тебе. Да будет наше ежедневное житие таким, чтобы Тебе были весьма угодны наши дела за прожитый день.
E-3 We thank Thee for the church and for the pastor, and for the great Truth in which it’s built here and stands for. We thank Thee for every person that’s in Divine Presence. And we ask that You’ll be merciful to us, today, and grant unto us the understanding that we have need of, that we might be a more efficient servant for Thee. It’s our heart’s desire to serve Thee with reverence and with a true heart, and that You might get the very best out of our lives. Every day, may our walks be so that You’ll be well pleased with the things that we did for that day.
E-4 Сейчас мы молим за всех больных и нуждающихся, кто здесь в божественном Присутствии и в Присутствии, в Твоих святилищах везде по всему миру, чтобы великий Иегова пришел в силе Своей и исцелил всех больных и страждущих. Прославь Имя Свое великое! Благослови в это утро все тайное в сердце у тех, кто просил о молитве. Мы молим (ведь Ты сейчас заглядываешь в каждое сердце), чтобы Ты увидел то, на что они ссылались поднятием руки, и исполнил их желание. А нас благослови, мы будем дальше поклоняться Тебе. И когда мы выйдем из этого здания сегодня утром и отправимся домой, позволь нам сказать подобно шедшим из Эммауса: “Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил с нами по дороге?” Мы просим об этом во Имя Иисуса. Аминь.
Садитесь, пожалуйста.
E-4 Now we pray for all the sick and the needy, today, that’s in the Divine Presence here, and in the presence of Your sanctuaries everywhere around the world, that the great Jehovah will come in His power and heal all the sick and afflicted. Get glory unto Thy great Name! Bless every secret in the heart, this morning, of those requests for prayer. We pray, now, as You look down into every heart and see what they had reference to as they raised their hand, and give to them their desire. And bless us as we further worship You. And when we leave the building this morning and we go to our homes, may we be able to say like those who came from Emmaus, “Did not our hearts burn within us as He spoke to us along the way?” We ask it in Jesus’ Name. Amen.
You can be seated.
E-5 Я хотел бы сказать: как хорошо в это утро снова быть здесь в собрании людей, в Присутствии Господа. Прошло уже немало месяцев с тех пор, как я приезжал сюда. И в прошлое воскресенье я намеревался заехать, но, наверно, в этом не было воли Господа. Здешняя долина очень плохо действует на мое здоровье. Как только приезжаю в эту долину, у меня аллергия на здешний воздух, и меня всего высыпает. Мне кажется, что эта сыпь дошла до самого желудка, и мне было так плохо, меня бросало в дрожь, и трясло, и знобило. И я просто был не в состоянии приехать, хотя я встал и пытался заставить себя это сделать. И я…я знаю, что я…я… Долина очень плохо влияет на здоровье, плохо влияет, и…и мне просто не суждено в ней жить.
E-5 I would like to say that it’s good, this morning, to be here again in the congregation of the people, in the Presence of the Lord. And it’s been a few months since I was back. And last Sunday I intended to come down, but I—I suppose it wasn’t the will of the Lord. Somehow, the valley here is very unhealthy for me. Soon as I come into the valley, I’m allergic to this air that’s in here, and I break out in hives all over. And I think the hives went right straight into the stomach, and I was so sick, I…shivering, and shaking, and chills. And I just couldn’t come down, although I got up and tried to force myself to do so. And I—I know that I—I’ve…The valley is very unhealthy, and it’s unhealthy and—and I’m not suppose to live in it.
E-6 Теперь хотелось бы засвидетельствовать о том, что у нас прошли замечательные служения Господу в разных частях страны, куда Господь призывал нас служить. Вот, я и не думал, что буду говорить сегодня утром на какую-то определенную тему, но брат Невилл очень хотел, чтобы я что-то сказал, поскольку уж я тут со здешними. Поэтому я… Он всегда так любезен в этих делах, мы все знаем, что брат Невилл такой. И мы любим брата Невилла. Не проходит и дня, чтобы я не подумал о нем и его жене, и семье, и о его детях, и не молился за них. Пусть Бог даст ему сил идти дальше, продолжать в том же духе! Как мы знаем, наше время подходит к концу. Мы просто настолько близки к завтрашнему дню, что уже горят вечерние Огни нынешнего дня. И я…
E-6 Now we want to report, we have had a great time in the services of the Lord, out across the different parts of the country where the Lord has called us to minister. And now I wasn’t expecting to speak this morning on any certain thing, yet Brother Neville so wanted me to—to say something of being here with the people. So I…He is always gracious in that way, as we all know Brother Neville. And we love Brother Neville. Now, there isn’t a day that I don’t think about he and his wife and family, and his children, pray for them. God give him strength to go on, carry on! As we know, our time is running out. We’re just so close un-…of tomorrow, that the evening Lights of today. And I…
E-7 Наша семья сейчас на Западе. Дела у нас идут хорошо. Я набрал пять с половиной килограммов, и пять из них потерял с тех пор, как сюда приехал. А Билли Поль набрал восемь килограммов. И Ревекка, и Сарра, и Иосиф — все поправились. Жена моя, конечно, не поправилась. Вот…так что… Я бы не посмел сказать это здесь за кафедрой, ведь мне же скоро домой ехать. [Брат Бранхам и собрание смеются—Ред.] Так что я… Но мы замечательно, просто замечательно провели время, и так благодарны. Мы…
E-7 Our family is out in the West. We all got along fine. And I gained twelve pounds, and lost ten of it since I been back. And Billy Paul gained eighteen pounds. And Rebekah and Sarah and Joseph, all gained. Of course, my wife didn’t gain. So—so I’d be daresn’t to say that up here, you know, ’cause I have to go home after a while. So I…But we had a—a wonderful, wonderful time, and so grateful. We…
E-8 Как-то не хотелось снова ехать (я так думал), но есть одна важная вещь, в основном, две вещи, которых нам не хватает, которых в другом месте ничто не заменит. Одно — это наши здешние друзья, а также — церковь. Куда бы мы ни поехали, мы находим друзей, и мы благодарны за наших друзей. Но те друзья, которые были с тобой, несмотря ни на какие трудности, и таких друзей ничем не заменишь. Каким бы ни был любой другой друг, такой друг незаменим. Ты просто втиснут в них, вы — одно. И мы вместе ожидаем Пришествия Господа, а дни все бегут. И даже тяжело было бы представить, что… Ведь вы нераздельны.
E-8 Kind of bad, I thought, to come back, but there is one great thing, two things mainly that we missed, that there is no other place can take its place. One thing, our friends here, and the church. No matter where we go, we find friends, and we’re grateful for our friends. But there is something about those friends who has stuck with you through the thick and thin, that there is no way to substitute them friends. No matter what any other friend could be, there is no way to substitute a friend like that. You’re just squeezed into them, you’re one. And we, together, looking for the Coming of the Lord, as the days go on. And it’s kind of hard to try to think that you could…You cannot be separated.
E-9 Мне пришло на память Писание, по-моему, его написал Павел и сказал в Коринфянам, что “ни настоящее, ни будущее, ни силы, ни нагота, голод, опасность, ни другая какая тварь, ни жизнь, ни смерть — не могут отлучить нас от любви Божьей, которая в Иисусе Христе”. Ведь даже сама смерть никогда не разделит нас, потому что мы съединились сердцами в этом великом общении в кругу Слова Божьего. И даже сама смерть не разлучит нас. Мы воссоединимся в великой вечности на все времена и века.
E-9 It comes to my mind of a Scripture that I believe Paul wrote, and said in the Corinthians, that, “There is nothing present, nothing future, and no powers, neither nakedness, starvation, peril, or any creature present, neither life, nor death, can separate us from the love of God that’s in Jesus Christ.” How that even death itself will never separate us, because we have been joined together in heart, in this great fellowship around the Word of God. And even death itself will not separate us. We’ll be united in the great Eternals, for all times and ages.
E-10 И еще дети… По утрам мы, конечно, ходим в церковь, но куда ни пойдешь, нет ни одного… Это не какая-нибудь маленькая скиния на углу. В ней есть что-то особенное, я…я скучаю по звону этого старинного колокола, и я…как он звенит наверху по утрам. По-моему, сейчас он не звенит, потому что еще не установили шпиль для колокола.
E-10 And then the children…Of a morning, we would go to church, of course. But everywhere you go, there is not a…It isn’t the little tabernacle on the corner. And there is something about it, I—I miss hearing that little old bell and I…dinging up there on top, of a morning. And I think it isn’t ringing at the time, because they haven’t put the steeple on just yet, for the bell.
E-11 И вот собираемся здесь на улицах Восьмой и Пенн, где примерно тридцать пять лет назад я стоял здесь на коленях возле старого болота и построил свою первую церковь, и как Господь Иисус руководил мною в этом. И на сегодняшний день она стоит здесь как маленькая святыня. Из кирпича и раствора она стоит как святыня, но, сколько буду помнить, эта святыня навсегда останется в глубине моего сердца. И это…
E-11 And then to gather here at Eighth and Penn Street, where some thirty-five years ago, kneeling here in an old swamp, to build my first church, and how the Lord Jesus dealt with me on that. And today it stands as a little shrine here. And the brick and mortar, it stands as a shrine. But down in the inside of my heart, it’s a shrine that’ll last as long as I have memory. It’s a…
E-12 И церковь — это не здание, это люди, которые собираются под ее кровом поклоняться Богу. Мы благодарны за все это.
E-12 And what makes a church is not the building, it’s the people who gather beneath it to worship God. We’re grateful for these things.
E-13 Итак, я подумал, может, поскольку наше время подошло к концу (почти), и…и нам осталось мало времени, я хотел бы вкратце поделиться с вами тем, что произошло. А также я планирую записать несколько пленок, пока я здесь, потому что я вам пообещал (да?), что любая новая проповедь, проповедь для пленок, прозвучит сначала с этой платформы. Именно здесь идет запись всех пленок, а не где-то там. Вот, брат Джим и прочие ездят и продают на собраниях пленки и так далее, но это всегда на те темы, которые впервые прозвучали здесь. Понимаете? Можете любую проверить, и вы сами увидите. Так я вам пообещал, и так будет и дальше, пока Господь Бог этого не изменит.
E-13 And now I thought, maybe being that our time was up, almost, and—and we don’t have much time left, I would just kind of brief you on some things that’s happened. And then I’m going to make some tapes while I’m here, because I promised you all, see, that any new message, tape message, would first be from this platform. Here is where all the tapes are made, not out there. Now, Brother Jim and them goes along and sells tapes in the meeting, and so forth, but there it’s always on something that’s come forth from here first. See? You check anywhere back, you’ll find it. That’s my promise to you, and it will continue that way until the Lord God changes it.
E-14 И я думаю, что сейчас, поскольку у нас есть покупатели пленок по всему миру, Послание, которое расходится отсюда, Оно обходит весь свет. Понимаете? В джунгли и повсюду Оно расходится через пленочные записи. И к язычникам, и так далее, на многие-многие языки Оно переводится. Поэтому я хочу, пока я здесь, если Господь позволит, записать несколько новых пленок. И, может, если у пастора ничего не горит на сердце на сегодняшний вечер, может, я сегодня вечером записал бы пленку. [Брат Невилл говорит: “Аминь”.— Ред.]
E-14 And I think now that our tape customers, which around the world, a Message that goes forth from here, It circles the globe. See? Out into the jungles and everywhere, It goes by tape recordings. And to the heathens and so forth, by many, many different languages It’s interpreted in. So I want, while I’m here, the Lord willing, to make some new tapes. And maybe, if the pastor hasn’t got something burned into his heart tonight, well, I’d like to maybe make a tape tonight.
E-15 А потом завтра я поеду в Арканзас и…или во вторник, точнее, во вторник утром, чтобы помочь Международному братству христиан провести небольшой съезд. По-моему… Наверно, я неправильно их назвал. Что-то вроде народного братства христиан. Я даже точно не знаю, извините меня. Ужасное дело, правда? [Брат говорит: “Объединенное христианское братство”—Ред.] Спасибо, сэр. Объединенное христианское братство. И вообще-то я должен был проводить все, начиная с этого воскресенья и до самого конца. Но сегодняшний день я оставил для скинии, чтобы побыть здесь. А потом…потом уеду оттуда в пятницу… Правильно, сэр? В пятницу там собрания заканчиваются. И я постараюсь вернуться в субботу вечером, чтобы попасть сюда на воскресное утро, если Господь позволит, запишу еще одну пленку. И, может, еще как-нибудь за этот раз я хочу записать несколько пленок, прежде чем мы уедем.
E-15 And then I’m going to Arkansas tomorrow, and, or Tuesday, rather, Tuesday morning, to help out in a little convention there with the International Brotherhood of Christians. I think…Or maybe I mispronounced that. It’s something about National Brotherhood of Christians. I really don’t know. I’m sorry. That’s awful, isn’t it? [A brother says, “Associated Brotherhood of Christians.”—Ed.] Thank you, sir. Associated Brotherhood of Christians. And I was supposed to have through, from Sunday now, on through. But I held today for the tabernacle, to be down here. And then—then I’ll get out on Friday…Is that the, sir, is…Friday is when the—the meetings close down there. And I’ll try to get back Saturday night, to be here Sunday morning, the Lord willing. I’ll make another tape. And maybe sometimes, along now, I want to make a few tapes before we go.
E-16 А еще я очень хочу успеть в Батон-Руж, штат Луизиана, на тот съезд. А затем…а затем вернусь. И еще мне обязательно нужно съездить в Анкоридж. Понимаете? А…а из Фэрбенкса и Аля-…Анкориджа…в филиалы христианских предпринимателей полного Евангелия, а потом назад. И если Господь позволит, съезжу в Чикаго в последнюю неделю июля.
E-16 And then I’m really pressing for Baton Rouge, Louisiana, to that convention. And then—and then come back. And then I’m supposed to go, by all means, to Anchorage. See? And—and from Fairbanks and Anchorage, for the Christian Full Gospel Business Men, on those chapters. And then back. And if the Lord willing, up to Chicago at the last week in July.
E-17 А потом, наверно, мне уже будет самое время поскорее везти детей назад в Аризону на…чтобы отправить их там в школу, потому что, Чарли, мне нужно быть здесь примерно 15-го августа. Так что к тому времени я уже хочу, если Господь позволит, съездить в Кентукки. [Брат Бранхам смеется—Ред.] Все рассмеялись. Может, некоторые из приезжих не поняли, что это значит. И… Только надеюсь, что с платформы это не прозвучит неподобающе, просто тогда начинается сезон охоты на белок. Так что, мама Кокс, я на это рассчитываю (понимаете?), вот, провести там пару неделек в отпуске.
E-17 And I suppose then, about that time, I’ll have to hurry the children off to Arizona again to be in…to get them in school out there. Because, Charlie, I have to be here about the fifteenth of August. So I—I want to be back by that time, the Lord willing, down in Kentucky. Everybody laughing, maybe some of the newcomers wouldn’t know what that meant. And just kind of hope it don’t sound bad from the platform, but that’s when squirrel season comes in. So, Mama Cox, I’m depending on that, you see, so for a couple weeks down there for my vacation.
E-18 Так вот, мне кажется… Тут мне Билли что-то написал, какие-то записочки. И в одной из них было написано: “Папа, брат Невилл хотел бы знать, сможешь ли ты посвятить двух детей?” Безусловно, я не против. И… Да, у нас будет служение посвящения, которое… Можем прямо сейчас его и провести. А затем за остальные сорок пять минут, или примерно столько, мы вкратце пройдемся по некоторым событиям.
E-18 Now I believe the…I got something here that Billy wrote me, some little notes. And one of them said, “Daddy, Brother Neville wants to know if you could dedicate two children.” Certainly, just be fine. And, yes, we have a—the dedicational service that the…We might as well have that now. And then I think we’ll kind of take the next forty-five minutes, or something, on briefing on some of the things that’s taken place.
E-19 Так вот, многие люди и церкви, поскольку… Когда я… Это открытая скиния. Она никогда не была деноминацией, и дай Боже, чтобы она ей не стала никогда, потому что мы желаем, чтобы здесь был единственный закон — любовь, единственное учение — Христос, единственный учебник — Библия. Причем у нас нет членства, у нас общение друг с другом для всех людей, всех деноминаций. Приглашаем всех, и мы проводим…и мы проводим общение в кругу Слова Божьего, где каждый может чувствовать полнейшее радушие и гостеприимство. А, в принципе, мы просто любим Господа Иисуса. И…и мы тут не группа ученых. Мы простые обыкновенные люди, которые просто стараются читать Библию и не давать Ей никакого истолкования, а только то, что в Ней написано. Только…
E-19 Now, many of the people and churches, being that when I…This is a open tabernacle. It’s never been a denomination, and God grant that it won’t, never. Because, we want this a place where we have no—no law but love, no creed but Christ, no textbook but the Bible. And then, we do not have membership, we have fellowship one with another, for all people, all denominations. Everybody is welcome and we have—and we have fellowship around the Word of God, where everybody can feel welcome as they can be. And principle, we just love the Lord Jesus. And—and we’re not a—a scholarly group here. We’re just plain people that try to just read the Bible and put no interpretation to It outside of what It just says. Just…
E-20 Я верю, что Бог однажды будет судить мир по Библии. Так вот, если они… Судить мир Он точно будет. А если нет стандарта, по которому судить, то как же люди узнают, что им делать? Понимаете? Было бы… Бог…Богу несправедливость не припишешь. И у Бога должен быть какой-то Свой стандарт, по которому Он судит людей. Поэтому, если Он будет судить его по римско-католической церкви, тогда греческая церковь, православная, католическая и многие такие точно пропадут, а также и весь остальной мир. Если Он будет судить его по греко-православной католической церкви, а не по римско-католической, тогда другие…тогда римская церковь и все остальные пропадут. Если Он будет судить его по лютеранской церкви, тогда пресвитерианам конец. Если Он будет судить по пресвитерианам, лютеранам и баптистам конец. Понимаете? Так что… Если Он будет судить по пятидесятникам, то всем кроме пятидесятников конец.
E-20 I believe that God will judge the world someday by the Bible. Now if they are…He is going to judge the world. And if there isn’t a standard to judge by, how will the people know what to do? See? It would be God…You could not pin unjustice to—to God. And God has got to have something for His standard, that He judges the people by. Therefore if He judges it by the Roman Catholic church, then the Greek church, the Orthodox Catholic, and many of those, are certainly lost, and all the rest of the world. If He judges it by the Greek Orthodox Catholic church, and not by the Roman church, then the other…Then the Roman church and all the rest is lost. If He judges it by the Lutheran church, then the Presbyterians is gone. If He judged it by the Presbyterians, the Lutherans and Baptists is gone. See? So if He judges it by the Pentecostals, then all besides Pentecostals is gone.
E-21 Но Он не будет судить ни по какой церкви, я так считаю, потому что слишком много различий и слишком много неразберихи. Но Он будет судить, в Библии сказано, что Он будет судить мир Иисусом Христом. Это по Писанию. Вот… И в Библии сказано, что “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотью и обитало с нами — вчера, сегодня и во веки то же”. Итак, Он и есть Слово, и это Христос в написанном виде. И в Книге Апокалипсис (для католиков), Откровения (для про-…протестантов), в 22-й главе, под конец этой Книги Иисус сказал Сам: “Если кто отнимет одно Слово из Книги сей или приложит одно слово к Ней, то его участие в Книге Жизни будет отнято”. Так что я… Вот почему мы в это верим и досконально придерживаемся. Ничто… Он может совершать и то, чего Он здесь не написал — это мы знаем. Но если мы будем придерживаться только того, что Он написал, тогда все будет нормально.
E-21 But He’ll not judge it by any church, to my opinion, because there is too much differences and too much confusion. But He’ll judge it, the Bible says, “He’ll judge the world by Jesus Christ.” Now, that’s Scriptural. Now…And the Bible said, that, “In the beginning was the Word, and the Word was with God, and the Word was God. And the Word was made flesh and dwelt among us.” “The same yesterday, today, and forever.” So, He is the Word, and This is Christ in letter form. And in the Book of Apocalypse to the Catholic, Revelation to the Protestant, in the 22nd chapter when this Book was finished, Jesus said, Himself, “If any man will take one Word from this Book, or add one word to It; the same, his part, will be taken from the Book of Life.” So I…The reason we believe this, and stay just exactly. Nothing…He can do things that He hasn’t written here, we know that. But as long as we just stay with what He has wrote, that’ll be fine.
E-22 Так вот, что касается посвящения детей, многие…методисты их окропляют. И…и, по-моему, первую коммунию они принимают в католической церкви, или же лютеранской, примерно в двенадцатилетнем возрасте и что-то вроде обряда крещения, когда они новорожденные. Мне кажется, младенцев окропляют. И…и, по-моему, из-за этого назаряне отделились от методистов много лет назад — из-за крещения младенцев. По-моему, это так, брат Браун. Мне…мне…мне кажется, что именно поэтому методистская церковь отделилась от назарянской, потому что назаряне не признали крещения младенцев. Но у нас здесь, в скинии, если придерживаться написанного в Библии, то в Библии нигде не написано, чтобы вообще кого-то окропляли, даже взрослых, не говоря уже о младенцах. Но они… В Библии говорится, единственное место в нашей Би-…Библии о детях: “Приносили младенцев к Иисусу, и Он…дабы Он возложил на них руки и благословил”. И Он сказал: “Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Небесное”.
E-22 And now in dedication of children, many of the people, the Methodists sprinkle them. And—and I think they have their first communion in the Catholic church, or Lutheran, along about twelve years old, and kind of a—a baptismal service when they’re born. I—I think the babies are sprinkled. And—and I think that split the Nazarene from the Methodist, many years ago, in infant baptism. I think that’s right, Brother Brown. I—I—I believe that that was what split the Methodist church and the Nazarene, ’cause the Nazarene didn’t accept infant baptism. But to us, here at the tabernacle, if we are going to stay with what the Bible said, there is no place in the Bible where they ever did sprinkle anybody, let alone a baby, not even an adult. But they…The Bible says, the only place of our Bible for the children, “They brought infants to Jesus, and He…that He might put His hands upon them and bless them.” And He said, “Suffer little children to come to Me, and forbid them not, for such is the Kingdom of Heaven.”
E-23 Вот, поэтому мы знаем, что наши руки не годятся (мои и пастора, или любого другого пастора) на то, чтобы заменить руки Господа Иисуса. И если бы Он был здесь в это утро, эти родители принесли бы младенца ко Христу. Но поскольку мы здесь Его представители, мы представляем Его, то они приносят детей к нам, и мы посвящаем их Господу, возлагая на них руки в воспоминание о Его великом Слове и Его деяниях. Так что вот таким образом мы посвящаем малышей.
E-23 Now, therefore, we know that we are poor hands, the pastor and I, or any other pastor, to take the hands of the Lord Jesus. And if He was here this morning, these parent would bring that baby to Christ. But being that we are here in representation of Him, that we represent Him, they bring the children to us. And we dedicate them to the Lord, by laying our hands upon them, in commemorations of His great Word and His act. So that’s how we dedicate the little ones.
E-24 Я подумал, может, здесь есть такая мать, у которой младенец никогда не был посвящен Господу, может, она захочет подойти вместе с теми матерями или отцами, которые будут посвящать своих детей. Мы просто приносим их сюда и предоставляем их Богу, и молимся за них, и говорим Господу, что мы возлагаем наши руки на них, чтобы…чтобы как-то заместить Его. И более близкого к Писанию способа я еще не нашел. Так вот, вы можете вытащить свой учебник и отыскать то, что утверждает какая-нибудь группа людей, но я имею в виду то, что сказано в Слове. Понимаете? Мне кажется, теперь я очень-очень ясно пояснил, что это такое.
E-24 I thought maybe some mother might be here with her baby that’s never been dedicated to the Lord, that she might want to come along with these mothers or fathers who will be dedicating their children. We just bring them up here and present them to God, and pray over them, and tell the Lord that we lay our hands upon them, and—and a substitute way for His. And that’s as close to the Scripture as I’ve ever found yet. Now, you might get your textbook out and find something that some group of man said, but I mean what the Word said, you see. Now I think I’ve made it real, real clear what it is.
