Анжела Смит

Поколение

Чарльз Кокс



Чарльз Кокс

РОДИЛСЯ 
25 октября 1932 г.

НАСТОЯЩЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА
Элкхорн, штат Кентукки

Друг из Кентукки и товарищ по охоте,
 который принимал у себя брата Бранхама
чтобы он мог отдохнуть и освободиться 
от постоянного напряжения своего 
служения.

В АВГУСТЕ 1955 года брат Бранхам приехал в Эктон Кэмпграунд, небольшое местечко недалеко от города Кэмпбеллсвилла, штат Кентукки, чтобы провести там три вечерних собрания. Это было старое здание, наподобие амбара с полом из опилок, и оно вмещало, возможно, 700 человек. Каждый вечер оно было заполнено людьми. 
            Это было в 5 километрах от моего дома, и мы с женой пошли на те собрания, хотя в то время мы не были Христианами. Моя сестра Руби Вуд и её муж Бэнкс жили по соседству с братом Бранхамом в Джефферсонвилле, и они пригласили нас прийти на его собрания и послушать его проповедь.
            Я не понимал многого из того, что говорилось, но я осознавал, что в нём был  Бог и никто другой. Брат Бранхам вызывал много людей, которые были нам знакомы, и мы знали, что c ними было не в порядке. Там были исцелены два или три человека, больные раком, которых мы знали лично. 
ВЕСНОЙ СЛЕДУЮЩЕГО года моя жена Нелли поехала в Скинию, где проповедовал брат Бранхам, и она отдала сердце Господу. Я помню тот вечер, когда она, вернувшись после собрания, села мне на колени и сказала: "Дорогой, угадай, что произошло?"
            Я ответил: "Что? Я не смогу угадать."
            Она сказала: "Сегодня вечером я была спасена."
             Я сказал: "Я рад за тебя." Но также добавил: "Скажу тебе одно. Живи этим. Не будь лицемеркой." Тогда я был ещё грешником, но мне никогда не нравились лицемеры, также и сегодня они мне не нравятся.
            В мае 1956 года я отдал своё сердце Господу. 
НАЧИНАЯ с 1956 года, брат Бранхам каждый год проводил по несколько недель у нас дома. Поздней осенью мы охотились на белок, а в конце зимы - на зайцев. Летом мы ходили на рыбалку. Он безусловно наслаждался тем временем, которое проводил здесь. 
МЫ с Нелли были очень молоды, когда поженились; ей было 15 лет, а мне 18. В течение трёх лет у нас родились два сына Гарри и Ларри (сегодня они оба служат Господу). У Нелли появилась серьёзная женская болезнь, врач сказал, что ему  придётся сделать операцию.
            Тогда ей было всего лишь 18 лет, по сути она была ещё очень юной и мы не знали, что делать. Однажды на выходные брат Бэнкс пригласил нас на служения в Джефферсонвилл, поэтому мы поехали и Нелли прошла через молитвенный ряд. Брат Бранхам возложил на неё руки, но он не увидел видения, а если и увидел, то ничего об этом не сказал. Он просто возложил на неё руки в молитвенном ряду без различения и она пошла дальше.
            Мы жили на расстоянии 160 километров от Джефферсонвилла и я помню, как подъезжая к нашему дому, я спросил её: "Дорогая, ты веришь, что сегодня Господь тебя исцелил?"
            Она ответила: "Да, всем сердцем."
            В то время ей приходилось носить корсет, чтобы поддерживать живот и я сказал: "Теперь ты можешь снять корсет и выбросить, потому что больше он тебе не понадобится."
            На следующей неделе брат Бранхам приехал к нам поохотиться. Мы жили  в сельской местности на ферме, и моя жена готовила еду для него и для брата Бэнкса, приехавшего вместе с ним. Сидя за столом после обеда, он попросил: "Сестра Нелли, пожалуйста дайте мне стакан воды."
            Она встала, чтобы набрать ему стакан воды, а для этого ей нужно было выйти на крыльцо. У нас тогда в доме не было водопроводной воды, но на улице стояла колонка, из которой мы набирали воду. Она набрала воды, принесла её и подала ему. Примерно в это время брат Бэнкс сказал: "Наверное у меня в туфле гвоздик, и он колет мне ногу."
            Я сказал: "Дай мне её и я вытащу его оттуда." Я взял его туфлю и пошёл в мастерскую. Когда я пошёл туда, брат Бранхам последовал за мной. Пока я работал с туфлёй, он сказал мне: "Брат Чарли, недавно, когда сестра Нелли вышла, чтобы набрать мне воды, я видел видение. В нём она носила что-то вроде корсета".
            Я сказал: "Да, это так". Я знал, что об этом не знал никто кроме неё, меня и её врача.
            Он добавил: "Она носила этот корсет, но не беспокойтесь. Бог исцелил её." И я могу сказать это именно так, как он сказал нам это. Он также сказал мне, что мы станем настоящими друзьями. Я даже не знал, что значит "настоящие друзья", но с течением времени мы стали поистине настоящими друзьями. 
            Спустя много лет, когда Нелли была на приёме у врача, он сказал ей, что она находится в очень хорошем состоянии для женщины своего возраста. 
Я ТАКЖЕ как и вы знаю, что причиной приезда брата Бранхама в наш дом были не охота и рыбалка, хотя он всегда ими наслаждался. Но ситуация с его призванием была такова, что ему нужно было определённое место для отдыха. Конечно же, он не мог отдохнуть у себя дома, потому что там всегда был постоянный поток людей, которые хотели получить ответы на свои вопросы и чтобы за них помолились. Я ни в коем случае не виню этих людей, потому что, может быть, и я  сделал бы то же самое. Но я верю, что это Бог приготовил для него место, где он мог бы отдохнуть. 
            Много раз, выходя за кафедру, он говорил, что он ездил в Кентукки, и всем было ясно, что он был у нас. Но вы знаете, самым необычным было то, что за всё время, когда брат Бранхам приезжал, за ним никто не ехал, если только он не привозил их с собой. Понимаем мы это или нет, но это само по себе было чудом.
            Много раз, когда он приезжал, он был очень утомлённым. Мы не говорили с ним на духовные темы и не задавали библейских вопросов. Как вы знаете, это сразу же возвращало его в то состояние, от которого он стремился освободиться. Мы всегда говорили на другие темы, обычно об охоте и рыбалке. И когда он чувствовал себя достаточно отдохнувшим, он сам начинал говорить на духовные темы, иногда говоря о Господе по два-три часа подряд. Он брал Библию и объяснял нам что-то из неё, брал бумагу, рисовал на ней и объяснял нарисованное. Он делал это вечер за вечером. 
            Когда он был у нас, мы не сделали ни одной фотографии и не записали на плёнку ни одного слова. Я верю, что Бог хотел, чтобы именно так всё и было. Если бы мы фотографировали его, он бы не чувствовал себя достаточно свободным. Если бы мы записывали его беседы на плёнку, он бы не сказал того, что он сказал. 
ХОТЯ мы с Нелли оба работали, денег у нас едва ли хватало. Поэтому нетрудно было догадаться, что мы ели, почти каждый вечер мы ели на ужин одно и то же. В один вечер у нас были белки, печенье и подлива; на следующий вечер у нас были подлива, печенье и белки. Ничего другого у нас на самом деле не было, но я думаю, что брату Бранхаму это нравилось, и я думаю что он искренне говорил, что белки - лучшая пища в мире. Если вы никогда их не ели, то они на самом деле  неплохи. Пока он находился у нас, мы охотились каждый день. Я работал на заводе с семи часов утра до трёх часов дня, так что мне нечасто удавалось ходить с ним на охоту по утрам. Но по вечерам я всегда ходил на три-четыре часа. Они с братом Бэнксом ждали меня, я приходил с работы, надевал беличьи штаны, и мы уходили. Возможно об этом не стоит говорить, но, вы знаете, иногда мы носили те же самые штаны по несколько дней, и брат Бранхам делал то же самое. Мы носили убитых белок на поясном ремне, и штаны так пропитывались беличьей кровью, что брат Бранхам, подшучивая надо мной, говорил: "Брат Чарли, когда будешь ложиться спать сегодня вечером, просто поставь штаны в углу." Они были действительно очень жёсткими, но его штаны были точно такими же.