E-25 Так, пусть пианист… (Ты пианист, брат?) …подойдет сюда. В своей же церкви спрашиваю: “Кто тут пианист?”, — ужасно, правда? Мне уже приходится чуть ли не в дверь стучаться. Ладно. Сейчас споют эту песенку, вернее, сыграют ее:
Приведи, приведи,
Малышей веди к Иисусу.
E-25 Now if the pianist (Are you the pianist, brother?) will come up here. Isn’t that awful, in my own church, ask, “Who is the pianist?” I almost have to knock at the door. All right. They sing this little song, or play it.
Bring them in, bring them in,
Bring the little ones to Jesus.
E-26 И когда собрание будет её петь, давайте поднимемся. А матери и отцы, которые принесут своих малышей, пусть сейчас подойдут и споют. Хорошо.
Приведи, приведи,
Малышей веди к Иисусу.
Так, пастор… Так, тут у нас один малышок, который спит. А иногда они громковато кричат “Аминь”, но мы это понимаем, это же младенцы. Как вас зовут, сэр? Уилльям Генри Винсент. А вашу девочку? Кристина Мария Винсент. Что за милая малышка лежит на плече своего отца. Можно мне её взять? Кристина, я, конечно, как твой папа, держать тебя не умею. Понимаешь? Давайте… Возложи, пожалуйста, руки на младенца.
Склоним головы.
Наш Небесный Отец, мы приближаемся к Престолу Твоему, поскольку сейчас превыше…наша вера поднимает нас выше луны, звёзд, выше солнечной системы в Присутствие Всемогущего. Мы приносим эту милую малышку. Мы не знаем, кого мы держим в объятьях, Господь. Может, в будущем это будет великая слуга Твоя. Мы надеемся, что это так. Но вот отец ребёнка принёс малышку к нам, чтобы мы возложили на неё руки. Ведь мы исповедали, что мы Твои слуги, замещающие Тебя до Твоего возвращения, а потом все обязанности перейдут к Тебе. До тех пор, Господь, мы должны служить Тебе верно и искренно.
И, возложив руки на эту маленькую девочку, мы благословляем её во Имя Господа Иисуса Христа. Верим, что Ты дашь ей прожить долго, если Иисус замедлит, и пусть она станет великой слугой Твоей. Благослови ту семью, где она будет воспитываться. Да будет она воспитана в наставлении Божьем и да служит Ему во все дни жизни своей. Благослови её родителей, и пусть ещё при их жизни она станет сосудом чести для Господа, благодаря их сегодняшнему поступку, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Благословит вас Бог. Благословит Бог вас, сэр.
Её зовут… [Сестра обращается к брату Бранхаму—Ред.] Это Тереза сестры Тавифы. Только вот я не знаю, сможем мы подержать Терезу или нет. Кажется, нет. Она уже больше соображает.
Что ж, давайте склоним головы.
Наш Небесный Отец, мы возлагаем руки на сестру той малышки, которую только что посвятили Тебе, родители желают посвятить и эту малышку. Пусть благодать Господа Иисуса Христа почиёт на этом ребёнке, даруй ей долгую жизнь, благословенную жизнь служения Тебе, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Благословит вас Бог, благословит всех вас. Вам, родители, очень повезло, что у вас такие две милые малышки.
Как его зовут? [Отец отвечает: “Джо Уилльям Картрайт”—Ред.] Джо Уилльям Картрайт. Он решил утречком вздремнуть маленько, да? Хорошо. Так, если вы…вы… Да, вы можете держать его, если…если так вам лучше, мадам. Всё хорошо. Джозеф, иди сюда. Хорошо. Вы можете держать его, если хотите.
Наш Небесный Отец, мы приносим к Тебе этого маленького Джозефа Уилльяма Картрайта. Вот стоит его отец и отдаёт Тебе обратно то, что Ты дал ему, для жизни служения. Боже, благослови этого малыша, и пусть он проживёт долго здоровенький, крепкий и станет великим слугой для Тебя. Благослови его отца и мать, ту семью, в которой он будет воспитываться. Да будет Христос всегда тем невидимым Гостем. А мы отдаём этого мальчика Тебе на жизнь служения, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Желаю благословений, брат Стив Картрайт.
Девочка? [Сестра говорит: “Да, сэр”.—Ред.] Как вас? [“Пэм Левски”.] Сильвия Шиппи.
Наш Небесный Отец, мы возлагаем руки на эту девочку, родственница принесла её сюда в это утро, стоит у алтаря. Пусть те благословения, которые сошли бы на неё, если бы Господь Иисус возложил на это дитя Свои пронзённые гвоздями руки, пусть именно эти благословения почиют на малышке. Теперь благослови её, и да проживёт она долго и счастливо, и да будет слугой Тебе. И благослови её семью, её родителей, её родных. Во Имя Иисуса Христа мы совершаем это действие согласно Библии. Аминь.
Благословит тебя, благословит тебя…
[Ребёнок вскрикивает—Ред.] Она будет певицей. Как её зовут? [Брат отвечает: “Рой Аллен Майер”.] Рой Аллен Майер. Я имел в виду, он будет певцом.
Мне тут вспомнилось. Надеюсь, в церкви это не прозвучит неуместно, просто однажды я разговаривал с одним индейцем. Там стоял ребёночек, и я тогда сказал: “Какой милый малышок, какой милый малышок!”
А вождь пару минут смотрел на меня, потом опустил глаза и сказал: “Она не малышок, это малышока”. [Брат Бранхам и собрание смеются—Ред.] Наверно, и тут так получилось.
Как его?.. [Брат отвечает: “Рой Аллен”.—Ред.] Рой Аллен. Аллен — это ваша фамилия? [“Нет, Майер”.] Майер. [“Рой Аллен Майер”.] Рой Аллен Майер. Красавчик!
Наш Небесный Отец, мы возлагаем руки на это дитя, а в Библии написано, что младенцев приносили к Тебе, и Ты возлагал на них Свои руки и благословлял их. И это деяние мы совершаем в воспоминание о Твоём великом деянии на земле. Благослови это дитя, его родителей. Пусть этот дом будет местом постоянных молитв, спокойствия. И пусть эта девочка проживёт долго и счастливо и будет слугой Тебе во все дни. И пусть эта семья никогда не распадётся. Во Славе пусть все члены семьи соберутся вокруг великого Престола Божьего в тот день и будут жить вечно. А до тех пор, Господь, пусть Твои вечные благословения почиют на этом ребёнке, которого мы благословляем во Имя Иисуса. Аминь. Благословит тебя Бог, мой брат.
Это маленькая… [Мать говорит: “Беки”.—Ред.] Это её сестрёнка Ревекка.
Небесный Отец, мы возлагаем руки на малышку Ревекку и благословляем также и её во Имя Господа Иисуса, точно как если бы она вошла в воду, в баптистерий. И я надеюсь, Господь, что придёт тот день, когда она достигнет совершеннолетия, и она примет твёрдое решение и смело опустится сюда в баптистерий, и будет крещена для прощения своих грехов в Имя Господа Иисуса. Даруй это, Отец. Теперь благослови её вместе с её сестрёнкой. Да живёт она долго и счастливо и служит Тебе. Аминь.
Благословит её Бог. Господь благословит вас.
Как её? [Мать отвечает: “Это Жаклин Грено”.—Ред.] Малышка Жаклин Грено, ещё одна красивенькая девочка.
Наш Небесный Отец, мы возлагаем руки на эту девочку в воспоминание о великом Господе Иисусе, Который возлагал руки на младенцев и благословлял их. И пусть благословение сойдёт на ребёнка, словно Твои собственные руки были сегодня возложены на неё. Если бы Ты был здесь, на земле, в физическом теле, эта мать принесла бы дитя к Тебе. Но поскольку мы Твои представители, то она приходит к представителям, Отец. И мы просим, чтобы Ты благословил это дитя, которое мы благословляем. Во Имя Иисуса Христа да проживёт она долго и счастливо в служении Тебе. Благослови её семью, где она будет воспитываться, пусть это будет дом постоянной молитвы, во Имя Иисуса. Аминь.
Благословит его Бог. У вас двое? [Сестра отвечает: “У меня две дочки, и ещё один вот тоже пришёл, братик”.—Ред.] Хорошо. Так, этого мальчика… [“Джеймс Дэвид”.] Джеймс Дэвид. [“Хьюмс”.] Хьюмс. Я так и думал, что мы с вами знакомы, сестра Хьюмс. Вы миссионерка, вы и ваш муж. Ваш муж тут с вами? Надо же, благословит Господь брата Хьюмса. Эй, а у вас такие замечательные, миленькие детки! Это Дэвид? А это… [“Джеймс Дэвид и Иосиф. Мы из Флориды”.] А я как раз сегодня утром в кабинете разговаривал с одной сестрой из Флориды. Это мальчик, когда он был… Они из Флориды. Там этот мальчик, совсем ещё малыш, кроха, пошёл на задний двор и смотрел на небо. Говорит, что видел Иисуса.
Итак, тут маленький Дэвид Хьюмс. Мы возлагаем на него руки, посвящая жизнь на служение Иисусу Христу. Продолжай изливать благословения на эту семью. [Пробел на ленте—Ред.]
Тридцать лет назад, когда я стоял в школьных дверях там, в Ютика Пайк, разве я мог знать, что этот мальчик (мы так робко поглядывали друг на друга), что я однажды возложу руку на его внука, посвящая его Господу Богу Небес?! Прими маленького Шона в это утро, Господь, как слугу для Тебя. Мать и отец благородно принесли его, чтобы отдать обратно Богу то, что было дано им на попечение. И пусть они проживут долгую жизнь в здравии и крепости, с решительностью во Христе. Теперь мы отдаём Тебе этого мальчика во Имя Иисуса Христа на жизнь служения. Да живёт он долго и служит Тебе.
Девочку тоже посвящаете? Как её зовут? [Мать отвечает: “Карла”.—Ред.] Карла.
Также и на маленькую Карлу мы возлагаем сейчас руки и посвящаем её на служение Иисусу Христу. Боже, благослови её. Да проживёт она долго и счастливо. Да будет она Твоей слугой во все дни жизни сей. Даруй это, Господь. Благослови её дом. Пусть он всегда будет местом молитвы и веры. Я отдаю Тебе в это утро эту миленькую девочку от сердца отца и матери, которые стоят у этого небольшого алтаря, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
[Отец говорит: “Его зовут Джеймс Пул”.—Ред.] Мальчик. Его назвали в честь Джима? [“Да”.]
Наш Небесный Отец, сейчас отец этих малышей держит на руках то последнее маленькое сокровище, которое Ты дал ему в виде ребёнка, названного в честь его отца, Джеймса. Боже, даруй, чтобы он был человеком мудрым, как Джеймс из Библии [Новозаветный Иаков—Пер.]. Я молю, чтобы Ты даровал ему долгую, здоровую жизнь, Господь. И пусть он вырастет, и если будет завтрашний день, пусть он понесёт Слово Божье. Даруй это, Отец. В воспоминание о том, что совершал Иисус Христос, Господь наш, будучи на земле, я возлагаю руки на малыша Джеймса Пула и посвящаю его на служение Богу, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Будь благословен, Джеймс. Да будет благословен этот малыш.
Мальчик, тут двое. Как вы сказали? [Отец говорит: “Джерри Дин Аллен”.—Ред.] Джерри Дин Аллен.
Господь Бог, на головке этого мальчика, Джерри Дина Аллена, да почиют благословения Иисуса Христа. Мы возлагаем на него руки, мы посвящаем эту жизнь молодого человека Тебе. Благослови его семью, его родителей. И да проживёт он долго и счастливо, служа нашему Богу и его Богу, Которому мы сейчас отдаём его, во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Будь благословен, малыш!
E-26 And while the congregation sings this, let’s stand to our feet. And let the mothers and fathers that’s bringing their little ones, come now and stand. All right.
Bring them in, bring them in,
Bring the little ones to Jesus.
Now, pastor…Now we have a little—little fellow here is a sleeping. And sometimes they “amen” a little loud, so we understand that, they’re babies. What is your name, sir? William Henry Vincent. And your little girl? Christina Maria Vincent. What a lovely little fellow laying on the—the shoulder of her father. May I have her? Christina, I can’t substitute for your father here, see. Let us…Will you lay your hands upon the baby.
Let us bow our heads.
Our Heavenly Father, we are approaching Thy Throne, that today, up beyond, our faith lifts us beyond the moon, stars, beyond the solar system, into the Presence of the Almighty. We bring this lovely little child. We know not what we hold in our arms, Lord. It might be a great servant to You, in the days to come. We trust that it’s so. But the father of the child has brought the little one to us, that we might lay our hands upon it. That, we have confessed to be Your servants to act in Your place until You return, then You take over all things. Until then, Lord, we’re to serve You with trueness and sincerity.
And with our hands laid upon this little girl, we bless her in the Name of the Lord Jesus Christ. Trust that You will give her a long life, if Jesus tarries, and may she become a great servant to You. Bless the home that she’ll be raised in. May she be brought up in the admonition of God, and serve Him all the days of her life. Bless her parents, and may they live to see this child an honorable vessel unto the Lord, because of their act today, in the Jesus Christ’s Name. Amen.
God bless you.
God bless you, sir. Her name is…[A sister speaks to Brother Branham—Ed.] This is Sister Tabet, Teresa. I just don’t know whether we’re going to be able to hold Teresa, or not. I don’t think so. She knows a little more.
Well, let us bow our heads.
Our Heavenly Father, as we lay our hands upon the sister of this little one just dedicated to You, the parents wants this little one dedicated, also. May the grace of the Lord Jesus Christ rest upon this child, and give her a long life, a blessed life of service to You, in the Name of Jesus Christ. Amen.
God bless you now, bless you all. You’re mighty fortunate parents, this morning, to have those two lovely little fellows.
His name? [The father says, “Joe William Cartwright.”—Ed.] Joe William Cartwright. He’s taking his siesta this morning, I think. All right. Now, if you—you all …Well, you can hold him if you—if you rather, ma’am. That’s good. Joseph, come up here. All right. And you can hold him if you wish to.
Our Heavenly Father, we bring to You, this little Joseph William Cartwright. The father stands, this morning, to give back to You that which You’ve given to him, in a life of service. God, bless the little one, and may he live a long life, healthy, strong, and become a great servant to You. Bless his father and mother, the home he’ll be raised at. May Christ be that unseen Guest at all times. And we give this little boy to You, for a life of service, in Jesus Christ’s Name. Amen.
Bless you, Brother Steve Cartwright.
Little girl? [The sister says, “Yes, sir.”—Ed.] Ma’am? [“Pam Lewski.”] Sylvia Shippy.
Our Heavenly Father, we’re laying our hands upon this little girl, as the loved one brings her here this morning, standing at the altar. May the blessings that would come upon her, if the Lord Jesus laid His Own nail-scarred hands upon this child, may them blessings rest upon the little one. Bless her now, and may she live a long, happy life, and be a servant to You. And bless her home, her parents, her loved ones. In the Name of Jesus Christ we do this act, according to the Bible. Amen.
Blessing you…?…Bless you…?…
She’s going to be a singer. What’s the name? [The brother says, “Roy Allen Myer.”—Ed.] Roy Allen Myer. I said, he is going to be a singer.
It reminds me. I hope this doesn’t sound bad, at the church, but one day I was talking to an Indian. Had a little baby standing there, and I said then, “He’s a nice fellow. And he’s a nice fellow.”
And the chief watched me, a few minutes. Then he looked down, said, “But, him, a her.”
I guess, that’s about the way it is yet.
What’s the boy’s…[The brother says, “Roy Allen.”—Ed.] Roy Allen. Allen is your last name? [“Myer.”] Myer. [“Roy Allen Myer.”] Roy Allen Myer. He’s a beautiful little thing.
Our Heavenly Father, as we lay our hands upon this little child, and in the Bible they said they brought little infants to You, and You laid Your hands upon them and blessed them. And that’s the act that we perform in commemoration of Your great act on earth. Bless this child, his parents. May the home be a constant place of prayer, peace. And may the little girl live a long, happy life and be Your servant all those days. And may this family never be wheel-broken. In Glory, may every member be assembled around the great Throne of God, at that Day, and go to live forever. Until then, Lord, may Your Eternal blessings rest upon the child, who we bless in Jesus’ Name. Amen!…?…
This little…That’s her little sister, Rebekah.
Heavenly Father, we lay our hands upon little Rebekah and bless her, also, in the Name of the Lord Jesus, just as though she was going to the water, to the pool. And I trust, Lord, that the day will come when she becomes of age, accountability, that she will make her stand, and walk right down to the pool there, and be baptized for the remission of her sins, in the Name of the Lord Jesus. Grant it, Father. Now bless her, with her little sister. May she live a long, happy life, and serve You. Amen.
Bless her. Lord bless you.
This her? [The mother says, “This is Jacqueline Grenault.”—Ed.] Little Jacqueline Grenault, another pretty, little girl.
Our Heavenly Father, we lay our hands upon the little girl. In commemoration of the great Lord Jesus, Who laid His hands upon infants and blessed them. And may the blessing come upon the child, as though Your Own hands was upon it, today. If You were here on earth, in a physical body, the mother would bring the child to You. But as we, as Your representative, she comes to second, then, Father. And we ask that You will bless this child, who we bless. In the Name of Jesus Christ, may it live a long, happy life into Your service. Bless its home it’ll be raised in, may it be a constant house of prayer, in Jesus’ Name. Amen. Bless you.
You have two of them? [The sister says, “I have two girls, I haven’t had dedicated as yet…?…”—Ed.] All right. Now, this little boy is… [“James David.”] James David. [“Humes.”] Humes. I thought I knew you, Sister Humes. You’re missionary, you and your husband. Is your hubby with you, this morning? Well, the Lord bless Brother Humes. Say, you sure have some fine, nice little children. This is David? And this is… [“James David. This is Joseph Benjamin. When we were in Florida…?…”] I was just speaking with the sister from Florida, in the study, this morning. This little boy, when he was…They’re from Florida, when they was there, the little boy, just a lad, little bitty, tiny fellow went into the back yard, and was looking up. Claimed that he saw Jesus.
Now, to little David Humes. We lay our hands upon him, in dedication of a life to service to Jesus Christ. Continue Your blessings upon his home, Lord. And make his father and mother, Lord, to be strong and healthy, to carry on the work that You have called them to do as missionaries in the field. And now may little David live a long, happy life of service for Jesus Christ. We ask this, in Jesus’ Name. Amen.
And to his little brother, Joseph, O God, yet a lad and looked into the skies and saw the form of the Lord Jesus. May the blessings of God come upon this little boy who we dedicate for service to Jesus Christ, this morning. And may Your great Holy Spirit lead this child, Lord. Maybe somewhere in life, if there is a tomorrow, You…He’ll continue on with the Gospel we so—so gallantly try to stand for today. Bless him, Father, who we bless in Your Name. Amen.
Bless you. God bless you. [The child says, “Under that tree is where I saw Jesus.”—Ed.] Jesus standing under the tree, what he…?…
Well, I ought to know this young man. [A brother says, “Stanley.”—Ed.] Yes, sir. How do you do? I can’t think of his name, though. Danny Eugene Spaulding. Well, I hope you follow the footsteps of dad, since you’re a little boy. This little boy, this people come to the tabernacle here, constantly. And first time I’ve seen him since he was…I guess, first time I’ve ever seen him. [The brother says, “Far as I know.”] Yes, it is the first time I’ve ever seen him.
Heavenly Father, we bring to you little baby this morning that’s been placed into the care of this Christian home under the tutorship of this Christian father and mother. We’re grateful to see little ones born in such a home, Lord, because we believe that they’ll be raised in the admonition of God. I lay my hands upon him, with the pastor, in the Name of Jesus Christ. May the baby live and be strong and healthy and be a servant to You all the days of its life. This we ask, in Jesus Christ’s Name. Amen.
The Lord bless you, Stanley. [Sister Spaulding speaks to Brother Branham—Ed.] That was through prayer that he arrived too. That’s very fine.
He…Robert Douglas Samples. Another pretty, little blue-eyed boy.
Heavenly Father, we bring to you this little blue-eyed boy this morning as he stands on the altar where souls has been borned over for the last thirty years. May You receive him, Lord, this morning, as we lay our hands upon him and dedicate him to the Kingdom of God and to service and to a—a life of health and strength. In the Name of Jesus Christ we do this. Amen.
Bless you, little fellow.
She give you…I—I didn’t know, Jimmy, it was you standing there. My, and they done in…Your little family’s growing. Very fine. Now, what’s its…Shawn Patrick Poole. This little boy’s grandfather and I have been lifelong friends, since little boys in school. We wasn’t very much bigger than this when we met. Let us bow our heads.
Heavenly Father, maybe about forty years ago, standing in the school door up here on the Utica Pike, did I ever know that that little boy, we, bashful, looking across at each other, that someday I would lay my hand upon his grandchild, dedicate it to the Lord God of Heaven. Receive little Shawn, this morning, Lord, as a servant to You. The mother and father gallantly bring him, to give back to God what’s been given to their care. May they live a strong life of health and strength, and determination, in Christ. Now we give You this little boy, in the Name of Jesus Christ, as a life of service. May he live long, and serve You.
Is the little girl dedicated? What’s her name? Karla.
Likewise, upon little Karla, we lay our hands, this morning, and dedicate her to the service of Jesus Christ. God, bless her. May she live a long, happy life. May she be a servant to You, all the days of this life. Grant it, Lord. Bless her home. Let it always be a place of prayer and faith. I give You this lovely little girl, this morning, from the hearts of the father and mother who stand on this little altar, in the Name of Jesus Christ. Amen.
[The father says, “His name is James Pool.”—Ed.] A little boy. It’s named after Jim. [“Yes.”]
Our Heavenly Father, the father of these little ones holds now in his arms the last little treasure that You give him in the form of a child, named him from his father, James. God, grant that he’ll be a man of wisdom like James and in the Bible. I pray that You’ll give him a long, healthy life, Lord. And may he raise up, and if there is a tomorrow, let him pack the Word of God. Grant it, Father. Commemoration of what Jesus Christ our Lord did when He was on earth, I lay my hands upon little James Pool and dedicate him to the service of God. In the Name of Jesus Christ. Amen.
Bless you, James! Bless the little one!
A little boy; two of them now. What say? Jerry Dean Allen.
Lord God, upon the head of this little boy, Jerry Dean Allen, may the blessings of Jesus Christ rest. As we lay our hands upon him, as we dedicate this young life to You. Bless his home, his parents. And may he live a long, happy life of service to our God and his God, Who we give him to now, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Bless you, little one!
E-27 Ну вот, кажется…кажется и все. Так, мы как раз вовремя вписываемся, сейчас одиннадцать часов. Вот, вы знаете, могу себе представить (только что, посмотрев, как эти матери подходят и папы с этими детками), я подумал об Иосифе и Марии в то утро посвящения Господа Иисуса.
E-27 Now, I think that just about—about does this now. Now we’re just exactly on time, at eleven o’clock. Now, you know, I can just imagine, seeing those mothers coming along, and daddies, with those babies, I could think of Joseph and Mary, the morning of the dedication of the Lord Jesus.
E-28 Брат Кидд, у меня в кабинете было короткое собеседование с одним человеком, но я…я услышал, как эмоционально вы тут утром рассказывали, да при вашем возрасте. Наверно, вы рассказывали о том, как Господь исцелил вас на…в зале. Я ведь чуть машину не разбил однажды утром, когда несся к этому пожилому… Он пожилой служитель.
E-28 Brother Kidd, I was having a little interview with someone in the office, but I—I heard your emotion this morning out here, of a—of a man of your age. And I suppose you were telling of how the Lord healed you out…the audience. And I almost tore my car up, one morning, to get to the elderly…He’s an old minister.
E-29 Только подумайте, этот человек, его женушка тут, проповедовали Евангелие, когда меня еще на свете не было. Проповедовали Евангелие в горах и в долинах Кентукки и Теннесси у шахтеров. Их выгоняли, и они жили впроголодь. А его женушка, которая здесь, стирала на стиральной доске примерно за двадцать или тридцать центов в день, чтобы ее муж мог отправиться на поприще и проповедовать Евангелие. Уже одно это захватывает эмоции, правда?