 В ШТАТЕ КЕНТУККИ разрешалось стрелять до шести белок в день, и для этого использовали гладкоствольные ружья 22 калибра. Я слышал, как люди говорили: "Брат Бранхам убивал всех белок выстрелом в глаз." Так вот, это неправда. Он не всех белок убивал выстрелом в глаз. Верно, что многих из них он убивал таким образом, но некоторых он убивал выстрелом в тело, и я объясню вам почему.
            Однажды, придя с охоты, мы наложили большую кучу белок, готовясь разделать их. Моим детишкам тогда было по три или четыре года, они подошли туда и стали осматривать их по одной. Они говорили: "Эта - хорошая. Эта не считается. Эта - хорошая. Эта не считается."
            Брат Бранхам спросил: "А о чём они там говорят?"
            Я ответил ему: "Так вот, вы стреляете белке в голову. Вы разрушаете ей мозг, а это их любимое лакомство."
            Это расстроило его. Он сказал: "Мальчики, я подстрелю для вас несколько штук. Я добуду хороших." Он так и сделал. 
            Так вот, для вас прозвучит странновато тот факт, что мы предпочитали беличьи мозги любой другой пище, но перед тем как решать, вы сами должны их попробовать. Мы до сих пор едим беличьи мозги, и они по-прежнему являются нашей любимой пищей.
ПОСЛЕ ТОГО, как мы получили спасение, мы стали постоянно ездить в Джефферсонвилл на служения в Скинию. Однажды один из дьяконов, брат Хикерсон, сказал мне, что брат Бранхам хочет поговорить со мной в своём кабинете о том, чтобы я стал дьяконом в церкви. Когда мы туда пришли, я сказал: "Брат Бранхам, я не могу быть дьяконом. Я живу на расстоянии сотни миль отсюда, и я не смогу всё время быть здесь. Я просто не смогу исполнять эти обязанности".
            Он сказал: "Это даст тебе возможность нести для Господа хоть какой-то труд".
            Но я сказал: "Нет, брат Бранхам, не думаю, что я должен занимать эту должность." И примерно в это время собрание запело "Верь, только верь", так что  ему нужно было выходить за кафедру, но он повернулся, указал на меня пальцем и сказал: "Ты займёшь эту должность."
            Так я стал дьяконом. А что бы сделали вы? Я служил там дьяконом в течение 15 лет, потом ещё несколько лет помощником пастора, пока не открылась церковь в Кэмпбеллсвилле. 
ПОЧТИ каждый раз перед возвращением домой брат Бранхам спрашивал: "Брат Чарли, у тебя есть вопросы?"
            Я отвечал: "Никак нет." Но когда его не было рядом, я думал: "Как только он вернётся, я спрошу его о том, этом и остальном." И я не знаю, как всё происходило, но перед тем, как у меня появлялась возможность задать ему вопрос, я получал ответы на все мои вопросы. Потом, собираясь уезжать, он снова спрашивал: "У тебя есть вопросы?" Конечно же у меня не было никаких вопросов.
            Я всегда говорил, что с ним лично можно было беседовать в церкви, в присутствии множества людей. Я всем сердцем верю этому.
            Довольно трудно объяснить, что когда человек стоял перед ним, вся его жизнь была у него как на ладони. Но именно так это и было.
У МОЕЙ матери на лице был рак. Он поразил её нос и уголок глаза. Он был размером с половину долларовой монеты или немного больше. Осмотрев маму, местные врачи направили её к врачам в Луисвилл. Но и там ей сказали, что они ничем не могут ей помочь и отправили её домой. Она поехала домой к моей сестре Руби Вуд и та пригласила брата Бранхама. 
            Войдя в комнату, где находилась моя мама, он помолился за неё. Когда он вышел, всем захотелось узнать, что сказал Господь, но брат Бранхам сказал: "Он ничего мне не показал, но я верю, что с ней всё будет в порядке."
            После этого мама прожила ещё 30 лет. Она умерла в возрасте 94 лет. Ей не делали пересадок кожи и ничего подобного этому, и когда она умерла, о том, что у неё был рак, можно было узнать только по маленькому шраму на лице размером 6 миллиметров, который было видно, когда с неё снимешь очки.