E-29 Just think, this man was, his little wife here, was preaching the Gospel before I was born. Preaching this Gospel, up over the mountains and valleys of Kentucky and Tennessee, with coal miners, and being run out. And they live without anything to eat. And this little wife here, washing on a washboard, for about twenty or thirty cents a day, to send her husband into the field to preach the Gospel. That’s enough to make a person excited, ain’t it?
E-30 А потом, подумать только, когда он слег, самые лучшие врачи сказали: “Он при смерти. Он весь изъеден раком простаты. Он проживет только несколько часов, максимум, день или два”. А это было два или три года назад [Брат Кидд говорит: “Три года назад”.—Ред.], три года назад. А сегодня — вот он, здоровый, не болеет, воздает славу Богу. А сколько вам было, когда вы были исцелены, брат Кидд? Примерно сколько лет, когда Бог… Сколько вам лет, сколько ему сейчас? [Сестра Кидд отвечает: “Ему…ему восемьдесят два”.] Восемьдесят… [“В августе будет восемьдесят три”.] Ясно. Ему было примерно восемьдесят лет, когда Бог его исцелил. Так разве Бог не заботится о нас, стариках? Еще как! Да-да.
E-30 And then to think, that there he laid, when the very best of doctors said, “He’s dying. His prostate, cancer all through him. He can’t live but just a number of hours, and mainly a day or two.” And that’s been two or three years ago, three years ago. And here he is, this morning, healthy, well, giving God glory. Then how old were you when you were healed, Brother Kidd? About what was the age when God…How old are you, is he now? [A sister says, “Eighty-two.”—Ed.] Eighty-…[“Eighty-three in August.”] All right. He was about eighty years old when God healed him. Now does God care for us old people? Sure, He does. Yes, sir!
E-31 Он исцелил Авраама, когда ему было сто лет, а Сарру, когда ей было девяносто. И у них родился Измаил, вернее, прошу прощения, Исаак. Так? Мы очень рады этому.
E-31 He healed Abraham when he was a hundred years old, and Sarah when she was ninety. And they brought forth Ishmael, or, beg your pardon, Isaac. Is that right? We’re very happy for this.
E-32 С вами так хорошо, так я мог бы все утро с вами проговорить. Но давайте немного прочитаем из драгоценного Слова, и тогда сразу начнем служение. Так вот, я думаю, что если на то будет воля Божья, я хотел бы просто вкратце оповестить вас о том, что недавно произошло. А вот сегодня вечером, если Господь позволит, я хотел бы проповедовать на одну тему. Я хочу записать ее на пленку, в основном, для распространения. Это… А если вы хотите прийти и послушать, то пожалуйста. Когда пастор закончит свою проповедь, тогда я выскажу свою...запишу ее на пленку. Я хочу проповедовать о том, что “Красный свет Его Пришествия уже мигает”. О том, как один из сигнальных огней уже прямо сейчас нам мигает! И я хочу поговорить об этом сегодня, о мигающем красном свете Его…что Он здесь, что Он сейчас совсем близко. Сигнал дан, поезд в блокпосте.
E-32 Now you’re so nice, I could talk to you all morning just like this. But let’s just read some of the precious Word and then go right into the service. Now, I think, if it be the will of God, I would like to kind of brief you on things that’s happened. And then tonight, if the Lord willing, I want to speak on a—a subject. I want to tape it, mainly, to go out. Is…And if you want to come and listen, all right. After the pastor gets through with his message, then I’ll have my…I’ll make this tape. I want to preach it on The Flashing Red Light Of His Coming. How one of the flashes is right on us right now! And I want to speak on that tonight, the flashing red light of His. He’s here, being right on the hand right now. The—the signal down, the train is in the block.
E-33 Числа, 16-я глава — для тех, кто желает открыть и прочесть. Это вечное Слово, так что давайте читать в благоговении. Я хочу прочитать два стиха из 16-й Чисел, 3-й и 4-й стихи для основы того, что я хочу высказать.
E-33 Numbers, 16th chapter, to you who will turn and read. This is the Eternal Word, so let’s read reverently. I want to read two verses of Numbers 16, the 3rd and 4th verse, to get a little background on what I wish to say.
E-34 Так вот, если пленки еще не включены, я прошу, чтобы сейчас их включили. Или сделайте так, чтобы эту часть можно было пустить в распространение. Это на распространение. Если вы хотите, пожалуйста, настройте там пленки так, чтобы эта часть была отдельно от остальной части служения (понимаете?), как новую запись. Вот, если вы можете на этом месте заблокировать, или как это называется, тогда мы… Может, вы хотите на секунду остановить, а потом заново включить, чтобы получился щелчок, и вы знали, откуда начинать? Или же вы можете и так начать? И так начнете? Ладно. Хорошо.
E-34 And now, if the tapes are not on, I wish they would turn them on now. Or fix it so that this part here will be able to be sent out. This is going out. If you want to, can you fix your tapes in there to where this part here will be separate from the rest of the service? You see, this is a—a new thing. Now, if you can block it right here, or whatever you do, well, then we’ll…Would you like for me to snap it off just a second, then turn it back on, so it give you a block to know where to start it from, or can you start there anyhow? Start anyhow? All right. That’s fine.
E-35 Теперь мы будем читать Числа 16:3 и 4:
И собрались против Моисея и Аарона и сказали им: полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! почему же вы ставите себя выше народа Господня?
Моисей, услышав это, пал на лице свое.
E-35 Now we’re going to read Numbers 16:3 and 4.
And they gathered themselves together against Moses and against Aaron, and said unto them, Ye take too much upon you, seeing all the congregation are holy, every one of them, and the Lord is among them: wherefore then lift ye up yourselves above the congregation of the Lord?
And when Moses heard it, he fell upon his face:
E-36 Наш Небесный Отец, благослови эти несколько Слов. “И да будут помышление сердца нашего и плод уст наших благоугодны пред Тобою”. Во Имя Иисуса мы молим. Аминь.
E-36 Our Heavenly Father, bless these few Words. “And may the meditation of our heart, and the fruits of our lips, be acceptable in Thy sight.” In Jesus’ Name we pray. Amen.
E-37 Я хотел бы использовать это как тему для того, что я желаю высказать в это утро: “Выстоять в проломе”.
E-37 I want to—to take this as a text, for what I wish to say this morning: Standing In The Gap.
E-38 Этот случай, о котором мы говорим, вернее, читаем, конечно, мы все понимаем, что это было, когда Дафан и…и…и Корей решили вмешаться в то…то поручение, которое Бог дал Моисею, сказали: “Ты должен разрешить всему народу делать то-то. Они все святы”. А Бог повелел Моисею вести народ в обетованную землю. А те сказали: “Ты слишком много на себя берешь. Ты пытаешься строить из себя, что ты — пуп земли, мол, только за тобой последнее слово”.
E-38 Of this time that we’re speaking of, or reading, of course, we all understand that it was when Dathan and—and—and Korah had decided that—that they would interfere with the—the commission that God had give to Moses, saying, “You ought to let the whole congregation do such-and-such. They’re all holy.” And God had commanded Moses to lead the people to the promised land. And they said, “You take it upon yourself to do too much. You, trying to make yourself the only one in the bunch that—that’s got any say-so.”
E-39 И это было Богу настолько неугодно, что Он сказал Моисею: “Отделись от их среды. Я…Я просто…Я просто всех погублю и начну от тебя новое поколение”. И Моисей пал в Присутствии Бога и сказал, что Ему придется переступить через него. Понимаете?
E-39 And this displeased God so much until He told Moses, “Separate yourself from among them. I—I’ll just—I’ll just kill the whole bunch, and start a new generation with you.” And Moses fell in the Presence of God and said He’d have to come over him. See?
E-40 Так вот, на сегодняшний день, если бы Бог решил ликвидировать людей, и пришло бы такое время, когда Богу надоедало бы возиться с нашим грехом (ведь мы постоянно плохо поступаем), то кто бы сегодня встал на защиту людей, как Моисей? Где бы мы нашли такого человека, который выстоял бы или мог бы выстоять, которого Бог принял бы, как Моисея? И даже сама жизнь Моисея на земле была так дорога Богу, что она остановила гнев Божий, и Бог не смог переступить через Моисея. Мне это всегда было непонятно, пока я…однажды в откровении Писания ко мне пришла такая мысль, что, понимаете, Моисей в поступках во всех отношениях замещал…он был прообразом Иисуса Христа.
E-40 Now, today, if God was going to a liquidate the people, and there was a time that when God had gotten tired of fooling with our sin, we constantly going wrong, who would stand like Moses, today, for the people? Where would we find a person that would stand, or could stand, that God would accept like He did Moses? And Moses’ own life on earth meant so much to God till it stayed the wrath of God, and God would not cross over Moses. That always was a puzzle to me till I…One day, in revelation of the Scripture, there came this thought to me. That, you see, Moses, in act, was every way substituting. He was a type of Jesus Christ.
E-41 И когда Бог решил погубить весь мир и уничтожить его, и всех грешников приговорил к смерти, Христос умер за всех нас. И Бог не смог переступить через Христа, поскольку это был Его собственный Сын. А Иисус отдал Себя тогда добровольно, чтобы уплатить за тот путь, если… Моисей бы этого не смог. У Моисея была только простая человеческая кровь, как у нас. Поэтому его кровь не была бы…не была бы достаточной. Но поскольку Иисус был Кровью Самого Бога, сотворенной Кровью Бога, то Бог просто простил грех всего человечества, потому что он полностью был возложен на Него, и Он пошел на Голгофу и умер, выйдя из Присутствия Божьего, и пострадал, и был ввержен в ад, потому что Он был грехом, взял на Себя наши грехи. И там, как наш…наш Носитель бремен, понес наши грехи на…на Голгофу, а с Голгофы в ад, и Бог воскресил Его на третий день для умилостивления наших грехов.
E-41 And when God was going to take the life of the whole world, and destroy it, and all the sinners, and condemned to die, Christ died for us all. And God could not cross over Christ, being His Own Son. And then Jesus gave Himself freely, that He might pay the way then if…Moses couldn’t have done that. Moses had no blood but human blood, like we are. So, therefore, his blood would not be, it would not suffice. But Jesus being the Blood of God Himself, the creative Blood of God, God just excused the entire human race then, of sin, because it was all laid upon Him. And He went to Calvary and died out, of the Presence of God, and suffered. And was cast into hell, because that He was sin, made our sins upon Him. And there being our—our burden bearer, took our sins to—to Calvary, and from Calvary to hell; and God raised Him up on the third day, for a propitiation of our sins.
E-42 И сегодня Он единственный Посредник между Богом и человеком, и мы безвозмездно прощены и помилованы. Бог даже не знает, что мы вообще когда-то грешили. Наши грехи канули в море забвения, никогда больше не будут вспомянуты. Мы сами этого не в силах сделать, мы ограниченные, а Он безграничный. И мы, как ограниченные, все равно помним, потому что мы недостаточно великие. Но Он настолько велик, что Он даже забывает о том, что мы вообще когда-то грешили. Мы сыновья и дочери в Его Присутствии. Каким был Он, мы полностью являемся такими же. Он стал моим грехом, чтобы я мог стать Его праведностью. Он стал вашим грехом, чтобы ваша…Он…вы могли стать Его праведностью. Так что Бог не может видеть в вас никакого греха, если только ваше исповедание во Христе Иисусе.
E-42 And today He is the only mediator between God and man, and we’re freely pardoned and forgiven. God don’t even know we ever sinned. Our sins were put in the Sea of Forgetfulness, never to be remembered no more. We cannot do that ourself; we are finite. He is infinite. And our finite, we can still remember, because we’re not big enough. But He is so great that He even forgets we ever did sin. We are sons and daughters, in His Presence. And all things that He was, we are. He become my sin, that I might become His righteousness. He become your sin, that your…He…you might become His righteousness. So God cannot see no sin in you as long as your confession is in Christ Jesus.
E-43 Кое-кто недавно сказал, говорит:
— Если бы я так верил, вот я поддал бы газу! Я бы загулял на всю катушку, все танцплощадки бы обошел, я бы так напился и так далее, потому что…
— Почему?
— Ведь ты уже безопасен во Христе. Какая тогда разница?
E-43 Someone said, sometime ago, said, “If I believed a thing like that, would I ever turn on the steam! I’d paint the town red. I’d go to every dance hall. I’d get so drunk, and everything, because,…”
“Why?”
“You’re already secured in Christ. What difference does it make?”
E-44 Я сказал:
— Это говорит о том, что у тебя Его нет.
Видите? Если бы любовь Божья коснулась вашего сердца нежностью Иисуса Христа, вы бы настолько влюбились в Него, что мир стал бы мертв, как и ваш грех. Вот как узнать, имеешь ты Святого Духа или нет. Не потому, что ты смог покричать, восклицать, заговорить на языках, или еще что-нибудь, но когда грех становится мертвым, а вы оживаете в Иисусе Христе. “Любовь Господня велика, верна, чиста!.. ” Понимаете?
E-44 I said, “That shows you haven’t got it.” See? If the love of God ever struck your heart, in the tenderness of Jesus Christ, you would be so in love with Him, the world would be dead, as your sin. That’s how you know you have the Holy Spirit. Not because that you could scream, shout, speak, or tongues, or whatever it is. But when sin becomes dead, and you’re alive in Jesus Christ. Oh, love of God, how rich, how pure! See?
E-45 Так вот. Тут в Луисвилле, штат Кентукки, недавно один служитель рассказывал об одной девушке. Она долго ждала замужества, ей было примерно двадцать пять, тридцать лет. И эта девушка была хорошей, стойкой христианкой. А в Луисвилле был один мужчина, который не был…он вел не совсем порядочную жизнь: его носило по танцам, забегаловкам, и так далее. Но однажды он обрел прощение своих грехов, и он стал настоящим христианином, очень стойким христианином. Примерно год спустя он влюбился в эту девушку, а эта девушка безумно влюбилась в него. И они поженились.
E-45 Now here in Louisville, Kentucky, not long ago, a minister was talking, that there was a—a young lady. She had waited a little long in life to be married, somewhere around her twenty-five, thirty years old. And she was a fine, staunch Christian girl. And there was a certain man in Louisville that wasn’t; he hadn’t lived such a good life. He had run to dances and roadhouses, and so forth, but one day he found pardon for his sin and he—he become a real Christian, real staunch Christian. About a year later, he fell in love with this young lady, and the young lady madly fell in love with him. And they were married.
E-46 И вот, прожили они вместе года два, и рассказывают, что эта молодая леди однажды сказала своему мужу, говорит: “Дорогой, тебе, наверно, нелегко, ты ведь только недавно стал христианином”. Говорит: “Я-то была христианкой с самого детства”. Но говорит: “Тебе, недавно уверовавшему христианину, приходится противостоять всем присущим козням и искушениям, а ты ведь раньше так долго грешил”.
И он ответил: “Ну да, бывает трудновато”.
E-46 And after they lived together about two years, they said that this young lady said to her husband one day, she said, “Dear, I suppose that’s kind of hard for you, just a new Christian,” said, “I’ve been a Christian since a little girl.” But said, “For you, a young Christian, to have to stand all the—the—the wiles and temptations that goes with it after you—you’ve sinned so long.”
And he said, “Well, it does become a battle.”
E-47 Она сказала: “Я только хочу, чтобы ты помнил одно, что если враг и вправду где-то тебя одолеет, и ты упадешь и снова согрешишь, пожалуйста, не бойся приходить домой. Я хочу, чтобы ты приходил домой”. Говорит: “Дома ты найдешь все ту же жену, на которой ты женился”. И сказала: “Я помогу тебе восстановиться в молитве, пробиться в молитве и вернуться обратно к Богу”. Сказала: “Я…я…я…я не хочу, чтобы ты сторонился”. Говорит: “Послушай, ведь я вышла за тебя не из-за того, кем ты был; я вышла за тебя из-за того, что я полюбила тебя”. И она сказала: “Что бы ты ни сделал, я все равно тебя люблю. Я вышла за тебя, потому что полюбила тебя”.
E-47 She said, “I want you to remember one thing, that if the enemy does upset you somewhere, and you fall and you go back into sin, don’t stay away from home. I want you come on home.” Said, “You’re going to find at home the same wife that you married.” And said, “I’ll help you to pray back, and pray through, and get back to God again.” Said, “I—I—I—I don’t want you to stay away.” Said, “Look, I married you upon the basis not of what you were, but I married you because I loved you.” And she said, “No matter what you do, I still love you. I married you because I loved you.”
E-48 И в тот день этот мужчина пошел на работу, он все прокручивал это в голове на своем рабочем месте, он сказал: “Да разве можно после такого сделать что-то плохое?” Когда женщина любит его так сильно, что, несмотря на его поступки, она была готова начать заново и принять его снова, и еще раз попытаться. Понимаете? Это говорит о том… Так вот, умножьте это на миллиарды и тогда у вас будет хоть какое-то понятие о том, что такое любовь Божья. Понимаете?
E-48 And the man that day went to work, was heard repeating it in a…the place where he was working. He said, “Now, how could a man do anything wrong against something like that?” When a woman, that loves him so much that, no matter what he did, was willing to come back and take him again, and try it again. See? It shows…Now, you multiply that by a billion and then you have some idea of what the love of God is. See?
E-49 Ведь когда человек влюбляется в Иисуса Христа, тогда мирские дела… Когда подумаешь о том, что Он совершил для тебя в свете Писания, не в свете каких-то эмоций, но в свете фактов, реальности, тогда что-то происходит в тебе. Когда приходит новое рождение, грех мертв и не подает никаких признаков жизни. Когда… Если этот Свет в тебе, то как же может сиять тьма? Она не может. И именно это Бог сделал тому человеку, который бросился в пролом, который мог принять обетование. А Моисей был прообразом этого Персонажа, поэтому Моисей выстоял в проломе за народ.
E-49 That when a man falls in love with Jesus Christ, the things of the world…When you think of what He did for you in the light of the Scripture, not in the light of some emotion, but in the light of facts, what it is, then there is something happens in you. When the new Birth comes, the sin is dead as midnight. When as long as that Light is in you, how can darkness shine? It cannot do it. That’s what God did to one man who throwed hisself in the gap, that could take the promise. And Moses being a—a type of this Antitype, that’s why Moses stood in the gap for the people.
E-50 И потом я задумываюсь о сегодняшнем дне, об этом развязном, ленивом, расхлябанном Лаодикийском периоде, в который мы живем. Нам всем известно (мы проходили церквопериоды), что мы живем в последний период, Лаодикийский церквопериод. И в этот ленивый, развязный, беспечный, шутящий, греховный период похоти, в который мы живем, вообще удивительно, что Бог не говорит: “Отойди в сторону, Церковь, Я просто их всех ликвидирую”. Видите? Вот так период, в который мы живем! А однажды Он так и сделает. Мы знаем, что это надвигается. Тут уж никого не пощадит, потому что Он…уже Некто умер за тех, которые хотели спастись. Но Он примет тех, кто был, вернее, принял Христа и стал христианином, они будут забраны от гнева. Ведь в те времена Он не мог этого сделать, во времена Моисея это было невозможно.
E-50 Then I wonder, in this day, of this loose, lazy, soft Laodicea age that we live in. We all know, and have been through the Church Ages, that we’re living in the last age, the Laodicea Church Age. And this lazy, loose, happy-go-lucky, joking, sinful age of lust that we’re living in now, it’s a wonder that God doesn’t just say, “Step back, church, I’ll just a liquidate the whole group.” See? What a age that we’re living in! And He will do that one of these days, too. We know that it’s coming. There isn’t going to be no sparing to this, because He’s, already, Someone died for those who wanted to escape. But He’ll take those who was, or has accepted Christ and become Christians, they’ll be taken out of the wrath. Cause, then He could not do it; there was no way of doing it in the time of Moses.
E-51 Так вот, в Книге Откровения, когда мы доходим до Лаодикийского церквопериода, в Откровениях, 3-й главе, в Библии сказано, что этот период, Лаодикийский период слеп. Сказано: “Поскольку ты богат, ты утверждаешь, что ты богат, и разбогател, — величайшие церкви, люди в первоклассной одежде, такого величайшего не было ни в одном из периодов, — поскольку ты говоришь: ‘Я ни в чем не имею нужды’, — а не знаешь, что ты нищ, несчастен, жалок, наг, слеп и не знаешь этого”…
E-51 Now in the Book of the Revelation, when we get to the Laodicea Church Age. In the Revelation, the 3rd chapter, the Bible said that this age, the Laodicea age, was “blind.” Said, “Because you are ‘rich,’ you say you’re ‘rich,’ and you’re ‘increased in goods’; greatest churches, the finest dressed people, the greatest that there has been in any age. Because you say, ‘I have need of nothing.’ Knowest thou not that thou art poor, miserable, wretched, naked, blind, and don’t know it.”
E-52 Так вот, если бы человек был в таком состоянии, и вы могли бы подсказать ему о его состоянии, он бы постарался себе помочь, если…если у него все в порядке с головой. Но если он в таком состоянии, и он ничего другого и слушать не хочет — он просто не верит, что он наг, он не верит, что он в таком положении — тогда это говорит о том, что он слеп. Бог мира сего ослепил глаза тем, кто отказывается служить Христу, и они такие слепые, что не видят знамение, при котором мы живем, в какой час, в какое время мы живем. Но запомните, Тот, Который выстоял в проломе, уже приходил, и никто другой не мог бы выстоять. Или вы должны принять это…это средство избавления, или вы обречены.
E-52 Now if a man was in this condition, and you could tell him his condition, he would try to help himself if—if he was mentally right. But when he’s in that condition and you can’t tell him any different, he just don’t believe that he’s naked, he doesn’t believe that he’s in that shape, then it shows here that he is blind. The god of this world has blinded the eyes of those that refuse to serve Christ, and they’ve…so blind they can’t see the sign that we’re living in, the hour, the time that we are living in. And remember, there’s already been One stand in the gap, and no one else can stand. You either have to accept that, that remedy, or you’re doomed.
E-53 Так вот, теперь о нас, хочу конкретнее подойти к тому, что я хочу сказать. Могли бы мы выстоять… (Тут я проповедую себе.) Могли бы мы выстоять, если бы увидели человека, который слеп, физически слеп, зная, что он идет к обрыву, могли бы мы в своем…своем уме, как вот сегодня, могли бы мы выстоять и смотреть, как слепец идет с обрыва, слепой, и не попытаться его предостеречь? Это было бы…это было бы очень жестоко, мы были бы такими равнодушными в сердце. Можете себе представить человека, который стал настолько равнодушным, что чуть ли не смеялся бы, видя, как слепец, незрячий, беспомощный, неосознанно шел бы к обрыву? Это было бы очень плохо — ничего не предпринимать.
E-53 Now, now to us, to get close now to what I want to say. Could we stand…Now I’m preaching to myself, in this. Could we stand and see a human being that’s blind, physically blind, and know that he’s walking over a cliff, could we in our—our state of mind, that we’re in this morning, could we stand and see a blind man walk over a cliff, blind, and not try to warn him? It would be, there, would be so cruel. We would be so indifferent in our heart. Could you imagine, a person getting so indifferent that he could almost laugh, and see a blind man, that cannot see and can’t help hisself, deliberately walk over a cliff? That would be a—a bad thing; do nothing about it.
E-54 Что ж, перед моими братьями по всему миру я хочу исповедаться. Я…я говорю это в смирении, что примерно так я и делал, вернее, собирался сделать. Я проповедую уже много лет, и я…я уже состарился, стал старым проповедником-ветераном, провел множество тяжелых битв. Может, даже я в шрамах, весь изранен внутри после битв, потому что мой удел, который Господь мне дал — это не целовать младенцев, женить молодых и хоронить пожилых, а держать двуручный Меч на передовой против козней язычества и демонологии, и сил тьмы, и Словом Божьим сражаться со всем этим до тех пор, пока враг не бывал поражен. Я был глубоко ранен много раз.
E-54 Well, to my brethren, world over, I want to make this confession. I—I humbly say it, that that just about what I was doing, or fixing to do. I had been preaching for years, and I—I become an old man and an old veteran preacher, and had a lot of hard battles, and maybe I’m scarred, all cut up on the inside, from fights. Because, my lot, that the Lord gave me, was not back to kiss the babies, and—and to marry the young, and bury the old. But it was to hold a two-handed Sword at the battle front, against the wiles of—of paganism and demonology, and—and the powers of darkness, and fight it with the Word of God till I seen the enemy defeated. I been cut deep, many times.
E-55 И затем я пришел с Посланием в наше время, и я говорил церкви то, что я собираюсь рассказать. И я много лет назад предсказал, когда Святой Дух призвал меня совершать этот труд. И нет такого человека, живущего сегодня на лице земли, который мог бы сказать, что Господь хоть раз велел мне сказать что-либо во Имя Свое, и чтобы это не исполнилось точь-в-точь так, как должно было быть сделано.
E-55 Then when I come with the Message in this day, and have said to the church the things that I am about to say. And I predicted years ago, when the Holy Spirit called me to this work. And there isn’t a person living on earth today, that could ever say that the Lord ever let me tell you anything in His Name, but what come to pass just exactly the way it was to be done.
E-56 Ведь Он сначала послал меня, и первый дар, затем второй дар, и все, что было высказано и сделано по всему миру, и буквально миллионы пришли ко Христу. И десятки тысяч проповедников были вдохновлены, с этого началось пробуждение, которое на сегодняшний день охватывает все лицо земли. И поскольку именно пятидесятники приняли мое Послание, то именно они и стали преуспевать. В пятидесятнической церкви насчитывается больше обращенных (в маленькой горстке пятидесятников!), чем во всех остальных церквях вместе взятых. Это по статистике. Почему? Потому что они принимали Истину и принимали пробуждение.
E-56 How that He sent me out first, and the first gift, and the second gift, and the things that’s been said or done, the world over, and literally millions have come to Christ. And tens of thousands of preachers inspired, that started a revival that sweeps the entire face of the earth today. And being that the Pentecostals was the one received my Message, they was the one that’s gained ground. The Pentecostal church shows more conversions in the little group of Pentecostals than all the rest of the churches put together. That’s statistics. Why? Because of them receiving Truth and receiving the revival.
E-57 А сейчас, когда пришло великое время исцеления больных, изгнания бесов и воскресения мертвых, чему мы все свидетели, ровно как и многие врачи и властелины земли… И Господь Иисус является среди нас в том знамении, которое вы видите (наверно, там на стене или где-то еще), Ангела Господня. И ученые обложили это авторским правом, и это всемирно известный факт. И видим, как те самые дела, которые Он совершал, исполнялись каждый раз. Значит, если Столп Огненный, сопровождавший Израиль по пустыне во дни Моисея, который мы… То есть, тут Моисей был назван слугой Господа, и он шел за Столпом Огненным ночью и за Облаком днем.
E-57 And now, after the great time come of the healing of the sick, the casting out of devils, and the raising up of the dead; which we’re all witnesses, and so is many doctors and great man of the earth. And the appearing of the Lord Jesus among us, that in the sign there as you see, I guess on the wall, wherever it is, of the Angel of the Lord. And how the scientists has copyrighted it, and it’s—it’s a known fact, the world over. And see the very things that He did, come to pass, every time. Then, if the Pillar of Fire that went with Israel across the wilderness, in the days of Moses, that we…or now that Moses was called, “The servant of the Lord,” and he followed a Pillar of Fire by night, and a Cloud by day.
E-58 И когда Иисус был на земле, Он сказал, что Он и был тем Богом. Он сказал: “Прежде, чем был Авраам, Я ЕСТЬ”. А этот “Я ЕСТЬ” и был Огненным Столпом, Который был в горящем кусте и проговорил Моисею в былые дни. Я считаю, что это так, брат Вейл. Тогда Он сказал: “Я исшел от Бога и Я иду к Богу”. И когда Он был распят, умер и воскрес, и восшел на Высоту, и возложил Свое тело на великий жертвенник вечного Бога, чтобы всегда там быть и замещать нас, чтобы знали, что Он уплатил наш долг греха, тогда Он вернулся обратно на землю в виде великого Огненного Столпа.
E-58 And when Jesus was on earth, He said that He was that God. He said, “Before Abraham was, I AM.” And “I AM” was the Pillar of Fire that was in the burning bush, that spoke to Moses in the—the days gone by. I think that’s correct, Brother Vayle. Then He said, “I come from God and I go to God.” And when He was crucified, died, and rose, and ascended on High, and laid His body down upon the great altar of the Eternal God, to there ever be present to act in our place, to know that He had paid our sin debt. And there He returned back to the earth again, in a form of a great Pillar of Fire.
E-59 Святой Павел ехал по дороге (еще до того, как он стал называться святым Павлом, его звали Савлом из Тарса), и он ехал в Дамаск, чтобы арестовать людей, которые создавали слишком много шума, и восклицали, и проповедовали Евангелие, противоположное традиции их церквей. Однажды по дороге туда, примерно в это время дня он был повержен ниц сильным Светом. И этот сильный Свет — будучи евреем, он знал, что Огненный Столп вел детей Израилевых — и тут Он Самый предстал пред ним, тот возопил: “Господи!”
E-59 Saint Paul, on his road, before he was called Saint Paul, he was called Saul of Tarsus. And on his road down to Damascus, to arrest some people who were making too much noise, and shouting, and preaching a Gospel that was contrary to their tradition of their churches. On his road down, one day, about this time in the day, he was stricken down by a great Light. And this great Light, him being a Jew and know that the Pillar of Fire had led the children of Israel, and here It was before him again, he cried out, “Lord!”
E-60 Так вот, обратите внимание, что у вас в переводах, как у Короля Якова, так и в стандартном, и во всех, там “Господь” с заглавной буквы. И любой знаток Библии знает, что когда “Господь” с заглавной буквы, это Элохим, Вседостаточный, сотворивший небо и землю в Бытие 1:1. “Господь” с заглавной. Так вот, Павел не стал бы так называть какой-то оптический обман, он не стал бы так называть что-то незнакомое, потому что он был человеком, обученным в Писаниях, возрос при Гамалииле, великом учителе того времени. И он не назвал бы что-то Господом, если бы не убедился, что это был Сам Иегова. Он спросил: “Господи, Кто Ты?”
E-60 Now if you notice in your translations on both King James and your Standard, and all, it’s capital L-o-r-d. And anyone who knows their Bible, knows that when that’s capital L-o-r-d, is Elohim, the all-sufficient One that created the heavens and earth, in Genesis 1:1. See, capital, “Lord!” Now Paul would have not called some optical illusion, he wouldn’t have called some something that he didn’t know about, because he was a trained man in the Scriptures. Come up under Gamaliel, the great teacher of that day, and he would not have called that, “Lord,” if he wasn’t satisfied that That was Jehovah. He said, “Lord, Who are You?”
E-61 Послушайте, что голос ответил: “Я Иисус”, — вчера, сегодня и во веки тот же.
E-61 Listen at the Voice come back, “I am Jesus,” the same yesterday, today, and forever.
E-62 Так что я считаю, что при всем при этом (прежде, чем я продолжу мысль) как здесь, так и по всему миру люди, которые будут слушать и слушают теперь, будут знать, что всеми делами доказано, что это Иисус Христос, Который вчера, сегодня и во веки тот же. Совершал те же дела, что и Он: исцелял больных, узнавал помышления разума, ведь Он заранее показывал, что произойдет в будущем, и за все годы всякий раз это было безошибочно. Мне уже пятьдесят четыре года, и я видел видения с тех пор, как мне было примерно полтора годика, и ни разу…каждый раз это было истинно. Понимаете? Вот, это не иначе как Бог. И тогда я задумался: “Почему же люди настолько слепы, что не видят этого?”
E-62 So I think, in the midst of all of it, before going any farther, both here and across the world, the people who will be listening, and listening now, will know that it is proven by every act to be Jesus Christ the same yesterday, today, and forever. Done the very same things that He did, healed the sick, knowed the thoughts of the mind, for It showed forth things that would come to pass, and every time perfectly through these years. I’m fifty-four years old, and saw visions since I was about eighteen months old, and, not one time, but every time it’s been the truth. See? Now, that has to be God. And then me thinking that, “Why are the people so blind that they can’t see that?”
E-63 И постоянно, когда я говорю нашим…нашим женщинам о стрижке волос (а служители меня за это отчитывают) и о том, что они носят аморальную одежду, эти шорты, и разлеживают в таком виде, и дальше идут этим злым путем; и о наших мужчинах, о том, как они себя ведут: курят и выпивают “за компанию”, и прочее, и при всем этом продолжают называться христианами, и принимают трапезу причастия из-за того, что принадлежат к какой-то организации — ох, это было просто…они посчитали, что я похулил Бога. И разве женщины исправились? Они стали еще хуже по всей стране.
E-63 And constantly when I talk to our—our women about bobbing their hair, and the ministers bawling me out about it; and about them wearing immoral clothes, of these shorts, and—and laying out like that, and—and carrying on of that evil way; and about our man the way they were doing, smoking, and taking sociable drinks, and—and everything; and then still calling themselves Christians, and taking Communion at the table because that they belong to an organization. Oh, it was just simply, they thought I had blasphemed God. And did the women get better? They got worse, across the nation.
E-64 Тогда я, будучи нервным (я как бы умалчиваю об этом), может, таким человеком нервозным… Я ведь с самого начала знал, что я не подхожу для этого задания, как многие и жаловались, что так оно и есть. Было трудно. И я…я подумал: “Боже, почему Ты не призвал человека, который был бы в состоянии это сделать? Я…я прошу прощения, но я…я подвел. Люди меня просто не слушаются и все. И почему-то у меня не получилось сделать то, что мне полагалось сделать, ведь они не слушаются”.
E-64 Then I, being a nervous, (I say this kind of quietly), maybe a neurotically type of person that I am, and knowing that I was insufficient, at the beginning, for the job; as many has complained, that had it to do. It was hard. But I—I thought, “God, why didn’t You call somebody that could have done it? And I—I’m sorry, but I—I failed. The people just won’t listen to me. And I failed to do what I should have done, somewhere, because they won’t listen.”
E-65 Моя мать, которая не так давно ушла во Славу, чуть… чуть больше года назад… Моя мать, ее отец был охотником. И я, наверно, все эти черты унаследовал от него, потому что я… я… я люблю лес. И я подумал: “Раз эти люди, которые называют себя христианами, раз они не хотят слушаться Послания, которое я проповедую, то пусть себе делают, что хотят. Я просто вообще перестану этим заниматься, уеду в горы. И у меня есть один друг, который…” Многие из вас помнят, как я предсказал тот случай месяцев за шесть до происшедшего, что я поеду в одно место (прямо с этой платформы), и что будет животное, которое было похоже на оленя, с заостренными рогами, и что они будут в сорок два дюйма, и что будет двухметровый серебристый гризли. У вас это есть на пленках и так далее. Я думаю, вы помните этот случай, все вы. [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] А сейчас все это лежит там в моей комнате, в доказательство того, что это правда.
E-65 My mother, that’s just passed on into Glory, about—about a little over a year ago. My mother, her father was a—a hunter. And I think I got all that come out from him, in that stand, ’cause I—I—I love the woods. And I thought, “If this people that call themselves Christians, if they don’t want to listen to the Message that I’m preaching, then let them alone. I’ll just stop it, altogether, and I’ll go up into the mountain. And I know a friend to where…” Many of you, here, remember me predicting the time, about six months before it happened, how that I would go to a place, right from this platform here, and there would be a—a animal that look like a deer with pointed horns, and how it would be forty-two inches, and how there’d be a seven foot silvertip grizzly. You got it on tapes and everything. I guess that you remember the time, all of you. [Congregation says, “Amen.”—Ed.] Well, it’s laying in my room up there now, to—to show that it’s the truth.
E-66 Вот, а подобные вещи происходили потому, что это было прямо перед отшествием моей матери, и Он хотел успокоить меня перед этим сильным шоком, ведь Он знал, что Он ее заберет.
E-66 Now just on things like that, because it’s just before the going of my mother, and He was wanting to quieten me for that great shock, that He knowed He was to take her.
E-67 Так вот, я встретился с одним человеком, он христианин, и у него отличная местность чуть южнее Аляски. И я уже принял решение (поскольку я уехал отсюда и отправился на Запад), что я возьму и как бы заманю свою жену туда: привезу ее туда и стану проводником. А если Господь захочет, чтобы я что-то сделал… Я отпущу волосы и…и…я…то есть, бороду. И…и я…я уеду туда и стану проводником. Там, в той местности, живут примерно только два-три индейца. Я…я просто был бы проводником и помогал бы Баду. А если Господь захочет, чтобы я что-то сделал, тогда я…я бы сказал: “Хорошо, Господь”. Он показал бы мне видение, я бы ненадолго отлучился.
E-67 Now, I met a man was a Christian, and he’s got a great country right under Alaska. And I had made up in my mind, that being that I had left here and gone West, that I would take my wife and kind of trap her into something; I’d get her up there, and I’d become a guide. And then if the Lord wanted me to do something, I’d let my hair grow out and—and I—I’d…my whiskers. And—and I—I’d go back in there and be a guide. There’s only about two or three Indians live back in the country there. I—I’d just be a—a guide and I’d help Bud. And if the Lord wanted me to do anything, then I’d—I’d say, “All right, Lord.” He’d give me a vision. I would slip on out.
E-68 Я говорю, люди… Я никогда не считал себя, все об этом знают, но люди говорят: “Брат Бранхам, Господь призвал тебя быть Его пророком”. Ну, я…я никогда себя таковым не считал, но я уже почти дошел до того, что был на это готов, готов подумать: “Ну, может, так оно и есть. Если это так, то я буду жить в пустынной местности. А если я буду жить в пустынной местности, вот тогда я…я буду Его пророком”. Понимаете? “А если Он захочет послать меня куда-нибудь… А пока Он меня не использует, тогда я хоть рыбу как следует половлю и займусь чем-нибудь”. Конечно, это довольно эгоистичный настрой (понимаете?), потому что это мне хотелось этим заняться. Вот, а это не совсем то, чем надо заниматься. Вот, а у меня уже было решено, что я так и сделаю.
E-68 I say the people…I’ve never regarded myself, anybody knowing this, but people have said, “Brother Branham, the Lord called you to be His prophet.” Well, I—I’ve never regarded myself as that, but I begin to get to the time that I was about ready to do it, to think, “Well, maybe I am. If I am, I’ll live back in the wilderness. And if I live back in the wilderness, then I’ll—I’ll—I’ll be His prophet, see, and then if He wants to send me somewhere. And while He’s not using me, then I’ll sure to catch some fine fish and—and do some things.” Course, that was kind of a selfish attitude, see, because I wanted to do that. Now, it isn’t just exactly the thing that’s to do. And now I had that made up in my mind to do that.
E-69 И вот, как раз перед тем, как проповедовались Семь Периодов Церкви, как они там начерчены… Сегодня здесь есть многие из тех, кто тогда были, и знают, как Господь это благословил — вот там на стене Он это отобразил, чтобы просто… А кто из тех, что сейчас здесь, были тогда, когда Он…Он пришел? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Вот так.
E-69 And now, just before the Seven Church Ages was preached, as they’re drawed there…There is many, today, that was here during that time, and know that how the Lord did bless that, on the wall back there, It reflected it. Just to…How many is here now, that was there then when He—He came? [Congregation says, “Amen.”—Ed.] That did it.
E-70 Также я вспоминаю брата Джексона. Он обычно у нас. Брат Джуниор Джексон, методист…был методистским служителем. Да, вот он сидит сейчас тут. Так вот, он пришел ко мне рассказать сон, а затем еще несколько братьев подошли с похожими снами. Вот, Господь был очень благ ко мне, и я никогда… В это утро вы мне свидетели: разве я когда-нибудь давал вам ложное истолкование сна? Никак нет, потому что Господь…я не стану рассказывать, пока я сам его не увижу и не буду знать, что Он об этом говорит, только тогда я вам рассказываю. И тогда он рассказал, что я… Я проводил служение в его церкви, а он почему-то был в тот вечер очень нервный, он выбежал из церкви, обошел с другой стороны и встретил меня в машине, люди шли мимо. Говорит: “Я хочу вам кое-что рассказать”.
E-70 Then I remember then of a Brother Jackson. He is usually with us. Brother Junior Jackson, the Methodist was a Methodist minister. Yeah, here he is setting over here now. Now, that he come to me with a dream, and then some more brethren come with similar dream. Now, the Lord has been real good to me, and I have never, take you to record this morning, have I ever told you a wrong interpretation of a dream? No, sir. Because, that the Lord…I will not speak it till I see it over again and know what He says about it, then I’ll tell you. And then he said I—I was having a service down to his church, and he, somehow or another, he was real nervous that night, and he ran out of the church and come around the other way and met me in the car, and the people passing by. Said, “I want to tell you something.”
E-71 И он рассказал мне, что ему приснился сон, что где-то в холмистой местности, примерно как в Индиане, был большой длинный холм, покрытый травой, и вода смыла всю почву с вершины, и она стала каменной, словно оголенная вершина на…на горе. И вот на этом камне было странное написание. И говорит, что я стоял там со всеми братьями из здешней церкви и истолковывал это написание. И вот, когда я уже все истолковал, тогда каким-то образом (если я правильно понимаю этот сон) я взял в руку что-то наподобие лома, или какой-то угольник, или что-то…вернее, не угольник, я хотел сказать, монтировку или что-то в этом роде, и просто отсек вершину с той горы, и поднял ее. А внутри там был белый камень, что-то вроде гранита или…или чего-то подобного, какой-то белый камень, на котором ничего не было написано. И я сказал братьям: “Побудьте здесь и смотрите на это”. И я…пока они все смотрели, я потихоньку ушел от них и направился на Запад. И брат Джексон говорит, что он видел, как я взобрался на один холм, а потом на другой, становился все меньше и меньше, уходя на Запад. Вы это помните.
E-71 And he told me that he dreamed a dream, that up here somewhere, like in Indiana, that there was a long, great grassy hill, and the water had washed all the soil off the top, and it become rock like a—a bald top on the—on the mountain. And then in this rock there was funny Writing. And said I was standing there with all the brethren around the church here, interpreting this Writing. And then when it come to the time that I got all of It interpreted, then the…somehow or another, if I understand the dream right, got a hold of something like a crow bar, or—or some kind of a angle bar or something, or not a angle bar, I meant a—a pry bar or something, and just cut the top of that mountain out and lifted it up. And on the inside of it was white rock, something on the order of granite or—or something on that side, some white rock that wasn’t written on. And I said to the brethren, “Stay here and look in on This.” And I, while they were all looking, I slipped out from among them and started going West. And Brother Jackson said that he saw me going over one hill, and then another hill, getting smaller and smaller, going West. You remember that.
E-72 Что ж, истолкование этого было, конечно же, дано здесь в церкви прежде, чем это исполнилось, что теперь настало то время, когда, я верю, полное откровение со времен Лютера, Веслея и Джона Смита, Александра Кемпбелла и многих других, которые проповедовали о Библии… И вот мы заглянули в Библию и показали, что будет Послание седьмого ангела. И когда вострубит Послание седьмого ангела, все тайны Божьи станут ясными. Затем следуют семь таинственных Громов.
E-72 Well, the interpretation of that, of course, was given here at the church before it come to pass, that the—the time is now, that I believe, that the full revelation through the age of Luther, Wesley, and John Smith, Alexander Campbell, and different ones that’s preached on the Bible, and then we got over in the Bible and showed that there would be a—a seventh angel’s Message. And at the sounding of the seventh angel’s Message, all the mysteries of God would be made known. Then come seven mysterious thunders.
E-73 Так вот, если мы живем именно в конечном периоде, до которого мы дошли через оправдание, освящение, крещение Святым Духом, и у нас были знамения, чудеса и все прочее... И дары возвратились в церковь, такие как: божественное исцеление и пророчество, и…и говорение языками, и истолкования. И хотя это было ужасно исковеркано, тем не менее, это не упраздняет…есть и истинные. Есть истинный, настоящий, подлинный дар говорения на языках, которому всегда положено присутствовать в Церкви.
E-73 And now if it is that end age that we’re living in, where we’ve come up through justification, sanctification, baptism of the Holy Spirit; and had signs, wonders, and all different things. And the gifts has returned to the church, such as, Divine healing, and prophecy, and—and speaking with tongues, and interpretations. And though it’s been misrepresented, terrifically, but yet, that don’t take away, there is a good one. There is a true one, of real genuine, a gift of speaking in tongues, that’s always supposed to be in the Church.
E-74 У нас много подражания. Есть люди, которые появляются и пытаются вести себя, как христиане, а их жизнь неподобающая, значит, что-то не так. Иисус сказал: “По плодам их узнаете их”. Понимаете? Вот как можно узнать христианина — по тому, как он живет. Никогда не прыгайте выше того уровня, на котором вы живете. Так что просто… Но таким образом… Но это…это дьявол ставит пугало, чтобы настоящих истинных верующих не допустить к истинной сути этого. Но да поможет нам Бог отличать и уметь различать добро и зло. И…и Слово всегда это приведет в порядок.
E-74 We have a lot of impersonations. We have people that get up and try to act like Christians, and their lives don’t compare, so there is something wrong. Jesus said, “By their fruits you’ll know them.” See? That’s how you know a Christian, by how he lives. Don’t never jump any higher than you live. So then just…But in that, but it’s a—it’s a devil making a scarecrow, to keep the real genuine believers away from the true thing of It. But God help us to separate and be able to discern between right and wrong. And—and the Word will always straighten that out.
E-75 Итак, мы видим, что в этом… Я вам говорил, что истолкование на Камне… А Христос и является тем Камнем, который был во сне этого брата, и так по Библии. И за все эти годы Библию толковали до такой степени, что мы вдоль и поперек придали ей церковническое толкование. И последний дар добавляется в Лаодикийском периоде, а это то время, когда проповедует седьмой ангел (в Лаодикийском периоде, в то время), что за все периоды накопилось много неверных толкований.
E-75 Now we find that, in this, I told you that, the interpretation on the Rock. And the Rock is Christ, that was in the brother’s dream, and that’s the Bible. And for all these years, the Bible has been interpreted, till we’ve absolutely give It the ecclesiastical interpretation through. And the last gift being added in the Laodicean age, which is the seventh angel’s time to preach, in the Laodicean age, at that time, that they would be a lot of things that was misconstrued down through the ages.
E-76 Как Лютер проповедовал оправдание, но он допустил, чтобы это вдалось в дикие крайности, потому что он не так долго жил. А вместе… Затем организовали эту церковь. Не Лютер ее организовал, а после Лютера. Затем появился Веслей, и после Веслея создали веслеянскую церковь. Затем после этого появился баптист Джон Смит, а дальше Александр Кемпбелл и так далее. Но эти мужи, реформаторы, не прожили так долго, чтобы все это собрать целиком. Так что осталось много таких как бы несвязанных концов. А когда они остались… Например: водное крещение, которое возродил Джон Смит, водное крещение с…с погружением, но использовали титулы. И много таких вот вещей остались недопонятыми. Но потом, когда мы подходим к концу, последнее Послание должно исправить все это, все это свести в “одну веру, одного Господа, одно крещение”. Понимаете?
E-76 Like Luther preached justification, but he let it run wild because he didn’t live long enough. And along…Then they organized the church. Luther never organized it; after Luther. And then Wesley come forth. And after Wesley, they got the Wesleyan church. And then after that come John Smith, the Baptist; and then Alexander Campbell, and so forth. But the man, the reformers, didn’t live long enough to get it all together. And, so, a lot of loose ends left, like. And then when they did, for instance, of the water baptism that John Smith brought back, the water baptism in—in immersing; but using a title. And many of those things that was left loose. And then when we come down to the end, the last Message is supposed to straighten that all up, to bring these thing to “one faith, one Lord, one baptism.” See?