КОГДА МОЙ сын Ларри был мальчиком, у него были припадки с судорогами, и  теперь мы можем сказать, что у него была эпилепсия. Мы сами были молоды, и сначала не слишком беспокоились по этому поводу. Вы знаете, как дети растут, и  по молодости вы не так беспокоитесь о них, как по мере их взросления. Но 
впоследствии эти припадки стали происходить всё чаще и чаще. 
            Однажды брат Бранхам был дома у мамы, и мы собирались пойти на охоту. В то время с Ларри всё было в порядке, но брат Бранхам вдруг сказал: "Давайте помолимся за Ларри." Я помню, как он просто склонился на колени рядом со стулом и сказал всего несколько слов, попросив Господа позаботиться о нём и исцелить его. Когда он поднялся, он сказал: "Брат Чарли, думаю, что у него никогда больше не повторится один из этих припадков, но если он повторится, снимите с него рубашку и бросьте её в огонь со словами: "Я делаю это в Имя Господа Иисуса Христа". Теперь Ларри - взрослый человек, и у него больше не было припадков. 
БРАТ Бранхам снова и снова повторял нам следующие три правила: мы не должны охотиться, когда сезон уже закрыт, мы не должны набирать белок сверх  разрешённого законом количества, и по воскресеньям мы всегда должны посещать церковные служения. Он говорил: "Ходите в церковь, не пропускайте церковные собрания." Я верю, что и сегодня мы должны следовать этому правилу.
            Я помню, когда мы получили спасение и до того, как мы стали постоянно посещать Скинию, мы посещали церковь Бога, которая находилась неподалёку. Конечно же, они разделяли учение троицы. Однажды в воскресенье брат Бранхам, находясь у нас дома, сказал: "Идите в церковь." Он почти силой заставил нас пойти, и сказал: "Если бы у меня был костюм, я бы пошёл вместе с вами". Итак, мы пошли в церковь и оставили брата Бранхама дома. 
            Вы можете сказать: "Я бы не пошёл." Если бы вы доверяли ему, вы бы пошли.
У НАС были небольшие собаки, которые загоняли зайцев, и брат Бранхам всегда  заботился о них. Это были хорошие собаки. Однажды моя жена на Олдсмобиле 1957 года выпуска переехала одного щенка. Это был крошечный щенок от небольшой собаки, и она переехала его прямо посередине. Бедняжка, он еле дышал, кровь текла из его носа и ушей. 
            Мы охотились неподалёку от дома моей матери, и вместо того, чтобы ехать к ветеринару, она положила собаку в машину и приехала туда, где мы были. 
            Когда она добралась в то место, брат Бранхам уже пришёл с охоты. Моя сестра Руби также была там, и у неё был опыт лечения многих животных. Она сказала: "Брат Бранхам, эта собака умирает. Почему бы вам не пойти и не  пристрелить её, так как ей не выжить. У неё раздавлены все внутренности."
            Брат Бранхам мягко возразил: "Ладно, сестра Вуд, давайте пока не будем делать это." Все кроме брата Бранхама вошли в дом. 
            У дома было крыльцо с высокими ступеньками, где-то на расстоянии 45 сантиметров от земли,  спустя несколько минут брат Бранхам поднялся на крыльцо и вошёл в дом. И когда он это сделал, эта маленькая собачка последовала за ним и запрыгнула на крыльцо.
             Собачка поправилась, а через несколько недель брат Бранхам приехал  поохотиться. Я спросил его: "Брат Бранхам, вы помните ту маленькую собачку, за которую вы помолились и Господь исцелил её?"
            Он ответил: "Конечно, это был просто красавчик."
            Я сказал: "Эта собака пропала примерно неделю назад."
            И я никогда не забуду, как брат Бранхам повернулся, и, посмотрев на меня,  сказал: "Ну, брат Чарли, я думаю, что эта собака куда-то уползла и там сдохла."
            Не думайте, что он не испытывал нас!
            Я сказал: "Брат Бранхам, эта собака не умерла. Она бегала здесь всю прошлую неделю. С этой собакой ничего не могло случиться".
            Позднее я нашёл ту собаку. Оказалось, что какой-то парень украл её, и в конце концов я просто оставил её ему. Не знаю, поступил бы я также сейчас, но тогда я сделал так. Я просто отпустил его.