E-77 И вот после того, как Библия была истолкована полностью, тогда, обратите внимание, Она открыла вершину того пирамидального Камня. (Это не учение о пирамиде, вовсе нет, потому что я… Те люди, которые преподают это учение о пирамиде, наверно, они знают, о чем говорят. Я в этом совсем не разбираюсь.) Но, тем не менее, он был в форме пирамиды, но верхушка на пирамиду так и не была возложена. Я был в Каире и…и в Египте, и…и верхушка так и не появилась, потому что это был краеугольный камень, это был заглавный камень. В церкви это был Краеугольный Камень. В полной Церкви, вместе взятой, это был Заглавный Камень. Так что Его так и не возложили, Он был отвержен (Христос), но Он появится. И я верю, что когда Он [Камень—Пер.] появится, Церковь уже примет нужную форму — от оправдания при Лютере, освящения при Веслее и пятидесятнического послания Церковь станет таким меньшинством, и среди этих людей будет такое служение, которое будет точно таким же служением, которое совершал Иисус Христос. Тогда придет Иисус и всех заберет.
E-77 And now after the Bible had been interpreted, completely, then you notice it opened up the top of the pyramid-like Rock. Not pyramid teaching now, not that, because I…The man who teach that pyramid doctrine, I guess they know what they’re talking about. I know nothing about it. But, however, it was in the shape of a pyramid, but the cap on the pyramid was never put on. I’ve been in Cairo and—and in Egypt, and—and the cap never did come, because it was a cornerstone, it was a headstone. In the church It was the cornerstone. In the full Church, It was the headstone. So It never did come. It was rejected, Christ. And It will come. And I believe that when It’s coming, that the Church will shape into a place, from justification under Luther, sanctification under Wesley, and the Pentecostal message will bring the Church to such a minority, and a ministry will be among those people till it’ll be exactly the same ministry that Jesus Christ did. That’ll bring Jesus and catch the whole thing away.
E-78 Все те честные и настоящие лютеране, пресвитериане, баптисты, методисты и все, рожденные от Духа Божьего, будут забраны с Иисусом Христом, когда Он придет. Я в это верю. Я не согласен с некоторыми из наших братьев пятидесятников, которые считают, что остаток церкви — это те, которые будут забраны в этом последнем периоде. Тут я не согласен, потому что Бог… Как может человек, и как может Бог… Если бы мы сказали: “Да как Он сможет?” — Он делает, что пожелает. Но Бог, Который дал обещание Лютеру при оправдании… Они же больше ничего не знали. Понимаете? Он обещал забрать Церковь. И Он… Я могу верить по благодати Божьей и по подтверждению из Писания, потому что Он не пришел в первую стражу, и они уснули, а затем во вторую стражу, и так далее. В седьмую стражу Он пришел. А это и есть седьмой церквопериод при Послании седьмого ангела. Видите? И когда Он пришел, все те девы встали и поправили свои светильники. Пресвитериане, лютеране, баптисты, все, рожденные от Духа Божьего, попадут в это Восхищение. Я верю, что Невеста будет вызвана в то время. Я верю, что в последние дни будут такие, которым не придется вкусить смерть, но они будут изменены в один момент, во мгновение ока.
E-78 All those honest and true Lutheran, Presbyterian, Baptist, Methodist, and whoever is born of the Spirit of God, will be caught away with Jesus Christ when He comes. I believe that. I different with some of our Pentecostal brethren who believe that the remnant of the church is those who will be caught away in this last age. I different there, because God…How could a man, and how could God…If we would say, “How could He?” He can do what He wishes to. But God, who promised Luther, and under justification, that’s all they knowed. See? He promised to take the Church. And He…I can believe by the grace of God and by the Scripture’s support. Because, He didn’t come in the first watch, and they went to sleep; and the second watch; on down. In the seventh watch, He come. And that’s the Seventh Church Age, at the seventh angel’s Message. See? And when He come, all those virgins rose and trimmed their lamps. See? Presbyterian, Lutheran, Baptist, whoever that’s born of the Spirit of God, shall go in that Rapture. I believe that the Bride will be called out during that time. I believe there will be some in the last days won’t have to taste death, but will be changed in a moment, a twinkling of an eye.
E-79 Так вот, но как вы уже заметили во сне брата Джексона, внутри на этом Камне ничего не было написано, именно за этим я и отправился на Запад. Так вот, поскольку это уже произошло, а я сказал вам, что однажды я расскажу вам, что это обозначало: я отправился на Запад за этим и рассказал вам о видении, которое люди, слушающие пленки, а также присутствующие здесь в это утро, узнают, взяв “Господа, который час?”. И если у кого-то из вас, братья, которые берут пленки, нет этой проповеди, и вы хотите это проследить, возьмите “Господа, который час?”. До… За много недель и месяцев до того, как это произошло, здесь я увидел видение о том, что я буду в Тусоне, севернее Тусона, то есть на восток от Флагстаффа, севернее Тусона, и буду срывать репейники со своей штанины, и что раздастся взрыв, который на самом деле чуть ли не всю местность сотрясет. Кто из вас это помнит? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Верно, который сотрясет ту местность.
E-79 Now, but insomuch as you noticed, in Brother Jackson’s dream, that there was no writing on this Rock on the inside, that’s what I went West for. Now, as it’s happened, and I told you, someday I would tell you what it meant. I went West for it. And told you the vision, which the people, both on tape and present this morning, will know in taking Sirs, What Time Is It? And any of you tape brethren that doesn’t have that Message, and want to follow This, take: Sirs, What Time Is It? Before, weeks and months before it happened, here I saw the vision of being at Tucson, north of Tucson; that’d be east of Flagstaff, north of Tucson; and would be picking burrs off of my trouser legs, and a—a blast would go off that would actually look like shake the country. How many of you remember that? [Congregation says, “Amen.”—Ed.] That’s right. That would shake the country.
E-80  Ну вот, сегодня как раз здесь присутствует, по крайней мере, один из тех, кто стоял там, когда это произошло. Даже камни посыпались с горы. И вот они… Было так, что в это время я увидел семь Ангелов в…в форме пирамиды, которые прилетели и подняли меня ввысь. И я был направлен на восток, чтобы открыть Семь Печатей для Бога. Если у вас их нет… Если Иисус замедлит, и я…при моих правнуках, детях малыша Поля, это по-прежнему будет вечной Истиной живого Бога. Так вот, это было для того, чтобы разузнать, что было запечатано внутри этой горы, то ненаписанное. Оно должно было быть истолковано. И когда я приехал сюда, тот первый Ангел в первый вечер открыл Печать противоположно всему тому, что мы слышали всю свою жизнь. И все семь открылись таким же образом. Вы это знаете. Вы здесь присутствовали, когда это происходило, многие из вас.
Так вот, тогда я не знал, но…
E-80 Well, it happens to be that at least one man is present this morning who was standing there when it happened. It actually shook the rocks off of the mountain. And now they…We find out that, during that time, I saw seven Angels in a—in a form of a pyramid, that swept down and picked me up. And I was brought East, to open the Seven Seals for God. If you haven’t got them…If Jesus tarries, and I…my great-grandchildren, little Paul’s children, that will still be the Eternal Truth of the living God. Now, that was to find out, that was sealed inside this mountain, that wasn’t wrote. It had to be interpreted. And when I come back, the first Angel, on the first night, opened the Seal contrary to anything we ever heard in our life. And all seven come out the same way. You know that. You were here present when it happened, many of you.
And, now, I didn’t know it at that time, but…
E-81 Брат Фред Сотманн, я знаю, он здесь. И я почти уверен, что брат Норман здесь. Мы были на… Мне пришлось съездить в Хьюстон, чтобы спасти того паренька от электрического стула, а потом я приехал обратно и отправился с братьями на охоту. И в то утро я, стоя там, отрывал репейник, или как их там называют “козловники”, колючки со своей штанины, и взрыв раздался именно так, как было сказано. Верно, брат Фред? [Брат Фред Сотманн говорит: “Аминь”.—Ред.] И я…я…я, наверно, высоко подскочил от земли. А прямо надо мной были Ангелы Господни, которые прислали Послание, чтобы я приехал сюда и сорвал эти Печати. А почему здесь, почему в скинии? Почему я не сделал этого там? — Потому что я уже дал обещание своей церкви и Богу, что любая новая проповедь будет расходиться из этой скинии, будет записываться здесь. И Он помог мне сдержать мое слово, оставаться здесь ради этого. А потом я сразу же вернулся обратно.
E-81 Brother Fred Sothmann, I know he’s here. And I’m pretty sure Brother Norman is here. We was up…I had to go to Houston about getting that little boy saved from the electric chair. And then I went back and I went hunting up there with the brethren. And that morning, I was standing there picking cockleburs, or—or what they call goatheads there, burrs off of my trouser leg. And the blast did just exactly the way It said it. Is that right, Brother Fred? And I—I—I must have jumped way off of the ground. And just above me was the Angels of the Lord that sent Message back, for me to come here to break these Seals. Why here, why at the tabernacle? Why didn’t I do it there? Because I had made a promise to my church and to God, that any new Message would come from this tabernacle, recorded from here. And He was helping me to keep my word, to stay back here to do it. And then immediately I went back again.
E-82 Вот, тогда еще я не знал, что это фотографировали, то есть ученые, когда Ангелы опускались с Небес, чтобы принести Послание. И если вы помните, я говорил, что тот, что был справа в плеяде, у Него как бы грудь вперед, и такие крылья. Вы помните, как я это говорил, все помните? [Собрание говорит: “Аминь”.— Ред.] И что я наблюдал за ним, он очень выделялся из других. А я даже и не знал, что это фотографировали, потому что я сразу же поспешил на восток. Но когда вернулся домой в Тусон, это было во всех газетах, почти вся страна это увидела…точнее, в самой Мексике и во всех западных штатах. И мне кажется, даже в “Курьере”. Это было в Ассошиэйтед Пресс. Кто из вас читал “Таинственное облако в небе”? Вы видите руки. А теперь это подхватил журнал “Жизнь”. И я принес с собой эту статью из журнала “Жизнь”, чтобы показать. Вот она, именно тогда, когда я находился там. Вы видите это пирамидальное Облако? Я стоял прямо под этим. И вот, видите того выделяющегося Ангела по правую сторону? Видите Его заостренное крыло? Именно так, как было сказано. А вот здесь вид из Мексики и разных других мест, откуда было сфотографировано. Так вот, этот ученый пытается собрать всю доступную информацию об этой фотографии, о тех людях, у кого есть такие фотографии. Он их изучает.
E-82 And, now, I didn’t know at the time, that they were taking pictures of that, scientists was, as the Angels lowered themselves from Heaven, to bring the Message. And you remember, I said the One on the right side of the constellation had, kind of, His chest back, and His wings. You remember me saying that, all of you? [Congregation says, “Amen.”—Ed.] And how that I watched Him? He was very distinctive from the others. And I didn’t know they were taking a picture of It, ’cause immediately I hurried East. But going back home to Tucson, there It was all through the papers that had been seen almost nation-wide, or plumb into Mexico, and all the Western States, and I think the Courier over here. It was on the Associated Press. How many saw, “A mysterious cloud in the sky”? You see the hands. And now the Life magazine picked it up. And I have the—the article here this morning, in the Life magazine, of to show. Now here It is, the same time I was there. See the pyramid of the Cloud? I was standing just below this. And there, see the distinctive Angel on the right-hand side? See the pointed wing of It? Just exactly what was said. And here it’s in the view of Mexico and different places from where they took the picture. Now, this scientist here is trying to—to get all the information about the picture, that he can, about the people who has the picture. He is studying it.
E-83 Так вот, здесь он пишет, что облако там никак не могло быть, потому что влага не поднимается выше, я бы сказал, десяти-тринадцати километров, примерно так. Когда мы отправляемся заграницу, мы обычно летим на высоте шести километров, и тогда мы уже выше бурь. Но это Облако, согласно этой статье ученого, на высоте сорока двух километров. То есть это на много-много километров выше влаги. И он сказал, обследовав ту местность… Вот, вы же знаете, что я… Кто из вас помнит, как я сказал вам: “Был такой звук, будто какой-то самолет преодолевал звуковой барьер”? Помните? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Но во всей местности не было ни одного самолета. Здесь так в книге написано. Они это проверили. В воздухе не было никого…ни одного самолета. И кроме того, это не могло… Эта дымка, что остается после самолета, это не что иное, как распадшийся воздух, влага, потому что он просачивается через это устройство реактивного двигателя, и когда он пробивается, он разгоняет влагу в воздухе. У него иначе не получится, если есть реактивный двигатель, потому что он должен… За счет этого и двигается пропеллер — из-за той влаги, что из него вылетает.
E-83 Now, he says here that it would be impossible for it to be a cloud, because moisture doesn’t go over about, I’d say, about six or eight miles high, something like that. When we go overseas we usually fly nineteen thousand feet, and we’re above the storms then. But this cloud, according to this article here of this scientist, is twenty-six miles high. It would be miles and miles beyond moisture. And he said, checking the area, and now, you know I…How many remembers that I told you, “It sounded like the sound breaker on a plane”? Remember? [Congregation says, “Amen.”—Ed.] But there was no plane in the district. The book says so here. They’ve checked it. There were no one, no planes up there. And, besides, it couldn’t…That fog behind a plane is nothing but broken-up air, moisture, ’cause it sucks through this unit, as a jet. As it’s pulling itself, it breaks the moisture in the air. It can never get rid of it, as long as there’s a jet, because it’s got to…That’s what it propels on, and it’s the moisture scooting out from it.
E-84 Но тут ведь на много километров выше, где не может быть влаги, а самолетов в той местности не было. И там не могло быть влаги, которая нависала бы там в тот день. Оно шириной в сорок восемь километров, на высоте сорока двух километров. Вы понимаете? Получилось точно так же, как с той фотографией, я ведь вам говорил: “Ангел Господень выглядит, как Огненный Столп”, — еще за много лет до того, как Он был сфотографирован. Бог заставляет науку признать, что это Истина. И когда здесь было дано пророчество, Бог заставил науку засвидетельствовать о том, что это Истина. Так в каком же мы положении? Я хочу сохранить это, потому что я…я, наверно, буду говорить со своим другом, который сегодня здесь, о том, чтобы сделать эти Семь Печатей в письменном виде. Может, ему для этого понадобится. Так что, если у вас тоже есть экземпляр, если вы найдете, то придержите его для справок. Хорошо?
E-84 But here it is, miles above where there could be moisture, and no planes in the district. And It couldn’t be moisture up there, and hung up there that day. It’s thirty miles across it, twenty-six miles high. You see? Just as the same it was that picture there, when I told you, “The Angel of the Lord looked like a Pillar of Fire,” years ago, before It was ever took; God makes science recognize that It’s Truth. And here, of the prophecy that was given, God make science testify that It’s the Truth. Now where do we stand? I want to keep this, for I—I may speak to a friend of mine, that’s present this morning, to—to write those Seven Seals. He might want to use this for it. And so you have a copy of it, why, if you get one, hold it for reference. See?
E-85 Итак, он желает разузнать, но что толку было бы пойти и рассказать ему об этом? Он бы с этого посмеялся. Понимаете? Он бы просто-напросто посмеялся. Так что не надо так разбрасывать наш жемчуг. Но мы знаем, Церковь знает, и Бог знает, что это Истина.
E-85 Now he is wanting to find out, but what good would it do to go to tell him that? He would laugh at it. See, he would just merely laugh. So don’t cast our pearls like that. But we know, the Church knows, and God knows that it’s the Truth.
E-86 И вот, когда я молился об этой теме, хотел узнать, что со мной произойдет, вы знаете, где я находился? Севернее Тусона, на восток от Флагстаффа — точь-в-точь в том местонахождении, о чем я вам и говорил, что буду там стоять, за много месяцев до того, как это произошло. И точь-в-точь так, как сказано в этой газете, и в других газетах, и в этом журнале, а также в нашем свидетельстве — именно там это и произошло. Бог совершенен и солгать не может, и это сбудется.
E-86 And then while I was praying on this subject, of wondering what would happen to me, and you know where I was at? North of Tucson, east of Flagstaff; just exactly, positionally, where I told you, months before it happened, I’d be standing. And exactly according to this paper here, and of papers and this magazine, and our own testimony, exactly where it taken place. God is perfect and cannot lie, and it will come to pass.
E-87 Вы помните на той пленке “Господа, который час?”? Я еще раз это процитирую: “Запомните, вот-вот произойдет нечто очень значительное”. А теперь уже вся страна об этом свидетельствует. Все газеты Ассошиэйтед Пресс, и один из наших ведущих журналов, и все остальные свидетельствуют о Нем, и это даже еще не все. Но что за привилегированные люди, привилегированные люди христиане — знают, что в этот темный час, когда, по словам ученых, все безнадежно, и атомная бомба готова для нас!.. И нет надежды на то, что наши организации вообще когда-нибудь сплотятся — они объединяются с клеймом зверя. И когда все наши надежды в этом смысле пропали, в нашей экономике, в нашем христианском общении среди организаций… Ведь они, в конце концов, окажутся в католицизме, что будет клеймом зверя в конфедерации церкви.
E-87 You remember on the tape: Sirs, What Time Is It? I’ll quote it over. “Remember, something is fixing to take place, major.” And now It’s made the whole nation testify to It. Every newspaper on the Associated Press, and one of our leading magazines, and everything else, testifying about Him, and it ain’t all over, yet. But what a privileged people, a—a privileged people that’s Christian, to know that in this dark hour, when there’s no hopes according to sciences, and atomic bomb waiting for us. And no hopes in our organizations, ever getting together, they are consolidating with the mark of the beast. And when all of our hopes that way is gone, in our economy, of our Christian fellowship amongst the organizations. It’s heading up into Catholicism, which will be a mark of the beast in the confederation of church.
E-88 Но у тех, кто любят Бога и ищут реальности, тот самый Бог, Который дал обетование в Библии, Он же и разворачивает это у нас на глазах, и заставляет церковь, и людей, и науку, и журналы, и все подряд признать, что Он по-прежнему Бог и силен исполнить обетования. Вот так время!
E-88 But, and those who love God and are looking for a reality, that the very God Who made the promise in the Bible, spreads it before our face; and makes the church, and the people, and science, and magazines, and everything, recognize that He is still God and can fill the promises. What a time!
E-89 Затем в каньоне Сабино в то утро, когда молился и хотел узнать, что произойдет, подняв руки к Богу на самой вершине той горы, тот Меч ниспал в мою руку: с жемчужной рукояткой, с гардой, и с длинным лезвием, примерно в целый метр, блестел как медносвинцовый сплав или как хром, острый как бритва. А я не знал, что это такое, и говорю: “Я же боюсь таких предметов”.
E-89 Then in Sabino Canyon that morning, praying and wondering what would happen, holding my hands out to God, up on top of that mountain, that Sword dropped into my hand; with a pearl handle, and its guard over it, and a long blade about three foot long, and glisten like pot metal or like chrome, razor sharp. And I didn’t know what it was. And I said, “I’m afraid of these things.”
E-90 И в тот самый момент голос проговорил и потряс весь каньон, сказав: “Это Меч Господа”. А Меч Господа — это Слово Господа, “ибо Слово Божье острее меча обоюдоострого”.
E-90 And just then a Voice spoke, that shook the canyon. Said, “This is the Sword of the Lord.” And the Sword of the Lord is the Word of the Lord, for the Word of God is sharper than a two-edged sword.
E-91 Вернемся к тому: и вот в то время один доблестный брат из здешней церкви… А он был солдатом, и в войсках его всего чуть не разнесло на куски, положили, как мертвого, и сказали, что он… Они не… Медики считали, что он не выживет, и что с ним даже не стоит возиться — он уже был настолько безнадежным. Главные нервы в его ноге были разорваны, его рука была почти полностью оторвана, его нога…одну ногу почти полностью оторвало. Но однажды Бог узрел благодать, спас его и исцелил его.
E-91 Then coming back to that, then, during that time, a gallant little brother here in the church…And he was a soldier and got blowed all to pieces in the army, almost, and laid out for dead, and said he’d…They didn’t, the medics didn’t think he’d live, and wasn’t even worth fooling with, he was so far gone. The main nerves in his leg bursted; his little arm almost blowed completely off; his leg, one leg off, nearly. But God seen grace, saved him and healed him one day.
E-92 Он — брат Рой Роберсон — был среди присутствовавших, когда та фотография была сделана там, в Хьюстоне. Его жене было сказано через видение, что она делала в тот день, и что у нее болезнь, и что она будет исцелена. И от этого он стал верующим. Но он, как человек военный, был, так сказать… (надеюсь, он простит меня за то, что это говорю) …был такой суровой, строгой закалки — отдавал приказы в армии. Как человек командующий он должен был рявкать, мол: “А ну пошел и сделал!” Понимаете? И он…он все равно уверовал. Тем не менее, непоколебимый, ходил в церковь и видел сверхъестественное, и говорил: “Я в это верю, но это для кого-нибудь другого”.
E-92 He, Brother Roy Roberson, was present when that picture was taken there at Houston. How his wife was told by a vision, what she had been doing in the day, and how she had a trouble and it would be healed. And that brought him a believer. But he, being a military man was kind of (I hope he forgives me for saying this) from where all the—the rough, precise side, giving orders in the army. As a command of man, he had to sass-out, and, “Do it!” See? And he—he believed, though. But steady, and coming around with the church and seeing the supernatural, he said, “I believe that, but that’s for somebody else.”
E-93 Однажды Господь пробудил его по утру. Мы сидели (мы с ним), было похоже на Иерусалим за столом Господней вечери, и я что-то говорил. Он не мог этого понять. И брат Рой — он сидит здесь, сейчас вот смотрит на меня — ему это приснилось. И он позвонил мне в Хьюстон, вернее, в Аризону, точнее, прислал мне письмо, а я ему перезвонил. Он сказал: “Брат Бранхам, ты сидел там, и я увидел, как большой Столп Света появился и захватил тебя, и забрал тебя от стола Господня, и ты отправился в сторону запада”, — потому что он сидел с восточной стороны и смотрел, как я шел на запад, а этот Свет пришел и забрал меня.
E-93 One night the Lord woke him up, one morning. We were setting, he and I, looked like in Jerusalem at the Lord’s Communion table, and I was talking. He couldn’t understand it. And Brother Roy, setting present, looking at me right now, and he saw it. And he called me up, in Houston…or out in Arizona, or sent me a letter and I called him back. He said, “You were setting there, Brother Branham, and I saw that big Pillar of Light come in and get you, and take you away from the Lord’s table, and you went westward.” Cause he was setting on the east side watching me go west, and this Light come in and taken me out.
E-94 Говорит, что это было однажды утром, словно видение. Поднялся с постели примерно в три-четыре часа утра, примерно так, и увидел, как это произошло. Говорит, что он будто много дней кричал и кричал: “Брат Билл, вернись!” А мы с Роем настоящие братья. Мы живем вместе и охотимся вместе, мы просто братья, вот и все. И он…он кричал и звал меня, пока горло не охрипло: “Вернись! Верните его! Верните его!” — плакал. Он сказал, что я… И вот этот Огненный Столп вернулся, вернее, это Облако вернулось, и Он поставил меня во главе стола, и я был измененный. Для брата Роя это была тайна, что я изменился, выглядел иначе. Я пока что этого не буду объяснять, потом надо вспомнить насчет этого, что “был измененный”, когда дам ему истолкование этого.
E-94 Said it was one morning, like it was a vision. Got up in the bed, about three or four o’clock in the morning, something like that, and saw this happen. And said he screamed, look like, for days, “Brother Bill, come back!” And Roy and I have been real brothers. We live together, and hunt together, and we’re just brothers. And he—he screamed for me, till he was hoarse in his throat, “Come back! Bring him back! Bring him back,” crying. He said I…Here come that Pillar of Fire coming back, or a Cloud come back, and He set me at the head of the table, and I had been changed. It was a mystery to Brother Roy, me being changed, to look different. I lay this up here for something I want to remember, “being changed,” when I give him the interpretation of it.
E-95 Это было как раз перед тем, как я вернулся сюда для Семи Печатей. Когда я вернулся для Семи Печатей, тогда я… Однажды утром он связался с Билли и хотел поговорить со мной. А я был занят, пребывал в молитве насчет Семи Печатей. И тогда он рассказал мне о… Это произошло вновь, вновь повторилось. Брат Рой, если я что-то не так скажу, ты…ты дай мне знать. И он сказал, что он…он вновь проснулся утром, кажется, тоже рано утром. И он глянул там в комнате и увидел большой Свет или же Облако на вершине горы. Недавно он у меня спросил: “Было ли где-нибудь, чтобы Облако было на горе?” И я ответил… “Есть ли в Библии такое?”
E-95 That was just before I come back for the Seven Seals. When I come back for the Seven Seals, then I…One morning he got a hold of Billy, and he wanted to talk to me. And I was busy, under prayer for the Seven Seals. And then he told me of…It happened again, and repeated it again. Brother Roy, if I get this wrong, you—you call my attention. And he said he—he got up again, in the—in the morning, I guess early again, in the morning. And there he looked in the room and he saw this big Light, or a Cloud up on a mountain. He asked me, not long ago, “Was there something about a Cloud being on a mountain,” and I said… “in the Bible?”
E-96 И я ответил: “Да, когда Петр, Иаков и Иоанн поднялись, и Облако осенило Господа Иисуса. И…и Бог проговорил: ‘Это Сын Мой возлюбленный’”. Я здесь говорил об этом не так давно коротенькую проповедь; братья, записывающие пленки, наверно, помнят: “Его слушайте”. Думаю, что у вас это есть на пленке. Точно есть.
E-96 And I said, “Yes, when Peter, James, and John was took up, and the Cloud overshadowed the Lord Jesus. And—and God spoke, said, ‘This is my beloved Son.’” I preached on that here, not long ago. A little message, the tape brethren might understand, Hear Ye Him. I suppose maybe you have it on tape. I’m sure.
E-97 И он рассказывает, что поднялся на гору. И когда он поднялся, я стоял там, и из Облака исшел голос (так было, брат Рой?) и сказал что-то вроде этого: “Это Мой слуга. И Я призвал его быть пророком для этого периода, вести народ точно так же, как вел Моисей. И ему была дана власть творить изречением”, — или что-то в этом роде, как Моисей делал, например, изрекал, и появлялись мухи. А мы знаем о белках и так далее, и обо всем том, что уже произошло. У Хэтти Райт, что там в конце, я думаю, вы знаете, что произошло у нее дома. И Он сказал ему, что я сделал то же самое, что когда-то сделал Моисей.
E-97 And he said that he went up the mountain. And when he did, I was standing there. And a Voice came from the Cloud, (Wasn’t it, Brother Roy?) and said something on this order, “This is My servant. And I’ve called him to be a prophet to the age, to lead the people just as Moses did. And he’s been given the authority, he could speak into existence.” Or something like that, like Moses did, like speaking in the flies. And we know about the squirrels, and so forth, and things that’s already took place. Little Hattie Wright back there, I suppose you know what taken place at the house. And He told him that I had done what Moses had done.
E-98 Вот, и он рассказал мне об этом, когда я вернулся из поездки. А у меня уже было принято решение отправиться к Баду, потому что он уже не в состоянии быть там охотником.
E-98 And now he told me that, coming down after a—a trip. And in my mind, I had made up my mind that I was going to go up to Bud’s, because he’s in a bad shape up there as a hunter.
E-99 Перед отъездом отсюда… Наверно, это тоже вкратце расскажу, и будем торопиться. Мне приснился странный сон, необычный сон. И я надеюсь, если это попадет в руки моего шурина, что он не обидится. И я надеюсь, что не обижу свою жену, которая сейчас присутствует здесь. Хотя она и так знает. Уже давно, несколько месяцев назад, где-то так, примерно в октябре или ноябре мне приснилось, что я…я бродил в темноте. И я… Ну, мне…мне не было куда податься, и никому я был не нужен, и я стал бомжем, просто бомжем. И мне было холодно, я посмотрел вдаль и увидел костер. И когда я туда подошел, оказалось, это городская свалка, и у них были канавы, и костры горели в этих канавах. А между этими канавами было выровнено, там спали бомжи, грелись, чтобы не замерзнуть, между этими кострами в холодную зимнюю ночь. И я замерз. И я…я подошел к одному костру погреться, а там лежало полно бомжей. И они были… Их не было видно, но у них у всех были как бы лежбища или места, где они спали. И я увидел своего шурина Флетчера Броя.
E-99 Before leaving here…I might drop this in, and we’ll hurry. I dreamed a funny dream, an odd dream. And I hope, when my brother-in-law gets a hold of this, it doesn’t hurt his feelings. And I hope I don’t hurt my wife, who is setting present now. But she knows it. About many months ago, right on, well, it was around about October or November, I dreamed that I—I was a roaming out in the dark, and I…Well, I—I had no place to go and nobody cared for me, and I had become a bum, just a—a bum. And I was cold, and I looked in the distance and I saw fire. And when I got over there, it was a—a city dump, and they had ditches and the fire was in these ditches. And between the ditches, was slick, where bums would sleep there, to keep warm, keep from freezing, between these fires, on a cold winter night. And I—I was cold. And I—I walked up to this fire, to get warm, and it was laying full of bums. And they were…I didn’t see any of them, but they all like had stalls or places where their sleeping place was. And I saw my brother-in-law, Fletcher Broy.
E-100 А Флетчер, я ведь всегда помнил о нем. Он хороший парень, но это может послужить уроком для молодежи. Помню, как несколько лет назад Джеймс Флетчер Брой был красивым парнем, но он связался с плохой компанией, и так впервые стал выпивать. Я помню, как он звал меня, стоя за занавесками в моем доме. А его папа, который уже давно ушел во Славу, наигрывал там на гитаре: “На далеком холме старый крест виден мне”.
E-100 And Fletcher, how I remembered him. He’s a good kid. But this might be a lesson to the young children. I remember a few years ago, a handsome young man, of James Fletcher Broy, and he got with the wrong crowd, and he took his first drink. I remember him calling me behind the curtains in my house. And his daddy has gone on to Glory, years ago, was out there picking a guitar, “On the hill far away stood an old rugged cross.”
E-101 И Флетчер позвал меня и попросил: “Брат Билл, помолись за меня. Послушай, какую мелодию наигрывает мой папа, а я сегодня выпивал”.
E-101 And Fletcher called me back and said, “Brother Bill, pray for me. Listen to that piece my daddy is playing, and I’ve been drinking today.”
E-102 Я сказал: “Флетчер, — парень лет восемнадцати, я сказал, — не иди этим путем”. Но он так и не послушался. Он пошел. Он стал полнейшим алкоголиком, и его жена от него ушла, дети, и сейчас он… И Бог знает, что я люблю его.
E-102 I said “Fletcher,” about eighteen-year-old boy, I said, “don’t go that route.” But he never listened. He went on. He become a complete alcoholic. And his wife left him, his children, and he’s just at this hour…And God knows I love him.
E-103 Я пошел помолиться за него, беднягу-бомжа. Я тут недавно пошел помолиться за него, с ним приключилась беда, пока я находился здесь для Семи Печатей. Я сказал: “Флетч, у меня тут есть несколько костюмов, я…я хотел бы их тебе отдать”.
Он сказал: “Не надо, брат Билл”.
А я же знал, что ему не во что одеваться. И я говорю: “Почему ты не берешь эту одежду?”
Он вздохнул: “Не-а”. Глянул так на меня исподлобья: “Понимаешь, ты же знаешь, что я с ней сделаю. Сдам ее в ломбард и напьюсь”.
Я говорю: “Я дам тебе немного денег, Флетч”.
E-103 I went to pray for him, just a bum. I went to pray for him, here not long ago, he got hurt while I was here for the Seven Seals. I said, “Fletch, I got a couple suits up there I’d—I’d like to give you.”
He said, “Don’t do it, Brother Bill.”
And I—I knowed he had no clothes. And I said, “Why don’t you take the clothes?”
He said, “Huh-uh.” And he looked up at me, “See, you know what I’d do with them. Pawn them and get drunk.”
And I said, “I’ll give you a little money, Fletch.”
E-104 Он говорит: “Нет, не надо, брат Билл. Я не хочу, чтобы ты это делал”. В сердце он отличный парень, но он стал алкоголиком и бомжем. И его…его жена тоже скатилась. О-о, чего только не навалилось на этого бедолагу.
E-104 He said, “No, don’t do it, Brother Bill. I—I—I don’t want you to do it.” He’s a real guy, at heart, but he’s become an alcoholic and a bum. And his—his wife has took the wrong road. And, oh, just everything has happened to the poor fellow.
E-105 И когда я проснулся…перед тем, как я проснулся, Флетч сказал мне, во сне говорит: “Билли, я…я разыщу тебе местечко, брат Билл. Ты кормил моих деток, когда они были голодные”. Говорит: “Ты был им как папа. А теперь я разыщу тебе местечко здесь, чтобы погреться”. И мы пошли по этим лежбищам бомжей и, в конце концов, подошли к одному месту, и он сказал: “Я присяду вот здесь”.
А я сказал: “Я подойду вон туда, посмотрю, может, там есть место”.
E-105 And when I woke up, before I woke up, Fletch said to me, he said in the dream, he said, “Billy, I’ll—I’ll hunt you a place, Brother Bill. You fed my children when they were hungry.” And said, “You was a daddy to them. Now I’ll find you a place here to keep warm.” And we went walking by the bum’s places and finally come to a place, he said, “I’ll sit down here.”
And I said, “I’ll walk up here and see if I can find a place.”
E-106 И я пошел, вглядываясь в темноту, ночь холодная. И я подумал: “Ну надо же, ведь когда-то же Всемогущий Бог позволял мне вести Его Церковь. Когда-то Он давал мне проповедовать Его Евангелие и видеть, как спасаются души. Мужчины и женщины съезжались со всего мира, чтобы поговорить со мной хоть пару минут. А вот теперь я бомж, и никому я не нужен. Я замерз. И что мне делать?” И тут я проснулся.
E-106 And I walked up, and looked out into the dark, cold night. And I thought, “Think of it. One time, God Almighty let me lead His Church. One time, He let me preach His Gospel and see souls saved. Men and women come from around the world, to speak with me for a few minutes. And here I am now, a bum, and nobody wants me. And I’m cold. What must I do?” Then I woke up.
E-107 Я рассказал своей жене, говорю: “Может, это значит, что Флетч в нужде?” Так что мы поскорее стали искать его. И его брат отыскал его. Он жил тут у Вайднеров, там, где у них…торгуют лошадьми и прочим, спал в конюшне в углу или как-то так. Я ушел, подумал: “Что ж, просто забуду об этом”.
E-107 I told my wife, I said, “Maybe it means that Fletch is in need.” So we hurried up, to see if we could find him. And his brother found him. He was staying out here with Weidners. Out there where they have…trade horses and things; sleep in a corner of a barn or something. I went on. I thought, “Well, just have to let it go.”
E-108 Итак, я тут на днях вернулся из Канады с Фредом и другими. И у меня уже было принято решение: “Раз эти люди не хотят слушать мое Послание, ну и ладно, ну и не надо”. Я уже почти тридцать пять лет проповедую, а за последние пятнадцать-восемнадцать лет я вообще только для Господа все делал. Я старался жить настолько близко к Нему и не говорить ни слова, пока сначала Он мне не скажет — и так во всем.
E-108 So I come back down now from Canada, with Fred and them, the other day. And in my mind, I had it made up, “If these people didn’t want to hear my Message, all right, they didn’t have to.” I had preached now for about thirty-five years. And the last fifteen to eighteen years I’ve done nothing but just to the Lord. I’ve tried to live so close to Him and not say a word till He told me first, everything.
E-109 Люди говорят: “Если брат Бранхам скажет вам, что он приедет, запомните, собрание обязательно будет, потому что он едет во Имя Господа. Он ничего не делает, пока Господь не скажет…” Так и есть. Я дожидался, пока Он мне скажет. Я не двигался, пока Он мне не говорил. А за последние несколько месяцев Он совсем перестал мне говорить, куда мне надо ехать.
E-109 People say, “Now if Brother Branham tells you he’s coming, remember, look out for a meeting, because he’s coming in the Name of the Lord. He won’t do nothing till the Lord tell…” That’s right. I waited till He told me. I didn’t move till He told me. And then He got so, for the last few months, He didn’t tell me nothing about places to go.
E-110 И вот я приехал из Канады, и Фред рассказал, вернее, брат Рой рассказал мне свой сон, когда мы с ним и братом Бэнксом ехали бок о бок прямо перед тем, как мы разъехались.
E-110 Then I come down from Canada, and Fred told…Or Brother Roy told me his dream, as he and I and Brother Banks rode along together, just before we separated.
E-111 А затем на следующий день мы поехали к брату Фреду. А его сына Линна не оказалось дома, поэтому он не смог поехать с нами. Ему с женой пришлось подождать. Он подобрал свою жену в Роузвуде или в Мелроузе, провинция Саскачеван.
E-111 And then the next day we got down to Brother Fred’s. And his boy, Lynn, wasn’t at home, so he couldn’t come on with us. Him and his wife had to wait. He picked up his wife there at Rosewood…or Melrose, Saskatchewan.
E-112 А мы с Билли поехали в грузовичке брата Фреда. В ту ночь мы почти всю ночь ехали и еще следующий день. А потом, на следующее утро мы выехали из Хелены, штат Монтана, и подъезжали к границе.
А я не сплю примерно до девяти часов, и потом меня берет сон. Я пошел спать. А Билли не спит до десяти часов следующего дня, когда рассветает новый день, так что нам очень удобно путешествовать вместе.
E-112 And Billy and I come on in Brother Fred’s truck. That night we traveled most the night, and the next day. And then on the next morning we had left Helena, Montana, and was coming on towards the border.
And I—I can stay up till about nine o’clock, and I get sleepy. I got to sleep. And Billy, he wants to sleep till about ten o’clock the next day, when the daylight comes up, so it makes it pretty good for us to travel.
E-113 И вот я…я проснулся примерно в четыре часа и сел за руль, а Билли спал. Мы заехали в одно место, и у меня прошли такие мысли в голове: “Ух, ты! Очень скоро, как только я привезу туда жену… Причем, я не буду ей рассказывать, что я собираюсь сделать. Я просто приеду туда, и тогда я ей скажу: ‘Мне тут так нравится, зачем нам еще куда-то ехать? Давай просто здесь и останемся’.” А это далеко от цивилизации, тысяча восемьсот километров до любой точки. Понимаете? В очень отдаленной дикой местности. Я подумал: “Вот будет здорово! Мне не придется стричься, и мне…мне…мне не придется нарядно одеваться. Я буду самым настоящим горцем, я всегда мечтал им быть”. И я сказал: “У меня есть несколько ружей, кое-кто мне подарил, и я буду таким охотником-проводником, о котором мир еще не слыхал. Я буду просто обожать это дело. А если Господь скажет мне поехать и кому-нибудь что-то сказать, я ненадолго отлучусь, скажу им и вернусь обратно. И буду помогать Баду, и нам там будет так здорово!” Вот так я размышлял.
E-113 So I—I got up at about four o’clock and got started, driving, and Billy was sleeping. We went into a place and I was thinking on my mind, “You know what? One of these days, as soon as I can get the wife up there…And I won’t tell her what I’m going to do. But I’d get up there, and then I’m going to tell her, ‘I love this place so well, no need of us going anywhere else. Let’s just stay here.’” And that’s back from civilization, eleven hundred miles from anywhere. See? Way in the wilderness. I thought, “Won’t that be fine! I won’t have to get a haircut, and I—I—I won’t have to dress up. And I’ll just be a—a regular mountaineer, what I always wanted to be.” And I said, “I got some guns, and some people give me, and I’ll be a guide like you never heard of. I’ll just love it. Then if the Lord tells me go down and tell somebody something, I’ll run out and tell them and come back again. And I’ll help Bud, and we’ll really have a real place here.” I was thinking on that.
E-114 Мы зашли в один ресторан поесть, маленькое местечко в горах примерно в семь часов. Уже становилось поздновато, поэтому я разбудил Билли. У нас кончился бензин, так что надо было залить бензина. И вот зашли мы в это местечко, этот ресторанчик. И когда мы там были, с другой стороны улицы пришел какой-то человек; наверно, чуточку старше меня, но для меня он выглядел, как мужик. Он был в спецовке, рабочей куртке, в сапогах для верховой езды, в черной шляпе, на лице отпущена вот так борода, белоснежная, волосы торчали сзади из-под шляпы. Я подумал: “По мне это настоящий мужик”. Не какой-нибудь там хиляк, ленивец с сигарой во рту вот такой длины, который сидит в шортах на террасе или возле бассейна, какой-нибудь северо-восточный американец с брюхом навыкат. Прошу прощения за такие слова. Ну, в общем, этот парень для меня выглядел как мужик, грубый, суровый. Словно он жил там, где Бог и предназначил человеку жить. И я восхищался им.
E-114 We went into a restaurant, to eat, a little place in the mountain, just about seven o’clock. It was getting a little late, so I woke Billy up. We was out of gasoline, so had to get some gasoline. And went into this little place, this little restaurant. And while there, a man come across the street, maybe a teeny bit older than I was, but he looked like a man, to me. He had on a pair of overalls, overall jacket, riding boots, a black hat, whiskers down on his face like this, snow-white, his hair hanging out from under, back of his hat. I thought, “That looks like a man.” Not some soft, lazy, with a cigar in his mouth, about that long, setting with a pair of shorts on, around some patio or swimming pool, some pot-bellied Easterner, like. Excuse that expression. But, however, the guy looked like a man, to me; hard, rough. Looked like he lived where God made man to live. And I was admiring him.
E-115 Он зашел в ресторан и заказал блины. Там было человек пятнадцать-двадцать. Ему захотелось чихнуть, а вы знаете, как некоторые люди… [Брат Бранхам имитирует, как люди подавляют чих—Ред.] Извините. [Собрание смеется.] А он как чихнул на всю ивановскую: “А-а-а-пчхи-и-и!” Дал так дал, чуть окна не повылетали. И когда он чихнул, никто ничего не посмел сказать. Так точно. Я сказал:
— Билли, вот человек по сердцу моему.
Он говорит:
— Ну ты даешь, папа, ты что, хочешь быть, как…
— Именно таким, это я в будущем.
Понимаете? Я сказал: “Это я”.
E-115 He come into the restaurant and ordered some pancakes. There was about fifteen, twenty people. He had to sneeze. And you know how some people will…[Brother Branham imitates stifling a sneeze—Ed.] Pardon me. But he let out a great big healthy, wood sneeze, “Ker-choo-ee!” My, it looked like the windows blasted. When he did, nobody dared to say nothing. No, sir. I said, “Billy, there is a man after my own heart.”
He said, “Aw, daddy, you don’t want to be like…”
“That’s what, that’s me in the future.” See? I said, “That’s me.”
E-116 И я посидел там немного, а Билли все поглядывал на меня и доедал блины, а я…я свои уже доел. Через пару минут кто-то в кабинке прямо напротив нас (доски вот так торчали сзади кабинки, мне было плохо видно), встал один человек, по профилю был вылитый я, лет так семидесяти пяти: небольшенького роста человек, одежда привязана к нему, обноски. А товарищ, который встал вместе с ним, был вылитый Флетчер Брой, седые волосы свисали по его лицу. И Билли глянул и говорит: “Папа, вылитые ты и Флетчер”. Можете себе представить, каково мне было. А тот, что небольшого роста, был похож на меня, пошел, шатаясь. Вы… Они пришли от костра, все в дыму, лица грязные. По-моему, они завтракали вместе, он, наверно, заплатил центов двадцать, может, за чашку кофе или что-то такое. У меня сердце екнуло. Я уставился. А Билли говорит: “Что с тобой?”
Я сказал: “Ничего”. И я смотрел на них, а они прошлись и вышли.
Он спрашивает: “Папа, в чем дело?”
Я говорю: “Ничего”. И он сел в машину, я говорю…
Он спросил: “Ты не против еще порулить?”
Я сказал: “Нет”.
Он говорит: “Я еще сонный”.
E-116 And I set there a little bit, and Billy looked up at me and kept on eating his pancakes, and I—I was finished mine. In a few minutes, somebody, in a booth right around front of us, with the boards this way, a back of the booth, I couldn’t see around. A man got up, that looked exactly my profile, about seventy-five years old, little bitty fellow. His clothes tied on him, ragged. And the buddy that got up with him was Fletcher Broy, exactly, gray hair hanging in his face. And Billy looked around, he said, “Daddy, that looks like you and Fletcher.” You can imagine how I felt. And the little fellow, looked like me, wobbled up. You…They had been standing over a campfire, with smoke all over them, faces dirty. I think their breakfast, together, the man must have paid twenty cents, maybe a cup of coffee or something. My heart bounced within me. And I watched. And Billy said, “What’s the matter with you?”
I said, “Nothing.” And I watched that, and they went around and went out.
He said, “Daddy, what’s the matter?”
I said, “Nothing.” And he got in the car. I said…
He said, “Do you mind driving again?”
I said, “No.”
He said, “I’m still sleepy.”
E-117 Так что он пошел спать, а я помчался по дороге, примерно девяносто километров в час на грузовичке по горе, приближался к границе по дороге в… Возвращались домой в Аризону, но в тот момент я подъезжал к штату Юта. И когда я туда приехал, спустился с гор, километров тридцать за городом, словно… Вы слышали, как я рассказывал о том утре с белками, и все подобные случаи, как Нечто… Некто заговорил со мной, такой же голос, как вы слышите мой. Я знаю, что это похоже на невроз, но как я только что сказал: “Разве я когда-нибудь говорил вам какую-нибудь неправду?” И заговорил голос, и я стал говорить с Ним.
E-117 So he went to sleep, and I went speeding down the road, about fifty-five miles an hour, in the truck, over the mountain, coming on towards the—the border, down to…Coming home to Arizona, but I was coming now into Utah. And as I got there, coming down from the mountains, about twenty miles out of the city, just as if…You’ve heard it, as I told you about the morning about the squirrels, and all these things, how something…Somebody went to talking to me, a Voice just the same as you hear mine. I know it sounds neurotically. But as I’ve got through expressing, “Have I ever told you anything but what was right?” And a—a Voice got to talking. I was talking to Him.
E-118 Он сказал: “Делай, как ты запланировал, и станешь таким!” Я сказал: “Господи, я не хочу таким быть”.
E-118 It said, “Carry out your plans and you’ll be like that.”
I said, “Lord, I don’t want to be like that.”
E-119 Сказал: “Твоя жена тоже уйдет. Она не станет так жить в этих горах, и ты станешь бомжем, как тебе было заранее показано во сне”.
E-119 Said, “Your wife will go, too. She won’t live up there in them hills like that. And you’ll become a bum just as the dream showed you you would.”
E-120 Я сказал: “Я не хочу таким быть, но ведь… Я…я…я не хочу, чтобы мне пришлось так жить. Я…я…я просто хочу заняться чем-нибудь другим. Но мне…мне было сказано, что…что Ты призвал меня быть пророком, вот я и хочу жить в дикой местности, как пророк”. Но я нашел свою отговорку, чтобы только охотиться, ради своей выгоды.
E-120 I said, “I don’t want to be that, but the…I—I—I don’t want to have to live like that. I—I want to do something different. But I—I was told that—that You had called me to be a—a prophet, and I want to live in the wilderness like the prophet.” But I was using my own excuse so I could hunt; my own good.
E-121 А Он ответил: “Но это же были пророки Ветхого Завета. Ты был призван занимать намного высшую должность, чем они”. Он сказал: “Кроме этого у тебя есть еще больше даров. Ты был призван молиться за больных и проповедовать Евангелие в апостольской форме, — (знаете), — более великие вещи. Много великих даров!” Он сказал: “Почему ты все ждешь, чтобы Я подталкивал тебя на каждое движение? Где награда твоя?” Тогда я понял! И потом говорит: “Разве ты забыл?” А я вам рассказывал, да, рассказывал. “Разве ты забыл, что брат Роберсон рассказывал тебе в том сне, в его сне или видении? Ведь ты поступил, как Моисей. Ты позабыл о сочувствии к своему народу. Ты позабыл о том призыве, к которому Я тебя призвал”.
E-121 And He said, “But that was the prophets of the Old Testament. You’ve been called to be there in a much higher office than that.” He said, “You have more gifts besides that. You was called to pray for the sick and to preach the Gospel. And in the apostolic form, you know of—of greater things, many great gifts.” He said, “Why do you wait for Me to move you every time you move? Where is your reward?” Then I seen. And then said, “Do you remember?” I told you…?… “Do you remember what Brother Roberson told you in your dream, in his dream, or vision? That you had done like Moses. You’ve forgot the feeling of your people. You forgot the call that I called you to.”