КОГДА брат Бранхам проповедовал серию проповедей о Святом Духе, и вспомните, что он однозначно сказал, что без Него вы не сможете попасть в Восхищение, и многих из нас это повергло в отчаяние. Я помню, как я вышел в поле за нашим домом и просто ходил и молился. Иногда человек до такой степени входит в Присутствие Божье, что он едва ли может ходить.
            Брат Бранхам знал, что я ищу Святой Дух, и когда он приехал к нам, он сказал: "Брат Чарли, дело в том, что ты ходишь, взываешь, молишься, а Присутствие Божье уже пребывает над тобой. Но проблема в том что ты думаешь,  что Бог далеко, желая, чтобы Он нечто сделал и послал тебе Свой Святой Дух, а Он уже прямо над тобой. Это великое Присутствие, которое ты чувствуешь и есть Святой Дух. Теперь мне нужно уезжать, но я скажу тебе, что если ты не получишь Святой Дух, тогда в следующий мой приезд я пойду вместе с тобой и мы останемся до тех пор, пока ты его не получишь."
            Это меня удовлетворило. Он прислал мне плёнку, и я думаю, что сейчас название этой проповеди изменили, но тогда это послание называлось Вера - шестое чувство, и пока я слушал эту плёнку, я получил Святой Дух. И моя жена также получила Его.
Я ЗНАЮ, что брат Бранхам стал совершенно другим человеком после встречи с созвездием семи Ангелов на горе Сансет (Заката солнца). В конце 1964 года мы вдвоём пошли на охоту. Мы подъехали к тому месту, где он любил охотиться, к месту, которое он называл грязная ложбина, и я знал, что там было много белок. Я сказал: "Брат Бранхам, вы поднимайтесь тем путём, а я пойду этим путём. На том пути, куда я пошёл вырубили лес, и я хотел, чтобы когда он пойдёт своим путём, у него была возможность подстрелить белок. Когда мы пришли в тот вечер, думаю, что я убил двух белок, а у брата Бранхама не было ни одной, и это было непохоже на брата Бранхама.
            Увидев, что я действительно расстроился, он сказал: "Брат Чарли, я хочу тебе кое-что сказать. Я мог подстрелить их. Они подошли прямо к тому бревну, на котором я сидел, но я не стал стрелять в них".
            По моему мнению, у него было гораздо больше любви ко всему живому, чем мы думаем. Это большое отличие, которое я в нём заметил. 
В ТУ последнюю осень, когда он покинул нас, брат Бранхам предчувствовал, что нечто должно было произойти. Он знал, что у него осталось мало времени. В последний раз, когда он был у нас дома, перед тем, как уехать, он два или три раза выходил к машине. Затем он возвратился чтобы помолиться и сказать нам, что  делать, а чего не делать.
            У него была кепка, которую он любил надевать, когда ходил охотиться на белок, и когда я подошёл к машине со стороны его двери, он снял её с себя и надел мне на голову. Я сказал: "Брат Бранхам, я не хочу вашу кепку". 
            Но он сказал: "Давай, бери её, брат Чарли, она мне больше не понадобится". Она до сих пор хранится у меня.
Я ВЕРЮ, что я встречу брата Бранхама на этой стороне. Я верю, что Восхищение уже близко. Я поднимался в те места и прошёл через те леса, и провёл какое-то время там, где он любил охотиться. Я ожидаю, что в один из этих дней он придёт по одной из этих тропинок и тогда я узнаю, что перемена моего тела вот-вот произойдёт.
            Сегодня я размышляю о брате Бранхаме больше, чем раньше. С каждым днём я люблю его всё сильнее. Я люблю то Послание, которое он принёс, и сегодня я верю, что понимаю намного больше того, что он тогда пытался нам сказать. 
            Я радуюсь каждому мгновению, которое я провёл с ним. Всё, что я когда-либо видел в нём, было проявлением Бога. И я верю, что в тот день Бог ходил среди нас, но я не верю, что брат Бранхам был Богом. Я также хочу сказать, как  высоко я его ценю. Он был яркой личностью, но я не делаю из него Господа Иисуса Христа во плоти. Последние несколько лет были лучшими в моей жизни, и всё это потому, что брат Бранхам учил нас тогда, и это становится всё более значимым. То, что он говорил тогда, и чего мы тогда не понимали, теперь становится намного яснее.



Up ^