E-122 Я оставил больных. Я захотел, чтобы Господь повелевал мне, куда ехать, а куда не ехать. Так нельзя. У меня выработался комплекс из-за того, что люди не слушали моего Послания. И если вы… И Боже упаси, чтобы мне теперешнюю жизнь сравнивать с Моисеем, но Моисей именно так и сделал. Люди не слушались его, когда он пришел избавить их, поэтому он просто оставил их и ушел в пустыню, но Бог развернул его. А он уже совсем позабыл о страдающих людях.
E-122 I let the sick lay. I want the Lord to tell me where to go and not to. That’s wrong. I had built myself a complex, because the people didn’t hear my Message. And if you’ll…And God forbid that I’ll try to compare the life of now like Moses, but it’s exactly what Moses did. The people wouldn’t listen to him when he come to deliver them, so he just left them alone and went into the wilderness, but God turned him around. And he had long forgot the suffering people.
E-123 И тогда я сказал: “Господь, если… Да разве я смог бы (да, без образования, закончив только среднюю школу) быть на это способным? А люди стояли целыми рядами везде, чтобы услышать простое Евангелие”. Сейчас больше, сильнее, чем это было при Старом Завете. Он взошел на Высоту и дал дары человекам. Понимаете? Иисус Христос вчера, сегодня и во веки тот же. Затем я говорил, и я слышал, как Оно мне отвечало. И Оно ушло от меня.
E-123 And then I said, “Lord, if…How could I, that’s right, with no education, with a grammar school education, be able? And the people would stand in rows and everywhere, to hear the simple Gospel.” It’s more, it’s greater now than it was under the Old Covenant. He ascended on High and give gifts unto man. See? Jesus Christ the same yesterday, today, and forever. Then I was talking, and I heard It talking to me. And It left me.
E-124 И я говорю: “Билли”. А он крепко спал. Я спросил: “Билли, это был ты?” А он даже не проснулся.
E-124 And I said, “Billy.” And he was sound asleep. I said, “Billy, was that you?” And he didn’t even wake up.
E-125 Тут я подумал: “Господь Бог, — сбавил скорость, — что же это значит?”
И я говорю: “Билли, Билли!”
Спрашивает: “Чего ты хочешь?”
А я говорю: “Это ты со мной говорил?”
“Нет. А что?”
E-125 And I thought, “Lord God,” I slowed my car down, “what does this mean?”
And I said, “Billy. Billy.”
Said, “What do you want?”
And I said, “You talking to me?”
“No. Why?”
E-126 А я говорю: “Я хочу тебе кое-что рассказать. Мне недавно приснился сон. Ты помнишь, видели того мужчину, который был похож на меня и Флетча? Когда приедешь в Тусон, спроси у мамы, я ей рассказывал этот сон. Билли, нечто происходит, прямо сейчас происходит. Кто-то разговаривал со мной, а я…я думал, что это ты”.
E-126 And I said, “I want to tell you something. I dreamed a dream not long ago. You remember seeing that guy that looked like me and Fletch? Ask mother when you get back to Tucson, I told her this dream. And, Billy, there is something is happening, It’s going on now. Something was talking to me, and I—I thought It was you.”
E-127 Он так странновато на меня глянул, немного подождал, мы все ехали дальше. И вот через несколько минут он опять заснул. А я еду себе, думаю: что бы это могло значить? Еду себе дальше по дороге, как вдруг Оно вновь со мной заговорило.
E-127 He looked at me kind of strange, and waited a little bit, we was driving on. So, a few minutes, he went back to sleep again. And I was driving along, thinking about what could that mean? Driving along, right in the road, and, all at once, here It come talking again.
E-128 И Он сказал: “Вернись! Разве Я не сказал тебе еще в начале совершать труд евангелиста? Когда Я призвал тебя там на реке, разве Я не сказал: ‘Как Иоанн Креститель был послан предвестить Первое Пришествие?’ Разве Иоанн не был более, чем пророк? Сам Иисус так сказал: ‘Кого смотреть ходили вы? Пророка?’ Сказал: ‘Более, чем пророка’.”
E-128 And He said, “Return! Did not I tell you, in the beginning, to do the work of an evangelist? When I called you, down on the river, did not I say, ‘As John the Baptist was sent forth to forerun the first coming’? Wasn’t John more than a prophet? Jesus said so, Himself. ‘What’d you go out to see, a prophet?’ Said, ‘More than a prophet.’”
E-129 Тогда все это мне стало доходить. Я задумался. Затем Он мне напомнил еще раз о…о людях, как…что поступаю, как Моисей. Как Моисей мог бы иметь дело с людьми, находясь в пустыне? И как я мог бы иметь дело с людьми, находясь в пустыне? Точно то же самое. Затем перешло ко 2-му к Тимофею 4. Помните, когда мы в то утро посвящали церковь тридцать лет назад (кто-нибудь из вас, старожилы), как Он показал мне те деревья, и я посадил их с обеих сторон? Помните? Вы помните это видение. Это все написано в книгах и на пленках, везде. Это было уже давно, я увидел их, и я…я никогда не скрещивал единственников и приверженцев троицы. Я стоял между ними и насадил эти деревья, и только эти два дерева плодоносили. И я… Все деревья выросли примерно на метров десять и перестали расти. А эти выросли до Небес, отломленные от одной и той же ветви. Понимаете? Одно с одной стороны, а другое — с другой, и я надломил их. Вы помните это видение. Видите? Это записано в книжках, это в моей биографии и везде. И они выросли прямо до Небес вот так, быстро. И Он сказал: “Протяни руки, возьми плод”. А потом я нашел тот же самый плод на кресте, когда я туда подбежал. И Он сказал: “Совершай труд евангелиста. Исполняй служение свое. И наступит время, когда здравого учения принимать не будут. Тогда не бросай их. Продолжай дальше”. Все это пришло мне на мысль.
E-129 Then it all begin to come to me. I begin to—to wonder. Then He reminded me again of the—of the people. How, doing what Moses did, how could Moses reach the people in the wilderness? And how could I reach the people in the wilderness? Exactly the same thing. Then it come to this, Second Timothy 4. Remember when we dedicated the church that morning, thirty years ago, some of you old-timers, when He showed me them trees and I planted them on both sides? Remember that? You remember the vision. It’s all wrote in books and on tapes and everything. Been years ago, how I seen these and I—I never crossed up the Oneness and the Trinity. I stood between them and planted these trees, and they were the only two trees that had fruit. And I…All the trees grew up about thirty feet and stopped. These went plumb into Heaven; broke off of the same branch. See? One on one side and one on the other, and I broke them. You remember the vision. See? It’s wrote in books and it’s in my life story and all. And they went plumb up into Heaven like that, quickly. And He said, “Hold out your hands for the fruit.” And then I found the same fruit in the cross, when I run down there. And He said, “‘Do the work of an evangelist. Make full proof of your ministry. And the time will come when they’ll not endure sound doctrine.’ Don’t quit them then. Keep going.” That all come into my mind.
E-130 И тогда я вспомнил про эту Мэрилин Монро, ту девушку, чью смерть я увидел примерно за неделю до того, как она умерла. И сообщили, что она совершила самоубийство, а было совсем не так. Я сказал им об этом заранее, что будет происходить, и так произошло. Точно, как было с теми боксерами, один хотел убить другого.
То есть, я имел в виду другую девушку. Была другая девушка, Дэнни Генри — ее двоюродный брат. Как же ее зовут? Джейн Расселл. Ее двоюродный брат — баптист.
E-130 And then I remember this Marilyn Monroe, the girl that I saw die about a week before she died, and how that they said she committed suicide, when she didn’t. I told them about it, before, what would happen, and it did. And like it did the boxers up there; one was going to kill the other one. I mistaken the girl. There’s another girl there, her cousin is—is—is Danny Henry. What is her name? Jane Russell. Her cousin, a Baptist boy.
E-131 А я проповедовал в Лос-Анджелесе на завтраке предпринимателей. И Нечто там вовсю громило организации, а там сидел глава Ассамблей, и многие большие люди собрались там. И когда я закончил речь, и уходил с платформы, готовился…потому что эта проповедь передавалась по всей стране по радио, и им нужно было переключиться. Во время этого переключения, когда они отключили радио, тогда…чтобы транслировать эту проповедь и снова подключиться и объявить радиостанцию. А я был в гостинице “Клиффтон”, где у нас бывают завтраки. И когда я спускался с верхней платформы на нижнюю, приятный, красивый молодой парень лет тридцати выбежал и обнял меня. Он сказал: “Я Дэнни Генри”. А не знал, что его же брат снимал это для телевидения. И… (Они снимают там телепередачи для христианских предпринимателей.) И… Это Джейн Расселл, эта кинозвезда, это ее двоюродный брат. Ее мать — проповедница у пятидесятников.
E-131 And I was preaching in Los Angeles, at the Business Men’s breakfast. And Something there just laying down on those organizations, and there set the head man of the Assemblies, and many of the great dignitaries had gathered in there. And when I got through speaking and started to leave the platform, getting ready… Cause, the Message was being sent out across the—the—the nation, on radio, and had to change back. During this change, when they cut off the radio, then, to send that Message out, and come back and announce the station. And I was at Clifton’s, where we have the breakfast. And as I was walking from the upper platform to the lower, a fine handsome-looking young fellow of about thirty years old, run forth and threw his arms around me. He said, “I’m Danny Henry.” And not knowing that that was his brother doing the televising. And, uh, it televises there for the Christian Business Men. And it’s Jane Russell, that movie star, her cousin. Her mother is a Pentecostal preacher.
E-132 И вот когда люди стали подбегать ко мне, и он обнял меня и сказал: “Благословит вас Бог, брат Бранхам”. Он сказал: “Надеюсь, это не прозвучит кощунственно, но, насколько я вижу, эта проповедь могла бы стать 23-й главой Откровения”. И как только он это сказал, он заговорил на языках. Этот парень вообще никогда о таком не слыхал, по деноминации он баптист. И как только… Он побелел и глянул на меня. Он не знал, что делать. Здесь сидят люди, которые были там. Ты был там, Фред? Кто из вас тогда был там? Ну да, здесь есть трое, которые в тот раз были там. И он не знал, что и сказать.
E-132 And then when they started running to me, and he throwed his arms around me, and said, “God bless you, Brother Branham.” He said, “I hope this don’t sound sacrilegious, but, to my way of seeing it, that Message could be the 23rd chapter of Revelation.” And when he said that, he started speaking in tongues. A boy who had never even heard of such a thing, a Baptist by denomination. And as soon as…He turned white, and he looked at me. He didn’t know what to do. There is man setting here was there. Were you there, Fred? How many was there at that time? Yeah, there is the three here, was there at that time. And he didn’t know what to say.
E-133 А вот здесь сидела одна очень грузная француженка. Она поднялась, говорит: “Да тут не нужно никакого истолкования. Это было на чисто французском”.
Этот парень говорит: “Я ни слова не знаю по-французски”. И она записала то, что он сказал.
E-133 And there was a great big French woman setting down here. She raised up, she said, “Why, that don’t need any interpretation. That was purely French.”
The boy said, “I don’t know one word of French.” And she had wrote down what he said.
E-134 А еще там в углу сидел один мужчина, он сказал: “Верно. Я тут записал, что он сказал, это французский”. В самом конце зала симпатичный блондин, стоявший возле стены, прошел вперед и сравнил записи. Это был переводчик на французский из ООН. И этого человека звали Виктор ле Ду, из тамошней церкви Арне Вика, и он это записал. И у меня есть истолкование.
E-134 And then there was a man setting on the corner, he said, “That’s correct. I’ve got wrote down what he said, is French.” Way back in the back, a blond-headed, handsome-looking fellow, standing up against the wall, come forward and compared notes. He was the interpreter for the U.N., for French. And this man over here was Victor Le Doux, of the Arne Vick church out there, and he wrote it down. And I’ve got the interpretation to it.
E-135 Послушайте, если у меня получится прочитать:
Я, Виктор ле Ду, чистокровный француз, зановорожденный христианин, исполненный Святого Духа. Мой адрес: 809 Норт Кинг Роуд, Лос-Анджелес 46. Я посещаю храм “Вефиль”, пастор — Арне Вик…пастор.
Заверяю подлинный перевод пророчества, сказанного о брате Бранхаме, данного через Дэнни Генри на французском языке 11 февраля 1961 года на завтраке предпринимателей полного Евангелия. Подлинный перевод пророчества:
E-135 Listen to this, if I can read it.
“I, Victor Le Doux, am a full-blooded Frenchman; born-again Christian, filled with the Holy Spirit. My address is 809 North King Road, Los Angeles 46. I attend the Bethel Temple, Pastor Arne Vick, pastor. A true translation that I proclaim, of prophecy said over Brother Branham, given by Danny Henry in French, February the 11th, 1961, at the Full Gospel Business Men’s breakfast. A true translation of the prophecy.”
E-136 Итак, вот что в нем говорилось:
Поскольку ты избрал узкую стезю, более трудный путь, ты поступил по выбору своему.
Теперь я это понимаю. Моисею тоже пришлось сделать выбор. Понимаете?
Ты выбрал точный и верный путь…верное решение, и это есть Мой Путь.
Подчеркнуто: “Мой Путь”. Это Святой Дух говорит в ответ.
Из-за этого исключительно важного решения огромная доля Небес ожидает тебя…ныне ожидает тебя.
Что за славное решение…
Теперь слушайте внимательно.
Что за славное решение ты принял! Само по себе это и есть то, что принесет и исполнит потрясающую победу в любви божественной.
E-136 Now, here is what It said.
Because thou has chosen the narrow path, the harder way, thou has walked in your own choosing.
Now, I can see that. Moses had to make his choice, too. See?
Thou hast picked the precise and correct way, correct decision, and it is MY WAY.
Underlined, MY WAY, the Holy Spirit speaking back.
Because of this momentous decision, a huge portion of Heaven awaits you…awaits thee.
What a glorious decision…(Now listen close.)
What a glorious decision thou has made. This in itself is that which will make, and come to pass, the tremendous victory in the love Divine.
E-137 Обратите внимание, тут глагол перед наречием. Видите, французский. Так вот, переводчик ООН перевел это. А тот парень ни слова не знает, никогда не слыхал…никогда по сути дела не слыхал о говорении на языках. Он баптист, просто случайно зашел туда и услышал, как там играла музыка, и сказал…зашел туда, встал там и слушал мою проповедь.
E-137 You notice, it’s the verb before the adverb. See, the French. Now the U.N. interpreter interpret that. And the boy knows not one word, never heard—never heard of such a thing as speaking in tongues. He was a Baptist. Just happened to drop in there, and heard that music, and said…come up there and stand up there and listen at me preach.
E-138 Итак, “в любви божественной”, божественная любовь. Как это может быть божественная любовь, если это не Святой Дух? Святой Дух и есть божественная любовь.
E-138 Now, “in the love Divine,” Divine love. How can that be Divine love if it isn’t the—the Holy Spirit? The Holy Spirit is Divine love.
E-139 Так вот, когда мы с Билли ехали дальше по дороге (понимаете?), ехали дальше по дороге, Билли снова заснул. И Нечто сказало: “Я дам тебе вечное знамение”.
E-139 Now, and as Billy and I started on down the road, see, started going on down the road, Billy went to sleep again. And It said, “I’ll give you an everlasting sign.”
E-140 А я сказал: “Господь, что…” Я немного подождал, и ничего не произошло. Я сказал: “Что это за вечное знамение, Господь?” И я подождал несколько минут. И в тот момент я повернулся посмотреть на Билли. Он спал.
E-140 And I said, “Lord, what…” I waited a little bit and nothing happened. I said, “What is the everlasting sign, Lord?” And I waited a few minutes. And just then I looked over to see Billy; he was asleep.
E-141 А Он сказал: “Я дам тебе вечное знамение”, — еще раз. Он сказал: “Посмотри на запад с того места, где ты сейчас”.
E-141 And He said, “I’ll give you an everlasting sign,” again. He said, “Look westward from where you’re at.”
E-142 И я повернул голову вот так в грузовичке, чтобы посмотреть, сбавил скорость, знаете. И, о-о, Дух Господень! Мне вдруг захотелось кричать и плакать. И я глянул, и я только увидел гору со снежными шапками. Я сказал: “Я не знаю, не вижу в этом вечного знамения”.
E-142 And I turned my head like this in the truck, to look; slowed down, you know. And, oh, my, the Spirit of the Lord! I felt like I could scream and cry. And I looked, and I just saw a mountain with white caps on it. I said, “I don’t know, see no everlasting sign about that.”
E-143 Он сказал: “Тут на ней везде написано твое имя”.
E-143 He said, “You’re name is wrote all over it.”
E-144 Ох, я подумал: “Что же это такое?” Я сильно ослаб и начал останавливаться.
E-144 Oh, I thought, “What is that?” And I got real weak and I started stopping.
E-145 А Билли поднялся и спросил: “Что с тобой?” Я вот так положил свои руки, с руки стекал пот, а на улице шел снег.
E-145 And Billy raised up and said, “What’s the matter with you?” And I pulled my hands like this, perspiration dropping off my hand, and it snowing.
E-146 Я сказал: “Билли, нечто происходит. Я знаю, что я однажды поступил неверно. Я знаю, что я подвел Бога”. И мне послышалось, как звучит эта песня, и увидел тысячи разных людей — увечных, хромых, слепых и иссохших — услышал хор, голос какого-то великого, знаменитого певца, поющий:
“Нечист! Нечист!” — день и ночь гонимый. (Вы знаете эту песню.)
Пришел Иисус — принес конец борьбе.
E-146 I said, “Billy, something is happening. At one time I know where I’ve done wrong. I know that I’ve failed God.” And look like I could hear that song being sung, and see thousands of mixed people, lame, halt, blind, and withered; heard a choir, a voice of some great renown voice, singing:
Unclean! Unclean! The evil spirits drove him. (You know the song.)
Then Jesus came and set the captive free.
E-147 Я увидел, как очереди больных располагались повсюду, и мне пришлось остановиться. Билли не понимал, что происходило. И я поднял глаза.
E-147 I could see the sick lines a laying everywhere, and I had to stop. Billy didn’t know that was taking place. And I looked up.
E-148 Я остановился и посмотрел вверх на гору, и я увидел эти семь холмов. Так вот, если вы хотите кое-что увидеть, на вершине горы, одной горы, было семь пиков, она тянулась на несколько километров. Последняя гора, а за ней уже другая местность, после этого гор больше нет. И она тянулась с востока на запад, эта горная гряда, а на вершинах были снежные шапки.
E-148 I stopped and looked up on the mountain, and I seen those seven hills. Now, here, if you want to see something. There was seven peaks on top of a mountain, one mountain, that run for several miles. The last mountain before you go into the other country; no more mountains after that. And it was running from east to the west, the mountain set, and it was snowcapped on top.
E-149 Первые два пика — маленькие, потом — большой пик, потом — еще один маленький пик, потом — пик побольше, потом — маленький пик, а затем — огромная, широкая, длинная гора со снежной шапкой. И я спросил: “Господи, я не понимаю, что это значит”.
E-149 The first two small peaks, and then a large peak; and then another small peak, and then a larger peak; and then a small peak, and then a great, large, long, snowcapped mountain. And I said, “Lord, I do not understand what that means.”
E-150 Он сказал: “Сколько там пиков?”
E-150 He said, “How many peaks are there?”
E-151 Я сказал: “Семь”.
E-151 I said, “There is seven.”
E-152 “Сколько букв в твоих именах и фамилии?” Б-р-а-н-х-а-м, М-э-р-р-и-о-н Б-р-а-н-х-а-м.
E-152 “How many letters is in your name?” B-r-a-n-h-a-m, M-a-r-r-i-o-n B-r-a-n-h-a-m.
E-153 И там было три выделявшихся пика. Он сказал: “Те три пика — это Первый, Второй и Третий Рывки. Первый был первой частью твоего служения, маленький холмик, значит, твой Первый Рывок, довольно-таки высокий”. Вы знаете, знамение на руке. Далее там был небольшой промежуток, то время, когда я перестал, потому что был слишком уставшим. Многие из вас помнят об этом. А затем последовало различение — Второй Рывок. Теперь у меня были другие, примерно несколько лет здесь — просто как бы небольшие пики (понимаете?), мое служение тогда еще таким не было, и затем последовал Третий.
E-153 And there was three outstanding peaks. He said, “Those three peaks are the first, second, and third pull. The first one was your first part of your ministry, small hill; then your first pull, pretty high.” You know, sign in the hand. Then there was a little interval in there, the time that I was taken off from being too tired. Many of you remember it. And then come the discernment, the second pull. Now I’ve had another, about a few years here of just kind of little peaks, see, back like my ministry wasn’t yet, and then come the third one.
E-154 Три — это число законченности (понимаете?), Третий. Следующий пик был пятый — число благодати. А следующий пик был седьмой — число за-…совершенства, конец. “Шесть дней работай, а седьмой — шаббат”, — конец недели, конец времени. Видите? И я остановился и показал это Билли. И я разглядывал их.
E-154 Three is a number of completion, see, the third one. The next peak was five, number of grace. And the next peak was seven, the number of—of perfection, the end. “Six days shall you labor. The seventh is the Sabbath,” the end of the week, the end of time. See? And I stopped and I showed it to Billy. And I looked at them.
E-155 Он сказал: “Итак, да будет это твердо. Если у тебя когда-нибудь появится сомнение, вспомни это место, вернись сюда”.
E-155 He said, “That, let that stand. If there is ever a doubt in your mind, remember this place, come back here.”
E-156 А Билли толкнул меня в плечо и говорит: “Папа, посмотри на восток!” А как это так получилось — я не знаю, но там, на восточной стороне дороги, была та горящая свалка. За много-много километров от какого-либо города старая мусорная куча, свалка находилась там, по левую сторону от дороги.
E-156 And Billy punched me on the shoulder, he said, “Daddy, look eastward!” And how it ever happened, I don’t know, but there on the east side of the road was that burning dump. Miles and miles from any kind of a city, an old rubbish heap dump laying there on the left-hand side of the road.
E-157 Я возвращаюсь на поприще. Аминь. Старый иль молодой, на жизнь или на смерть, я буду слушаться Бога, пока смерть не освободит меня. Я подвел Господа, не специально. Толи я делаю… Я старался… Позвольте добавить вот что. Понимаете? (Еще есть пленка?) Позвольте добавить вот что. Я так хотел, я так хотел, чтобы Иисус Христос проявился в полнейшей безупречности. И пусть те братья, которые будут слушать эту пленку, а также эта церковь, запомнят с этого дня и впредь — почему вы видели безупречность, и почему за все эти годы вы не можете показать ничего из сказанного или сделанного, чего бы не исполнилось. Я бросаю вызов любому — покажите мне хоть один из тысяч случаев на платформе и в различении, и в предсказании о будущих событиях — это происходило беспрекословно. Так вот, если церковь в это верит, то скажите “Аминь”, чтобы… [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Ни один человек на свете не покажет ни одного. Но да будет известно здешней церкви и будущей церкви: если Бог проталкивает человека через трубу, и тот вообще не пошевелится, пока Бог ему не скажет, то с этим не связано никакой веры. Это Бог подталкивает тебя на что-то. И от этого служение дошло до того, что никто и слова не может против него сказать. Но с этого дня и впредь… Позвольте сначала сказать вам во Имя Господа, прежде чем вы выслушаете, потому что я сам должен действовать верой. Я должен это делать верой. Считаю я это правильным или неправильным, или еще как-то, я выбираю самое лучшее, а потом беру и делаю это. Ведь нигде не было промаха потому, что я ожидал, пока Он не скажет мне пойти и сделать что-то. Я ожидал от Него. Так что это был не я, это был Он.
E-157 I am returning to the field. Amen. Old or young, live or die, I’ll obey God until death shall set me free. I have failed the Lord, not willing. Whether I make…I’ve tried…Let me insert this. See? Some more tape left? Let me insert this. I have wanted, I have wanted to see Jesus Christ manifested without one flaw. And let the brethren who hear this tape, and this church remember, from this day, the reason you haven’t had no flaws, and the reason that all these years you can’t say one thing that ever said or done but what it happened. I challenge anybody to bring any of the thousands of things on the platform, and the discernment, and the prediction of what would happen; it’s happened exactly to the letter. Now, the church believes that, say, “Amen,” so that…[Congregation says, “Amen.”—Ed.] There’s not a person in the world can show one. But be it known to the church here and to the church hereafter: if God pushes a man through a pipe, and he don’t move at all until God tells him, there is no faith connected with it. It’s God pushing you to something. And it’s built the ministry to a place to where there is nobody can say one word against it. But from henceforth, let me first speak to you in the Name of the Lord, before you listen, because I must go out by faith. I must do it by faith, whether I think it’s right or wrong, or what. I do the best of my choosing, and then go do it. Because it hasn’t been wrong, is because I’ve waited till He told me to go do it. I’ve waited for Him. So it wasn’t me; it was Him.
E-158 Но, понимаете, даже великий святой Павел однажды оказался на распутье. И очень часто Бог делал нечто или же допускал, чтобы Его слуги нечто совершили, то есть ошибки, чтобы доказать все это. Так вот, нам известно, что человеку свойственно ошибаться, но Бог не может допустить ошибку. Но вот если я выезжаю на поприще проповедовать и поеду так, как я сейчас езжу, тогда мне надо планировать собрания заранее и…и все упорядочить. И, вероятно, это и есть приближение того великого времени, которого мы так ждали. И воистину, если “само по себе это и есть то потрясающее, что исполнит и приведет в исполнение потрясающую победу в любви божественной”, — а тут глагол перед наречием, значит, это божественная любовь, которая и есть Бог. Понимаете? А только Божья любовь может броситься туда, на передовую, и выстоять в проломе за людей.
E-158 But, you see, even the great Saint Paul got between the straits one time. And many times that God has did things or let His servants do it, that was mistakes, in order to prove these things. Now, we know that human beings can make mistakes, but God can make no mistake. But now if I get into the field of preaching, and going the way I—I do, then I have to set up meetings ahead and—and get things lined up. And perhaps this is that great time coming that we been looking for. And surely if “This in itself is a tremendous thing that will bring to pass, and make come to pass, the tremendous victory in the love Divine,” and that’s the verb before adverb, then it’s Divine love, which is God. See? And it takes the love of God to dash out there on the front line and stand in the gap for the people.
E-159 А эти “рикки” и “рикетты”, ведь это такие грубые слова, и я называл их “рикки” и “рикеттами” — Бог дает мне понять, что мне не следует этого делать, потому что многие из них по-прежнему Его дети. Я должен… Они ничего не могут поделать с тем, что ведут себя так вызывающе. Эти негодные холодные формальные церкви охватили их, на них этот дух, и они в такой же…в…в тюрьме, как Израиль был в тюрьме, а ведь Моисей пошел избавить их из рабства. Люди, любящие Иисуса Христа, служили бы Ему, если бы только они знали, как Ему послужить. А они в рабстве деноминацизма, который велит им: “Только не смейте делать этого и не смейте делать другого!”
E-159 And these Rickys and Rickettas, that have so sassed the words, and I’ve called them “Ricky” and “Ricketta,” God give me to understand I shouldn’t do that, because that’s many of them are still His children. I’m a…They can’t help because they act so much different. Some of these old, cold formal churches has got them, that spirit upon them, and they’re in much in—in prison as Israel was in prison, just as much as Moses went down to deliver them from slavery. Human beings that loved Jesus Christ, would serve Him if they only know what to serve Him by. And they’re in bondage under denominationalism that tells them, “Don’t you do this, and don’t you do that.”
E-160 Но зов Божий должен прозвучать: “Всякий, желающий маршировать в обетованный Край, пусть марширует!” Мы в дороге в обетованный Край. Аминь! Пусть приходят, маршируют. Мы в дороге на встречу со Христом в конце времени. И я хотел передать это вам, чтобы вы увидели, и показать вам, что человек, хоть и искренний, может допустить ошибку.
E-160 But the call of God must come, “Whoever wants to march towards the promised Land, let him march.” We’re on our road to the promised Land. Amen. Let them come, march. We’re on our road to meet Christ at the end time. And I wanted to bring this to you so that you would see, and show you that, the mistake that a man can make, yet being sincere.
E-161 Моисей утратил сочувствие к своему народу, потому что они его не слушались. И, брат Рой, ты понял свой сон? Так что теперь я не смогу отправиться с таким вот служением, пока не почувствую, что в сердце у меня произошла перемена насчет этого, даже если бы Бог мне и сказал. Но это и есть та “измененность”, которая наступила, как видел это брат Рой. Нечто должно изменить меня, потому что я в своем сердце, если я отправлюсь туда с таким отношением, какое у меня сейчас, я все равно считаю, что они должны были послушаться этого Послания, им положено было это сделать, и у меня нет того должного сочувствия к людям. Пока это сочувствие не появится, мне нет нужды ехать, иначе я был бы лицемером.
E-161 Moses lost the feeling of his people because they wouldn’t listen to him. And, Brother Roy, you see your dream? And now I cannot go, with a ministry like that, until I feel different in my heart about it, no matter if God did tell me. But that is that change that Brother Roy…that seen coming. Something’s got to change me, because I, in my heart, if I go out there feeling the way I do now; I still feel that they ought to have heard that Message, they ought to a-done it. And I don’t have the feeling for the people that I should have. Until I can get that feeling, there is no need in me going, because I’d be a hypocrite.
E-162 И за все эти годы я старался служить Ему от чистого сердца, и я туда не поеду как лицемер. Я должен это прочувствовать, что они не “рикки” и “рикетты”, и не какая-то “свора”, что это Божьи дети в рабстве, и я должен ехать к ним. Пока я этого не прочувствую, мне просто придется слоняться туда-сюда, проповедовать на каких-нибудь съездах и так далее, но ждать.
E-162 And all these years I’ve tried to serve Him with a true heart, and I won’t go out there being a hypocrite. I got to feel that, that it isn’t Ricky and Ricketta, and it isn’t this bunch. It’s God’s children that’s in bondage, and I must go to them. Until I can feel that way, I’ll just have to loaf around, preach some conventions and things, but wait.
E-163 У меня есть одна песенка. Петь я не умею. Я просто хотел бы процитировать ее вам, братья, я тут просто как бы наброски сделал. Она у меня еще не закончена. Она нескладно написана. Даже не знаю, смогу я зачитать ее или нет. Она под мелодию песни “Военный гимн республики”:
Слава! Слава! Аллилуйя!
Вы слышали его.
Слава! Слава! Аллилуйя!
Кто из вас?.. Конечно, мы все ее слышали.
Разъездный проповедник колесил по всей стране,
На плече держал ружье, Святую Библию в руке,
Вещал он людям всем об Обетованной Стране,
В пути он все себе напевал:
Только в Боге
Не устрашусь я ничего!
Только в Боге,
Только под рукой Всевышнего!
Вещал он суд грядущий, полный серы и огня,
А оправданным и верным —
путь навечно в Небеса,
Если ехал по горам он, было слышно сдалека,
В пути он напевал:
Сила Божья животворная
В Крови Христа!
Сила Божья животворная
В драгоценной Крови Христа!
E-163 I got a little song. I can’t sing. I would just like to quote it to you. Brethren, I just kind of mapped out. I ain’t got it filled out yet. It ain’t wrote right. I don’t know whether I can even read it or not. It’s in the tune of the Battle Hymn Of The Republic, “Glory, glory, hallelujah!” You’ve heard it. “Glory, glory, hallelujah!” How many? Of course, we’ve all heard that.
The circuit-rider preacher went riding through the land,
With a rifle on his shoulder and a Bible in his hand;
He told the prairie people of a blessed promised Land,
As he went riding, singing along.
Leaning, leaning,
Leaning on the everlasting arm;
Leaning, leaning,
Leaning on the everlasting arm.
He preached the coming judgment of fire and brimstone;
And a glorious, endless Heaven of the justified alone.
As he rode across the mountains you could hear him sing this song,
As he went riding on.
There is power, power, wonder-working power,
In the Blood of the Lamb;
There is power, power, oh, wonder-working power,
In the precious Blood of the Lamb.
E-164 Пожилой разъездной проповедник, вы его помните. Да?
Ружье уж заржавело, на стене теперь висит,
А Библия истерлась, и на полочке лежит (верно),
Но Посланье, что принес он, встретит нас в тот вечный день,
Ведь Бог движется вперед.
Вместе:
Слава! Слава! Аллилуйя!
Слава! Слава! Аллилуйя!
Слава! Слава! Аллилуйя!
Бог движется вперед!
E-164 The old circuit preacher. You remember him. See?
Now his rifle’s old and rusty, and it’s hanging on the wall;
His Bible is very worn and dusty, and the… seldom touched at all; (That’s right.)
But the Message that It brings us will meet us on that Day,
For God’s Truth’s still marching on.
All:
Glory! glory, hallelujah!
Glory! glory, hallelujah!
Glory! glory, hallelujah!
His Truth is marching on.
E-165 Я выучу ее. Я сегодня утром стоял, когда это записывал, положив руку на свое старое ружье, висящее на стене. Я подумал: “Уже мало осталось!”
Ружье уж заржавело, на стене теперь висит, (так и есть)
А Библия истерлась, и на полочке лежит,
Но Послание из Библии…в тот судный день,
А Истина идет вперед.
E-165 I’m going to learn that. I stood this morning when I was writing that down, put my hand on my old rifle hanging on the wall. I thought, “It won’t be long.”
His rifle is old and rusting, as it’s hanging on the wall, (That’s right.)
And the Bible is worn and dusty, and is seldom touched at all;
But his Message from this Bible…at the Judgment one day;
And His Truth keeps marching on.
E-166 Божья Истина в этой Библии! Да-да. Иисус Христос вчера, сегодня и во веки тот же.
E-166 God’s Truth is this Bible! Yeah. Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever.
E-167 Старый разъездной проповедник с ружьем на плече, с Библией в руке, колесил по прериям, через горы, по канавам и везде, проповедовал о грядущем Миллениуме, о грядущем огненном суде для неправедных, и проповедовал Царствие Божье для праведных. Это правда. Старый “Винчестер” все ржавеет. А Библия, вместо Нее они взяли какую-нибудь книгу о сексе. Но Божья Истина все равно идет вперед. Сегодня Он реально проявляется и доказывает это так же, как и всегда.
Божья Истина идет вперед!
Слава! Слава! Аллилуйя!
Слава! Слава! Аллилуйя!
Слава! Слава! Аллилуйя!
Божья Истина идет вперед.
E-167 The old circuit preacher with his rifle across his back, his Bible in his hand, rode across the prairie, and up over the mountains, and down through the ditches and everywhere, preaching of a coming Millennium, of a coming fiery Judgment for the unjust, and preaching a Kingdom of God for the just. It’s true. The old Winchester is a rusting away. And the Bible, they—they got some sex book instead of It. But God’s Truth still marches on. He makes Himself just as real today, and proves it, as He ever was. “God’s Truth keeps marching on!”
Glory! glory, hallelujah!
Glory! glory, hallelujah!
Glory! glory hallelujah!
His Truth is marching on.
E-168 Почему? — Кто-то Ее ведь примет, ибо Иисус Христос вчера, сегодня и во веки тот же. Давайте еще раз споем. Мы тут все вместе — методисты, баптисты, лютеране и все прочие. Когда будем петь этот последний припев, давайте кому-нибудь рядом пожмем руки, а потом разойдемся.
E-168 Why? Somebody will take It. For Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever. Let’s sing it again. Now we’re mixed up here, Methodist, Baptist, Lutheran, everything else. While we sing that last chorus, let’s shake hands with somebody around you, and then we’ll be dismissed.
E-169 Так вот, послушайте, те, кому нужно идти в свою церковь — пойдите сегодня же! Передайте от меня приветствия вашему пастору. И…и еще, молитесь за меня, каждый из вас. И еще раз: я хочу, чтобы вы помнили, что если вам некуда ходить… [Брат Бранхам обращается к брату Невиллу: “А у тебя что-нибудь будет?”—Ред.] Сегодня вечером, после проповеди брата Невилла, после того, как он скажет свою проповедь, я хочу записать пленку под названием “Красный свет Его Пришествия уже мигает”, вот, сегодня вечером. А сейчас пусть Господь благословит вас. А на следующей неделе я…в следующее воскресенье, если Господь позволит, я, может, снова заеду, чтобы записать еще одну пленку, потому что на следующей неделе мне надо быть в Арканзасе.
E-169 And now, remember, you that have to go to your own church, go tonight. Greet your pastor for me. And—and then pray for me, each one of you. And then again I want you to remember, if you have no place to go…
[Brother Branham speaks to Brother Neville—Ed.] And if you’d have anything.
After Brother Neville’s message tonight, after he has his message, then I want to make a tape called The Red Flashing Light Of His Coming, see, tonight. The Lord bless you now. And next week, I’ll, next Sunday, the Lord willing, I may be down again to make another tape, ’cause I’ll have to be in Arkansas this next week.
E-170 Хорошо, теперь давайте споем еще раз и пожмем руки.
Слава! Слава! Аллилуйя!
Слава! Слава! Аллилуйя!
Господь Иисус, благослови эти платочки… [Брат Бранхам молится, пока собрание поет—Ред.] Во Имя Иисуса Христа мы возлагаем руки на эти платочки.
…вперед!
Да будет хвала Богу! Теперь давайте склоним на минутку головы.
E-170 All right, now let’s sing again, and shake hands now.
Glory! glory, hallelujah!
Glory! glory, hallelujah!
Lord Jesus, bless these handkerchiefs!…?…[Brother Branham prays while the congregation sings—Ed.] In the Name of Jesus Christ, we lay hands upon these handerchiefs.
…on.
Praise be to God! Now let us bow our heads just a moment.
E-171 Ты как раз вовремя, брат Радделл. Поднимись сюда на минутку и помолись. Брат Радделл — еще один из наших местных сослужителей из этого нашего небольшого объединения церквей, то есть межденоминационных. И я слышал, как доблестно брат Радделл отстаивает Евангелие. Так что я…я скажу так, брат Радделл, что всякое бывает… Бог не обещал беззаботную жизнь, но Он обещал битву, да, но Он обещал и победу. Вот в чем дело.
E-171 You’re just in time, Brother Ruddell. Walk up here just a minute and pray. Brother Ruddell, another one of our associate brethren here, of a little association of churches we have together, this interdenominational. And I have heard the gallant stand that Brother Ruddell taken for the—for the Gospel. And so I—I say this, Brother Ruddell, that everything along the road…God has not promised a flowery bed of ease. But He promised a battle, yes, but He promised victory. That’s the thing.
E-172 Я помню, когда я впервые стал Его отстаивать, даже мои мать и отец хотели выгнать меня из дому. Понимаете? Но, о-о, ведь потом я их же крестил в Имя Господа Иисуса! И сегодня только то, что я отстаиваю, дает мне надежду. Я так рад, что Послание Библии, принесенное стародавним разъездным проповедником до сих пор… Хотя люди уже прибрали Его к рукам и “подравняли” Его, создали деноминации и напичкали Его догмами и прочим, но эта Истина все идет вперед. Вот так. Она по-прежнему идет вперед.
E-172 I remember when I first took this stand, even my own mother and father want to turn me from the house. See? But, oh, my, how I baptized them in the Name of the Lord Jesus! The only hopes I ever have today is because of the stand. I’m so glad that the Message of the Bible, from the old circuit preacher down to this time…Though people has got a hold of It and they’ve trimmed It around, and they’ve made denominations and put creeds and everything else in It, that Truth still marches on. That’s right. It still marches on.
E-173 Благословит Бог каждого из вас. Надеемся, что очень скоро увидимся вновь. А до тех пор, сделайте мне, пожалуйста, одну услугу — и те, кто здесь, и те, кто слушают на пленке, и вы, братья: молитесь, чтобы Бог послал в мое сердце то, что я утратил в этом комплексе. Ведь так легко выработать комплекс.
Я недавно провел собеседование с моим братом Уэем, который сидит здесь…стоит здесь, спереди. Хороший человек, но выработал себе комплекс, другой комплекс, и получилось то же самое. Брат Уэй, это получается так запросто, просто вобьешь себе что-то в голову и так начинаешь постоянно думать. Опомнись и проверь это по Писанию, посмотри, правильно это или нет, и тогда уже от этого отталкивайся. Да, нельзя терять сочувствия к людям. Понимаете? Нужно не забывать, что они не из опилок сделаны, это плоть и кровь, люди с душой. Молитесь за меня все, пожалуйста. Теперь пусть Бог благословит вас.
Мы склоним головы и попросим брата Радделла, чтобы он…
E-173 God bless you, each one, and we hope to see you again real soon. Till then, will you do this one favor for me now, both here and on tapes also, you brethren? Pray that God will place into my heart that something that I lost out there in that complex. It’s so easy to build a complex.
I had an interview the other day with my Brother Way sitting here, standing here in front. A good man, but built hisself around a complex, another kind of a complex, did the same thing. Brother Way, you can so easily do it; it’s you just get a little something in your mind, keep thinking that way. Go back and check it with the Scripture, and see if it’s right or not, and then go from there on. Yeah. Don’t lose the feeling of the people. See? You must remember they’re not made out of sawdust. They are flesh and blood, human beings and a soul. Pray for me, all of you, if you will. God bless you now.
We’re going to bow our heads and ask Brother Ruddell if he’ll…
E-174 Что-что? [Брат Парнелл говорит: “Брат Бранхам, я кое-что хотел бы сказать, буквально на полсекунды”.—Ред.] Хорошо, брат. [Брат Парнелл рассказывает о сне, который ему приснился о том, что брат Бранхам возложил жезл, подобный Моисееву, на какого-то человека, и в конце добавляет: “И сегодня утром, когда на меня сошел Дух Божий, мне было сказано Духом: ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, Господь Бог пребудет с тобою, и чтобы ты знал, Он исполнит то Слово, Которое Он сказал тебе”.—Ред.] Хвала Богу! Он служитель, если кто-то не знал. И он был одним из тех, кто видел… (сегодня утром мне на это не хватило времени) …кто видел один из этих снов о том, что я отправлюсь в другом направлении (понимаете?), поеду на Запад, что в этой последней поездке отправлюсь на Запад — брат Джей Ти Парнелл.
E-174 Pardon? [Brother Parnell says, “Brother Branham, I have something I’d like to say, just take me a half a second.”—Ed.] Okay, brother. [Brother Parnell tells about a dream he had dreamed.] Praise be to God! This is a minister. Somebody might not know. And he was one of the group that, I didn’t have time this morning, that was in one of those dreams, speaking of me going the other way, see, going West, going out West on this last time. Brother J.T. Parnell.
E-175 Так вот, может, здесь есть люди незнакомые, которые не в курсе о тех людях, которые видят сны, о сновидцах. Нет, мы не клюем на все сны подряд и прочее, но мы верим, что в Библии сказано: “И будет в последние дни, Я изолью Духа Моего на людей; и они будут пророчествовать, видеть видения и сны”. И пока это на страницах Библии, моя обязанность — верить в это и проповедовать это. А когда люди рассказывают сны, если Господь не дает истолкование, мы не обращаем на это внимания. А если это нечто… Если кто-либо говорит на языках, это обязательно должно быть для церкви, а также это должно исполняться. Если нет, значит, это злой дух. Это должно исполняться, потому что истолкование языков — это пророчество. Мы знаем, что это так. Так что мы здесь стараемся жить Библией именно так, как в Ней научено. Ничего не отнимайте от Нее и ничего не добавляйте к Ней, просто живите Ею так, как в Ней сказано. Да будет благословен Господь. Это помогло мне, брат Джей Ти, верить в то, что… Бог не сказал мне выезжать и идти на компромисс с грехом, Он сказал мне выезжать и просто продолжать этим заниматься. Понимаете?
E-175 Now, there might be strangers that wonder about people having dreams, of dreamers. No, we don’t go for all kinds of dreams and things, but we believe that the Bible said, “And it shall come to pass in the last days, that I’ll will pour out My Spirit upon the people; and they shall prophesy, and shall see visions, and dream dreams.” And as long as that’s in the lids of the Bible, it’s my duty to believe it and to preach it. And when people tell dreams, if the Lord doesn’t give the interpretation, we let it go. And if it’s something…When anyone speaks with tongues, it must be something to the church, and it must happen, too. We don’t, it’d be an evil spirit. It must come to pass, ’cause interpretation of tongues is prophecy. We know that’s right. So we try here to live the Bible just the way It’s taught. Take nothing away from It or add nothing to It, but just live It the way It is. The Lord be blessed. That helped me, Brother J.T., to believe that…God didn’t tell me go out now and compromise with sin; but just go out and just keep on doing. See?
E-176 Теперь давайте помолимся. Брат… [Сестра в собрании вскрикивает—Ред.] Кто-то упал в обморок. Минуточку. Все сидите спокойно! Да? [Брат Бранхам уходит из-за кафедры и спускается в зал.]
E-176 Let us pray now. Brother…[A sister in the congregation cries out—Ed.]…Someone fainted. Just a minute. Sit still, everybody. See? [Brother Branham leaves the pulpit and goes down into the congregation.]
E-177 Небесный Отец, пусть Твоя милость и благость выйдет навстречу брату Уэю. Во Имя Иисуса Христа, да вернется он. Верни его, Господь, и дай ему сил и здоровья.
Боже мой, его сердце снова забилось! [Собрание радуется—Ред.] Спокойно все, просто молитесь.
Господь Иисус, пусть Твоя благость и милость пребудут с братом Уэем во Имя Иисуса Христа.
E-177 Heavenly Father, let Thy mercy and goodness be with Brother Way. In the Name of Jesus Christ, may he come back. Give him back, Lord, and give him strength and health.
So help me, his heart starts beating again! Be still, everybody, and just pray.
Lord Jesus, let Thy goodness and mercy be with Brother Way, in the Name of Jesus Christ.
E-178 Все прошло. Я стою сейчас у этого алтаря, где проповедовались разные похороны; я стою на том месте, где сотни людей пробились в молитве ко Христу — я прикоснулся к нему, его глаза застыли, пульса не стало. И как только призвал Имя Иисуса Христа, его пульс начал возвращаться. [Собрание радуется—Ред.] Как служитель креста я говорю это во Имя Иисуса Христа. Как Он прекрасен, правда?! [Собрание говорит: “Аминь”.] Сердечный приступ. Видите? Я так рад, что это произошло именно сейчас, а не когда мы разошлись. Видите благодать Божью? [“Аминь”.] Благословен Господь!
Давайте просто склоним головы.
E-178 It’s over. As I stand here on this altar, where funerals has been preached. Where I stand here, where hundreds of people has prayed through to Christ. I reached out, his eyes was set, his pulse was gone. And no more than called the Name of Jesus Christ, and his pulse started coming back again. Praise the Lord! Praise the Lord! As a minister of the cross, I say that in the Name of Jesus Christ. Isn’t He wonderful? [Congregation says, “Amen.”—Ed.] A heart attack. See? I’m so thankful it happened just now, instead of wait till we got away. See the grace of God? The Lord be blessed!
Let us just bow our heads.
E-179 Небесный Отец, мы благодарим Тебя сейчас за Твою благость и Твою милость. Ты всегда посреди нас. Господь, мой светильник Ты Маслом наполни. Дай мне жезл Господень, чтобы я мог простереть его на больных и страждущих, чтобы я мог поднять его на…принести избавление нуждающимся и суд отвергающим это. Даруй это, Отец. Мы благодарим Тебя за всю благость Твою во Имя Иисуса Христа. Аминь.
Брат Радделл, благословит тебя Бог, брат.
E-179 Heavenly Father, we thank You now for Your goodness and Your mercy. You are ever in our midst. Give me, Lord, Oil in my lamp. Give me the—the—the—the Rod of the Lord, that I might stretch It out, up over the sick and afflicted. That I might bring it out upon…to bring deliverance to those who are needy, and judgment to those who are rejecting It. Grant it, Father. We thank You for all Your goodness, in the Name of Jesus Christ. Amen.
Brother Ruddell, God bless you, brother.

Наверх

Up